RPWP 4: Метконосцы-изобретатели.

Метконосцы – изобретатели. Эппл Блум, Свити Белль и Скуталу принимают участие в проводимом завтра в Кантерлотской Школе для одарённых единорогов соревновании изобретателей..

Эплблум Скуталу Свити Белл

Gods in Law

Твайлайт и Селестия уже давно находятся в отношениях, и Твайлайт решила, что настало время представить свою возлюбленную своим родителям. Конечно, Селестия нервничала, но только чутка. Но когда Твайлайт спросила о родителях Селестии, все стало намного сложнее. В конце концов, это всегда немного неудобно, когда ваши родители, в первую очередь, не совсем пони.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Тайна Принцессы.

Не все хорошие пони на самом деле такие хорошие... У всех есть слабости и соблазн поддаться им может быть сильнее их самих и иметь разрушительные последствия...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Опоздавший

Некоторые авторы злоупотребляют глупыми фокусами, чтобы снова предложить читателю лишь классическое попаданчество. - Макс Нетто, доктор технических наук, Филлидельфия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Битва за Кристальную империю

Обеспокоенная защитой Эквестрии, Принцесса Луна, скованная в вольности своих действий из-за миролюбивых соображений сестры, в тайне решает создать личную агентурную шпионскую сеть и гвардию для защиты государства. Из-за чего на плечи юного рекрута Смолета обрушивается не легкая обязанность первого офицера, права, судьба быть солдатом гвардии Принцессы это не самое страшное, что его ждет: трагедии, предательства и дворцовые интриги - все это, падает на судьбу юного Смолета.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Радуга

О пони, никогда не видевшей радугу

Другие пони

Флаттершай: начало

Не так мило и радужно детство Флаттершай.

Флаттершай

Если бы у лошадей были боги

Твайлайт Спаркл задает каждой своей подруге один и тот же вопрос: "Ты веришь в бога?"

Твайлайт Спаркл

2+2=3?

Провалив тест по математике, Анон вернулась домой к приёмной матери, Твайлайт, которая пытается её обучить. К несчастью, математика куда труднее, чем кажется. Выучит ли Твайлайт этот урок? Натворит ли Дискорд что-то хаотическое? Принцесса Селестия -- толстая? Получит ли Анон тортик? Ответ на большую часть -- "да".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Дискорд

Рэйнбоу Дэш и Вандерболты

Раз-два-три-четыре-пять, с детства с рифмой я дружу.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Сорен

Автор рисунка: BonesWolbach

Это не куклы, это пластиковые модели!

Стоял замечательный летний денёк, что, впрочем, не редкость в Эквестрии. Солнце щедро одаривало теплом, птицы задорно щебетали, а Трикси и Кризалис решили выбраться на прогулку. Глубоко в чащах Вечносвободного Леса в теньке под сенью огромных деревьев они устроили привал. И как-то незаметно оказалось, что их копыта и хвосты переплелись так, что и не очень-то и разберёшься, где что чьё.

– О, Трикси, – ахнула Кризалис, когда Трикси прижалась мордочкой к одной из дыр в ногах королевы перевёртышей. – Никто не должен узнать о нашей запретной любви!

– Трикси согласна! – согласилась Трикси и переключила внимание на изломанный рог Кризалис. – Никто никогда не должен узнать о том, что Трикси влюблена в перевёртыша! Трикси не сумеет противостоять агрессии, которую в этом случае обрушит на неё несправедливое общество. Трикси, Трикси, Трикси!

– О, я прекрасно тебя понимаю, – согласилась Кризалис и погладила копытом светлую гриву Трикси. – Это обернётся катастрофой, если меня, Королеву перевёртышей, застанут флиртующей с какой-то шлюхо-лошадью.

– Да! Говори! Говори мерзости о Трикси! У Трикси нет ни достоинства, ни хоть сколько-нибудь самоуважения!

А потом окрестности огласились звуками поцелуев, которыми щедро принялись осыпать друг друга влюблённые кобылы. М-м, м-м, м-м.


– Эй, Твайлайт, что ты там делаешь?

Твайлайт вскрикнула, вскочила с кровати, тут же при помощи телекинеза затолкала под подушку пару пластиковых игрушек и метнулась к книжному шкафу.

– Ничего! – поспешно ответила она, пытаясь вести себя так, как будто только книжки на полках переставляла и ничего более. – Конечно же ничего! Ну не буду же я играть с моими пластиковыми моделями, высмеивая пони, которых я когда-то унизила. Что за глупости!

Спайк вздохнул и почесал подбородок.

– Твайлайт, не могла бы ты заниматься этим, ну, хотя бы в подвале, заперев дверь? Когда я впервые тебя застукал, мне было очень стыдно, а сейчас... ты меня просто огорчаешь.

Твайлайт захлопнула шкаф и плюхнулась на кровать.

– Не раздувай из мухи слона, – фыркнула она. – Ты всё неправильно понял, я ничего такого...

– Бла-бла-бла-бла! – перебил Спайк и пощёлкал когтями возле слуховых отверстий, заменяющих ему уши. – Я ничего этого не слышал!

– А помнишь тот раз, когда нужно было сменить твои простыни, потому что ты...

– ЛА-ЛА-ЛА-ЛА-ЛА! – чуть ли не прокричал Спайк. После чего развернулся и убежал вниз по лестнице. Твайлайт усмехнулась, наблюдая поспешное отступление маленького дракончика.

– Так, что там у нас...


– Пойдём же со мной, Трикси! Покинем этот лес и создадим новую империю больших возможностей!

– Но... – Трикси вздохнула и отстранилась от Кризалис. – Вечносвободный – это дом Трикси теперь. Теперь, когда она не может показаться в цивилизованных местах из-за того, что была унижена и раздавлена умнейшей, привлекательнейшей, величайшей и могущественнейшей волшебницей-единорогом изо всех когда-либо живших! Трикси больше никогда не сможет покинуть этот лес и проведёт остаток своей ничтожной жизни под этими деревьями, поедая шишки, которые являются любимейшей пищей Трикси. Трикси, Трикси, Трикси.

– Но, Трикси... – выдавила из себя Кризалис, протягивая дрожащие копыта. – А как же мы?

– Это невозможно и никогда не будет возможным! – ответила Трикси, подымая глаза, наполненные слезами, ослепительно сверкающими в пятнах солнечного света. – Трикси слишком эгоцентрична, чтобы пожертвовать хоть чем-то, хоть ради кого-нибудь, а ты – мерзкое гигантское насекомое.

– Но… – Кризалис проглотила комок в горле, и её глаза тоже наполнились слезами. – Я могу и не быть мерзким гигантским насекомым! Я могу стать прекрасной лиловой единорожкой с лучшей кьютимаркой из всех, что только могут быть, той, кто нравится всем пони, той, кто содержит самую уютную библиотеку во всей Эквестрии!

– Можешь... Ты... можешь стать? – проговорила Трикси между всхлипами. – Ты можешь сделать это для Три...


– Эге-гей! – донёсся снаружи приглушённый стеклом голос. Голос этот сопровождался настойчивым стуком в окно спальни Твайлайт. Лиловая единорожка вновь вздрогнула и смела прочь с подоконника пару пластиковых игрушек. И только после этого телекинезом отодвинула щеколду и открыла окно, чтобы впустить Рэйнбоу Дэш.

– Рэйнбоу! – взъярилась Твайлайт, надеясь, что ярость её так сильна, что смущение и стыд будут незаметны на этом фоне. – Какого лешего ты здесь делаешь?

Рэйнбоу Дэш моргнула в недоумении.

– Эм, я же говорила, что заскочу сегодня одолжить новую книгу о Дэринг Ду. – Она пропорхала к дальней от Твайлайт стороне кровати и, прищурившись, уставилась на подругу. – А чем это таким ты тут занята?

– Ничем! – соврала Твайлайт.

– А выглядело это так, как будто ты играешь с куклами.

– Это пластиковые модели!

Рэйнбоу Дэш ещё раз хлопнула ресницами и повалилась на пол, сотрясаясь, словно в припадке, приступами хохота.

– Ой... Ёлки-брёвна... Ой, Твайлайт, ну ты даёшь! – выдавливала она из себя сквозь смех. – Играешь в куклы! То есть... Пластиковые модели! Я хотела сказать. – Она рассмеялась пуще прежнего, не обращая внимание на всё более и более суровый взгляд Твайлайт.

С трудом поднявшись на копыта, Рэйнбоу развернулась и двинулась к лестнице на первый этаж.

– Ладно-ладно, не буду мешать и оставлю тебя наедине с твоими куклами, – сказала она, всё ещё посмеиваясь. – Эй, Спайк! Ты никогда не угадаешь, что я только что видела...

После некоторой паузы, в течение которой Твайлайт свирепо глядела вслед Рэйнбоу Дэш, единорожка раскрыла выдвижной ящик стола, и заменила одну из пластиковых фигурок другой, хранившейся в ящике.


Стоял замечательный летний денёк, что, впрочем, не редкость в Клаудсдейле. Солнце щедро одаривало теплом, птицы, которые были вообще-то лошадьми, задорно распевали свои песни. Трикси и Рэйнбоу Дэш решили выбраться на прогулку.

– О-о... Да! – воскликнула Рэйнбоу Дэш, лаская несколько анатомически повреждённую Трикси. – Это потрясающе! Это на на двадцать процентов круче. Вдэшить по полной!

– Да! Говори! Говори ещё больше своих коронных фразочек для Трикси! – произнесла Трикси и обвила копытами Рэйнбоу Дэш. – Расскажи Трикси про Вандерболтов!

– О-о... Да! – снова воскликнула Рэйнбоу Дэш. – Я такая крутая! Мне даже сходит с копыт то, что я не делаю свою работу, то, что я врываюсь без приглашений куда угодно в любое время суток, потому что я такая крутая! Я буду потрясающим вандерболтом, когда-нибудь, даже несмотря на то, что никогда не тренируюсь! Я фантастически быстрая во всём!

– Да! Трикси любит быстрый и не приносящий удовлетворения се...


– Ладно-ладно, вы правы, я немного не в себе.

Пара пластиковых игрушек отскочила ото лба Спайка, заставив маленького дракончика взвизгнуть. Твайлайт развернулась и в который раз за день уставилась на лестницу, где стоял Спайк. Рэйнбоу Дэш зависла в воздухе прямо за ним и скребла копытом затылок, она блуждала взглядом по сторонам, старательно избегая смотреть на единорожку прямо.

– Э-э, Рэйнбоу, послушай, я всё могу объяснить...

Спайк наклонился вперёд и подобрал две игрушечные фигурки, после чего аккуратно положил их на кровать Твайлайт. Это были ярко-синие пластиковые модельки, изображающие пони. Одна из них представляла из себя единорога с очень светлой гривой с лёгким серым контуром, на голове фигурки громоздилась пурпурная шляпа колдуна. Другая – была пегасом с гривой и хвостом, раскрашенными в виде радуги.

– Твайлайт, ты действительно какая-то странная с тех пор, как Трикси бросила тебя, – вздохнул дракончик.