Как мы искали Касаи-Рекса

Небольшой рассказ фотографа об одном странном случае из его жизни.

ОС - пони

Копытца

Бессонная ночь.

Твайлайт Спаркл

1000 лет одиночества

Представляю вам, дорогие читатели, собственную версию превращения принцессы Луны в Найтмер Мун, столь скупо показанную в сериале. Главные герои - свидетели тех драматичных событий, два королевских стражника Брейви Харт и Спарклинг Болт, жившие тысячу лет назад, которые много реинкарнаций спустя родятся Баззом Олдрином и Нилом Армстронгом - первыми людьми, долетевшими до Луны. Но это уже совсем другая история. Хотя, думаю, вы уже догадываетесь, к чему я клоню?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Как мы призывали пони

Несколько брони решают призвать Пинки. Почти успешно. Рассказ о том, что у них получилось, и как они справлялись с появляющимися из-за этого проблемами. Множеством проблем.

DJ PON-3 ОС - пони Человеки

Потомок

Пытаясь составить родословное дерево, Рейнбоу Дэш обнаруживает, что не может найти ничего о семье матери. Может, с помощью Твайлайт она сможет узнать что-то о своих предках?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Гоззо-археолог и камень внутри головы

Очередная экспедиция Гоззо-кладоискателя обернулась камнем по голове

ОС - пони

Скрытая реальность.

Серая пегаска с пузырьками на боку - всем известная Дерпи. Немного странная, немного милая - но что, если и у нее есть свои тайны?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз Доктор Хувз

Песнь Лазоревки

Любая звезда в своё время обречена упасть. Рэйнбоу Дэш оказывается в западне собственного прошлого, но с помощью Твайлайт Cпаркл ей предстоит совершить открытие, что перевернёт весь её мир. Но какой ценой? Посвящается Дональду Кэмпбелу и его "Блубёд", за преодоление границ только потому, что они существовали. Также Стивену Хогарту и группе "Мариллион" за песню "Out of this World", в которой автор (да и я тоже) черпали вдохновение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

"Я это чувствую"

Галлусу не стоило забывать не только то, что он дружит с чейнджлингом, но и то, что чейнджлинги способны ощущать некоторые чувства окружающих. В частности: любовь. Пейринг: Галлус х Сильверстрим

Другие пони

Ограбление по-понивильски

Много лет назад Понивиль был ещё меньше, чем сейчас. Но всё же он был не настолько мал, чтобы в нём не могло произойти первое в его истории ограбление банка. В неповторимом понивильском стиле.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Ссылочи, отсылочки, посылочки...

Глава 1

В которой наши герои только появляются.

ГЛАВА 1
Первая встреча

Яркое летнее солнце нещадно палило, сжигая своими лучами Город. Жаркое, душное, почти осязаемое марево было повсюду. Оно поднималось от мостовой, валило из труб, поднималось вместе с дымом паровых машин, дымчатой пеленой висело над морем. Огромным облаком оно окутывало Город.

Город вдыхал это марево.

Марево пахло теплом, сыростью, хлебом, свежими газетами, рыбой, дымом.

Марево пахло Городом.

Город жил.

Громыхая пролетали по мощеным улицам такси. Тарахтел где-то мотор. Гудок гулко созывал на завод новую смену. Шумно шла разгрузка в порту. Звонко, задорно свистнул проходивший где-то рядом паровоз. Сновали по улице газетчики, выкрикивая заголовки свежих сплетен. Школьники со всех ног торопились на занятия. Распахнулись двери кондитерской, выпуская на улицу удивительный аромат. Торговцы, очумелые от зноя, прятались в тени своих лавочек, но не забывали при этом старательно демонстрировать свой великолепный товар. Пролетела раззолоченная карета, запряженная парой гвардейцев — кто-то явно торопился.

Спешное, суетливое желание жить, жить здесь и сейчас, жить немедленно и на всю катушку заполняло собой город, рекой лилось по улицам, струями било из фонтана, брызгало с солнечными лучами из окон, отражалось в начищенных до зеркального блеска витринах магазинов, смешивалось с сотнями разных звуков и запахов заполняя собой марево, становились его частью, расширяя его, заливая Город.

Город, где гармонично сливалось в единое целое все, что ожидаешь увидеть, услышав сочетание слов: Ворота Страны.

Мэйнхеттан.

Не часто, если честно, тут бывает такая жара. Обычно тут более тщательно следят за погодой. Не удивлюсь, если к вечеру опять хотят устроить грозу — наверняка прошлую неделю пропустили... А мне так хотелось пораньше пуститься в обратный путь! Опять мокрый плащ, грязные ноги, а то и, вот уж, что было бы совсем не ко времени, простуда. А ведь еще и пешком тогда тащиться придется — поездов не будет ни сегодня, ни завтра... Красота! Похоже, лучше будет заночевать где-то в городе...

Примерно с такими мыслями держал я свой путь.

Путь этот вел меня в старую, полузабытую всеми аптечную лавку, расположившуюся в самой глубине старого торгового квартала. Ох, как нравилось мне это место! Здесь можно было увидеть и купить все, что угодно душе или найти нечто, существование чего и не предполагал! Именно в таких местах и натыкаются на блуждающие лавки, торгующие всякими магическими редкостями и исчезающие, стоит тебе ее покинуть*... На нож, конечно, тоже можно наткнуться, но такие мелочи не способны истребить тот дух романтики и авантюризма, что витал над старым городом.

Посередине одной из нешироких, мощеных булыжником улочек шла протока, делившая ее пополам. От воды пахло сыростью и тиной. Гармонично примешивался к тому запах подгнивших деревянных мостков и свай. Похоже, протока служила для каких-то технических надобностей. От берега уходили вниз каменные ступени. Спустившись по ним я увидел низенькую деревянную дверь со стершейся от времени табличкой, которую уже невозможно было разобрать, и знаком аптеки.

Что может быть лучше для аптекарской лавки, чем сухое, темное, прохладное помещение? Видимо, поэтому хозяин и выбрал ей такое местечко — вдали от суеты Мэйнхеттана. Как ни странно, но там, внутри, все было действительно сухо, хотя стоя снаружи трудно было себе представить более сырое место. Старик действительно знал, где обосноваться.

Простите. Я, похоже, не представился. Анноун. Алекс Анноун. С недавних пор — капитан личной гвардии принцессы Луны. Еще совсем недавно, правда, не был я никаким капитаном, а был просто пегасом, непонятно, как и занесенным в этот мир и не знающим, что и делать.

Ну а звание капитана я получил от самой принцессы, во время последней атаки на Кантерлот. Не многие гвардейцы тогда смогли оказать достойное сопротивление. Лишь несколько домов удерживалось офицерами. Я тоже вынужден был принять бой. Ну и кое-чего вспомнил... Метался по улицам, помогая то одному, то другому пони добраться до безопасного места, вырывая жеребят... В общем — помогал кому, как и чем, мог...

Уже после того, как атака была отбита, сама принцесса поинтересовалась, кто я и что здесь делаю. Услышав, что я ищу работу, Луна предложила мне пост внештатного консультанта для ее гвардейцев и звание капитана с небольшим, но ежедневным жалованьем. А ее сестра жаловала приличной суммой битсов и предложила построить на них дом, на что я с радостью и согласился. Правда, в Кантерлоте селиться мне не захотелось, а с иным местом я долго не мог определиться.

Пока не попал в Понивилль. Только там понял, что этот городок для меня идеален. Можно сказать, что я влюбился в него, сразу и навсегда, настолько хорошо, спокойно и как-то... душевно, что ли, там оказалось.

И как-то все потихоньку завертелось и наладилось...

Однако что-то я задумался. Сколько можно торчать перед лавкой?

— Хозяин!

— Есть кто?!

— Не шуми! Чаго шумишь? – из-за ширмы закрывавшей, видимо, притаившуюся за прилавком дверь, показался сухонький седой старичок в чем-то, когда-то, видимо, бывшим белым халатом, накинутом прямо поверх дорожной сумки на спине. — Тута я, не надо шуметь.

— Доставили ли препараты, что я заказал Вам месяц назад?

— Еще нет. Но они обещали привезти все сегодня! Быть может, Вас не затруднит подождать тут часок?

— Почему бы и нет? Там снаружи такое пекло...

Прошел так час или может больше... Не знаю. Я заснул...

Проснулся я от того, что в лавку вошли еще несколько пони.

Трое из них – видимо, торговец и грузчики — прошли в соседнее помещение. Тот, которого я счел торговцем, обронил на ходу:

— Жалованье я тебе уплатил. В Мэйнхеттан доставил. Груз в порядке. Можешь быть свободен.

Я перевел взгляд на четвертого, оставшегося у двери.

И оторопел.

Я не верил своим глазам, но этот белый окрас, эта угольно-черная грива, эти синие глаза, этот небольшой шрам на левом ухе, а главное ЭТА метка...

— Из? Брат? Ты?

На секунду в лавке воцарилось неловкое молчание.

— Алекс?

— Я!

— Братишка!

— Брат!

И мы резко, порывисто обнялись!

— Ну? Ты как? Какими судьбами тут, в Мэйнхеттане? — первым не выдержал я.

— Ветром странствий, и исключительно им, брат! — хмыкнул Из. — Хотя, конечно и надоело это все уже изрядно...

— Неужели "вечного скитальца" потянуло на оседлую жизнь? — с некоторой издевкой уточнил я.

— Ты не поверишь, но – да, — вздохнул Из. — Ну, а сам-то ты как сюда попал? Ты ведь вроде неплохо устроился?

— Ага. Но я порой ношусь по всей Эквестрии по своим надобностям. Сейчас, например, мне необходимы некоторые редчайшие препараты для аптечек. А достать их оказалось весьма непросто.

— Ваш заказ доставлен, — прервал нас старик аптекарь, возвращаясь в лавку и прикрывая за собой дверь. — Можете его забрать.

— Хорошо. Я беру всю партию. Как и договаривались.

— Прикажете сразу погрузить то, что можно, в сумки? Там еще ящик.

— Если можно. Ящик — отправьте почтой, — я взял с конторки карандаш и накарябал адрес на подвернувшемся клочке бумаги.

— Я пойду, наверное, — процедил Из, намереваясь выйти из аптеки.

— Подожди меня снаружи! Я быстро.


Прошла пара минут.

Мы с Изом возвращались в центр Мэйнхеттана. Я со своими сумками, Из пер на себе походный скарб и какой-то непонятный ящик.

Погода, как я и думал, испортилась — начинал накрапывать пока еще мелкий, противный дождь.

— Слушай, — я посмотрел в небо. — А ты не желал бы пойти со мной?

— А куда?

— Ну-у... Сейчас — найти номер на ночь, а в остальном... Почему бы тебе не попробовать найти себя в нашем Понивилле?

— Приглашаешь? Ну, тогда почему бы и нет! Сейчас я совершенно свободен.

— Отлично! Но для начала давай все-таки поищем номер, а уже утром – отправимся?

— Идет.

Я постарался припомнить все отели, что знал в этом городе. Честно сказать, давалось это нелегко. Хотя я и не страдаю топографическим кретинизмом, но все же в Мэйнхеттане мне приходилось бывать не так часто, чтобы с уверенность найти дорогу ко всем из них.

— Кажется, в нескольких кварталах отсюда что-то было…

— Ну… Пошли поищем!


— Кошмар! — я поглубже натянул плащ. — И номера нигде ни одного, и льет как...

— И не говори...

— Хорошо хоть ящик с лекарствами почтой отправился, а то еще и его тащили бы сейчас.

Мы плелись по серой, сырой и противной улице в бесплодных попытках найти хоть что-то, где можно было бы заночевать уже, наверное, третий час. Нет, можно, наверное, было бы попробовать что-нибудь непривычное, например, устроиться на облаках, выше дождя, но... Как бы это сказать... Не знаю, как для Иза, а для меня это было крайней мерой. Не привык я к таким упрощениям. Для меня всегда, если только это не касается выполнения порученной работы, упрощение не является лучшим путем. Я стараюсь подобные неприятные многим моменты, обернуть на пользу себе – сейчас, мол, потерпишь – потом будет проще. Тренировка, своего рода. Да и, откровенно говоря, летаем мы с Изом не то, чтобы очень. Уж лучше поискать ночлег тут, на земле, пока есть такая возможность.

Я остановился. Что-то привлекло мое внимание. Прислушался.

— Ты чего? — озадаченно спросил Из.

— Этот звук там, от той кучи картонных коробок в проулке! Мне он кажется смутно знакомым... Вот же... Глупо звучит, но я не знаю, как еще тебе это объяснить. Погоди-ка здесь!

Я подошел к коробкам, пригляделся... И снова, не в первый раз за сегодня, не поверил своим глазам, когда из-под коробок на меня подняла взгляд несчастная серая поняшка с поразительными желтыми, косящими в разные стороны глазами.

— Дерпи? Дитзи Ду?

— Ага! Вроде я... И это... Привет, Алекс.

— Что ты тут делаешь?

— Сижу, что же еще?

— Э-э-э... Кхм! Логично... Но что тебя занесло в такую даль от Понивилля?

— Сюда заказали посылку сверх скорой доставкой, и видно не было других вариантов, кроме как меня послать. Посылку-то я доставила, хоть и не без проблем, но при этом, похоже, здорово ушибла крыло. А тут еще и ночь... И ночевать негде... А ты тут как оказался?

— Да все опять по делам гвардии бегаю. Слушай! А давай с нами? Найдем, где заночевать, а утром выдвинемся в Понивилль?

— Ну... Я не знаю...

— Я приглашаю!

— Ну ладно!

— Э-э-э! Брось ты эту дрянь! — всполошился я, видя, что Дерпи пытается прихватить с собой коробки, как укрытие от усилившегося дождя. — Залезай лучше ко мне под плащ он широченный, места хватит!

— Из!

— А?

— Рад представить — Дитзи Ду! Наш, Понивилльский почтальон и, по-моему, лучший!

— Ой...- смутилась Дитзи.- Захвалил... И зовите меня Дерпи! Привыкла уже, для меня это даже забавно.

— Очень приятно! — поклонился мой брат с неожиданным изяществом. — Чадье! Из Чадье!


Прошло еще некоторое время...

— Ура! Тут есть номер! — просветил всех я. — Правда всего одна комната с двумя койками и диваном.

— Ерунда! Поместимся! Был бы номер, — хмыкнул брат.

— Верно! — поддержала Дитзи.

Мы и в самом деле неплохо устроились.

Номерок оказался самым скромным: беленые стены, дощатый пол, пара кроватей, тумба, небольшой диван, стеллажик с пустыми полками, традиционный круглый стол, коврик на полу да подвешенная под потолком масляная лампа — вот и все его убранство. Даже окна не было. Хорошо хоть уборная и душ были свои.

Пока Дерпи заняла душ, я стал накрывать на стол...

— Мда.. Негусто получилось, — заметил Из.

— Яблоки, маффины да яблочный сидр. Все, что было в рюкзаке... — извинился я.

На слово маффины появилась Дерпи, и мы кинулись поедать мой скромный НЗ.

За ужином мы договорились о раннем выходе и, ввиду этого, почти сразу завалились спать...

Я долго не мог уснуть и смотрел на спящую Дерпи.

Из, похоже, тоже...

Дерпи улыбалась во сне.