Не в метке дело...

В Эквестрии появляется жеребёнок, которому не дали имени. Не успели. И, сбежав от приёмных родителей, так и не давших ему имени, он хочет найти себе призвание. Или, хотя бы, своё имя.

Другие пони ОС - пони

Вечно молода

«Никто не говорил, что дружба между Флаттершай и Дискордом будет идеальной. А разница между их продолжительностями жизни отнюдь не помогала, но эту проблемку Дискорд может решить шелчком когтя, конечно, до тех пор, пока Флаттершай не догадается. Всё же Дискорд не из тех, кто легко сдаётся. Он сделает всё, чтобы сохранить своего единственного друга. Всё что угодно.»

Когда закончится война

Самый спорный фанфик, вызвавший бурю негодования, вызвавший бурю гонений и всего прочего. Графомания во все щели. Долго ходили споры о чем этот фанфик - о пони или нет? Наверно теперь мне стоит признать. Нет, это фанфик не о пони - он о людях, на которых волей автора были одеты маски пони. И о ужасах войны. Выкладываю для того, чтобы оно просто было.Ошибки проверял и занимался вычиткой: его величество Orhideos(А еще я графомански умудрился написать в трех строках трижды слово "фанфик"... старею)

Всадники

Предыдущие Всадники Апокалипсиса бесславно пали. Чисто случайно их место заняли новые, более юные Всадники. Смогут ли они познать истинную магию дружбы самопожертвования, и любовь (куда ж мы без любви)?

Любовь и груши.

Это планируется как сборник небольших эротических историй про двух кобылок, Бампи Хув и Шайни Клауд. Собственно, это клопфик и задумывалось как клопфик, поэтому прошу в комментариях не трындеть типо: "Фу-у, лесбиянки и клоп!", а лишь просто пройти мимо. Также, есть огромная просьба не ставить минусы необоснованно, а причину указать в тех же комментариях. Главы будут выкладываться довольно медленно, ибо я занят одним масштабным проектом, извините уж. Всем удачи и бобра.

Другие пони ОС - пони

Хрупкая Принцесса

«В самый длинный день через тысячу лет, звезды помогут ей сбежать.» Селестия была готова столкнуться в битве с Найтмер Мун. То к чему она не была готова, так это столкнуться с ней, лежащей в больничной кровати.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Голодные тени

Вы никогда не задумывались об ужасах, что таятся вдали от обжитых уголков иллюзорно счастливой Эквестрии? Даже за тысячу лет милые пони не изучили как следует свою обширную землю, отнюдь не пустовавшую до прихода трёх изначальных племён. Именно там, среди чудес и загадок далёкой древности порождения хаоса ждут своих жертв.

Другие пони ОС - пони

Человечий фетиш принцессы Селестии

Принцесса Селестия позволяет себе немного горячего человечьего порно после тяжёлого рабочего дня

Принцесса Селестия Человеки

Кобальт

Небольшой рассказ, написанный за две ночи. История повествует о том, как странно иногда приходит к нам её величество Счастье.

Другие пони ОС - пони

Доктор Джекилл и мистер Хайд

Однажды Доктору Хувзу пришло письмо от его давнего коллеги и лучшего друга детства в одном лице - Доктора Генри Джекилла. После прочтения Хувзу стало ясно, что Джекилл был одержим одной гениальнейшей и в то же время опаснейшей идеей. Для рода понячьего Доктор Генри хотел сделать только лучше, но получился мистер Эдвард Хайд.

ОС - пони Доктор Хувз

Автор рисунка: Devinian
Глава 4 СЛОВАРЬ СЛОЖНЫХ, НЕПОНЯТНЫХ И ЗАБАВНЫХ СЛОВ

Глава 5

В которой начинает происходить что-то странное.

ГЛАВА 5
Первый ужас

Стоял теплый летний вечер. Аромат отцветающих яблонь, готовящихся принести новый урожай, распространялся по саду. Небо начинало темнеть.

Вот уже третий день, как Из и я прибыли в Понивилль, а приступить к поискам работы для него мы смогли только сейчас. Попросту говоря, мы только проспались после двух вечеринок-то подряд.

Мы стояли на краю яблочного сада и беседовали с Эплджек по поводу возможности нанятия Иза на подсобные работы.

— Ну, че? Значит, решено, да? Повторюсь, шо платим-т мы не особо, но, кстати, можем подсобить с едой, если че, — еще раз уточнила ЭйДжей.

Мы с Изом еще раз переглянулись.

— Да не, ЭйДжей, все... — начал я.

Откуда-то со стороны Леса я услышал крик. Негромкий. Почти на грани слышимости. Крик страха. Боли. Отчаяния.

Крик Скуталу.

Я не успел ничего подумать.

— ЛЕС!!! — проорал я остальным, не успевшим ничего сообразить, и дикими скачками понесся на крик.

Я летел вперед не разбирая дороги. Помогая себе крыльями.

Начался лес.

Ветви хлестали меня по лицу, норовя выбить глаз.

Я легко мог сломать ноги об корни.

Плевать.

Только вперед.

Только успеть.

Крик резко прервался.

В ту же секунду я вылетел на тропинку.

Посреди нее лежала Скуталу.

Какая-то тварь заносила над ней лапу, готовя последний удар.

Я не думал.

Я просто врезался в тварь, снося ее с дороги.

Мы вдвоем, кувыркаясь, полетели в кусты.

И началось.

Черная шкура.

Яркие, светящиеся красным глаза.

Когти, размером с мое копыто.

Зубы, могущие запросто перекусить мне шею.

Тошнотворное дыхание на моем лице.

И какой-то дикий, первобытный ужас, исходящий от этого... существа.

Я не знаю, сколько все это длилось. Возможно несколько секунд, но мне казалось, что часами.

Я не бился на равных.

Я дрался за жизнь.

В какую-то секунду я вспомнил про надетую на меня портупею и нож на своем плече...

Что-то темное и липкое облило меня.

Тварь издала дикий визг. Такой, что на какое-то время я оглох.

Что-то белое с дикой силой ударило тварь, сбив ее с ног и заставляя бежать.

Из понесся за ней.

Я лежал на земле.

Слева от меня, посреди тропы, неподвижно, сжавшись в крошечный, испуганный комочек, лежала маленькая рыжая пегаска. Ее сизые глаза неотрывно смотрели на меня.

Я резко поднялся.

Все тело отреагировало тупой, ноющей болью в мышцах.

— Скуталу! Ты меня слышишь? — подошел я к пегаске.

— Да... — очень-очень тихо ответила она.

— Ты в порядке?

— Я не... не знаю. Нога...

— Дай-ка я гляну...

Через все правое бедро Скуталу, там, где со временем появится метка, сейчас тянулся след от когтей.

Я выругался и достал аптечку.

В это время на дорогу вылетела взмыленная Эплджек:

— Ну... вы... ребят... даете! Не угнаться!

Тут она заметила лежащую Скуталу и аптечку передо мной.

— Какого Дискорда тут случилось?

— Какая-то тварь напала на Скут, — пояснил я. — Я и Из ей помешали. Тварь сбежала. Из пустился за ней. Потерпи немного, Скут! Сейчас я обработаю рану!

Рыжая зажмурилась. На глазах выступили слезы.

— Ну вот! Вот и славно! Осталось наложить повязку и можно заняться мелочами! Все еще больно?

— Ага... — прошептала она.

— Секунду! — я достал из АИ крохотный шприц. — Вот так! Должно помочь.

— Спасибо...

— Ничего! Бодрее Скут! А теперь займемся расклейкой пластыря!

— Ага...

ЭйДжей обиженно ругнулась:

— С-с-сено мне в рот... Даже не знаю че и делать-т. Давай хоть те с пластырем помогу — сам-т на ся не наклеишь...

— А чего тут поделаешь? Надо дождаться Иза, потом решать, — я прислушался. — А вот, похоже, и он ломится...

На тропинку вышел усталый, помятый и покарябанный Из.

— Ушла с-сено... гнилое... Что хоть за тварь это была?

— Не знаю.

Я, как мог, описал тварь ЭйДжей.

— Не... Никогда даже и не слыхала о таких в Лесу. Эт пострашнее мантикора будет...

— Да уж... — не удержался я. — Куда там мантикору...

— Че будем делать дальше, а, сахарок?

Я глянул на небо. Быстро темнело.

— Вот что. Возвращайся на ферму — предупреди всех. Мы с Изом и Скуталу — к нам домой. Не возражаешь, Скут?

— Н-нет...

— Вот. А завтра — будем во всем разбираться.

— Ну че? Годный план. Справитесь тут, если я прям ща пойду?

— Конечно! — вставил Из. — Давай!

— Удачи ЭйДжей!

Эплджек махнула ногой на прощанье и быстро скрылась.

— Так. Скут?

— Да?

— Залезай на меня.

— Да я и сама... Ай! Могу.

— Без разговоров. Из! Подсади-ка ее.

— Ща! В момент.

Из мягко ухватил рыжую за загривок и посадил на меня.

— Так. Если я не ошибаюсь, то эта дорожка выведет нас прямо к дому. Из? Ты как насчет пойти сзади — прикрыть нас с тыла?

— Алекс, ну чего ты спрашиваешь-то? Пошли!

И мы тронулись.


Стемнело действительно очень быстро. Если солнце над Понивиллем только начинало садиться за горизонт, то тут, в Лесу уже наступили сумерки. Передвигаться приходилось очень осторожно и тихо. Особенно учитывая, что эта тварь может быть где-то поблизости. Нервы у всех были на пределе. Любой шорох мог оказаться началом атаки...

Спиной я почувствовал, как дрожит Скуталу, и поднял крылья. Не столько, чтобы укрыть ее, сколько чтобы успокоить.

Да и нам с Изом сейчас ничего так не хотелось, как оказаться дома, в тепле и уюте.

Слава Селестии — Лес наконец закончился! Впереди блеснуло из-за веток вечернее небо, обагрённое садящимся солнцем. Смутно замаячили на горизонте знакомые очертания дома. Легкий холодок продрал по коже — одно из защитных заклинаний Твайлайт сработало, но распознав в нас хозяев — отступило.

Тяжело закрылась за спиной окованная дверь.

Мягко стукнули засовы.

Тихо засветился зачарованный Твай кристалл на столе, давая мягкий, тусклый, рассеянный свет.

— Добрались, — выдохнул я, мягко опускаясь на пол и давая слезть Скуталу.

— Да, — выдавил Из.

— Пойдем-ка проверим дом и зажжем свет.

— Идем. Но расслабляться нам с тобой рановато.

— Угу. Неплохо бы разобраться, что это была за тварь.

Мы прошлись по дому, зажигая свет, и вернулись в гостиную.

— Может Скуталу что-то больше разглядела? — предположил Из.

— Скут?

...

— Скут...

Она спала. Похоже, просто дошла до ковра рядом со столом и отрубилась. Оно и понятно.

— Тише Из!

— Вижу.

— Давай-ка так. Я подготовлю все, что нужно по дому, а ты пока состряпай чего-нибудь на кухне. Ты конечно не шеф-повар, но уж чего-нибудь найди там?

— Хорошо, так и сделаем.

Подготовка дома не заняла слишком много времени.

Я согрел воду в ванной, благо рана у Скут была скорее неприятной, да и смена бинтов уже лежала рядом, и подготовил одну из спален. Как раз ту маленькую в подземном этаже.

— Скут, — тихо позвал я. – Скуталу!

— А? Ч-что? Я не... не сплю я.

— Вставай, пойдем. Нужно привести тебя в порядок, — я мягко подтолкнул ее носом.

— А? Ладно, пойдем...

Минут через двадцать я вошел в кухню.

— Все готово?

— Да, однако, тут немного-то и было.

Мы накрыли стол в гостиной. Бутерброды, зелень, яблоки и маффины. Графин с соком.

— Вроде ничего, — я критически оглядел получившийся натюрморт. — Но надо будет все-таки затариться.

По лестнице поднялась чистая и посвежевшая Скуталу.

Во всем этом был расчет: ванна и еда, как известно, неплохо успокаивают нервы.

Мы уселись за стол, но беседа так и не склеилась. Мы с Изом больше молчали, ожидая, наверное, что Скуталу начнет первой. Она не начинала. Ела, в прочем, тоже скорее для виду.

В конце концов, я заметил, что она снова стала клевать носом, и предложил показать ей комнату. Скут согласно кивнула.

Через несколько минут мы с Изом вновь сидели за столом, но уже вдвоем.

— Надо попробовать что-то узнать об этих тварях, — первым предложил он.

— Ну... У меня уже есть пара задумок на завтра.

— Выкладывай!

— Во-первых, я думаю, что неплохо бы порыться в библиотеках. Сегодня — можно в моей, там вроде были справочники по "лесным" тварям. А завтра наведаемся к Твай. Уж там точно чего-нибудь да есть.

— Логично, — согласился Из. — А во-вторых?

— А во-вторых если кто и разбирается во всем, что происходит в Лесу, так это Зекора. Думаю, нам стоило бы к ней наведаться. За одно и познакомишься.

— Не знаю, кто это такая, но тебе виднее. Добавить мне нечего. Так и поступим.

Неожиданно по дому разлился тихий, мелодичный звон.

— Это еще что? — вскочил Из.

— Расслабься. Помнишь мороз по коже на подходе к дому?

— Ну... Да, и?

— Это одно из охранных заклинаний. Что-то вроде дверного колокольчика, только у этого колокольчика нет шнура. И колокольчика. Оно предупреждает если к дому кто-то подошел.

— Кого может принести? Ночь скоро!

— Вот и посмотрим, — поднялся я, направляясь к двери.

Ярдах в двадцати от порога, таков был радиус второго заклинания, не пропускавшего никого, кроме хозяев дома, стоял большой ящик. А рядом с ним серела фигурка выдохшегося почтальона.

— Дерпи?

— Ага. Привет. Но если что — то это не я! — устало пошутила та.

— Уж не медикаменты ли это прибыли?

— Вот чего не знаю, того не знаю. Но еще пара таких ящиков и мне точно понадобится врач...

— Вот я болван! Проходи давай! Будешь сегодня гостем!

— Ну...

— Сама посмотри — время позднее, куда тебе сейчас по темноте переться? А у нас еда, сок... Маффины!

— Эх, — улыбнулась Дитзи. — Знаешь ведь слабость-то мою! Ладно! Уболтал! Останусь!

— Ура, — тихо улыбнулся я в ответ.


Конечно, за едой мы кое-чего разболтали, чтобы объяснить присутствие Скуталу. Но пока без подробностей. Собственно даже про тварь пока ничего говорить не стали.

Хотели просто свести разговор на болтовню, но я вынужден был извиниться и отойти.

Дело в том, что я услышал какие-то звуки снизу.

Через секунду я вернулся, взял на кухне молоко, масляную лампу с полки, и вновь удалился, никому ничего не сказав.

Я зажег лампу и вошел в комнату, озаряя ее неярким, но теплым светом. Поставил лампу и молоко на тумбу у кровати.

Скуталу стонала.

Было видно, что ей снится кошмар, но, похоже, сама она была не в состоянии проснуться.

— Ску-ут, — я присел на край кровати и легонько потряс ее.

...

— Скуталу, — я потряс сильнее.

— А!! А?! Кто?! — с ужасом в глазах подскочила в кровати рыжая.

— Тише, Скут! Спокойно. Это только я — Алекс.

— А...

— Ну? Успокоилась?

— Д-да...

— Выпей.

— Ч-что это?

— Молоко. Пей.

— Угу, — Скуталу села, придвинулась ко мне и сжала копытцами чашку, судорожно глотая. Зубы звонко клацали по краю.

— Лучше?

— Да... Немного... Алекс?

— Да?

— Я... Я просто хот-тела сказать... Ведь если бы не ты тогда ме-меня, наверное, уже... уже... не было бы, да?

Хотел бы я сказать что-то другое. Но что я мог сказать?

— Наверное, да, Скут.

— Я... хотела сказать... Сп-пасибо тебе... Спасибо, что успел.

— Конечно я успел. Обязан был успеть, Скут.

Я видел, что она еще нервничает.

— Что-то не так?

— Да нет... просто теперь... все как-то совсем по-другому видится когда... чуть не... Просто не знаю... что будет завтра... Боюсь представить.

— И об этом был сон?

— Да. Об этой твари... и том, что... если бы ты не успел.

Я приобнял Скуталу крылом. Она еле заметно дернулась.

— Скут... Я не знаю, что там будет завтра, я не говорю, что я всегда буду рядом. Но знай, что пока я жив, пока я еще дышу — ты всегда можешь положиться на меня. У тебя всегда будет друг и... — на секунду я запнулся. Даже для себя это пока звучало чем-то невообразимым, хотя я давно был готов к этому моменту и ждал его. Выдохнул: — И дом, где тебя всегда ждут.

Скуталу резко, со свистом вдохнула и замерла, уставившись в одну точку.

Я ждал.

— Ты... Ты знал? Ты, что шпионил?! Или Радуга все-таки рассказала?!! — голос Скуталу трудно было описать. Тихий крик, полный страха, гнева, чего-то еще... Чашка упала на пол. Маленькие копытца сильно ударили в мою грудь.

— Нет. Просто заметил тебя однажды на рынке. С яблоками. Ну и... со временем догадался. А про Радугу я ничего не знаю.

Она смотрела на меня.

Я на нее.

Слова больше не были нужны.

Скуталу нервно тряслась.

— Я... — тихо начала она. — Я просто... Алекс... Прости!

Скуталу уткнулась лицом в мою грудь...

Мокрые дорожки побежали по мне...

Ее прорвало. Быть может, первый раз за все то время, что ей приходилось терпеть. За всю боль и обиды, ей пережитые.

Я плотнее укрыл ее крыльями и прижал к себе.

И вздохнул. Наверное, это было лучшей реакцией на мои слова.

Скуталу постепенно затихла...

— Ну? Скут? Ску-ут! — я слегка отодвинул ее. — Ну? Все ведь у нас неплохо? Да?

— Да... н-наверное...

— Просто теперь в Понивилле стало на одного пони меньше тех, от кого надо что-то скрывать, да?

— Д-да. Т-только не рассказывай, больше никому, ладно?

— Обещаю, — чуть улыбнулся я, приподнимая нос Скуталу копытом. — Тут только ты вправе решать, кто и что должен знать. Просто знай, что у тебя стало на одного верного друга больше.

— Ага, — вернулась мне моя слабая улыбка.

— А если так, так чего горевать?

— Нав-верное нечего.

— Именно. Нечего! — улыбнулся ей я. — Ведь теперь у тебя есть куда прийти, и есть еще один друг, которому можно рассказать. А это значит что?

— Что?

— Что решение любой проблемы найдется! То, что сложно сделать одной — вместе намного проще! Верно?

— Верно, — кивнула она.

— Значит, сможем? — снова улыбнулся я.

— Сможем! — улыбнулась Скуталу. И обняла меня.

И если бы кто-нибудь сейчас вошел, то в теплом, греющем свете лампы увидел бы сидящего на кровати большого и сильного серого пегаса, укрывшего крыльями прильнувшую к нему маленькую, рыжую пегаску.

Счастливую пегаску.


— Скут?

— Да?

— Может, все-таки чего-то перекусишь?

— Наверное, стоит.

— Тогда погоди минутку! Я быстро.

— Ага.

Я пулей метнулся вверх по лестнице, пролетел гостиную и вломился в кухню. Если бы там были двери — их бы просто снесло.

— Алекс! В чем дело?

— Ничего, ничего, — я схватил сок, яблоки и маффин. — Просто Скут есть захотела.

— А, что ты там вообще делал?- не унимался Из.

— Как-нибудь потом это обсудим, ага?

— Ну...

— Алекс! — окликнула меня Дерпи.

— Да?

— Тут Из мне немного рассказал, что сегодня было...

— И?

— Где мне лучше расположиться на ночь так, чтоб Скуталу было спокойнее?

— Ну... Если тебя не затруднит... Там рядом с лестницей есть диванчик. А второй, пожалуй, займу я сам. Пошли, я покажу.

— Скут! А вот и я!

— "Быстро", да?

— Задержали.

— А тут, что есть еще гости?

— Да. Сегодня с нами ночует Дерпи.

— Здорово. Чем больше, тем безопасней.

— Ага. Ешь давай. А уж если говорить про безопасность, так ты сейчас в самом безопасном доме в Эквестрии! Я ведь в него вбухал все деньги, полученные от Селестии. На зарплату офицера я бы его не потянул. Скажу коротко: никто, кем бы он ни был, сюда не проникнет. Тем более, что мы с Дитзи будем ночевать на диванах в коридоре, а слух у нас очень чуткий. Особенно у нее.

— Спасибо, Алекс! — растроганно хлюпнула Скуталу.

— Скут! Не кисни! — я снова приподнял ее нос копытом, заглянул в ее сизые глаза и улыбнулся.

— Не, я ничего! – покончила она с соком и зевнула.

— Ну... — я притушил лампу. — Попробуй заснуть!

— Ага.

— Доброй ночи Скут!

— Спасибо, и тебе доброй!

И я, оставив лампу светить в самую малую силу и приоткрытую дверь , удалился.

Дерпи уже дремала на диване.

Все, что оставалось нам с Изом — обойти дом и все еще раз проверить.

Вернувшись, я не удержался и заглянул в комнату еще раз.

Скуталу улыбалась во сне.