Спокойной ночи, Свити Белль

Свити Белль никак не может уснуть. К счастью, Рэрити всегда позаботится о своей младшей сестре. Однако, у младшей сестры другое мнение…

Свити Белл

День теплого очага

День теплого очага - это время семьи и радости. Одна из главных традиций этого самого красивого праздника - подарки для юных пони. У одного маленького жеребенка есть только одно желание. Желание, которое никогда не сбудется.

Эплблум

Пламя предательства

Принцессы объединили Эквестрию под своё крыло, стали её духовными наставниками и верными защитниками. Время шло, и они закономерно обратили своё внимание на Сталлионград. Вот тут-то и начинается моя история.

ОС - пони

Изумрудные глаза

Любовь Спайка к Рэрити не угасла даже за пять лет. Пять лет, которые дракончик потратил на безответные признания. Однако, может теперь ему улыбнется удача и он будет наконец счастлив со своей возлюбленной?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Твайлайт Спаркл играет в куклы

Твайлайт Спаркл – единорог, и у неё большие проблемы...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Кризалис

Живая книга Кантерлота

Далеко не все пегасы стремятся быть среди потоков ветра, свободы неба и освежающих прикосновений облаков. Находятся и те, что выбрали своим окружением пыль библиотеки, строки старых рукописей и историю, которая порой не имеет начала и точно не имеет своего завершения. Один из таких, Скорпи и его питомец Дрифтик, оказываются в центре событий, последствия которых сказались на ходе истории как камень брошенный в водную гладь.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Твайлайт обречённая

Твайлайт Спаркл доводилось сталкиваться с Найтмэр Мун, Дискордом, Королевой Кризалис и уймой прочих врагов и проблем. Но наконец ей попадается достойный противник. Клейкая лента.

Твайлайт Спаркл

Закат, не ведущий к темноте

Что ж в сердце гор? Да — Башня, Боже мой! Покрытый мхами камень, окна слепы И — держит мир собою?! Как нелепо! Несет всю силу мощи временной? Над ней летят века во мгле ночной, Пронзает дрожь меня, как ветра вой! (Роберт Браунинг, "Чайльд-Роланд до Темной Башни дошел") Есть только одно правило без исключений: перед победой идет искушение. И чем величественнее победа, которую предстоит одержать, тем сильнее искушение, перед которым надо устоять. (Стивен Кинг, "Тёмная Башня") Попытка исторического детектива про прошлое и немного будущее Эквестрии, вдохновлённая лекциями "Ламповых посиделок" про историю арийских племён

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Принцесса Миаморе Каденца Старлайт Глиммер Санбёрст

День Согревающего Очага для одной принцессы

В Эквестрии наступает день, когда любое чудо может свершиться...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Пока идет дождь...

В финале 7 сезона мы встретили нового злодея - Пони Теней, внутри которого был спрятан одинокий и непонятый никем пони по имени Стигиан. Когда-то он встретился с Тенью и присоединился к ней, поклявшись отомстить Столпам. Благо, сейчас он стал вновь хорошим. Однако как же эта встреча с Тенью произошла? Что чувствовал в этот момент Стигиан и как его убедили в необходимости мстить Столпам? Да и вообще: какова была его жизнь до становления Пони Теней? Предлагаю разобраться.

Другие пони

Автор рисунка: Noben
Дружба Честность

Смех

Бутик Карусель изменился за прошедшие десятилетия. У Санстоуна было столько же места, сколько и у Рэрити, если не больше. К манекенам и стойкам с одеждой добавились стеклянные витрины, на которых были выставлены браслеты, ожерелья, серьги и броши. Кроме того, там были и знаменитые работы Рэрити, но большинство из них не продавалось. Рэрити уже не могла уделять работе так много времени, как раньше, но, тем не менее, когда она работала, то делала это все с тем же увлечением, что и всегда.

 — Повернись-ка немного налево, дорогуша, — сказала Рэрити. — Нет, не «твое» налево, а «мое». Да, вот так идеально! Не шевелись. — Рэрити извлекла из подушечки целый арсенал булавок и пролевитировав их в сторону золотистой земной пони, использовала их для подгонки её белоснежного платья по фигуре. — Это не займет много времени. Я уверена, в этот замечательный день ты будешь выглядеть идеально.

— Да, я тоже так думаю, — сказала Хони Пай (Honey Pie) , пока ее тянули туда-сюда, дергая и стягивая платье. — На самом деле оно уже выглядит идеально. Ты уверена, что нужно что-то менять?

— Ну конечно, — сказала Рэрити. — Твой отец попросил внести несколько изменений в платья подружек невесты, так что и твое надо поменять, чтобы они сочетались.

— Папа! — Хони Пай бросила раздраженный взгляд на земного пони. — Зачем? Их платья были очень хороши.

— Замуж выходят только однажды, Хони, — сказал Шеферд Пай (Shepherd Pie). — У тебя должно быть что-то получше, чем просто «хорошо». Новые платья лучше подходят к свадебным декорациям.

— Но теперь нам нужно собрать эти платья, поменять их и вернуть обратно, не перепутав! Кто знает, что может пойти не так?

— Я уже позаботился об этом. — Шеферд Пай положил на спину дочери переднюю ногу кремового цвета. — Доверься мне. Ты попросила меня распланировать твою свадьбу и во имя голубого неба, все идет по плану.

— Он совершенно прав, — сказала Рэрити. — Тебе повезло, что есть кто-то, достаточно талантливый для координации всех этих деталей.

— Ага. — Кивнула Хони Пай. — Не знаю, что бы я без тебя делала, пап.

— Ха! Думаешь я так хорош в этом? — сказал Шеферд Пай. — Ты не видела в действии свою бабушку. Готов поклясться, у нее есть какое-то седьмое чувство!

Звякнул колокольчик над парадной дверью и в магазин вошла Твайлайт Спаркл. Хони Пай поклонилась.

— Не шевелись, дорогуша, — сказала Рэрити. — Мы еще не закончили.

Хони Пай уставилась на Рэрити широко открытыми глазами. — Но, но, Принцесса! Здесь!

Шеферд Пай ухмыльнулся. — Не волнуйся Хони. Это просто Твайлайт. Она не кусается.

— Все в порядке. — сказала Твайлайт. — Я здесь не официально. На самом деле я просто пришла забрать свое платье для свадьбы.

— Конечно — сказала Рэрити. — Я закончила перекраивать его перед тем как мы ушли вчера. Нам не хватало тебя, ты же знаешь.

Мне жаль, что я не смогла прийти. — ответила Твайлайт — Рейнбоу не захотела идти к могиле и я не могла оставить ее одну. Ты знаешь, как все это тяжело для нее.

Рэрити кивнула. — Ей повезло, что у неё есть такой друг как ты.

Разговор с ней помог и мне, — сказала Твайлайт — Она не единственная, кто страдает. Её глаза остановились на Шеферде и Хони. — Поговорим позже. Тебя ждет работа.

— О, я почти закончила, дорогуша. Ты остановишься на ферме Сладкое Яблоко?

Твайлайт кивнула. — Я планирую зайти и повидаться с Флаттершай. — Это не было ложью, она действительно решила посетить её сейчас. И заодно появился хороший повод размять крылья.

— Великолепно! Не могла бы ты захватить с собой её платье? Вон то, которое лежит у двери.

— Рада помочь. — Твайлайт подхватила магией оба платья и аккуратно положила их в седельную сумку. Она улыбнулась, выйдя из магазина. Ей было приятно видеть, что Рэрити все еще была активной, не смотря на своё состояние.

— Эй, Твайлайт! Вот ты где.

— Привет, Рэйнбоу Дэш — Твайлайт вытянула шею вверх, чтобы посмотреть на то, как спускается подруга. Рэйнбоу заложила широкий вираж, и, медленно теряя скорость и высоту приземлилась. — Как ты себя чувствуешь?

— Ну, я тут подумала. Помнишь, как ты превратилась в принцессу?

— Конечно. — Это было не то событие, о котором можно было бы забить. Десятилетия назад, когда сила друзей захлестнула её, ощущение тепла и целостности было ошеломительным. В тот день она полностью постигла Элементы гармонии и присоединила к своей душе сущности пегаса и земного пони. Теперь она и не представляла свою жизнь без этого.

— Как думаешь, смогла бы ты сделать что-то подобное еще раз? Я хочу сказать, что я знаю, мы… — Дэш сглотнула. — У нас больше нет всех шести Элементов, но все те вещи, которые ты говорила, когда мы победили маму Спайка, о том, что все Элементы теперь в тебе, потому что ты аликорн. В любом случае, как думаешь, это может сработать?

— Думаю, теоретически это возможно — сказала Твайлайт. — Все элементы на самом деле существуют в каждом пони, но как правило лишь малой частью. Я не знаю, сможет ли любой пони использовать настолько мощное заклинание без всех шести носителей. Я, скорее всего, не смогу. Может у Селестии получится. Надо посмотреть примечание Старсвирла в… — Она заставила себя вернутся к реальности. — А почему ты спрашиваешь об этом?

— Что значит “почему”? Потому что ты сможешь сделать это с нами!

— Ох… — Твайлайт кивнула — Это было бы чудесно, не так ли? Ты, я, Флаттершай, Пинки и Рэрити… Я не знаю. Бессмертие — это большая ответственность. Селестия ясно дала это понять. Я думаю, что она давно бы это сделала, если бы могла.

— Да ладно, Твайлайт! Ты же не собираешься сказать, что не хотела бы быть с нами?

— Конечно хочу! Но даже если это возможно, я не знаю, хорошая ли это идея.

— Я постоянно делаю невозможное. Сверхзвуковой радужный удар, перелет через Арабское море, все эти штуки со сфинксами, побег из…

— У меня есть идея — сказала Твайлайт. — Я поговорю с принцессой Селестией. Не могу чего-то обещать, посмотрим, что она скажет.

— Спасибо — сказала Рэйнбоу. — Последняя неделя была… Я не хотела бы снова пройти через все это. Дай мне знать, хорошо? — Она взмыла в небо и улетела. Её полет был плавным, но уже далеко не таким, как в молодости. Твайлайт вспомнила, как была вторым по скорости летуном в Понивиле. Но если она с годами становилась все сильнее, то Рэйнбоу Дэш была… ну, удивительно резва для своего возраста.

Твайлайт собиралась лететь к ферме, но вместо этого решила телепортироваться. Она знала, что Рейнбоу Дэш расстраивается всякий раз, когда видит её летящей с грацией, которой пегаске сейчас так не хватало. Старая кобыла пыталась этого не показывать, но Твайлайт читала её как открытую книгу.

Мгновенное заклинание перенесло ее на ферму Сладкое Яблоко. Твайлайт никогда бы не смогла телепортироваться так далеко в те дни, когда была единорожкой. Даже в первое десятилетие после аликорнизации такое заклинание было для неё проблемой. Однако её силы и знания продолжали расти и теперь она могла бы телепортироваться в Кантерлот без особых усилий.

Твайлайт Спаркл материализовалась между рядов яблонь. Был сезон сбора урожая и все её чувства земной пони обострились. Она закрыла глаза и стала греться в лучах жизненной силы, излучаемой деревьями и свежими плодами. А затем глубоко вдохнула свежий и холодный осенний воздух.

— Ну и ну, неужели это Принцесса Того, Что Стоит На Моем Пути. — донесся голос сзади.

— Привет, Крэбэппл(Crabapple) — Твайлайт повернулась к нему лицом.

Кирпично-красного цвета пегас был запряжен в тележку, наполовину полную яблок. Она отошла в сторону, чтобы он мог продолжить свой путь к следующему неубранному дереву. — Я ищу твою маму.

— Это было бы легче сделать с открытыми глазами. — Он подвел тележку под дерево и отстегнул упряжь.

— Я принесла её платье для свадьбы твоего сына — Как и все пони, проводящие время в окружении семьи Эпплов, она не обращала внимания на насмешки Крэбэппла.

— Проверьте сарай, — сказал Крэбэппл. Он мощно ударил по дереву, сбивая плоды в тележку.

Твайлайт кивнула в знак благодарности и ушла.

Она быстро нашла дорогу к сараю, где Флаттершай сортировала урожай, отделяя хорошие яблоки от плохих. — О, привет, — сказала пегаска. — Что привело тебя сюда сегодня?

— Рэрити попросила меня принести твоё платье на свадьбу Эппл Спраут. — Вот, смотри. — Твайлайт развернула платье в воздухе.

Флаттершай внимательно его осмотрела. — Оно очень милое. Хотя я и говорила Рэрити, чтобы она не возилась с вышивкой на подоле. Она слишком занята для этого.

— Когда это её останавливало? Ты знаешь, как она готовится к свадьбам. Она такая же увлекающаяся натура, как Пинки Пай.

— Ммм. — кивнула Флаттершай. — Было бы здорово увидеть её снова. — Она сложила платье в тишине, прежде чем резко посмотреть вверх, встретившись взглядом с Твайлайт. — Могу ли я спросить тебя?

— Конечно. — сказала Твайлайт.

— Как ты думаешь, что происходит, когда мы умираем?

— Я знаю, тебе тяжело, Флаттершай. Но все будет хорошо.

— Ты близка к Принцессе Селестии, — сказала Флаттершай. — Если кто-нибудь из пони знает, так это она.

— Она не знает. Я спросила её, сразу после того, как умерла моя бабушка. Это было давно, когда я еще училась в школе. Она сказала мне: "Я не знаю. Я никогда не умирала." Много позже, я провела более тщательное исследование этого вопроса. Если бы ответы существовали, я бы нашла их, но никто не знает этого наверняка .

— Мне нравится думать, что мы возвратимся в виде животных. — сказала Флаттершай.

— Могу я спросить, почему ты так думаешь?

— Есть так много различных видов живых существ, и все они проживают такие разные жизни. Если мы можем испытать только одну, то я не думаю, что это справедливо. Кроме того, в действительности ничто по настоящему не заканчивается. — Она показала на сад позади них. — Посмотри на ферму. Деревья умирают, но после этого другие яблони занимают их место. Сад продолжает расти, только немного по-другому. Что если и с пони происходит тоже самое? — Флаттершай пожала плечами. — Но, эм, это только мои мысли. Как ты думаешь, что случается?

— За любым видом загробной жизни или реинкарнации должен стоять какой-то мощный механизм. Нечто подобное оставляло бы следы своего существования, но никто никогда не находил ничего такого.

 — Ты говоришь, что эта жизнь всё, что у нас есть?

Твайлайт кивнула. — Проще говоря, да. Но это нормально. У Эплджек была хорошая жизнь .

— Спасибо, что заглянула, Твайлайт. Я пойду, уберу платье.

Твайлайт Спаркл галопом неслась по коридору, устланному красной ковровой дорожкой. Ей удалось отыскать принцессу Селестию здесь, на полпути к Сияющей башне Кантерлотского дворца. Она успела как раз вовремя, увидев Селестию, покидающую кабинет какого-то министра, имя которого Твайлайт не заметила.

 — Селестия! — позвала она. — Прошу прощения, Принцесса?

Селестия остановилась и обернулась. — Да, моя маленькая пони? Что такое?

— Я хотела попросить вас о помощи.

— Всегда к твоим услугам, Твайлайт. Пойдем со мной.

— Хорошо. Так. Я просто думала о своих друзьях. — Твайлайт шла рядом с Селестией , они направлялись к огромным открытым окнам в конце зала. — Я помню на что была похожа моя жизнь без них, до того как я переехала в Понивилль.

— Это было давным-давно. Что-то не так?

— Я не хочу жить так снова. Я не хочу, чтобы мои друзья умерли. Если мы можем превратить их в принцесс, также как меня, то я хотела бы сделать это. Я просмотрела заметки Старсвирла, и это должно быть возможно, но я не знаю, достаточно ли я сильна, чтобы согласовать все шесть Элементов. Я была … я надеюсь, что вы могли бы помочь?

— Понимаю.— отстраненность Селестии возросла, так же как и тогда, когда Твайлайт однажды спросила её о Найтмер Мун во время учёбы в школе. — Мы подробно говорили об этом, Твайлайт. Ты знаешь, Эквестрийское общество рухнет, если мы будем возвышать наших друзей вот так. И знаешь, что большинство пони не смогут справиться с бессмертием .

 — Я знаю, знаю. Но я думала, ну, в общем, что мои друзья не большинство пони. Они — Элементы Гармонии. Они спасли Эквестрию одиннадцать раз по моим подсчетам. Двенадцать, если считать Сестер Вулкана отдельно. И они научили меня всему, что я знаю о дружбе. Это ведь что-то значит, не так ли? Мы хотим, чтобы такие пони как они были вокруг всегда. Если кто-то из пони и заслужил бессмертие, так это они.

— Это то, что ты считаешь правильным, да? —спросила Селестия. — Или просто хочешь, чтобы это было правильным?

Твайлайт уставилась на свои копыта. — Честно, я не уверена.

Несколько десятилетий назад Твайлайт согласились с неумолимой логикой природного хода вещей и смертностью всего живого , но всё это было таким абстрактным. Применение той же самой логики в связи со смертью Эпплджек было чем-то совершенно другим. Какая-то часть Твайлайт отказывалась посмотреть правде в глаза. У неё возникало какое-то грязное чувство, когда она пыталась принять этот путь с заранее предрешенным концом, вместо того , чтобы попытаться найти истину.

— Я думаю, возможно... — Она заставила себя не отклоняться далеко от логики. Такая слабость была бы смущающей даже в лучших обстоятельствах. Перед принцессой она чувствовала себя словно маленькая кобылка, забывшая подготовиться к тесту.

Селестия одарила ее горькой улыбкой, что всегда появлялась во время наставлений, которые начинались с "Я ожидала слишком многого от тебя”.

— Я знаю, как тебе трудно. Почему бы тебе не остаться на неделю-другую в Кантерлоте? Некоторые места могли бы хорошо повлиять на тебя.

— Я не могу. Я действительно не хочу сейчас оставлять Рейнбоу Дэш одну, и я не должна пропустить свадьбу.

Они шли в тишине мимо портрета Селестии со Старсвирлом Бородатым и двумя пони, которых Твайлайт не знала.

— Я хотела бы уберечь тебя от этого, — сказала Селестия. — Твои друзья — особенные пони. Они добрее и мудрее, чем большинство пони может себе представить. Однако они не стали бы хорошими принцессами. Быть принцессой — это не одолжение, которое можно сделать тем, кого ты любишь. Это не награда, которую можно дать достойным. Это священный долг и тяжкое бремя, которое могут нести только те, у кого есть воля, чтобы выдержать это посвятить себя Эквестрии навеки. — Селестия дошла до огромного открытого окна в конце коридора. Не замедляя шага она раскрыла крылья и взмыла в воздух. — Такие пони крайне редки и мы всегда стараемся отыскать их. Мы не можем действовать по наитию, потому что превращение в аликорна уже не может быть отменено. Кэденс и я присматривались к тебе еще с тех пор, как ты стала моей ученицей, но несмотря на это, нам потребовалось много лет для полной уверенности.

Твайлайт последовала за принцессой, едва осознавая, что ее копыта уже оторвались от земли.

— Вы хотите сказать, что думали об этом еще с тех пор, когда я была маленькой кобылкой?

Принцесса Селестия заложила вираж в сторону Серебряной башни, более низкого шпиля на другой стороне дворцовых садов.

— Принцесса любви не стала бы няней для обычного жеребенка.

Твайлайт моргнула.

— Ничего себе. Я не думала об этом.

— Надеюсь, теперь ты понимаешь, как серьезно мы к этому относимся — сказала Селестия. — Такие решения необратимы и у нас нет права на ошибку. У очень немногих пони есть силы смотреть как их друзья и семьи умирают, от поколения к поколению, и при этом продолжать заботится о тех пони, которые придут после. Еще меньше имеют сострадание, мудрость и талант, необходимый для руководства Эквестрией. Обнаружение такой пони как ты, это очень редкое и особенное событие.

— Я поняла — сказала Твайлайт. — Та сила духа, о которой вы говорили, это необходимое условие для превращения в аликорна, не так ли? Я имею в виду, это хорошая идея.

— Не совсем. Твои друзья могут стать аликорнами, все что для этого нужно — правильное применение Элементов. Но они не должны этого делать.

— Но откуда вы это знаете? Неужели кто-то пробовал трансформировать пони, не готовых к этому?

— Эту историю должна рассказывать не я — сказала Селестия. — Когда — нибудь ты поймешь сегодняшний урок, но надеюсь не через личный опыт. Ты поняла? — Она мягко преземлилась на террасе, расположеной наверху Серебряной башни.

Твайлайт приземлилась рядом с ней.

— Это не то, что я хотела услышать и я не поменяла своего мнения. Мне совершенно не нравится идея оставить друзей. — Конечно, Селестия была права, как и всегда. — Я знаю, что я должна делать, но часть меня всё еще хочет найти другой путь.

— Я знаю. Поверь мне, я знаю. Когда мы только обнаружили Элементы, нас было шесть. — Её губы сжались. — Было больно, но я должна была это сделать. — Селестия посмотрела прямо в глаза Твайлайт. — Я хотела бы, чтобы ты потратила пол часа на то, чтобы подумать, о вариантах развала общества, если бы мы пошли другим путем. Я хочу, чтобы ты представила все это. Представь, как кто-то пытается стать уважаемым ученым в мире, где живы Старсвирл и Овлбрайт. Представь себе Понивилль, за тысячу лет перенаселенный аликорнами. Представь себе, как скучно станет обычным пони через три-четыре столетия жизни. Пока что для тебя это просто слова. Ты должна понять все это своим сердцем, а не разумом. — Селестия вошла в башню, оставив Твайлайт наедине со своими мыслями.

— Это плохо. Это действительно плохо. — Хони Пай расхаживала по голому сосновому полу в спальне Эппл Спраута. — Мы должны это исправить.

Эппл Спраут подавил желание улыбнуться. Его невеста была очаровательна в таком состоянии, но говорить это вслух вероятно было бы неразумно.

— Мне очень жаль, — сказала Флаттершай. — Я думала, ты хотела красные розы.

— Нет, нет, нет! — ответила Хони Пай. — Красные розы для Антре. Гирлянды должны быть из белых роз. О, что же нам теперь делать?

Флаттершай отшатнулась. — Ох, извини меня.

Хони Пай глубоко вздохнула. — Все хорошо. — сказала она. — Это не имеет большого значения. Фальшивой улыбки, которую она изобразила, было достаточно, чтобы успокоить Флаттершай, но Эппл Спраут видел её насквозь. — Вы всё сделали прекрасно.

— О. Хорошо. — сказала Флаттершай. — Я поговорю с Роузбад (Rosebud) и мы посмотрим, можно ли исправить это завтра перед свадьбой.

— Всё хорошо, бабуля. — сказал Эппл Спраут. — Мы заберем их отсюда.

— Ну, если ты так говоришь, — ответила Флаттершай. — Я принесу цветы, а вы уже разберетесь, что с ними делать. Она вышла из комнаты.

Как только дверь закрылась, Хони Пай сбросила с себя маску спокойствия, словно горячие угольки. — Это плохо, Спраут. Мы должны все исправить. — Она дернула себя за гриву. — Расслабься, — сказал Эппл Спраут. — Это просто цветы.

— Это не так! Это наша свадьба! И она должна быть прекрасной!

— Эй. И она будет. — Он положил копыто на её холку. — Мы женимся, не так ли? Я собираюсь провести остаток жизни с тобой. Ничто не может быть прекраснее этого.

— Я знаю. — Хони Пай прильнула к нему. — Но ведь есть еще церемония, и еще много всего, что может пойти не так!

 — И что если это произойдет? — Эппл Спраут сел на пол и притянул Хони Пай к себе. — Мне все равно, даже если весь город загорится, я все равно женюсь на моём сладком пирожочке. — Он ткнул ее в бок.

— Эй! — Усмехнувшись, она хлопнула его по ноге — Следи за своими копытами!

 — Вот так? — Он заключил её в объятия.

— Мм. Так лучше. — Она устроилась поудобнее, опершись на него.

Он прижал кобылку к себе, слушая ее тихое дыхание. Ни один из них не двигался.

Они не заметили, когда вернулась Флаттершай. Она открыла дверь и увидела молчаливо обнимавшуюся парочку. Аккуратно и тихо она отступила назад и закрыла дверь, оставив рядом с ней корзину с красными розами.

Свадьба была в самом разгаре. Около десятка самых сильных пони из семейства Эпплов, даже без учета пони, покинувших фермы, превратили большое поле в открытый банкетный зал. Больше сотни гостей столпились там в ожидании начала церемонии.

Флаттершай оглядела толпу.

 — Извини, — сказала она. — Но я не вижу её.

 — Она сказала, что будет здесь сегодня. — Крэбэппл нетерпеливо дернул крыльями. — О мой хвост, это же Элемент Верности.

— Свадьба еще не началась — сказал Биг Макинтош.

Флаттершай спрыгнула с деревянного ящика, на котором стояла. — Она все еще может появиться.

— Она лучшая, — сказал Крэбэппл. — У меня лишь один ребенок и одна свадьба. Если тетушка Дэш пропустит её, я не буду стремиться помочь ей загладить свою вину. Он ни на чем особо не задерживал взгляд, когда шагнул, нервно чистя крыло, к стенке ящика. Он был тяжелый и прочный, по высоте и длине примерно соответствующий пони.

— Ты должен попытаться успокоиться, — сказала Флаттершай. Она наклонилась и ткнулась носом в шею Биг Макинтоша.

— Успокоиться, мама? — ответил Крэбэппл. — Я точно упоминал, что это свадьба Спраута? Эй, осторожней там! — Крэбэппл бросился поправлять галстук-бабочку Биг Макинтоша, которую сбила Флаттершай. — Замечательно. Теперь воротник весь смят. Ты похож на бродягу.

— Это — просто рубашка, — сказал Биг Макинтош. — Сегодня никто этого даже не заметит.

— Смотрите, — сказала Флаттершай. — Рэрити приехала. Она указала туда, где Санстоун ступил на поле, таща за собой карету Рэрити. Он болтал со старшим единорогом, который шёл рядом. Флаттершай помахала им и Саунстоун изменил направление движения, чтобы приблизиться к ней.

Макинтош кивнул новоприбывшим гостям. — Центр Стейж (Center Stage). Санстоун. Здорово.

— Эй, Большой M! Рад быть здесь, — сказал Центр Стейж. — Один момент, позвольте мне помочь жене. Он открыл дверь кареты и помог Рэрити выйти.

Несмотря на медленную, болезненную походку, Рэрити вся сияла.

— Мои поздравления всем пони. Это такой невероятный день для всех вас. Она посмотрела на Флаттершай. — Я не могу даже вообразить, насколько горда ты должна быть сегодня.

— Мы приготовили все, чтобы вам было удобно, мисс Рэрити, — сказал Крэбэппл. — Если Вы слишком больны, чтобы двигаться, дайте нам знать.

— Я ценю вашу...заботу, но я прекрасно справлюсь.

Макинтош при этих словах нахмурился в сомнении. Он посмотрел на Флаттершай, которая кивнула и начала осматривать толпу.

— Пойдем, моя драгоценность. — сказал Центр Стейж. — Нам предстоит длительная прогулка до павильона.

— Тогда нам лучше начать двигаться, — сказала Рэрити. — Увидимся там. Она похромала вперед к брезентовому тенту в дальнем конце поля, тяжело опираясь на Санстоуна. Жеребец средних лет немного согнулся под этим бременем.

Флаттершай остановила пробегавшего мимо жеребенка, только пару лет назад получившего кьютимарку. — Пожалуйста, не мог бы ты помочь мисс Рэрити добраться до павильона?

— Ай, но бабуля, я…

— Никаких возражений — отрезал Крэбэппл. — Делай, как тебе говорят.

— Да, дядя Крэбэппл. — Жеребенок занял место Санстоуна, поддерживающего Рэрити. Тот облегченно вздохнул.

Рэрити улыбнулась Флаттершай, ковыляя прочь. — Спасибо. Должно быть замечательно иметь столько внуков вокруг.

Санстоун закатил глаза. — Проницательно, не так ли?

Центр Стейж ткнул его в ребра. — Ну, поторопись и пристрой нас куда-нибудь! Мы не становимся моложе.

— Папа! Клянусь, я не могу сопровождать тебя везде. — Голос Санстоуна исчез в общем шуме и гаме, пока они шли.

Сзади раздался голос. — Эй, ребята. Я пропустила что-нибудь?

 — Тетушка Дэш! — Крэбэппл закружился и бросился обнимать Рэйнбоу, когда та опустилась рядом с ящиком. — Я боялся, что ты не придешь.

Рэйнбоу Дэш ответила на объятия. — Как я могла пропустить свадьбу мисс Спраут. Даже табун диких лошадей не смог бы удержать меня.

Крэбэппл отступил назад и откашлялся. — Да, что ж, это заняло у тебя достаточно много времени. Было бы намного легче, если ты отправишься к ферме с остальными.

— Да нет, спасибо. Здесь слишком много воспоминаний. Она повернулась к остальной части группы. — Привет, Флаттершай. Привет, Макинтош. Мм, что случилось с твоим воротником?

— Видишь? — сказал Крэбэппл. — Ты понимаешь, что я имею в виду? Можно подумать что...— Он сделал паузу, когда заметил проходившего мимо пони. — Эй, Шеферд! Подойди сюда!

Отец невесты остановился. — Крэбэппл. Что я могу сделать для тебя?

— О чем думаешь? Ты нашел, где Спраут оставил кольца?

— Нет, — сказал Шеферд Пай. — Мне казалось я слышал, что вы были заняты их поиском. Я пытался проверить готовность банкета.

Крэблэппл закатил глаза. — Ну что ж, это — всего лишь обручальные кольца. Я думаю, это не такое уж важное дело.

— Эй, я не могу раздвоится. Я найду кольца, но кто-нибудь еще должен отыскать эти красные розы.

— Прекрасно. Я займусь растениями. А вы найдете кольца. — Крэбэппл поспешил прочь. Шеферд помахал остальным трем пони, прежде чем тоже исчезнуть, оставив их на островке спокойствия среди хаоса окружающей свадьбы.

Биг Макинтош повернулся к Рэйнбоу Дэш. — Крэбэппл был прав.

Рэйнбоу Дэш посмотрела вверх. — А?

— О проживании с нами, — сказала Флаттершай. — Ты должна вернуться на ферму. Мне не нравится, что ты там в полном одиночестве, в своем облачном доме.

— Эй, я прекрасно справляюсь со всем одна.

— Не правильно для пони быть одной, — сказал Макинтош. — Не в нашем возрасте.

— У тебя здесь есть семья, — сказала Флаттершай. — Я знаю, что ты впервые пришла, чтобы быть с Эпплджек, и я знаю, что у тебя никогда не было собственных детей, но ты были здесь прежде, чем дети родились. Ты — часть их жизней и всегда ей была. Ты видела, как разволновался Крэбэппл, когда увидел тебя.

— Да. Я знаю. — Рэйнбоу Дэш ударила копытом по земле. — Просто, без ЭйДжей, я чувствую себя плохо. Все здесь напоминает мне о ней, ты знаешь? Вот например этот забор, который я помогала ей ремонтировать после случая с зайцелопами. Вот участок, где мы бросали подковы. И мы стояли прямо здесь, когда она рассказывала мне о драке с Крэбэпплом. Старшим, я имею в виду. Вы помните, какой странной она стала? — Она высоко, прерывисто вздохнула. — Я не могу жить со всем этим. Это слишком тяжело.

Флаттершай уткнулась носом в подругу. — Ты скучаешь по ней.

Рэйнбоу Дэш зажмурилась и уткнулась мордочкой в плечо Флаттершай. — Слишком тяжело.

— Леди. —Откашлялся Биг Макинтош .

Они посмотрели вверх. Куча прекрасного белого шелка приближалась к ним на четырех ногах, сопровождаемая молодым жеребцом в смокинге. Рэйнбоу Дэш поспешно приняла невозмутимый вид.

Флаттершай вышла вперед. — Поздравляю вас обоих!

— Спасибо, бабушка, — сказал Эппл Спраут, быстро обняв Флаттершай.

— Привет, Флаттершай, — донесся голос из-за вуали. — Думаю, что я должна привыкнуть тоже называть вас "Бабушка."
— О, это не такое уж большое изменение — сказала Флаттершай. — Мы уже почти семья. Твоя бабушка для меня совсем как сестра.

— Ты видела её? — сказала Хони Пай. — Папа сказал, что она должна была уже прибыть, но похоже, что она опаздывает.

Рэйнбоу Дэш нахмурилась. — Если они не изменили график, то последний поезд из Филлиделфии, прибыл несколько часов назад. Если она не здесь, то что-то случилось.

Флаттершай кашлянула. — Я, гм... Я уверена, что она прибудет вовремя.

— Надеюсь, что так — сказала Хони Пай. — Если вы не прячете её где-нибудь, то мы должны будем начать без неё.

— СЮРПРИЗ! — древесные щепки разлетелись вокруг. Хони Пай, отшатнулась и споткнувшись о подол платья, тяжело села. Там, где раньше был ящик, теперь стояла морщинистая розовая пони, вытряхивая опилки из седеющей гривы.

— Чт…,— пробормотала Хони Пай, — Чт.., что? — Эппл Спраут помог ей принять вертикальное положение и почистил её платье.

— Ты догадалась! — сказала Пинки Пай. — Я никогда бы не подумала, что ты догадаешься!

Рэйнбоу Дэш ходила вокруг обломков, которые когда-то были ящиком. — Ничего себе, Пинки. Сколько ты пробыла там?

— Достаточно долго! — Хихикнула Пинки .

— Бабуля Пай! — Хони Пай попыталась нахмуриться, но без особого успеха. — Сегодня очень важный день.

— Ну, конечно! Ты думаешь я стала бы прятаться в этой старой душной коробке, если бы это было не так?

Шеферд Пай спешил к их группе. — Хони Пай, что во имя Эквестрии вы двое здесь делаете?

— Общаюсь с гостями, папа! Ведь это — моя свадьба.

— Но не прямо же сейчас. Церемония начнется через пятнадцать минут.

Хони Пай бросила испуганный взгляд на Эппл Спраута. — Что? Но что насчет колец?

— Я нашел их. Я сказал тебе, не волнуйся.

— Видишь? — Эппл Спраут подтолкнул Хони Пай. — Ты видишь, что я имею в виду? Все под контролем. И все будет прекрасно.

— Да, да. — Шеферд Пай закатил глаза. — Пойдемте уже. Парочка ускакала прочь.

Шеферд усмехнулся. — Как дети, верно? Все это так важно для нее. Спустя пять лет она будет смеяться надо всем этим. Он крепко обнял Пинки Пай. — Рад видеть тебя, мама.

— Посмотри на нее, — сказала Пинки, наблюдая, как невеста поспешно уходит. — Совсем взрослая.