Два часа

...Заболели ноги, и немного чаще заныло сердце. «Ох уж это дряхлое тело, – проворчала Твайлайт. – Ну вот, уснуть не удастся». И только она закрыла глаза, чтобы немного уйти в себя, как ее рог осветился, глаза широко раскрылись и стали похожи на два маленьких солнца. Не успела Твайлайт испугаться такой вольности своей магии, как тут же очутилась внутри огромного дерева. «Старое доброе дерево, с тобой связано столько милых сердцу воспоминаний... Но ты ведь сгорело?..»

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Зов приключений

Мир такой непредсказуемый, особенно когда посмотришь на него другими глазами. Во время путешествия наш герой не только увидит все краски этого мира, но и поймет, что значит быть взрослым, поймет в чем смысл его жизни и просто любить того, кого совсем не подозреваешь. Мир, полный приключений, таит в себе много опасностей и ловушек стоит только переступить порог своего дома и устремиться в неизведанную часть леса как все абсолютно меняется...

Другие пони

Оборотная Сторона Монеты (Rebooting)

История поведает о жеребце и его младшей сестренке, которые приняли тяжелое решение - покинуть родною страну и глядя в лицо опасности, добраться до Эквестрии, чтобы поведать всем о страшной участи их мест...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Дискорд Стража Дворца

Торговый дом «Зелёная миля»

Таргет Грин и его братья скитаются по Пустоши, зарабатывая на жизнь разными неоднозначными способами. Шаткие моральные принципы уже давно помогли им понять простую истину: чтобы выжить, нужно руководствоваться только своими личными интересами, пренебрегая чувствами всех остальных. Однажды им выпадает шанс заработать огромную сумму, но то, что должно было пройти, как рядовая сделка, внезапно приводит к совершенно неожиданному итогу и отправляет их в далёкое путешествие по Пустоши...

ОС - пони

Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Драконоборец

Были когда-то времена, которые в наши дни принято называть варварскими. Времена, когда не было ни Эквестрии, ни гармонии, ни понятий дружбы. Только ненависть, убийства, войны. Это самая темная страница в истории пони, и именно на ней развернутся события моего рассказа. Эта история не про битву с драконами, как можно было бы подумать, а, скорее, про борьбу с самим собой. Главный герой – грубый и жестокий единорог, для которого нет ничего святого. Смерть друзей или знакомых не вызывает у него никаких эмоций. Но однажды он встречает трех пони, которые спасают его от смерти. События, последовавшие за этой встречей, заставят нашего героя полностью изменить себя. Но надолго ли?..

Другие пони ОС - пони

Разве тебе это не нравится?

Верный слуга Джейка — Рон — отказывается повиноваться приказам и перенимает инициативу в свои копыта. Но пегас не только не против. Наоборот, ему даже нравится.

ОС - пони

Вспомнить

Главный герой пытается вспомнить как начал смотреть FIM...<br/> Или речь совсем о другом?

Принцесса Селестия Человеки

Эверфри и отрава-цвет

«Жили-были две сестры, — начала Флаттершай, — да мама их, в лесной хижине. Они очень друг друга любили...»

ОС - пони

Обман

Принцесса Селестия присылает Твайлайт старинную книгу и просит свою бывшую верную ученицу - ныне принцессу Дружбы - незамедлительно приступить к переводу и изучению древнего фолианта. Твайлайт придётся узнать немало тайн и открыть для себя другую историю Кристальной Империи и место Сомбры в ней.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Автор рисунка: MurDareik
Глава 12. Зимний лес Глава 14. Где-то в лесу

Глава 13. Весна

Глава 13.1 Зимняя уборка.
И вновь мы возвращаемся к странной теме времен года в этом мире.
Глава 13.2 Неожиданная ситуация.
Что может пойти не так? Рядом с Дэсом — что угодно, а если там еще и пони...
Глава 13.3 Странные исследования.
Иногда знания приходят из странных источников. А иногда ты получаешь необычную информацию от уже привычного собеседника.
Глава 13.4 Немного книжек, сэр!
Почитаем-с?..
Глава 13.5 Правда иных миров.
Бывает так, что не все должны знать правду, какой шокирующей она не была.

Глава 13.1 Зимняя уборка.

Работа — это хорошо, если вы владелец нефтедобывающей компании.

Когда мы ввалились в библиотеку Понивилля, на улице уже было темно, а потому никто не заметил колесницу, опустившуюся в центре городка. Нагруженные сумками с книгами, я со Спайком с некоторой долей зависти смотрели, как остальная часть багажа плыла в воздухе благодаря аликорнам.

— Напомни мне, зачем ты предложил донести часть багажа вручную? Пробурчал дракончик, ставя два чемодана на пол и глядя на то, как я удерживаю по несколько сумок в каждой руке. С радостью расставшись с грузом, с наслаждением потянулся и попытался ответить себе на тот же вопрос.

— Понимаешь, в человеческом мире нет магии, а потому девушкам приятно, когда им не надо надрываться и тащить тяжести. Правда, некоторые очень сильно наглеют и начинают считать, что им все парни обязаны помогать.

— Глупость какая, что это за странные кобылки, если сами не могут что-либо дотащить? С таким характером они и в самый захудалый табун не попадут. Реплика Зекоры заставила меня улыбнуться и взъерошить ее ирокез, который она вновь соорудила на голове перед отправкой в Понивилль.

— Ты не забывай, что человеческие девушки слабее парней, и опять-таки количество мужского и женского пола у нас почти одинаковое. Теперь уже мой ответ заставил зеброчку закатить глаза и покачать головой. Видимо, подобный факт для них навсегда останется просто невозможным.

— Глупость какая. Ну, с нашей точки зрения. Поправила себя Луна, зайдя в помещение вместе с Твайлайт и закрыв за собой дверь. Я заметил, что, в отличии от Твайлайт, которая почти любое действие выполняла с помощью телекинеза, взрослая аликорночка какую-то часть работы выполняла копытами или ртом. Видимо, тут все сводилось к тому, что если она всю свою долгую жизнь использовала бы только магию, ее физическое состояние было бы намного хуже, чем сейчас.

— Время все распаковывать и расставлять новые книги по полкам! Судя по всему, энтузиазмом нашей молодой волшебницы можно было двигать горы, еще бы, она, ничуть не стесняясь, ограбила библиотеку на пару десятков книг по магии, некоторые из которых Твайли выклянчила из секретной секции. Я так понимаю, те "запретные" книги нужны были скорее мне, чем ей, ведь каждый из тех фолиантов был помечен грифом "темные чары".

— Может, не стоит? Завтра последний день зимы и начало Зимней Уборки, а ты у них вроде как главный куратор. Кстати, ты уверена, что вам хватит одного дня? Как я помню из твоего рассказа, жители едва не сели в лужу, успев убрать все вовремя лишь благодаря твоим организаторским способностям. К тому же, я бы не отказался от того, чтобы наконец хорошенько выспаться.

Говоря это, я по пути помогал Спайку рассортировать большую часть вещей, искренне не понимая, зачем надо было тащить все эти книги, если Твайлайт могла просто заказать их из столицы. Багаж Луны по большей части состоял из нескольких шляп, простых костюмов и пары книг. "И тут книги, кажется, любовь к чтению — это один из моих факторов выбора кобылок." Эта мысль пришла мне в голову, когда я заметил Зекору, вытаскивающую из своих сумок фолианты с алхимическими рецептами.

— Но не будут же они валяться на полу целый день?!

— Как будто твои книги не делают это постоянно. Тихо фыркнул дракончик, который обычно убирал весь тот хаос, что создавала Твайлайт во время своих исследований или учебы. Мы все в принципе уже привыкли к тому, что если нашей волшебнице приходила в голову какая-то идея, которая требовала непосредственной работы с книгами, то пол любой комнаты очень скоро превращался в одно из подземелий из книг Дэринг Ду. С той лишь разницей, что неправильное нажатие на напольную пластину в катакомбах приводило к активации ловушек, а в комнате, где работала Твайли, тебя просто погребало лавиной из тяжелых фолиантов. И мало кто мог дать определенный ответ, что было хуже.

— Спайк! Я просто иногда бываю слегка рассеянной!

— Ага, однажды она глотнула вместо чая результат своих экспериментов, после чего полдня ходила в красную крапинку.

— Что, серьезно? Поинтересовался я, пытаясь представить себе аликорночку в такой расцветке и едва сдерживая смех.

— Я просто задумалась! Твайлайт с возмущенным видом надулась, что еще больше умиляло. Луна приподняла молодую кобылку телекинезом и пролевитировала ее к себе, с довольным видом тиская протестующе машущую крыльями волшебницу.

— Она такая милая, когда обижается, давай оставим ее себе? Кобылка состроила умилительно-просящую мордочку, как жеребенок, который нашел какую-то зверушку и теперь упрашивает родителей оставить ее себе.

— Хорошо, дорогая, но ты должна пообещать, что будешь сама за ней присматривать. Я не мог не подыграть Луняше, хотя бы ради того, что бы услышать возмущенный писк любимой, которую все еще увлеченно тискала сестра Селестии. Из-за этого Твайли сейчас больше напоминала ожившую плюшевую игрушку. Подошедшая к ним Зекора тоже получила свою порцию обнимашек от разыгравшегося диарха.

— Табун...

Глядя на происходящее в комнате, Спайк закатил глаза и ушел наверх, в спальню.

— Все, ты умудрилась довести его до сарказма. Ухмыльнулся я, понимая, что сортировка книг откладывается. — Но, может быть ты все-таки отпустишь поняш и мы отправимся спать? Завтра как-никак Уборка зимы, и я уверен, что наша Твайлайт уже придумала нам наказание в виде особо скучной работы.

— Н-нет, правда, Фл-гх-флаттершай просила меня выделить кого-нибудь для работ по пробуждению животных, так что... Луна! Продолжавшая ее тискать аликорночка лишь приостановила обнимашки и посмотрела на слегка потрепанных кобылок по табуну.

— Что?

— Не могла бы ты нас отпустить? Пони попыталась произнести это как можно более убедительно, но мало кто был уверен в ее успехе. Однако ее тотчас отпустили, как и Зекору.

— Кстати, а чем будешь занята ты? В ответ на мой вопрос зеброчка задумчиво склонила голову набок.

— Мне тоже нужно будет навести порядок в своем жилище. Не уверена, что с ним что-то случилось, пока я была в Кантерлоте, но уборку никто не отменял. Да и жителям Понивилля все еще нужны мои зелья и отвары, так что ближайшее время я буду занята.

Я тяжело вздохнул и присел на ближайший стул. Увы, с началом весны у каждой из моих возлюбленных появлялись дела, требующие их присутствия, а у Луны они и зимой не заканчивались. "Жалко, я успел привыкнуть к тем вечерам, что мы проводили вчетвером."

— Не стоит так унывать, Дэс, я, как ты помнишь, взяла недельный отпуск. Потому тебе придется не только выполнять обязанности моего Гварда, но и экскурсовода. Синяя аликорночка тепло улыбнулась и потянулась всем телом, расправляя крылья. — Обещаю, что не дам тебе скучать. Хитро продолжила она, поднимая свой багаж в воздух с помощью телекинеза.

— Надеюсь, Твайли не будет против, если я поживу в библиотеке?..


— Подъе-е-ем! Радостный голос моей милой аликорночки пинком вышвырнул меня из сна без сновидений, заставив застонать от несовершенства даже этого мира и попытаться спрятать голову под подушкой. Судя по недовольному бурчанию Луны, она уже внушила себе, что находится в отпуске, а значит не должна рано вставать. Увы, у нашей любимой были совершенно иные планы, так как на этом она не успокоилась и залезла на соединенные кровати, где мы спали вчетвером. В тесноте, да не в обиде, как говорили мои знакомые из Российской Империи.

— Я понимаю, что мы вчера поздно приехали, устали, но нам пора вставать, скоро начнется Уборка зимы, а я, как главный управляющий, должна быть в числе первых.

— А Уборка не может начаться без на-а-ас? Протянула Луна, чья голова покоилась на моей руке до того момента, как нас попытались разбудить.

— Нет, неужели вы не понимаете? В Понивилле впервые зимнюю уборку будут открывать принцессы! Все должно быть идеально!

После этих слов мы с Вуной обреченно застонали уже вдвоем. Потому что если наша перфекционистка начинала говорить в таком тоне, то в радиусе пары десятков метров покой всем будет только сниться.

— Во имя Эквестрии, успокойся, звездочка моя. С недавних пор я начал использовать это обращение, которое родилось в то время, как я лежал рядом Твайли, разглядывая ее кьютимарку.

— Мы уже встаем... Благословенная Ночь, сейчас семь утра! Слова Луны заставили меня испустить последний безнадежный вздох и выкарабкаться из-под одеяла. "Везет, ей даже часы не нужны, чтобы знать, который час..."

Сев на кровать, я хмуро посмотрел в окно. Да, Луна успела опустить ночное светило, а вот солнце только подумывало о том, чтобы подняться из-за горизонта, отвечая на зов Селестии. Эквестрии в каком-то смысле очень так крупно везет: их правительницы собственнорожно призывают день и ночь, а вот на другом полушарии для этого понадобились бы единороги, которые собираются в большую группу для выполнения того, что аликорн делает в одиночку. Правда, есть такой забавный факт: луна и солнце более охотно слушаются принцесс, потому, если они решат вызвать оба светила на небосвод, то они это сделают без проблем, а вот маги вынуждены придерживаться естественного порядка вещей. Кстати, это вызывало во мне неслабый такой разрыв шаблонов, ведь выходит, что светила крутятся вокруг мира, а не наоборот. При этом другие астрономически законы вроде как не меняются. Не считая того, что Луна управляет еще и звездами, которые в этом мире выглядят немного иначе. Впрочем, она обещала, что когда-нибудь расскажет об этом поподробней не со стороны ученого, а аликорна.

Подобные мысли крутились у меня в голове, пока я приводил себя в божеский вид и хрустел печеньем на завтрак. Сидящая напротив меня Луна время от времени зевала в копытце, прикладываясь к большой чашке с чаем, столь нелюбимым Селестией. Иногда казалось, что она пила этот напиток исключительно из вредности.

— Между прочим, а где Зекора? Наконец я понял, чего не хватало — сидящей рядом с Луной полосатой лесной ведьмочки.

— Она проснулась еще раньше, когда я опускала луну и сказала, что ей пора. Наверно, знала, что ты будешь не в восторге.

— Вот уж точно... Я мрачно взглянул на последнее овсяное печенье, словно это оно было виновато во всех бедах Эквестрии. Впрочем, к хорошему все быстро привыкают, потому и была подобная реакция на то, что одна из моих возлюбленных уже отправилась домой. Решительно впившись зубами в бок хлебобулочного изделия, я поднял глаза на нетерпеливо перебирающую копытами Твайлайт, на спине которой сидел Спайк с видом "да добейте вы меня наконец!".
"Мда, Эквестрия весьма положительно влияет даже на Инквизиторов." От этой мысли я ухмыльнулся, прогоняя остатки печали и встал из-за стола. Покосившись на тубус с косой, пожал плечами — вряд ли нужно будет рубить деревья, да и не таким же оружием?


Как и ожидалось, перед мэрией почти никого не было, не считая самого мэра и семьи Эпплов. Вот уж кому точно не привыкать к ранним подъемам. Правда, самый старший член семьи тоже отсутствовал. Первой нас заметила Эпплджек, приветственно помахав копытцем Твайлайт, но затем ее взгляд упал на Луну и она приоткрыла рот от удивления. Ночной диарх лишь мило улыбнулась и поздоровалась с пони, которые склонились в поклоне после нескольких секунд ступора. Видя подобную реакцию, аликорн тяжело вздохнул и повернулся в мою сторону.

— И вот так почти в каждом городе. Хорошо хоть на Ночь Кошмаров все немного не так.

Я лишь улыбнулся и повернулся к мэру, которая и не думала подниматься.

— Может быть вы все-таки выпрямитесь? У принцесса Луна здесь неофициальный визит, она решила помочь юной Твайлайт Спаркл в открытии и организации Зимней уборки.

Твайлайт, уже нарядившаяся в цветную жилетку координатора, подтвердила мои слова и достала из седельных сумок неизменный лист для проверки с пока что пустыми полями. Этого хватило для того, что бы привести остальных пони в вертикальное положение и через пару минут они уже болтали на тему предстоящего мероприятия, при этом мы невольно разделились на две группы. Принцессы, Эпплджек и Мэр с помощником обсуждали какие-то планы работ, в то время как мне выпала возможность поболтать с остальными членам семьи Эпплов.

Мы отошли к мэрии и присели на ступеньки здания, не боясь уже ничего себе отморозить — последний день зимы был скорее данью календарю, хотя снег еще имел место быть.

— Как дела на ферме? Я понимаю, что зимой работы нет, но вы вроде бы успели скопить достаточно денег, чтобы поправить свои дела.

— Э-йеп. Даже успели заложить пару новых бочек сидра. Как всегда немногословный Биг Мак сидел на ступеньках рядом с Эпплблум, следя за тем, чтобы неуемная энергия одной из Меткоискательниц была направлена если не во благо, то хотя бы не на разрушение. Нельзя сказать, что в ее спокойствии была заслуга старшего брата, скорее это объяснялось тем, что ее подруги на данный момент все еще спали дома.

— И ты вновь пропустил наши собрания! Маленькая кобылка обвинительно ткнула меня копытцем в грудь после того, как села мне на колени. Я лишь рассмеялся и взъерошил ей гриву.

— Я был в Кантерлоте, учился у принцесс... Много чему. Я невольно запнулся, решив не посвящать их в свои уроки темной магии. — Было много дел, так что я не мог присутствовать на ваших сходках.

— Собраниях! Возмущенно поправила меня Эпплблум, все так же сидя на коленях.

— О'кей, собраниях. Но теперь я вновь буду жить в Понивилле, так что можете сами наведываться в гости, когда я буду в городе.

— А ты все-таки решил продолжить охотиться на волков? Бик Мак флегматично поглядывал по сторонам, прикрыв глаза. Судя по всему, из подобного состояния его могло вывести лишь появление еще одного диарха. Ну, или дракона.

— Э-йеп. Передразнил я его, укутывая Эпплблум в плащ, чем заработал сперва возмущенный писк жеребенка, а затем довольную улыбку, когда я начал гладить ее за ушком. — Теперь это вроде как официальная моя работа, ну, как минимум одна из обязанностей. Не жарко? Этот вопрос я адресовал уже младшей сестре Макинтоша, так как температура их тел была выше человеческой и потому они чувствовали себя нормально там, где я уже ощущал прохладу.

— Не-а. Не понимаю, зачем приходить в такую рань? Она поерзала на месте, устраиваясь поудобней. В ответ я мог лишь пожать плечами и прикрыть глаза, надеясь додремать до того момента, когда наберется достаточно работников, чтобы уже начать уборку. Конечно, я то знал, что буду работать с Флаттершай и ее командой, но раз ее не было у мэрии, значит, она все еще спала дома. "Счастливая..."

Со временем начали подходить жители городка, сперва робко приветствуя Луну, после чего отправлялись к висящим на стене мэрии спискам, чтобы выбрать подходящую для себя работу. В это время я, Эпплблум и Биг Макинтош усиленно боролись с зевотой. И если можно было понять такую "сову", как я, то отчаянно зевающие пони-фермеры вызывали недоумение. Впрочем, это не мешало нам перебрасываться редкими словечками, ведя самый неторопливый разговор, какой можно представить себе ранним утром. Ну, по крайней мере оно было таковым для меня. И это было бы еще и тихое раннее утро, если бы внезапно нечто мягкое не набросилось на меня сзади, закрывая глаза с радостным "йеееееееей!"
— Угадай, кто? Судя по всему, Лира была полна энтузиазма примерно такого же качества, который сейчас обуревал Твайлайт. Не делая попыток убрать с глаз ее копытца, я лишь завел руки за спину и пощекотал животик единорожки, заставив ее сперва фыркнуть от смеха, а потом и рассмеяться в полный голос. — Это не честно!

— Какой жестокий нечестный мир. Подтвердил я, опуская Эпплблум на землю и поворачиваясь к Лире, которая уже успела устроиться на ступеньках мэрии. Хихикнув, она ткнула копытцем в подставленный кулак и с довольным видом начала обозревать окрестности, напоминая какого-нибудь полководца перед решающей битвой.

— Думаю, в этом году мы управимся в рекордные сроки! Да, Дэс? Кстати, ты в какой группе?

Оглядевшись по сторонам, я, наконец, увидел розовогривую пегаску и ткнул в ее сторону пальцем: меня все еще сковывал сон, потому я предпочитал как можно реже говорить, дабы сохранить остатки грез.

— Проснись и пой, человек! Нас ждут великие дела! С радостным видом поняша попыталась меня растормошить, прогоняя остатки сна и вызывая мрачный взгляд. — Плюс, я ведь должна познакомить тебя с подругами. Ну, ты их наверно знаешь, но общались вы не часто.

Я с удивлением приподнял бровь. Пожив в Понивилле некоторое время ты в любом случае будешь знать большую часть населения, даже если никогда не доведется общаться с ними. Потому, когда Лира указала на компашку, состоящую из трех пони, я лишь улыбнулся и помахал им, привлекая внимание. Если Винил Скрэтч и Бон-Бон я заочно знал, то серая пони с темной гривой была мне незнакома. Подойдя поближе, кобылки поздоровались с нами и присели на землю у ступенек, лишь Октавия, как мне представили поняшу, села рядом с Лирой на ступеньки.

— В общем, ты сейчас видишь группу музыкантов Понивилля. Правда, мы все специализируемся в разных отраслях, но это не мешает общению. Лира оглядела нашу небольшую компанию и хитро улыбнулась. — Вообще-то, я попросила их прийти из-за тебя.

— Из-за меня? Я удивленно посмотрел на кобылку, искренне не понимая, что от меня может быть нужно трем музыкантам и одному кондитеру, или чем я мог бы им помочь. Судя по мордочке близкой подруги Бон-Бон, у нее было другое мнение по этому поводу.

— Понимаешь, я рассказала им, что помогла тебе и Твайлайт создать предмет, помогающий тебе слушать или дарить музыку окружающим. В общем...

— В общем, нас это заинтересовало. Скрэтч прервала подругу и сняла очки. Ее непривычно-алые глаза очень сильно выделялись на лице, видимо, потому она и носила очки с большими непрозрачными линзами. — Понимаешь, у Лиры появился побочный эффект.

Я непроизвольно дернулся, поворачиваясь к единорожке. Зная "полярность" своей силы, я предполагал самое плохое, но практически сразу успокоился — она не выглядела уставшей или болеющий, потому я промолчал, ожидая продолжения.

— Понимаешь, я изредка начинаю слышать странные песни в своей голове, и они все поются на неизвестном языке. Это не сильно мешает, но вот репертуар... Ты вообще слушаешь классическую инструментальную музыку?

— Ну да. Обиделся я, скептически посмотрев на собеседницу. Впрочем, она не хотела как-то оскорбить меня, потому я быстро остыл.

— Я напела несколько мотивов Скрэтч... В общем, она хочет поменяться со мной местами.

На этих словах диджей-пони активно закивала, чуть не скинув очки с мордочки, после чего попыталась воспроизвести какую-то мелодию, топая копытцем и напевая на неизвестном ей языке. Впрочем, когда я понял, что она напевает "Back to the black", я не знал, смеяться мне или плакать.

— Ты просто обязан как-то записать эти песни! Белая единорожка ткнула меня копытцем в ногу. — Я не знаю слов, но мотив мне уже нравится, а Лира не может использовать музыку гармонии, так как это ТВОИ песни. Все, не обсуждается.

Она хитро улыбнулась и опустила копытце. Я лишь непонимающе уставился на остальных пони. "О'кей, а они тут зачем?". Судя по всему, вопрос был задан еще и вслух, так как остальные рассмеялись, глядя на меня.

— Мы же подруги, ну, и мне стало интересно, как именно можно передавать музыку, даже если ты почти не общался с пони, не то что бы вообще пел ей что-либо. Октавия улыбнулась и посмотрела на небо, прикрыв глаза. Меня не покидало чувство, что где-то я ее уже видел. Как минимум мельком, но никогда — на улицах Понивилля. Поймав мой задумчивый взгляд, кобылка уже открыто рассмеялась.

— Я играла на последнем Гранд Галлопинг Гала, где твой табун произвел такое непередаваемое впечатление на всех гостей.

— Оу... Прости, я не смотрю на музыкантов, когда они на работе, говорят, это отвлекает их и они этого не любят. Я честно пытался вспомнить хоть кого-то из тех, кто играл на мероприятии, но, увы, тщетно. Судя по всему, такой ответ ничуть не задел поняшу, так как она махнула копытцем с улыбкой на лице.

— Пока принцесса Твайлайт разбирается со списком рабочих, может, ты все таки поможешь нам с музыкой? Фраза Скрэтч заставила меня посмотреть на диджея так, будто она предложила мне принести кого-то в жертву.

— Знаешь, след от артефакта это не маффин, просто так не передается! А делать второе Эхо... На этих словах Винил радостно закивала головой, но весь ее энтузиазм пропал после следующей реплики. — А вот второе Эхо мы сделать не сможем. Так как первое уже привязано ко мне, а второго человека в Эквестрии вы не найдете. Могу лишь предложить сделку.

Все четыре пони недоверчиво посмотрели на меня, как демонолог на демона, предлагающего бесплатную услугу.

— Что? Я всего-то предлагаю вас научить меня игре на каком-нибудь музыкальном инструменте, а взамен я, с помощью Лиры, буду "поставлять" вам песни своего мира. Ну, то, что смогу выудить из своей памяти. Идет?

Я вытянул вперед кулак, в который тотчас стукнулось копытце Винил.

— Я за!

Судя по тому, как задумались остальные две поняши, они все-таки пытались понять, на что подписываются. Это Винил, по словам Твайлайт, сеном не корми — дай только врубить что-нибудь потяжелее. Правда, большая часть жителей этого не одобряют, и потому дом диджея изнутри покрыт звуконепроницаемым материалом.

— Ладно, идет. Синхронно ответили кобылки и ткнули копытцами в кулак.

За это время большая часть населения уже собралась на площади, потому мы поспешили очистить место перед мэрией, чтобы не мешать краткому выступлению Твайлайт и Мэра, которое вот-вот должно было начаться. Покрутив головой, я наконец заметил Флаттершай, которая стояла немного в стороне от скопления пони и о чем то сильно задумалась. Нельзя было упускать подобный момент, потому я постарался как можно тише и незаметней двигаться в ее сторону, благо гул от жителей городка отлично заглушал мои шаги по снегу. Но едва до нее оставалось каких-то пару шагов, Флаттершай обернулась в мою сторону и мило улыбнулась.

— О, доброе утро. Ты уже готов к Зимней уборке?

От неожиданности я чуть не споткнулся на ровном месте и с удивлением посмотрел на пегаску. "И это та пони, которую проще всего застать врасплох? Да меня и древесный волк не сразу бы за этим шумом услышал!"

— Как ты вообще узнала, что кто-то идет? Пегаска серьезно задумалась, наклонив голову набок — это, видимо, было привычкой всех пони.

— Н-не знаю. Просто поняла, что это ты идешь. Что-то не так? Она, как всегда, испугалась, что сделала что-то не так, заставив меня с улыбкой покачать головой. Звук включившегося микрофона заставил нас, как и большинство пони на площади, повернуться в сторону мэрии.

— Уважаемые жеребцы и кобылки Понивилля, мы рады приветствовать вас на ежегодной Зимней Уборке! Должна заметить, что в этот раз наш город посетили принцесса Луна и принцесса Твайлайт Спаркл, дабы проследить за ходом работ и направлять нас. Как вы все помните, принцесса Твайлайт Спаркл оказала неоценимую услугу в прошлом году, согласившись руководить Уборкой и обещала помогать нам в организации работ каждый год!..

Понимая, что Мэра начинает немного заносить, я прикрыл глаза, ожидая, что речь растянется еще на полчаса, но кобылка уже закончила свою часть, уступив место Твайли, которая начала разделять пони на группы и объяснять их задачи. Наша группа начинала свою работу примерно после того момент, как пегасы частично разберутся с зимними облаками, потому у меня еще было время поболтать с Флаттершай и поискать Мистхил, которая вроде как обещала приехать в Понивилль. Внезапно кто-то потянул меня за плащ, заставив обернуться. "На ловца и зверь бежит." Мелькнуло у меня в голове, когда я встретился взглядом с белой единорожкой.

— Привет. Прости, я немного опоздала и, судя по всему, осталась без группы. Медик отряда смущенно потупилась, но Флаттершай тут же вмешалась, предложив место в ее команде. "Забавно, обычно она не так свободно говорит с незнакомыми пони. Хотя, в последнее время я не так уж много времени проводил в Понивилле, может, она изменилась?"

— Отлично! Радостно хлопнула копытами пегаска после того, как Мистхил приняла ее предложение. — Тогда тебе стоит взять такую же жилетку и ждать нас во-о-он там.

Флаттершай махнула в сторону леса, рядом с которым виднелся высокий импровизированный флагшток с желтым флагом, слабо трепещущим на легком ветру. Торопливо кивнув, единорожка рванула с места, я же последовал за "начальником".

— Ты сегодня прямо светишься от позитива и целеустремленности, даже с совсем незнакомыми поняшами первая заговариваешь. И даже не смущаешься. Ну вот, сглазил. Улыбнулся я, заметив покрасневшие щечки пегаски. Она что-то тихо пискнула в своей более привычной манере, но услышать это не могла бы и летучая мышь.

— Прости, что-что? Я едва сдерживался, чтобы не рассмеяться глядя на смущенную кобылку. Через пару минут она прокашлялась и можно было хотя бы понимать ее речь.

— Ну, просто, раз ты с ней разговариваешь, значит она твоя знакомая, а мы должны помогать друзьям друзей. К тому же, нам понадобятся все копыта в зимней уборки. Покосившись на мои конечности, она поспешно добавила. — И руки!

— Неужели в этом году у тебя мало помощников?

— Скорее больше работы. Мягко поправила меня Флаттершай, идя по правую руку от меня. Мы неспешно приближались к месту сбора ее группы, болтая о том, как прошла зима в Понивилле, я вспоминал какие-нибудь рассказы о животных своей планеты. В какой-то момент я вспомнил о трубке и, в очередной раз поблагодарив про себя ту неизвестную мастерицу, что сотворила этот шедевр, набил чашу трубки темной травой. Заинтересованная пегаска воспарила в воздух, рассматривая подарок Кризалис. Толи у кобылок есть определенный нюх на артефакты той единорожки, толи ей в детстве тоже рассказывали эту историю, но, когда она увидела, что серый травяной шарик обратился в черную смесь, то от удивления вновь перешла на высокий писк, тыча копытцем в мою сторону.

— Что? Я с некоторой опаской огляделся по сторонам, не понимая сперва, что вызвало такую бурную, по ее меркам, реакцию.

— А твои кобылки знают, что за тобой ухаживает еще одна пони?

— Crap, как все-таки непривычно слышать, что кобылки ухаживают за жеребцом, а никак не наоборот. "К тому же вряд ли она является пони." Улыбнувшись, я взял прикус в рот и поджег смесь черным пламенем, которое услужливо появилось на кончике большого пальца. Сделав глубокую затяжку, я на пару секунд замер на месте, после чего выдохнул "дым", который свернулся в лежащую фигурку одной знакомой мне пегаски. Которая тотчас распознала в ней себя и смущенно покраснела.

— Разумеется они знают о подарке, но, думаю, та кобылка сама не знает, чего хочет.

— Оу... Только и смогла задумчиво произнести скромница, положив одно копытце себе на губы. Через несколько секунд она потрясла головой и мило улыбнулась. "И что же ей помешало стать моделью?" С некоторым недоумением я покосился на собеседницу, которая шла рядом со мной, поглядывая по сторонам. Уборка шла полным ходом, земные поняши и единороги сгребали снег с крыш и улиц города, необычайно ловко управляясь с лопатами, используя рты, в то время как пегасы постепенно разгоняли тучи. За ними Флаттершай следила особенно внимательно: как она объяснила, если они впустят слишком много тепла, то растаявший снег затопит большую часть спящих существ, потому Рэйнбоу Дэш, возглавлявшей погодную группу, приходилось постоянно следить за уровнем тепла.

— Капитан, какова задача?

Если уж я подпрыгнул от неожиданности, то робкая пегаска мгновенно порскнула мне за спину. Правда, спустя пару секунд с абсолютно бордовой мордочкой отошла от меня, когда поняла, что нас напугала Мистхил, успевшая нарядиться в жилетку и догнать нас почти у самого места сбора.

— Во-первых, не называть меня так, когда мы в неофициальной обстановке. Во-вторых, не подкрадываться. Я задумчиво посмотрел на Флаттершай, которая умудрялась удачно сочетать багрянец на желтой шерстке. "Всегда было интересно, у них шерсть тоже краснеет, или это так цвет пробивается?" -И вообще-то, ты только что чуть не довела до инфаркта своего начальника на сегодня.

— Ой... Я прошу прощения. Смущенно произнесла единорожка, понимая, что слегка перестаралась с подкрадыванием. К моему удивлению, подруга Твайлайт довольно быстро справилась с собой и молча махнула копытцем в сторону флагштока, после чего пискнула нечто вроде "увидимся-там-до-скорого" и полетела в ту сторону. Пожав плечами и вздохнув, мы направились в ту же сторону.

Задумчиво попыхивая трубкой, я смотрел на то, как городок скидывает свою белую зимнюю шубу, вновь начиная радовать глаз яркими цветами. Рядом вертела головой Мистхил — для нее было новизной то, что погода не изменялась в одно мгновение по воле магии, как в Кантерлоте.

Дойдя до места сбора нашей команды, мы успели на самый конец объяснений Флаттершай. В принципе, и так было все понятно — колокольчик в руки, то есть зубы, если ты пони, и вперед, будить впавших в спячку животных. Или же принимать участие в создании цепочек пробуждения — сети колокольчиков, расположенных недалеко от большей части зимних жилищ. Оглянувшись назад, я понял, что Мистхил уже успела куда-то пропасть.

"Взрослая кобылка, не потеряется." Пожал я плечами, подходя к машущей мне копытцем розовогривой пегаске. Перед ней как раз лежало несколько колокольчиков — наш "егерь" предпочитала будить своих лесных друзей сама.

— Дэс, поможешь мне? Пока команда будет развешивать сеть над основным скоплением норок, нужно разбудить несколько "семей", чьи дома расположены ближе к Вечнодикому лесу. Она состроила умилительную просящую мордашку, при этом спрятав половину лица за густой гривой, ниспадающей то на одну, то на другую часть мордочки.

"О-о-о, ну как ей можно отказать? Думаю, если бы она попросила устроить массовый геноцид в отдельной стране, все бы бросились исполнять ее пожелание."

— Ладно, согласен. Я с улыбкой взял один из колокольчиков и последовал за пегасочкой, в последний раз оглядевшись по сторонам в поисках Мистхил. "И куда это она пропала?"


В общем и целом работа была непыльная, а моя напарница оказалась отличным собеседником, особенно когда рядом не было малознакомых пони. С самого знакомства можно было понять, что при всей своей скромности и молчаливости, Флаттершай обладала весьма большим объемом знаний, в особенности если это касалось любых живых существ. Может за исключением драконов, которых она боялась до дрожи в копытцах, как она сама призналась после моего вопроса об этих волшебных созданиях. Иногда мне казалось, что она спокойно заткнет за пояс некоторых биологов по знанию повадок различных существ и способов подружиться с ними.

— Знаешь, я не питаю иллюзию того, что человек может подружиться с животными. Я потряс колокольчиком на норкой и отодвинулся в сторону, позволив семейству змей выбраться наружу. Что-то прошипев лично мне, они скользнули в сторону леса, оставив меня в недоумении чесать затылок этим самым колокольчиком. — И ты их понимаешь?

— Ну, разумеется. Например, эти змеи были недовольны твоими шагами.

— В каком смысле? Я недоуменно приподнял бровь, наблюдая за тем, как моя собеседница перелетает от одной норы к другой.

— Ну, змеи ведь не слышат ничего, они просыпаются от того, что большое количество пони начинает одновременно бегать недалеко от их норок и выползают после последнего "штриха" — вибрации от шагов пони, подошедшей к их дому. А ты ведь весишь больше нас, потому они и были недовольны.

Объясняя мне подобный механизм "побудки" змей, она не забывала трясти колокольчиком, пробуждая все новых и новых полудиких зверей. Невольно залюбовавшись ее грациозными движениями, я забыл про трубку и теперь был вынужден заново раскуривать смесь.

— А почему ты куришь какие-то травы, а не табак? То есть, я не хочу сказать, что это плохо, они приятно пахнут! То есть... Она явно боялась меня обидеть, потому я прервал ее поток объяснений и извинений, выдохнув в ее сторону темное облачко, которое на мгновение скрыло ее мордочку.

— Потому что, как ты помнишь со слов Твайлайт, а она не могла не рассказать вам об этом, я живу благодаря темной магии. Потому я курю "темные" сборы, сделанные Зекорой, для удовольствия, плюс, я ненавижу запах дыма, а это... Я выдохнув очередное облачко, принявшее форму кольца. -... безвредно и интересно.

Внезапно наш разговор был прерван голосом Мистхил, направляющейся в нашу сторону и напевавшей что-то себе под нос. Ощутив порыв магии музыки, я невольно достал из кармана Эхо, которое тотчас уловило мотив, позволяя мне присоединиться к песне, когда она начнет "перехватывать управление", заставляя бросаться в пляс или петь.

(прим. автора — слова автора, наложенные на мелодию Winter wrap-up, вступление пропущено)

Пришла пора прогнать зиму,

Открыть для солнца дверь.

Как в Понивилль зовут весну

Должна узнать теперь!

Нужно узнать, нужно понять

Что же нужно делать мне.

Хочу помочь без всяких чар

Земному городку-у...

На этом моменте я решил немного перегнуть с магией музыки, потому, когда мы подошли к основной группе пони, припев я услышал уже на своем языке.

Winter wrap-up, winter wrap-up!

Let’s finish our holiday cheer.

Winter wrap-up! Winter wrap-up!
’Cause tomorrow spring is here!
’Cause tomorrow spring is here!

В этот момент на нас сверху спланировала Рэйнбоу Дэш, не успев затормозить в последний момент и опрокинув меня в сугроб. С ехидным выражением на мордочке, она подхватила песню, сидя у меня на груди.

По-озвать сюда всех птиц

Пегасам дан наказ

Очистить небеса от туч

Впустить тепло в наш мир

Прогнать снега, и убра-ать этот моро-оз

Чтоб солнце осветило нас, даря всем тепло-о-о!..

В этот момент из Вечнодикого леса раздался пронзительный крик кобылки, заглушивший последние слова Рэйнбоу Дэш...

Глава 13.2 Неожиданная ситуация

Говорят, удар в зубы заменяет часовую лекцию о правилах поведения

Подпрыгнув, словно от удара током, я развернулся к пони... И понял, что их все еще держала эта странная магия музыки. Бывшие Хранительницы жалобно смотрели на меня, не в силах противостоять чарам мира, в то время как Мистхил так же удивленно взирала на них, не понимая, почему песня не хочет "отпускать" кобылок.

— Как закончится, позовите Луну и Твайлайт, Мистхил, за мной. Кратко скомандовал я, бросаясь в сторону деревьев. Достигнув границы леса, я растерянно помотал головой, пытаясь определить источник крика, когда жалобное "помогите!" раздалось вновь.

— Дерпи?

— Кто? Единорожка огляделась по сторонам и на всякий случай прикрыла нас слабым щитом.

— Одна из жителей Понивилля, неважно, побежали! Кратко бросил я, направляясь в ту сторону, откуда раздался крик о помощи. Это вполне могло быть ловушкой, но если это было не так, то медлить нельзя — ведь если пегаска не улетела от опасности, значит что-то держит ее на земле, а это не есть хорошо.

— Почему ты не подождал остальных, и почему магия музыки вообще держит кого-то, если другая пони в опасности?

"Хороший вопрос..." Был вынужден согласиться я про себя, огибая на бегу стволы деревьев и перепрыгивая через небольшие сугробы: в Вечнодиком лесу весна всегда наступала чуть позже, здесь погода не менялось в мгновение ока.

"Обычно она не звучит, если кому-то грозит непосредственная опасность. К тому же, Мистхил тоже пела, но ее магия отпустила..." Перепрыгнув через препятствие в виде упавшего ствола дерева, я буквально вылетел на полянку, покрытую тонким слоем снега. У росшего в центре дерева съежилась серая пегаска, но не это бросилось в глаза, а две пары древесных волков, неторопливо подходящих к безоружной жертве. Кобылка пыталась отползти поближе к дереву, при этом не касаясь его спиной, спустя пару секунд я понял причину подобного поведения — ее крылья были серьезно повреждены, одно вывернуто под неправдоподобным углом, а второе сильно изорвано клыками. Едва оценив обстановку, я хотел было отдать приказ, но пегаску уже накрыл серый купол заклинания как раз в тот момент, когда один из волков бросился вперед. Он бессильно скатился по щиту, а остальные с грозным рычанием повернулись в нашу сторону.

"Твою мать... Я ведь не могу использовать темную магию, Дерпи наверняка случайно расскажет кому-нибудь об этом, и о дружелюбном отношении можно забыть — слишком хорошо пони помнят о возвращении Сомбры, каким бы провальным оно не было."

— Надо решить все без моей магии, Мистхил! На ее вопросительный взгляд я молча указал глазами на Дерпи, испуганно съежившуюся под барьером.

— Ну, может, как с ледяными волками? Поинтересовалась она, осторожно пятясь назад вместе со мной.

— Без косы я это делать не могу, а любые заклинания, даже усиливающие тело, все равно повеют... Ну, ты поняла чем.

Я для убедительности указал на глаза, которые могли полыхнуть огнем цвета радужки во время любого мало-мальски сложного заклинания при нынешнем объеме силы.

"Черт, даже никакого оружия под рукой нет..."

— Попытаемся просто отвлечь их, потом хватаешь ее телекинезом и бегом в город!

— Поняла. Дисциплинированно кивнула Мистхил, осторожно двигаясь вбок и не сводя взгляда с древесных волков. "Хреновый план, но делать нечего." Самокритично признался я сам себе, подхватив с земли какую-то длинную палку и перехватывая ее на манер боевого шеста. И тотчас выругался вслух, понимая, что Воздаяние само каким-то образом обучало владению собой, а сейчас, максимум, что я мог — отмахиваться им от хищников. "Меч бы сюда..." Подобная мысль пришла в голову после того, как я вспомнил о тренировках с этим оружием еще в Инквизиции.

С коротким рычанием два волка прыгнули на Мистхил, вынужденную укрыться за щитом и снять защиту с меня.

— Дэс, сделай что-нибудь, я медик, а не волшебник защитных построений! Удерживая достаточно мощный щит, она не могла сделать и шагу, умудряясь поддерживать барьер вокруг Дерпи. Оставшийся голем леса сделал длинный прыжок в мою сторону, но промахнулся, успев получить палкой по загривку. Хоть я и бил от души, мне кажется, он даже не почесался от этого.

"Мне бы копыта..." Перекатившись в сторону от очередного броска, я попытался ткнуть противника концом шеста, но чуть не потерял оружие, когда тот вцепился в древко зубами и дернул на себя.

— Знаешь, я не настолько слабый! Пропыхтел я, резко дергая палку на себя, затем в сторону хищника, вгоняя ее в глотку твари и вновь назад. Он даже не подал виду, что это причинило ему хоть какой-то дискомфорт. — С-скотина... Отпрыгнув назад, почувствовал, как что-то зацепило ногу, и упал на землю, едва не приложившись головой. "У меня прямо нехорошая привычка при таких падениях получать по затылку." Мысль появилась и тотчас пропала, когда волк попытался прыгнуть на меня с явным желанием вцепиться в глотку. Меня спасло лишь то, что я успел выставить перед собой палку, встретив противника посреди прыжка.

— Дэс! Сделай уже что-нибудь, я не могу держать щиты так долго!

"Fuck, as if I can do something!" Поднявшись на ногу, я махнул перед собой импровизированным оружием и попытался быстро оценить обстановку. Дело дрянь: примерно так можно описать ситуацию, когда два волка пытаются пробиться к Мистхил, которая обливается потом, а еще один старательно роет подкоп у барьера, окружающего плачущую от боли пегаску. Она испуганно посмотрела на меня, съежившись в комок и стараясь не касаться крыльями чего бы то ни было.

— А, да пошло оно все!... Откинув палку в сторону, я с силой топнул по земле, заставив стоящего передо мной волка пошатнуться от волны чистой силы, после чего подскочил к нему почти вплотную, слегка подпрыгнув на правой ноге и замахнувшись для удара. Кулак покрылся темной пленкой, а я словно смотрел на мир сквозь линзы цвета яркой морской волны.

— Сделай губки бантиком! От удара морда твари хрустнула, превращаясь в какое-то месиво из волокон древесины, а спустя мгновение все тело разлетелось на мелкие осколки, усеявшие поляну.

— Кому ДСП, ублюдки? Появившиеся под двумя волками символы взяли их в кольцо, а появившаяся сверху огромная рука со странным чавканьем размазало вроде бы твердую древесину по площади в круге знаков. В ту же секунду я запечатал себе рот немотой, что бы не заорать от дикой боли: во время боя разбились Души Леса и в данном случае мое тело не восприняло эту энергию как допинг — это был прямой удар чистой магии, бросивший меня на колени. Мне показалось, что я потерял сознание, но когда открыл глаза, то понял, что прошло лишь мгновение.

"Сила... Какая-то часть пропала... Наверно аннигилировалась вместе с энергией леса."

— Черт возьми, приятно быть магом! Сквозь силу рассмеялся я, встречая бросившегося навстречу волка обычной "сферой теней". Мистхил тотчас сняла барьеры и подошла ко мне. С нее градом катился пот, а ноги подрагивали от напряжения, но она упрямо доковыляла до Дерпи и опустилась перед ней на колени, успокаивающе поглаживая дрожащую пегаску. Когда я подошел и с некоторыми усилиями сел рядом, то постарался не смотреть на ее крылья.

— Мистхил, можешь исцелить ее? Единорожка отрицательно покачала головой и коснулась рогом лба серой кобылки, которая тотчас перестала всхлипывать. — Я могу лишь убрать боль, но нужно срастить крылья, иначе потом будут проблемы...

— Не исцелить, просто срастить? Осторожно поинтересовался я, решив посмотреть на спину пегаски и невольно сожалея о том, что волки не ощущали боли, когда я их убивал. Ночная стражница устало кивнула и попыталась встать, но лишь слабо дернулась всем телом: все-таки защитные чары иссушали ее намного быстрее целительных заклинаний.

Был вообще-то один фокус, который мы с Зекорой разрабатывали примерно с момента создания "темной алхимии". При любых серьезных ранениях я терял не только кровь, но и магию, потому мы, под надзором Твайлайт и Луны, разработали комплекс заживления ран. Вчетвером мы умудрились извратить лечебные чары, создав их теневой аналог, скрепляющий лишь физические повреждения, но не наполняющий тело пациента светлой или лечебной энергией. Увы, для этого необходимо было изначально оперировать темной магией, что не позволяло нам даже пытаться научить кого-либо этим чарам. Вторым шагом было экстренное принятие темного концентрата — так мы с Зери называли особо сильные отвары, подходящие для критических ситуаций.

"Но ведь нам нужно лишь срастить ее крылья, а потом уже в дело вступит ее собственная магия."

— Эм... Дерпи... Я могу помочь тебе с крыльями. Она радостно вскинула голову, широко улыбнувшись и чуть не задушила в объятьях. Ее можно было понять — работая почтальоном, она полагалась на крылья и без их помощи точно не справлялась бы с работой. Хотя, говорят, она и так умудряется путать посылки, но к этому уже все привыкли. — Вот только... Боюсь, мне придется воспользоваться темной магией, той, что ты сейчас видела...

— И что? Это ведь поможет? Она непонимающе склонила голову набок, забавно хлопая ресницами.

— А... Э... Я пораженно уставился на поняшу. "Эм... Ее вообще не волнует, что я оказался темным магом?" Нельзя сказать, что меня это опечалило, скорее ошарашило.

— А... это тебя не пугает? В ответ Дерпи лишь помотала головой, стараясь не оглядываться на свои крылья и состроила просящую мордашку. С другой стороны тихо ругнулась Мистхил, повторно накладывая обезболивающее заклинание на нашего почтальона.

— Дэс, решай быстрее, у нее до этого был шок, она не чувствовала всей боли, но стоит развеяться заклинанию, и она захлебнется криком! Ты этого хочешь? Мы и так уже по уши в...

Впрочем, она не договорила и лишь опустила голову на ноги и устало закрыла глаза.

— Ну.. Ладно.

Я попросил Дерпи лечь боком ко мне, после чего потер руки и положил ладони на спину, мысленно извинившись за вторжение в личное пространство пегаски. Закрыв глаза, дабы не пугать или не заострять внимание пациента на моих глазах, я осторожно коснулся незримыми руками магической ауры пони, не обращая внимание на головную боль, которая становилась уже чем-то привычным при создании достаточно серьезных чар. "И это еще цветочки." Мысленно подбодрил я себя, вспоминая, насколько трудное, пусть и не сильно энергоемкое заклинание получилось в результате наших опытов.


Приоткрыв глаза, Мистхил наблюдала за тем, как человек подготавливался к какому-то заклинанию, сосредотачивался, а затем он начал... петь! По крайней мере именно так сперва подумала медик, но затем поняла, что это был скорее наговор, который произносился на мягком певучем языке, в котором она с удивлением услышала отрывки древне-эквестрийского. Это она поняла лишь потому, что когда-то увлекалась историей и ей в копыта попадались отрывки текстов додискордовой эпохи. Чего только не найдешь в библиотеках университетов...

Единорожка бросила взгляд на крылья серой кобылки и невольно вздрогнула: под действием сильных лечебных чар раны затягиваются прямо на глазах, когда плоть словно заново вырастает на месте пустоты. А от заклинания Капитана крылья пегаски неведомая сила словно разбирала на части, чтобы методично соединять сломанные косточки, мышцы и ткани. От этого зрелища практикующего медика чуть не вывернуло наизнанку, настолько неестественно выглядело темное исцеление. Когда пони, (Дерпи, вроде?) попыталась посмотреть назад, Мистхил успела схватить ее голову телекинезом.

— Смотри мне в глаза. Внимательно. Послушно кивнув, кобылка попыталась посмотреть ей точно в глаза, но ее косоглазие явно сбивало все попытки. — В общем, смотри на меня и не оборачивайся, так надо. Твердо произнесла медик, отпуская ее голову и устало моргая. Когда раздался противный хруст, Мистхил решила, что даже ей не стоит смотреть ТУДА, потому она лишь покачала головой, не отрывая взгляда от лица почтальона. "Вот ведь тебя угораздило..."
В какой-то момент она обновила обезболивающее заклинание и бросила взгляд на лицо Дэса. Впрочем, она тут же пожалела об этом — его лицо напоминало кровавую маску, казалось, сами поры источали алую жидкость, а красные дорожки от уголков глаз к подбородку заставили кобылку нервно икнуть и посмотреть в другую сторону, проклиная себя за любопытство. "Теперь точно будут сниться кошмары." Мрачно подумала она, через силу улыбаясь пациентке.

Спустя, казалось, вечность, человек устало откинулся назад, надеясь опереться на ствол дерева, у которого они находились, но лишь бессильно упал на тонкий слой снега, забавно замахав руками. Единорожка чуть не рассмеялась, глядя как глупо и слепо он болтает руками, когда одно слово словно копье пронзило ее разум. Слепо.

— Сиди и не оборачивайся! С трудом поднявшись на ноги и покачиваясь, она доковыляла до Капитана. Так и есть. Открытые глаза слепо и беспомощно смотрели в небо, радужка словно затопила зрачок, превратив его из черного в бирюзовый и лишь присмотревшись, можно было понять, что это сам зрачок поменял цвет. Сейчас его глаза не полыхали так, словно глазницы затопило пламя того же цвета, лишь радужка и зрачок источали этот огонь странной магии.

"Должна признать, красивый цвет." Мельком подумала единорожка, наблюдая за тем, как глаза приходят в нормальное состояние и взгляд человека становится разумным.

— У тебя перенапряжение, Дэс, лежи и не двигайся. Хорошо, что опустошения нет, откуда я бы достала такую магию... Любите вы, жеребцы, показать себя...

Все это она говорила вслух, не особо вслушиваясь в то, что произносит, лишь бы успокоить перестаравшегося Капитана, при этом набирая снег на копыта и тщательно стирая кровь с лица.

Когда на полянку приземлилась радужногривая пегаска, кобылка не стала сдерживать вздох облегчения. К этому моменту она уже почти очистила кожу человека, не обращая внимания на его слабые попытки отодвинуться.

— Лежите, Капитан, сейчас вас поднимут на ноги. С этими словами медик сама потеряла сознание от переутомления.


Последнее, что я помню, это то, как пять подруг Твайлайт под предводительством Луны аккуратно пронесли нас через Понивилль, стараясь не попадаться никому на глаза. Ну, как пронесли, скорее Луна тащила наши тела телекинезом, а остальные поняши разведывали дорогу и старались отвлечь возможных свидетелей — Уборка все еще продолжалась и не стоило сеять панику.

Мне было плохо. Очень. Это не было результатом истощения, наоборот, я был полон магии, вот только я никогда не использовал подобные чары для того, что бы заживлять чужие увечья. Можно сказать, что мозг пал жертвой перенапряжения и не будь тогда ситуация такой критичной, не уверен, что смог бы повторить такую операцию.

— А я только хотела побыть маленьким жеребенком, но опять приходится следить за своим жеребцом. Веселый голос Луны непривычным эхом прокатился по черепной коробке, заставляя недоуменно приоткрыть глаза — обычно она была более серьезной, если я умудрялся вляпаться в очередную кучу... проблем. Кажется, такое поведение удивило не только меня, потому как едва я закрыл глаза, тишину библиотеки прорезал шепот Твайлайт, к которому я даже не пытался прислушаться — не до этого было.

— Не беспокойся, Твайли, с ним ничего опасного не случилось, он в кои-то веки не довел себя до истощения, а просто опробовал по-настоящему сложное заклинание. Ему просто нужно отлежаться — сейчас он чувствует себя как единорог, впервые в жизни сотворивший какой-нибудь артефакт, поверь, я такое не раз видела. Давай лучше вернемся к нашим подданным.

Судя по всему, они отошли от меня и сейчас стояли где-то рядом и о чем-то переговаривались. Что странно — я и правда чувствовал себя весьма скверно, но не было и намека на то, что я грохнусь в обморок или меня будет корежить от нестерпимой боли.

— Великая Ночь, чтоб я еще раз кого-нибудь лечг-хил... Простонал я, понимая, что головная боль меня постепенно оставляет. Кажется, я постепенно становлюсь магом. "Блин, словно болезнь какая-то." Невольно хмыкнул я про себя, пытаясь подняться и наконец решив для себя, на что похожи мои ощущения: на многократное похмелье, словно я вновь отправился в командировку в Российскую Империю, где мы неприлично быстро завершили все свои дела и так же неприлично долго праздновали выполнение большого контракта.

— И вообще, клянусь Ночью, Магией и Природой, кто скажет мне, откуда там были волки в начале весны? С подобным хрипом я осторожно сел на пол, куда мне положила Луна и посмотрел в сторону аликорночек, склонившихся над спящей единорожкой. Своим подруг Твайлайт, судя по всему, уже отправила на завершение уборки. "А где Дерпи? Вроде бы Луняша тоже ее прихватила." Повертев головой, я обнаружил нашего почтальона, сидящую на лестнице с печальным выражением лица. Она с некоторой опаской бросала настороженные взгляды в нашу сторону и тихо шмыгала носом, периодически проводя копытцем в уголках глаз.

"Ну, нет, так не годится!"

С громким кряхтением приведя себя в полностью вертикальное положение, ощутил себя столетним дедом, но упорно доковылял до лестницы, по пути уронив лишь пару стопок книг.

— Можно присесть? Я дождался кивка пегаски и с облегчением принял сидячее положение. Судя по всему, нашу забавно косящую почтальоншу отделяла лишь пара шагов от тихой истерики с самобичеванием, потому я сделал то, что обычно помогает всем пони: просто обнял ее и прижал к себе. Поняши вообще любят телесный контакт, а уж обнимашки для них лучший антидепрессант, что я и доказал в очередной раз, почувствовав, как мышцы Дерпи сперва напряглись от неожиданности, а потом она потихоньку "оттаяла", перестав тихо шмыгать и прижавшись в ответ.

— Ну и зачем было разводить такую сырость? Я провел большим пальцем по мягкой серой шерстке под глазами, после чего тяжело вздохнул и этой же рукой помассировал виски.

— Ну... Вы и мисс Мистхил из-за меня попали в беду... Казалось, еще немного, и она вновь расплачется, потому я поспешно помотал головой, но уже спустя мгновение досадливо поморщился.

— Ты ни в чем не виновата. Правда, я не понимаю, что ты вообще делала в Вечнодиком лесу, да еще и на земле.

— Меня отправили встречать пегасов, которые вели за собой южных птиц, и я, кажется, вновь перепутала направление. А потом, у дерева, я увидела целую корзинку с маффинами. Ну, я подумала, что кто-то потерял еду и... Ну...

— И решила, что не стоит пропадать добру. Ухмыльнулся я, уже знаю ее беззаветную любовь к трем пунктам — своей дочери, маффинам и работе почтальоном.

— Ну... Она смущенно моргнула и улыбнулась. — Ну, да. Но когда я опустилась, они исчезли, а что-то стянуло крылья и на меня напали волки... Правда, на месте маффинов остался какой-то камешек, вот.

Она вытянула копытце, на которое лежал небольшой камешек в виде монетки, выточенной из, судя по всему, небольшого сапфира. Едва взглянув на камень, я захотел врезать по чему-нибудь, но лишь сильнее обнял Дерпи. Знак полной луны гордо красовался на магическом артефакте, а то, что эта вещица обладала магией, можно было понять даже земному пони — сапфир словно засветился изнутри. И я точно знал, чья это метка.

— Приманка со времен Найтмер Мун. Голос Луны заставил нас с пегаской подскочить от неожиданности и уставиться на аликорна. — Мои войска использовали их для отвлечения внимания, они принимали форму небольших объектов, которые привлекали внимание смотрящего на них.

Я недоуменно почесал затылок и взял камешек. "Ладно, приманка, это я, может быть, и поверю, а вот волки..."

— Лес, Дэс... Подняв голову, замечаю серьезный взгляд Луны: все-таки с ее жизненным опытом не надо даже читать мысли, что бы знать, о чем думает собеседник. — Лес пробуждается, ему всего тысяча лет, а он уже пропитался злобой и даже Древо Гармонии, что росло в пещере в некогда маленьком лесу, оно не может справиться с Вечнодиким лесом. Оно прекрасно охраняет мир, являясь источником положительной энергии, но после того, как мы забрали Элементы... Дыма без огня не бывает.

— И что это для нас значит?.. Я мог лишь мрачно смотреть на камень, не рискуя поднимать взгляд: на самом деле было понятно, что это значит. Будучи неким "Пробуждающим", как сказала Вендиго, я одним своим присутствием подталкивал искаженную природу нападать на все, что отличается от самого Леса. Вновь аликорночка лишь грустно кивнула, после чего улыбнулась оробевшей пегаске и отошла к Твайлайт. Я же почувствовал, что у меня начинают закрываться глаза. Разомкнув объятья и выпустив недовольную этим фактом Дерпи, отправился наверх, невольно пошатываясь от странной "недоусталости".

Глава 13.3 Странные исследования.

Учиться, учиться и... удивляться.

— Знаете, что такое настоящий контраст? Да нихрена вы не знаете о настоящем контрасте! Именно с этими словами я поприветствовал новый день, раскрыв занавески и глядя на весенний городок. Мой мозг отчаянно сопротивлялся тому факту, что зима пропала за один день. Инстинкты упорно пытались возопить о том, что наверняка где-то остались сугробы и необходимо накинуть пальто, но факт остается фактом — в Эквестрию пришла весна.

— Ты что-то спросил? Сонный голос Ночной Принцессы заставил меня улыбнуться и повернуться в сторону кровати, где безмятежно посапывала правительница всея страны. Ну, я в ней сперва видел лишь милую соню, которая отчаянно сражалась с собственной ленью в безуспешных попытках встать с кровати. Решив подлить масла в огонь, я вновь лег на постель, где был тотчас пойман в объятья.

— А тебе пора вставать. Твайлайт просила тебя помочь с каким-то заклинанием, раз уж Селестия не может выслать ей книгу в связи с особой загруженностью из-за побега одно венценосной особы.

— Враки. Мгновенно отреагировала аликорночка, не делая попыток отпустить меня и ведя разговор с закрытыми глазами и довольным выражением лица. — Она просто хочет, чтобы я была хоть чем-то занята. Ты ведь не думаешь, что всю эту тысячу лет она работала на износ без моей помощи?

Немного подумав, я пришел к выводу, что да, Тия вряд ли работала на износ, хотя для аликорнов это совсем иная планка. На мои попытки выбраться из капкана обнимашек Луна отвечала недовольным бурчанием, накрыв нас мягким крылом. Обреченно замерев, я внимательно смотрел на ее мордочку, когда мне в голову пришла одна странная мысль.

— Вуна?

— М-м-м? Принцесса и не думала открывать глаза, смешно поморщившись, когда я тихо подул на ее лицо.

— А почему в последнее время вы трое стали менее... активными? На подобный вопрос она резко открыла левый глаз, пытаясь понять, о чем я говорю и, наткнувшись на мое скептическое выражение лица, как-то даже сникла. Если честно, подобная резкая смена настроения меня как минимум насторожила, но уже спустя мгновение она... покраснела?


— Мда, странные вы существа, жители этого мира.

— Ты тоже! Луна возмущенно боднула меня кончиком рога в спину, заставив быстрее спускаться с лестницы. На данный момент в библиотеке были лишь мы с Луной, Твайлайт, Спайк и Мистхил. Дерпи еще вчера отправилась домой, когда ночной диарх лично осмотрела ее и подтвердила, что через пару дней она сможет летать. Ночная стражница же осталась ночевать на диване на первом этаже, так как не могла добрать до гостиницы из-за магического истощения. На данный момент они с Твайли сидели на кухне, углубившись в книги. Между ними стояло блюдо с бутербродами и два стакана с яблочным соком.

Впрочем, как бы ни были они увлечены книгами, обе сразу подняли головы чтобы поприветствовать нас. Кивнув Мистхил, я поцеловал свою поняшу и поплотнее запахнулся в черный халат, с мрачным выражением лица обозревая содержимое стола.

— Бутерброды с цветами, о, Магия, неужели на этом можно прожить? Я хочу мясо...

— Кончилось. Нейтрально произнесла Твайлайт, указав на шкаф, где хранились куриные яйца. — Между прочим, сегодня утром прибыли торговцы-чейнджлинги во главе с послами.

Мои руки ощутимо дрогнули, но яйцо я не выронил. Чейнджлинги, народ оборотней. Какая радость, что Ночной Страже не надо следить за ними, у меня, чувствую, и так будет забот полон рот. Вот только наверняка теперь одна коронованная особа мне не даст покоя, пытаясь разгадать мою "тайну".

— Кстати, почему это пони странные существа? Твайлайт откусила кусочек бутерброда, а я терпеливо ждал, когда она начнет запивать его соком.

— А, да я интересовался частотой активности в табуне у пони... Ну что ты сразу поперхнулась? С этими словами я несильно постучал кулаком по груди закашлявшейся поняши под аккомпанемент тихого хихиканья двух кобылок — стучать подавившейся пони по спине просто бессмысленно, никакого эффекта этим не добиться.

— Гх-гх-х... Мистхил, ты ничего не слышала! Строго просипела Твайлайт, заливаясь густым румянцем и глядя на мою подчиненную, с невинным видом уткнувшуюся в книгу. Единственное, что портило всю картину — широкая такая улыбка от уха до уха.

— Мистхил. Я серьезно посмотрел на единорожку, которая тотчас кивнула, несильно цокнув копытцем по столу. — Благодарю.


Закрыв за белой поняшей дверь, Спайк вернулся в свою комнату, прихватит миску с мелкими рубинами и какой-то фолиант, в то время как мы расположились на полу библиотеки.

— Пробуждающий, Пробуждающий, Пробуждающий, п, п, п... Аааа, ёлки! Нету ничего подобного на эту тему! Твайли мрачно огляделась по сторонам, задумчиво приставив копытце к губам. Она такая милашка, когда пытается что-то вспомнить или решает какую-то задачу.

— Может, мифы и легенды? Поинтересовалась Луна, вытягивая телекинезом толстенные фолианты, но, в отличии от юной принцессы, аккуратно возвращая их на место.

— Нет, помнишь, Твай, вендиго говорила о других мирах? Боюсь, у нас есть лишь один по-настоящему правдивый источник. На этой фразе я услышал тихий хлопок и голос Дискорда за спиной.

— Ну вот, хоть у кого-то хватило ума вспомнить обо мне! Дэс, ты не носишь мою шляпу, я так и обидеться могу.

"Ага, частица самого Хаоса вдруг обидится на то, что я не ношу трилби в помещении..."

Едва я повернулся в ту сторону, где стоял наш гость, как он мгновенно переместился к Твайлайт, энергично тряся ее копытце, после чего проделал ту же манипуляцию с Луной.

— Ах, как же давно я наведывался в Понивилль! Кстати, Флаттершай никуда не уехала? Впрочем, неважно, я ее в любом случае найду.

С каждым предложением драконикус перемещался в пространстве, заставляя нас крутить головой. Впрочем, он быстро понял, что так лишь запутает нас, потому сотворил синюю кушетку, на которой спокойно разлегся, с интересом глядя на нашу компанию.

— Итак, что вам нужно услышать из моих уст?

— Ты и так знаешь, Дискорд. На мою реплику он как-то особенно хитро улыбнулся и исчез, после чего его лицо отпечаталось на полу передо мной.

— О, я то знаю, Дэс, вопрос другой: ты то представляешь, что тебе необходимо услышать?

В ответ я мог лишь молча пожать плечами: слишком много знал Дух Раздора, чтобы вот так просто давать ответы.

— Ты как слепой котенок, оказавшийся в непонятном окружении и старающийся узнать все, тычась носом во все стороны. И, кажется, ты мало что обнаружил таким способом.

Воплощение Хаоса задумчиво перетасовывало в руках колоду карт, периодически останавливаясь для того, чтобы посмотреть куда-то в середину стопки. На последних словах он начал выкидывать карты на пол перед нами рубашкой вверх, впрочем, спустя мгновение на них проявлялись изображения, выполненные на манер витражей, которые я видел в Кантерлотском Замке. Вот два аликорна склонились над человеческой фигурой, на следующей он обнимает их, сидя на полу библиотеки... Карт было не так уж мало и все они отображали мою историю жизни в Эквестрии.

Предпоследней картой он выкинул исцеление Дерпи, затем на пол выпала пустышка.

— И что это значит? Мрачно поинтересовалась Луна, переворачивая телекинезом одну карту, где мы "праздновали" День Согревающего Очага. — Клянусь Ночью, если ты подсматривал...

Дискорд лишь отмахнулся когтистой лапой на ее угрозу, доставая из воздуха томик с изображенными на нем зверями. На обложке я успел заметить лишь змею и барсука на фонах разных цветов, когда книга пропала с громким "пуф", а драконикус вытащил очередной том, который поставил перед собой.

— Мне кажется, стоит поиграть в игру...

— У нас нет времени на глупые игры, Дискорд! Твайлайт раздраженно поднялась на ноги и попыталась подойти к библиотечным полкам, но затем вновь оказалась сидящей на полу между мной и Луной.

— Принцесса Твайлайт Спаркл! Я здесь не для того, чтобы выслушивать ваши недовольные реплики, будь моя воля, вы бы сами разбирались со всей этой веселухой, что вы тут наворотили!

С этими словами помрачневший Дух Хаоса щелкнул пальцами и книга побежала в мою сторону на отросших бумажных ногах. Оказавшись рядом со мной она подпрыгнула и упала мне в руки, тотчас вернув себе обычный облик. Повертев ее и найдя лишь надпись на обложке, я прочитал название небольшого фолианта.

— "Эффект Призывающего в совокупности миров." Что это?

— То, что вы будете читать в течении ближайших дней. Ах, да, ведь стоит еще рассказать о Древних...

— Нет. Я с удивлением оглянулся на Луну, смотрящую в пол. — Я сама расскажу им.

— Им? На этот раз свое удивление решила выказать Твайлайт.

— Ну, вроде как все, я выполнил свою часть. Дискорд хитро улыбнулся и пропал с громким "арревидерчи, я опаздываю на чаепитие!"


Странный зал с тронами ничуть не изменился, когда мы появились там, лишь эти странные кресла пришли в движение, создавая треугольник, в то время как места для Селестии, Зекоры и серые троны отодвинулись в сторону. Замок-во-сне, это место всегда с радостью откликалось на зов, вот и теперь, по просьбе Луны, мы отправились в грезы, чтобы выслушать ее рассказ.

Сев на свой "трон", я дождался, пока аликорночки займут свои места, после чего мы с Твайлайт посмотрели на ночного диарха с нескрываемым интересом. Прокашлявшись, Луна посмотрела на потолок, словно набираясь храбрости, после чего посмотрела на нас...

— Каждая разумная раса нашего мира имеет неких... вождей... пророков... Нет, скорее просто тех, кто представляют свой народ.

— Представляют где или перед чем? Не вытерпел я, но Луна лишь пожала плечами.

— Не имею ни малейшего понятия. Но эти представители, "Древние", более могущественны, чем их собратья по расе. И у пони это мы, аликорны, то есть Селестия, я, Кэйденс, и ты, Твайлайт.

Взглянув на лавандовую аликорночку, я вполне логично наткнулся на ее шокированный взгляд — кажется, она только-только смирилась с ролью принцессы целого королевства, а теперь оказывается, что она представляет целую расу.

— И нет, Твайлайт, этот титул ничего от тебя не требуется. Ну, больше того, что ты делаешь.

Видимо, зная характер своей кобылки по табуну, Луна решила сразу успокоить нашу любимую, дабы потом не пришлось вытаскивать ее из поиска какой-нибудь инструкции "как быть Древним".

— А она... Ну... Не молода для такого титула? Озвучил я пришедшую в голову мысль, за что схлопотал подзатыльник телекинезом, хотя не уверен, что это тогда можно назвать подзатыльником.

— Ты что, намекаешь, что мы с Тией уже древние развалины? Строго поинтересовалась аликорночка, хотя сама она была готова рассмеяться. — Кэйденс ненамного старше Твайлайт, но нет, она тоже относится к Древним. К тому же, Император грифонов также является своего рода "аликорном" для своей расы. Поверь, ты поймешь это, когда его встретишь. Но не все Древние такие же долгожители, как и мы, они живут подольше своих собратьев, но не бессмертны...

— Постой, постой... Я поднял руку, прерывая любимую. — Старейшина драконов, Император грифонов, Принцессы Эквестрии... Они ведь все вожди своих народов?

В очередной раз Луна отрицательно покачала головой, начав перечислять другие народы.

— Древние ослиного народа, сфинксов, минотавров и многих других рас не стоят у власти. На самом деле, мы почти никогда не объединяемся, если только под угрозой исчезновения не стоит весь наш мир. В иной случае каждый занимается тем, чем ему хочется заниматься.

— А есть ли расы без Древних? Твайлайт уже отошла от удивления и теперь что-то бешено строчила в появившемся перед собой блокнотике, забыв, что находится во сне и не сможет забрать его с собой.

— Да, в некоторые промежутки времени многих рас они теряли своих Древних или же думали, что теряли их. Впрочем, я точно знаю тех, кто навеки утратил шанс увидеть своих вождей. Зебры.

— Зебры? Синхронно воскликнули мы с Твайлайт, одновременно подумав о Зекоре. — То есть, когда-то были другие аликорны? Но где они теперь? Что с ними случилось?

Подождав, пока мы перестанем перебивать друг друга, Луна указала на потолок, прося у меня позволения управлять моим сном, после чего на ночном небе ярко вспыхнули шесть звездочек, находящихся недалеко друг от друга.

— Когда-то давно, зебры под предводительством своих Вождей решили начать завоевание всего мира. На их пути тогда встали иные Древние, мы с Тией были слишком неопытны и слабы, что бы вмешиваться в тот конфликт, но... Но теперь ими правят "принцессы" — потомки тех, кто был с аликорнами в дальнем родстве. Да, те аликорны могли иметь жеребят, но очень редко дети перенимали их силу... Если честно, я не понимаю, зачем Дискорду было нужно, чтобы я рассказала это вам... Впрочем нет...

Луна слезла с трона и начала нервно ходить по залу, ее грива начинала течь то в одну, то в другую сторону, словно не понимая, чего от нее хочет хозяйка.

— Было еще... Мы следили за границами, но...

Ее странные бормотания заставляли нас нервничать, но мы старались не шелохнуться, чтобы не помешать Луняше. Понять еще, что именно она делала или что именно она пыталась вспомнить. В какой-то момент она остановилась как вкопанная, после чего бросилась в мою сторону, напугав меня своим поведением.

— Глаза! Посмотри мне в глаза! Вот теперь я точно ничего не понимал, но послушно посмотрел в глаза любимой. Через пару секунд она отодвинулась от меня, ошеломленно глядя на меня.

— Да в чем дело? Наконец не выдержала Твайлайт, переводя взгляд с меня на стоящую передо мной кобылку.

— У Древних было еще одно задание... Медленно произнесла Луна, наконец усевшись на свое место. — Мы следили за тем, чтобы ничто или никто не проник в наш мир в обход барьеров. Обычно все, кто пытался попасть в наш мир встречались с Древними и получали...

Луна помахала копытцем в воздухе, стараясь подобрать слово.

— Печать? Пропуск? Ну, нечто вроде пропуска. В ином случае мы бы чувствовали того, кто прошел без проверки.

— И-и-и? Молодая волшебница попыталась подтолкнуть свою любовницу к ответу, но затем перевела взгляд на меня. — Дэс?

Темная аликорночка кивнула.

— У него нет печати ни одного Древнего и он не ощущается как иномировой гость. Это значит только одно — он стал жертвой очень странного заклятья. Это даже не телепортация, не переход... Я не знаю... Я спрошу, конечно, Тию, но...

Она беспомощно развела копытцами, глядя на нас...

Глава 13.4 Немного книжек, сэр!

От звезд — к терниям.

Воровато оглядевшись по сторонам, Ночная Принцесса всея Эквестрии тихо проскользнула рядом с кроватью, искренне надеясь на то, что тихий цокот ее копыт не разбудит человека и младшую кобылку. Для подобного поведения были причины: опустив луну, аликорночка вспомнила разговор с Зекорой, где та упоминала дневник их возлюбленного, половину которого она не могла перевести и теперь параспрайт любопытства с энтузиазмом доедал ее совесть, которая последние полчаса взывала к своей хозяйке на предмет своего наличия.

"Ну правда, там ведь ничего такого нет, да и Дэс наверняка знает, что Зери находила его записи."

Любопытство лишь одобрительно заворчало, спешно зажевывая последние попытки совести напомнить о личной собственности. Именно пресловутое любопытство спасало аликорнов от становления совсем уж бездушными полубогинями, потому она всегда с удовольствием потакала этому чувству.

Тихо открыв прикроватную тумбочку телекинезом, Луна пару минут осторожно перебирала свитки, пока, наконец, не наткнулась на черную книжку с псевдо-кожанной обложкой. Стараясь не шуметь, кобылка аккуратно вытащила свою находку и, закрыв ящик, как можно незаметней покинула место преступления. Спустившись на первый этаж библиотеки, она уселась за стол, включила светильник и с любопытством уставилась на дневник человека.

"Интересно, что он там пишет?"

Открыв дневник, она пару минут бездумно смотрела на краткие записи, сделанные рукой Дэса, после чего досадливо поморщилась — они все были на его родном языке и даже если бы она научилась говорить на языке своего возлюбленного, письменности магия не обучала. Принцесса недовольно фыркнула и начала переворачивать страницы, с интересом глядя на необычный алфавит. Впрочем, она могла заметить некоторые слова, написанные с большой буквы, разумеется, это были имена, и одно, состоящее из четырех символов, точно было ее собственное — в отличии от других, оно никак не сокращалось в объеме.

— Не то, не то, не то... О, нашла! Кобылка довольно улыбнулась, заметив первые слова на эквестрийском. — "Эквестрия." Хмпф, у жеребят первое слово "мама" или "папа". Хмыкнула пони, переворачивая страницы. Спустя пару минут она недовольно хлопнула копытцем по столу — все интересные наблюдения или мысли человек записывал на своем родном языке, так как ей доставались лишь рецепты зелий или совсем скучные наблюдения за природой, которые она по большой части и так знала.

— Нечестно. Буркнула принцесса, пролистывая книжку, постепенно доходя до более свежих записей: слава Ночи, хотя бы даты он писал на их языке, как только выучил его с Твайлайт.

— Хм, вчерашняя запись? "Который день меня тревожит некоторая странность в поведении своих любимых..." Какой романтичный жеребец. Хихикнув, словно молодая кобылка, Луна вернулась к дневнику, уже зная, о чем эта запись. — "... если первое время после нашего сближения мои поняши вели себя так, как и ведут себя влюбленные — то есть, говоря фразу "спать", мы никогда не подразумевали "сон", то после определенного периода отношений они стали заметно охладевать к сексу. И вроде бы они получали от этого не меньшее удовольствие, чем обычно, но тем не менее факт оставался фактом — казалось, им перестали нравиться наши ночи." Вот глупый...

Луна вздохнула, ругая саму себя за то, что не вспомнила об этом пункте еще раньше, ведь их возлюбленный был совершенно иного вида, да еще и не из этого мира. Мысленно стукнув себе по голове копытом еще раз, она склонилась над дневником, предварительно выключив светильник — Тия уже поднимала солнце и для аликорна было достаточно света, чтобы продолжить чтение.

— "Я даже подумывал о том, чтобы поговорить с ними об этом напрямую, но что-то всегда удерживало меня от этого. Впрочем, вчера мое непонимание перевесило это "нечто", потому я просто спросил у Луны. О, Ночь, Магия и Природа, я идиот и осел, только так я могу себя оценить." Ну, я бы так не сказала.

Кобылка хихикнула, вспоминая лицо человека, когда их разговор закончился. Покосившись в сторону окна, принцесса точно определила время и уткнулась в записи: скоро должна была встать Твайлайт, а значит, нужно было поторопиться.

— "Как оказалось, поведение кобылок немного отличается от поведения женщин именно из-за системы табунов/пар в этом мире. Мне всегда было интересно, как жеребцы умудрялись иметь столько подруг и "не сходить с дистанции", ведь это же физически непосильная ноша! Я даже списывал все на различия между видами и большую выносливость. Ага, щас, держи карман шире,... ." Хм, странно, почему он закрасил свое имя?

Луна задумчиво приложила копытце к губам и, поймав себя на этом жесте, улыбнулась — подобную привычку она скопировала у Твайли и старшая сестра уже не раз подкалывала ее на эту тему.

— "После пары месяцев более бурного желания кобылки начинают... Я называю это "успокаиваться", получая большее удовлетворение от более редких занятий любовью, подобный "цикл" не причиняет никаких проблем организму, не знаю почему, остается лишь развести руками и произнести "магия!". Именно эта особенность их организма позволяет создание табуна с таким большим для людей количеством... кобылок.

Черт, в этом языке нету письменного эквивалента слову women.

Хм, кстати, вторая забавная особенность, это то, что низкий уровень минимума ласк не означает, что кобылки становятся фригидны, при внимании со стороны... Ну вот, опять нету слова эквивалентного man. Ладно, пускай будет "жеребец". В общем, при внимании со стороны жеребца их организм действует так же, как предполагается. Хм, а я боялся, что мне не хватит сил или им перестало нравиться... Надеюсь, этот дневник никто не читает, иначе мне надерут уши — уж я то знаю, как пони воспринимают заниженную самооценку у своих жеребцов." Хм, значит заниженная самооценка...

Темная аликорночка закрыла книгу и хитро ухмыльнулась. Кажется, стоит напомнить ему, что бывает с теми, кто плохо думает об их жеребце. Даже если это он сам. С подобным настроем она встала из-за стола и направилась наверх, чтобы вернуть дневник, улыбаясь каким-то своим мыслям...


— Доброе утро, пора вставать!

— Обычно это моя реплика... Пробормотала Твайлайт, прижавшись теплым животиком к моей спине.

— Обычно вы будите меня раньше полудня и я все еще не понимаю, почему я такой добрый. Я через силу открыл один глаз, чтобы встретиться взглядом с Луной. Обычно именно она была первой и последней, кто вставал в нашем табуне: когда опускала луну и когда поднималась из-за побудок неугомонной младшей аликорночки.

— Сегодня выходно-о-ой, даже у меня, я столько времени копалась в расписании, отложила пару важных книг и выкроила время для Дэса! Я никуда не иду. В подтверждение этих слов она прижалась ко мне посильней, накрыв нас крылом. С тихим смешком Луняша забралась на кровать, вынуждая меня открыть второй глаз как раз в тот момент, когда она помахала книжкой, которую удерживала в воздухе телекинезом.

— То есть ты не хочешь почитать книгу, которая, я уверена, не существует в нашем мире, и где описаны совершенно новые магические явления?

— Это запрещенный прием. Мрачно произнесла Твайлайт, подтянув магией подушку Луны и прижав ее к голове на манер гигантских беруш. — Я думала прочитать ее после обеда, а перед этим позвать Зекору и... А-а-ай!

Мы оба подпрыгнули на кровати, пусть и по разным причинам. Оглянувшись, я увидел довольно улыбающуюся зеброчку, которая, судя по всему, ткнула Твайли носом, вызвав такую бурную реакцию своим неожиданным появлением. Мне оставалось только рассмеяться и вытянуть вперед руки. Не заставляя меня ждать, Зери быстро забралась на кровать и обняла меня, подарив долгий поцелуй.

— Думаю, мы уже в сборе, потому, все вниз, на завтрак, а потом... Хм... Ну, например, на пикник? Только ближе к лесу, иначе, боюсь, наши подданные не дадут нам отдохнуть...


Весеннее солнце согревало землю, заставляя деревья в спешном порядке наряжаться в почки, которые вскоре раскроются под воздействием магии этого мира. Здесь каждый сезон ощущался так ярко, словно кто-то плеснул в воздух концентрат, заставляющий всех и каждого понять и почувствовать — нет, это не конец зимы, это самая что ни на есть весна, пусть и началась она день назад. Зато одним и лучших плюсов подобной смены времен года было то, что можно было расстелить теплое покрывало на землю и наслаждаться свежестью без опасливого слежения за небом — а ну как опять рухнет снег? Подобного безобразия погодные пегасы не могли себе позволить, особенно если учесть, что Рэйнбоу Дэш с особым энтузиазмом расчищала небо, наплевав на обычные перерывы на сон, которыми она так часто грешила на моей памяти.

Найдя небольшую полянку недалеко от дома Флаттершай, я снял модифицированный под человека рюкзак (еще одна работа Рэрити), после чего достал оттуда одеяло, скептически посмотрев на землю.

— Все еще не понимаю, как можно нагреть почву до такого состояния, чтобы сразу же сажать туда семена или просто садить на нее без опаски отморозить себе все... То есть простыть.

В ответ аликорночки лишь с улыбкой пожали плечами, в то время как зеброчка с задумчивым видом копалась в седельных сумках, которые она принесла из дома. К моему неудовольствию на свет появились бутыльки с темно-фиолетовой жидкостью.

— Не-е-ет, ты не заставишь меня это пить!.. Беспомощно простонал я, глядя на тару с искаженным отваром. — Мой уровень магии и так весьма велик благодаря почти постоянным ночным рейдам по снам. Я уже могу сравниться по силе с каким-нибудь военным магом!

— Во первых... Непререкаемым тоном заметила полосатая ведьмочка, поставив сумки на землю. — По сравнению с боевыми магами у тебя очень узконаправленная магия, во-вторых, ты все еще очень неэкономно, по словам Твайлайт, колдуешь. И в-третьих, от твоей магии зависит то, выживешь ты или нет, если что-то случится с тобой на охоте в лесу. Так что пей! Не дав мне открыть и рта, она подхватила флакон и встала на задние ноги, оказавшись примерно на одном уровне с моим лицом. Понимая, что этого не избежать, я осторожно взял тару и спустя несколько секунд вернул ее обратно, кривясь от острого вкуса.

— Видишь, и никаких проблем. С этими словами она забрала пустую бутылочку, быстро поцеловала меня в губы и опустилась на четыре конечности.

— Как с ребенком маленьким... Я постарался придать голосу обиженные нотки, но это мне не сильно удалось, судя по скептическому выражению мордашек остальных кобылок, потому оставалось лишь пожать плечами и разложить покрывало на земле.

Через некоторое время мы, наконец, обустроили свое место для пикника и улеглись в ряд, чтобы каждый участник сего действа мог заглянуть в книгу, лежащую передо мной. Впрочем, оказавшаяся сбоку Твайлайт долго бурчала о том, что ей не видно, после чего просто напросто поднялась в воздух и приземлилась мне на спину.

— Твайли, ты что, маленький жеребенок, тебя так и тянет на спине покататься!?..

— Я оттуда ничего не разбирала! Поерзав пару минут, она нашла наиболее удобную для себя позу, положив голову на мое плечо и уставившись на закрытую книгу. — Начнем?

Остальные кобылки лишь закатили глаза и слабо улыбнулись, после чего Луна открыла ближайшую сумку и пролевитировала нам по яблоку. "Где-то я это уже видел... Но тогда нас было двое." Почему-то вспомнилось мне, но эти мысли быстро улетучились, когда молодая аликорночка нетерпеливо куснула меня за ухо, вынуждая открыть книгу.


"Именем Альснира, да снизойдет покой на наши души..." Гласило вступление, выведенное эквестрийскими буквами. Было понятно, что Дискорд озаботился переводом фолианта иного мира, но все равно, это было непривычно и... странно. Некоторые существа этого мира знали о множественности миров, по большей части это и были Древние, за исключением некоторых волшебников и ученых, живших многие века назад и крепко держащих языки за зубами.

"Сей труд написан Верховным Жрецом Альснира для тех, кто придет за нами. Наш мир обречен, врата закрываются, а твари штурмуют наши последние цитадели. Мы оказались не готовы к тому, что обрушилось на наш мир. Мы продержимся неделю, может две, за это время все те, кто не может сражаться, будут писать сей труд. Мы знаем, что нам не спастись, наши воины и чародеи сильны, наши жрецы проводят волю богов, но наш враг велик и Верховные Жрецы и Короли понимают, что все обречены. Потому слушайте и внимайте, ибо Призывающие могут явиться и в ваш мир."

Оторвавшись от книги, мы обменялись недоуменными взглядами: видимо, дела в той реальности пошли настолько плохо, что лучше даже не представлять. Пожав плечами, я перевернул страницу. Судя по всему, весь труд представлял собой странную помесь дневника и энциклопедии, как я смог убедиться, заглянув в середину книги и наткнувшись на какую-то диаграмму.

"Призывающий — это печать, налагаемая на мир, где большая часть зла спит под гнетом веков. Им станет любой, пришедший из-за границы пространства, чей путь был окроплен кровью.

Наша страна была в Золотом Веке, так мы называли годы, когда земля давала богатые урожаи, а спокойствие и мир воцарились в сердцах наших народов. Чародеи соединяли миры, торговля и культура процветали, но однажды некий странник прорвался сквозь тенета барьеров и вошел в нашу действительность. Он прошел через многое и искал покой, но мы не приняли его, ибо кровью обагрены были его руки и изгнали наши люди из городов его. А вскоре начали пробуждаться те, кто в прошлом терзал этот мир и с каждым годом приходили магические гонцы от того, кто назвался Повелителем. И чем дальше крепчал его гнев, тем больше тварей выползало из теней нашей родной земли.

Читающий, ты можешь удивиться тому, как это стало известно, но помни, что наши чародеи умны и сильны, они пронзали магию и видели многое. А теперь Призывающий штурмует наши твердыни через тех, кто проснулся от вековечного сна, а врата в иные миры в спешке запечатываются, ибо зов этого проклятья может прорваться сквозь пространство и время, заразив иные народы. Мы не виним их в этом, их правители думают о своих подданных. Это было лишь краткое описание то, что разрушило наш мир..."

Захлопнув книгу почти в самом начала чтения, я уронил на нее голову и непроизвольно сжал зубы.

"Неправда... Это ложь... Не может один разрушить весь мир... Абсурд..." И что-то внутри меня говорило — нет, в книге не было лжи, умирающим не было нужды врать. Если только это не было какой-то странной шуткой Дискорда. "Но это же..."

— Глупо. Раздался голос Луны, заставив меня вздрогнуть и повернуться в сторону поняши. В ее глазах не было ложной бравады, она не пыталась подбодрить меня. Подтянув книгу поближе к себе она открыла ее и начала быстро листать, бегло пробегая глазами по главам.

— Не то, не то, не... А, вот. Условия появления. Мхм... Время появления не важно, облик различен... Ага! Она торжествующе усмехнулась и пододвинула труд некоего Жреца ко мне, указав копытцем на абзац. — Читай отсюда.

— Ну... Ладно. Я пожал плечами и осторожно забрал "Эффект Призывающего в совокупности миров" из телекинетической хватки аликорночки.

— Так... "Из слов немногих путешественников между мирами, что еще пробираются в нашу вселенную говорят о том, что наша родина далеко не первое место, где объявился Призывающий. Это может быть любое существо, проклятое некими силами на вечный зов тьмы, прячущейся в тенях любой земли. Они не являются изначально злыми созданиями, да и о проклятье своем узнают далеко не сразу. Аррргнш-Асуб, один из странников по мирам, утверждал, что не раз встречал Призывающих, которые смогли пересилить себя, несмотря на то, что до этого они могли творить зло до становления Призывающими. Такой отказ от своей судьбы и более того, борьба с такими порождениями своего же зова внушительно ослабевало их проклятье. Не знаю, так это или нет, но мы собрали множество историй о разных формах и степенях этой "болезни", как ее называют наши ученые..."

На этом моменте Луна вновь прервала меня, отбирая книгу телекинезом и выискивая новый абзац, после чего вновь вернула ее обратно с удивленным выражением на мордочке: там, куда она хотела ткнуть копытцем уже была небольшая пометка в виде маленькой фигурки Дискорда на полях страницы.

— Ему бы только бумагу марать... Неодобрительно буркнул я, принимаясь за чтение. — "Должен заметить, что многие очень скептически относятся к этой теории, но великая Нэйа, богиня любви, иногда мне кажется, что ты бы поняла меня. Говорят, Призывающий — это проклятье не мира, а существа, которое прошло через нечто мрачное и теперь не может до конца избавиться от этого. Говорят, что любовь и привязанность должны развеять или ослабить это проклятье. Вот только мало у кого это получается, так как одно из правил рождения Призывающего — они попадают в миры, отличные от своего, где нет тех, кто разделит их тьму..."

Закрыв книгу, я опустил голову на ладони и серьезно задумался.

Сколько теней, лишь ступи за порог,

Столько ночей проведешь вдоль дорог.

Проклят навеки, томимый во тьме,

Поймешь ли, где зло принесу я земле...

Почувствовав дыхание Твайли у своего уха, невольно попытался повернуться в ту сторону, но был остановлен мягкими касаниями ее нежных губ. Две другие кобылки прижались ко мне с боков, ощущая мое состояние.

— Мы тебя не отпустим... Прошептали они в одно мгновение, словно сейчас были одним целым. — Мы не позволим, если ты сам не захочешь этого.

Я помотал головой, чувствуя их тепло. В груди было тесно, словно мне не хватало воздуха. "У меня есть шанс... Если то, что здесь написано — правда, мы можем сдерживать зов, а я буду очищать Эквестрию от того, что все же пробудилось."

— Пока Призывающий любит и любим, он не опасен ни для кого.

Даже не поворачивая голову в сторону Луны можно было понять, что она улыбается. Оказалось, что факт любви к говорящим пони оказался как минимум не отрицательным в истории целого народа и моей биографии. Осознав это, я расхохотался.

— Вы понимаете, что этот мир избег большой опасности лишь благодаря моей извращенности?

— Эй!.. Синхронно воскликнули кобылки, каждая со своей стороны ткнув меня копытцами.


Уже собирая остатки пикника, я все не мог избавиться от некоторых мыслей.

*Странно, то я не мог найти свою возлюбленную там, у людей, то вдруг нашел нескольких тут. Правда, они не люди, но более того, они вообще почти неотличимы от обычных наших пони, ну, за исключением пары аспектов.*

С подобными терзаниями я утрамбовывал покрывало в рюкзак, пока кобылки засовывали мусор в пакеты.

"И ведь не сказать же, что на Земле я был... Хм, зоофилом? Нет, ксенофилом? С чего бы тогда..."

— Дэс, ты идешь? Три милашки подмигнули мне и одновременно двинулись в сторону библиотеки, о чем то негромко переговариваясь. Спустя пару секунд я поймал себя на том, что мой взгляд чаще всего останавливался на их, скажем так, задней части, даже если учесть, что магия скрывала все самое интересное.

— Черт, как они это делают? Возмутился я, закидывая рюкзак за спину.

Глава 13.5 Правда иных миров

Пс-с-ст, парень, хочешь немного магии?

Начерченная на полу фигура представляла из себя круг с начертанными внутри него письменами на древне-эквестрийском. Сейчас он размеренно пульсировал, заливая комнату синим светом. Стоя рядом с ним, я невольно нервничал от влитой в него энергии: без помощи аликорнов, их опыта и магии мне потребовались бы годы на воссоздание подобного шедевра, в то время как Луне и Твайлайт потребовалось пару часов на то, что бы начертать письмена и заполнить их магией.

Все началось с того, что я загорелся идеей взглянуть на иные миры, пусть и без возможности побывать там — я не хотел, чтобы мое присутствие натворило там немало бед. Как оказалось, это было не так уж сложно... Для принцесс, вот только сами они не могли воспользоваться подобными чарами, так как они категорически не накладывались на большую часть рас, обитающих в этом мире. Мы потратили пару дней на то, чтобы провести точные расчеты и убедиться, что мое тело не размажет по внутренней площади круга, за это время к нашим расчетам успела подключиться Мистхил, которая осталась в городе на несколько дней — ей явно понравился Понивилль, а узнав о нашей затее, с невиданным энтузиазмом принялась за работу, пообещав подключить к этому своего брата. Не то что бы это меня опечалило, но я придерживался мнения, что чем меньше пони об этом знают — тем лучше. Вот только уже никто не интересовался моим мнением: уцепившись за возможность послать кого-либо в иные миры, Твайлайт, как ярая исследовательница, засела за книги вместе с Луной и единорожкой. Нам с Зекорой оставалось лишь вздыхать и маяться бездельем.

Но, рано или поздно, все заканчивается, и вот я стою у круга и, честно говоря, начинаю чувствовать, что моя решительность медленно сдается под натиском здравого смысла.

— Мда... Назвался клизмой полезай в... Гхм, ладно.

Переступив границу фигуры, я встал ровно в фокус и повернулся к своим поняшам, которые стояли у небольшого пюпитра, на котором лежал небольшой свиток.

— Так, Дэс, теперь раскинь руки в стороны и откинься назад. Не беспокойся, магия будет поддерживать тебя на весу и ты никуда не упадешь.

Выполнив указание Луны, я с некоторой опаской расслабил ноги, ожидая неминуемого падения, но в ту же секунду почувствовал теплую волну чистой магии, подхватившей мое тело и удерживающего его в подвешенном состоянии.

— Дальше. Хм... Если честно, я никогда не путешествовала по мирам, так что я понятия не имею, как именно будет проходить "поездка", только ты должен помнить — твое тело останется здесь, в библиотеке, тебе ничто не может навредить.

Кивнув, я закрыл глаза, дожидаясь дальнейших инструкций, но аликорночка начала читать заклинание и после первых же слов я отключился...


— Дэс... Дэс! Что с ним?

— Твайлайт, успокойся, он увидел множество разных миров, дай ему прийти в себя.

— Ему плохо!

Голоса звучали глухо, словно я слышал их сквозь толстый слой ваты. Примерно тем же ощущались руки и ноги — большие ролики из ваты, которыми даже пошевелиться не получится.

— Не совсем, не обращай внимания на свечение тела — он просто возвращается. Дай ему немного времени.

Луна говорила как всегда уверенно, внушая чувство спокойствия в собеседника, вот только Твайлайт всегда начинала нервничать, если дело касалось трех вещей — ее расписания, общения с принцессой Селестией и моим состоянием. И, должен заметить, что последнее время именно я был причиной того, что у молодой волшебницы мог случиться нервный срыв. А уж что я слышал от ее подруг про свою кобылку в этом состоянии... Нет, я точно не хотел бы в этом участвовать, потому я попытался открыть глаза. Резанувший по ним свет заставил меня невольно застонать и попытаться отвернуться.

— Видишь, дорогая, с ним все в порядке. А теперь будь так добра, помоги Зекоре стереть фигуру, она уже не нужна.

Я почувствовал, как моего лба касаются мягкие губы и быстрый цокот возвестил о том, что мы с Луной остались в относительном одиночестве.

— Отдыхай, лежи и слушай. Да, и не открывай глаза, тебе сейчас даже свет от свечей покажется ярким солнцем. Ты был под действием заклинания два часа нашего времени, слабость всего тела — это нормально. Понимаешь, каждый реагирует по разному на это заклинание, потому я просто проверяю твое тело диагностическими медицинскими чарами и буду говорить, что можно считать нормальным, а что — нет. Эх, Тие все виды целительства лучше даются, интересно, как она тебя при первой встрече нечаянно не убила своей магией...

Луна тихо хмыкнула и ласково ткнулась мордочкой мне в щеку.

— Чувствую, Твайлайт закидает вопросами, когда ты придешь в себя. Хм... Тело в полном порядке, пусть и функционирует от темной энергии. Ну что это за странная жизненная схема... Пробормотала аликорночка, проводя какие-то магические манипуляции, которые ощущались мною как прохладные потоки ветра, проходящие сквозь мое тело.

Я попытался вспомнить все то, что мелькало перед глазами. Ничто. Океан, состоящий из некой материи или пространства, среди которого спасительными островками виднелись сферы иных миров. Их было... так много. Какой-то частью сознания я понимал, что передо мной лишь мельчайшая часть всей вселенной и чтобы добраться до "края" этого океана нужно быть Высшим, иначе на это не хватит и вечности. Помню, как мое незримое "я" тянулось к ближайшим мирам, картины дикой природы сменялись цивилизациями и далеко не все они принадлежали людям. А затем...

Я резко сел, не обращая внимания на предостерегающий вскрик Луны.

Я видел Эквестрию. Я видел множество копий этой реальности, начиная от тех, которые никак не отличались от "моей", заканчивая... Тут по спине пробежали мурашки. Обезвоженные пространства и покосившиеся дома. Странные создания, напоминающие собак, пирующие на останках неудачливого путешественника.

Иные миры, где вечная ночь обернулась жуткой жизнью под гнетом Найтмер Мун.

Реальности, куда попадали иные жители других миров.

И одна истина вновь, как и тогда, пронзила разум: где-то в глубине различных вариаций этих миров пони скрывается та, что была неким началом, прообразом, разделяясь, словно река на несколько рукавов. И я точно знал, что попал лишь в одно из отражений того мира.

— Дэс... Любимый, что с тобой? Аликорночка нежно коснулась копытцем моей груди, стараясь понять, что же со мной происходит, остальные кобылки стояли за ней, непонимающе глядя на меня.

Я видел такие вариации миров, откуда мой разум сбегал как можно быстрее, дабы не сойти с ума от невозможности происходящего. Осознание того, что я успел увидеть раскаленным прутом пронзило мозг, заставляя меня схватиться за голову и упасть набок. Столько реальностей. Вполне может быть, что где-то есть Эквестрия, где есть я, который не является никаким Призывающим, он живет спокойной жизнью, не боясь того, что однажды его мир заполонит зло, которое Дэс невольно вытащил на белый свет.

"Говорить или нет?.." Теперь я понимал всех персонажей тех книг, что я прочел еще на Земле. О, да, моя Земля так же не была "оригиналом". Именно этот выбор существа, заглянувшего за декорации своего и стоящего на перепутье — поведать всем, что есть иные "сцены", или же закрыть эту правду, иногда страшную, но правду, от других.

"Странно, "моя" Твайлайт никогда не говорила о том, что была в другом мире, как те, другие..."

— Я... Я...

"Очень информативно, идиот. Решайся уже наконец!"

Несколько раз нервно вдохнув и выдохнув словно перед прыжком в холодную воду, я поднял голову.


— Вот значит как... Задумчиво пробормотала Твайлайт. В воздухе перед ее лицом висел блокнот, куда она думала вносить всю информацию, касающуюся иных миров, но страницы были девственно чисты: аликорночка не решилась даже писать о том, что я рассказал своим любимым после того, как Луна накрыла комнату барьером неслышимости.

— Значит, где-то есть миры, где я не начинала войну... Мы знали об иных реальностях, но никогда не думали, что существуют копии нашего собственного мира. Точнее сказать, мы сами являемся копией какого-то мира... Причем, иногда кардинально отличающейся копией...

Казалось, принцесса Ночи говорила сама с собой. Зекора же восприняла эту информацию с некоторым удивлением, но после этого просто подошла ко мне и села рядом — казалось, зеброчку ни на секунду не волновала такая мелочь, как копии ее родного мира.

— Может быть, на самом деле у вас не было выбора, влюбляться в меня или нет, раз так было "уготовано" в этом реальности. Мрачно произнес я, но едва я закончил говорить, как полосатая ведьмочка весьма болезненно боднула меня в бок, заставив айкнуть и прижать атакованное место руками. — Ты чего?

— "Скажи, что ляпнул просто шутку,

Иначе жить тебе всего минутку!"

От неожиданности я даже забыл о боли в боку, недоуменно воззрившись на зеброчку вместе с аликорнами, которые, кстати, тоже было готовы устроить головомойку за мои слова.

— А я думал эффект "отторжения" не позволяет тебе вплетать стишки в повседневную речь.

Судя по тому, с каким удивлением зеброчка посмотрела на нас, она была такого же мнения. Как она сама не раз говорила мне, отсутствие стихов в моем присутствии нисколько не беспокоило ее, словно все шло так, как и должно было быть. К тому же, едва я пропадал из виду, стихи возвращались, так что это не было для нее проблемой.

— Попробуй перед нами извиниться

И отторжение тотчас возвратится.

— Ладно... Мне... Мне правда стыдно за ту глупость, что я сморозил. Произнес я абсолютно искренне, матеря себя на все корки за то, что такими темпами мрачные мысли мне скоро будут мешать нормально жить.

— Хм... Сработало. Лесная ведьмочка с довольным видом забралась ко мне на колени, пусть и не помещаясь там целиком, благо я сидел на полу и это не доставляло нам никакого дискомфорта.

— А я думал, тебе нравится твоя манера речи. Луна с любопытством посмотрела на свою любовницу, потягиваясь и расправляя крылья.

— Так и есть, я не буду говорить обычным образом, когда его рядом нет, в ином случае он словно компенсирует мою привычку. Не знаю, правда, как.

— Мда, бывает. Улыбнулся я, погладив зебру за ушком, словно большого котенка, чем заработал тихие смешки со стороны Твайлайт.

Когда большая часть фигуры все таки были убрана, а барьер снят, влетевшая в окно Рэйнбоу Дэш очень эффектно, по ее мнению, влетела в открытое окно, приземлившись на остатки письмен. Громыхнуло. Остатки заклинания отправили пегаску в очередной, пусть и краткий, но полет, который завершился как раз у моих и копыт Твайлайт.

— Твайли, напомни, низко летящие пегасы — это к дождю?

— Не знаю, скорее к болезненному и неизбежному столкновению. Подхватила эстафету фиолетовая аликорночка, с интересом наклонив голову набок и наблюдая за тем, как ее подруга приходит в себя. Не знаю, насколько крепкие могут быть пегасы, но уже спустя несколько секунд радужногривая кобылка приняла более-менее устойчивое положение, с опаской посмотрев на агрессивно сверкающие остатки круга.

— Должен заметить, что даже Дерпи не догадалась бы приземлиться на что-то магическое в библиотеке Твайлайт, хотя, это еще как карта ляжет. Кстати, Дэш, ты по делу, или как?

Пегаска протерла глаза и сердито посмотрела на меня, как если бы это я был виноват в ее неудачном появлении "на публике".

— У Флаттершай проблемы с животными из леса. Не знаю, что же такого там произошло, что даже она не может справиться, но она попросила позвать тебя как можно быстрее.

Вот чего я не ожидал, так этого того, что желтая пегаска попросит у меня помощи с лесными жителями. Что же такого могло случиться, что ей понадобилась МОЯ помощь? Кажется, подобный вопрос все присутствующие задали сами себе.

— Хм... Ну, ладно, тогда мы, пожалуй, закончим уборку. Луна кивнула, соглашаясь со словами Твайлайт, в то время как Зекора наоборот подошла ко мне, дожидаясь, пока я надену куртку и накину плащ. Что-то подсказывало мне, что все не так уж чисто, потому на выходе я прихватил тубус с косой — после Зимней уборки я начал осознавать значение фразы "береженого Бог бережет".

— Скоро буду. Надеюсь. Уточнил я, поворачиваясь к Рэйнбоу Дэш. — Пошли...