Координаты

Каково это – потерять всё? Когда надежды практически нет, можно пойти на крайние меры. Но какова цена всего этого? Будет ли шанс начать новую жизнь, оставив прошлое позади? А если ты не хочешь этого и стараешься всеми силами сохранить остатки своей личности? Но, как говорится – всё происходит не так, как бы ты не подстраховывался.

Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Винил и Октавия: Университетские дни

Утонченной выпускнице элитной школы и недоучке, стремящейся за своей мечтой придется провести много времени вместе. Смогут ли они со своим преподавателем психологии и новыми одногруппниками найти то, что им так необходимо?

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

Умойся!

От Эпплджек стало попахивать. И Рэрити полна решимости исправить эту ситуацию, с согласия Эпплджек или же без оного.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек

За Горизонтом

Что бывает, когда в простой жизни брата и сестры появляется кто-то, решивший взять всё в свои копыта, игнорируя понятие морали? Что бывает, когда мирная и привычная жизнь насильно обрывается, заменяясь навязанными идеалами других?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Форма снежинки

В последний месяц перед Днём Согревающего Очага принцесса Селестия всегда старалась завершить все дела, заботившие страну в течение года, чтобы не только не лишать своих подчинённых праздника, но и дарить его сверх этого.

Принцесса Селестия

Друзья - не нужны

После путешествия по альтернативным реальностям Твайлайт серьёзно задумалась о своей жизни, друзьях и магии. Проверив возникшие подозрения, она приходит к неожиданному выводу. А ещё здесь есть ченджлинги.

Твайлайт Спаркл Лира Чейнджлинги

Сказание о Солнце и Луне

Давным-давно, в средневековом Понивилле, жила кобылка по имени Мисти Лэйк.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Кьютимарки

Твайлайт рассуждает о кьютимарках.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Последняя тарелка

Это дневник земного пони по имени Карамель, который пережил одну из самых страшных зим в истории Эквестрии.

Дерпи Хувз Карамель

Взгляд из тьмы

Продолжение рассказа "Записки орка-лазутчика". Вопреки ожиданиям принцесс и хранительниц Элементов Гармонии, Трат все же выжил во время своего побега из замка Кантерлота. И не просто выжил,а попал обратно в свой мир, где и рассказал о своих похождениях глашатаю Ангмара, у которого в голове зародились свои планы насчет Эквестрии...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Автор рисунка: Noben
Глава 11. Ночная Стража Глава 13. Весна

Глава 12. Зимний лес

Глава 12.1 Выдвигаемся!
Времени осталось не так много, а ком проблем потихоньку нарастает...
Глава 12.2 Лицом к лицу.
Встреча с младшим вендиго не может пройти как планировалось, не так ли?
Глава 12.3 Стычка и забытый подарок.
Как она вообще оказалась в Понивилле? Кому-то стоит подучиться планировать, но конфликт в Эквестрии это или навсегда, или на пару минут. Наверно.

Знаете, карма иногда бывает такой сволочью, пишешь ты главу со скоростью 2,5к слов в день, а потом сайт с бетой рассказа ложится на долгое время, а главный "бетатестер" пропадает, как и возможность бетить самому. В общем вот. Я открестился от всех грехов. С бетой этой главы мне, кроме VioMа, помогали TiberiumFriend и Hunter of Death, за что им отдельная благодарность.

Глава 12.1 Выдвигаемся!

Холода всегда наступают внезапно.

Небольшая группа пони, передвигающаяся небольшими перебежками по заснеженному Понивиллю, наверняка привлекла бы внимание жителей городка. Вот только на улицах не было ни души — перед каждым домом стояли угрюмые статуи странных существ, наводнивших некогда спокойное место, но не только это заперло жителей в помещении. Странный холод, охвативший небольшую область страны, удерживал поняш получше ледяных волков. С каждым часом температура опускалась все ниже и ниже, от этого не спасала ни шкура, ни одежда. Даже холодостойкие пегасы не решались опуститься в замерший город, лишь дома по каким-то причинам стойко сопротивлялись ледяной смерти, даже не будучи рассчитанными на такие условия.

Та группа, что сейчас перебегала по улицам Понивилля, могла спокойно находиться в подобном холоде лишь благодаря белым накидкам, зачарованным на защиту от низких температур. Сперва Капитан Ночной Стражи считал, что подобные вещи будут нужны лишь как легкая и не стесняющая движения защита от зимней прохлады, но, как показала практика, от этих плащей зависела жизнь членов отряда и успех первой операции элиты ночного диарха.

Увы, на данный момент вся доблестная гвардия принцессы Луны состояли лишь из шести пони, четверо из которых сейчас и продвигались в сторону дома Лиры, следя за тем, чтобы маршрут отряда не приближался к сидящим у дверей волкам.

— Стоит заметить, единороги хорошо поработали над этими накидками, в них даже не надо кутаться, чтобы они начали согревать. Негромко заметил Найт Стар, поглядывая по сторонам и нервно взмахивая крыльями, будто собирался взлететь: фестралу было неуютно находиться в окружении неживых существ, с которыми он бы ничего не мог сделать, если они оживут.

— Если учесть, что они создавались для стражи замка, то этому даже не надо удивляться. Единственное, что было добавлено, так это символ принцессы Луны. Лишь плащ Капитана был сшит и зачарован по личному приказу принцессы. Произнесла Мистхил, с интересом рассматривая волков и пытаясь понять, что же заставляет их двигаться, но каждый раз досадливо мотала головой, признавая свое поражение. Все таки она была медиком и не очень хорошо разбиралась в другой магии.

— Интересно, откуда он? Пегас раздраженно топнул копытом, когда отряд остановился, что бы определиться с безопасным маршрутом. В некоторых местах статуи стояли очень близко друг от друга, заставляя Ночную Стражу тщательно прокладывать свой путь.

— Кто — он? Капитан? С этими словами белая единорожка аккуратно шагнула вперед, следя за поведением волков. Удостоверившись в том, что они никак не отреагировали, кобылка уступила место Вайт Рэму и уже потом задумалась над вопросом пегаса. — Понятия не имею. Он выглядит, как какой-то молодой минотавр, только почти без шерсти, не считая длинной гривы, тьфу, волос. Но ведь они не умеют использовать магию? А он не раз использовал волшебство при мне. Вот только оно какое-то... Темное?

— Интересно, что же в нем нашли наши принцессы? Впрочем, это как раз надо бы спросить у той зебры. Надо же, зебра в табуне с ночным диархом, представляю, как там охренели все эти выскочки на Гала. Скай Стоун последовал за красногривым жеребцом, с тоской глядя в небо. — И представляю, как краснеет стража у его покоев.

На этой реплике он получил подзатыльник от кобылки, которая, видимо, не разделяла общих взглядов о неприкасаемости жеребцов.

— Во-первых, ты хоть раз видел хоть одного стражника у дверей Дэса? Во-вторых, это не наше дело, что они там вытворяют, стоит проявлять хоть немного такта!

— Такт? У пегаса? Земной пони расхохотался, несмотря на то, что они проходили в опасной близости от одного из волков, которые, видимо, вообще не обращали внимание на Ночную Стражу. — Мистхил, ты слишком много времени провела в Кантерлоте, среди единорогов.

— Кто бы говорил, земной ты наш. Тотчас отпарировал Стоун, с облегчением посмотрев на дом знакомой Капитана, появившегося в конце улицы. — Сам то манерами не блещешь!

— Зато не лезу в чужую постель.

— И зря, чаще всего так и пропускаешь все веселье! С этими словами синешкурый пони ткнул идущего вперед Рэма, чтобы тот прибавил скорости. Двойной безнадежный вздох за спиной заставил его обернуться и хитро улыбнуться фестралу и единорожке. — Не знаю, как Стар, а вот тебе стоит попробовать затесаться в табун поближе к весне, как раз к марту успеешь.

Возмущенно фыркнувшая Мистхил уже собиралась пнуть нахала, но тут почувствовала осторожное касание в бок. Повернувшись назад, она встретилась взглядом с ночным пони, который отрицательно покачал головой и указал на волков. Стиснув зубы и кивнув, единорожка последовала за идущим перед ней пегасом. Весь оставшийся путь, они проделали в молчании. Дверь дома открыл Дэс, торопливо загоняя всех внутрь. Когда они скинули накидки, он молча указал на градусник. Бросив на него взгляд, Мистхил невольно вздрогнула, когда увидела, что ртутный столбик упал до минус сорока градусов. Единорожка повернулась в сторону Капитана и недоуменно приподняла бровь, на что тот покачал головой и взглянул в окно.

— Сейчас в Понивилле минус семьдесят градусов. Вы этого не ощущали из-за этих потрясающих накидок. Пока вас не было, я успел выяснить, что этот холод действует лишь на живых существ, стекла домов не замерзают, а в самих домах сохраняется тепло.

— Простите, а как вы это узнали? На вопрос медика человек вытянул вперед левую руку. Бледная ладонь человека так резко контрастировала с обычным цветом его тела, заставив ее испуганно отшатнуться назад.

— С каждым часом становится все холодней, к концу следующего дня придется вмешаться аликорнам, если мы не решим проблему этой ночью.

— Ночью? Недоверчиво поинтересовался красногривый земной пони, сидящий на полу и так же смотревший на побледневшую конечность Капитана. Дэс спокойно кивнул и начал шептать какое-то заклинание, после чего с досадой опустил руку и снял со спины НайтСтара тубус, куда поместил свой посох.

— Так-то лучше... Через несколько минут руку человека окутало темное облачко, а сам он скривился от боли. Наконец, чары рассеялись и Дэс потряс рукой со все той же болезненной гримасой. — Ночью, это то, чего никто не ожидает от нас. А значит, вендиго тоже не будет этого ждать. Плюс, накидки не всесильны, скоро даже они не смогут сдерживать холод. Потому, сейчас мы пробьемся в арсенал Понивилля, после чего отправимся в Вечнодикий лес. Сомневаюсь, что вендиго может прятаться где-то еще.

Все это время молчавший Мистспиер вдруг открыл глаза и посмотрел на Дэса.

— Капитан, разве вы не сказали, что принцессы возьмутся за дело лишь завтра?

Удивленно посмотрев на мага, парень прикрыл глаза, после чего резко распахнул их и повернулся в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.

— Что?!.. Твайлайт?!


Я с удивлением взглянул на единорога, и попытался почувствовать присутствие принцессы Селестии или Луны, но мягкая волна чистой магии заставила меня повернуться к ее источнику.

— Что?!.. Твайлайт?!

На втором этаже стояла юная аликорночка с немного виноватым выражением лица, одетая в такую же белую накидку со знаком Луны.

— Что ты тут делаешь? И как вообще это понимать? Желание обнять Твайли и удостовериться, что она цела, непрерывно боролось с законным желанием подняться к ней и отшлепать ее, как жеребенка, пусть даже и на глазах у Ночной Стражи. Судя по всему, это все отразилось у меня на лице, так как Твайли сделала пару шагов назад и изобразила на лице невинную улыбку.

— Я здесь для того, чтобы помочь моим подругам, запертым в своих домах.

— И как успехи? Я скептически улыбнулся и наклонил голову набок, ожидая ответа. Судя по тому, как неуверенно она перебирала ногами, Твайли еще не нашла заклинания, которое могло бы справиться с волками или повысить температуру в Понивилле. Вздохнув, я покачал головой и махнул рукой, предлагая ей спуститься на первый этаж, что она и сделала, предварительно поздоровавшись с моими подчиненными, на что те ответили вежливыми кивками.

— Ну вот и спроси сейчас. Мистхил ткнула Стоуна в бок с ехидной улыбкой, на что тот ответил невнятным бурчанием. Решив не спрашивать, о чем шла речь, я обнял любимую и указал на кресло, куда она телепортировалась.

— Итак, план прост, мы знаем, что область аномального холода накрыла небольшую часть леса. Так как вендиго распространяют холод вокруг себя, можно легко вычислить его местоположение и найти способ его... Устранить. Закончил я с небольшой запинкой, покосившись на свою кобылку. Впрочем, моя поняша создала другую проблему: вскочив на ноги, она пожелала присоединиться к операции для изучения вендиго!

— Твайлайт, ты ведь понимаешь, что после нашей встречи тебе придется писать одно из двух: внутреннее строение вендиго или скорость отмерзания частей тела пони и человека при низких температурах? Я мрачно смотрел на неугомонную исследовательницу, искренне желая завернуть ее в одеяло и оставить на диване рядом с Лирой, но, увы, мы оба знали, что даже если я истрачу всю накопленную силу, она скорее завернет меня в то самое одеяло, используя мирную магию и телекинетические поля. И владей ты хоть трижды темной магией, опыт кобылки, изучавшей магию почти всю жизнь, переплюнет даже атакующие заклинания недомага, сколько силы ты туда ни вбухай.

— Мне нужно поговорить с принцессой. С этими словами я встал с пола и подошел к креслу, после чего поднял кобылку на руки и с нейтральным выражением лица направился к лестнице. Уже поднимаясь, успел услышать тихое "ну нифига себе" Стоуна.


— Ну, он наверняка попытается ее переубедить. Мистспиер пожал плечами, в то время как его сестра пыталась сделать вид, что ей не интересно, что происходит на втором этаже.

— Любопытство кошку погубило. Произнес Рэм, вставая с пола и занимая освободившееся место. Судя по всему, остальные пони, кроме НайтСтара, не так чтобы разделяли его мнение по этому поводу, потому как спустя пару секунд пегас тихо подкрался к лестнице, следя за тем, чтобы его копыта не издавали никаких звуков. Спустя пару мгновений к нему присоединились оба единорога, правда, в этом не было нужды, так как в полной тишине дома голос человека был хорошо слышен.

— Твайли, что значит — "я никогда не видела вендиго"?! Могу поспорить, Луна и Зекора понятия не имеют, что ты здесь!

— Ну... Просто, я не нашла ничего о младших вендиго, в тот раз, когда все пони объединились, им угрожали те духи, что питались от их разобщенности. И я решила помочь Понивиллю, мы с подругами наверняка что-нибудь придумаем...

— В минус семьдесят и одной накидкой на шестерых?

Судя по всему, после этого вопроса принцесса задала себе вполне логичный вопрос, который уже был в головах всех стражников: что она действительно могла сделать с волками?

— И учти, на волков "магия дружбы" не подействует — они всего лишь безмозглые куски льда. Можно было даже не видеть Дэса, чтобы понять, с каким ехидством он смотрел на свою кобылку. Через какое-то время раздался тяжелый вздох и голос человека.

— Ты пойдешь с одним условием — если ситуация станет выходить из-под контроля, ты телепортируешься вместе с отрядом из леса.

— А ты?..

— Тебе напомнить, что происходит, когда я телепортируюсь, или же телепортируют меня? При условии, что ты вытягиваешь еще пятерых пони, меня просто...

Тут его голос стал тише, потому никто внизу так и не смог понять, что же с ним произойдет, но, судя по всему, разговор подходил к концу, потому все Стражи поспешили так же тихо вернуться на свои места. Через пару минут Капитан спустился вниз, за ним следовала принцесса, изо всех сил стараясь выглядеть так, будто ничего не произошло, но довольная улыбка то и дело появлялась на ее лице, как бы она ни старалась.

— Принцесса Твайлайт отправляется с нами...


— Принцесса Твайлайт отправляется с нами... Произнес я, чувствуя, что задание становится труднее с каждой минутой. И я думал не о понижении температуры, вовсе нет! При всей своей силе и изощренности в магии моя аликорночка имела очень неудобное в данной ситуации свойство: она может попытаться уладить все миром.

— Выдвигаемся. С этими словами я открыл тубус, чтобы вновь достать посох, после чего потянулся за накидкой, висящей на спинке кресла. Облачившись в защиту от холода, Стражи выстроились в шеренгу. Немного подумав, Твайлайт заняла последнее место в линии, и, как и все, посмотрела на меня в ожидании приказа.

— Меняем боевой порядок. Я иду впереди, Рэм прикрывает тыл. Мистхил, Мистспиер и Твайлайт идут в центре цепочки. Стар и Стоун идут по бокам от них. Пока у нас не будет доспехов и оружия, при малейшей стычке летуны подхватывают наших пеших охотников и переносят на ближайший дом. Не тратить силы на ненужные действия. И еще кое-что. Если мы не успеем найти вендиго до утра, температура опустится ниже предела накидок и они могут просто перестать работать. Думаю, не стоит вам объяснять, что это доставит нам некоторые проблемы: поддерживать барьеры тепла все время — трудная задача для молодого аликорна и единорога. Особенно при таком холоде. Всем все понятно?

Дождавшись согласного кивка всех пони, я прикрепил тубус за спиной и оперся на посох.

— Да укроют нас тени.

С этими словами я толкнул дверь и вышел на улицу.


Благодаря накидкам, температура окружающей среды совсем не ощущалась, а если учесть, что холод действовал лишь на живых существ, то никаких замерзших окон или треснувших от разницы температур стен домов мы не увидели. Продвигаясь в сторону арсенала, я старательно обходил все возможные зоны агрессии волков, остальные пони шли за мной копыто в копыто. Наконец, в поле зрения показалось неприметное одноэтажное здание с эмблемой золотистого щита над дверью. Прищурившись, я бессильно выругался, когда увидел с десяток ледяных големов, сидящих перед дверью. Судя по всему, вендиго явно понимал, что там находится, потому и выставил такую охрану.
"Наверняка они были нужны тут лишь до того момента, пока температура не начала достигать критических отметок. Да и что могут сделать пони, даже если вооружатся копьями?"
Дождавшись, пока все соберутся перед зданием, я указал на круг из волков, после чего кивнул в сторону ближайшего дома. Фестрал и пегас молча расправили крылья и, схватив единорога с земным пони, подняли их в воздух и опустили на крышу дома, после чего вернулись за нашим медиком. Твайлайт осталась на земле и вопросительно приподняла бровь.

— Думаешь, я оставлю тебя тут одного?

Сдержавшись от того, чтобы прописать себе фейспалм, я опустился на колено и оказался на одном уровне с ее мордочкой.

— Твайли, дорогая, я правда понимаю, что ты хочешь принять в этом посильное участие. Ты принцесса и одна из твоих задач — защищать своих подданных. Но пойми, я не могу позволить, чтобы что-то произошло со своей любимой, а твоя добрая натура может подвести тебя в самый ненужный момент...

Помолчав какое-то время, она шагнула вперед и поцеловала меня, после чего расправила крылья и взмыла в воздух.
"Другое дело, милая..." С облегчением подумал я, взмахивая посохом, нет, уже косой, и чувствуя, как начинают ныть мышцы в преддверии "Полнолуния". Но теперь, наученный неприятным опытом, я не стал входить в состояния напряжения тела раньше самой схватки. Повернувшись в сторону Стражи, я махнул рукой. В ту же секунду телекинетическое поле Твайлайт подняло ледяную статую и буквально размазало ее об вторую, стоящую рядом, заставив меня невольно поежится от пробежавших по телу мурашек. Туманное копье пробило еще одного волка, взорвавшись внутри и разнеся его на куски, в то время как светло-фиолетовый щит накрыл следующую жертву и схлопнулся, превращая голема в аккуратный ледяной шарик. Что-то было не так. Статуи не двинулись с места, пока наши маги увлеченно их громили.

— Стойте, хватит! Замахал я руками, когда внезапно осознал, что мы купились на самую простую ловушку с приманкой в виде безжизненных во всех смыслах этого слова кусками льда.

Волки просыпались.

Резко развернувшись, успеваю заметить, что ближайшие ко мне магические хищники неторопливо поворачиваются в мою сторону, встряхиваясь, будто живые. Могу поспорить, они были не единственные, кто ожил, но эти мысли были тотчас вытеснены боевыми инстинктами. Тело само принимает боевую стойку, лезвие-полумесяц на мгновение вспыхивает ярким серебром, выдавая готовность убивать, мышцы напрягаются, готовые сжаться в любой момент и обрушить казалось невесомую косу на первого, кто сунется достаточно близко.

— К арсеналу, я задержу их!

Кажется, что этот приказ говорит кто-то другой, в то время как я уже готовлюсь к первому прыжку противника, но нет, они бросаются вперед, стелясь у земли, что мне было только на руку. Резко взмахиваю косой, которая описывает сияющий полукруг и вбивает противника в землю. Вырывая оружие из тела, неестественно-изломанным движением взмахиваю им перед собой, заставляя следующего противника отпрыгнуть назад — все таки эти существа имеют нечто вроде инстинкта самосохранения. "Видимо вендиго не может клепать их бесконечно."
Движение справа от меня. Едва заметив его краем глаза, успевают только повернуться, но огненный снаряд пронзает лед и обращает его в лужицу воды, которая тотчас поднимается вверх в виде сферы и падает на следующего волка. Короткий всплеск магии, и тварь заключена в тюрьму из природного льда.
"Странно, то есть он не может просто поглотить "не свой" лед?"
Мимолетом подивившись этому факту, отгоняю еще одного волка, по пути успевая прочертить на его морде ровную полосу. Расслабляю мышцы и смотрю по сторонам: вокруг валяются останки как минимум десяти волков, уничтоженных магами, но с боковых улиц выскакивают новые хищники, а из центра города наверняка подтянутся остальные существа.
"Надеюсь, остальные не сидят в арсенале просто так." Мелькнула мысль, когда я поймал прыгнувшего волка на внешнюю часть полумесяца косы и перекинув его через себя, удивившись по пути, как я вообще не вывернул себе руки от такого приема. Еще один волк рассыпался от мощного удара, а мои мышцы уже намекали, что я все таки не земной пони, чья сила поддерживается магией.

— Стоп, а ведь это идея. Я замер насекунд, за что чуть не поплатился: ледяные зубы очень натурально щелкнули перед моим лицом, а сама тушка сбила меня с ног. Тварь попыталась перекусить мне горло, но была отброшена волной магии и сейчас лежала на спине, пытаясь перевернуться на ноги. Увы, очередное заклинание, теперь уже Мистспиера, пробило ее тело и разорвало на мелкие осколки. Потратив всю магию, что не блокировалась косой, я был вынужден отмахиваться от нападавших оружием, отступая к арсеналу. В какой-то момент я понял, что количество волков увеличивается быстрее, чем мы их убиваем, но тут мимо меня пролетело изящное золотистое копье, пронзившее двух волков и полыхнув, словно маленькое солнце, заставив меня прикрыть глаза и выругаться из-за волны светлой магии, достигшей меня и доставившей пару неприятных мгновений.

— Простите, Капитан, мы забыли, что вам неприятно солнечное волшебство.

Приземлившийся сзади меня фестрал ловко орудовал таким же копьем, которое только что спокойно пронзило ледяные тела.

— Кстати, неужели вы знали, что я хорошо взламываю замки? Казалось, ночного охотника вообще не смущало количество врагов, даже если учесть то, что к нам присоединились Вайт Рэм и Стоун, облаченные в тяжелые золотистые доспехи и белые накидки, торопливо прикрепленные к броне. Эти двое так же были вооружены "солнечными" копьями, причем пегас так же спокойно орудовал ими, как и земной пони.

— Откуда? Об этих навыках мне никто не говорил! "Хм, а как бы они тогда открыли дверь?" Я успел ужаснуться тому, что не до конца проработал план, но потом стало не до этого — мы получили то, за чем пришли, потому могли позволить себе отходить в сторону леса, отмахиваясь от волков, которые не лезли на рожон, когда на поле боя вернулась большая часть Ночной Стражи. С характерным звуком телепортации сзади нас появилась Твайлайт вместе с единорогами и выпустила сильную волну магии, заставив волков покатиться по земле, но после этого фокуса чуть не упала на землю, благо я успел подхватить ее на руки.

— А вот теперь — в лес! Успел приказать я, хотя все и так понимали, что мы не справимся и с десятой частью стаи.


— Как мы вообще смогли скрыться от волков? Недоуменно поинтересовалась Мистхил, осматривая уставшую Твайлайт. Мы находились в Вечнодиком лесу, где успешно оторвались от волков, которые явно еще не пришли в себя от прощального подарка лавандовой аликорночки.

— Ты забываешь, что это ненастоящие волки, а Мистспиер успел замести наши следы.

Я лежал на спине, радуясь тому, что накидки позволяли валяться на снегу, как будто это была теплая земля. Остальные члены отряда были полны сил и сейчас просто ждали, когда волшебники и я придем в себя. — Кстати, что это вообще за копья такие? Каждое было зачаровано самой принцессой Селестией?

— Нет, конечно, то есть, я не принижаю силы нашей принцессы, просто это ведь заняло бы прорву времени. Они были созданы очень давно, их надо только периодически подпитывать магией, раз в месяц примерно, если не использовать энергию на всю катушку. Стоун лениво поигрывал оружием, после чего внезапно встрепенулся. — А, да, мы тут тебе припасы захватили.

С этими словами он отложил копье в сторону и достал из седельных сумок доспехов небольшую сумочку, которую передал Мистхил. Открыв ее, она удовлетворенно кивнула и вытащила оттуда небольшую баночку с синими шариками, раздав по одному Твайлайт и своему брату.

— Лекарство для восстановления магических сил. Пояснила она, заметив мой заинтересованный взгляд, после чего аккуратно прикрепила сумку на бок с помощью небольших ремешков от самой сумки: наши маги не получили никакой брони, так как были вынуждены помогать мне сдерживать волков, а другим охотникам из Ночной Стражи едва хватило времени упаковать себя в доспехи и вскрыть шкаф с магическим оружием.

— Ох-хо-хо... Страдальчески протянул я, принимая сидячее положение и чувствуя, как неохотно спадает напряжение с перетруженных мышц. Впрочем, мои подчиненные успели стянуть небольшое копье и для меня, потому коса заняла свое место в тубусе. Это значило, что мне не придется изгаляться над своим телом, используя "Новолуние". Едва я был готов отдать приказ сворачиваться, как вдруг меня привлек какой-то шум неподалеку. Странный стрекот и волны знакомой магии чем-то напоминали... Кризалис?

— Да быть того не может... Недоуменно произнес я, поднимаясь на ноги и подхватывая копье. — За мной. Соблюдать порядок, смотреть по сторонам!

Мгновенно подобравшись, Ночная Стража последовала за мной, успев перестроиться в походный порядок с тем лишь исключением, что летуны остались на земле. Разогнавшись, едва успеваю притормозить перед поляной, на которой меня ждет абсолютно невозможная картина: на снегу лежит израненная грифина, спиной к ней стоит не менее потрепанный чейнджлинг. Их обоих окружает слабо мерцающий щит, в котором можно узнать измененный обогревающий барьер, на границе которого стоит трое ледяных волков. Магия чейнджлинга их не сдерживает, о чем красноречиво говорят раны на теле энергетического вампира.

Все эти мысли проносятся в голове буквально за пару секунд, когда я оцениваю ситуацию, после чего тело получает команду действовать.

— Твайлайт, барьер тепла на них! Рэм, за мной!

Порадовавшись тому, что снег под деревьями не такой глубокий, выскакиваю на поляну и неумело метаю копьецо в дальнего от себя волка. Как оказалось, оружию не важно, как сильно оно было кинуто — магический артефакт пронзает тварь и на мгновение вспыхивает. Секунда — и от противника остается лишь лужица воды. Бросок земного пони испаряет еще одного волка. Последний, оставшись в гордом одиночестве, поворачивается в нашу сторону и громко рычит, заставляя меня недоуменно приподнять бровь: не помнится, что бы эти големы выражали эмоции так ярко. Впрочем, это существо не понимает, что превратилось из жертвы в охотника, потому бросается вперед на меня. Вытянув вперед руку со сжатым кулаком, я резко переворачиваю ее ладонью вверх, распрямляя пальцы и подавшись вперед всем телом. Вспыхнувшее в руке черное пламя на мгновение достигает высоты в полметра, не только растопив лед, но и испарив получившуюся воду еще в воздухе, после чего пропадает.

Подобный фокус с чистой магией заставляет меня обратно сесть на снег и перевести дыхание, которое было сорвано из-за недостатка кислорода: это пламя мгновенно сожгло воздух вокруг меня, а я в этот момент как раз сделал вдох. "Чтож, буду знать..." Продышавшись, я встал на ноги и направился в сторону барьера, где все еще находились жертвы недавнего нападения.

— Медик, займись грифиной. Приказываю я, не поворачиваясь в сторону деревьев, после чего внимательно посмотрел на стоящего перед собой чейнджлинга. Он был примерно такого же роста, как и пони, черный хитин, стандартные отверстия в ногах и крыльях, обычная грива темно-синего цвета, которая обычно скрывалась, когда эти существа принимали "боевую" форму, становясь похожими друг на друга. Но было в нем что-то необычное, нечто, не сразу бросающееся в глаза... "Глаза! Он не смотрит мне в глаза!"
— Подними взгляд, невежливо таращиться в землю. Произнес я с улыбкой, стараясь успокоить собеседника. Вот только когда он выполнил мою просьбу, успокаивать, наверно, пришлось бы меня. Его глаза были такого яркого зеленого цвета, что невольно напоминали мне о Кризалис. Впрочем нет, они были даже ярче, чем у королевы. Заметив мой шок, он устало опустил голову, видимо, такая реакция была обычной для всех, кто его видел. Чувствуя некоторую неловкость, я кашлянул, привлекая его внимания.

— Я прошу прощения за мое поведение, вы просто очень сильно похожи на одну мою знакомую... Ммм... Что вы тут делаете? Чейнджлингам из королевства Кризалис будет разрешено появляться на территории Эквестрии лишь с начала весны, плюс, тут небезопасно.

Собеседник выслушал меня с усталой улыбкой и сел на землю, снег на которой уже растаял под действием барьера Твайлайт. Несколько секунд он молчал, глядя на Мистхил, которая начала перевязывать раны грифины, после чего повернулся в мою сторону.

— Я благодарю вас за спасение и понимаю, что моя внешность несколько выбивается за общие рамки. Понимаете, я отправился в Понивилль, что бы найти там работу и дом, из-за моего облика и цвета глаз даже в форме "роя"...

— Прошу прощения, роя? Невольно прервал я своего собеседника, стараясь не так откровенно разглядывать собеседника — не так часто я мог спокойно рассмотреть рядового представителя этой расы.

— Пони называют это "боевой формой". Мой вид порочит образ нашей королевы, многие считают, что я бастард королевской крови, кто-то даже считает, что я ее сын. Идиоты. Фыркнул он, поморщившись от боли. — Наша Королева как минимум пару раз в неделю всегда появляется перед своим народом, как будто никто не заметил бы, что она ждет прибавления... Я приношу извинения за то, что пытался незаметно пробраться в город... На пути туда я заметил странное поле, куда попала эта грифина и попытался помочь ей, если бы не ваша помощь, нами бы уже закусывали эти странные твари.

Я согласно кивнул и молча указал Мистхил на раны чейнджлинга, после чего отошел в сторону и жестами позвал остальную Стражу. Вновь что-то ускользало от моего внимания. Нечто очень важное, что практически вопило о своей необычности. Отправив всех, кроме Твайлайт, в центр поляны, я подошел к аликорну и сел на снег рядом с ней.

— Что-то не так? Она обеспокоенно взглянула на меня и прижалась ко мне боком, заставляя улыбнуться и уткнуться лицом в теплое крыло. Пересказав ей весь разговор, пожаловался на то, что какая-то деталь разговора меня смущает, но непонятно, какая именно. Подумав какое-то время, аликорночка повернулась ко мне.

— Может быть то, что чейнджлинг вообще бросился помогать кому-то еще?

— Твайли, не будь расисткой, они могут испытывать эмоции, просто не могут их производить и насыщаться от этого... Производить и насыщаться... Пробормотал я последние слова, пытаясь понять, что же так сильно меня задевало в этой фразе. Это было как некий неслышимый звук, некий фон. "Фон! Вон что!" Чуть не подпрыгнув на месте и пробормотав "так, главное не ошибиться", я подбежал к спасенному, заставив Твайлайт недоуменно склонить голову набок и последовать за мной.

— Я хотел бы проверить общее состояния вашего тела, ммм... Кстати, как вас зовут? Поинтересовался я у чейнджлинга, которого как раз перебинтовывала Мистхил, ловко управляясь бинтами и мазями с помощью телекинеза.

— Фаерфлай. Да, конечно.

Подивившись такому странному для его расы имени, я встал за его спиной и вытянул вперед обе руки. То, что я пытался сделать, выходило за рамки темной магии, да и наверно любой магии вообще. Пару недель назад, на Гранд Галлопинг Гала, я не врал своему табуну — если сконцентрироваться, то можно обнаружить королеву Кризалис под маскировкой, но при этом я не был уверен, что смогу обнаружить ее подданного. Возможно, причиной этому была темная магия, может что-то еще, но если ЭмурШэйд или Найтшейд (интересно, они не родственники?) вызывали ощущения пустоты и голода, которые можно было почувствовать лишь когда они не скрывали свою природу, то от королевы Кризалис шло нечто иное. Нет, вечный голод источала даже она, но нечто другое пробивалось сквозь бездну. Некая предрасположенность, скрытый потенциал. Я никогда не пытался разобраться в этом, потому как вряд ли она одобрила бы прямое сканирование странной магией, состоящей из тьмы и чего-то совсем непонятного.

Увы, мне не дали времени в этом разобраться: я почувствовал осторожное касание и открыл глаза. Рядом стояла Твайлайт и виновато смотрела мне в глаза.

— Дэс, температура понижается. Нам нужно как можно скорее найти вендиго, иначе наши накидки не выдержат, и я не знаю, какой будет эффект — будет ли это постепенное понижение температуры уже в накидке, или же они просто превратятся в бесполезные тряпки.
"Идиот, как ты мог забыть о времени?" Досадливо опустив руки, стукнул себя по бедру, после чего согласно кивнул своей кобылке и повернулся в сторону Стражи.

— У нас появились проблемы, как видите. Два раненных, при этом они в опасной зоне без накидок. Боюсь, нам необходимо оставить кого-то из единорогов, кто может поддерживать барьер достаточно долго. Если бы я мог, я оставил тут принцессу ТвайлайтСпаркл, но мы не можем разделять наш и так малый отряд на ее защиту. Потому, Мистспиер, Найт Стар и Вайт Рэм, вы остаетесь здесь. Ваша задача — продвигаться в сторону границы аномального холода, поддерживая барьер. Грифина в отключке, потому придется ее нести вкопытную — вся магия должна быть сохранена для барьера. Мистхил, раздели оставшиеся таблетки между тремя волшебниками и выдели раненым бинты.

Дождавшись, когда группа разделится и медик выполнит приказ, я вышел вперед и оперся на копьецо.

— Знаете, в моем мире у одного народа есть фраза — умри или сделай. Боюсь, у нас ситуация такова, что нам подходит другое выражение: сдохни, но сделай, потому как смерть — это не уважительная причина для провала задания.

Весело ухмыльнувшись, я закинул оружие на плечо и взглянул на небо. За всеми этими событиями мы совершенно упустили тот факт, что ночь накрыла Эквестрию своим теплым плащом. Если не поторопимся, кто-то навечно уснет под этим пушистым одеялом из облаков.

— Да укроют вас тени. Во имя Ночи...

Отряд слаженно опустил копыта, хищная улыбка появилась на лицах, не предвещая ничего хорошего любому, кто встанет у них на пути.

— И принцессы Луны!


Бегущие сквозь ночной лес пони старались подстроиться под шаги человека, который ловко скользил по земле, глядя по сторонам и стараясь почувствовать присутствие чего-то иного. Рядом с ним скакал синешкурый пегас, чья жажда охоты сейчас могла сравниться лишь с желанием убивать, исходящим от Королевского Ночного Гварда. Зачарованные золотистые копья, посвященные дневному диарху, сейчас, казалось, спали, не выдавая своих владельцев ненужным блеском. Впрочем, человек старался держать свое оружие лишь за специальную "неактивную" область, боясь обжечься светлой магией, которую древко источало в бою.

— Ты ведь понимаешь, что рассчитывать на аликорна и медика мы не можем? Казалось, парень мог спокойно болтать, поддерживая хороший темп бега, но Стоун видел, как он сбавил темп, чтобы не потерять второе дыхание, странную особенность этих "людей".

— В случае чего они могут прикрыть нас.

— Прикрыть, но не более. Убить тварь должны мы, потому следи за тем, чтобы не попасть впросак раньше времени.

Внезапно все четверо сбавили темп и, словно по команде, посмотрели в одну сторону. Недалеко от них сидел ледяной волк, незряче уставившись вглубь леса. Подкинув на руке копье, Капитан Ночной Стражи медленно обошел фигуру по большой дуге и кинул оружие. На сей раз оно пронзило тело без всякой вспышки, потому на снегу осталась лежать неподвижная статуя, голову которой Скай Стоун пробил просто на всякий случай. Подойдя к телу, Дэс выдернул из него острие и часть древка, после чего все вновь посмотрели вперед. Небольшая полянка в Вечнодиком лесу была освещена мертвенно-синим светом. Прокравшись к самой границе между открытым пространством и лесом, они услышали мелодичный смех.

— Вы слишком долго шли сюда, чтобы теперь медлить. Выйдите на свет, ваше присутствие для меня уже давно не тайна!

Глава 12.2 Лицом к лицу.

Посмотри на своего противника, там ты найдешь как минимум один ответ.

Выхода не было, если уж элемент внезапности был утерян, не стоило бросаться вперед, не зная противника. Немного помедлив, я сделал первый шаг и вышел из-за деревьев, чтобы своими глазами увидеть младшего вендиго. С глаз словно спала пелена, позволяя увидеть высокую статную пони с синей шерстью и такой же гривой, свободно развевающейся от несуществующего ветра.Задние ноги существа были скрыты странным туманом, что создавало иллюзию, будто оно постоянно сидит задней частью тела на невидимой подставке, скрывающей задние конечности.

Кобылка, а младший дух зимы выглядел именно как кобылка, подняла голову и встретилась со мной взглядом. Ее темно-синие глаза источали спокойствие и холод, можно было легко представить, сколько сотен лет это существо уже обитало в этом мире. Посмотрев на меня, она взглянула на остальных пони, так же спокойно изучая их, и если пегаса и единорожку она удостоила лишь мимолетным вниманием, то Твайлайт буквально приковала ее взгляд.

— Интересно, значит, их стало больше? Голос вендиго был мелодичен и прохладен, наверно, именно так могла говорить Снежная Королева, если бы она существовала в реальности. Впрочем, если учесть, что я сейчас стою в окружении цветных пони напротив древнего духа в виде синей кобылки, стоит изменить свое мнение о том, что может быть реальным, а что — нет.

— Как тебя звать, дитя? Подобное обращение немного покоробило аликорночку, к которой даже Селестия не употребляла такого оборота речи.

— Меня зовут Твайлайт Спаркл, и мы здесь для того, чтобы...

— Я прекрасно знаю, зачем вы здесь, дитя магии. Вендиго мягко прервала собеседницу и посмотрела в мою сторону. — Пробуждающий, почему я чувствую Вашу отметку на этом... аликорне? Последнее слово она произнесла с нескрываемым презрением, махнув передним копытцем в сторону моей любимой.

Я ощутил мгновенное желание пробить ей череп копьем за подобное отношение к Твайли, но с некоторым усилием сдержал себя: вполне может быть, что она провоцировала на атаку, потому стоило бы сперва понять, как вообще можно победить эту сущность. Потому я задал вполне логичный вопрос.

— Кто такой этот Пробуждающий и почему ты меня так называешь?

Судя по всему, я ляпнул какую-то глупость, так как глаза древнего существа широко раскрылись, а само оно с некоторым недоумением оглядело меня с ног до головы.

— Но, Пробуждающий, именно твое присутствие в этом мире вырвало нас из многолетнего сна! Ты, и такие как ты приходят в миры, пробуждая силы, спящие в нем!..

Внезапно ее лицо приняло хитрое выражение лица и она склонила голову набок, прикрыв глаза.

— Так ты ничего не знаешь... Тогда понятно, почему ты возлег с этой Urlingwiy. Вендиго втянула воздух, словно пробуя его на вкус. — И еще две. Да, этот мир основательно тебя испортил.
"Судя по всему, меня явно принимали за кого-то другого, интересно, духи могут сходить с ума?" С этими мыслями я попытался незаметно сделать шаг вперед, пока она смотрела на Твайлайт. Краем глаза можно было заметить, что Стоун сделал тот же маневр, стараясь оказаться поближе к вендиго.

— И какими посылами вы привязали к себе Пробуждающего? Не силой же...

Не особо вслушиваясь в разглагольствования духа, я едва кивнул головой. Рванувшись вперед, мы с пегасом бросились вперед, метнув копья. В ту же секунду воздух на полянке полыхнул синим цветом, а оба боевых артефакта пропали в золотистой вспышке. Вскочив на ноги, я уже собирался метнуть в вендиго что-нибудь поубойней, но с ужасом обнаружил, что не могу двигаться. Сам дух зимы была в ярости, она с силой опускала копыта в снег, словно пыталась успокоиться.

— Изменник! Ты должен был пробудить наши силы ото сна, а ты предал нас!
"Нас, кого нас? Что за чушь она несет?" Пытаясь пошевельнуться, я безуспешно напрягаю все мышцы, что не ускользает от внимания вендиго. Подойдя вплотную ко мне, она смотрит мне в глаза, неодобрительно качая головой. "Хм, а она высокая, лишь чуть-чуть не дотягивает до Селестии, хотя, это же дух, она может быть любого роста."
— Не пытайся сдвинуться с места, я заморозила магию в ваших телах, парализовав двигательные функции, кроме речевого аппарата.

— И зачем тебе это надо? Невольно произнес я, порадовавшись тому, что как минимум могу разговаривать. Как говорится, даже если тебя съели, у тебя есть два выхода, и я был намерен как минимум подпортить "трапезу" своему противнику. "Да, недооценили мы ее..."
— Чтобы избавить себя от ваших глупостей! Рыкнула собеседница, толкнув меня передними копытами, заставив упасть на спину и встав надо мной. Резким движением она разорвала костюм на левом плече и приблизила морду к шее. От нее веяло холодом даже сквозь защитный барьер накидки.

— Что... Ты собираешься сделать? Меня пронзило понимание, когда вендиго хищно улыбнулась, показывая острые, неестественно-белые клыки.

— Нет, стой! Не обращая внимание на крик Твайлайт, тварь немного откинула назад голову, после чего резко бросилась вперед и с хрустом всадила клыки мне в шею.

Лучше бы я потерял сознание или ничего не чувствовал, потому как тотчас же пожалел, что она оставила нам способность говорить. Я заорал от боли, когда вендиго начала пить мою кровь, после чего мысли покинули меня, оставляя сознание в алой пелене паники и ужаса.


Крик боли и ужаса волной стегнул по ушам замерших пони, которые даже не могли закрыть уши, чтобы не слышать этих звуков. Неизвестно, что он чувствовал в этот момент, но вскоре человек сорвал голос, а дух все продолжала сжимать его шею. Вендиго не пыталась осушить человека, лишь периодически делая небольшие глотки, вызывающие бессильные хрипы своей жертвы.

Твайлайт с ужасом смотрела на творящееся перед ней, пытаясь сделать хоть что-то, но магия, ее постоянный и почти безотказный инструмент, мертвым грузом заключен в теле, принося чувство безысходности. Закрыв глаза, она пыталась не слушать, отрешиться от того, что видела, когда по ее телу пробежал холодок ужаса: ведь если организм Дэса поврежден, то вместе с кровью он теряет и магию, что наполняла его жизнью! Стараясь сосредоточиться, она мысленно потянулась к любимому и ощутила то, что так боялась почувствовать. Вендиго не просто пила кровь человека, она поглощала такую, казалось бы, враждебную темную магию. Попытавшись "докричаться" до Луны и Зекоры с помощью той странной связи, что объединяла их, алкорночка лишь вызвала у себя головную боль, которая напомнила о каким-то образом замороженной магией: Дэса она, видимо, чувствовала лишь из-за близкого расстояния, через которое связь могла дотянуться. Закрыв глаза, она попыталась сдержать слезы, но чувство собственной бесполезности пересиливало остальные эмоции, позволяя лишь стиснуть зубы и не рыдать в голос, пока ее возлюбленного сейчас, буквально в паре шагов от нее, медленно, но верно убивают.

Низкое яростное рычание заставило ее открыть глаза и посмотреть в сторону источника звука. Проморгавшись от текущих слез, она увидела пегаса, который напрягал все мышцы, стараясь сдвинуться с места.

— Сука, только дай мне выбраться, я тебя размажу за Капитана!..

— В этом нет смысла, она заморозила магию, что наполняет нас... Голос Твайлайт звучал безжизненно и серо, пока она вслушивалась, как с каждым редким глотком из тела человека выходила кровь и магия, а холод вендиго проникал внутрь. Именно он вызывал ту боль и тот ужас, что сейчас сковал тело Дэса и слабейшие отголоски которого невольно проходили по ослабшей связи между их душами.

— А мне плевать! Вот только дайте шанс добраться до нее, я ей её же копыта в... А, забудьте...

Синий пегас расслабил мышцы, после чего вновь постарался сдвинуться с места, но, увы с тем же результатом. В этот момент дух зимы оторвался от шеи человека и встала с тела. Перепачканная в крови морда и начавшие светиться глаза заставили трех пони задержать дыхание, с ужасом глядя на стоявшую перед ними тварь. Довольно облизнувшись, кобылка радостно захохотала.

— А в нем столько силы, отлично! Как много упустили наши создатели, питаясь лишь разобщенностью этих пони, которые смогли отбросить их, найдя в себе достаточно мозгов, чтобы организовать общее королевство. Ну, ничего, Пробуждающий явился в этот мир, а значит, проснутся мои братья и сестры, и многие другие выйдут из тени.

— Да что за глупости ты говоришь! Твайлайт попыталась сдвинуться с места и отчаянно закричала, не имея возможности помочь любимому. — Никакой он не Пробуждающий! Он просто случайно попал в наш мир! Внезапно, она прекратила бесполезные попытки и посмотрела на кобылку.

— По крайней мере позволь мне исцелить его! Он ведь все еще тебе нужен?!

После ее слов вендиго расхохоталась и подошла вплотную к аликорночке. Кровь на ее морде казалось приобрела черный цвет, а холодное пламя в глазах не позволяло отвести взгляд.

— Ну, во-первых, он самый что ни на есть Пробуждающий — тот, кто пришел в один мир из другого, неся на себе достаточно злых деяний, чтобы послать зов всем тем, кто некогда правил миром. Правда, обычно они не пытаются исправиться, но какая разница, если свое дело он уже сделал?

Отсюда и следует то самое "во-вторых", мне все равно не выпить всей его силы, а так он не достанется тем, кто жил в мире до вас. А теперь, может, снимем с вас эти плащи?..


Лучше бы эта тварь меня убила. Когда боль и страх отступили, оказалось, что она уже давно оторвалась от моей шеи и сейчас стояла перед Твайли, вещая той обо мне.
"Пробуждающий значит, вот как?.." Мысли текли вяло и лениво, не сказать, чтобы это было из-за потери крови, хотя и ее эта сущность хлебнула изрядно. Исходящий от вендиго холод каким-то образом предотвращал критическое для меня кровотечение, но я все равно постепенно исходил кровью. Уже с Инквизиции я понял, что лучше умереть от большой кровопотери, чем откинуть копыта, как жертва японской мафии: те наносили приговоренному более сотни мелких порезов, следя за тем, что бы человек оставался жив.

-... А теперь, может, снимем с вас эти плащи?

От осознания того, что вендиго собирается сделать, я чуть не зарычал от злости. Мне даже нечего было противопоставить ей, пока моя магия находилась внутри, замороженная, словно вода в стакане.
"Стоп... Внутри меня, замороженная..." Я закрыл глаза и начала делать частые вдохи-выдохи, разгоняя кровь по артериям, как нас учили в той самой Инквизиции. Пока дух наслаждался ужасом парализованных поняш, мои усилия приносили свои плоды — рана на шее открылась, обильно выплескивая алую жидкость, несущую в себе не только жизнь, но и мою магию.

— Вот незадача то... Прохрипел я, привлекая внимание синей кобылки, которая почти расстегнула накидку Твайлайт. В ту же секунду волна моей магии накрыла полянку темным куполом. Сработало очень своеобразное правило волшебства — все действует так, как действует. Странные чары духа зимы замораживали магию в теле жертвы, но в моем случае магия давала мне жизнь и была тесно связана с моим телом. Будучи исторгнутой из тела вместе с кровью она "размораживалась" и вновь управлялась мною, если ее не успеть выпить, как это делала вендиго.
"Спасибо, Твайлайт, этот прием с исторгнутой магией, все еще привязанной ко мне, я создал, вдохновленный тобой... А он уже не раз меня выручал."
Чары духа дали слабину, позволяя меня выпускать энергию через рану уже без дополнительного кровопускания. Почуяв неладное, вендиго отпрыгнул в сторону, туман вокруг ног рассеялся, видимо для лучшего контроля ног.
"Ну уж нет, в этой сфере я могу колдовать без слов и боли, мне даже двигаться не надо, сволочь!"
С мстительным удовольствием я выжал влагу из воздуха над противником и направил получившиеся сосульки в его спину, которые разбились о воздвигнутый ледяной щит. Понимая, что она и так поглотила неплохой объем моей силы, я не пытался перебороть ее в магическом плане, лишь постоянно отвлекая мелкими атаками. В это же время я пытался скрутить телекинезом крышку с тубуса на спине.
"Черт, да давай же, работай! В обычных условиях мне бытовое волшебство не поддается, но хоть в поле магии извращенные теневые чары должны то работать!"
Пытаться колдовать сразу несколько чар — это адский труд для любого мага, где требуется даже не сила, а сосредоточенность. С прокушенной шеей это не так то просто сделать, пусть даже какая-то часть холода вендиго и не позволяет крови идти так, как надо бы.
"Ну давай, поворачивайся, ну же!" Практически молил я этот контейнер для косы, стараясь не ослаблять напор атакующих заклинаний, создающихся в постепенно уменьшающемся поле моей магии. Ведь я черпал энергию лишь из того объема энергии, который уже был "на свободе", а если поле пропадет до того, как я завершу задуманное...


С негромким щелчком крышка тубуса слетела со своего места. Отбивающаяся от небольших темных сфер и ледяных копий вендиго не почувствовала ничего необычного, но острый слух вовремя подсказал ей пригнуть голову.

— Жаль, одним младшим вендиго стало бы меньше.

На полянке стоял человек, зажимая рану на шее левой рукой, окруженной темным облачком. В правой руке Капитан Ночной Стражи держал косу, чье лезвие напоминало полумесяц с загнутыми вниз рожками.

— Ты... Твоя магия заморожена! Что вообще происходит? Рыкнул дух зимы, на всякий случай создавая очередной ледяной щит между собой и своей недавней жертвой. Криво ухмыльнувшись, парень закинул Воздаяние на плечо и убрал левую руку с шеи.

— Была бы, но, понимаешь, у моего оружия особая диета — оно прочно так сидит на моих каналах магии, не позволяя ничего делать почти со всем объемом энергии. Ни мне, ни кому бы то ни было еще. Да, ма-а-аленькая доля магии остается замороженной, твои чары действуют, вот только я ими пользоваться и не собираюсь.

— Ты блефуешь! Твой купол выпущенной магии все еще на месте. Гневно фыркнула кобылка, настороженно глядя по сторонам и пытаясь понять, что же пошло не так.

— Ай-я-яй, кто-то очень плохо разбирается в собственных чарах. Королевский Ночной Гвард отвернулся от противника и подошел ко все так же застывшей аликорночке, заботливо поправил накидку, удостоверившись, что фибула плаща крепко застегнута. — Повторюсь, твои чары останавливают лишь то, что внутри. Этот купол связан со мной, но он не ВО МНЕ. А того крохотного объема замороженных чар не хватит даже для уменьшения скорости моего движения. Но что это мы все обо мне, да обо мне...

Человек странно наклонился набок, напоминая сломанную куклу. Вытянув вперед руку ладонью вверх, он слегка сжал пальцы, зажигая черный огонек между ними. Широкая улыбка на его лице резко контрастировала с серьезным взглядом, не сулящим ничего хорошего тому, кто стоял перед ним.

— Проверим, какая кровь у духов?

Парень дернулся вперед всем телом, как в тот раз, когда он сжег ледяного волка, но теперь полыхнувшая в руке тьма словно бросилась вперед, жадно пожирая воздвигнутый на ее пути щит. Встряхнув рукой, Дэс оборвал связь с пламенем и бросился в сторону, перекидывая косу с плеча в боевой хват обеими руками. Когда до цели осталось несколько шагов, он резко бросился в сторону, а упавшая сверху колонна изо льда лишь бессильно воткнулась в землю.
"Да, прямые атаки здесь не пройдут, нужно разработать план." Не тративший время зря, вендиго создал нечто вроде ледяного тарана, который разнес поспешно возведенный теневой щит и на сниженной скорости врезался в подставленную косу. Стоящего не краю поляны человека отбросило в стоящее за спиной дерево, крепко приложив об него и выбив воздух из легких.
"Проклятье..."
Дух зимы предусмотрительно стоял на безопасном расстоянии, создавая рой тонких ледяных игл, от которых Дэс чудом успел увернуться, откатившись в сторону, после чего спрятался за дерево, переводя дыхание.
"Да, я ее недооценил, да и моей магии она напилась хорошенько так... Но все таки это младший вендиго, и она не может просто так заморозить нас. Что, правда, не помешает это сделать с помощью более слабых заклятий."
Зачерпнув из той магии, что все еще составляла темный купол над полем боя, Капитан Ночной Стражи успел пожалеть о том, что так мало сил у него осталось и так мало энергии он успел выплеснуть, но тот уж ничего не поделаешь: приходилось обходиться тем, что есть.

— Какая жалость, что у пони так мало темных заклинаний. Ее бы в сон утянуть, но духам чужды грезы...

В руках у сидящего за укрытием мага сворачивалась тьма, принимая форму черной сферы. Держа получившийся шар левой рукой, Королевский Ночной Гвард выскочил на открытое место и бросился к противнику, совершая беспорядочные рывки в разные стороны, заставляя вендиго изощряться в атакующей магии, стараясь попасть по человеку, бросившемуся в, казалось бы, самоубийственную атаку. Сделав вид, что в очередной раз пытается сменить направление бега, он размахнулся и послал вперед "сферу тьмы". Слишком поздно заметив атакующие чары, дух успел соткать лишь нечто вроде прозрачной стены, врезавшись в которую, шар выпустил множество острых шипов, напоминая ощетинившегося ежа. Пара игл коснулась и саму цель заклинания, заставив ее отпрыгнуть назад. Не обращая внимания на замершего противника, человек подошел к тому месту, где стояла кобыла, и наклонился вперед, коснувшись снега кончиками пальцев.

Когда он поднял голову, его лицо исказилось от жуткой улыбки. Вытянув вперед руку, парень расхохотался.

— У тебя идет кровь, вендиго. Прямо как у смертного. Коснувшись крови на пальцах кончиком языка, Капитан пару мгновений пытался выразить вкус, но затем произнес то, от чего стало нехорошо не только его противнику. — Невесомо, и... Вкусно... Хочу еще... Верни мне мою кровь!

Последние слова он прокричал, взмахнув косой и кинув тело вперед. Кажется, это окончательно напугало старое создание, заставляя его защищаться, вместо того, что бы нападать. Еще никогда маги не могли нанести одной из дочерей Вендиго даже царапины, безуспешно выпуская по ней заклинание за заклинанием, но никогда еще тьма не оборачивалась против своих детей. И теперь Пробуждающий, вышедший против тех, кого он поднял из вековечного сна, всерьез мог угрожать жизни одному из духов зимы. Ярко блестящее лезвие его косы наводило на мысли о том, что она могла убить не только смертное создание, заставляя младшую вендиго проявлять чудеса ловкости, уворачиваясь от взмахов смертоносного оружия, создавать щиты и пытаться задеть вертевшегося в боевом танце противника. Попытки достать его связывающими заклинаниями разбивались о темные щиты, которые отражали всевозможные ледяные оковы и капканы. Да, в отличии от духа, человек мог устать, но сейчас всем находящимся на полянке казалось, что Гвард мог целую вечность кружиться в безумных па выпадов и уворотов, доводя казалось ледяное создание до белого пламени исступления.

— Когда же ты сдохнешь, тварь! Зарычала кобылка, в очередной раз попытавшись разорвать дистанцию, и в который раз чуть не поплатившись за это. Мысли о том, что бы использовать нечто, захватывающее определенную область, уже не раз посещала ее создание, но это значило подставить себя под удар, ведь такие чары не создаются в одно мгновение. Да и она сама оказалась бы среди жертв заклинания, а такие заклинания, как телекинез или телепортация были неподвластны духам зимы. Все, что ей оставалось, это уворачиваться от шквала ударов и не попасться под лезвие косы, но Прародитель Вендиго, как это оказалось непросто!


"Высший, как же это трудно!.." Держать подобный темп атак было чем-то новым, заставляя мышцы стонать от таких нагрузок. Какая-то часть сознания словно отдалилась от сражения, безразлично глядя на то, как тело пытается настичь противника и повторно ранить его. Нужно было что-то, что перевернет ход боя, иначе, я точно знал это, я совершу роковую ошибку. Недостаточно быстрый разворот, чуть более медленный щит тьмы, и вендиго убьет Твайлайт и моих подчиненных.
"Не стоило их брать сюда..." Кажется, подобная мысль мелькнула у нас обоих, потому как вместо очередного ледяного шипа вендиго создал простую иглу, которую направила в сторону Твайлайт.

Я не успевал. И я точно знал, что именно собирался сделать противник: заклинание не пронзило бы аликорна, вовсе нет. Просто, коснувшись фибулы, точно выпущенные чары заставили застежку заморозиться, а порыв магического ветра сорвал накидку.

Это был конец. Температура окружающего мира была близка к минус сотне градусов, а это значило, что жить ей осталось не так уж много, ведь заклинание обогрева никогда не давалось мне с первой попытки.

Вся эта информация мелькнула перед глазами, словно жизнь, которую ты видишь перед смертью. Время послушно остановилось, дабы я успел запечатлеть ужас в глазах любимой, которая понимала все последствия этой атаки. Открывшийся в результате плетения заклинания вендиго, казалось, празднует победу. Даже если бы я убил его, он все равно победил.
"Неужели все закончится так, Твайли?"
Пещеры. Звук взрыва. Отчаянный крик двух аликорнов. Я не хочу это вспоминать, я не хочу меняться местами. Память, зачем ты это показываешь мне? Время застыло, у меня полно времени, но его не хватит даже для того, что бы накинуть свой плащ на возлюбленную.
"Торговец воздухом, да, Дэс? Вот только она сама сняла свой костюм, но в обоих случаях ты будешь смотреть на бессмысленную смерть. Вот только эта смерть не оставит от тебя и камня на камне, правда? ..., ты вновь не спас их. Тогда Уилл, Джейн. Не лги себе, ты мог бы отговорить его от поступления в летную академию, вместе с Джейн вы бы нашли вариант в гражданской авиации. Но ты позволил пойти ему своей дорогой. А теперь ты позволил сделать то же самое Твайлайт. Думай, ..., думай. Времени много, но его почти не осталось. Тик-так, "Гвард", тик-так. Твое сознание не задержит часы навечно."
Это был конец боя, та самая переломная точка, когда противник выкладывает свои карты, а в колоде нет второго туза, что бы закрыть расклад.
"Или есть?.."
Я позволю всему кончиться вот так? Какой же я тогда Гвард, Капитан? Какой же я тогда глава табуна, если вместо меня умирают другие?

Поднимающаяся рука создавала впечатление того, что я нахожусь не в воздухе, а застывшем желе. Медленно, слишком медленно, нужно сделать все быстрее! Классический жест: полусжатые пальцы выпрямленной руки, бегущая по венам сила... И безмолвный приказ, образ, зовущий и умоляющий...

Тик-так.

Время ускоряет свой бег, а купол магии в одно мгновение уменьшает до моего роста, отдавая само себя. Сильная боль, пронзившая черепную коробку, заставляет упасть на колени и схватиться за голову. От подобного невольно наворачиваются слезы, и когда я медленно поднимаю голову, они не позволяют ничего разглядеть. Хочу смахнуть их и боюсь этого. Проведя тыльной стороной ладони по лицу, я рассмеялся вопреки головной боли, все еще терзающей меня.

Подросший аликорн темно-фиолетового цвета с развевающейся от несуществующего ветра гривой мрачно смотрел на вендиго, все еще скованный чарами замороженной энергии. Холод не действует на воплощение магии, а взгляд ученицы Селестии не предвещает ничего хорошего темно-синей кобылке. Оперевшись на косу, я встаю на ноги и, пошатываясь, направляюсь к Твайлайт. Сфера моей энергии схлопывается, накрывая полянку несовершенным барьером тепла, а я стягиваю с себя накидку и набрасываю ее на любимую. Аккуратно засунув посох в тубус, я закрываю его и спустя пару секунд всех трех пони окутывают черные потоки магии.

— Вот теперь ты не будешь отвлекаться на кого-то еще... Мой голос почти срывается, а я с ужасом понимаю, что мой запас сил почти на нуле.

— Надеюсь, ты не потеряла свой энтузиазм? Я вновь щелкаю замком на тубусе, вытаскивая косу и опираясь на древко. Бой не закончен, но, боюсь, долго я не протяну, хотя мне явно некуда отступать. Встав в боевую стойку, я было приготовился к ледяному шквалу, но тут вендиго окутался черным туманом: она наконец решила воспользоваться украденной силой, но что-то явно пошло не так.
"Конфликт сил." Вспомнился мне термин, обозначающий временный дисбаланс, создающийся у магов, использующих и соединяющих разные типы энергии в своем теле. В ту же секунду одна из черных защитных сфер лопнула и в дело вступил Стоун, сорвавшийся с места так, что я мог поклясться, что слышал, как хрустнули его мышцы.
"Как минимум одно заклинание распалось!"
Пролетев небольшое расстояние между ним и вендиго, он мгновенно перегруппировался в воздухе, в результате чего его задние копыта соприкоснулись с ногами кобылы. Последовавший за этим хруст и вопль заставили поморщиться даже меня.
"Не такие уж вы и призрачные."
Встав над лежащей вендиго, пегас презрительно сплюнул в сторону, глядя на противника.

— Это называется боль, сука. Сдохни, но сделай. Хороший девиз, Капитан.

С этими словами он с силой лягнул поверженного противника в голову и повернулся в мою сторону. Ночной Страж содрогнулся и подошел ко мне, видимо готовясь подхватить меня, когда я буду падать. Я был уже близок к этому, но что-то мешало просто потерять сознание, потому лишь медленно покачал головой и направился к противнику. Барьер тепла постепенно истаивал, а моего времени не хватило бы даже на то, что бы просто дойти до Понивилля.

Наступало утро, первые лучи солнца пробились сквозь тучи, заставив Возмездие скрыть себя. Когда я доковылял до лежащей без сознания кобылки и опустился перед ней на колени, ее веки дрогнули, она открыла глаза и встретилась со мной взглядом. Сейчас она не казалась духом зимы, ее искалеченные ноги с открытым переломом доставляли древнему созданию самую обычную боль, которую испытывает каждый смертный. С ужасом посмотрев на меня, она попыталась отползти назад, но у нее ничего не получилось. Я молча закинул посох в тубус и закрыл его.

— Нет... Невозможно... Я... Я сдаюсь! Пощади!

Улыбнувшись вендиго, я нежно провел рукой за ее ушком, второй коснулся шеи существа, которое расслабилось от осторожных прикосновений.

Мои пальцы сжались на ее шее и у основания головы, я почувствовал, что улыбка превратилась в гримасу, как раз перед тем, как зачарованные простенькими чарами зубы глубоко вонзились в тело захрипевшей жертвы.


Треснувшие сферы распались на части, выпуская Мистхил и Твайлайт, которая вернулась в обычный облик. Заклинание спало, но кобылки не могли сдвинуться с места, парализованные ужасом. То, что некогда было высокомерной вендиго, сейчас изредка содрогалось в предсмертных конвульсиях, пока человек крепко сжимал тело младшего духа зимы. Чары холода рассеивались, температура повышалась, но склонившееся над поверженным противником существо не обращало на это никакого внимания, жадно иссушая свою жертву. Стоявший рядом с ним пегас спокойно смотрел на жуткое пиршество, склонив голову набок.
"Что... Зачем он это делает?.."
На самом деле Твайлайт прекрасно видела, что происходит, но до последнего отказывалась это принимать.

— Призывающий... Тихий шепот Мистхил вывел молодую кобылку из оцепенения и она торопливо подбежала к человеку, но синешкурый жеребец преградил ей дорогу.

— Нет, его нельзя прерывать.

— Что? Но... Но он же сейчас убьет ее! Аликорн панически закричала, указывая копытом на закатившиеся глаза вендиго. Оглянувшись назад, Стоун одобрительно кивнул.

— Если учесть, что она могла сделать с жителями, то для этой суки такое в самый раз.

Онемевшая от подобных слов Твайлайт, попыталась рвануться в сторону, совсем забыв про магию, но была тут же перехвачена Ночным Стражником.

— Отпустите меня! Я приказываю! Ответом ей был лишь громкий смех стоящего перед ней пони, который аккуратно придерживал ее крыльями.

— Вынужден огорчить, принцесса Твайлайт, но Ночная Стража получает приказы лишь от двух существ: Капитана Дэса и принцессы Луны. Именно в таком порядке. Вслушавшись в хрип умирающего духа, он широко улыбнулся. — Боюсь, никаких приказов от Капитана я не получил, так же, как и от принцессы Луны.

Спустя мгновение он нахмурился и в непривычно-серьезной манере посмотрел ей в глаза.

— Неужели вы не чувствуете? Даже земной пони понял бы, что происходит и не вмешивался. Он просто берет то, что принадлежало ему.

Закрыв глаза, ученица Селестии попыталась ощутить происходящее за спиной пегаса и чуть не потеряла сознание. Некогда поглощенная вместе с кровью магия Дэса буквально перерабатывала жизненные силы духа в энергию, которую темный маг поглощал вместе с кровью жертвы. Попытавшись телепортироваться к любимому, она наткнулась на странный барьер, который мягко, но властно остановил ее на невидимой границе. В одном Ночной Стражник был прав — Королевский Ночной Гвард возвращал то, что вендиго у него забрал. Но возвращал с процентами, и аликорночка понимала, что он не остановится, пока не выпьет противника досуха. Но через несколько минут, когда Твайлайт успокоилась и сидела около Мистхил, человек встал на ноги. Повернувшись к ней, он взял горсть снега и тщательно вытер лицо, его глаза на миг полыхнули от большого объема энергии, но тут же погасли.

— Подожди, Твайли, я скоро освобожусь. Очередной щелчок переносного контейнера явил миру косу, после чего Капитан Ночной Стражи посмотрел на вендиго.

— Я знаю, ты еще жива. В отличии от тебя, я больше пил магию, а не кровь. Должен признаться, кровь младшего духа зимы весьма... Своеобразная. Передай привет своим родителям. Ах, да, их же больше нет.

Солнце на миг скрылось за тучами и Твайлайт с Мистхил поспешно отвернулись. Неприятный звук оповестил о том, что с вендиго покончено. Щелчок тубуса, вспышка магии и человек молча идет в сторону Понивилля...


— Зачем ты это сделал? Было первым, что спросила Селестия, стоя на окраине Понивиля. Я как раз вышел из леса, основательно продрогнув, когда наткнулся на дневного диарха. Смерив ее усталым взглядом, я обошел ее, как препятствие и подошел к ближайшему дому и постучал в дверь. Открывшая мне Дерпи удивленно посмотрела на меня, после чего перевела взгляд за спину и поспешно склонилась перед принцессой.
"Ну надо же, оказывается, она живет не в облачном доме, как пегасы."
— Позволишь мне зайти и обогреться?

— А... Да, конечно... Ваше Вели...

Зайдя в дом, я резко захлопнул дверь перед носом аликорна и без сил опустился на пол. Недоуменно скосив глаза в мою сторону, пегаска задумчиво почесала затылок и порскнула в другую комнату. Через несколько минут что-то ткнуло меня в бок. Открыв глаза, я встретился взглядом с Дерпи, которая с извиняющей улыбкой на лице держала во рту поднос с чашкой чая и несколькими маффинами. Не знаю, как она умудрялась улыбаться и не ронять поднос, но почтальон Понивилля отлично с этим справлялся.

— Мфофэт фойфем фа фуфню?

— Спасибо. Извини, что так внезапно вломился в твой дом. Хозяйка дома категорично замотала головой, чуть не пролив весь чай. Осторожно взяв поднос, я последовал за ней в небольшую уютную комнату, где меня усадили за стол. В какой-то момент я все таки окончательно очнулся и встряхнул головой, оглядываясь по сторонам. После произошедшего в лесу хотелось рвать и метать, но сидящая напротив меня пегаска с забавно косящими глазами отбивала все агрессивные мысли. В этот момент она старательно уничтожала маффин, поглядывая на меня. Или не поглядывая, в ее случае трудно что-то говорить наверняка.

— Слушай, а тебя вообще не удивляет то, что почти незнакомый тебе не-пони просится на обогрев, да еще и с принцессой Селестией за спиной?

Помолчав какое-то время, необходимое ей для полного уничтожения лакомства, она обезоруживающе улыбнулась.

— Нет. Многие считают меня странной, но дружат со мной и даже иногда угощают вкусными вещами за то, что я доставляю почту. Ты тоже странный, не такой, как я, конечно, но чем-то похож, потому я не удивилась тому, что ты пришел, просто тебе почему-то грустно... Ты будешь этот маффин или нет?

Я покачал головой и пододвинул угощение пегаске. Есть не хотелось совершенно, но меня явно мучала жажда, потому я с наслаждением отхлебнул из кружки. Вот уж не думал, что этот тяжелый день закончится чаепитием с почтальоном Понивилля.

Стук в дверь привлек наше внимание, после чего раздался звонкий голос жеребенка, доносящийся со второго этажа дома.

— Мама, я открою! Сбежавший по лестнице жеребенок был очень похож на хозяйку дома, не считая отсутствия косоглазия и рога вместо крыльев. Пока единорожка спрашивала что-то у стоящих за дверью пони, я повернулся к Дерпи.

— У тебя красивая дочка.

Мило покраснев, она улыбнулась. А я гадал, кто все-таки стоял за дверью. И все больше мне казалось, что это за мной.

— Мама... Здесь принцесса Луна и зебра Зекора... В голосе единорожки слышались нотки шока и радости — не часто к тебе в гости заглядывает одна из принцесс.

— Спасибо за чай и... И просто спасибо. Еще увидимся. С этими словами я встал из-за стола и направился к выходу.

Глава 12.3 Стычка и забытый подарок.

Злой человек — это не только несколько десятков килограммов опасного мяса, но и пополнение матерного запаса.

Стеклянный шар врезался в стену, разлетевшись на мелкие осколки, чудом не поцарапав никого из присутствующих. Стоящая перед столом Ночная Стража отнеслась к этому так же флегматично, как и Луна с Зекорой, которые находились по бокам от меня: все находящиеся в кабинете знали, что моя злость была направлена не на них, потому все просто ждали, когда можно будет начать доклад. Сдерживать ярость было трудно, но разбор полетов личного характера стоило отложить на более позднее время, потому я взял себя в руки и сцепил ладони, закрыв глаза и считая до ста. Увы, после уже после десяти я ощутил желание открутить кое-кому шею. Мягкое прикосновение к левой руке заставило меня посмотреть на Зери, которая понимающе кивнула и скосила глаза на подчиненных.
"Согласен, сперва пряники, кнуты подождут..."
— Докладывайте. Произнес я, откинувшись в кресло и глядя на Ночных Стражников.

— Повиновение Ночи и принцессе Луне. Вышедшая вперед Грэй Клауд стукнула копытом в пол, распахнув и сложив крылья. — Ваш приказ выполнен, после того, как я и Спайк отдалились от зоны холода, он пришел в себя и сейчас находится в комнате принцессы Твайлайт Спаркл с обычной простудой.

— Отлично. Я благодарно улыбнулся кобылке, которая коротко кивнула и вернулась в строй. Слава Высшему, дракон не успел достаточно сильно ослабнуть, а уж с насморком бороться — не с того света вытаскивать. По моим прогнозам именно это могло случиться с помощником Твайли, хотя я не был точно уверен в подобном исходе. — Дальше.

— Повиновение Ночи и принцессе Луне. Мистспиер покинул строй охотников. — Ваш приказ выполнен, я, Вайт Рэм и Найт Стар оттащили чейнджлинга Фаерфлая и неизвестную грифину до границы холода, где нас уже встретили принцесса Селестия и отряд королевской стражи, которые помогли с транспортировкой раненных в безопасное место, так как это не противоречило вашим приказам. На данный момент чейнджлинг и грифина находятся в больничном отсеке под присмотром врачей и стражи, никто не пытается сбежать. Этот Фаерфлай просит встречи с вами и принцессами, а наемница из народа грифонов находится в бессознательном состоянии.

— Наемница?

— Да, Капитан, у нее медальон грифона, продающего свои когти, это знак того, что она свободно путешествует по миру, предлагая услуги охотника или телохранителя.

— Отлично. Я кивнул единорогу и задумчиво посмотрел на Мистхил. Разумеется, я не ждал от нее доклада, ведь мы находились в одном и том же месте, но она внезапно выступила вперед, привлекая внимания.

— Повиновение Ночи и принцессе Луне. После того, как вы покинули полянку после выполнения задания, принцесса Селестия появилась там через несколько минут. Она потребовала доклад о произошедших событиях, но, разумеется, ничего от меня не услышала. После этих слов все находящиеся в кабинете, включая меня, изумленно взглянули на нашего медика, который нашел в себе силы возразить самому аликорну. По правилам, она не сделала ничего выдающегося, но я понимал, как трудно было ей сделать этот шаг. — Но тогда она потребовала этого же у принцессы Твайлайт Спаркл. Прощу прощения, Капитан, но нам стоило на время операции зачислить ее в Ночную Стражу, потому как она тотчас рассказала о ходе всей операции. Так как рядом с принцессой Селестией ей ничего не грозило, мы со Скай Стоуном отправились в библиотеку.
"Интригантка похуже Кризалис..." Я побарабанил пальцами по столу и поднял взгляд на своих подчиненных. Они все сработали просто превосходно, не показав спины и выступив против самого дневного диарха, чего я никак не ожидал от скромной единорожки.
"Все таки я в вас не ошибся, потомки Мистспиера." Мысли от Королевского Дневного Гварда перекинулись на его непосредственного начальника, заставив меня рыкнуть от злости и с испугом прислушаться к голосу — обычно мой голос можно описать как мягкий, а этот рык уже пару раз вырывался по дороге в Кантерлот. Луна и Зекора, которые были со мной всю дорогу и выслушали историю обо всем, что случилось на поляне, успокоили меня: подобный эффект скорее всего был последствием вкушения крови младшего духа зимы и вскоре должен пропасть.

— Позовите принцессу Селестию. С этими словами я взял карандаш со стола и с хрустом переломил его пополам, пытаясь сдержать зарождающийся во мне гнев по отношению к дневному аликорну.

— Простите, что? Обычно невозмутимый Найт Стар сейчас был, мягко говоря, ошарашен, не говоря об остальных охотниках. Единственными спокойными существами были мои кобылки, с задумчивым видом разглядывающие стены кабинета. Отсутствовавшая на данный момент Твайлайт Спаркл была насильно уложена спать под действием сонного заклинания Луны и на данный момент находилась в нашей спальне.

— НЕМЕДЛЕННО! От звука моего голоса охотники присели на задние ноги, не ожидая подобного поворота событий.

— Ну надо же, Королевский Глас, а Дэс растет. Услышал я шепот Луны, когда она обошла кресло и встала между мной и Зекорой, чтобы уберечь последнюю от очередной порции звукового удара. Впрочем, я сам закрыл рот, удивляясь тому, что, оказывается, Королевский Глас был результатом несдержанной магии. Трудно объяснить, как я это понял, но факт остается фактом — никто иной, кроме аликорнов не мог говорить таким тоном без заклинаний просто потому, что все маги как раз учились накапливать и направлять свою энергию. Спохватившись, я попытался успокоиться — ведь, не будучи аликорном, проявление Гласа означало то, что я готов "слететь с катушек".
"Везет принцессам, им и регенерировать энергию не надо, магия сама исходит от них..." С этими мыслями я постарался сменить поток мыслей на нечто менее меня злящее. Внезапно дверь распахнулась, и искомая принцесса зашла в кабинет. Дав знак Ночной Страже, что они свободны, я дождался, пока они поклонятся диарху и выйдут из кабинета, после чего Луна набросила полог тишины.

— Добрый день, Дэс, я вижу, ты решил продолжить работу после такой тяжелой ночи.

Я лишь молча смотрел в пол, собираясь с мыслями. Не знаю, до чего я бы додумался, но я просто создал в руке "сферу Тьмы", которую с размахом запустил в Селестию. Разумеется, она разбилась о выросший перед аликорном золотистый щит, но за это время я успел вскочить из-за стола и подбежать к принцессе, постаравшись без всяких изысков вмазать ей по морде. Перехваченная телекинезом рука застыла в паре сантиметров от ее лица, но я разжал пальцы, и вспышка темной энергии в ладони заставила Селестию отшатнуться от неожиданности.

— Зачем ты отправила ее в лес?! Боюсь, мои нервы сдали окончательно, как я ни старался сдержать себя. Если бы не мягкая волна магии, откинувшая меня к столу, я бы попытался задушить диарха. — Ты прекрасно знала, что Твайлайт отправилась за мной и не воспрепятствовала этому! Ты знаешь, что она была в шаге от смерти? У тебя так много аликорнов в королевстве, что смерть твоей протеже для тебя ничто?!

Кажется, я сболтнул лишнего, так как глаза Селестии полыхнули белым, а меня приподняло над полом и притянуло к ней. Граем глаза я заметил синхронное движение по бокам от меня — мой табун явно не собирался спокойно смотреть со стороны, едва мне начала грозить опасность. Белоснежная кобылка не обратила на них внимание, или сделала вид, что это так.

— Я могла оказаться там в любой момент, а ты едва не провалил свою хвалёную операцию, Королевский Ночной Гвард. С ней бы ничего не случилось, она моя ученица и может постоять за себя, а я не обязана отчитываться перед тобой, человек!

— Ученица, значит, может постоять за себя? Кровь духа зимы и поглощенная темная магия бурлила во мне, давая то чувство свободы — свободы от страха быть слабым, иметь возможность защитить себя и других. Да, я был слаб, я знаю это. Я и сейчас вряд ли смогу всерьез потягаться с аликорном, но общий объем моей энергии был как никогда высок, пусть и сравнительно мал с принцессами. Преодолевая телекинетическое поле принцессы, поднял руку к ее лицу и щелкнул пальцами.


Ощущение телепортации всегда было болезненным для меня, а перенос еще и аликорна отозвался во всем теле, как если бы меня облили бензином не только снаружи, но и внутри, после чего чиркнули бы спичкой. Мы находились в зимнем парке рядом башней, где находились мои апартаменты — дальше я бы не смог прыгнуть, будь я хоть до краев залит силой.

Успев порадоваться тому, что поле принцессы меня не держит, я раскинул руки в стороны и, представляя из себя прекрасную мишень, быстро забормотал слова-наговоры. Пора было больно щелкнуть по носу Селестии, в ином случае я не мог бы смотреть в глаза самому себе.

— Неужели ты бросаешь мне вызов, Дэс? Холодный голос сестры моей возлюбленной заглушил мой шепот, что было мне только на руку. — Умерь свою ярость, иначе...

Не знаю, что там было после "иначе", так как под ногами кобылки вырисовывались изломанные символы, заключая ее в круг из темной энергии. Полыхнувшее в центре фокусировки заклинания маленькое солнце было эффектным, но не эффективным и выросшая из земли пятипалая конечность с силой опустилась на барьер, стараясь сомкнуть его.

Большая часть заклинаний единорогов, что я успел выучить в тайной библиотеке, просто поражали своей прямотой и односторонностью, потому я начал использовать трюк, который мне подсказала Луна: творить что-то новое каждую секунду, импровизировать. Правда, она не говорила делать это во время боя, но гнев вообще плохой советник, хотя пока что дела шли не плохо: рука успешно сдавливала барьер Селестии. В какой-то момент я даже решил, что смогу одержать победу, но удар, последовавший в ту секунду, был просто ошеломительным: казалось пламя из ядра звезды сформировалось в причудливое копье, ничем не похожее на то, что я видел в музее, после чего обрушилось на мои чары, сминая и выдавливая их за пределы мира. От подобного зрелища у меня побежали по спине мурашки — как вообще можно победить или пленить подобных существ. Однако, когда барьер пал, вышедшая из-под него Селестия тяжело дышала, с любопытством глядя в мою сторону.

— А ты оказался хорошим учеником, Дэс. Может я бы и сама взялась за твое обучение. Будь ты чуточку спокойней.

— Хватит, Тия, может это выглядит глупо, но за то, что ты позволила Твайлайт отправиться в опасную зону...

— Она уже не раз доказывала свою сообразительность и силу, когда ты начнешь в нее верить?

А мне казалось, что я разозлился. "То есть, по ее мнению, я держу ее под колпаком? Так, Дэс, спокойствие, только спокойствие." Пару раз медленно вдохнув и выдохнув, я попытался не продолжить разговор с того, чтобы потратить почти все накопленные силы в какое-нибудь копье Тьмы.

— Как ты думаешь, насколько готова к смертям молодая волшебница, которая провела большую часть жизни за книгами? И, надеюсь, ты знаешь концепцию победы любой ценой? Так вот, я должен сказать тебе большое такое "спасибо". Там, на поляне, я почти растратил весь свой резерв из-за того, что эта тварь славно попировала, как какая-то летучая мышь на сочном яблоке. А потом она просто расколола фибулу защитной накидки Твайлайт. Ты можешь представить себе, что я ощущал, видя это? О, ты знаешь, Селестия! С твоим то опытом... Мне пришлось выпить кровь этого духа, И ВСЕ ЭТО НА ГЛАЗАХ У ТВОЕЙ УЧЕНИЦЫ, СЕЛЕСТИЯ!

Надеюсь, я научусь не орать так постоянно при срывах и большом объеме магии.

— А теперь представь, как на меня смотрела моя любимая?! Думаешь, как она на меня посмотрит, как на возлюбленного или монстра, который прямо на ее глазах давился кровью и магией вендиго, а после этого раскроил своей жертве череп косой? Ну как, хорошо прошла проверка?

Низкий смех повис в воздухе, заставляя меня оглядеться в поиске источника звука.

— О-о-ох, Селестия, ты, оказывается, еще большая интригантка, чем Кризалис. Так много целей в одном событии, а в результате никакого веселья...

Услышав первые слова невидимого зрителя, едва удержался от того, чтобы не вскрикнуть от удивления. Голос... Тот голос во сне, который рассказал мне немало интересного; его обладатель сейчас, казалось, находился везде и нигде. Судя по всему, Селестия тоже знала нашего незримого собеседника, так как она неодобрительно нахмурилась и развернула крылья.

— Дискорд, покажись немедленно!
"Дискорд?" Вот теперь уровень моего удивления неуклонно рос, ведь это значило, что дух дисгармонии и Хаоса, который долго время являлся одной из главных проблем Эквестрии, уже дважды навещал меня, причем серьезно помогая, а точнее банально спасая мою жизнь, или объясняя схему охоты на кошмары. В обоих случаях его невмешательство дорого бы мне обошлось.

Между мной и Селестией сгустилось серое облачко, которое развеялось с громким хлопком, являя миру странное создание, словно собранное из кусков разных тел, от фигуры распространялась неощутимая большей части пони аура неустойчивости, казалось, сама реальность плавилась рядом с драконикусом. Кажется, именно так называлось существо, одетое в типичный гангстерский плащ из моего мира, с нахлобученной на голову шляпой. "Трилби, если ошибаюсь." В лапах Дискорда был — я даже протер глаза, чтобы удостовериться, что не ошибся — новенький пистолет-пулемет Томпсона. Оглядевшись по сторонам, воплощенный Хаос опустил оружие с печальным вздохом.

— Ну вот, вы уже закончили ваши разборки...

Распахнув плащ и спрятав пистолет-пулемет куда-то в складки одеяния, он повернулся ко мне. К этому моменту я вроде бы успел совладать с эмоциями, но, единственное, на что меня хватило, это ткнуть в его сторону пальцем и выдавить "ты!".

— Я. Невозмутимо ответил Дискорд, мгновенно переместившись мне за спину и опуская мою руку. — А как я вижу, у вас тут возникли некие разногласия, которые ты собирался разрешить путем небольшой доли насилия? Пффф, это же так неоригинально!

Внезапно его голос словно раздвоился, один продолжал нести какую-то чушь, в то время как другой зазвучал у меня в голове.
"- Успокойся, человек, даже аликорн может просчитаться, потому тратить энергию на то, чего ты не добьешься в ближайшем будущем — крайне неразумно. Я здесь лишь на пару минут, потому будь так добр, засунь свою злость в задницу и займись более полезными вещами: навести Твайлайт, проверь чейнджлинга, да что угодно, чем пытаться победить Древнего!"
"- Древнего?" Я едва не спросил это вслух, но некая магия не позволила мне открыть рот, а в то время как Дискорд уже телепортировался к Селестии, выдавая очередную порцию неадекватных речей, к которым я и не пытался прислушаться — было понятно, что в данный момент это не проявление его странного характера, как мне его описывала Твайлайт, а единственный способ отвлечь Селестию.
"- Поинтересуешься на досуге. И поосторожней с телепортацией, ты не забыл, что ты можешь быть точно уверен в успехе, если ты видишь цель? Вот был бы цирк, если заклинание отправило бы вас в какую-нибудь стену замка... Смотри в оба, ты пробуждаешь все темное, и именно тебе придется возвращать баланс в Эквестрию."
— Что ж, как я вижу, вы уже успокоились, а значит можно отправляться в путь. Я, вообще-то, отправлялся к Флаттершай на чашку чая. С этими словами дух Хаоса вновь оказался рядом со мной и одел шляпу мне на голову и отошел назад, задумчиво глядя на меня с задумчивым выражением на лице. — Пойдет. Вынес он странный вердикт перед тем, как пропасть. Шляпа, что странно, осталась на месте. Сняв ее и повертев в руках, я пожал плечами и напялил обратно, после чего повернулся к Селестии, которая успела неслышно подойти ко мне.

— Тия, я... Она улыбнулась и помотала головой.

— Я прекрасно понимаю, что ты любишь ее и беспокоишься о Твайлайт. Я тоже признаю свою ошибку, но, будь добр, держи себя в копытах. Руках.

Я согласно кивнул и поправил шляпу.

— Мне идет?


Двери больничного отсека Кантерлотского замка открылись без малейшего скрипа, но лежащий на кровати чейнджлинг повернулся в мою сторону и попытался улыбнуться. Он находился в боевой форме и потому ничем не отличался от того, как пони привыкли себе представлять эту расу существ. Ну, кроме цвета глаз, которые даже в этом виде были ярко-зеленого цвета.
"Он точно не родственник Кризалис?"
— Можешь принять обычный облик, Фаерфлай.

Вспышка зеленого пламени, пробежавшая по телу собеседника, добавила гриву взамен того подобия, что украшало его голову. Впрочем, гривы этих существ отличалась от привычной гривы пони: более тяжелые и прилизанные пряди разительно отличались от часто воздушных причесок жителей Эквестрии.

Когда он попытался подняться, я махнул рукой и сел на стул у его кровати.

— Лежи, горемычный... Что же мне с тобой делать...

— Что вы имеете в виду? Чейнджлинг закашлялся и откинулся назад: все-таки его хорошенько потрепали ледяные волки и выкачало заклинание тепла, что он держал над грифиной. Взяв стакан с тумбочки у кровати, я склонился над лежащим и напоил его, не обращая внимания на слабый протест. Почему-то мне вспомнилось другое место, но там все было ровно наоборот. "Может быть, так я хоть как-то возвращаю свой долг Кризалис за ее попытку помочь мне?"
— Официально, ты нарушил пакт, в котором запрещается появление простых чейнджлингов на территории королевства до весны. Черт, ты не мог подождать пару дней?

— Я... Я понимаю, благодарю, что вы были честны со мной. Судя по всему, Фаерфлай уже примерял на себя топор палача, чем меня весьма позабавил — при всей строгости законов, вряд ли принцессы позволят просто так взять и расправиться с кем-то, не представляющим никакой угрозы для их подданных, при этом он с грифиной не несли на себе никаких заклинаний шпионажа: уж это Луна проверила сразу же, как только раненных поместили в больничный отсек.

— Что ты знаешь о грифине, которую защищал в лесу? На этот вопрос чейнджлинг ответил практически сразу же.

— Ничего. Я лишь заметил, что она попала в невидимое для нее магическое поле и, видимо из-за резкого магического остужения рухнула вниз. Было мало времени, ну я и...

— Довольно, я понял. Прервал я собеседника, одобрительно кивнув и задумчиво посмотрев на стакан с остатками воды. В общем и целом, если уж он может создавать подобные заклинания, то этот крылатик явно может пригодиться Ночной Страже. Впрочем, как только мы поймем, что он не получает приказы от одной милой интригантки.

— Хорошо, отдыхай, я поищу способ уладить эту проблему. "Черт, жалко, что грифина не пришла в себя, придется навестить их уже после Уборки Зимы..."


Выйдя из больничного крыла, я нос к носу столкнулся с Мистхил, которая с мрачным видом шла по коридору. Судя по всему, подобные столкновения уже становились нашей традицией.

— Здравствуйте... То есть привет. Поправилась она после того, как я бросил на нее скептический взгляд. — Проведывал больных? Дождавшись моего кивка, она достала из седельной сумки какой-то сверток и протянула его мне.

— Что это?

— Зекора попросила меня передать это тебе, говорит, что может оказаться для тебя полезным.

Пожав плечами и развернув пакетик, недоуменно ставился на спрессованные шарики травы, от которой слабо веяло темной энергией. С удивлением приподняв бровь, я заметил записку, которая весьма лаконично гласила "курительный сбор". "Хм, ну, это вроде бы не табак, почему бы и нет?.." Под заинтересованным взглядом единорожки мы дошли до ближайшего выхода из медицинской части замка и вышли на улицу. Здесь, в Кантерлоте, за день до начала зимы стояла такая прохлада, что я уже не обращал на нее внимания, даже учитывая небольшие сугробы, которые сейчас больше напоминали большую охапку ваты.

Достав из штанов черную трубку, я открыл прозрачный пакет и поместил скатанный шарик из спрессованной травы в табачную камеру. Знаю, это неправильно, когда дело касается обычного табака, но что-то заставило меня поступить именно так. На какой-то момент мне показалось, что чаша слегка посветлела, но я списал это на обман зрения. Щелкнув пальцами, я зажег небольшой шарик темного пламени и аккуратно придвинул его к сбору. Слава Высшему, мой отец любил табак, потому я знал, что нужно было делать, но, когда я опустил взгляд на чашу, то с удивлением обнаружил, что некогда серый шарик травы пропал, уступив место черной смеси, которая все еще пахла, как сбор темных трав Зекоры.
"Магия." Я мысленно пожал плечами, невольно поблагодарив Кризалис за то, что спасла меня от долгого процесса набивания трубки. Думаю, она так же поможет избежать проблем с прикуриванием и предварительным обкуриванием, потому я просто поджег "табак" по всей поверхности и осторожно сделал первую затяжку.

Вообще-то я недолюбливаю курильщиков, меня выворачивает от запаха сигарет, но здесь это был даже не дым, а странная смесь пара и магии, принесшая удовольствие. Вытащив прикус, выдохнул небольшое темное облачко, которое вдруг приняло вид маленькой черной копии Кризалис, о которой я подумал в момент использования ее же подарка.

— Вау, колдовская трубка. Все-таки мы с Клауд были правы. Стоп. Это та, о ком я думаю? Мистхил с ужасом взглянула в мою сторону, на что я недоуменно приподнял бровь. Фигурка, словно почувствовав мой приказ, растаяла в воздухе, а медик поняла, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут.

— Между прочим, может тебе стоит на время отдохнуть от Кантерлота? Ночная Стража пока что никуда не сдвинется с места, а тебе явно стоит развлечься. Я решил сменить тему разговора и двинулся в сторону другой башни замка, периодически выдыхая нейтральные черные кольца из пара и магии. — Я предлагаю тебе посетить Понивилль и принять участие в Зимней Уборке. Твайлайт говорит, это будет весело, а так хоть не я один буду слоняться там с потерянным видом.

Мистхил какое-то время помолчала, провожая взглядом очередное черное колечко, после чего повернула голову в мою сторону.

— Ладно, согласна. Но с одним условием.

— М?

— Ты будешь работать со мной, я никого не знаю в том городке. В ответ я лишь улыбнулся и, кивнув, делая очередную затяжку. "Черт возьми, хорошая штука!"


Последние приготовления к отъезду были весьма суматошными, так как постоянная любовь Твайлайт к выполнению заданий по списку лишь добавляла сумятицу и путала нас со Спайком, который быстро пришел в себя после того, как покинул Понивилль.

— О, Ночь, Магия и Природа, за что вы меня наказываете такой серьезной кобылкой?.. Моя драматичная речь была грубо прервана зефиркой, которой Твайли ловко закрыла мне рот, пока я стоял в актерской позе, взывая к благоразумию аликорочки. Впрочем, вкусный кляп на время прервал мои потуги и заставил вернуться к упаковке чемоданов с книгами. Судя по тому, сколько там было книг, моя поняша решила в очередной раз просто грабануть Тию на редкие книги по магии и бессовестно смыться с этими сокровищами. Нам с дракончиком отводилась роль шестерок хитрого мафиози. Примерно такими мыслями я делился с помощником нашей юной волшебницы, когда в комнату зашла Зекора. Все это действо разворачивалось в моих апартаментах, куда кобылки переселились сразу после Гранд Галлопинг Гала.

— Твайлайт Спаркл, а тебе не кажется, что ты взяла немного больше, чем было необходимо?

Зебра пыталась осторожно подвести нашу книголюбку к логичному выводу, но, боюсь, сейчас ее не переубедила бы и сама Селестия. Судя по всему, Зери это уже поняла, потому просто забралась на кровать и начала наблюдать за тем, как я прыгал на чемодане, стараясь закрыть этого монстра до того, как он распахнется под давлением источников знаний изнутри. Последние отчаянные усилия и... замки ободряюще щелкнули, заставив меня вытереть трудовой пот с лица и, доковыляв до кровати, упасть на нее рядом с зеброчкой.

— Зери, именем всего доброго, что есть в этом мире, убей меня...

Полосатая милашка ободряюще улыбнулась и поцеловала меня в щеку. Возмущенное пыхтение со стороны аликорночки возвестило о том, что она думает обо мне и моей лени, но я уже твердо принял решение, что мое предложение помощи существу, владеющему телекинезом, было самым глупым, что я делал за этот день. С громким грохотом открывшаяся дверь, заставила всех четырех существ подпрыгнуть на месте и уставиться на ночного диарха, которая с радостным "Ваша принцесса вернулась!" ввалилась внутрь, увешанная какими-то пакетами и с парочкой чемоданов в телекинетическом поле позади нее.

— Я решила устроить себе небольшой отпуск и ближайшую неделю я проведу с вами в Понивилле, оставив все эти скучные встречи на свою сестрицу!..

В тишине комнаты раздался звук от синхронных фейсхуфов и фейспалмов.

— А я считал, что это Тия у нас старается слинять с совещаний... Я вновь откинулся на кровать и постарался поудобней пристроиться на боку своей лесной ведьмочки.

— Я решила поменяться ролями! Гордо заявила Луна, с непривычно-пофигистичным лицом скидывая все вещи на кучу багажа Твайлайт и плюхнувшись на кровать. — Я очень долго не вела себя, как какой-то жеребенок и решила, что пора бы вспомнить и об этой роли!..