Black Flank

Маленькая история о пустобоком пони...

ОС - пони

Лунная тень

Молодой единорог по имени Карви Вуд переезжает в Кантерлот, где вступает в тайное общество, борющееся за освобождение принцессы Луны.

Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Один шаг

Многие считают, что если человек любит, то он отдается своей любви полностью. Давайте же узнаем, правда ли это на примере одного парня, попавшего в мир пони, или же его поглотит тьма ненависти? Вопрос: ненависть к чему...или к кому?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Человеки

Берри Панч и подруги

Берри Панч как всегда сидела в своем баре в Понивилле и вдруг встретила старых знакомых.

Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Вспомнить

Главный герой пытается вспомнить как начал смотреть FIM...<br/> Или речь совсем о другом?

Принцесса Селестия Человеки

Take Five

"Не можешь бороться? Возглавь!" Скорее всего, абсолютно все божественные существа следуют этому простому правилу, а что из этого получится? Покажет только время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Обнимашка

Мужчины не понимают тонких намёков; толстых намёков они тоже не понимают. Женщинам приходится делать всё самостоятельно.

Флаттершай Человеки

Принцессы в пекарной лавке

Обычный день пекарни Кэнтэрлота, ничего не предвещает беды. Кроме двух принцесс зашедших сделать заказ к дню рождения принцессы Луны. Ну что может пойти не так?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Необдуманный поступок

Эпплблум хочет стать сильной, что бы помочь своей семье. В этом ей готовы помочь верные подруги. Но путь, выбранный ею свернул совсем не туда, куда она ожидала. При этом задевая судьбы ещё нескольких пони.

Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Сильвер Спун Твист ОС - пони

Ваше Аликорнейшиство!

После отречения от престола принцессы перебираются в тихое местечко. Теперь они могут воплотить в жизнь все свои самые смелые идеи или просто насладиться заслуженным отдыхом. По крайней мере, так думала Селестия, пока не вышла на улицу...

Принцесса Селестия ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 17. Темные времена: самый главный кошмар Эпилог. Обращение автора к читателю

Глава 18. Темные времена: конец

Глава 18.1 Когда заходит луна...

... просыпаются призраки прошлого

— Нет... Мама, зачем... Слезы катились ручьем из глаз аликорночки, пока она лежала рядом с телом любимого, боясь даже коснуться его, ведь это означало бы в очередной раз убедиться в горькой правде. А правда состояла в том, что ей больше незачем было жить. Да, у нее была Твайлайт, которую она полюбила, но Луна не была уверена, что у нее хватит силы пройти через то, что прошла Селестия. Однако, заканчивать жизнь вот так тоже было просто глупо...

— Глупец... Зачем ты сделал это... Прошептала пони, почувствовав дикое желание растереть тело любимого в порошок, втоптать в землю, лишь бы не видеть этого НЕПРАВИЛЬНОГО лица и вечного оскала, которого полупрозрачная кожа даже не прикрывала. С тихим шипением в воздухе вновь возник Хорнд-мун, однако она лишь покачала головой, словно споря сама с собой и растворила его в воздухе. Поднявшись на ноги, аликорночка повернулась в сторону Понивилля, уже зная, что сейчас произойдет. Толчок магии и тихий шепот. Так умирали личи, выплескивая в мир всю свою энергию, именно потому места их смерти были опасны еще долгие годы, в зависимости от силы волшебника.

— Прощай Дэс...

Шаг, второй, третий... Дискорд, как же тяжело идти и слышать этот шепот, когда магия скапливается. Скапливается. Скапливается?

— И именем Твайлайт объявляю я Литургию Магии!

Резкий оборот и... целый и невредимый Дэс, стоящий в центре поляны. Темная сфера вырывается из тела любимого, окутывая поляну. Казалось, знакомый чары, но, подняв голову, Луна ахнула от неожиданности, даже не успев поразиться тому, что ее возлюбленный жив.

Область, в которой заклинания Дэса становились стабильны, все разрасталась и разрасталась. Больше сотни метров были скрыты за темной ширмой, центром которой сейчас была высокая фигура лича. Отделившаяся от него фигура Найтмер Мун угрожающе захохотала.

— Последние мгновения отделяли меня от начала захвата контроля, и ты дала мне время, предательница!

В ответ Луна лишь опустилась на землю, положив рядом с собой копье и сжав голову копытцами. Слишком много. Слишком много эмоций и переживаний для той, кто потерял своего любимого сперва там, в библиотеке, а теперь здесь, в лесу.

— Хватит мучать меня, Найтмер, если ты каким-то образом выжила в теле, просто... Просто закончи то, что начала.

— Мучать? Мучать? Темная кобылка расхохоталась, подойдя к Дэсу и встав рядом с ним. — Мы вынашивали обиду и планы мести сотни лет, а ты бросила меня! Предательница! Нас с ним предали вы с сестрой!

Ее перепончатые крылья угрожающе раскрылись, а рядом с ней материализовалась магическая копия Хорнд-муна. Бросив безразличный взгляд на частичку себя, Луна заметила, что трава приминается под копытами Лунной Пони, словно в центре Литургии Магии она обретала плоть.

— Литургия Магии... Как там... Именем Твайлайт?

Внезапная догадка озарила ее разум, заставив поднять голову, но выпад темной версии ее собственного оружия заставили принцессу вскочить на ноги и отбить удар.

For a thousand years I've waited here for you

Waiting every night

For I thought you were the answer to my life

Казалось, голос Найтмер Мун крепчал с каждым словом и ударом, который она направляла на свою жертву, тесня ее к краю поляны. Месть и желание мести, вот что вело окрепший кошмар к цели, некогда заданной самой Луной.

— Ты породила меня, отделила от себя в надежде найти помощь в своей обиде! А теперь ты предаешь саму свою сущность?

Еще немного, и облаченная в темные регалии кобылка зарычит, бросаясь на своего создателя, нет, свою часть.

Days turned into years and into centuries

Patience had to fade

Don't you see that there is vengeance in my eyes?

— И теперь я отомщу, заняв твое место!

Мелькавшее копье раз за разом ударялось в свое светлое отражение, бессильно скользя по магической поверхности, а полумесяцы-наконечники, жаждавшие крови, вновь и вновь оставались ни с чем.

— Отпусти его тело, Найтмер, не знаю... Не знаю, как ты управляешь его телом, словно марионетка, но Дэс уже выстрадал свое!

На какой-то момент-сущность кошмар застыла на месте, после чего громко расхохоталась. Отпрыгнув назад, Луна с непониманием уставилась на темную кобылку.

— Управляю? Ты все еще не поняла?

— Не... Не поняла чег...

Оборвав себя на полуслове, она подняла взгляд на фигуру своего возлюбленного, который опустил руки и поднял с земли косу.

Luna won't you cry for me

I'm as lonely as I've ever been

I am forced back into the start

Is there any way to fix a broken heart?

Не веря своим глазам, аликорночка двинулась вперед, но едва на пропустила выпад темного Хорнд-муна.

— Иллюзии, Луна, неужели вид какого-то мертвого... жеребца? собьет тебя с толку?

— Дэс!

Никак не отреагировав на крик пони, лич покрепче ухватился за древко оружия, по которому прошла едва заметная волна, едва оно явило себя. Завершающим аккордом картины стала его метка на лезвии косы, что сейчас украшала середину его груди.

— Теперь — бесполезно. Отныне он слышит только меня, Луна.

Дэс не убит. Эта мысль не давала покоя. Ругая себя за то, что позволила себе поверить в такую глупость, принцесса яростно атаковала своего противника, стараясь прорваться вперед.

"Его еще можно спасти..." Билось в ее голове, заставляя наседать на врага, пробуждая забытое желание убивать. Не для победы, а спасения.

Крайняя сосредоточенность приносила свои сладкие плоды — шаг за шагом пони теснила свой кошмар, ликуя и предвкушая победу, когда блеск серой стали заставил ее отшатнуться в сторону. Стоящий рядом с Найтмер Мун Дэс закинул косу на плечо и посмотрел на небо.

— Я ведь говорила тебе — отныне он слышит только меня. Скучающим голосом произнесла сущность из подсознания, потеревшись головой о руку лича, чем вызвала гневный взгляд самой принцессы. — Может, стоит теперь показать тебе, чего мог достичь твой возлюбленный, если бы вы с сестрой позволили ему заглянуть чуть глубже в ваши архивы.

В тот же момент коса стремительным росчерком вспарывает воздух, заставляя Луну подставить копье под удар и телепортироваться назад. Конечно, недооценивать человека было бы глупо, однако теперь ставки стали слишком высоки, чтобы размениваться и "пробовать" противника. Мысленно извинившись перед Древними, Луна склонилась перед противником, но резко свистнувшее лезвие лишь бессильно отскочило от странного поля, воздвигнутого перед ней.

Несколько секунд лич безмолвно смотрел на аликорна, после чего начал яростно кромсать преграду колдовским оружием, и с каждым его взмахом Найтмер Мун и принцесса чувствовали, как слабеет стена, защищающая Древнюю. Подняв голову, Луна посмотрела на Дэса и улыбнулась.

— Прости, любимый, но тубус далеко.

С ночного неба ярко блеснула звезда, яркий луч которой стремительно приближался к месту боя, невидимый ни для кого, кроме мага и его жертвы.

— Незримое Присутствие, да, Луна?

Судя по улыбке Найтмер Мун, она ничуть не волновалась за сохранность своей жертвы и себя, что тут же подтвердил Дэс, изящным для лича движением воткнув косу в землю, после чего поднял вверх руки. Меж его ладоней сгустился туман, который быстро приобрел форму зеркала, отразившего чары обратно в небо. Сфера магии слегка сжалась, но Луна не обратила на это никакого внимания, в ошеломлении глядя на человека.

— Но, коса и голод...

Смех темной кобылки и лича заставили ее разрушить барьер и вновь телепортироваться к краю поляны. Казалось, из глотки не-мертвого вырывался тот же смех, что доносился со стороны сущности, когда они оба подняли оружие и бросились вперед. Подкинув косу вверх, Дэс обрушивает на принцессу Ночи шквал темных сфер, разбивающихся о ее защиту, после чего мимоходом ловит оружие и наносит мощный удар, вбивший бы обычного противника в землю.

— Ты оказалась никчемным учителем, плохой волшебницей и недостойной Владычицей ночи! А я пришла на твой зов!

Infinite despise and endless jealousy

Bottled in my soul

Has erupted as I'm tearing through the skies

I am the creature now that feasts upon your dreams!

And turns them to nightmares

And now my anger will bring forth an infinite night

С утробным криком ярости кобылки скрестили копья, но тут же отпрыгнули назад, дабы не попасть под яростный взмах косы, грозивший задеть их обеих. Пламя в глазах Дэса полыхало, подобной его бушующей душе, а атаки заставили Найтмер Мун остаться в стороне, настолько опасно было подходить к нему. Его "танец" совмещал в себе все три известных ему стиля, переводя взмахи оружия со стремительной и легкой круговерти вихря до тяжелых и увесистых ударов земных пони, при этом, стоило его телу потерять контакт с косой на считанные мгновения, как ну Луну обрушивалась колдовская мощь лича, заставляя ее телепортироваться на короткие расстояния. Будь на месте Дэса живой — подобная нагрузка остановила бы опытного воина, просто разорвав его мышцы, однако аликорночка видела, как его чары постепенно тратятся на удержание тела в боеспособной форме.

К несчастью, она не могла толком порадоваться этому моменту, потому как даже мощи Древнего хватало лишь на равный бой с этим безумным и иррациональным стилем, а использовать магию высших порядков она не могла по двум причинам: Луна боялась повредить человека и для подобного чародейства нужно было время, которое ни Найтмер, ни ее жеребец не собирались ей дарить.

"Да что б тебя Дискорд побрал." Успевает отметить принцесса Ночи, отпрыгивая в очередной раз и едва не попадая под удар-гильотину, который мог в одно мгновение отделить ее голову от тела.

"Думай, думай, должен быть способ победить его так, чтобы был шанс хотя бы изгнать Дэса... Ты ведь знаешь — ты точно не переживешь, если он умрет на твоих глазах по-настоящему. Два раза за один день — слишком много."
Серая аура вокруг косы начала пульсировать, словно показывая гнев своего владельца, чьи помыслы управлялись Лунной Пони, которая сейчас стояла в отдалении, с удовольствием глядя на безумную картину боя двух влюбленных. И кто бы ни пал, она все равно останется жива и сможет мстить.

"Должна найти способ... О, Ночь, как тяжело... Как же я хочу просто уснуть и забыться. Уснуть... Да!"

В ее глазах блеснула надежда и облако чар окутало тело Дэса, выталкивая принцессу и ее противников в мир грез.


Одно черное ничто напоминало картину космоса, где стояли трое существ, образуя ровный треугольник.

— Умно, очень умно. Значит вы и вправду смогли создать волшебство, выталкивающее в мир снов. Боюсь, ты немного ошиблась.

Найтмер Мун расхохоталась, создавая вокруг себя колдовские барьеры и чары, готовые вот-вот вырваться на свободу.

— В этом мире мы все владеем силой, думаешь, ты справишься с двумя Повелителями Снов и твоим личным кошмаром? Теперь победа точно на моей стороне! Вперед, Дэс, покараем предателей!

Молчаливо кивнув, лич шагает вперед, безвольный, словно кукла, но все такой же смертоносный. Теперь же коса находится в креплениях за спиной: попав в мир грез, она стала бесполезной, однако его это не смущает. Вытянув правую руку в стороны, он выхватывает из воздуха длинный меч, чей клинок кажется подозрительно тонким и слегка загнутым. Взмахнув им пару раз, Дэс резко рассекает воздух перед собой, посылая волну чистой силы, которую Луна отбивает с презрением на лице.

— Кажется, он подзабыл мои уроки.

Однако Найтмер Мун лишь хитро улыбается и в этот момент за спиной не-мертвого раскрываются костяные крылья, чьи фрагменты соединены друг с другом лишь полуистлевшим подобием плоти, что не мешает ему взмыть вверх и спикировать на принцессу, выставив клинок перед собой.

"Он что, совсем оглупел в мире снов?.. А, нет." За метр до столкновения его фигура растаяла в воздухе и копье Луны метнулось за спину, парируя удар меча.

— В мире снов все трое знают, кто и где находится. По хитрости и коварству человек не уступит грифонам или василискам, однако здесь это бесполезно для Повелителя Снов. Лишь сила, чистая сила и правильное ее использование. Не так ли, Найтмер?

— Я питалась твоими страхами и снами тысячу лет, Луна, иначе почему бы элементы не вернули тебя в расцвете сил?

Тонкий луч алого цвета пронзил темное "ничто", где они находились, и бессильно рассыпался о воздвигнутую сферу. На подобную простую атаку принцесса Ночи лишь недоуменно приподняла бровь, наблюдая за тем, как Дэс становится рядом с сущностью и смотрит на нее в ожидании приказов. Подавив чувство раздражения, Луна призналась себе, что будь Дэс на ее стороне, выловить и распылить Найтмер Мун было бы не так уж и трудно.

Но она ведь аликорн, Древняя своего народа, победившая Сомбру и других, осмеливавшихся посягнуть на это королевство. Неужели она вот так просто отдаст им победу? Впрочем, стоило признаться самой себе — крайне удачно наведенная иллюзия серьезно выбила ее из колеи. Сделав пару глубоких вдохов-выдохов, сестра Селестии попыталась прощупать общий объем силы своих противников, однако тотчас наткнулась на весьма болезненную отдачу — узнать силу своего кошмара невозможно, для этого нужен еще один Повелитель Снов. Который, к несчастью, сейчас стоял рядом с тем самым кошмаром неподвижной статуей.

— Я тебе не позволю вот так просто забрать у нас нашего жеребца.

Мрачно произнесла Луна, подняв копытце, на котором материализовалась горстка серебристой пыли. Дунув в их сторону, аликорночка обратило серебристую пыль в золотое облако, которое стремительно рвануло в сторону Найтмер Мун, однако лич тотчас шагнул вперед, прямо на линию огня.

— Нет! Что ты делаешь, Найтмер?

Бессильный крик принцессы пронзил черное нечто, когда Дэс молча упал на колени, пытаясь стряхнуть с себя странные чары. Если бы он мог чувствовать или говорить, то его вопли давно раздавались бы в этом странном мире: облако состояло из весьма едкой кислоты, которую в реальном мире можно было достать лишь на родине сфинксов, далеких землях, где обитали странные растения, использующие свою пыльцы для охоты на своих жертв. Главной особенностью являлась духопроницаемость этого орудия охоты. Да, хищные цветы питались даже жителями тонких миров, если те попадали в зону чувствительности их магических "локаторов".

— Тварь... Мрачно прошипела Луна, быстро отменяя чары и с жалостью глядя на любимого, который, пошатываясь, поднимался на ноги. Его тело и так выглядело не лучшим образом, однако теперь даже Древняя старалась смотреть куда угодно, но не на провали в плоти лича. Впрочем, он уже творил чары темного исцеления, тратя свою силу Повелителя Снов. В какой-то момент в черном ничто блеснула серая нить, связывающая не-мертвого и существо из подсознания. И чем слабее становилась сила Дэса, тем крепче становился контроль Найтмер Мун. Можно было сказать, что лич практически стал неразумной куклой, в уши которой нашептывал ложь темный манипулятор. И кто знает, что еще она наговорила ему за все это время, пока они пытались его найти?

Пока она пыталась просчитать варианты поведения Найтмер Мун, ее возлюбленный вновь бросился вперед, размахивая клинком и посылая тусклые волны силы, не позволяя пони снять барьеры, которые она поспешно возводила вокруг себя. Достигнув Луны, он обрушил на сферу мощный удар, вмиг разрушивший большую часть защиты, щедро тратя силу. Едва последний щит пал под ударом меча, Найтмер Мун выпустила заклинания, что копила все это время. И вновь она не озаботилась тем, чтобы убрать Дэса с линии огня, вынудив принцессу поднять два щита и сжать голову, чтобы протерпеть момент атаки. В какой-то момент защита Луны дрогнула... Почувствовав отступление головной боли, она подняла глаза и встретилась взглядом со стоящей над ней высокой фигурой. Однако он лишь неподвижно стоял и смотрел ей в глаза. Казалось, человек что-то пытался сказать, но было не понятно, сможет ли он сделать то, что хочет или Найтмер Мун пересилит осколки его воли. Решив не испытывать судьбу, Луна телепортируется подальше и внимательно смотрит на связь.

"Да, вот оно!" Готова она радостно закричать и подпрыгнуть на месте, однако, с трудом удержав себя в копытах, лишь прищурила глаза. Сущность оказалась так глупа, что после обмана Дэса накинула на него чары хозяина, известные принцессам и некромантам из племен зебр для усмирения нежити. И она высокомерно проигнорировала главное правило магии смерти — крепко держать существ в узде. Чем разумней нежить, тем точнее подход.

"Хозяйка не ценит нас." Вот что читалось в глазах марионетки, заставляя Луну закусывать губу, когда она видела, как ее любимого постепенно превращали в простую вещь. "Но ведь можно этим и воспользоваться?"

Вспышка телепортации, вторая, третья, взмах копья и отражение удара. Шквал стрел срывается в небес и вновь Луна защищает не только себя, но и Дэса, в то время как Найтмер Мун пытается пробить барьеры, безумно хохоча и беспрерывно штурмуя бастионы магии, что поспешно воздвигала пони, ограждаясь от вражеских чар и стараясь не смотреть на то, как глава табуна бездушно пробивается к ней с другой стороны. И все чаще и чаще движения лича становились заторможенными, а атаки более вялыми.

После очередного залпа чистой энергии кобылка поняла, что стоит ей продлить бой еще немного и два противника оставят ее здесь навсегда. Потому, поудобней перехватив копье в поле магии, принцесса бросилась в атаку, уклоняясь от колдовских стрел и сфер. Едва Дэс встал у нее на пути, как она окружила его щитом и, к удивлению кошмара, бросилась назад.

Пытаясь наладить некую связь по осколку его души, что все еще находился в кобылках табуна, она щедро делилась с ним силой, отдавая все, что осталось к концу непростого боя.

"Хозяйка. Дать больше. Лучше хозяйка.", посылала она простейшие мысли, обращаясь к нему не как к разумному существу, но как к личу, на которого Найтмер накинула цепь повиновения.

И с ликованием ощутила, как рвется серая нить, а ее ночной кошмар в ярости бросается вперед, поняв, наконец, что именно сделала Луна. Однако было уже поздно: с громким хлопком всех троих вышвырнуло из мира снов на поляну Вечнодикого Леса.


— Дэс, давайте, очнись... Дэс!

Тряся за плечи своего возлюбленного, Луна понимала, что это по большей части бессмысленно, но ничего не могла с этим поделать. Он все еще оставался безынициативной куклой, нити от которой вели теперь к принцессе, но это было единственной разницей с предыдущим его состоянием. Разум человека все еще отсутствовал в этой реальности, не позволяя докричаться до него даже с помощью темных чар. Отчаявшись, она приказала ему следовать за собой и направилась в сторону Понивилля.

— Надеюсь, мы сможем помочь тебе, ведь в ином случае мы просто одержали одну из тех побед, которые когда-то были известны во времена войны Двух Сестер. Громкие и бесполезные.

Обращаясь к человеку, она скорее говорила сама с собой, хоть где-то в глубине души и теплилась надежда, что с исчезновением Найтмер Мун все вернется на своим круги. Ну, или они хотя бы смогут объяснить ему, что все не так, как он представил себе. "Понять бы, что именно он себе представил, и как эта "Лунная Пони" все извратила..."

Закусив губу, она покосилась на лича, с неутомимостью шагавшего за ней, полного энергии, но в то же время пустого, словно древний кувшин.

Иногда победы бесполезны, если мертв генерал. Кто будет вести армию?

Кто будет вести их? Луна не понимала свое состояние. Казалось бы, вот он — Дэс, да, измененный, проклятый неведомым чародеем, но это он. Однако желание обнять старательно изгонялось, ведь Луна прекрасно понимала, что стоит ей взглянуть в эти полыхающие глаза, и она сорвется, полностью и окончательно. Единственной разницей между мертвым Дэсом и... функционирующим, была лишь его способность передвигаться.

Глупая победа. Найтмер Мун пропала, едва они оказались в реальном мире, а лич остался стоять, тупо уставившись куда-то в глубь чащи.

Подходя к границам Леса, принцесса устало вздохнула и "потянула" за собой возлюбленного. И вот, последние деревья расступились, а Луна нос к носу столкнулась с небольшой группой пони, возглавляемой Селестией. Мгновенно обернувшись к еще скрытому не-мертвому, она приказала ему накинуть на голову капюшон и скрыть руки, что он и сделал.

Увидев свою сестру, Селестия бросилась вперед и прижала ее к себе, заключив в крепкие объятья.

— Ты жива, сестренка... Я и не надеялась, что ты вернешься, когда увидела ту сферу магии. Ее заметили некоторые подданные, потому мне пришлось оставить их здесь. Где ты похоро...

Ее голос оборвался, едва она увидела высокую фигуру лича, выходящего из-за дерева. Казалось, принцессу хватит удар, пока она смотрела на то, как неторопливо Гвард идет к ним. Не обратив внимания на поведение Селестии, Луна выпросталась из объятий старшей сестры и посмотрела на пони за ее спиной. Если наличие Твайлайт и Зекоры ее не особо удивило, лишь сознание отметило галочкой, что на аликорна нужно зелье посильней, то вот Лира, Дерпи и королева Кризалис собственной персоной заставили принцессу просто разинуть рот.

— И она тоже? Невольно вырвалось у нее, пока она недоуменно пялилась на чейнджлинга, пытаясь понять, как она всегда умудряется быть в гуще событий.

— О, я направилась в Понивилль лишь для дружеского визита во имя нашего союза, но оказалась в гуще событий.

Судя по всему, никто, даже Дерпи не поверили в столь открытую ложь. Впрочем, пегаска была занята тем, что смотрела на Дэса и пыталась понять, что же не так. К счастью, Лира как могла пыталась отвлечь ее от созерцания человека, искренне надеясь, что принцессы как-то разрулят обстановку, однако все они были заняты чем угодно, кроме как сохранением тайны, которая разрушится, стоит личу поднять капюшон.

— Почему с ним все совсем нехорошо?

На вопрос Дерпи Лира могла лишь вздохнуть и развести копытцами: как и всегда, почтальон била не в бровь, а в глаз, словно она знала намного больше, чем могла бы.

— Луна... Прости, но, я не уверена, что смогу помочь тебе.

Раздался негромкий голос Селестии, заставивший всех резко обернуться в ее сторону.

— Но... Но сестра, неужели нет способа просто вернуть его в сознание? Может, Элементы...

— ... сожгут его дотла, моя маленькая сестра. Ты знаешь, кто он и что будет, если направить на него всю мощь Гармонии.

Казалось, силы наконец оставили ночного диарха. Она просто села на землю и уставилась на человека, когда две другие кобылки табуна прижались к ней с двух сторону, пытаясь поддержать любимую сестру.

И тут у Лиры что-то щелкнуло в мозгу, заставив ее броситься в сторону дома за инструментом, когда негромкий оклик привлек ее внимание. В копытцах серой пегаски была лира. Не веря своим глазам, единорожка подошла поближе, пытаясь понять, откуда она у нее. Не дожидаясь вполне логичного вопроса, Дерпи обезоруживающе улыбнулась и протянула инструмент.

— Когда я увидела тот шарик над деревьями, то вылетела из дома и заметила тебя. Ты так спешила в ту же сторону, что выбежала со странной сумкой, которую сразу откинула в сторону. Ну, я решила отдать ее тебе, и не удержалась, заглянула туда по пути сюда. Вот...

— Но откуда ты узнала, что я бегу за... А, неважно.

Махнула копытцем Лира, зарекаясь пытаться понять эту забавно косящую пегасочку, и потому внезапно улыбнулась и подмигнула ей.

— Поможешь мне?

Вернув ей улыбку, Дерпи кивнула, после чего обе кобылки подбежали к человеку. Судя по всему, на него не особо обращали внимания в этот момент, глядя на принцессу Луну, что было лишь на копыто двум пони.

Лира закрыла глаза и мысленно потянулась вперед, пытаясь поймать... что? Вдохновение? Слова? Воздух? Инструмент взлетел в воздух, остановившись перед единорожкой. Коснувшись струн, она лишь обозначала ритм, когда Дерпи вдруг набрала в грудь воздух.

Открой душу свою, дорогой ты наш друг,

Соберем мы осколки, что видим вокруг.

Ты разбит, искалечен, но нам все равно -
Лучше друга для пони в мире нет никого.

Так зачем ты укрылся от нас, не дрожи,

Протяни свою длань, вот сейчас — удружи...

Все скучают, мой друг. зеркала-витражи

Мы украсим картиной великой души.

Лишь скажи, что ты здесь, руку нам протяни

Мы подхватим, поможем пройти сквозь огни.

Плохо делают все,

Нам то ведь все равно,

Что ты сделал во сне,

Мы простили давно.

Мы простили давно...

Дерпи замолчала, не обращая внимания на то, что уже какое-то время все смотрели лишь на нее и Лиру. Подняв копытце, она смахнула слезу и посмотрела на человека, пытаясь сфокусировать свой взгляд. Игравшая тихий мотив мятная единорожка лишь сейчас открыла глаза и изумленно вскрикнула: незаметно откинув капюшон назад, Дэс СЛУШАЛ их.

По жуткому лицу прокатились две слезинки, а рядом со странным дуэтом вмиг очутились все кобылки табуна, глядя на своего возлюбленного и не веря своим глазам.

В какой-то момент время для двух аликорнов и зебры замерло и отделившаяся от тела Найтмер Мун вновь захохотала, едва оказалась на свободе.

— Глупцы! Неужели вы считали, что можете от меня так просто избавиться? Нет, теперь, когда Селестия рядом, я смогу отомстить! И никто мне не помешает, ни вы, ни ваши "друзья", ни тем более Дэс. Этот глупец так жаждал поддержки, что доверился мне без всякой задней мысли.

Гордо распахнув крылья, она прошлась вперед-назад, наслаждаясь своей властью в этом не-времени и будущим успехом.

— Впустить меня в душу, каким глупцом надо быть, чтобы отринуть свою главную защиту разума. Однако, из него вышла послушная, пусть и глупая, марионетка.

Судя по виду Найтмер Мун, она была точно уверена в своей победе, потому как издевательски оглядела табун человека, единственных, кто был в этом странном застывшем месте.

— "Ах, что же мне делать, они хотят убить меня!.." Может, мне стоит просто выпить его досуха, а затем вернуться к тебе, предательница? Ты не победишь свой кошмар, а я же смогу устроить вечную ночь и захгхы-ы-ы...

Попытавшись вдохнуть, она со свистом втянула воздух, не понимая, в чем дело. Почему же вдруг стало так трудно дышать?.. Повернувшись назад, она увидела серое лезвие косы, основательно ушедшее в спину. Найтмер Мун подняла глаза и встретилась взглядом с Дэсом, чьи глаза полыхали так близко, что она могла бы дотронуться до его лица. Но убитая сущность никогда не имеет право на последнее желание.

— Как ты?..

Успела прошептать кобылка, чувствуя, как отказывают ноги.


Выдернув косу из тела сущности, я провалился в серое нечто, где меня ждала Найтмер Мун. Однако, едва я приготовился к бою, она отрицательно покачала головой и обратилась в молодую Луну.

— Спасибо, Дэс. Прости, у меня не так много времени, а тебе придется узнать правду. Я — то, что вышло из подсознания твоей любимой много лет назад. Можно сказать, я и есть Луна, та ее часть, что жаждала справедливости и хоть какой-то благодарности за свои труды. Я была с ней намного дольше, чем думает она сама.

На мой скептический взгляд кобылка лишь села на землю, сменив окружающее ничто на зал Замка Двух Сестер.

— В Найтмер Мун меня обратила Селестия. Да, не делай такое удивленное лицо, на нем все равно трудно прочитать эмоции.

Копия Луны хихикнула и продолжила.

— Знаешь, именно она отмахивалась от своей сестры, аргументируя это тем, что мы должны делать все для своих подданных. И с каждым разом... Я менялась. Я просто перестала быть обидой, превратившись в чувство мести. Новая цель захватила мое сознание, какой абсурдной она ни была... Остальное ты знаешь. Теперь, я вновь могу вернуться к Луне, своей "сестренке" и просто... Просто уснуть. Знал бы ты, как я устала...

Встав, она подошла ко мне и жестом попросила нагнуться. Не знаю почему, но я встал на колени и взглянул на нее.

— Я... Мне жаль, что я натворила. Я хочу помочь, и я знаю, как. Этот кусочек знаний я утащила от Луны, потому она не могла это вспомнить. Однако... После того, как я помогу, задай себе вопрос — почему ЭТО не предложила Селестия?

— Да о чем ты толкумфпф...

Едва я попытался выразить возмущение, как кобылка ткнулась вперед, поцелуем затыкая мне рот и передавая странные чары. Когда мы отодвинулись друг от друга, она хитро улыбнулась.

— Я ей завидую. Удачи, Дэс, может, увидимся...

Зал Замка пропал и меня вновь швырнуло в мое тело.


За это время не прошло и секунды в реальном мире, когда огромная волна силы накрыла Дэса. Казалось, можно было физически ощутить, сколько мощи вливалось сейчас в Повелителя Снов, вернувшего кошмар туда, где он должен был быть. Взиравшие на него пони невольно прикрыли глаза, ведь в этот момент тьма, окутавшая человека, казалась ярче самого солнца.

— ДА! ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ!

Кантерлотский глас раздался в Понивилле, пробуждая многих жителей городка, однако говорившему было не до этого. Словно по команде три кобылки шагнули вперед, образовывая нечто вроде круга, центром которого была высокая фигура лича с патетически поднятыми руками.

— Да укроет вас иной Облик!

В те же секунду все трое начали изменяться, и если бы Скай Стоун был сейчас рядом, то мог поклясться бы на всех своих перьях, что уже видел Твайлайт Спаркл в этом обличии — гордая аликорночка ростом с Луну, более темного цвета, чья грива колыхалась под неведомыми порывами магической бури, и горе тому, кто встанет у нее на пути. Принцесса Луна поменяла цвет шкуры на иссиня-черный, хотя в ее волосах звезды светили особенно ярко, словно их свет усиливался стократно. Впервые преобразившаяся Зекора была того же роста, что и ее любовницы, ее полоски словно продолжились, покрывая тело хищным узором, а серая шкура словно начала источать слабый мертвенный свет.

После окончательно трансформации под четырьмя существами появилась странная печать, заставившая Селестию недоуменно приподнять бровь и прошептать: "Откуда он знает?"


Высший, как же трудно нести столько силы. Трудно, но приятно, словно я наконец собрал столько, что весь мой резерв полон, однако энергии после Найтмер Мун было столько, что я невольно позвал своих любимых. Альтернативный Облик сработал так, словно они только и ждали, что обращения. Я чувствовал их радость и любовь, словно окунулся в море, но у нас не было времени.

Я должен был сделать то, что завещала Найтмер Мун. Чары, которые позволяли увидеть. Увидеть то, что колдовалось в прошлом.

Столб. Тело. Огонь. Зачем я это смотрю? Я знаю. Я вижу. Я ПОМНЮ. Изощренные чары, наложенные на лича.

"На, выкуси, Смерть, иллюзии да укроют меня!"

Однако это лишь отчасти иллюзия. Я словно рву законы реальности, как тот, кто уже делал это со мной, возвращая мне то, без чего моя жизнь здесь не будет такой, как прежде...

Это словно молот, который сплющивает тебя в тонкий блин, но, слава Тьме и Ночи, кобылки этого не чувствуют. Вспышка света перед глазами.


Тепло. Тело пронизывает тепло, от которого я начал отвыкать... Я лежу на теплой земле, как и мои любимые, которые сейчас шевелятся, с трудом приходя в себя. Пытаюсь подняться и мне это удается.

Все присутствующие готовы броситься на меня с распростертыми объятьями, впрочем, они это делают и так, зажав в тиски обнимашек еще и мой табун, которые едва встали на ноги. В глазах Селестии непонимание и шок, что понятно и логично.

Медленно поднимаю руки. Мои руки. Это не мои руки. Отныне я знаю, как выглядит мой истинный облик, но я не променяю эти человеческие руки на конечности Лича.

Чувствую, как по щекам катятся слезы и начинаю тискать всех подряд, хохоча во все горло и ощущая, как бьется сердце и оно вот-вот готово выпрыгнуть из грудной клетки от распирающего меня облегчения и счастья.

— Я вернулся! Кричу я, однако внезапно покачиваюсь и падаю назад: видимо за групповыми обнимашками не заметил неровности земли, однако сейчас меня волнует лишь то, что я никого не придавил. Скорее я сработал в качестве подушки безопасности, но мне плевать, окончательно и бесповоротно плевать на возможные синяки и шишки. Под руку попадается Кризалис, которая также получает свою долю объятий, и, кажется, всем пони уже пофиг на то, что она чейнджлинг и вообще королева. Когда первая волна безумия схлынула и все кое-как распутали кого и чьи ноги-крылья-рога, поднимаюсь на ноги и с улыбкой смотрю на Селестию. Она единственная не принимает никакого участия в этом неадеквате, и, когда делаю шаг вперед, они торопливо обнимает меня крыльями, сдавленно поздравляет моих кобылок и... пропадает в телепортационной вспышке.

— Кажется, мне надо кое с кем поговорить.

Медленно произношу я, на что Луна понимающе кивает.

— Мы тебя потом нагоним, любимый.

Улыбнувшись, я поворачиваюсь в сторону библиотеки, успев услышать, как Зекора задает вопрос всем пони: "Кстати, а куда уже делась королева Кризалис?"

Глава 18.2 Серое солнышко

Всегда стоит понять, прежде чем решать

Дверь в библиотеку открылась с легким скрипом, таким привычным для моего слуха, что я был готов выйти и зайти еще раз, однако вовремя опомнился и отвесил себе мысленную пощечину. В здании было темно, однако можно было поставить на кон Воздаяние, что Селестия где-то здесь. Решив не особо торопиться, я осторожно вышел на середину главного зала, оглядывая полки с книгами. Удивившись тому, что в темноте мне все видно, тихо чертыхнулся и отменил чары ночного зрения, подивившись тому, как автоматически они у меня сработали. Однако, стоило мне прислушаться к своему резерву, и я вновь негромко ругнулся: чары, позволившие мне быть "живым", выпили меня практически досуха, а ведь я поразил сущность, которой больше тысячи лет!

— Черт, опять варить те зелья...

Пробурчал я, пройдя на кухню и достав небольшой сундучок из дальнего ящика. Открывшись с тихим щелчком, контейнер явил мне стройные, пусть и немногочисленные ряды флакончиков с отварами моего производства.

— Гулять, так гулять.

Негромко продекламировал я великую истину, доставая зелья, выдергивая зубами пробки и заливая жидкость внутрь себя. Прислушавшись к собственным ощущениям, расплылся в широкой улыбке: приятный мятный вкус и пополняющийся баланс давало то самое неописуемое чувство жизни, которого не замечаешь в обычном состоянии и которого лишен, будучи неприхотливым, но все-таки абсолютно мертвым личом.

В какой-то момент застываю на месте и опускаю взгляд на куртку. Быстро расстегнув, с недоумением смотрю на метку. Точно, там в лесу, я вроде как получил этот странный рисунок в центр груди.

— Черт, меткоискатели меня с потрохами сожрут...

Вырывается у меня, когда я понимаю, как огорчаться жеребята, если поймут, что не-пони получил "кьютимарку" раньше их. "Впрочем, может и есть шанс, что они ее не заметят, главное — не светиться перед ними, что в принципе не так уж и сложно." Мысленно подбодрил я сам себя, опустошая очередной флакончик. Спустя несколько порций пришел к логичному выводу, что жадность еще никого не доводила до добра и выдуть все это мне просто не позволит мочевой пузырь. Согласившись со своим организмом, ставлю сундучок на место, с тоской провожая такие манящие отвары. "Ты здесь не для этого, Дэс." Строго напоминаю самому себе и киваю.

Селестия. Надо все-таки найти и понять причину ее странного поведения. А она, скорее всего, где-то на втором этаже. Придя к такому логичному выводу, начал подниматься по лестнице, стараясь не сильно скрипеть и старательно гнать от себя ассоциации, в которых я так же поднимался наверх, ведомый голосом в моей голове. Слава Тьме и Ночи, как и тогда, ничего очень уж громко не скрипнуло под моими ногами и я незамеченный поднялся на второй этаж. Услышав странные звуки из нашей спальни, недоуменно приподнял бровь и медленно открыть дверь.

Залитая лунным светом комната открывала вид на уже знакомую мне обстановку. Однако, кое-что выделялось из общей картины, а именно белая кобылка, лежащая на кровати, уткнувшись в подушки. Изредка до меня доносились судорожные всхлипы и тихий звук, с которым белая ножка колотила по кровати и подушкам.

— Не честно, не честно, не честно, не честно-о-о... Простонала Селестия между всхлипами, продолжая вжиматься лицом в подушку и бить ее. Она даже не заметила, как я закрыл дверь спальни и подошел к ней, но, стоило мне сесть рядом, как аликорночка резко вскинула голову с испуганным выражением лица. Узнав меня, она торопливо потерла мордочку передними копытами, пытаясь стереть слезы, но лишь размазала их по лицу.

Такой я ее никогда не видел, потому просто пересел поближе к ней и успокаивающе погладил ее по гриве. Всхлипнув, кобылка вновь уткнулась в подушку.

— Тия... Успокойся... В чем дело?

Кажется, я задал неправильный вопрос, так как теперь всхлипы перешли в полноценное рыдание, что меня совсем уж обеспокоило. Оторвав ее лицо от подушку, я заставил ее посмотреть мне в глаза, удерживая голову ладонями.

— Тия, почему ты плачешь?

Попытавшись подавить очередной позыв к слезам, Древняя ткнулась мордочкой мне в грудь и утихла лишь после того, как я некоторое время гладил ее по голове.

— Я худшая сестра на свете...

Наконец выдала Селестия, заставив меня закатить глаза и ласково потрепать ее по шее.

— Что за глупости? Ты лучшая сестренка, о которой может мечтать любая пони.

— Вовсе нет, Дэс...

Она прошептала это едва слышно, после чего отодвинулась от меня и подняла голову.

— Когда ты создал этот табун, я никогда не видела Луну такой счастливой и искренне радовалась, глядя на нее. Но тогда уже я готовила ее к тому, через что прошла лично: постепенно старение своего любимого и в один далеко...

Тут она вздрогнула, словно вспомнив что-то.

— ... далеко не прекрасный день ты остаешься одна у его могилы, и будь ты хоть трижды аликорном, но смерть можно лишь отсрочить.

Все еще не понимая ее самокритику на тему Луны, я вновь начал гладить ее по голове, пытаясь докопаться до сути.

— И... И когда там, в Замке, ты стал личом... Ты...

Она подняла голову и взглянула мне в глаза, выговаривая каждое слово чуть ли не по буквам.

— Дэс, ты бессмертен. Тот, кто сделал это с тобой, он не проклял, он благословил тебя! Время над тобой не властно, так же, как и над твоими кобылками. Почти всеми.

Печально уточнила Селестия, постепенно успокаиваясь.

— Перед тем, как я убил Найтмер Мун, она сказала мне, чтобы пару вопросов были заданы лично тебе.

Осторожно начал я, думая хоть как то продвигать разговор, однако Тия опустила голову и ее голос зазвучал глухо, словно каждое слово выговаривалось с трудом.

— Мы с Луной знаем о заклинании, позволяющем скопировать чары, свидетелем которых ты был. Это очень трудно, выматывает, но это возможно. И там, в Замке, я поняла, что сестра не помнит о ним, а я... Я... Позавидовала. Я почувствовала горечь и зависть, когда поняла, что Луне, в отличии от меня, не придется проходить через все то, что я была вынуждена пройти. Не знаю, почему я дала этому чувству взять верх надо мной. Я утешала свою совесть тем, что могу рассказать об этом позже, но затем она почувствовала в тебе отголоски Найтмер Мун, и ты сбежал в Вечнодикий Лес. И вновь я нашла отговорку для себя, убеждая саму себя, что теперь тебя следовало найти, чтобы очистить от сущности и тогда я бы рассказала Луне о тех давних чарах.

Я сидел в ступоре, пытаясь осознать, что все это произошло лишь из-за зависти Селестии. Возможно, во мне должна была кипеть злость или отвращение, но это было не так. Я просто смотрел на пони, которая не смогла перенести того, что у одной кобылки было нечто такое, чего она никогда не получала. Ведь и Найтмер Мун появилась лишь после того, как дневной диарх решил, что управление страной должно стоять на первом месте, а теперь, когда они с Луной поменялись местами, Селестия оказалась ничуть не лучше ее.

— Я знаю, что ты обо мне думаешь, Дэс, и потому понимаю твое решение.

Принцесса отвернулась от меня и посмотрела в окно. Близился рассвет, луна постепенно покидала небосвод, а я глядел на белую аликорночку и осознавал, что не могу просто встать и уйти. Я принял Луну и ее Найтмер Мун, уважая и отчасти понимая причину ее поступков, теперь передо мной стоял тот же выбор. Последствия ее действий могли вылиться в новое восстание, пусть и под моим предводительством. Однако...

Селестия все так же неотрывно смотрела в окно, по ее виду было понятно, она уже ничего не ждет.

— Почему ты все еще здесь? Прошу, Дэс, иди, твои любимые уже... Дэс?

Сидя на кровати рядом с аликорном, я молча обнимал ее, осторожно касаясь нежной шерстки кончиками пальцев. Онемев от такого разворота событий, Тия лишь открывала и закрывала рот, так сильно напоминая выброшенную на берег рыбу, что я не мог сдержать улыбку.

— З-зачем?.. Я стала первопричиной этого затянувшегося кошмара, который мог разрушить жизнь многих моих подданных и друзей!

— И что?

— Что... Что значит и что? Неподдельно удивилась Селестия, даже не делая попыток вырваться.

— А я мог стать этим самым кошмаром, что довел бы до суицида население пары городов, пока вы не снесли бы весь Лес к Дискорду. Мне теперь уйти в затворники?

— Но Луна, Твайлайт, Зекора, они узнают!..

— Если кто-то из нас двоих это скажет. Лично мне это не надо, Тия. Первое время ты так ревностно оберегала Луну, надеясь оградить ее от того, что стало прекрасным снов для нас обоих. Но ведь потом ты все-таки решилась подружиться со мной и дать нам шанс попробовать начать то, что так неудачно заканчивалось для тебя.

Все позади, Тия, твои подданные больше не в опасности, а твоя сестра вновь счастлива. Если у тебя не получилось, не стоит преграждать путь другим.

Селестия замолчала на некоторое время, глядя вниз, словно надеясь найти там ответ. Наконец, она подняла голову. В ее глазах было столько усталости, сколько могло скопиться в душе существа, чей возраст измерялся тысячелетиями. Аликорночка неуверенно кивнула и подалась вперед, словно прося обнять ее, что я и сделал, чувствуя тепло ее тела. Когда объятья распались, наши лица были напротив друг друга, так близко, что я мог бы пересчитать каждую ресничку, взбреди мне в голову такая возможность.

— Дэс, можно попросить тебя об одной услуге?

Надеясь обрадовать принцессу, я легонько кивнул.

— Я хочу узнать, что чувствует Луна.

Она подается вперед и наши губы соприкасаются. Мои руки осторожно касаются ее щек, переходя на гриву. Пальцы чувствуют нежные невесомые локоны, так похожие на гриву ее сестры. Казалось, мы застыли навечно, соединенные странным порывом аликорна, но вот Селестия отодвигается назад, на ее лице застыл румянец, а глаза словно мерцают от бурлящих в ней эмоций.

— Теперь я понимаю их, и рада, что они получат то, о чем я не смела и мечтать. Спи...

— Что? Я удивленно посмотрел на Тию, однако она лишь улыбнулась и быстро кинула какие-то чары. Почувствовав, как тяжелеют веки, успеваю укоризненно посмотреть на кобылку, пока темное ничто не захватывает меня в свои теплые объятья.


Стоя у кровати, Селестия смотрела на парня, лежащего перед ней. Понимая свою вину, аликорночка не могла понять, почему он простил ее, но теперь же она были рада тому, что все закончилось.

— Спи, Королевский Ночной Гвард.

Тепло улыбнулась она, коснувшись его лба губами, после чего вышла из комнаты... чтобы столкнуться в коридоре с Луной. Нисколько не удивившись виду сестры, выходящей из спальни Твайлайт, она лишь молча прижалась к ней.

— У тебя слезы текут, Тия... Почему ты плачешь?

В ответ принцесса лишь негромко рассмеялась и посмотрела в сторону лестницы.

— Твайлайт и Зекора спят, я пролевитирую их, но сперва хотелось бы с тобой поговорить.

Молча кивнув, они прошли к балкону библиотеки и вышли на свежий воздух. Рог Селестии зажегся, посылая неслышимый зов солнцу.

Начинался рассвет.

— Почему ты покинула нас, сестра?

Белая кобылка осторожно коснулась глаза краешком копытца, вытирая слезинку, после чего повернулась к Луне.

— Прости, сестра, я наделала столько ошибок и чуть не лишила вас самого главного, но знаешь... мне нужно было прощение лишь от Дэса, как эгоистично это не прозвучало.

— И потому вы поцеловались? Хитро поинтересовалась принцесса Ночи, с довольной улыбкой наблюдая за тем, как лицо в общем то взрослой кобылки сравнялось цветом со свежим помидором.

— Как? Откуда?

— Мда, думаю, для Твайлайт это было бы шоком, пусть и с хорошей точки зрения. Ее учительница, идеальное создание во всей Эквестрии втихую целуется с жеребцом из табуна, не пригласив его даже на свидание. Увы, Тия, узы. После того, как мы вернули его, первые мгновения Дэс так ярко воспринимал мир, словно нас запихнули в его тело и позволяли наслаждаться этим. Хорошо, что я успела других усыпить.

— Да. Прости.

Подувший ветер удачно скрыл лицо аликорночки невесомой гривой, однако Луна лишь закатила глаза, прекрасно зная, что никакой шторм не мог изменить состояние гривы, если только сама ее хозяйка этого не желала.

— Я просто хотела хоть на мгновение ощутить того, кто и после сотни лет будет рядом с тобой. И... Мне тяжело. Когда пытаешься найти утешение в любви, смертные жеребцы лишь обостряют ее, рано или поздно сходя в могилу. Тебе повезло, сестренка, так, как никому из нас не везло. Не упусти свой шанс.

Большие белые крылья раскрылись, едва их хозяйка телепортировалась за ограду балкона, мощными толчками отталкиваясь от воздуха и неся аликорна прочь, в сторону Кантерлота, оставляя позади библиотеку.

Проследив взглядом за своей сестрой, Луна зашла внутрь и спустя пару минут уже левитировала спящих кобылок в сторону спальни Твайлайт. Раздев человека и уложив любимых рядом с ним, принцесса посмотрела на часы. Предстояло много работы: сообщить о ликвидации угрозы, рассмотреть убытки и прочее, прочее, прочее...

— К Дискорду это все, пусть эти бюрократы хоть иногда вспоминают, какой стороной надо перо в чернильницу макать.

Пробурчала Луна, забираясь на кровать и пристраиваясь к Зекоре, зная свою любовь спать с чем-нибудь в обнимку. Полосатая зеброчка была идеально кандидатурой на роль "плюшевой поняши". Конечно, она бы с удовольствием легла рядом с Дэсом, но кобылки сквозь сон уже нащупали его и теперь спали, обнимая его руки своими ногами — так просто не оторвать.

— Надеюсь, сегодня мы никому не понадобимся... Зевнула Луна, накрывая Зекору крылом и проваливаясь в сон...

Глава 18.3 Конец темных времен: пробуждение

Иные миры и другие проблемы

Разбудят идущего в тьме.

Святые иконы — любимых эмблемы,

Сквозь боль пронесу налегке.

Лучи солнца уже давно пробивались сквозь неплотно задернутые занавески, стараясь пробудить лежащих на кровати существ. Увы, все его попытки были нагло проигнорированы, более того, глаза лавандовой аликорночки на какой-то момент приоткрылись, и, буркнув нечто вроде "потом, Спайк", она занавесила окно окончательно. Комната вновь наполнилась тихим посапыванием спящего табуна.


С трудом разлепив веки, я попытался оглядеться по сторонам, все еще не понимая, где я и что происходит. Однако, наткнувшись взглядом на своих любимых, почувствовал облегчение. Я вернулся... И более того, теперь я точно их не покину.

Задумавшись над превратностями судьбы, я не заметил, как Зекора открыла глаза, за что и был "наказан" внезапным поцелуем с ее стороны. Вцепившись в правую руку, она смотрела на меня так, словно я вот-вот исчезну, потому ничего не оставалось, кроме как потянуться к ней за вторым поцелуем, стараясь не разбудить Твайлайт и Луну, которая все еще спала, обняв нашу зеброчку.

— М-м-м... Доброе у... День.

Ночная поняша открыла глаза ровно в тот момент, как Зекора вновь подалась в мою сторону.

— Может потерпите немного? Дэсу нужно поесть, и чем скорее, тем лучше.

Вздрогнув от неожиданности, зебра повернулась в сторону Луны, улыбка которой выражала все ехидство, что скопилось в этом королевстве.

— Что потерпеть... Сонный голос Твайлайт отвлек их от диалога, заставив обернуться в ее сторону.

— Мне такой хороший сон приснился... Рука? Откуда здесь рука? Дэс?!

"Вот теперь мне точно хана." Успел подумать я, когда Твайли с радостным писком начала тискать меня, словно желая удостовериться, что это не галлюцинация. Не то, что бы кто-то был против, но присоединившиеся к веселью кобылки превратили это все в милую сцену, где я был погребен под поняшами.

— Пфф. А мне нравится. Пфф. Заявил я, стараясь сдуть с лица гриву Твайлайт и раз за разом терпя в этом деле сокрушительное поражение. Попытка понять что и где находится была обречена н провал с самого начала, однако спас меня Спайк, зайдя в комнату с газетой наперевес.

— Эй, Твайлайт, я тут... Оу. Эм. Я, пожалуй, подожду внизу.

— Хорошая идея.

Раздался довольный голос Луны, которая, судя по всему, оккупировала левую часть тела.

— Стоп, что это у тебя?

— Новый экстренный выпуск, лично от принцессы Селестии, Ваше Высочество.

— Отлично, оставь его здесь и приготовь завтрак.

— Есть!

Послушался звук захлопываемой двери и тихий смех принцессы Ночи.

— Твайлайт, мне кажется, ты воспитала из него дворецкого для замка, а не только ассистента.

— Может вы уже слезете? Взмолился я, в очередной раз сдувая локон Твайлайт со своего лица. Слава Высшему, на этот раз мою мольбу услышали и клубок тел распался на отдельный фрагменты, позволив мне сесть на кровати и с наслаждением чихнуть. Подмигнув, Луна пролевитировала газету с прикроватного столика и прокашлялась, нацепив важное выражение лица.

— "С радостью сообщаем жителям Эквестрии о том, что существо, терроризирующее сны наших подданных, поймано и ликвидировано, так же уведомляем о роспуске лагерей помощи. Королевский Ночной Гвард был освобожден из плена и оказал важную помощь в устранении этой угрозы для королевства." Теперь ты у нас вроде как герой. Жалко, витраж не сложить.

Рассмеялась поняша, возвращая газету на место и первой спрыгивая с кровати.

18.4 Перерыв

Надо бы и отдохнуть?

Шесть кобылок, некогда бывшие Хранительницами Элементов, сейчас спокойно шли по улицам Понивилля, болтая на разные темы, как они это делали уже не раз. Обычное зрелище небольшого городка Эквестрии, не считая того, что одна из пони была одной из принцесс. Впрочем, для Понивилля это тоже было обычным делом.

— Ах, как хорошо, дорогая, что ты решила выбраться куда-то из своей библиотеки. Пусть для этого и пришлось произойти такому событию, как похищение и возвращение твоего возлюбленного.

В ответ на реплику Рэрити Твайлайт лишь с улыбкой закатила глаза, в то время как Эпплджек осторожно ткнула свою подругу, намекая на то, что это может быть не совсем приятным для принцессы. Впрочем, не так часто можно наблюдать то, что прямая фермерша учила модельера такту, что вызвало тихий смех со стороны Пинки и Дэш.

— Кстати, не думала, что тебя так быстро отпустит. Когда он там вернулся? Два дня назад?

Голубая пегаска задумчиво посмотрела на небо, при этом умудряясь ни в кого не врезаться по пути.

— Ну да. После экстренного тиража твою библиотеку практически осадила толпа поняш, желающих узнать, правда это или нет.

Твайлайт вздрогнула, вспомнив, во что превратилась библиотека, заполненная пони, пришедшими поздравить человека со спасением из плена. Пришли даже Лира и Дерпи, которые точно знали правду, хотя, они пришли скорее для того, чтобы просто поболтать с ним. Разумеется все это закончилось Пинки-вечеринкой, в которую все были волей-неволей втянуты. Вспомнив о том "налете", кобылка мрачно воззрилась на виновница погрома библиотеки, которая в этот момент о чем-то шепталась с Флаттершай, делая вид, что ее тут вообще нет.

— Бывает, сахарок, просто, мы были рады, что с ним ничего не случилось. Совсем ничего.

С небольшим нажимом произнесла земная пони, внимательно глядя Твайлайт в глаза. Разумеется, она, как и розовогривая пегаска, прекрасно помнили печальные события того дня. Однако, никто из свидетелей обращения и не собирался разглашать этот неприятный секрет, следя за тем, что говорили жители Понивилля в "темные времена кошмаром", как окрестили пони те неприятные для всего королевства дни.

— Да, с ним ВСЕ в порядке, ЭйДжей. Улыбнулась Твайлайт, кивком давая понять, что увидела намек своей подруги.

За всеми этими разговорами они не заметили, как дошли до спа-салона.

— Ну наконец, можно расслабиться и отдохнуть. Кстати, спасибо, Твайлайт, за то, что решила заплатить за нас на весь день. Это очень щедро с твоей стороны.

Благодарно произнесла модельерша, первой зайдя внутрь. Уже находясь в общем зале она успела услышать, как ее подруга рассмеялась.

— Это не совсем моя идея Рэрити.

Впрочем, навстречу всей группе кобылок уже вышли очаровательные хозяйки заведения.

— Здравствуйте, меня зовут Алоэ.

— А я Лотос, ради видеть вас в нашем спа-салоне.

— Добрый день, девочки, рад, что вы все таки решили заглянуть к нам.

С улыбкой произнес человек, появляясь из-за ширмы и вытирая руки о белоснежное полотенце. Одетый лишь в белые свободные штаны и простые тапочки, Дэс поправил волосы, перехваченные так же, как и у сестер, которые с улыбкой смотрели на удивленные лица клиентов.

— Да, сюрприз определенно удался. Признались двойняшки, поворачиваясь к парню. Тот в ответ лишь пожал плечами и закинул на плечо полотенце.

— Я решил пока что выбрать работу поспокойней. Ведь кто такой массажист? Это тот, кто получает от кобылок биты за то, за что другие получают по морде!