Сказ о рождении аликорнов

Я осмелился написать свою версию происхождения аликорнов. Принять её или нет, судить вам. За основу взята некая… удивительная вещь, что была в мультсериале, а именно — герб. Помните серию про то, как три народа враждовали? Помните в конце флаги, на которых были изображены Селестия и Луна? Вы не задумывались каким образом они на них попали?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Эквестрия беспонная

В волшебной стране Эквестрии нет пони. В сонном городишке Понивиле нет пони. В сияющем Замке Дружбы нет пони. Кто же эти разноцветные четвероногие существа?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Doctor Whooves

Попав в очередную передрягу, Доктор обнаруживает себя в неизвестном ему мире, регенерировавшим в пони...

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия

Виниловый Джем

Любовь не меняется. Но как быть, когда любовь может разбиться о скалы быта?Продолжение эпичных похождений известного Файеркрекера и его друзей! Вы этого ждали? Получайте!

Эплджек Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 ОС - пони

Fallout Equestria: Искра. Буря. Безумие

Тру Грит - обычный фермер, жизнь которого относительно прекрасна и спокойна. Любимые жена, дети, пёс и занятие - что ещё нужно для счастья? Но в один прекрасный день, в его жизнь врывается нежданный гость, который полностью переворачивает его жизнь

ОС - пони

Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Самое простое желание

Я часто наблюдаю за облаками, проплывающими по небу над Понивиллем. Есть в них что-то завораживающее, заставляющее мечтать о чём-то далёком и хорошем. И если повезёт, то среди погодной команды, гоняющей облака над нашим городком, я смогу увидеть её.

Танк

Я с тобой, даже когда меня нет рядом

Когда ты больше не можешь выносить злобу и лицемерие мира, в твой сон придёт Луна...

Принцесса Луна Человеки

Маленький секрет Флаттершай

Мирная понивилльская жизнь. Один день сменяет другой, без драм и сюрпризов. И все бы шло как обычно, если бы у малютки Шай не появился один маленький... Секрет. Нечто такое, из-за чего пегаска вынуждена незаметно выбираться по ночам, скрываясь от посторонних взглядов. В чем причина подобного поведения, и что за тайну она боится открыть миру?

Флаттершай

Призраки на кладбище

В Понивилле снова Ночь Кошмаров, и Меткоискатели приглашают свою новую подругу Даймонд Тиару присоединится к одной из их любимых традиций — классической игре о призраках на кладбище! Правила просты, а игра проста и увлекательна для всех. Но на кладбище, как и в игре, тоже есть свои правила. А когда правила нарушают, последствия никогда не останутся безнаказанными...

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Снипс Снейлз Другие пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 7. Охота Глава 9. Зимние каникулы

Глава 8. Теория и практика магии Эквестрии

Глава 8.1. Насколько глубок колодец?
Магия повсюду, ей пропитан воздух. Какая незадача, что в каждой бочке меда тебя ждет еще пол-бочки дегтя!
Глава 8.2. Полярность сил
Урааа, дегтя стало меньше! Или нет? Скажем так, проблема с энергией все еще беспокоит Дэса и его табун, но ведь жизнь без проблем была бы скучна, не так ли?
Глава 8.3 Неутешительные выводы
Попытки вылечить человека лишь ухудшают его состояния, а все заклинания единорогов причиняют дискомфорт или боль... Неужели выхода нет?
Глава 8.4 Неожиданные проблемы
Иногда жизнь подкидывает нам проблемы, и не всегда эти проблемы лично наши. Вот и теперь человеку придется шагнуть за грань мира, что бы помочь Мистхил второй раз.
Глава 8.5 Битва внутри
Сны... Иногда их лучше никогда не видеть, ведь мы — самые опасные враги для нас же. Краткая битва даст начало исцелению... Или продлению агонии умирающего создания, ведь чем больше силы — тем сильнее барьеры.
Глава 8.6 Что-то изменилось
Вдохни полной грудью, Дэс, возможно все не так уж и плохо. Но кто-то явно за тобой следит и как объяснить всем, что ты всего лишь защитник?

Глава 8.1. Насколько глубок колодец?

Взгляни в себя и реши — ужасаться или удивляться

Проснувшись следующим утром в объятьях Луны, я некоторое время изучал потолок, слушая тихое дыхание аликорна. Прошлой ночью окна комнаты тихо отворились и темная тень принцессы Ночи неслышно влетела внутрь, приземлившись на кровать и разбудив меня. Когда я попытался сесть она прижала меня передними копытцами к подушке и нетерпеливо поцеловала, после чего прижалась ко мне всем телом и шепнула: — Я соскучилась...

Уже потом, сквозь сон, я почувствовал, как Луна осторожно слезла с кровати, но через какое-то время вновь вернулась ко мне, придвинувшись вплотную и обняв за шею. "Видимо, опускала луну..." Успел сообразить я перед тем, как сон вновь накрыл меня с головой.

Решив, что могу еще поваляться в кровати, я взглянул на спящую кобылку, которая обнимала меня, словно плющевого медведя и улыбалась чему-то во сне. Небольшая корона еще ночью была небрежно откинута на край кровати, как и нагрудник, который она часто носила, когда появлялась перед подданными. Шелковистая грива беспорядочно разметалась по подушке, перестав парить в воздухе. Не устояв перед искушением, я начал медленно водить руками по мягким прядям, по ощущениям напоминающим нежный шелк — почти все пони старательно ухаживали за своей гривой, но не многие могли похвастаться подобным сокровищем. Не понятно, что именно повлияло на волосы — тщательный уход или магия аликорна. Впрочем, я решительно выбросил эти рассуждения из головы и просто наслаждался прикосновениями к ее гриве.

— Неужели не хватило, пока ты гладил меня ночью? Мягкий голос Луны заставил меня открыть глаза и улыбнуться кобылке.

— Ты же знаешь, как я обожаю вас всех гладить.

— И Зекору? Невинно поинтересовалась принцесса, не выпуская меня из объятий и тихо млея от моих прикосновений.

— Всех. Кивнул я, пощекотав ее под крыльями, сейчас свободно раскрытыми после сна. Хихикнув, аликорночка приподнялась и сложила крылья, и после некоторых раздумий с сожалением схватила край одеяла и стянула его с меня.

— Подъем, тебя ждет душ, завтрак и противный единорог.

— Я так понимаю, ты тоже не любишь этого... Эркейн Хорна? Я потянулся и направился в ванну, соединенную с комнатой. Луна последовала за мной, подтолкнув меня в большую душевую кабину. Судя по размерам, она была разработана для крылатых созданий, что бы пегас или аликорн мог там расправить крылья. Телекинезом включив воду, принцесса раскрыла крылья и откинула их назад, чем-то напоминая ангелов на витражах в церкви.

— Крылья не устают в таком положении? Поинтересовался я, выдавив на руку шампунь и теперь растирая его по шерстке закрывшей глаза кобылки.

— Первое время у всех устают из-за необычной позиции, но привыкнуть можно. Так их и мыть удобней.

— Чистить. Поправил я, начал массировать основание крыла со стороны спины и бока.

— Нет, мыть. Помотала она головой и откинула гриву с лица, вызвав веер брызг. — С магией намного удобней мыть крылья, не представляю, как иногда приходится изворачиваться пегасам.

— Ну да, не у каждой пегаски найдется человек, который помоет ее. Хмыкнул я и получил хвостом по спине, так как сидел на корточках, все еще массируя крыло аликорна.

— Эти проблемы своих подданных я решать не намерена. Фыркнула кобылка, когда я переместился на другую сторону и занялся массировать основание второго крыла. — Но такими темпами мы раньше полудня из душа не выйдем, потому... Она подхватила телекинезов большую мочалку и через некоторые время уже терла ей мне спину, повернув голову назад, дабы не промахнуться с телекинезом.

— Я бы и сам помылся. Рассмеялся я, нанося шампунь ей на спину и хвост.

— Время, время, надо все успеть. Хмыкнула Луна.


— Значит так, скоро придут Твайлайт и Зекора, и мы вместе уже отправимся в лабораторию. Мы проведем пару опытов вместе с Селестией, после чего ты можешь начать изучение теории под руководством нашей младшей принцессы. Не забудь захватить с собой косу. И еще кое-что. Это просьба Селестии и моя тоже. Следи за тем, что будет читать Твайлайт в той библиотеке. Некоторые знания могут быть опасны.

Я лишь кивнул, налегая на овощной суп из каких-то непонятных корешков. Судя по всему, стоило намекнуть Селестии о том, что стоит иногда есть более привычную еду, так как даже Луна не смогла точно сказать, что это за корешки и где они растут.

Стук в дверь, в принципе, не имел смысла, так как она сразу же отворилась, впустив две любопытные мордашки.

— Я же говорила, если дверь не закрыта, то можно входить без стука. Произнесла Зекора, пропуская Твайлайт и заставляя меня впечатать ладонь в лицо. "И вроде бы взрослая зебра, а любопытства как в жеребенка, как и желания подурачиться время от времени..."

— Доброе утро, Дэс. Ты сегодня рано. Весело подпрыгнула Твайлайт, поставив передние копытца ко мне на колени и вытягивая шею. Хмыкнув, я взъерошил ее гриву и поцеловав свою принцессу, после чего повернулся к подошедшей Зекоре и поцеловал ее тоже.

— Я был бы не против поспать еще немного, но мне не оставили выбора. Потому, мы можем идти на растерзание ученых единорогов.

Закинув косу на плечо, я пропустил свой табун вперед и закрыл за собой дверь. Вновь мы шли по тому же маршруту, но теперь нам то и дело попадались пони, вежливо кланяющиеся принцессам и с некоторым удивлением глядя на нас с зеброй. Постаравшись запомнить дорогу, я сбился на десятом повороте и решил, что проще будет идти за Луной. Все тот же единорог проверил нас на принадлежность к чейнджлингам, после чего мы шагнули за порог подпространства. Судя по всему, Селестия уже рассказала своей ученице о том, что здесь находится, а уж она наверняка поделилась этим с Зекорой, потому они обе не выглядели особо удивленными. И вновь, как и вчера, огороженные области пустовали и лишь в центре зала стояло несколько единорогов во главе с Селестией.

— Доброе утро. Поприветствовала нас белоснежная аликорночка и указала мне на круг в центре зала. — Перед начало изучения теории, мы бы хотели вновь проверить твой резерв. Сядь в центр рисунка и расслабься.

Я кивнул и сел в центр круга, положив перед собой нераскрытую косу. Закрыв глаза, я вновь ощутил текущую сквозь меня магию — видимо даже в подпространстве ее ток был все так же спокоен и нетороплив. Ощутив некоторые колебания, я приоткрыл глаза и увидел, что все единороги использовали магию, проверяя состояние моего тела и магического резерва.

— И впрямь, как будто энергия уходит из него, но она словно поглощается в никуда. Негромко произнес один из магов, смотря сквозь меня. Все три аликорна так же внимательно следили за мной, с той лишь разницей, что им не надо было использовать заклинания, что бы изучать мою ауру. Мысленно потянувшись к своим пони, я ощутил внутреннюю магию Зекоры, чей потенциал превышал мой в несколько раз и выглядел более близким к природе. Затем я перевел взгляд на Луну с Твайлайт и невольно вздрогнул — по сравнению с их резервом мой был лишь каплей в бочке воды, нет, скорее в озере. Но большая часть энергии сдерживалась барьерами, чуть более открытыми у Луны и более сильными у Твайлайт. Судя по тому, что я увидел, одновременный всплеск всей магии одного аликорна можно было смело сравнивать с падением небольшой ядерной бомбы. Видимо потому их энергия и сдерживалась этими "заслонками".

— Ваше Высочество, вы уверены, что это может быть одной из причин? Негромко поинтересовался другой единорог, привлекая к себе мое внимание. Кивнув, Селестия пролеветировала передо мной длинный ящик, украшенный мелкими сапфирами и открыла его с помощью магии.

— Дэс, нам кажется, что твой магический потенциал немного выше. И мне кажется, в этом виновата коса, с которой ты не расстаешься. Если ты вспомнишь, КТО владел этой косой, то подобный вариант не стоит отбрасывать в сторону. Потому, нам понадобится этот контейнер, он отрезает любую магию изнутри. Положи в него косу и закрой ящик.

Я пожал плечами — почему бы и нет. Вполне может быть, что коса подпитывается от своего хозяина и потому понижает мой резерв. Правда, я думаю, что в этом случае она бы забирала саму магию, а не понижала максимальный ее объем, но кто такой я, что бы спорить с опытными магами? Положив древко в контейнер, я опустил крышку. С громким щелчком закрылся замок. И в ту же секунду все без исключения пони посмотрели на меня со смесью ужаса и удивления. Ужас шел от магов, а вот мой табун и Селестия смотрели на меня с нескрываемым удивлением. Попытавшись проверить свой резерв, я сбился с дыхания, будто кто-то ударил меня в живот, после чего открыл глаза: мой резерв напоминал огромную сферу, сравнимую по объему с потенциалом аликорнов! И никаких заслонов на пути выхода магии не стояло, вот только она была все так же пуста, и лишь сконцентрировавшись я смог почувствовать ту магию, что держала меня на хрупком мосту равновесия и не давала потерять сознание, как случалось с переусердствовавшими магами.

— Это невозможно... Прошептала Луна, подойдя к границе круга и собираясь переступить черту.

— Стой, сестра! Остановила ее Селестия, встав рядом с ней. — Я не понимаю, как он все еще жив, если ЭТО является возможным объемом его магии. Существо, вмещающее в себя такой огромный потенциал, должно лежать без сознания с теми крохами магии, что у него есть.

— Тогда нам нужно напитать его! Предложила Твайлайт, последовав за своей учительницей. Отрицательно покачав головой, дневной диарх вступила в круг и внезапно ударила меня лучом темной магии. Она держала заклинание несколько минут, после чего устало опустила голову. Судя по моим ощущениям, мой резерв и не думал достигать отметки хотя бы в один процент.

— Теперь ты понимаешь? Спросила аликорн, выйдя из круга. — Что бы заполнить его пустоту, нужна темная магия. А что бы собрать столько темной энергии, необходимо передавать огромные объемы магии, что невозможно из-за естественных барьеров, защищающих наше сознание. Если бы он был полон изначально, то потери магии для него были бы так ничтожны, что он заметил бы это лишь через пару тысячелетий. Мы же смогли узнать об этом, когда его духовная составляющая почти на нуле. Нам нужно решить эту проблему, прежде чем думать, как же заполнить всю пустоту внутри него. Внезапно она резко остановилась и повернулась в мою сторону, прищурив глаза. — Значит ли это... Начав что-то бормотать, она бросилась в сторону других ворот, провожаемая удивленными взглядами всех присутствующих. Не зря говорят, что бегущее начальство вызывает панику — мне самому стало как-то не по себе, потому я вышел из круга и последовал за своим табуном, дружно рванувшем в том же направлении, оставляя ученых позади себя. Когда мы вошли в помещение, я первым делом подхватил закачавшуюся Твайлайт, но не был уверен, что не последую за ней. Книги, тысячи книг, уходящие вдаль полки, заставленные бесценными хранилищами информации. Судя по округлившемся глазам лавандовой кобылки, такого она не видела даже в Кристальной Империи, о библиотеке которой она часто упоминала, когда не находила у себя какую-либо книгу.

Некоторые фолианты были помечены магическими знаками того или иного цвета. Разумеется, они привлекли внимание Твайлайт, но я успел выхватить книгу из телекинетического поля.

— "Игры разума сфинксов". Прости, Твайли, но я буду лично следить за тем, что ты берешь отсюда. Я отрицательно покачал головой, забираясь на лесенку у шкафа и ставя книгу на полку.

— Что? Это я твоя учительница, Дэс! Возмущенная принцесса топнула ножкой, из вредности схватив телекинезом фолиант с зеленой меткой в виде лошадиного черепа.

— Забери его у нее! Внезапно раздался Королевский Глас Луны и крик Селестии. Извернувшись, я оттолкнулся от лестницы и прыгнул на книгу. Мне просто повезло, что я умудрился поймать книгу, под моим весом поле деактивировалось и мне повезло второй раз — меня успела подхватить Луна, аккуратно поставив на пол. В это время Селестия уже куда-то телепортировала книгу, которую пролистывала, и направилась в сторону ученицы с серьезным видом. В данный момент я был на все сто процентов согласен с мрачным видом аликорна, после того, как прочитал название фолианта. "Некромантия. Ритуалы подъятия."

"Во имя Высшего, такие книги точно не должны попадать ни к кому из жителей Эквестрии!" Я покрылся потом, представив, что будет, если эта книга попадет кому-нибудь не в те руки. В это время Селестия отчитывала бывшую ученицу, было видно, что она больше напугана, чем рассержена, но, как оказалось, по другой причине.

— А если бы ты открыла книгу? Ты ведь собиралась это сделать, Твайлайт!

Молодой аликорн водила копытцем по полу, вот-вот готовая расплакаться как жеребенок, которого ругает мама.

— Ну ничего бы я там не прочитала... Пробубнила она, не смея поднять взгляд на Селестию. Вздохнув, белоснежная кобыла крылом прижала Твайлайт к себе.

— Именно потому мы попросили Дэса проследить за тобой, когда ты в этой библиотеке. Дэс, будь добр, открой книгу.

Пожав плечами я открыл замки сбоку фолианта и раскрыл книгу. В ту же секунду вокруг меня образовался круг зеленого пламени, а листы замелькали передо мной, вызывая образы схем заклинаний и необходимых приготовлений. Воздух в круге был пропитан смертью, которая пронзала все мое существо. Казалось протяни руку — и сила упадет в руки, как перезревший плод. Вот только это все чувствовалось весьма отдаленно, видимо меня сберегал тот факт что во мне была лишь темная магия, не знаю, почему я так подумал, но я решительно захлопнул фолиант.

— Может быть позже. Спокойно произнес я оскаленному лошадиному черепу с длинными клыками на обложке книги.

— Что и требовалось доказать, спасибо, Дэс. Улыбнулась Селестия, поглядывая на нервно перебирающую копытами Твайлайт.


— А косу мне вернут? Поинтересовался я, когда все немного успокоились и мы с Твайлайт сели за книги.

— Когда научишься блокировать ее неуемный аппетит. Ответила Луна, покидая библиотеку вместе с Селестией и оставляя меня с Зекорой и Твайлайт.

Зебра нашла какой-то справочник по растениям и пропала из окружающего мира, отрываясь от книги лишь для того, что бы сделать какие-то записи в лежащую рядом с ней тетрадку.

— Начнем с основы. Важно произнесла аликорночка, открывая книгу. — Что такое магия?

— Это энергия, пронзающая мир и являющаяся его естественной составляющей. Протарабанил я, формулируя свои ощущения при медитации.

— Хм, неплохо. Улыбнулась мне моя пони и начала лекцию...


В общем и целом ситуацию в этом мире можно было описать как "повезло". Магия буквально переполняла мир и его обитателей, наделяя своим даром те или иные расы. Как оказалось, магией могут пользоваться все, вот только единороги лучше всех пони контролировали ее, пегасы использовали магию во время полетов, нарушая некоторые законы физики, земные пони использовали магию в более спокойном стиле, гармонируя мир вокруг себя. Ночью фестралы становились сильней, чем обычно, а кристальные пони были превосходными магами защиты, совокупной мощью оберегая свою империю через некое "сердце". Если честно, по моим размышлениям, можно было использовать любой накопительный артефакт, а не концентрироваться именно на нем. Драконы использовали магию для полетов и пламени, причем Спайк. как я понял, обладал еще и отдельной магией, к примеру мог телепортировать вещи своим огнем. Интересно, насколько мощным он станет, когда подрастет...

Алмазные псы, живущие в пещерах под землей, обладали некой формой тотемизма, магию которого мало кому из пони доводилось видеть. Грифоны с их магией охоты и крови не уступали хладным сфинксам, чья магия разума и жезлов повергала в ужас любого, кто бросал им вызов. Правда, эти собиратели знаний ни с кем и не враждовали — они были далеки от проблем этого мира.

— А зебры у нас прекрасно варят зелья, да? Поинтересовался я, отложив учебник и потерев глаза.

— Нет. Вместо Твайлайт откликнулась Зекора, неслышно подойдя ко мне сзади. — Мы редко пользуемся нашей магией.

— Почему? Традиции? Или же она опасна? Живо поинтересовался я, повернувшись к ней.

— Тот фолиант, что ты отобрал у Твайлайт, он написан моим народом.

— Вы... То есть... Я ошарашенно посмотрел на зебру, не веря своим ушам. Зебры владели... некромантией? Это звучало совершеннейшим бредом, но не было видно, что Зекора шутит.

— И ты умеешь?..

— Нет. Оборвала меня зебра. — Я алхимик, а не одних из них.

— О чем вы вообще говорите? Вклинилась в разговор аликорночка. — В книге же написано, что магия зебр проявляется в особых зельях, которые они изготавливают!
"Цензура, она такая..." Усмехнулся я.

— Ладно, а что же с минотаврами?.. Я поспешил свернуть с опасной темы и придвинул к себе учебник, за которым мы с Твайлайт провели больше пары часов, разбирая основы. Вернувшись к теме учебы, Твайли сразу забыла о разговоре и перешла на свой тон опытного лектора.

— О, у минотавров все неоднозначно в этом смысле. Большая часть минотавров — это хорошие войны со скверным характером, но очень редко среди них рождаются друиды.

Я тщательно протер ухо, решив, что ослышался, и посмотрел в содержание, ища минотавров.

— Прости, любимая, у них рождаются КТО? Наверно, магия языков неправильно перевела... М... Друиды?

— Ну да, они управляют природой, ну, в ограниченных масштабах, конечно, в зависимости от своей силы.

— И как?

— Селестия знает как... Пробурчала аликорночка, закрывая книгу. — Хотя даже она не знает, как они это делают. Да, аликорны могут делать то же самое, но другими приемами. Мы манипулируем чистой магией, в то время как их сила изначально природной природы. Прости за тавтологию.

Впрочем.. Радостно продолжила она, пролевитировав передо мной пару увесистых томов. — У нас будет время позаниматься магией!

Со стоном уронив голову на книгу, я осознал, что ближайшее время буду занят врагом, которого боюсь больше всего — зубрежкой...

Глава 8.2. Полярность сил

Практика, она как теория, только практика.

Через неделю зубрежки схем и формул я натуральным образом взвыл. Произошло это во время чтения очередного тома заклятий левитации. Отбросив том в сторону, я откинулся на спинку стула и с грохотом рухнул на пол, чуть не придавив проходящую сзади Твайлайт, которая с опаской наклонилась надо мной.

— Дэс, с тобой все в порядке?

Открыв глаза, встретился с ней взглядом и задался двумя философскими вопросами. Первый — как Твайлайт может любить ТАКУЮ учебу? На факультете иностранных языков во время подобных муторных дел я был занят более важными делами. Сном, например, что не мешало мне свободно говорить на русском языке. Здесь же вся теория сводилась к принципу "затверди заклинание и удерживай поток энергии". Вот только все мои попытки зажечь маленький огонек ни к чему не приводили.

Второй вопрос состоял в том, что я не понимал, что мешает мне сейчас вытянуть руки и прижать к себе мордочку аликорна, что я и сделал, крепко поцеловав не ожидавшую этого Твайли. Посопротивлявшись для вида пару секунд, она расслабилась и ответила на поцелуй. Подобное обучение мне больше нравилось, потому я не спешил прерывать "занятие", пока не услышал смех Зекоры, отлучившейся из библиотеки за новыми свитками.

— Любовь, конечно, можно назвать магией, но мне кажется, вы плавно переходите от теории к практике. Твайлайт не подумала отстраняться от меня, как я того ожидал, а лишь прикрыла наши лица крыльями. Наконец отодвинувшись от меня, она повернулась к зебре и аккуратно сложила крылья.

— Увы, это была лишь теория. Когда мы наконец сможем заявить о том, что состоим в табуне? Буркнула принцесса, садясь на стул и наблюдая, как я встаю на ноги и потягиваюсь.

— Политика и психология — это очень важные аспекты жизни принцессы, юная Твайлайт. Наставительный тон Зекоры вызывал желание запустить в нее чем-нибудь не таким тяжелым и никак не побуждал проникаться серьезностью ее речей. Мне всегда казался забавным ее способ изложения любых фактов. Видимо, эффект подавления ее стихотворной речи не влиял на саму манеру подачи информации, потому ее всегда было интересно слушать.

— А это значит, что стоит смягчить всю необычность ситуации.

— Ой, вот прям у вас никогда не было межвидовых отношений или ваши принцессы держат целибат. Отмахнулся я, вытянув вперед правую руку с поднятой вверх ладонью и стараясь пропустить магию мира сквозь тело и вызвать огонь. — Может многие и думают о принцессах, как о невинных созданиях, но это ведь не официальное заявление, просто все так привыкли думать. Глупость какая...

"Хм, а может не стоит пытаться пропустить через себя обычную магию этого мира? Ведь когда я пытаюсь обратить наполняющую меня темную магию в нейтральную, она мгновенно покидает мое тело. Значит нужно менять саму суть заклятья..."

Сосредоточившись, я аккуратно направил ток энергии в руку, давая ему цель не осветить библиотеку, а позволить меня видеть в темноте. В тот же момент на ладони вспыхнуло темное пламя, а некоторая область вокруг меня вдруг лишилась теней, позволяя видеть все так, будто я смотрю на ярко освещенную область со слабо выкрученными настройками цвета.

— Ух ты... Что это такое? Восторженно спросила Твайлайт, войдя в небольшую серую область и рассматривая языки черного пламени, которые, казалось, вбирали в себя все тени из серой области.

— Никогда не видела такого заклинания... Зашедшая за Твайлайт в посеревшую область Зекора согласно кивнула, с любопытством глядя на мою руку.

— Ты ведь пытался зажечь огонь?

— Не совсем. Это тот же самый светлячок для освещения, что используют единороги. Мне пришлось в корне извратить суть заклинания, что бы оно у меня получилось. И знаете... Оно почти не поглощает силы, так же, как и светлячки единорогов.

— Значит потому у тебя не получались самые простенькие заклинания... Дэс, ты понимаешь, что ты изобрел заклинание, которое под силу лишь тебе?

Я немного сжал пальцы, поддерживая заклинание.

— Почему? Вы ведь тоже можете использовать темную магию?

— Поздравляю с первыми успехами. Услышал я голос Луны со стороны дверей библиотеки и погасил заклинание.

— Видишь ли... Продолжила пони, подойдя к нам и с любопытством глядя на меня. — Для этих заклинаний все маги, включая Сомбру, брали нейтральную энергию и уже после самого заклинания она менялась в темную и высвобождалась в мир. Ты же изначально "заливаешь" темную магию в заклинание, используя его "негативную" копию. Ты меня понимаешь?

Я кивнул, ожидая продолжения.

— Именно поэтому ты не сможешь использовать те же заклинания тьмы, что используют наши маги — тебе просто неоткуда брать нейтральную энергию, но ты можешь... Хм, мне не нравится это слово, но ты можешь извращать обычные заклинания, вливая в них свою магию. Но будь осторожен, результат может быть неоднозначным.

— Ну и где мне брать источник темной энергии, если мы не найдем лекарства от моей потери магии? Я смогу отказаться от магии, пусть и без особого оптимизма, но ведь для вас все темные заклинания очень энергоемки, сами говорите. Мне остается лишь варить зелья с темным эффектом и заряжаться от вас до конца своих дней?

— Если мы не найдем лекарства, то, боюсь, да. Мой табун печально посмотрел на меня. Не выдержав жалости в их глазах, я опустил взгляд на пол. Было обидно... Словно тебе подарили подарок, о котором ты не мог и мечтать, и, дав поиграться, отбирают обратно. Я мог творить заклинания, но платой была сокращающаяся жизнь, которую во мне поддерживала это магия. Жизнь не лишена иронии...


Рассеянно пролистывая тома с рецептами и схемами заклятий, я широко зевнул, прикрыв рот. Наличие или отсутствие магии не мешало моему интересу человеческого первооткрывателя, узнавшего о том, что магия все-таки существует. На данный момент мое бренное тело покоилось на большой кровати в моей комнате. Шедший за окном осенний дождь компенсировался теплом двух пони, согревающих меня своими боками. Луна же отсутствовала на очередном собрании, стараясь помочь своей сестре в управлении королевством и потому обреченная на долгие собрания и не менее долгие доклады.

— Может, тебе стоит подкрепиться? Зекора рассеянно перевернула страницу фолианта мордочкой. — Нам очень повезло, что в алхимических лабораториях принцесс нашлись запас трав, обладающих нужным нам эффектом.

— А я надеялся, что ты про ужин. Уныло ответил я, принимая стакан с темным варевом, переданным Твайлайт с помощью телекинеза. Пригубив зелье, невольно сморщился от вкуса — судя по всему, Зекора не так хорошо варила именно эти зелья, оставляя вкус трав, которые пошли туда в качестве ингредиента. А, как оказалось, все растения, что содержали в себе толику темной энергии, были острыми на вкус. Правда, это не значило, что из того же острого перца можно было сварить необходимое для меня лекарство. От отвара темношипа у меня выступили слезы и я быстро схватил предложенный стакан воды.

— Зекора, ничего, если эти зелья я буду варить сам? Выдавил я, когда оба стакана опустели, причем стакан с водой Твайлайт пришлось набирать несколько раз.

— Хорошо. Кивнула зебра, недовольно глядя в блокнот, лежащий перед ней. — Но я все еще не понимаю, почему твои темные зелья не имеют тот же вкус, что и мои.

— Это магические зелья, то есть алхимик тратит часть своей силы на его создание, ты сама меня этому учила. Видимо, подобные отвары надо готовить, смешивая темную энергию, а не природную силу. Я погладил зебру за ушком, вызвав довольную улыбку и хихиканье со стороны Твайлайт, которая наблюдала необычную для себя картину: ластящуюся Зекору, довольно перебирающую ногами от моих поглаживаний. Чувствую, слава таинственной колдуньи испарилась словно дым, если бы жители Понивилля увидели ее такой.

— Я плохо на вас влияю. Засмеялся я, приобняв зебру в районе кьютимарки и притянув к себе аликорночку. Получив по поцелую от кобылок, почувствовал, как губы против воли растягиваются в улыбке, и прикрыл глаза от ощущения тепла и уюта в объятьях любимых.

— Развлекаетесь вместо учебы, да? Луна приземлилась на меня, чудом не задев кобыл по табуну и обняв нас мокрыми крыльями.

— Ты вновь решила сократить путь с главной башни до моего балкона? Замерзнешь ведь. Я обнял милую пони и укрыл лежащим на краю кровати одеялом.

— Стражники постоянно патрулируют коридоры по приказу Селестии, а слухи о том, что принцесса в одиночку посещает спальню Королевского Гварда, разлетаются очень быстро. Моя сестра будет не в восторге, если об этом узнают до того, как мы официально создадим Ночную Стражу и ты станешь Капитаном.

Иронично хмыкнув, я представил себе лица стражей и вытянул вверх руку. На ладони бодро вспыхнул темный огонек, поглотивший тени со всей спальни. Прошла уже неделя с тех пор, как я открыл магию теней и теперь большую часть дня проводил в зале с барьерами, испытывая простые заклинания. Лишь по вечерам я приплетался в спальню, куда до этого тихо прошмыгивал мой табун, когда в полном составе, когда нет.

— Судя по тому, что Эркейн Хорн жалуется на состояние барьеров моей сестре, ты уже поднаторел в боевой магии?

— Вот ведь ябеда... Зараза рогатая. Пробурчал я, подкинув пламя, которое начало медленно кружиться над кроватью. — Можно сказать и так. Теперь практика дается мне намного проще, когда я подстраиваю ваши схемы под свою "магию теней", как я называю эту магию. Большая часть ваших атакующих чар, весьма малочисленных, между прочим, становятся намного сильней и... агрессивней, что ли, когда я использую их. А защитные чары становятся более массивными и менее быстрыми на построение.

— И они все так же иссушают твой запас сил. Проворчала Твайлайт, пролевитировав поднос с еще несколькими стаканами отвара передо мной. — Поэтому мне приходится больше следить не за тем, что бы ты не отлынывал от учебы, а каждый день принимал зелья, восстанавливающие те крохи магии, которые еще как то не выветрились из тебя после всех твоих экспериментов. Более того, Луна. Продолжила ябедничать молодая кобылка. — Ему почти не даются повседневные чары, такие как телекинез, или же телепортация, которой я пыталась его научить. То есть, работают, но как!? Телекинезом он может отшвырнуть небольшую статую, но аккуратно поднять и поставить ее на место он не в состоянии, а телепортация отнимает у него столько сил, что это просто опасно для его жизни. Правда, делать он это может намного быстрее, чем наши маги. Думаю, он делает это даже быстрее, чем я.

— Хватит, Твайлайт, взмолился я, вспомнив состояние, в котором я выпал после последнего прыжка. Чувство было такое, будто меня выжало, как лимон, да еще и опалило огнем. Причем чувство, словно меня поджаривают, я испытываю каждый раз, когда телепортируюсь. "Не представляю, как эта маленькая кобылка спокойно перемещается в пространстве, но, думаю, у нее нет этих проблем, так как она использует нейтральную "полярность" магии."

— А еще!..

"Если она вспомнит про тот взрыв с зельями, мне труба!" Мелькнуло у меня в голове, когда я на автомате поднял руки вверх и с силой хлопнул. Губы аликорна шевелились, но наружу не вырывалось ни звука. Пару секунд она еще пыталась что то втолковать двум пони, которые с непониманием смотрели на ее попытки наябедничать Луне. Нахмурившись, Твайлайт сняла заклинание немоты и сердито посмотрела на меня, после чего открыла ротик, набрала воздух и... Все тот же эффект. Хлопнув глазами пару раз, она несколько раз пустила заклинание развеивания немоты. Беззвучно рассмеявшись, Луна сконцентировалась и развеяла заклинание.

— Твайлайт, тебе иногда стоит быть повнимательней. Его заклинание немоты автоматически накрывает всю территорию эффектом тишины, в котором глохнут все звуки. Немоту ты сняла, а вот второй слой магии остался. Мы ведь не раз говорили, что заклинания его магии будут иметь искаженный эффект.

— Надо будет научиться... Пробормотала Твайлайт, посмотрев на меня так хорошо знакомым мне взглядом исследователя. Покачав головой, я обрушил все ее надежды.

— Не получится, дорогая, для этого надо, что бы твоя магия изначально была темной. И поверь, это того не стоит. Закончил я разговор, после чего закрыл глаза и зевнул. — И вообще, что-то я засыпаю после этого заклинания...

Глава 8.3 Неутешительные выводы

Дождливый день пегасу не помеха.

Эркейн Хорн уже нарезал десятый круг, рассматривая меня со всех сторон и что-то тихо бурча о принцессах, которые находят себе странных Гвардов. От немедленной расправы его спасал лишь тот факт, что я находился в магическом поле, поддерживаемом несколькими единорогами, которые бились над загадкой потери энергии. Уже который день мои занятия в скрытой лаборатории начинались с попыток удержать энергию в моем теле. Должен заметить, что принцессы собрали воистину опытных магов, чьи усилия я мог оценить по достоинству, если бы только они не шли впустую. Что только не пытались сделать эти "пони из М-6", как я окрестил их про себя. Они создавали абсолютное блокирующее поле вокруг моего тела, пытались перекрыть каналы энергии (что лично для меня казалось абсурдом — если я терял энергию даже без колдовства, какой смысл перекрывать каналы, необходимые лишь для создания заклинаний?), даже пытались заменить энергию моего тела на светлую или нейтральную. Оба последних эксперимента заканчивались тем, что мне вчетвером откачивали три принцессы и зебра, а после этого еще пару дней я валялся в больничном крыле с неутешительным диагнозом полного магического истощения, в моем случае это означало, что я был близок к тому, что бы гордо швырнуть копытами. Уж извините за каламбур. После этого все эксперименты проходили под неусыпным надзором Луны или Селестии. Вот и сейчас Селестия внимательно следила за волшбой своих подданных, периодически отвлекаясь на поднос с выпечкой и блокнот, куда она что-то записывала.

— Ваше Величество, оставьте и мне что-нибудь! Возмутился я, наблюдая за тем, как исчезают пирожные. — Я, между прочим, даже не завтракал, и все ради еще одной бесполезной попытки меня исцелить! И вообще, при чем тут попытка заткнуть иссякание магии в теле человека и моя вынужденная голодовка? Хорошо хоть не неделю голодом морят...

Один из единорогов заинтересованно вскинул голову и встретился со мной взглядом.

— Даже не думай, рог обломаю. Серьезно произнес я, поморщившись от очередной волны магии, прошедшей сквозь тело.

— Может стоит пропустить сквозь него светлую магию на полную мощность? Экрейн Хорн задумчиво склонил голову на бок и черкнул что-то в блокноте.

— А вам что, так хочется убирать мои останки и объяснять принцессе Луне, куда делся Королевский Гвард и Капитан Ночной Стражи? Ехидно ответил я, после чего коротко взвыл от волн светлой магии, окутавшей тело. Селестия мгновенно отбросила маску скучающей обжоры и развеяла чары, после чего мощной волной темной магии напитала мое тело. А затем обманчиво медленно повернулась к единорогам, попятившимся назад от взгляда аликорна, чьи глаза все еще пылали зеленым цветом.

— Кажется, я упоминала о том, что Я запрещаю использовать светлую магию на страже принцессы Луны!

— Но, Ваше Высочество, мы должны опробовать все спо...

На этих словах рот Эркейн Хорна звучно захлопнулся, судя по всему, из-за какого-то заклинания Селестии, а сам он медленно попятился к выходу.

— Я не требую от вас немедленного исцеления или другого чуда, но после большей части ваших опытов ему становится лишь хуже, неужели вы считаете, что мне или моей сестре доставляет удовольствие раз за разом приводить нашего подданного в сознание после ваших выкрутасов?

— Но, Ваше Высочество, мы ведь не знаем, как функционирует тело этого... человека, почему его магический баланс составляет лишь темная энергия! Нам нужно провести серию экспериментов и узнать его устройство...

"Та-а-ак, я понял куда он клонит..." Внезапно понял я, попытавшись выбраться из поля. Судя по всему, все ученые отвлеклись от слежения за моим состоянием и смотрели на диарха и ученого единорога. "Еще чуть-чуть... Главное не обращайте на меня внимания..." Сжав руки, я начал медленно читать напев, который я создал на основе старых заклинаний единорогов, когда некоторые волшебные конструкции еще требовали слов.

— ... что соответственно может привести нас к необходимости... эм... изучить его глубже! Продолжал увещевания ученый, осмелевший после того, как глаза аликорна приобрели обычный цвет.

Уже не слушая болтовню ученого, я медленно разжал ладони, над которыми вращались два сгустка магии, напоминающие морских ежей. Преодолевая напор магического поля, неторопливо соединил обе ладони.

С громким хлопком магическое поле единорогов рассеялось, откинув рядом стоящих пони к стенке. На том месте, где стоял я, можно было увидеть лишь черную сферу, ощетинившуюся толстыми иглами.

— А это значит, что тебе понадобится мне ВСКРЫТЬ! Заорал я, развеяв заклинание и, пошатываясь, направился в сторону Эркейн Хорна. Судя по удивленно расширившимся глазам Селестии подобный вариант она даже не представляла. А вот забегавшие глаза ученого выдали его с головой. Сделав в их сторону еще пару шагов, я покачнулся и упал вперед, успев лишь подумать "да, колдовать такое, это еще не для меня..."


Придя в себя, я первым делом попытался ощупать тело на предмет исследований, но руки меня не слушались, а попытки приоткрыть глаза ни к чему не привели. Даже дыхание казалось не таким простым делом, казалось, что воздух превратился в желе, которое легкие с трудом проталкивали внутрь.

— Он очнулся, Луна, все в порядке...

— В порядке? Селестия, посмотри на него! Его тело с трудом воспринимает всю энергию, которую мы пытаемся в него влить!

— Успокойся, сестра. Его состояние критическое, но он еще жив. Иди, успокой остальных из табуна, мне нужно с ним поговорить...

Хлопок закрывшей двери сопровождался тяжелым вздохом дневного диарха. Затем, я услышал тихий цокот, с которым Селестия подошла ко мне.

— Нам следует кое-что обсудить. Спи...

Поняв, что на уме у аликорна, я ощутил касание ее рога и провалился в сон. Все тот же серый туман, но сейчас было не до выбора декораций. Через несколько секунд я почувствовал спящее сознание Селестии и осторожно перетянул его в свой сон. Белоснежный аликорн благодарно кивнула и осмотрелась по сторонам.

— Ты не против, если мы поговорим в какой-нибудь другой обстановке?

Я безразлично пожал плечами и перенес нас в замок из снов. Тронный зал встретил нас тишиной и лишь новое кресло привлекло мое внимание. Собранный из переплетеных веток и листьев трон был покрыт какими-то символами, судя по всему, это был язык зебр, которому меня пыталась научить Зекора. Увы, ничего, кроме слов "природа" и "спокойствие" на ножках трона, я не понял. Оставив изучение трона Зекоры, я сел на свое место и подождал, пока Селестия заняла свой трон, после чего щелкнул пальцами, передвинув ее кресло перед собой.

— О чем ты хотела поговорить, Селестия?

— Я бы хотела поговорить о твоем состоянии. В общем и целом. Тебе стоит накапливать больше сил, перед тем как будешь использовать свои чары, они мощные и энергоемкие. По-крайней мере боевые заклинания.

— Ты хотела поговорить не об этом, правда? Мое состояние, конечно, очень тяжелое, но уже завтра к вечеру я встану с кровати. В чем дело?

Судя по виду диарха, она не хотела затрагивать эту тему так быстро, потому некоторое время молча рассматривала пол, аккуратно перебирая передними копытцами.

— Мы не сможем тебя вылечить. Наконец призналась Селестия, не поднимая голову. — И весь твой табун уже знает об этом.

Этого можно было ожидать, мне самому казалось, что последние попытки понять причину "болезни" и ее исцеления были скорее признаками того, что маги сдались, чем реальными попытками что-либо сделать.

— Что ж... Жалко. Я слышал свой спокойный голос словно со стороны. — Как думаешь, я доживу до старости?

— Да, моя сестра и бывшая ученица смогут держать твой уровень энергии на нормальной отметке, вот только тебе не стоит разбрасываться заклинаниями. Если ты хочешь изучать магию, лучше займись теорией. Иначе в какой-то момент никого из нас может не оказаться рядом.А я не хочу, что бы все твои любимые пережили то, что должны будут пережить, раньше положенного срока.

— Как это переживут аликорны? Спросил я прямо, пытаясь поймать взгляд Селестии. Печально улыбнувшись мне, она аккуратно сняла корону и нагрудник.

— Ты и так видел это в пещерах под Кантерлотом.

— И ты?..

— И я чувствовала то же самое, когда тот пегас, в которого я влюбилась, умер от старости. Знать, что ты одно из сильнейших существ, способных управлять светилами, и не иметь сил удержать маленькую искорку жизни... Это было до того, как мы стали править Эквестрией, потому никто, кроме Луны, не видел меня в тот момент. А теперь двум другим аликорнам предстоит пройти через то же самое.

Молча встав со своего места, я подошел к Селестии и, подняв корону, протянул ее хозяйке.

— Значит, стоит объяснить им это до того, как меня вынесут ногами вперед. Проснись, Селестия, еще не конец этой странной сказки.

Глава 8.4 Неожиданные проблемы

Уснуть и не проснуться?

Последние дни осени я провел со своими любимыми, попутно изучая магию и алхимию, преподаваемую мне самыми очаровательными учительницами, которых я мог себе пожелать. Увы, Луне приходилось большую часть времени заниматься государственными делами, потому она навещала нас лишь поздним вечером, временами навещая меня и ночью. Было немного утомительно то, что всем трем пони приходилось тайком пробираться до моей комнаты, дабы не создавать слухов, особенно сестре Селестии. Слух о том, что она нашла себе "особого друга", да еще и какого-то пришельца, наверняка создал бы множество проблем со стороны знати, потому мы терпеливо ждали окончания процесса формирования Ночной Стражи. Бюрократы этого мира ничуть не уступали своим коллегам из моего, затянув все, что только можно.

Редкий дождик накрапывал с затянутых тучами небес, заставляя меня поглубже натягивать капюшон и увеличивать шаги — последняя прогулка по алхимическим магазинам в поисках чего-нибудь эдакого не принесла желаемых результатов, да еще и дождь... Не особо глядя по сторонам, я чуть не врезался в белоснежную единорожку, неожиданно вынырнувшую из-за угла.

— Ох ты ж... Прошу прощения, мисс... Принялся оправдываться я, не успев подхватить сверток, который она аккуратно несла перед собой с помощью телекинеза, но от неожиданности развеяла заклятье. Судя по хрусту, с которым он упал на твердую мостовую, так было что-то хрупкое. А глядя на то, как пони посмотрела на сверток, то нечто ценное. Почувствовав знакомое жжение на кончиках пальцев, я медленно развернул бумажную упаковку и посмотрел на остатки камня "души леса".

— Ох ведь... Я же успела последний забрать в больнице, они сказали, что больше завоза не будет до конца зимы. Можно было понять, что единорожка вот-вот расплачется, а знакомый голос заставил меня откинуть капюшон и посмотреть на собеседницу.

— Мистхил?

— Королевский Гвард Дэс? А я думала, меня молодой минотавр чуть не сбил. Удивленно пролепетала пони, невольно отступая назад и почему-то глядя на мои руки. Впрочем, было понятно ее удивление — в последний раз, когда она меня видела, я был не в лучшем состоянии, особенно эти самые руки.

— Ты куда то спешила?

Опомнившись, она перевела взгляд на осколки камня и вновь пригорюнилась, молча наблюдая за тем, как я осторожно собираю пыль от "души леса", стараясь не касаться пылинок и пальцем. Сделав из бумажной упаковки что-то вроде трубочки, я навел ее на единорожку и дунул, распыляя живительную пыль на Мистхил.

— Не пропадать же добру. Пояснил я в ответ на недоуменный взгляд медика. — Хм, я так понимаю, у тебя кто-то болеет?

— Брат... Сокрушенно покачала она головой, стряхивая угасающую пыль с белоснежной шерстки. — Он все еще медленно приходит в себя после того, как его с другими стражниками схватили чейнджлинги. Я услышала об этих редких камнях от знакомого доктора в Понивилле, а теперь... Казалось, она сейчас заплачет.

— Камни для Мистспиера? Ну, не велика потеря, разве тебе не говорили, что это я поставляю камни в больницу? Я остаюсь в столице до зимы, потому то завозов в больницу и не будет, а они берегут неприкосновенный запас, но для тебя всегда найдется пара лишних камней. Улыбнулся я опешившей пони, глаза которой сейчас напоминали два чайных блюдца.

— Пошли, нет смысла стоять под дождем, заскочим во дворец и отправимся лечить твоего брата.

Радостно кивнув, она быстро прижалась ко мне и первая рванула в сторону центра города. Едва поспевая за единорожкой, я пару раз чуть не сбил с ног стражников, которые успевали в последний момент отскочить в сторону. Лишь добежав до дворца, медик поняла, что понятия не имеет, где именно я живу, потому с виноватой улыбкой повернулась в мою сторону.

— Торопыга... Пропыхтел я, проходя мимо стражи и направляясь в свою комнату привычной дорогой, мысленно молясь о том, что бы в комнате не было Луны или Твайлайт. Увы, моим надеждам не суждено было сбыться — на моей кровати вольготно разлеглись все три кобылки, о чем-то непринужденно болтая, когда я открыл дверь и зашел внутрь. "Упс..." Невольно пронеслось у меня в голове, когда поняши совершенно спокойно поприветствовали оробевшую Мистхил, не делая попыток даже подняться с постели. "Как вернусь, поговорю с ними о том, что стоит хотя бы закрывать дверь на замок или ставить какую-нибудь табличку типа "не беспокоить", когда им вздумается проводить досуг у меня в комнате в мое отсутствие." Уже на выходе из дворца единорожка, искоса поглядывающая на меня всю обратную дорогу, наконец задала вопрос, который держала в себе от двери комнаты.

— Это... Твой табун?

— Что, так заметно? Хмыкнул я, старательно пряча лицо от все накрапывающего дождя и при этом стараясь не врезаться в редких прохожих. На лице поняши проявился весь спектр эмоций от удивления до некоего благоговения.

— Но.. Принцесса Луна и принцесса Твайлайт Спаркл...

— Да? Я остановился, пропуская группу школьников, которые с целеустремленностью танка переходили дорогу, не обращая внимание на возможные препятствия, будь то хоть пони, хоть человек.

— То есть там в пещерах...

— А что ты помнишь с того момента, как нас нашли? Осторожно поинтересовался я, помня о том, что всем, побывавшем в тот день в пещерах, был дан приказ держать язык за зубами под угрозой высылки, а сами аликорны не любили говорить на эту тему.

— Ну... Понимаете, Гвард Дэс...

— И сразу столько официоза. Я знаю о запрете рассказывать, но я вроде как сам был на месте событий, не припоминаешь?

— Да, конечно. Хорошо. Все, что я помню после того взрыва, которым они откинули камень, это то, что принцесса Луна и принцесса Твайлайт на пару мгновений совсем потеряли голову и даже прибегли к темной магии. Затем они вернулись в обычное состояние и нас вынесли из пещеры, причем аликорны, включая принцессу Селестию, не позволяли никому транспортировать тебя. Уже на улице я потеряла сознание, а когда очнулась, мне сообщили о запрете. Мой лечащий доктор сказал мне, что тебя отправили на какое-то секретное задание, потому тебя не было в госпитале. Боюсь, это все, что я знаю.

Судя по всему, Селестия и мой табун, состоящий на тот момент из Луны и Твайлайт, весьма тщательно замели все следы инцидента. Странно только то, что с того момента прошло не так уж мало времени, что же могло случиться с потомком Королевского Гварда, если лечебное искусство единорогов оказалось не таким действенным и его сестре понадобились души леса?

Дом семьи Мист представлял собой двухэтажный особняк, окруженный со всех сторон высокой решеткой, украшенной повторяющимся узором — солнце на фоне облаков. Впрочем, вспомнив фамилию семьи, я поправил себя: солнце на фоне тумана. Заметив мой заинтересованный взгляд, Мистхил пояснила.

— Тысячелетняя традиция семьи Мист. Помнить то, что сейчас не имеет никакого значения. Печально усмехнулась единорожка, открывая ворота и быстрым шагом идя ко входной двери и открывая ее без замедления. — Прости, что так спешу, но моему брату не становится лучше и я опасаюсь чего-то по-настоящему серьезного.

— Ну, тогда почему ты забрала его из госпиталя? Поинтересовался я, следуя за медиком по удивительно уютным комнатам в серых тонах. Поднявшись на второй этаж, мы подошли к двери с тем же знаком, что и на решетке. Комната Мистспиера. "Интересно, это та же комната, где жил их предок, или все таки другая?"

— Медики сказали, что он в порядке, никаких ран, но мой брат очень слаб, почти все время он спит. Иногда мне кажется... Единорожка всхлипнула. — Что он никогда не проснется.

— Ну, ну, успокойся. Ты преувеличиваешь. Улыбнулся я, толкнув дверь комнаты и зайдя внутрь. На чистой кровати беспокойно метался жеребец, которого я сразу узнал по встрече с его копией. Постоянно напоминая себе, что на площадке я дрался с чейнджлингом, склонился над лежащим пони, стараясь понять, в чем же дело.

— Видишь? Он словно в бреду, ему нужна помощь, но даже принцессы не смогли объяснить, что с ним происходит...

Вытянув вперед обе руки, я положил их на лоб Мистспиера и закрыл глаза. Вроде бы все было в порядке — его тело не имело ран или яда, но аура мага была вся изорванной, словно что-то сжигало единорога изнутри и подтачивало его силы. Сейчас он напоминал меня — его магический резерв стойко держался на критической отметке, а сам жеребец словно и не боролся за свою жизнь. Пожалев о том, что мне не подвластна лечебная магия, я решил опробовать метод от противного: если медики не могли найти что-либо враждебного жизни единорога, может, стоит поискать что-то, близкое к тьме? Следуя обычной логике, я лишь задал вопрос в другой манере, но в магии это могло иметь критическое значение. Попросив Мистхил отойти назад, я развел раскрытые руки в сторону, медленно выпуская из тела всю магическую энергию. Этот фокус был создан на основе медитации, когда маг пропускает через себя энергию мира, в какой-то мере становясь частью мира, а мир становился частью мага. Сейчас же я словно захватывал часть мира под свой контроль, но вся энергия, что я выпустил, была все так же связана со мной. Моя просьба отойти подальше была не для того, что бы убрать опасность для меня — я мог в любой момент вернуть всю магию в тело, а лишь для того, что бы случайно не повредить саму пони. Когда нити силы приняли форму нескольких кругов, очерчивающих в пространстве границы "моей" территории в виде сферы, я ускорил вращение кругов, пока матово-черная сфера не скрыла меня и кровать с лежащим на ней единорогом с глаз Мистхил.

— Ну-с, посмотрим, что же поглощает тебя изнутри... Пробормотал я, осторожно соединяясь с аурой больного. Раз за разом волны темной энергии проходили сквозь тело единорога, не причиняя ему вреда, а лишь ища отзвук того, что было сродни этой силе. И когда я уже было махнул на такой поиск рукой, ответный отклик из разума пони привлек мое внимание. Сев на кровать, я вытянул руку и коснулся головы Мистспиера.

Кошмар. Вот, что поглощало разум и силы несчастного стражника. "Но почему же Луна ничего не почувствовала? И почему это кошмар обрел столько сил, что бы не выпускать из своих сетей разум мага?" Приняв решение, я медленно втянув разлитую в воздухе силу и пару секунд приходил в себя, "утрясая" силу по магическим каналам.

— Ты меня напугал, Дэс! Воскликнула Мистхил, подбежав к кровати и глядя то на меня, то на брата.

— С ним все в порядке. То есть, я ему не навредил. Поправил себя я, скривившись от головной боли. Спустя пару минут боль отступила и я мог продолжить. — Мне кажется, я знаю, в чем дело, но мне нужно будет уснуть рядом с ним. Не будешь ли ты так добра принести одеяло и... Тут я скривился. -... теплого молока.


Спустя двадцать минут и несколько кувшинов противного молока я, наконец, смог провалиться в сон, проклиная того, кто придумал дать снотворный эффект такой гадости, как молоко.

Разум спящего Мистспиера был отчетливо ощущаем в серой хмари "предсна", как я иногда называл это место. Проблема была в том, что теперь я должен был не перетянуть его к себе, а проникнуть в его сон, что было намного трудней. Плюс, я был уверен, что в чужом сне у меня не будет такого всевластия, как в своих грезах. И было еще кое-что, что я утаил от Мистхил, пока мы готовились к сеансу сна. Меня вполне могли убить во сне: сила управлять снами, дарованная мне моей принцессой Ночи, все таки отличалась от "оригинала".

"Интересно, как выглядят врата во сны? Луна говорила, у каждого они разные." Сосредоточившись, я сделал шаг вперед, словно выскальзывая из собственного сна. Оглянувшись, невольно вздрогнул от вида черного пламени, бушующего в центре тумана, но, отбросив сомнения, я посмотрел по сторонам. Было что-то необычное в окружающем меня мире. Я будто находился в каком-то промежуточном мире, где царило нечто иное, то, что было здесь с первого момента создания мира, но при этом точно был уверен, что мое "астральное тело" находилось в особняке семьи Мист.

— Ага, а это значит врата снов Мистспиера. Произнес я, глядя на круглый портал, украшенный орнаментом из магических символов и гербов семьи Мист. — Я ожидал чего-то более... Монументального. Признался я сам себе, внезапно оборвав себя на полуслове — единорог видел кошмар, я мог это сказать даже с закрытыми глазами. Наверно, именно это и чувствовала Луна, вот только она умудрялась проверять сны подданных целого королевства, я же мог ощущать лишь тех, кто спал рядом. Может быть позже я смогу сравняться с любимой, но не сейчас. Набрав в легкие воздух словно перед прыжком в воду, я шагнул в серую пелену сна...

... и оказался в особняке, который покинул некоторое время назад.

— Это что, шутка? Поинтересовался я непонятно у кого, но тут же заметил разницу между этим особняком и оригиналом — стены этого дома была закопчены, словно здесь бушевало пламя, окна отображали лишь алые небеса, разрываемые всполохами молний. Медленно двигаясь по неузнаваемо измененным комнатам, я поднялся на второй этаж и зашел в комнату, где в реальном мире находилось тело Мистспиера. Как я и думал, он находился там же и во сне.

— Мистспиер... Позвал я единорога, на всякий случай держась подальше от жеребца. Как в воду глядел — пони мгновенно вскочил на ноги и попытался проткнуть меня рогом. После пары неудачных выпадов со стороны пациента, я отпрыгнул назад, следя за стражником.

— Ты что, сдурел?

— Это ты! Из-за тебя я здесь! Честь моего предка запятнана из-за твоего появления! Мистспиер отдал жизнь, что бы уничтожить Ночного Королевского Гварда, а ты вновь вернулся!

"Он что, рехнулся?" Подумал я, пытаясь разобраться в его бреде. Проведя рукой по воздуху, я материализовал обсидиановый фламберг, пылящийся сейчас у Твайлайт дома, и вытянул его в предупреждающем жесте перед собой, порадовавшись, что все еще имею какую-то власть во снах.

— Я тебе не враг! Успокойся, Мистстпиер! Видишь, я владею магией? Дарклайт был пегасом, он не умел колдовать! Как это ни странно, он понял эти сумбурные объяснения и поднял голову. За все время, что он пытался меня проткнуть, единорог ни разу не использовал магию.

— Ты... Ты Дэс? Королевский Ночной Гвард и будущий Капитан Ночной Стражи принцессы Луны? Я слышал о тебе... До того как... Как меня схватили ченйджлинги... Или не схватили.. Где я? С отчаянием спросил жеребец, глядя по сторонам так, словно впервые увидел опаленные стены и кровавое небо за окном.

— Ты застрял в мире снов. Позволь мне помочь тебе разобраться, что правда, а что ложь. Но, тебе придется мне довериться. Произнес я, откинув клинок в сторону и вытянув вперед левую руку. Поколебавшись какое-то мгновение, единорог решительно шагнул вперед и коснулся рогом моей ладони. И я увидел.

Я увидел давний страх молодого единорога оказаться недостойным имени предка, о котором помнили лишь в его семье; увидел его старательную службу и почитание принцессы Селестии, а так же его страх и обиду на Луну, чье помешательство лишило семью Мист тогдашнего положения знати и было косвенной причиной смерти великого предка. А еще, я увидел злость на меня, Дэса, который должен был возглавить Ночную Стражу и таким образом посрамить память Дневного Королевского Гварда Мистспиера, ведь Дневная Стража так и останется лишь достоянием прошлого, а значит, Дарклайт все-таки победил в ту ночь, когда два Капитана выполняли свой долг.

Это все подломило разум единорога после того, как... Я стиснул зубы. Чейнджлинги. Они вытянули то, что держало страхи и кошмары Мистспиера — любовь. Единорог любил свою сестру, оберегая ее и обучая магии после того, как их родители трагично погибли в каком-то инциденте, увы, я не смог понять, что там произошло. Можно было сказать, что стражник держался из-за Мистхил, защищая свою сестру,а после того, как чейнджлинги вытянули все его силы и любовь для того, что бы занять его место, они периодически подкреплялись. Это длилось две долгие недели и молодой, пусть и сильный, маг скользнул в пропасть кошмаров. И вытащить его можно было, лишь уничтожив сам кошмар, чья тень то и дело появлялась на границе сознания Мистспиера. Разорвав свзяь, я перевел дыхание, сев на пол и ощущая его прохладу. "Как же выглядит твой кошмар, стражник? Во что выльется твой ужас, выросший после того, что сделали подданные Кризалис?"

— Мистспиер, я видел все и я не могу тебя судить, но ты не сможешь выбраться отсюда в таком состоянии. Однако, ты можешь помочь мне, показав, где находится твой кошмар. Тебе придется взглянуть ему в лицо и открыть для меня дверь. Остальное сделаю я.

— Я... Я не могу его победить!.. Отчаянно заржал единорог, начав нервно ходить кругами по комнате и с опаской поглядывая на дверь, через которую я зашел. — Он стережет меня, лишил магии, и то и дело я вижу, как погибает моя сестра, а моя семья отворачивается от меня, опозорившего честь всего семейства Мист!

Молча пройдя вперед, я отвесил пощечину Мистспиеру, искренне благодаря неведомые силы за то, что в этих снах можно ощутить боль. Как я и предполагал, этот способ прекращения истерики работает не только на девушках, но и пони. Жеребец посмотрел на меня, закрыв рот и широко открыв глаза. Медленно вдохнув и выдохнув, я схватил брата Мистхил за рог и заставил посмотреть на меня.

— Истерить ты будешь, когда мы выберемся из этой задницы. "Или если..." Добавил я про себя, решив не усугублять положение. — Ты меня слушал или нет? Тебе ничего не надо делать, просто взгляни ему в глаза и позволь мне сделать остальное!

Кое-как собравшись, Мистспиер неуверенно кивнул и подошел к двери. Закрыв глаза, он на секунду встал на задние ноги и нажал на ручку двери, потянув ее на себя и открывая проход в серое ничто. Я одобрительно кивнул единорогу, который старательно отворачивался от дверного проема, и подошел к туманной пелене, которая скрывала средоточие кошмара.

— Не дрейфь, больше одного раза еще никто не умирал. Подмигнув стражнику, я подобрал фламберг, который в этом мире ничего не весил, и шагнул в туман...


На фоне горящего особняка растерзанные тела белых единорогов выделялись особенно сильно. Обрывки флагов со знаком дневной принцессы прикрывали трупы павших, но они не могли скрыть кровь на стене и крыльце дома, словно там их растерзал неведомый зверь, после чего кто-то поглумился над телами, вынеся их на лужайку. Я осторожно ступил на пожухлую траву, поглядывая по сторонам, когда шум, издаваемый крыльями, заставил меня обернуться и поднять клинок.

— Ну, здравствуй... Коллега.

Глава 8.5 Битва внутри

Что же внутри нас?

— Ну, здравствуй... Коллега.

Откинув в сторону изуродованное тело Мистхил с жуткой раной на шее, черный пегас оскалился, показывая длинные клыки. Все его тело было покрыто страшными ранами, которые, казалось, не причиняли ему никаких неудобств, а глаза Дарклайта пылали алым огнем, невольно притягивая к себе взгляд. Он уже не походил на того пегаса, которого я видел на старой фотографии, но затем я поправил себя: то, что стояло передо мной никогда и не было Королевским Гвардом, это был лишь оживший клубок страхов и кошмаров, который паразитировал на сознании пони.

Пока я смотрел на стоящее передо мной существо, склонив голову набок, пегас заржал и с силой опустил закованное в броню копыто на шею Мистхил, заставив меня брезгливо поморщиться от хруста ломаемых позвонков. Взмахнув клинков, я нанес пару пробных ударов, заставив тварь отпрыгнуть назад и с некоторым удивлением посмотреть на меня.

— Ты кое-что не понял, тварюга. Ласково улыбнулся я, перехватывая клинок двумя руками. — Не уверен, что ты вообще что-нибудь понимаешь, но все эти декорации и бутафория на меня не действуют. Понимаешь... Это не мой кошмар. На последних словах я бросился вперед, занося фламберг над головой и с силой опуская его на голову твари. Извернувшись в последний момент, монстр делает несколько ложных прыжков, после чего взмывает в воздух. Вокруг него начинают сгущаться тучи и пара молний эффектно бьют в землю, заставляя меня отойти назад. Не совсем понимая, что это такое, я на всякий случай пытаюсь обратиться к магии, но тут же понимаю, что в этом нет смысла — во сне магия не действует. "Но сила ходящего по снам еще при мне!" Сконцентрировавшись на том, что бы парящая передо мной тварь исчезла, я словно натыкаюсь на бетонную стену, словно попытался создать заклинание, на которое просто не хватает сил. "Стоп, а если что-то попроще?" Я провожу рукой перед собой и молнии кошмара попадают в послушно выросший темный щит, а после пары пассов руками уже копия Дарклайта пытается увернуться от моих ледяных игл и опускается на землю.

— Мне нужно время, что бы все проверить, но ведь ты не будешь ждать, правда? Произношу я, вскидывая меч, и верно, пронзительно взвыв, существо бросается на меня, стараясь вцепиться в глотку острымы тонкими клыками или задеть гибким хвостом с жалом на конце. Вынуждая меня стоять в глухой обороне тварь все больше и больше распалялась, бросаясь в безрассудные атаки и меняясь на глазах. К несчастью для него, кошмарная копия Дарклайта была рождена в мозгу пони и даже если он мог бы копировать боевые умения единорога, сам Мистспиер не знал и не умел сражаться с человеком.

— Этот разум мой! Рыкнул пегас, резко повернувшись вокруг своей оси и попытавшись полоснуть меня по горлу жалом на кончике хвоста. Ошарашенный тем, что это существо может говорить, я чуть не пропустил удар и вяло отмахнулся фламбергом, стараясь сплести сканирующее заклинание, используя силу из сна. Наконец, заклинание формируется во что-то, напоминающее зеленую мерцающую сеть, которая возникает сзади твари и мгновенно окутывает ее. Стараясь вырваться существо начинает пытаться "колдовать", но через какое-то время бессильно затихает, становясь полупрозрачным. Его попытки вырваться сильно измотали меня, потому я медленно опускаюсь рядом, тяжело дыша и чувствуя, как во вроде бы иллюзорном сне я чувствую совсем не иллюзорную усталость. Что странно — я ощущаю, что в чужом сне моя способность управлять грезами имет пределы, но, откинув ненужные мысли, я медленно дохожу до жуткой копии Гварда и кладу руку ему на голову, закрывая глаза...


— Сон разума рождает чудовищ. Именно так можно описать то правило, по которому работает мир сна. Рано или поздно, но каждое существо подойдет к тому, что подсознание соберет в себе все страхи и будет терпеливо выжидать, лепя из этой мешанины нечто странное и страшное. Сила этой сущности периодически прорывается в спящий разум, именно это мы и называем кошмарами и плохими снами. Если периодически "подчищать" особо страшные кошмары или просто забывать о них, перевешивая чашу весов, то закрытое навеки остается закрытым. Но бывают случаи, когда разум ослаблен, тело изранено, а страхов слишком много. Тогда тонкая полоска туманной преграды развеивается и вы можете никогда не проснуться.

Принцесса Луна периодически подчищает сны своих подданных, убирая опасные кошмары взрослых или же плохие сны жеребят. Но, даже будучи аликорном, она не рискует заглянуть за грань, где начинается область сна и подсознания, ведь там сила Владычицы Снов не будет бесконечной. Поделившись с человеком частичкой себя, Луна невольно наделила его отражение своей силы, один из аспектов которой Дэс извратил под себя, прорываясь сквозь преграду до того, как станет слишком поздно. С одной стороны, врываясь в чужие сны он теряет абсолютное всевластие Владыки Снов и свои способности к странной магии. С другой стороны, он, пробивая преграду, входит в обитель кошмаров, куда не рискует зайти наша принцесса Ночи. Более того, он связывает всю силу сущности, позволяя ей использовать лишь ту энергию, что она успела выпить из разума, не давай задействовать резервы подсознания. Таким образом, Дэс невольно оберегает спящего от того, что бы после боя "больной" не умер от недостатка энергии.

Забавный момент заключается в том, что если сила Владыка Сна недостаточно велика, что бы сравниться с силой кошмара, Дэс копирует запас сил сущности, но если после долгого снохождения его опыт и запас энергии сна превысит запас сил паразита, сила кошмара не поднимется. Это обусловлено тем, что человек бьется с чужим кошмаром, а значит существо не сможет подпитываться от Владыки Сна.

Увы, он не может создавать многие артефакты, если только та же коса не лежит рядом с ним, и уж тем более не может приказать плохому сну исчезнуть, если запас сил Дэса был меньше или равен силе сна.

Если же запас его сил сноходца истощится раньше "смерти" кошмара, человека вышвырнет из сна с неблагоприятными последствиями для самочувствия.

Стоит ли напомнить тебе, Дэс, что смерть в чужом сне — это смерть наяву?

— Кто ты? Произнес я, когда голос с насмешливыми нотками наконец утих в моей голове.

— Разве это так важно? Ты натыкался на моей имя, хотя оно и неточно отображает мою природу. Важно то, как ты будешь распоряжаться своей силой, пришедший из иного мира. Сейчас ты вновь вернешься в сон и завершишь свою работу, за которую получишь награду. Ах да...

Неведомый мне собеседним вроде как щелкнул пальцами, хотя я не видел ничего перед собой, так что не мог быть уверен на сто процентов.

— Вместо устранения кошмара ты можешь позволить ему настигнуть жертву, это так же откинет силу сущности. Но не вздумай сделать это сейчас. Голос похолодел, словно говорящий нахмурился. — Такой выбор можно делать в обычном сне, сейчас же, как видишь, кошмар вот-вот переступит преграду и пожрет разум этого единорога. Не забудь — сейчас ты должен убить того недопегаса, в обычных снах — как пожелаешь.

— Зачем ты мне это говоришь? Кто ты такой? Попытался закричать я, схватившись за голову, заболевшую от этого голоса.

— Ты мне еще пригодишься, ты и твои силы. Ты ведь не думаешь, что случайно столкнулся с Мистхил? Брось, ты вроде бы только выглядишь, как идиот. А теперь иди.


Открыв глаза, я поморщился от головной боли и огляделся. Я все еще был в области между сном и подсознанием — теперь я точно это знал.

— Значит, я победил "кошмар" потому, что сперва сберег силы, в отличии от этой твари? Задав этот вопрос самому себе, я невольно нахмурился — значит моей уровень силы был меньше, чем у сущности, паразитирующей в Мистспиере. — Ну что ж, значит будем тебя немного убивать. Сделал я неутешительные для противника выводы и убрал руку с головы копии Дарклайта. Хекнув, словно рубил дрова, я снес голову пегасу и в ту же секунду очутился перед единорогом. Судя по тому, что дом вновь приобрел привычный вид, жуткий сон стражника скоро подойдет к концу.

— Ты... Ты сделал это! Я в долгу перед тобой... Единорог склонил голову в земном поклоне и бухнулся на все четыре коленки.

— Беда с единорогами, вы так обожаете церемонии. Вздохнул я, рассеянно похлопав по карманам и вытащив то, что кололо ногу — черный кристалл величиной с полкулака, покрытый узором, который я уже видел на Вратах сна Мистспиера.

— Подъем, давай, тебя сестра заждалась... Не твой, кстати? Дождавшись, когда жеребец помотает головой, я раздавил в руках то, что неизвестный лектор наверняка назвал наградой за работу, после чего меня выбросило в мир меж снами. Аккуратно нащупав свой собственный сон, я вернулся туда, после чего мгновенно проснулся.


И встретился с обеспокоенным взглядом единорожки, склонившейся надо мной.

— Дэс, ты в порядке?

— В полном, спасибо... Долго я пролежал?

— Эм... Ты пару секунд назад закрыл глаза. Удивленно произнесла Мистхил и уже хотела что-то добавить, но негромкий стон, раздавшийся со стороны кровати "пациента" заставил ее подпрыгнуть от неожиданности и броситься к брату. Приподнявшись на локте я некоторое время понаблюдал за тем, как единорожка возится с братом, буквально вливая в несчастного какие-то снадобья, после чего осторожно поднялся на ноги и вышел из комнаты, оставив на прикроватном столике несколько кристаллов из древесных волков. Увы, моих сил не хватило на то, что бы покинуть дом, потому я устало опустился на диван в зале. Не то что бы тело было измотано, скорее разум не привык к этому "снохождению". "Интересно, Луна быстро привыкла к управлению снами? И когда она вообще начала следить за снами пони?"

Уцепившись за эту мысль, я попытался вспомнить общую историю мира, не затрагивая даты. Три группы пони: воинственные пегасы, утонченные единороги и работящие земные пони. До момента обнаружения современной Эквестрии они не так что бы ладили между собой, по большей части "выезжая", да простится мне этот каламбур, на спине земных пони. После того, как они накликали на себя ярость духов льда, пони нашли Эквестри и объединились, благодаря усилиям трех помощников тогдашних лидеров. "Интересно, сколько войн было до этого объединения..." После этого следующим знаменательным событием была Эра Хаоса, когда Дух Хаоса, Дискорд, правил страной, ввергнув ее в полнейший бардак. "Интересно было бы встретить перевоспитавшееся воплощение Хаоса, ведь это он, по словам Зекоры, вытащил меня из Вечнодикого леса."

— Затем на сцену выходят аликорны... Негромко пробормотал я, глядя на потолок и пытаясь понять, когда же хозяйка дома вспомнит о том, что гость еще не ушел. Судя по всему, это будет не так уж скоро, потому я вновь вернулся к истории Эквестрии.

Две сестры бросают вызов Дискорду, обращая его в камень с помощью неких Элементов Гармонии. Будь у меня возможность изучить артефакты...

Взяв на себя ношу поднимать и опускать солнце и луну принцессы какое-то время правят вместе, но наплевательское отношение подданных к работе принцессы Ночи доводит ее до восстания, которое продлилось один день по всем книгам истории, но оказалось бойней у стен Замка Двух Сестер, о чем история и историки умалчивают. После тысячелетнего изгнания Найтмер Мун возвращается, что бы вновь трансформироваться в Луну под воздействием очищающей магии Элементов.

Спустя какое-то время та самая единорожка, что была хозяйкой Элементов, становится аликорном и оставляет все Элементы в Древе Гармонии.

"Хм, интересно, а мое появление можно будет внести в летописи Эквестрии как нечто важное?" Задумался я, но тотчас отвлекся на цокот копытец, с которым Мистхил спускалась по лестнице.

— О, Селестия! Я совсем про тебя забыла! В ужасе воскликнула медик, подбежав ко мне и уже готовя какую то магия. Поняв, что сейчас может произойти, я успевая схватить ее за рог и прервать заклинание, коротко взвыв от боли в правой руке — она точно забыла о том, что я говорил ей в пещере.

— Мистхил! Забыла, мне только хуже от лечебной магии?! Прошипел я, баюкая ноющую ладонь.

— Ой, прости, пожалуйста, я сейчас исправлю... Схватив ее за рог второй рукой, я поинтересовался.

— Как? Еще одно исцеляющее заклинание?

— Эм... Точно. Дошло до единорожки и она аккуратно отодвинула голову. — А как тогда?

— Пока что никак, я сварю зелье в замке. Хм... Слушай, а ты никогда не думала о том, что бы стать стражницей?

— Кто, я? Мистхил удивленно приподняла бровь, после чего указала на свой бок. Тогда, в пещере, ее кьютимарка была скрыта плащом медика, а сейчас я мог рассмотреть изображение золотистого облака.

— Это то самое заклинание вашего предка, Мистспиера? Туманное Исцеление?

— Д-да, а откуда ты?.. Принцесса Луна... Догадалась поняша, сев прямо на пол. — Значит они все... С тобой? Судя по всему, она до последнего момента пыталась найти какое-то иное объяснение присутствию трех кобылок в моей комнате, да еще и спокойно валяющихся на моей кровати. Все таки не так легко осознать, что аликорны ведут себя иначе, чем возвышенные мудрые принцессы, особенно если это тебе вдалбливали долгое время.

— И об этом тоже молчок, сама понимаешь. Произнес я, перейдя в сидячее положение. — Как твой брат?

— Ему получше, я напоила его отварами и раздавила одну "душу леса". Торопливо заговорила Мистхил, радуясь смене темы разговора. — Дэс... Спасибо тебе, ты столько сделал для нас с братом...

— Тогда может пообещаешь подумать о вступлении в Ночную Стражу вместе с Мистспиером? Как ответное одолжение. Коварно предложил я, зная, что в такой ситуации она не сможет сказать сразу "нет", а потом у нее будет время все обдумать и прийти к правильному выводу.

— Мы? То есть... В элиту принцессы Луны? Я... Я не знаю... Я подумаю. Растерянно пролепетала единорожка, удивленно хлопая глазами.

— Отлично, тогда не буду тебя задерживать и отвлекать от заботы о брате. Не беспокойся, я возьму такси. С этими словами я тяжело поднялся с дивана и направился к выходу, оставив позади себя растерянную единорожку.

Глава 8.6 Что-то изменилось

What a twist!

По пути в замок я пришел в себя после путешествия по границам сознания и теперь бездумно смотрел в окно, пока два земных пони катили "такси". Мне явно стоило подумать о магии этого мира и ее влияние на меня, ведь если Луна одарила меня такой возможностью, как хождение по снам, мне стоит быть аккуратней. За все то время, что я провел за книгами, можно было сделать лишь один неутешительный вывод — чем больше я познаю, тем больше понимаю, что почти ничего не знаю. Конечно, я могу наколдовать что-нибудь эдакое с магическим фолиантом и нужным объемом силы, но это значило лишь одно — магичить на уровне Луны или Твайлайт я смогу лишь в долговременных проектах из-за недостатка опыта и силы.

— Обидно, черт возьми, так хотелось в волшебном мире оказаться Мери Сью. Или как там этот персонаж назывался в мужском варианте?..

— Приехали, мистер. Голос одного из таксистов заставил меня открыть глаза и выглянуть из кареты. И верно, за своими размышлениями я как-то позабыл, что куда-то направлялся. Расплатившись, я бодро потрусил в сторону замка, кивнув стоящим на карауле единорогам.

При всей своей величественности замок принцесс разительно отличался от древних и современных замков всего Европейского Союза, где я побывал будучи Инквизитором и потом, в качестве переводчика. Несмотря на пасмурную погоду в коридорах было светло и спокойно. Периодически снующие туда-сюда работники и стража мимоходом кивали мне, успев привыкнуть к моему присутствию, да и не так уж часто я бродил по коридорам без цели, стараясь как можно быстрее попасть в нужную комнату или зал — ходить по замку одному было скучно, а мои пони не всегда могли составить мне компанию. Вот и сейчас я целеустремленно шагал в сторону своей комнаты, выбирая самый короткий маршрут.

— А вот и я. Устало улыбнулся я трем пони, все так же тихо переговаривающимся друг с другом, но уже сидя за столом.

— Надеюсь, все в порядке? Ты так быстро вбежал в комнату, да еще и с той единорожкой... Мистхил вроде. Схватил мешочек с камнями и был таков. Луна улыбнулась, но затем прищурила глаза, глядя в мою сторону. Удивленно ахнула Твайлайт, выпустив из телекинеза чашку с чаем. Судя по всему, лишь мы с Зекорой не понимали причины подобного поведения.

— Эм... Что-то не так? Я был весьма заинтригован, если не сказать больше, но принцессы повернулись к зебре и вежливо-отстраненно попросили ее покинуть комнату. Глядя на то, как Зекора так же вежливо поклонилась кобылкам по табуну и вышла за дверь, я чуть не решил, что все еще нахожусь во сне Мистспиера. Посмотрев на закрывшуюся дверь и поле звуконепроницаемого барьера, окутавшего комнату, я указал пальцем в сторону выхода и уже хотел было открыть рот, но потом в мозгу что-то щелкнуло.

— Это ведь была не Зекора, да? Задал я совершенно не тот вопрос, который хотел задать сначала.

— Тоже догадался? Твайлайт достала из тумбочки салфетку, что бы вытереть чай со стола и невозмутимо подняла кружку, сделав глоток. — Уже холодный... Поморщилась кобылка и устало опустила голову на стол.

— Что тут вообще происходит? И если это не Зекора, то сама она сейчас...

— В лаборатории. Успокоила меня Луна, подталкивая к кровати и все так же заинтересованно глядя на меня. — Судя по всему, этот чейнджлинг улучила момент, когда она заперлась для создания какого-то зелья, после чего приняла облик Зекоры и попыталась пробраться в твою комнату, но встретила тут нас. И вот тут она по-крупному прокололась.

— Как? Удивился я, опускаясь на кровать и приобняв легшую рядом Луну.

— Ну, она очень вежливо и почтительно с нами поздоровалась. Раздался голос Твайлайт, когда она слезла со стула и бухнулась на кровать с другой стороны, прижавшись ко мне и устало расправляя крылья. — Уж не знаю, как у других, но в нашем табуне... Тут она прервалась, что бы потереться лицом по моей щеке, выпрашивая ласку, словно жеребенок. Улыбнувшись, я поцеловал ее в губы и взъерошил гриву, вызвав тихий смешок Луны.

— Так вот, как я помню, мы не кланяемся друг другу без посторонних. И что странно, даже если представить на миг, что какой-то волшебник из пони научился копировать облик или просто перекрасился под Зекору, то почему она не удивилась тому, что в твоей комнате находятся два аликорна, лежащие на кровати и спокойно болтающие друг с другом. У Мистхил при виде нас троих чуть челюсть на пол не упала, а тут ни один мускул не дрогнул, при том, что медик была тогда в пещере и уж точно могла понять, в чем дело, когда мы вас нашли. В общем, мы удержали ее под предлогом сохранения секрета, после чего начали забалтывать. Жалко, Пинки Пай осталась в Понивилле, у нее любой пони выдаст всю информацию через пару минут.

"О, да, лишь бы она наконец замолчала..."

— И что вы узнали? Она где-нибудь проговорилась?

— Увы, мы не смогли узнать никаких секретов или ее цели. Потому Твайлайт повесила на нее магическую метку, потому она так устала.

Луна раскрыла крыло и нежно провела его кончиком по спине младшей кобылки, заставив меня улыбнуться.

— А почему ты не повесила эту метку?

— Я бы с удовольствием... Вздохнула Луна, перестав внимательно меня изучать и прижавшись ко мне как и Твайлайт. — Но почти весь разговор лже-Зекора наблюдала за мной, трудно использовать магию, когда на твой рог периодически поглядывают, а это заклинание не мгновенно.

— Хорошо, я понял... Хм...

Создавалась щекотливая в политическом смысле ситуация — был заключен мир, но при это некий разведчик пытается пробраться в мою комнату по неизвестной причине. Это как минимум удивляло, потому что чейнджлингам этот мир был даже нужнее, чем королевству пони. Конечно, вряд ли из-за одного меня принцесса Селестия вновь объявит войну, но тут важен сам факт нарушения договора со стороны подданных королевы Кризалис. Я не хотел неприятностей ни для одной из сторон, потому не стоит ловить этого лазутчика в открытую, надо бы поговорить с ней тет-а-тет.

— Как вы думаете... Неопределенно начал я, рассеянно поглаживая своих любимых по бокам и прижимая их к себе. — Можно ли решить это все... По-тихому?

— Ты надеешься провернуть все без скандала? Твайлайт устало приподняла голову и положила ее мне на грудь. Судя по всему, это заклинание очень ее истощило, особенно если учесть, что накладывать его нужно было в непосредственной близости и как можно более бесшумно.

— Разумно, но сперва разберемся с тобой. Луна решительно пресекла мою попытку встать, лишь указав на уставшую лавандовую аликорночку. "Знает ведь, чем меня пронять." Невольно улыбнулся я, кивнув и посмотрев на моего диарха.

— Ладно, ну так что со мной не так?

— Это ты нам скажи! Возмутилась Луна, положив копытце мне на живот. — Что с твоими силами?

— А что с ни... Я осекся, почувствовав общий объем моей магии. — Он увеличился!

Глядя на мое изумленное лицо Луна кивнула и всмотрелась в меня повнимательней.

— Я бы сказала, что он равен примерно одному проценту от твоего максимального запаса сил. Но это невозможно, для набора такого объема энергии ты должен был основательно напитаться магией!
"Тебя ждет награда." Вспомнился мне тот голос и камень, рассыпающийся в моих руках. "Неужели и вправду?.."

— Понимаешь, тут такая штука произошла...

Кратко описав произошедшее со мной, я ждал вердикта аликорнов, но вместо этого получил основательный тычок копытом в грудь, который чуть не попал по задремавшей от моего рассказа Твайлайт.

— Как. Ты. Мог. Полезть. В. Подсознание? Ты хоть понимаешь, как там опасно? Даже если твоя сила во сне равна или больше силы кошмара ты можешь себе представить, что может породить подсознание? Ее голос звучал отрывисто и зло, но блестевшие в глазах слезы показывали, как напугана была Луна. Я понимал, что испугал аликорна, потому мог только посмотреть ей в глаза. Она должна была понять, что теперь, когда есть шанс сравняться с ними по силе или хотя бы стремиться к этому, я не мог отступить. И, слава Высшему, она поняла, молча обняв нас с Твайлайт.

— Пообещай, что будешь ходить лишь во снах, не заходя в обитель подсознание. Мы будем ходить вместе. Ты получишь меньше сил, но нам троим не надо будет бояться, что ты не проснешься...

В голосе аликорна было столько страха и мольбы, что я не мог отказаться и просто кивнул.


Оставив Твайлайт досыпать на кровати, мы вышли из комнаты, удостоверившись, что рядом с дверью никого не было.

— Ты знаешь, где сейчас находится этот чейнджлинг?

— Да, Твайлайт передала мне чары с метки. Хм... Знаешь, если моя сестра обнаружит кого-то из чейнджлингов на территории королевства раньше срока, указанного в пакте, это будет то, что можно назвать проблемой. Не верю, что говорю это, но тебе нужно найти чейнджлинга и вывести ее из дворца, пока я буду отвлекать Селестию. Как раз обсудим твой сон. А теперь подожди секунду...

Рог аликорна засветился и с его кончика сорвался огонек, подлетевший ко мне и словно просочившийся внутрь моей головы. После этого появилось неприятное ощущение, словно какое-то навязчивое чувство указывало на неведомую мне цель.

— И как ты с этим ощущением миришься. Оно ведь просто невыносимо. Пожаловался я, заработав улыбку пони и долгий поцелуй, который она подарила, встав на задние ноги.

— К нему быстро привыкаешь. А теперь разделимся, мне надо найти Селестию до того, как чейнджлинг умудрится засветиться где-то еще.

Повернув на развилке коридора направо, я целеустремленно направился в сторону метки, куда меня тянули чары Твайлайт, стараясь не сильно бежать. Проблема была лишь в том, что магия не считала стены таким уж большим препятствием, заставляя время от времени утыкаться носом в стену и искать обходные пути, пару раз чуть не заведя меня в туалеты для кобылок и один раз в какой-то чулан. Когда я уже был готов растерзать шпионку, если она мне попадется, метка яростно сигнализировала, что я буквально стою перед искомым объектом. Все бы ничего, вот только я стоял в пустом коридоре. На всякий случай я даже произнес заклятье пара, вызывающее поток теплого пара для того, что бы обнаружить невидимое создание. Разумеется, никого в коридоре не было, что могло означать лишь одно — цель находить над или подо мной. А раз надо мной находится лишь крыша, значит цель сейчас... Примерившись к полу, я отошел немного назад, дабы не пришибить стоящую внизу шпионку и подпрыгнул, вливая энергию в заклинание усиления. Эффект превзошел все мои ожидания — казавшийся незыблемым пол жалобно хрустнул и я провалил вниз, успев удивиться тому, что у меня сразу же получилось подобное заклинание. К счастью, эффект подобного заклинания злился пару секунд, ведь, как я помню из книги, оно специально разрабатывалось для подобных прыжков. Опешивший чейнджлинг, усевшийся от удивления на пол, сейчас выглядел как светло синяя единорожка с меткой в виде пера и белой книги, видимо это была секретарша или просто клерк, работающий в замке. Уже приготовившись сцапать шпионку, я чуть не проворонил появление принцессы Селестии, привлеченной грохотом обваливающегося потолка. В отдалении можно было увидеть Луну, не успевшую "поймать" свою сестру.

— Дэс, что тут происходит?

— А... Эээм... Понимаете, Ваше Высочество, я опробовал заклинание, найденное в библиотеке, и, боюсь, чуть не пришиб вашего подданного... Я... Мне лучше стоит отвести ее в медпункт, Вы не находите?

В это время я указывал взглядом на "подданную", склонившуюся в поклоне, как бы намекая Селестии, что не стоит фамильярно разговаривать при посторонних. На самом деле я показывал Луне, стоящей за спиной сестры, что бы она как-то разрулила ситуацию. Стоит заметить, что в это время сама Луна указала копытом на Селестию, потом на чейнджлинга, смотрящего на нее, после чего выразительно провела копытцем по шее и приложила его к губам. Судя по всему, все всё поняли, потому как Селестия царственно кивнула и удалилась вместе со своей сестрой в другую сторону. Дождавшись, пока они скроются за поворотом, я быстро схватил чейнджлинга и юркнул в первую открытую комнату, заслонив все выходы барьером. Не обращая внимания на внезапно возникшую в голове пульсацию, грозящую перерасти в боль, взмахнул рукой, словно откинул занавеску. Сработавшее заклинание Твайлайт вернуло шпионке истинный облик и заставило уже шатающегося чейнджлинга шлепнуться на пятую точку. Пока она приходила в себя, я с интересом разглядывал рядового представителя этого народа. Черный хитин или кожа создавали необычный узор, словно они носили доспехи, полупрозрачные крылья и странные отверстия в ногах указывали на то, что они вообще не принадлежали к млекопитающим. Но нельзя было отрицать, что при всем своем немного агрессивном внешнем виде, они были довольно красивыми созданиями, словно еще один вид пони. Вот только глаза их совсем не походили на что-либо, что я уже видел. Сквозь полузакрытые веки были видны яркие голубые глаза. Но тут чейнджлинг пришел, а точнее пришла в себя. Затравленно оглядевшись, она что-то забормотала на своем языке, довольно отрывистом с большим количеством жужжащих сочетаний.

— Ты прекрасно знаешь и наш язык, достаточно. Остановил я излияния неудачливой шпионки. Замолчав, чейнджлинг мрачно посмотрела на меня, медленно помахивая крыльями за спиной.

— Как тебя зовут? Зачем ты пробралась в замок аликорнов, подвергая угрозе новоиспечённое перемирие?

Судя по мрачному молчанию, пойманная лазутчица решила сыграть в моих коллег по армии — Инквизиторы славились тем, что не поддавались никаким допросам, успевая умереть раньше, чем тело сдавалось. Я, правда, умение останавливать сердце и мозг еще никогда не пробовал, как-то не доводилось.

— Если ты ждешь, что я начну тебя пытать, то твой начальник тебя неправильно информировал обо мне. Королева Кризалис хоть знает о том, что вы тут проворачиваете?

— Она и послала меня сюда. Буркнула шпионка, отвлекшись на минутку, после чего прикусила язык, но было поздно. Раз открыв рот, можно было считать допрос проваленным, если только ты не уверен, что сможешь обвести вокруг пальца того, кто тебя допрашивает. Правда, я не был таким уж мастером плести словесные кружева, но не пытать же эту несчастную? Как я потом себе в глаза смотреть буду?

— Да это и так было понятно, просто надо же было услышать твой голос. Махнул я рукой, пододвигая к себе стул спинкой вперед и усаживаясь на него. — Не поверишь, больше месяца в этом замке, а поставить сиденья под мою фигуру ни один пони не догадался! Ладно, будем обо мне, лучше поспрашиваю о вас. Я ведь какое-то время пытался найти информацию о вас, чейнджлингах, и знаете, вы словно призраки, вроде бы о вас знают, помнят, а вот достоверной информации или документов нет. Хоть наряжайся послом и иди на поклон к королеве. Наигранно вздохнул я, вызвав невольный нервный смешок от сидящей передо мной шпионки.

"Уже не плохо..."

— Позволь все таки представиться. Дэс. Единственный человек в этом мире, Ночной Королевский Гвард. Впрочем, ты и так это должна знать, но вежливость очень важна в этом обществе, знаешь ли. А ты? А, да брось, в любом случае хоть как-нибудь, да узнаю, а мне тебе все время тыкать? Уж прости, но обращаться на "Вы" к особе, пробравшейся в мою спальню и лежавшей на моей кровати я никак не смогу. Я огорченно развел руками, виновато улыбаясь.

— Найтшейд. (Nightshade — паслен, ядовитое растение. прим. автора)

— Оу... Удивленно произнес я, переведя имя на свой язык и уяснив его значение. — Ты что, яды изготавливаешь?

— Алхимик и разведчик. Все так же мрачно выдала собеседница, поглядывая по сторонам. Не заметив барьера на одном из окон, она бросилась в ту сторону, попутно швырнув в меня столик. За мгновение до столкновения со мной столик взорвался изнутри, осыпав меня дождем из щепок, а чейнджлинг медленно солзала по вспыхнувшему барьеру, который сейчас опутывал все тело беглянки, сворачиваясь в кокон. Подойдя к запеленутой, как муха в паутине, собеседнице, я поднял ее на уровень своих глаз и взмахом руки рассеял все барьеры, кроме того, что держал пленницу.

— Может просто позвать принцессу Селестию? Мы с Луной рвем шерсть на заднице, что бы спасти перемирие между двумя народами, которое может рухнуть из-за того, что у вашей королевы шило в жопе? Молчать! Рявкнул я, предусмотрительно закрывая комнату звуконепроницаемым куполом и встряхивая сверток с чейнджлингом. — Или может плюнуть на все и начать официальный допрос? Я ведь все-таки Королевский Ночной Гвард, я отчитываюсь лишь перед Луной, которая, как тебя проинформировали, питает ко мне теплые чувства и не будет очень сильно меня ругать. И я с превеликим удовольствием откручу тебе голову, если окажется, что тебя послали навредить моему табуну! А потом закопаю тебя под пасленом, что бы оказать тебе последнюю почесть!

Прервавшись на такой мрачной ноте я швырнул пленницу на диван, находящийся в этой комнате, и развеял барьер.

— Выбирай. У тебя три выхода. Или война между народами, или яма три на два, или ты говоришь мне, зачем тебя отправили, а потом валишь из замка на все четыре стороны до весны, когда вашим торговцам можно будет появляться в столице и Понивилле.

"Судя по всему, подготовка к допросам у них ведется еще хуже, чем в Вандерболтах", — мелькнуло у меня в голове, когда чейнджлинг сломалась.

— Меня отправила королева Кризалис, приказав проникнуть в вашу комнату и найти все артефакты, а так же все вещи, связанные с темной магией. Она сказала, что это важно для всего мира, не только нашего королевства, а я провалила задание. Больше я ничего не скажу.

С мрачным видом она зажгла какой-то огонек на кончике рога. Попытаться прервать заклинание встречной магией я просто не успел бы, потому единственное, что пришло на ум, это запустить в чейнджлинга подвернувшейся под руку вазой. Коротко вскрикнув, она упала на пол, а я оказался рядом, проведя рукой по затухающему рогу. Так и есть — какое-то самоуничтожающее мага заклинание. Кажется, Кризалис перешла границу или же чейнджлинг сорвалась, и второе казалось более вероятным. Парой пощечин приведя в сознание незадачливую самоубийцу, я сжал рог и внимательно посмотрел в глаза собеседнице. Читать эмоции по таким пустым глазам — это нелегкое задание даже для инквизиторов, но можно было понять, что истерика отменяется и устаивать пафосное самоубийство больше никто не будет.

— Успокоилась? Я попытался произнести это как можно мягче, дабы не провоцировать пленницу. — Сейчас я тебя отпущу и ты покинешь замок. Не пытайся остаться здесь — на тебя висит магическая метка и я точно знаю, где ты находишься. Как только ты отойдешь на большое расстояние, я развею заклинание. Передай своей королеве, если ей нужно со мной встретиться, пусть приходит сама и расскажет, в чем дело. А теперь марш отсюда...

Я устало закрыл глаза и снял полог тишины, ощущая, как боль в голове набирает обороты...