Кровь, Пар, Сталь

Этот мир сильно отличается от того, каким ему было предначертано быть. Когда-то давно, в ход его истории вмешались. Первое Королевство, пало, разрушено изнутри собственным Советником и Учителем детей монархов. Элементы Гармонии были утрачены. Мир, познавший вкус завоеваний, видевший рассвет и закат величайшей Империи, возведенной живым механизмом, прошедший через четыреста лет власти Хаоса, оказался разрознен. Это окунуло планету во мрак, полный лязга доспехов и лезвий, грохота орудий и взрывов, скрежета и свиста паровых механизмов, и пролитой крови. Но Королевства, Империи, Республики, народы, делящие между собой этот странный и готовый вспыхнуть мир, стоят на пороге совершенно новой эпохи, и первая искра пожара готова появиться, быть высеченной копытом пони из камня руин павшей крепости, спрятанной в снегах Кристальной Империи вместе с тем, что в ней похоронено.

Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Флим Флэм Кризалис Король Сомбра

Гнозис

Жизнь в Кантерлотском замке не вертится вокруг одних лишь принцесс. Дни и ночи напролёт многие пони трудятся в его стенах, задавая рутине ритм, пускай даже их подвиги никем невоспеты. Сегодня принцессе Селестии слегка нездоровится. Взгляни на это их глазами, читатель, и вглядывайся внимательнее. Ты обретёшь понимание, но помни: некоторые двери ведут в одну сторону, и открыв раз — обратно уже не закроешь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Дерпичность

Дерпи Хувс на самом деле чейнджлинг. Никто этого не замечает, и это никого особо не волнует.

Дерпи Хувз Кризалис

Заходит Пони в Бар

Фрости Маг заведует главным (и единственным) питейным заведением в Понивилле. За долгие года, что он провёл по ту сторону барной стойки, ему довелось повидать множество историй: среди них имелось место быть как печальным, так и радостным известиям. Насладитесь его воспоминаниями о довольно необычной неделе, во время которой он обслуживал каждый день по носителю Элементов Гармонии, а также пони, которую он никогда и не думал напоить. Это мемуары Понивильского торговца бухлом. Осторожно: В наличии шиппинг.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна ОС - пони

Смузи для шерифа

Небольшой рассказ о событиях предшествующих событиям фильма "My Little Pony: Новое поколение", раскрывающий взаимоотношения между главными персонажами, Хитчем и Санни. Санни и Хитч решают совместно провести время на фестивале единства Мэйртайм Бей. Но внутри каждого из них разгораются нешуточные эмоции.

Другие пони

Путь служанки или Послушная девочка Смолдер

Всю свою жизнь Смолдер прожила как настоящий дракон, веря в собственную силу и непокорность, пока однажды ей не начали сниться подозрительные сны, в которых она стала горничной и принялась служить загадочной госпоже, которая приучила ее к послушанию и желанию подчиняться.

Другие пони

Великая и могучая?

Великая и Могучая Трикси. Так любила называть себя единорожка-фокусница, и ее очень бесило, когда кто-то звал ее просто Трикси. Созданный ею образ был настолько силен, что она сама верила в свою “могучесть” и могла убедить в этом других, в основном жеребят. Но одна история заставила ее изменить свои представления о себе, задуматься, действительно ли она великая и могущественная, и в чем ее истинная судьба?

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Любовь и чейнджлинги

Он прожил среди пони слишком долго, но его королева собирается его вернуть. Чем всё это обернётся для Хард Воркера и Дэйзи? Читайте в небольшом шоте.

ОС - пони Кризалис

Слепая удача

Мир Гигаполисов. Можно сколько угодно бежать от взрослой жизни, теша себя надеждами, что кто-то другой будет принимать решения и сталкиваться с последствиями, но однажды мрачная реальность нагонит беглеца и разрушит с таким трудом выстроенную сказку. А уж если жизнь решила выдать тебе «черную метку», то остается уповать разве что на удачу…

Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки

В пещере горной королевы

Веками пони считали, что великолепная серебряная корона принцессы Платины утеряна. Но Твайлайт Спаркл, самопровозглашенная Принцесса Воров, нашла ее в Эребарке - давно павшем королевстве Алмазных Псов. Она добудет ее и уладит все между ней и принцессой Селестией. Маленькая проблема - воровать корону придется у одного из могущественнейших драконов мира.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: Devinian
Глава 6. Взгляни вперед Глава 8. Теория и практика магии Эквестрии

Глава 7. Охота

7.1 Охотник и колдунья.
Скоро осень, а значит скоро Лес уснет беспробудным сном. Времени мало, и человек со своей наставницей отправляются поохотиться...
7.2 Охота и охота
Есть охота и есть охота. Вам понятно? А вот Дэс об этом как-то позабыл...
7.3 Мертвая память
В погоне за ингредиентами человек встречается с последствиями бурного прошлого этого мира, которые заставляют его вспомнить мрачные годы в своей жизни.
7.4 Живые гости на погосте
Мысли мыслями, а иногда стоит смотреть по сторонам, иначе будет стоить вам жизни. Умереть на кладбище — не лучший вариант, пусть и самый удобный.
7.5 Выбор и решение
Иногда стоит честно ответить самому себе — сколько можно врать? Может, стоит принять решение?
Подглава 7.5 Выбор и решение (18+)
Иногда шаг вперед — это результат пинка сзади. В любви такое тоже бывает, пусть и выглядят эти пинки немного иначе.
7.5 Выбор и решение (продолжение)
Проблемы, они повсюду, и даже находясь дома тебе не скрыться от судьбы и проблем.
7.6 Учимся дальше?
Алхимия интересна, алхимия познавательна и она опасна. Но для пары шуток вполне сойдет.
Впрочем, обсуждение некоторых вопросов не избежать, будь ты хоть трижды алхимик.
7.7 Новобранцы
Новые пони? Не может быть! Но они могут быть весьма полезными для Королевского Гварда.
7.8 Хэллоуин, время для веселья
Отпразднуем два праздника по цене четырех! Кто-нибудь оттащите этих слабонервных гостей...
7.9 Сборы или планы на учебу.
Похмелье после праздников — не так уж частая вещь для человека, а вот если тебя пакуют в колесницу и готовят к опытам... Но все не так уж и страшно. Надеюсь.

7.1 Охотник и колдунья.

Она ведьма, сжечь ее!

Но она же красивая!

Хорошо, но потом обязательно сжечь!

Вечнодикий лес сам следил за циклами времен года, поэтому он встретил нас так, как встретил бы любой лес моего мира — неспешным листопадом. Деревья все еще не потеряли свои красно-желтые наряды, хотя землю уже украшал причудливый ковер опавших листьев. Природа засыпала. Для нас это был чудесный шанс забраться в опасные или неизведанные части леса — древесные стражи уже не были так агрессивны, они теряли сноровку и становились легкими жертвами. Середина октября — именно это время, по словам Зекоры, было идеальным для сбора сердец леса с "вернувшихся" волков, потому как в ноябре волки окончательно возвращались куда то в центр Вечнодикого леса. С одной стороны это было нам на руку, ведь сейчас не было нужны ждать нападения в любой момент, с другой стороны — топливо из веток волков пользовалось особой популярностью в Понивилле, особенно с приближением зимы. Впрочем, зимы в Эквестрии по словам Твайлайт и Зекоры не были очень уж холодными, так что мне, часто бывавшего в северных странах своего мира, они наверняка покажутся теплыми. Другим "товаром", которым меня против своей воли снабжали волки, были сердца леса. В больнице Понивилля и спа салоне по достоинству оценили эффективность этих камней и предложили сдавать их им по выгодной цене. Так, совершенно неожиданно, я и Зекора стали желанными гостями в больнице городка, снабжая их подобными камнями и некоторыми травами. Владелицы же салона уже не раз передавали через зебру приветы и предложения поработать в их салоне. Судя по всему, я знал, чем буду занят зимой — большая часть моих клиентов, по словам единорожек, нередко интересовались, буду ли я еще там работать.

С того момента, как я вернулся к охоте мы выработали схему работы — мы охотились или собирали необходимые ингредиенты и товары, после чего Зекора или я отвозили все на рынок, где нас уже ждали жители городка. Когда наступала очередь зебры продавать товар, мой табун пользовался этой возможностью, навещая меня поочередно. Так прошло пару недель ударной охоты — волки были медлительны, а значит раз в два дня у нас накапливалось достаточно топлива, камней или безделушек для продажи. Сегодня мы отправились в лес без особой цели, что, впрочем, не помешало мне буквально наступить на хвост спящего древесного волка.

— Вот ведь!.. Замял я конец фразы, отпрыгнув назад и раскручивая косу, полностью сосредоточившись на противнике. Осенью волки переставали ходить стаями, потому я мог не тратить силы и внимание на поиск второго противника. За все время охоты мои навыки владения Воздаяния Ночи, или Вендженсом, как я кратко называл этот артефакт, улучшились. И пусть я не мог считать себя профессионалом, на моей стороне была необычность оружия и строение тела, позволяющее более эффективно драться с этим оружием.

Глухо зарычав, волк бросился вперед, метя клыками и когтями в незащищенную грудь. Поборов искушение попытаться сбить его в воздухе, я перекатился в сторону и обрушил лезвие на спину твари, метя в узкую часть, соединяющую переднюю и заднюю часть тела. Острое лезвие полумесяца с некоторым затруднением прошло сквозь жертву, разрубая его пополам. К сожалению при всей волшебности природы лезвия, нужно было иметь и силу, дабы вогнать его в тело противника, а уж рубить дрова я научился еще на ферме, помогая Биг Макинтошу.

Волк уже "возвращался" в лоно леса, хотя его тело все еще пыталось собраться после удара темной косы. Встав у головы жертвы я отрицательно помотал головой, после чего с размаху вбил рог полумесяца в череп противника. Зекора подошла к телу и спокойно осмотрела останки, вытащив зеленый кристалл.

— И как ты умудряешься не повредить душу леса, если почти каждый раз ты добиваешь их, пробивая череп? Улыбнулась Зекора, всматриваясь вглубь кристалла.

— Не знаю. Иногда мне кажется, что я точно знаю, где находится их камень, что не мешает мне временами разбивать их в пылу драки. Пока зебра любовалась камнем, я смотрел на собеседницу, любуясь необычным узором на ее шерстке. Даже здесь магия показывала, насколько разнообразными могут быть казалось бы одинаковые существа — полоски зебры были обычными лишь на ногах, создавая красивый и нетипичный для немагических зебр рисунок на спине, оставляя часть тела "нераскрашенной".

— Что-то не так? Вопрос Зекоры вывел меня из задумчивости. Она на всякий случай оглядела себя, ища возможный сор, попавший на шерстку.

— Нет-нет. Помнишь, ты говорила, что зебр невозможно спутать — это ведь из-за того, что у каждой зебры линии имеют другой узор?

— Ну да. Не ты первый задаешь этот вопрос, что часто меня удивляет — мы ведь должны отличаться внешне.

Рассмеявшись, я оперся на посох.

— Ну надо же, ладно я, но уж пони то с их разнообразием в цветах?

— Тем не менее это так. А почему "ладно я"? Поинтересовалась Зекора, спрятав камень в сумку и теперь перебирая ветви ушедшего волка копытцем. — В твоем мире ведь тоже есть зебры?

— Ага. Вот только проблема в том, что они то как раз одинаково раскрашены. Все тело покрыто полосами, как твои ноги, ну, только вертикальными. У каждой зебры полоски на шкуре все-таки индивидуальны, но представь себе стадо зебр и черно-белые полосы. Потому я и спросил тогда, не путают ли вас другие виды.

Мой учитель удивленно вскинула голову, посмотрев на меня.

— Конечно нет, у каждой зебры свой узор на боках и спине. А теперь помоги мне.

Нагнувшись, я начал складывать будущее топливо в мешок, удивляясь тому, что ветки словно теряли большую часть веса после того, как волк переставал функционировать. Взвалив его на плечи, я повернулся к Зекоре. Не говоря ни слова она кивнула и направилась в сторону ближайшего тайника, сеть которых мы раскидали в радиусе нескольких километров от дома зебры — не стоило тащить с собой все, что мы собрали, когда охота только начинается. В отличии от меня, алхимик помнила каждое укромное местечко, выполняя роль своеобразного навигатора, когда мы вместе шли в лес. Свалив мешок с ветками в яму под небольшим валуном, я накрыл тайник камнем, пока Зекора стояла на посту, после чего мы продолжили путь вглубь леса. Не считая этой встречи с волком, сегодняшний выход в лес казался безрезультативным. Лениво обмениваясь репликами на общие темы мы дошли до поляны, служившей неким перевалочным пунктом, и решили отдохнуть. Зебра достала из седельных сумок пакеты с бутербродами, аккуратно отделенные друг от друга плотной бумагой, так как мои бутерброды включали в себя мясо из тех мясных шариков, их запас практически подошел к концу. Устроившись буквой Т — то есть Зекора ложилась на плащ, который использовала в качестве подстилки, в то время как я клал голову ей на спину. Приступив к перекусу мы замолкли на некоторое время, отдавая должное немудреной еде. Расправившись со первым бутербродом, я открыл небольшую фляжку, которую недавно купила Зекора, и сделал основательный глоток.

— Ох, блин... Напиток заставил прослезиться и сморщить нос. — Крепкий, зараза.

— Отвар "Черный камень"? Оторвалась от своей порции алхимик, втягивая воздух.

— Побойся Дискорда, после "Черного камня" я бы не смог спать неделю. Содрогнулся я, вспомнив вкус и градус отвара, который использовался минотаврами перед боем, заставляя воинов сражаться без устали. — Это "Светлый туман". Высший, кто придумывает названия этим зельям?

— Ну, надо же их различать по эффектам и силе. Ответила моя учительница, повернув голову и понюхав предложенную фляжку. — Ты что, дважды его перегонял? То-то я думаю, почему он пахнет, как "Черный камень".

Стоит заметить, что зелье "Светлый туман" было изобретено зебрами и использовалось в качестве энергетика, с той лишь разницей, что оно действовало мгновенно, но его эффект длился лишь пару часов, а после завершения действия зелье не вызывало сонливости и усталости. В противовес приятным эффектам стояли такие последствия, как высокий градус напитка и временное ухудшение зрения, длившееся несколько минут после принятия отвара. Именно потому он и назывался "Светлый туман" — перед глазами некоторое время все плывет, а если ты плохо переносишь алкоголь, то еще и шатает, зато потом до окончания действия зелья ты ощущал себя свежим, как огурчик. Я лишь немного изменил рецептуру, перегоняя зелье дважды, что увеличивало продолжительность эффекта плохого зрения и градус зелья, по словам Зекоры пони подобный отвар уже не подходил, так как сильнее бил по мозгам тот самый градус напитка. С другой стороны зелье увеличивало общий уровень настроения и бодрости в отличии от слабого оригинала.

— И сколько теперь ждать, пока первичные эффекты не рассеются? Впрочем, могу сказать и сама.

Сделав еще пару вдохов над фляжкой она отодвинула ее мордочкой и прислушалась к ощущениям.

— Так, зная, как ты реагируешь на зелья... Хм... Мы тут на двадцать минут, может полчаса. Может поспишь?

— Не хочется. Признался я, потягиваясь и прикрыв глаза — все равно зрение было как в мутной воде.

— Ты не думаешь, что это зелье опасно использовать в лесу, и уж тем более в одиночку?

— Нет, Зекора, тогда я просто делаю глотки поменьше и пережидаю это время на дереве.

— Ну-ну... Неопределенно хмыкнула собеседница, возвращаясь к прерванному ланчу.

— Не вредничай, ты же таинственная лесная чародейка. Произнес я, протянув левую руку и погладив ее по боку. Тихий смех зебры подсказал, что она тоже боится щекотки, впрочем, она не могла отодвинуться, пока моя голова располагалась на этом самом боку. Между прочим, пони отлично подходили на роль живых "подушек", чем я бессовестно пользовался, когда спал со своими любимыми. Недооценив крепкость собственного отвара я начал проваливаться в сон...


Вокруг был все тот же серый туман, но теперь он ожидал малейшего приказа, дабы сменить декорации сна на то, что я пожелаю. Иногда я отпускал разум на волю, позволяя создать сон, который не контролировался мной, но чаще всего я просто отключал разум, давая отдых мозгам.

— Да уж, оказывается, "Светлый туман" двойной перегонки может усыпить даже человека. Произнес я в пустоту, так и не избавившись от привычки думать вслух во сне. Внезапно я ощутил тепло, идущее откуда то сзади, заставившее меня развернуться и посмотреть в ту сторону. Все та же серая хмарь. Закрыв глаза, я постарался сосредоточиться на источнике тепла и неожиданно легко смог определить, что это. Передо мной тотчас завис полосатый шарик с африканским знаком солнца с обеих сторон. Если я не ошибался, а я не ошибался, это была Зекора. Вернее, ее сознание, которое я каким то образом нащупал из мира снов.

— Кажется, это из-за зелья... Вот это поворот. А ну-ка... Пробормотал я, погладив шарик и легонько дунув на него. На нем тотчас появилась мордочка Зекоры, вот только это было лицо маленького жеребенка, который потешно зевнул, после чего шарик лопнул, а передо мной появилась сама зебра.

— Дэс? Где мы? Алхимик удивленно смотрела по сторонам, пытаясь понять, в чем дело. Поспешно щелкнув пальцами, я воссоздал ту же поляну, где мы уснули.

— Зекора, успокойся, мы в моем сне.

— А может ты мне просто снишься?

— Нет, уж извини. Ухмыльнулся я. — Давай я постараюсь объяснить...

После краткого рассказа об обмене частицами души с Твайлайт и Луной я рассказал о появившемся умении втягивать спящих вокруг себя пони в свой управляемый сон, чем-то копируя своими действиями умения самой повелительницы ночи, с той разницей, что спящие оказывались в моем сне, а не я управлял их грезами.

— Судя по всему, мой отвар позволяет мне насильно усыплять того, кто находится рядом.

О чем то сильно задумавшаяся зебра внезапно подняла голову.

— Ты хоть понимаешь, что там, в лесу, мы беспечно дрыхнем, совершенно беззащитные?

— Я это уже понял. Серьезно кивнул я, создавая на полянке два кресла и устраиваясь в одном из них. — Вот только радиус моего захвата увеличился, я чувствую, а значит, я смогу усыпить любого, кто появится на поляне в реальном мире.

Закрыв глаза, я мог точно сказать, что на поляне не было никого крупнее птицы. Неизвестно, откуда была такая уверенность, но я не мог ошибаться — в радиусе всей поляны мы были одни.

— И что тебе вообще дает это... Управление сном?

— Возможность видеть сны. Я печально посмотрел на Зекору. — До этого, я видел лишь серое нечто, когда появился в Эквестрии, поверь, не самый приятный отдых для разума. Теперь, я могу спокойно спать, давая отдых мозгам и телу, плюс, здесь можно моделировать все, что угодно. Единственный ограничитель. Я постучал пальцем по лбу. — Вот он. Именно так я показывал Твайлайт и Луне свой мир. Некоторые его аспекты, конечно.

— Можно подумать, когда я отправлялась в Понивилль, вы все это время смотрели сны.

— О, нет, конечно. Коварно улыбнулся я, щелчком меняя обстановку на свою комнату в пристройке к дому Зекоры. — Ну, они взрослые кобылки и сами знают, чего хотят.

С этими словами свет померк до полумрака, а я лег на кровать, показав язык покрасневшей зебре.

— Да брось, будто ты не знала, зачем принцессы, о чьих взаимоотношениях со мной ты прекрасно знаешь, навещают скромного стража, когда появляется свободная минутка.

— Гхм... Прокашлялась Зекора, упорно избегая меня взглядом. Пожав плечами я создал бокал вина и пригубил его.

— Хм, человеческое. Ну да, в Эквестрии я его не пил.

— Разве во сне есть вкус?

— И даже ощущения, прислушайся к себе, кресло мягкое, тепло в комнате — просто ты так стремительно провалилась в сон, что не обратила на это внимание. В этом мире грез управляю я, и мне угодно, что бы здесь были все чувства. Но в этом кроется и опасность моих снов.

— Что ты имеешь ввиду?

Я встал с кровати и подошел к Зекоре. Проведя по пальцу появившимся ножом я поморщился и продемонстрировал каплю крови.

— Мой мир снов слишком похож на обычный мир. Если ты поранишься в этом сне — ты проснешься с раной в реальном мире. Я же, как повелитель сна, буду таким же, каким и уснул. Как ты понимаешь, я не собираюсь использовать эту часть сна.

Я содрогнулся от одной мысли, что буду причинять кому-то из друзей вред.

— Даже если лично ты сейчас умрешь в этом сне, я воскрешу тебя здесь, и ты проснешься такой же, какой и уснула.

— И какой смысл в этой особенности? Удивленно произнесла зебра. Я пожал плечами, не желая выдавать правду. А вот разум человека, рожденного в моем мире, уже оценил это умение.

Идеальный палач и детектор лжи. Можно заставить любого спящего в моем сне ощущать, что мне нужно, и мой внутренний голос подсказывал мне, что рано или поздно, но мне придется прибегнуть к чему-то подобному, когда я возглавлю Ночную Стражу.

Впрочем, судя по взгляду Зекоры, она и так все поняла, потому я просто кивнул ей в ответ на невысказанные слова. После чего решил свернуть разговор на другую тему.

— Между прочим, меня посетила идея, раз уж здесь активны все чувства... Я хитро улыбнулся и вновь потянулся на кровати. — Думаю, кто-нибудь это оценит.

Недоуменно посмотревшая на меня зебра попыталась понять, о чем я говорю. Через минуту она явно поняла, какая у меня появилась идея, после чего ее мордашка стремительно заполыхала сочными оттенками красного цвета.

— Как думаешь, им понравится? Невинно поинтересовался я, наблюдая за тем, как Зекора старалась внушить себе, что она уже взрослая кобылка. Получалось у нее, если честно, не очень, хотя воображение было развито просто великолепно, так как румянец все так же безраздельно возглавлял палитру ее лица.

— Дэс, разбуди меня! Потребовала зебра, соскочив со стула. Шутливо поклонившись, я щелкнул пальцами и она пропала из сна. А спустя пару минут чувствительный тычок по ребрам вырвал меня из сна, которым я все еще не мог управлять так хорошо, как хотел бы.


Первое, что я увидел в реальном мире, это красную от смущения мордочку Зекоры.

"Вот уж не думал, что серьезную взрослую кобылку можно так быстро смутить?"

— Знаешь, мне приснился такой чудесный сон... Я с чувством потянулся, пропустив второй тычок копытом от учительницы.

— Что бы я больше никогда не попадала в твой сон, понятно?

— Да, учитель! С готовностью ответил я, поднимаясь на ноги и ища взглядом посох. — Если только сама не попросишь.

Возмущенно фыркнув, кобылка отвернулась к сумкам, пряча улыбку.

7.2 Охота и охота

Вещи вокруг нас не всегда то, чем кажутся.

Через пару дней после того неудачного, если не считать открытия нового эффекта моего эликсира, похода, я решил отправиться на пешую прогулку по практически безопасным местам Вечнодикого леса.

Открыв глаза и посмотрев на часы, я решил, что десять часов утра — это тоже неплохо и слез с постели. Так как ванная находилась в Зекориной части дома, а она чем-то гремела у своего котла, я вылез из окна в одних штанах и с полотенцем наперевес сбегал на ближайший пруд, не кишащий живностью наподобие лягушек и пиявок. Да, в лесу бывали и такие места, слава Высшему.

Возвращаясь домой уже по обычному маршруту я открыл "парадную" дверь и с ужасом уставился на кавардак, в который превратился небольшой дом Зекоры. То тут, то там лежали небрежно раскиданные пучки трав, чашки с порошками и разбитые бутыльки. Сама хозяйка дома с отчаянием на мордочке и рычанием, которому позавидовала бы львы саванны, рылась в шкафу.

— Зекора? Поинтересовался я, осторожно приближаясь к котлу. Подобного зелья ярко-красного цвета я еще нигде не видел, да и в книгах о зельях такого цвета нигде не упоминалось. В этот момент зебра резко обернулась ко мне, тяжело дыша.

— Дэс? Вот ведь... Прошу тебя, иди в комнату, оденься и побудь там.

— Эм, тебе точно не нужна моя помощь? Все так же настороженно произнес я, машинально взлохматив волосы полотенцем. Проследив за полотенцем взглядом и с шумом выдохнув воздух, она отчаянно закивала и прижалась крупом к шкафу. Решив выполнить то, что она попросила я быстро оделся в костюм для походов в лес, накинул плащ и вышел из комнаты. Посреди небольшого погрома сидела Зекора, досадливо стуча копытцами по полу и с мрачным видом глядя на зелье.

— Может теперь ты объяснишь, в чем дело? И что это за зелье? Поинтересовался я, ткнув в алый напиток.

— Это лекарство. Пробормотала зебра, глядя на свои копыта.

— От чего? Ты чем то больна? Мой вопрос вызвал невеселый смешок у пони. Да, я прекрасно помнил, что она не пони, но чаще всего не заморачивался по этому поводу, называя ее подобным образом для простоты.

— Сейчас это болезнью страдают половина жителей Понивилля, за исключением принцесс и еще нескольких пони, к примеру Пинки Пай.

— Эм, да? Я был основательно сбит с толку. Если эта болезнь охватила половину Понивилля, почему я не получил вестей от Твайлайт, или как тогда умудрилась не заболеть вторая половина населения?

— Дэс... Простонала зебра, перебирая копытами. — Иногда, при всем твоем уме, ты бываешь просто до невозможности слеп. Впрочем, ты ведь попал в конце весны, а твой табун — это две принцессы, так что ничего удивительного.

— Да в чем дело, блин? Не выдержал я, подойдя к собеседнице, в ответ она отодвинулась назад и подняла мордочку.

— У меня охота, вот что! Выпалила она, с досадой стукнув по полу копытцем. — А зелье не готово — оказывается, я потратила последнюю порцию нужного ингредиента на попытку воссоздать то зелье, ну, помнишь, когда ты воскрес? И теперь у меня начинаются те же проблемы, что и у всех кобыл Понивилля.

— Ох ты ж... Выдавил я, ощущая, как теперь у меня начинают полыхать щеки.

Охота или период активности у жительниц Эквестрии проходил немного иначе, чем у животных моего мира, напоминая о себе два раза в год — весной и осенью, в некотором роде сводя с ума представительниц прекрасного пола этого королевства. У кого-то этот период протекал достаточно гладко, у кого-то — не очень. Потому на это время большая часть заведений закрывалась по вполне понятным причинам — всем было не до этого. Сама охота длится примерно пять — семь дней, и те, кто не хотел пока пополнения в семействе активно пользовались некоторыми зельями, которые пони научились варить сами, вот только эти отвары не убирали само желание, потому улицы городов пустели. Что странно, существовали различные зоны, под которые подстраивались все кобылки, потому не было такой ситуации, что в течении целой недели все королевство оказывалось, мягко говоря, беззащитным. В каких-то областях она начиналась раньше, в каких-то — позже. Всю эту информацию я нашел в учебниках библиотеки, а так как аликорнов этот момент не касался я выбросил это из головы, и, как оказалось, зря.

— Может я могу помочь с ингредиентом?

— Не уверена, что тебе понравится его искать. Поморщилась зебра, видимо вспомнив о чем-то неприятном.

— Почему это? Сколько трав и камней я уже нашел, разве еще один пучок станет проблемой?

— Мне нужно перо мертвого пегаса.

Попытавшись прочистить ухо мизинцем я решил, что недостаточно хорошо вычистил воду из ушей...

— Прости, что?

— Те зелья, что варят пони — они научились этому у нас, когда наши шаманы пытались помочь им с этой проблемой. Фыркнула Зекора. — Но наш рецепт не действовал на жителей Эквестрии, потому пони изменили рецепт, он стал не так действенен, но хотя бы работал. Наш отвар уменьшал желание и исключал шанс появления ненужных жеребят, в переработанном рецепте осталось лишь противозачаточное действие, но и не нужны были настолько экзотичные ингредиенты.

Я помотал головой, пытаясь избавиться от картины, где сотни зебр откапывают могилы пегасов, когда меня посетила новая мысль.

— А где вы на родине могли найти пегасов?

Стараясь не сильно фыркать от моей глупости, Зекора сделала глубокий вдох и посмотрела на меня.

— На самом деле подойдет любое перо воздушного разумного создания. Увы, но в Эквестрии проще выкупить перо из могилы пегаса, чем найти или купить перо грифона или сфинкса. Я как-то думала о фениксе, но почти уверена, что подобное зелье сожжет принявшего его.

— Так, второй вопрос. Если пегасов хоронят в облаках, где их тело распыляется под воздействием магии, как я вычитал из книги "Обряды погребения", откуда у родственников перья?

Видимо, я задал очень уж глупый вопрос, там как зебра даже перестала обращать внимание на охоту, сделав фейсхуф и посмотрев на меня.

— Выпавшие при жизни маховые перья пегасы собирают в качестве памяти. Всегда найдется тот, кто продаст одно.

— А мне где найти его сейчас, когда одна половина Понивилля сейчас недоступна, а вторая трудится на первой половине? Не выдержал я, после чего начал нервно ходить взад вперед по комнате.

— На древнем кладбище недалеко от замка Сестер. Негромко произнесла моя собеседница, заставив меня замереть и медленно обернуться в ее сторону. — В те времена, когда в замке двух Сестер правили принцессы Селестия и Луна, уже тогда то кладбище считалось древним. Оно осталось с тех времен, когда войны и распри сотрясали Эквестрию и у пони не было времени хоронить всех подобающе. Этот вариант я оставила как самый крайний. Не то, что бы зебры не уважали покой мертвых, но... Это другая тема.

Она быстро свернула разговор, посмотрев на меня с надеждой.

— Мне правда нужна твоя помощь, Дэс.

С минуту мы внимательно смотрели друг другу в глаза, после чего я вздохнул и потянулся за косой.

— Лопату брать?..

7.3 Мертвая память

Отпустите их, но не забывайте.

Несясь по лесу сломя голову, я был рад тому, что большая часть хищной живности уже ушла вглубь леса или же стала не такой активной. Возвышающийся над лесом замок двух Сестер служил прекрасным ориентиром, позволяющим не волноваться о том, что я мог потерять направление пути. В прошлый раз расстояние от бывшей резиденции аликорнов до опушки леса мне показалось короче, не удивлюсь, если в день воскрешения Селестия или Луна незаметно искажали пространство, позволяя нам продвигаться в буквальном смысле семимильными шагами. Когда дыхание уже начало срываться на хрип я пожалел о том, что выскочил из дома в минимальном снаряжении, состоящем из косы, лопаты и парочки отваров. Судя по всему, Зекора уже давно держала целибат, заглушая зов природы зельями, потому сейчас ее мучила охота в два раза сильней, чем если бы какая-нибудь кобылка просто пережила этот период без жеребца. И у меня складывалось впечатление, что при всей эффективности зелья полное отсутствие партнера в течении долгого периода времени сказывалось на здоровье не самым лучшим образом, если перестать принимать отвар. Потому я бежал по лесу, перескакивая через небольшие стволы поваленных деревьев, приближаясь к пункту назначения.

И вот, некогда гордая крепость возвышалась передо мной, невольно внушая уважение изысканной архитектурой, еще просматриваемой в разрушенных украшениях стен и колонн. Старое кладбище оказалось в стороне от замка, скрытое невысокими деревьями, дабы не смущать тогдашних подданных аликорнов. Добравшись до самого кладбища, я невольно присвистнул — судя по всему здесь хоронили не одно поколение, хотя на погосте росло много деревьев, которые не давали возможности понять, настолько ли велико кладбище, как мне показалось. Идя вдоль могил и читая полустертые знаки старого языка, я искал знак пегасьей могилы — изображение пера на плите. Как назло, весь первый ряд состоял из земных пони и редких единорогов.

— Да, а земные пони во времена войн долго не жили. Мрачно констатировал я, все еще стараясь восстановить дыхание от долгого бега сквозь лес. Стараясь не тревожить покой павших, я внимательно смотрел под ноги, дабы не наступить на чью-нибудь могилу, в результате получил веткой по лицу.

— Еще и деревьев понарассаживали, любители при... Я мгновенно заткнулся, сообразив, что мой тон сейчас неуместен. Все кладбище дышало спокойствием, здесь почили существа, которые прошли через ужасы гражданской войны и не мне судить о том, как нужно было хоронить своих близких, хотя и мир людей был полон войн, даже тогда, когда я покинул его. Стиснув зубы я невидяще смотрел на памятник, изображающий земную пони, еще подростка, гордо стоящую в форме стража. Наклонившись вперед, я стер грязь с основания памятника.

— Плант Сид, любимая дочь, покинула этот мир на... Черт, надпись стерлась... Неужели все было так плохо, если даже ты пошла проливать кровь? Иногда Эквестрия совсем не отличается от наших стран, где молодые парни уходят служить, что бы не вернуться...


Тогда я стоял в аэропорту, было летнее теплое утро, светило солнце, самое время плюнуть на дела и отправиться купаться на озеро. Вместо этого я стоял в официальном костюме, смотря на то, как четверо военных в форме выкатывали из брюха грузового самолета цинковый гроб — террористы угрожали всему Европейскому союзу и британские летчики были нужны в самых жарких точках. Вот только сбивали их там так же часто, как и награждали. Посмертно, конечно.

Плач пожилой женщины и молодой девушки еще долго висел над серым полотном тихого аэропорта — в тот день не было рейсов, потому мы могли забрать тело сразу с самолета. Так мы думали, но оттащить от гроба двух женщин, потерявших сына и парня, было не так то просто.

Я что-то напевал, уже и не вспомню что, когда помогал солдатам оттащить женщин от цинкового гроба, где было то, что наши успели собрать после падения самолета. Хорошо, что вообще что-то нашли.

"Что, ..., завидуешь?" Вспомнил я ехидный вопрос своего друга, когда он только получил парадную форму и в этот день гордо вышагивал у себя по комнате, красуясь передо мной и своей девушкой.

"Знаешь, Уилл, ты сейчас напоминаешь павлина, только задницу так сильно не расфуфыриваешь!" Рассмеявшись на мою подколку, он гордо выпятил грудь со знаком боевого летчика — черный истребитель на фоне синего неба. Его девушка, Джейн, с гордостью смотрела на своего любимого, еще бы, летчики в Великобритании считались элитными войсками, куда не брали, кого попало...

Сейчас я бы не узнал в той бледной и худой рыдающей девушки веселую и жизнерадостную одноклассницу, которая не раз втягивала нас троих во всевозможные неприятности, умудряясь вытаскивать мою задницу в самый последний момент из-под дамоклова меча директора.

В старших классах они уже были вместе, а большая часть парней завидовала Уиллу черной завистью. Затем он, грезивший небом, отправился в военную академию, умудрившись утащить туда и нас с Джейн, где он попал таки в авиацию. Я же пошел на военного переводчика, решив, что уж я то в армию точно не пойду и после академии отправлюсь в какую-нибудь корпорацию. Наша неуемная девчонка отправилась учиться на инструктора — черт его знает, как назывался тот факультет. Затем... Затем объявились террористы, они и так уже не раз организовывали теракты в Европейском, Американском и Южно-Американском Союзах, но теперь они открыто начали бомбить мирные города и вырезать население. И моего друга отправили в самое пекло. Периодически приходили письма, которые зачитывались в кругу его семьи, куда приглашали и меня. А потом... А потом наступило семнадцатое июля, когда военный почтальон в темной форме протянул письмо, открывать которое не было смысла — на нем ярко горела белая роза, так помечались извещения о гибели солдата и время прибытия тела на родину.

В тот день в аэропорту я потерял двух друзей, Джейн протянула два дня, после чего у нее просто отказало сердце и я хоронил уже двоих. Я убедил родственников не кремировать тела и вызвался добровольцем нести гробы. Его погубило небо, пусть лучше они останутся на земле, решил я, когда яму засыпали песком.

"Что ты теперь будешь делать, ...?" Помнится спросил меня мой отец, когда я вернулся с похорон.

"Мне как раз предлагали место "инквизитора", почему бы не попробовать?" Ответил я, вызвав понимающий кивок.

Инквизиторами у нас назывался отдел допросов в армии, что-то вроде контрразведки, но в каждом штабе находились представители "Отдела получения информации", состоящие из опытных психологов, переводчиков, и, чего греха таить, самых обычных палачей. Единственная разница была в том, что наш арсенал отличался от средневекового лишь наличием химических препаратов и официального разрешения от короля Великобритании и главы Союза на абсолютно любые действия по отношению к допрашиваемым. К нам доставляли настоящих "крепких орешков", которые у нас держались пару дней, были те, кого допрашивали неделю. Просто нам давался лишь один приказ — "мы хотим узнать...", и все. После допроса нашего отдела выжившие отпускались, если они еще были адекватны, и устранялись нашим же отделом в тот же день. Но чаще всего они покидали нас уже ногами вперед. Знаете, еще ни разу ни один инквизитор не ощущал жалость или сострадание к объекту — к нам посылали тех, кто был точно виновен в чем либо. А на тот момент, когда объявились террористы, объем наших работ возрос, нужны были люди, которых и набирали с выпускников академий. За те пару лет работы через мои руки прошло столько террористов, неудавшихся подрывников и киллеров, что моя карьерная лестница напоминала прямую линию. Уже тогда я понимал, что эта работа была моим способом мести всем тем, кто начал эту войну в и так неспокойном мире. Кто-то называл меня трусом, кто-то палачом. Если на второе я соглашался, то за первое от любого инквизитора можно было получить в зубы — мы не раз отправлялись с войсками на операции, когда необходимо было проводить допросы в полевой обстановке, иногда буквально под градом пуль, и ни один инквизитор никогда не носил с собой огнестрельного оружия. Это была наша своеобразная традиция — раз уж мы инквизиторы, наше дело сталь и допрос, а не поле боя...


Очнувшись, я понял, что все еще смотрю на памятник Плант Сид, глотая слезы. Со злостью протерев глаза, встал на ноги и выпрямился в полный рост, оглядываясь по сторонам. Кладбище было все так же пустынно, странно, что лес не поглотил его. Отбросив в сторону дальнейшие воспоминания, я двинулся в центр погоста, скользя взглядом по памятникам, пока наконец не наткнулся на знак пера над кьютимаркой похороненного — разряд молнии на фоне торнадо. Поклонившись почившему, я попытался стереть слой грязи с могильной плиты.

— Винг Лайтнинг, воин легиона, погиб... Черт, и тут не разобрать... Хм.. году, во имя... стерто... ...е.т..ии. Селестии или все таки Эквестрии? И не поймешь ведь... Интересно, если тут хоронили умерших во время гражданской войны, то кто хоронил тех, кто лежит на краю кладбища? И кого?

Вернувшись к могиле Плант Сид, я смотрел на даты соседних надгробий. Судя по всему, могилы вырывались хаотично, иногда близкие по дате смерти могилы разделялись местами упокоения с разницей в пару сотен лет. Решив уже не тратить времени, я вернулся к могиле пегаса и взял в руки лопату.

— Черт, перчаток нет.. Ладно, братец, не обижайся, если что. С этими словами я воткнул лопату в землю.

Копать оказалось не так трудно, земля была не по-осеннему мягкой и скоро я стоял на деревянном гробу, тихо ненавидя себя за то, что нужно было сделать.

— Твою мать, в Инквизиции столько не парился, а тут взять одно перышко боишься. С этими словами я с силой ударил по крышке гроба, которая с хрустом обвалилась внутрь, открывая вид на лежащий скелет пегаса. То, что это был пегас можно было понять по маховым перьям, который сохранились за все это время. Не веря своим глазам, я наклонился вперед за пером, чуть не рухнув на останки. Тихо матюгнулся и повторил попытку, придерживаясь одной рукой за стены ямы. Я взял синее перо и с недоумением повертел его в руках — было ощущение, что оно выпало только вчера, но этой могиле точно было больше сотни лет.

— Магия. Назвал я вечное объяснение этого мира и уже хотел было выбраться из ямы, когда вдруг обратил внимание на остальные перья. Решившись, я собрал все перья и вылез из могилы. Оставив одно из них лежать на земле, я поднял остальные вверх и тихо подул на перья. Сильный порыв ветра сорвал их у меня с ладони. Кувыркаясь в мощном потоке воздуха они поднялись в серое небо и пропали.

— Ох, блин, а то перо?.. Обернувшись без всякой надежды я уставился на длинное синее перо, лежавшее у моих ног, после чего посмотрел в могилу.

— Спасибо...

7.4 Живые гости на погосте

Отступаем! Что это значит? Ну, это как если мы бежим, только героически.

Откинув лопату в сторону, я со стоном разогнулся. Оказалось, что закапывать могилу нифига не проще, чем ее откапывать, и даже неестественно мягкий грунт не уменьшил работы.

— Вот ведь старательные пони, размером ниже людей, а закопали глубже, чем мы на погостах роем.

Постучав лопатой о надгробье, я закинул ее на плечо, предварительно спрятав перо за пазуху. Моя работа была сделана, пора возвращаться домой, где ждала несчастная чародейка. Оставалось надеяться, что после долгого отсутствия практики сдерживания себя зельями она меня не изнасилует. Или наоборот? Не решив для себя этот пикантный вопрос, я направился в сторону леса. Время давно перевалило за полдень, скорее было шесть часов вечера, небо в течении всего дня было затянуто тучами — пегасы никогда не пытались как-то влиять на погоду в Вечнодиком лесу. А это значило лишь то, что скоро пойдет дождь, что никоим образом не поднимало мое настроение, несмотря на наличие плаща. Ускорив шаг, я приблизился к границе леса, где заканчивалась территория руин замка и начинался Вечнодикий лес. Не знаю, что меня смутило — какой-то шорох на гране слуха или неправильная форма куста, но я остановился, вглядываясь в заросли, выпустив из рук лопату и перехватив косу двумя руками. Было тихо, ветер лениво шевелил ветви деревьев, вот только почему-то было неспокойно на душе. То самое чувство, когда на тебя смотрят. Непонятно откуда, непонятно кто или что... Чувствовалось любопытство в этом взгляде. Любопытство хищника, рассматривающего жертву.

— Да что за абсурд... Пробормотал я, поудобней перехватывая древко вспотевшими руками. — Если бы кто-то пожелал напасть, он бы сделал это.

Хруст ветки заставил меня резко обернуться в ту сторону и встретиться глазами с тем, что было в зарослях. Лишь мгновение, и тело, растянувшееся в длинном прыжке чуть не сбивает меня с ног. Запредельное усилие мышц позволяет откатиться сторону, в то время как инстинкты вопят от ужаса.

Мантикора.

Тело льва, большие крылья летучей мыши и скорпионий хвост, сочащийся ядом. И дикое желание убивать, наконец вырвавшееся на волю. Хаотично шаря по карманам в поисках зелья-репеллента, я уже понимал, что не взял его с собой — в это время мантикоры обычно впадают в спячку, накопив достаточно жира для того, что бы пережить зиму. Эта была молодой особью и не достигла размеров взрослой машины для убийства, но я уже понимал, что обречен — Зекора рассказывала об их скорости и силе. Ту мантикору, что Твайлайт с подругами повстречала в день обращения Луны, можно было считать счастливым исключением — хищник был сыт и всего лишь злился из-за колючки в лапе, в ином случае они не продержались бы и минуты. Сами по себе мантикоры были редким гостем на опушек леса, но около руин замка наверняка находилось несколько пещер, где они обитали.

Развернувшись после неудачно атаки, тварь быстро переместилась к зарослям, отрезая меня от леса и заставляя принимать бой — ей наверняка хотелось поиграть с добычей. Активировав косу, я отвел древко назад, готовясь к новому броску.

— Let's dance? (Потанцуем?) Судя по тому, что я узнал в книгах и от Зекоры, эту существа редко ввязывались в бой, предпочитая прыжки и атаки из засады. Но эта тварь внезапно широко развернула крылья. Почувствовав неладное, я прыгнул в сторону, в это самое время хищница с усилием хлопнула крыльями, посылая воздушную волну в ту сторону, где я стоял. Наверняка в эту атаку была вложена какая-то магия существа, так как волна догнала меня в воздухе, швырнув на землю. Все. что я успел сделать — это вставить перед собой косу, на которое прыгнувшая вслед за мной мантикора чуть не напоролась, умудрившись извернуться в воздухе на середине прыжка и затормозить в помощью крыльев. Судя по всему такой трюк ей тоже дался не так уж легко, так как ее крылья прижались к бокам, а лесная охотница после приземления начала медленно двигаться вокруг меня.

Я прекрасно знал эту тактику, благо сам не раз применял ее против тех же волков, кружа вокруг цели и незаметно уменьшая расстояние до того момента, когда мог прыгнуть на противника.

— Не-а, не прокатит. Покачал я головой, сделав длинный шаг вперед и ткнув косой на манер копья, заставив мантикору отпрыгнуть назад. Видимо, ей не нравилась коса, чье серебристое лезвие неярко мерцало. Мне оставалось лишь молиться о том, что бы небо не прояснилось, так как в этом случае меня сожрут за несколько секунд — не стоило надеяться, что я смогу воспользоваться теневой зоной под самой мантикорой. Шаг за шагом я отступал на кладбище, держа перед собой Воздаяние и молясь о том, что она передумает нападать на столько необычную добычу.

Очередной бросок вперед сопровождался громким рыком, и вновь уже знакомая звуковая волна откинула меня на ближайший постамент, крепко приложив об него головой и спиной, выбивая воздух из легких. Помутившимся взором успеваю рассмотреть рванувшую на меня хищницу и наобум махнуть перед собой косой, едва не выпуская ее из рук. Обиженный рев магического гибрида наполняет воздух, когда я фокусирую зрение и замечая неглубокий шрам на морде твари. Раздраженно махнув хвостом, она делает пару обманных прыжков, стараясь сбить меня с толку, но я уже успеваю вскочить на ноги и отбежать вглубь кладбища, успев подумать о том, что в отличии от людей пони не огораживают могилы оградами — это могло бы -здорово замедлить хищника. В какой-то момент она начала именно бой, а не охоту, начав бросаться вперед и пытаясь зацепить когтями или проткнуть жалом. И все тяжелей становилось отмахиваться от ударов или выпадов. В очередной раз, сделав пару обманных прыжков, мантикора напала справа, занеся лапу для удара, но вместо этого рыкнула в лицо. Видимо, подобные звуковые атаки истощили ее резерв, так как я лишь пошатнулся, ощущение было как от пропущенного удара кулаком в голову, но все таки это позволило мне нырнуть под опускающуюся лапу и нанести удар косой снизу вверх из неудобного положения. Усталость брала свое, потому вместо того, что бы попасть по горлу, коса прочертила неглубокую рану на груди, при этом я сам чуть не напоролся на лезвие, вовремя деактивировав его при падении. Судя по всему, это было больнее, чем показалось мне на первый взгляд, так как после того, как мы отпрыгнули друг от друга, магическое существо издало какой-то задыхающийся рев. Правда, моя радость оказалось недолгой. От полученных неглубоких, но болезненных ран, мантикора спала в бешенство и кинулась вперед, не заботясь о защите. К несчастью, я не мог воспользоваться этим моментом, так как это означало бы попасть под удар тяжелой лапы или получить жало в живот, хотя хватит и одной царапины.

Я уже понимал, что долго бегать от памятника к памятнику не получится, рано или поздно, но я совершу ошибку. А это значило, что действовать надо было сейчас. Хищница начала замах правой лапой, когда я бросился вправо вдоль ее левого бока. Время словно замерло, когда я осознал свою ошибку — хвост мантикоры медленно двигался мне навстречу.

"Я могу успеть..." Подумал я, когда лезвие косы почти настигло бок твари будучи параллельно земле. С трудом оторвав правую руку от косы я попытался перехватить жало животного, когда коса с каким-то хрустом нашла плоть жертвы. Время вновь вернулось в свой ритм, когда я все таки успел поймать сочащееся ядом жало. Еще не понимая того, что она получила смертельную рану, мантикора выпустила яд из жала. Едкая жидкость попала в глаза и рот, заставив меня от неожиданности проглотить яд. Осознав, что я только что подписал себе смертный приговор, откидываю хвост в сторону и получаю мощный удар лапой, заставивший меня отлететь назад. Боевое безумие стремительно покидало волшебное сознание, когда она поняла, что с каждым шагом ее кишки вываливаются наружу. Теперь полу-рык, полу-мяуканье было полно боли и того ужаса, с которым молодое создание осознает, что скоро умрет.

Я не видел последних конвульсий мантикоры, холодеющими руками вытаскивая зелья из-за пазухи, срывая крышки и вливая в себя все живительные растворы и антидоты, надеясь если не нейтрализовать яд, то хотя бы продержаться до дома Зекоры. Но, видимо противоядия против такого сильного яда зебра не изготовила, потому что жжение нарастало, лишая сил. Перед глазами все плыло — видимо яд из жала просто разъедал глаза, а на рану в многострадальной груди уже можно было не обращать внимания. Последнее, что я увидел, или мне показалось, что я увидел, была нога, заканчивающаяся копытом.

7.5 Выбор и решение

Выбор никто не отменял.

Рядом с бьющейся в агонии мантикорой и лежащим человеком появилось создание, словно собранное из тел нескольких животных. Одобрительно кивнув своим мыслям Дискорд, а это был он, наклонился над телом Дэса и прислушался к чему-то.

— Да, после всех зелий, что он в себя влил, у него есть время. Подойдет, безусловно.

Так как не было зрителей, могущих оценить его обычные кривляния, одно из воплощений Хаоса решило не тратить на них время.

— Ах, да, ингредиент.. С этими словами он подошел к мантикоре и быстро добил существо косой, которую забрал у теля человека. Действуя косой как необычным скальпелем Дискорд ловко вырезал часть кожи с крыла хищницы и, молодецки хекнув, отрубил жало с хвоста. После чего аккуратно завернул оба трофея в псевдокожу, которую достал из воздуха, подошел к человека и щелкнул пальцами. В ту же секунду два необычных пришельца пропали в магической вспышке, а тело мантикоры вспыхнуло кровавым пламенем, пожравшим труп за считанные секунды.


Зекора лежала на полу дома, стараясь успокоить себя медитативными упражнениями на дыхание. Ей было физически больно от наступившей охоты — успокаивая тело зельями она в какой-то момент просто забыла, какого это. А тело решило отыграться за те несколько лет целибата, в котором держала себя алхимик, находясь далеко от дома и потому она ждала своего ученика, глядя на дверь. Как оказалось, проще было не двигаться и лежать, прижавшись к полу, так она сохраняла контроль над собой и почти не ощущала дискомфорта. Судя по всему, человек должен уже был вернуться, но Лес это место, которое само диктует условия. Попытавшись отвлечься от тревоги за своего нежданного ученика, она пыталась подумать о чем-то ином, но из памяти упорно не шел этот человек. Необычное создание, мыслящее иначе, он был ей ближе, чем мирные пони. От нее точно так же шарахались жители городка.

— Интересно, что это за мир, откуда он пришел, и что с ним произошло? Пробормотала Зекора, слушая краем уха, как лопаются пузырьки в неготовом зелье. За его сохранность можно не беспокоиться — в подобном состоянии оно могло продержаться неделю, если продолжать поддерживать под котлом огонь. Посмотрев на пламя под котлом, она прикрыла глаза.

На ум вновь шел человек. Он станет отличным охотником, если не больше — способность людей обучаться всему новому не могла не радовать Зекору, когда она наблюдала за экспериментами юного алхимика или за тем, как он танцует в свете луны с косой наперевес. Да, она не раз следовала за ним на открытую поляну, где он начинал какой-то танец с косой, наслаждаясь каждым своим движением. Сама зебра наслаждалась видом человека, его плавными движениями, в которых сочеталась плавность змей ее родины и силой, с которой он наносил удары воображаемому противнику. Он напоминал минотавра, не только тем, что стоял на двух ногах, как раз внешняя схожесть на этом и заканчивалась. Она встречала существ этого народа — гордые воины, привыкшие сражаться со всеми, кто бросит им вызов. Что-то было от сфинксов и их любви к знаниям, когда он зарывался в книги, помечая что-то в своем блокноте. Зекора однажды не удержалась и заглянула в блокнот, испещренный незнакомыми знаками его языка и привычными буквами Эквестрии. Человек заносил туда некоторые рецепты, свои мысли или песни, которые он разучивал у пони. Впрочем, в отличии от тех же сфинксов было то, о чем он не хотел знать или не мог понять, видимо это и спасало людей от того, что бы превратиться в холодных созданий абсолютной логики.

Вот что точно не было ему присуще, так это постоянная логика и серьезность. Он мог быть серьезным и сосредоточенным, но предпочитал шутить с ней или насвистывать какие-то веселые мотивы, постоянно создавая какие-то неприятности. Иногда зебре казалось, что он наслаждается каждым днем покоя, проведенном в этом мире. Когда ей передали, что ее последний ученик умер, она не представляла, что это так ее заденет. Затем она услышала голос, зовущий ее в замок двух Сестер, в ту ночь она долго не могла уснуть, после чего отправилась на руины, не понимая, почему ей так радостно на душе. Когда она увидела его в окружении аликорнов, Зекоре потребовалась выдержка, что бы сразу не выпрыгнуть из своего убежища в кустах.

Что ж, она не удивилась, когда узнала о том, что ученица Селестии и ее младшая сестра нашли себе "особенного пони", пусть это было не совсем точно. Их всех что-то объединяло, какая-то ниточка, которую она не ощущала среди всех пони, с кем общалась.

В один из дней, когда она отправлялась на рынок для продажи трофеев, Зекора вернулась домой немного раньше, чем обычно. Вместо того, что бы зайти в дом, она зачем то подошла к окну пристройки, хотя и понимала, что это, мягко говоря, неприлично. Понаблюдав с минуту за ученицей Селестии и своим собственным учеником, она отошла подальше, снисходительно фыркнув себе под нос что-то вроде "молодежь". Когда наконец молодой аликорн покинула дом, на ее мордочке можно было прочитать не удовольствие, как сперва подумала зебра, а нечто большее. Зекора долго не сознавалась сама себе, что хотела бы очутиться на месте молодой кобылки, но после того как поняла, чего ей хочется, старалась прятать эту мысль как можно дальше.

— А теперь еще и эта охота. Пробормотала Зекора, стараясь отогнать образы, создаваемые ее воображением.

Громкий хлопок с которым появился Дискорд со своей ношей заставил ее подпрыгнуть на месте. Щелкнув пальцами дух Хаоса временно приглушил эффект охоты у зебры и аккуратно положил Деса на пол.

— Молчи, у нас нет времени. Твой ученик на обратном пути с кладбища столкнулся с молодой мантикорой. Он жив. Предупредило ее вопрос воплощение Хаоса. — Он влил в себя все лечебные зелья и противоядия, так как умудрился проглотить яд мантикоры. Раны ты и сама видишь. Должен тебя огорчить, он может и не умрет, раз яд не попал в кровь через рану, но сейчас эта отрава постепенно парализует его тело, а из-за ран он умрет от потери крови.

— Ну так исцели его! Взмолилась Зекора, рванувшись было к шкафу для того, что бы достать ингредиенты для зелий. Взлетев в воздух, она остановилась перед Дискордом, который серьезно смотрел ей в глаза.

— Ты не успеешь сделать зелье, а я и так помог больше, чем следует. Впрочем, ты можешь решить обе проблемы.

С этими словами он аккуратно поставил зебру на пол с помощью телекинеза и достал два свертка, которые поставил перед ней. Развернув один, он продемонстрировал длинное синее маховое перо пегаса. Во втором лежала кожа с крыла мантикоры и ее жало.

— Вот теперь у меня для тебя есть хорошая новость. Ты можешь бросить в котел перо пегаса и сварить себе наконец настойку. Или же, можешь сварить целебное зелье "Двойного тела". Я знаю, Зекора, ты умеешь его делать.

Севшая на пятую точку зебра с удивлением смотрела на Дискорда, постепенно краснея, что было нетипично для нее.

Зелье "Двойного тела", или, как его еще называли, "секрет вождей", было создано несколько веков назад одним алхмиком ее народа. Этот отвар, изготовляемый на основе почти готовой настойки для кобылок, включал в себя часть крыла летающего, но не пернатого создания и яда, которым был поражен больной жеребец. На родине зебры использовали кожу с крыльев огромных летучих мышей, где она ценилась на вес золота. Суть зелья заключалась в том, что оно затягивало раны и нейтрализовало яд. Пикантная проблема с использованием этого зелья заключалась в том, что зелье оказывало эффект сильного афродозиака, выводя таким образом токсины из тела, хотя при этом они и были уже совершенно безопасны. Из-за этого зелье подходило только жеребцам, да и использоваться могло лишь в спокойной обстановке. Вторая пикантная особенность зелья была в том, что без партнерши действие зелья как противоядия просто не доходило до конца. А "секретом вождей" оно называлось лишь из-за стоимости ингредиентов.

Все это промелькнуло в голове у Зекоры, когда она сердито посмотрела на Дискорда.

— Откуда ты знаешь об этом отваре?

Приподняв бровь, он постучал по голове алхимика лапой.

— Я все-таки Дискорд, дух Хаоса, мне положено знать многое, что творится в этом мире. И пока ты задаешь глупые вопросы, его время истекает.

Опустив мордочку вниз, зебра быстро перебирала все варианты, после чего тихо попросила.

— Уйди.

— Да, разумеется. Все так же серьезно кивнул Дискорд, положил рядом с ней пару стеблей трав, которые могли отсутствовать в ее запасах. После чего развернулся и исчез с громким хлопком.

Не глядя на Деса, Зекора закинула кожу с жалом в котел, после чего кинула туда же растения, оставленные Дискордом. Зелье посветлело, став светло-красным вместо кроваво-алого. Ингредиенты даже не надо было измельчать или перемешивать — они мгновенно растворились в отваре. Через несколько секунд зелье начало бурлить и испаряться, как будто его варили над вулканом. В результате такой бурной реакции на дне котла осталась небольшая порция на пару глотков. Аккуратно наклонив котел, Зекора макнула туда кисточку и провела прямую линию по лицу человека от лба до подбородка, после чего проделала ту же манипуляцию с собой. Вздохнув, она попросила прощения у аликорнов и Дэса, после чего взяла зелье в рот и, склонившись над учеником, с наслаждением поцеловала парня, делясь зельем и проглатывая какую-то часть сама...

Подглава 7.5 Выбор и решение (18+)

Проглотив сладкий отвар, Зекора медленно раздела ученика, стараясь скрыть нервозность и нетерпение за бурчанием на тему неудобной одежды. Раны человека затягивались на глазах с тем неприятным хрустом, с которым ткани тела восстанавливаются под действием мощной магии. Немного помедлив перед тем, как стянуть белье, она фыркнула — ей ли, взрослой кобылке, стесняться жеребцов? Сняв белье, она перебралась на грудь человека, не боясь, что может как то навредить ему — пока что зелье выполняло первую часть своей работы, все ссадины и рана на груди затягивалась. Нетерпеливо поерзав крупом, зебра поймала себя на этом жесте и улыбнулась, наклонившись к лицу человека, когда зелье вытянуло из организма яд мантикоры. "А вот теперь придется постараться мне." Подумала она, встретившись с Дэсом взглядом. "Вот смеху то будет, если я ему не интересна с этой точки зрения."

— Где я? Зекора? Я...

Положив копытце на его губы, зебра прижалась к человеку, тихо прошептав.

— Дэс, прости.. Не знаю, что ты подумаешь потом, но сейчас так надо. После чего осторожно коснулась его рта своими губами, не зная, какая последует на это реакция. Едва улыбнувшись, парень слегка приподнял голову, ответив на поцелуй и заставив сердце Зекоры сжаться от чего-то такого знакомого, будто воспоминания из юности. Правда, в тот раз ее не начали гладить ловкие пальцы человека, касаясь чувствительного места за ухом и поглаживая гриву. Внезапно дотронувшись до украшений в ушах, он ловко расстегнул их и отложил сторону, как и кольца с ее шеи. После чего парень перекатился со спины, поменявшись с зеброй местами и так же аккуратно снял браслеты с ног, касаясь губами шерстки. Оказавшись без всех украшений, Зекора улыбнулась и толкнула его в грудь, вновь устраиваясь на человеке и начав медленно двигаться вперед-назад, касаясь губками достоинства жеребца, как она начала называть Дэса про себя. Увы, охота не позволила полностью насладиться этой игрой, заставив ее застонать от желания и резко нанизаться на ствол, после чего начала двигаться уже вверх-вниз, опираясь передними копытцами на живот человека.

— Да... Наконец... Произнесла она, чувствуя, как постепенно начинает терять над собой контроль. Видимо, зелье начало действовать и на Дэса, так как он схватил ее за бедра и начал с силой насаживать кобылка на свой член, заставив ее взвизгнуть от позабытого удовольствия. Природа и охота брали свое, заставляя Зекору сжимать мышцы влагалища и двигаться все быстрей и быстрей.

— Не сдерживайся, давай. Едва смогла выдохнуть она, с силой насаживаясь на человека и упав на грудь от раннего оргазма. Уже на грани наслаждения она почувствовала тепло внутри себя и счастливо улыбнулась, купаясь в давно позабытых ощущениях близости.

— Ну вот уж нет, "учительница". Услышала кобылка, одновременно с этим ощущая, как губы человека касаются ее ушка, после чего его зубы начинают нежно покусывать правое ухо, заставляя ее невольно дернуться от приятных ощущений. — Так просто я симпатичных кобыл не отпускаю.

— Постой, Дэс. Попыталась собраться с мыслями алхимик, усилием воли заставляя себя подняться с груди человека и выпустить его. — Я напоила тебя зельем, которое имело подобный побочный эффект, что бы исцелить тебя после встречи с мантикорой. Ты вовсе не обязан..

Нахмурившись, он аккуратно обнял ее за шею и притянул ее мордочку к своему лицу, внутренне жалея, что ее грива сейчас собрана в ирокез, за который притянуть ее к себе было бы не так удобно.

— Я вовсе не обязан что?..

Судя по лицу Дэса, он сейчас был в шаге от того, что бы разочароваться в своей наставнице. И нечто иное было в глубине его глаз, что заставило Зекору помотать головой и поцеловать человека, так неожиданно оказавшегося слишком нужным для нее. А после поцелуя — застонать от удовольствия, когда рука человека, обнимавшая за шею, скользнула к хвосту и погрузилась во влажную пещерку, заставив ее сжаться от удовольствия и вновь впиться губами в своего жеребца. На секунду отвлекшись от поцелуя, Зекора поняла, что на самом деле считает человека своим жеребцом, но ловкие и аккуратные пальцы ученика внутри нее не дали кобылке больше времени на размышления. Привстав, она наслаждалась ласками, закрыв глаза и не видя, как Дэс наблюдает за ней, с каким энтузиазмом она отдавалась необычным ощущениям от пальцев в ее киске. В какой-то момент кобылка отстранилась вперед, слезая с пальцев, и с хитрым видом довольно ловко развернулась над лежащим человеком, вновь опустившись на него и взяв член в рот. Втянув воздух сквозь сжатые зубы от приятных ощущений, парень начал гладить внешние губки Зекоры, которые слегка раздвинулись, обнажая нежную пещерку.

"Ну уж нет, так просто я тебя не отпущу." Дэс улыбнулся своим мыслям, стараясь сдерживаться как можно дольше, после чего схватил свою кобылку за круп и прильнул к так гостеприимно выпяченному заду, проникая во влагалище языком и нащупывая им тот бугорок, который не раз заставлял одну принцессу беспомощно сучить передними ножками от удовольствия. Судя по тому, что Зекора начала более активно двигать головой и языком, ей это так же нравилось. Продолжая держать круп зебры одной рукой, пальцами другой руки он начал ласкать клитор партнерши, периодически проникая ими внутрь и заставляя Зекору прямо-таки неприлично мычать с членом во рту, не выпуская его из сладкого плена. Оба не смогли продержаться дольше нескольких минут и Зекора первая ощутила трепет его тела и горячую жидкость, хлынувшую ей в горло, заставив зебру судорожно сглотнуть и продолжить ласкать Дэса, выдаивая последние капли и чувствуя, как он продолжает ублажать ее языком. Через несколько секунд уже кобылка задрожала от ощущений и упала на человека, тяжело дыша.

Придя наконец в себя, Дэс довольно улыбнулся и нежно провел языком по щелочке кобылы, заставив ту прямо-таки мурлыкнуть и махнуть хвостом. Пролежав так некоторое время, парень осторожно поднялся сам и, взяв Зекору на руки, отправился в спальню. Зайдя внутрь, он аккуратно положил ее на кровать и лег рядом, наблюдая за тем, как зебра находится где-то в нирване. Сам же он не чувствовал усталости, видимо, действовало то зелье, о котором упомянула его.. учительница? Она, конечно, осталась его наставником, но теперь он понимал, что за все время учебы они оказались связаны, причем так незаметно, что могли долго еще не признаваться друг другу и сами себе.

В этот момент его мысли прервала Зекоры, раскрыв глаза, в которых было столько удовольствия, что Дэс невольно улыбнулся и провел рукой по ее гриве, попытавшись растрепать ирокез, чем вызвал смех. Поцеловав парня, она встала с постели и вышла из комнаты. Буквально через несколько минут дверь его комнаты открылась, но на пороге никого не было.

— Закрой глаза. Потребовала Зекора, находясь за дверью. Пожав плечами, он послушно выполнил просьбу и вслушался в тихие шаги зебры. Вот скрипнула кровать и парень ощутил, что его "пони" встала над ним.

— Можешь открывать. Смущенно произнесла она, расположившись на его груди. Взглянув на Зекору, человек присвистнул от удивления — он знал, что с распущенными волосами она бы выглядела красиво, но черт возьми, он и не предполагал, что это будет НАСТОЛЬКО притягательно. Проведя по гриве рукой, парень продолжил движение руки, начав гладить спину и бока зебры, опускаясь к бедру. Дойдя до метки, Дэс пару раз погладил мягкую шерстку, вызвав вздох удовольствия.

— Дэс, хватит дразнить меня...

— А что я должен делать? Невинно поинтересовался тот, продолжив плавно гладить ее бедро и периодически проводя рукой по хвосту, нетерпеливо метавшемуся из стороны в сторону. Вздохнув и закатив глаза, Зекора наклонилась к самому уху своего жеребца и нежно прошептала:

— Я хочу, что бы ты взял меня прямо сейча-а-а-ах... Последние слова она простонала, вновь ощутив пальцы человека в истекающем соками влагалище. На этот раз Дэс лишь немного поласкал зебру, после чего она слезла с него и повернулась спиной, изогнувшись и оттопырив круп со сдвинутым набок хвостом.

— Ну же! Нетерпеливо произнесла Зекора, повернув голову назад.

Пристроившись сзади, он медленно вошел в нее, заставив кобылку податься назад и остановиться на пару мгновений. После чего он ухватился одной рукой за хвост, отодвинув его в сторону, другую положил на бедра и начал с силой двигаться вперед, буквально вколачивая член в стонущую от наслаждения Зекору. С каждым движением парень с силой входил в нее, заставляя зебру непроизвольно подаваться вперед от толчков и закусить простынь, что бы не кричать в полный голос. Пот тонкими ручьями стекал с обоих на простынь, смешиваясь с соками кобылы, так же текущих по ее задним ножкам. Сама она старательно двигалась в такт с партнером, временами подстегивая своего жеребца негромкими вскриками сквозь сжатые зубы и ощущая, как он держит ее уже обеими руками, не давая ей упасть от мощных толчков.

Ощущая нарастающее напряжение, Дэс ускорился, вцепившись в бедра Зекоры и вгоняя себя до упора. Выпустив простынь, зебра разжала зубы и протяжно закричала, по ее телу прошла судорога от сильного оргазма, а мышцы влагалища сжались вокруг члена, не выпуская его. Это было последней каплей и человек сделал последний толчок вперед, стараясь войти как можно глубже и изливая семя в дрожащую от оргазма партнершу.

Оба медленно завалились набок, не видя ничего перед собой и наслаждаясь ощущениями. Когда Зекора вновь могла соображать, она приподнялась, выпуская человека из себя, после чего повернулась на другой бок, встретившись с ним взглядом.

— Я думала, ты уснул. Сонно произнесла она, придвигаясь к Десу и ощущая, как он нащупывает одеяло и укрывает их обоих. Глаза зебры закрывались от приятной усталости и она решила не бороться с собой. Последнее, что она ощутила перед сном — нежный поцелуй в лоб и руки человека, прижимающие ее к себе.

7.5 Выбор и решение (продолжение)

Открыв глаза от бьющего в них солнца, я невольно помянул Селестию за осеннее светило, по яркости своей не уступающее летнему. Причем в полном тексте упоминания затрагивались такие темы, как некоторые части тела дневного диарха и необычные позы, которые она могла бы попробовать с жеребцом, если бы таковой у нее был на этот момент.

Посмотрев на спящую Зекоры, я припомнил подробности вчерашнего дня и ощутил некоторый дискомфорт, но не от того, что случилось между нами, а скорее от того, как именно произошло взаимное признание. Мало кто может похвастаться тем, что после боя с мантикорой очнулся голым под кобылкой. "Неудачники." Шутливо позлорадствовал я над неизвестными жеребцами, не побывавшими в подобной ситуации.

Впрочем, мое внимание тут же переключилось на свою наставницу, которая в этот момент сладко потянулась с закрытыми глазами. Поняв, где она находится, Зекора быстро открыла глаза, встретившись со мной взглядом. Я редко видел, что бы в одном взгляде содержался такой богатый калейдоскоп эмоций, но я и не думал их все расшифровывать, а просто поцеловал ее в губы и нежно провел рукой по лбу. И тотчас обругал себя за то, что забыл о том, чем это закончилось после первых ночей с Луной и Твайлайт. Впрочем, сейчас поток магии, пронзившие наши сущности, был не такой бурный, но я вновь почувствовал себя выжатым как лимон и без сил откинулся на подушку, вслушиваясь в ощущения.

Было такое чувство, словно я нахожусь под водой и тихое течение нежно окружает тело, даря покой, когда ты позволяешь ему идти сквозь себя...

Сквозь? От неожиданности я вдохнул, не замечая, что до этого момента вообще не дышал.

— Зекора, что это? С возрастающей паникой спросил я, чувствуя этот поток, пронзающий все вокруг. С понимающей улыбкой зебра подошла ко мне и положила копытце на грудь, отрезая от необычных ощущений и заставляя вновь лечь на кровать.

— Значит вы правда обменялись частицами себя... Задумчиво произнесла она, внимательно глядя на меня, после чего улыбнулась и легла рядом, прижимаясь теплым боком.

— Не двигайся и слушай.

— Не уверен, что вообще хочу двигаться. Содрогнулся я, представив себе ощущения того, как что-то идет сквозь тебя, после чего получил тычок вбок и замолчал, повернувшись на бок и обняв Зекору одной рукой.

— Медитация, ты ведь знаешь что это такое?

Нетерпеливо кивнув, я нервно забарабанил пальцами рук, ожидая продолжения.

— Не знаю, почему, но ты сейчас ощущаешь то же, что и любой ученик зебр, впервые ощутивший магию мира.

— Воу, воу, воу, стоп! Мгновенно отреагировал я, предпочитая не двигаться, что бы лишний раз не чувствовать этот самый поток магии. — Ты хочешь сказать, что я вроде как стал магом? Ведь если от Твайлайт я взял чувство магии, а теперь могу ощущать ее, значит могу и колдовать?

Задумчиво почесав затылок, Зекора осмотрела меня с ног до головы.

— Не знаю. Видишь ли, ты не из нашего мира, и я не знаю, как твое тело отреагирует на все эти фокусы, что уже произошли с тобой. Опиши свои ощущения. Если все прошло как надо, сейчас ты должен чувствовать, как магия заполняет твой... Она помахала копытом в воздухе, пытаясь найти определение. — Резерв.

— Эм... Вовсе нет.. Стоп. Я пораженно уставился на нее, не заметив, как дрогнула моя рука, обнимавшая зебру. — Я чувствую какую-то область в себе. Там... Это словно...

— Сосуд. Подсказала Зекора, не делая попыток встать. — Именно оттуда единороги и пегасы черпают силу для магии и полета. Когда она заканчивается, они ощущают усталость, вызванную магическим, а не физическим истощением. Потому то уставшие от полета пегасы могут продолжать какое-то время бежать по земле, но тут уже стоит вспомнить, что махать крыльями тоже не легкое занятие.

— Откуда ты вообще знаешь столько про пони? Удивленно глянув на зебру, я получил хитрую улыбку, которая не раз проскальзывала на ее лице, когда она рассказывала мне очередной урок.

— Я долгое время изучала жителей этого мира. А теперь, слушай дальше. Сейчас ты неподвижен и магия вливается в тебя, хотя твой резерв должен скоро восстановиться — ведь ты не тратишь энергию на магию и..

Я отрицательно покачал головой.

— Зекора, все не так. Когда я двигаюсь, я чувствую магию, идущую сквозь меня. Но она не наполняет меня. Мой резерв составляет около... Я задумался, пытаясь выразить это словами, после чего представил себе его, как шарик с водой. Как это ни странно, получилось. — Около сорока процентов...

Внезапно кое-что заставило меня побледнеть, когда я вслушался в свои ощущения.

— ...и он постепенно уменьшается... Упавшим голосом закончил я, перевернувшись на спину и посмотрев в потолок.

— Но... Если ты не накапливаешь магию и она постепенно уменьшается, то ты должен был умереть еще через пару месяцев после появления.

Встав с кровати Зекора начала нервно ходить по комнате, рассеянно помахивая хвостом и решая какую-то задачу. Через несколько секунд, она подняла голову и мы встретились с ней взглядом, одновременно произнеся то, что пришло нам на ум.

— Темная магия.

В комнате стало тихо. Я вновь откинулся на подушки и смотре в потолок.

Значит темная магия, щедро вливаемая в мое тело аликорнами, позволяла мне жить. Что же такого ужасного случилось со мной там, на Земле? И что я должен делать теперь? Как я мог подсчитать, моих запасов магии хватит на месяц, может больше, если я не буду использовать косу. Да, теперь я понимал, почему Воздаяние мне ответило — активируя его, я постепенно вливал в оружие свою магию, позволяя оружию являть себя. Но это значило, что теперь мне придется просить аликорнов о "подзарядке".

— Чувствую, жизнь в Эквестрии еще преподнесет мне сюрпризы... Последнюю фразу я произнес вслух, заставив Зекору забраться на кровать и ободряюще ткнуть меня мордочкой в щеку.

— Дэс, все не так плохо.

Посмотрев на непривычно обеспокоенную зебру, я улыбнулся и поцеловал ее в губы, прижав к себе. Расслабившись в моих объятьях, она тихо фыркнула и потянулась ко мне.

— Между прочим, неделя охоты только начинается... Смущенно произнесла она, невольно вызывая у меня улыбку.

7.6 Учимся дальше?

А не долбанет?

Да не должно... Кто сказал?!

Всю следующую неделю мы заперлись в доме Зекоры. И нет, не только из-за охоты, которую теперь мы снимали более традиционными способами. Как оказалось, я кое-что еще позаимствовал у своей кобылки. Это обнаружилось на следующий день, когда я решил сварить простенько зелье и начал размешивать ингредиенты. Едва я бросал взгляд на травы, я начинал "вспоминать", какие эффекты вызывал тот или иной ингредиент. Это было очень необычно и чертовски здорово, когда я мог точно сказать, что будет, если смешивать те или иные растения или порошки.

— Охренеть! Заорал я, в некотором шоке глядя на травы, словно увидел их в первый раз. Вбежавшая в дом на мой крик Зекора выслушала мои сбивчивые объяснения и понимающе покивала головой, объяснив мне, что так как эти проявления ее души появились у меня за одно мгновение, то первое время все будет казаться мне слишком насыщенным. А после своего объяснения она задумчиво осмотрела меня с ног до головы и отправилась на улицу. Я не придал этому никакого значения, так как был занят тем, что осматривал все запасы алхимика, удивляясь тому, сколько магии могут скрывать в себе обычные вещи...


— Теперь я смогу научить тебя особым зельям. Заявила Зекора на следующий день, положи передо мной большой фолиант, обернутый псевдокожей. Недоуменно посмотрев на книгу, я вернулся к еде, ожидая продолжения. Несколько обескураженная тем, что я не разделяю ее энтузиазма (а я понятия не имел, о каких зельях она говорит), она уточнила.

— Это зелья, в процессе создания которых алхимик использует свою магию. Подобные отвары могут варить лишь немногие алхимики, но, раз теперь ты можешь ощущать магию как нечто осязаемое... "О да, главное всегда держать себя закрытым от нее, а то ощущения, словно ты — решето, сквозь которое течет река" ...значит ты можешь преуспеть в создании боевых зелий и порошков.

На слове "боевых" я невольно оторвался от еды и внимательно посмотрел на фолиант.

— Жеребцы... Пробормотала моя зебра, убирая фолиант на стул и садясь на другой.

— Дэс, должен запомнить, что твое умение ощущать возможные магические эффекты все еще достаточно слабое. В будущем тебе придется больше практиковаться с зельями, что бы создавать по-настоящему стоящие отвары. Впрочем, если ты уже знаешь эффект той же "ядовитой шутки", ты точно знаешь, как именно надо ее приготовить, что бы извлечь нужный эффект.

— Да. Кивнул я. Память услужливо напомнила порядок приготовления отвара из этих цветов. Теперь все вспоминалось как то более четко и мог быть уверен, что не перепутаю последовательность приготовления зелья.

— Как варить пегасий лотос? Быстро спросила Зекора, отрывая меня от моих мыслей.

— А... Э... Эм... Я понятия не имею. Я удивленно посмотрел на зебру, чуть не забыв про завтрак. — Мало того, что я не знаю состав отвара, так я впервые слышу про это зелье!

— Жалко, я думала магия этого мира позволит тебе варить вообще все зелья.

Подавившись чаем от смеха, я подождал, пока Зекора хлопнет меня по спине копытом и прокашлялся.

— Ты прям как я, когда только прибыл сюда. Это я тогда подумал, что можно сразу взять и решить все проблемы с ее помощью.

— Ну мало ли. Весело фыркнула она, повернувшись к котлу и начав расфасовывать травы. Проследив, какие ингредиенты она выбрала, я заметил, что все травы, которые она выбрала, быи словно окутаны черной дымкой. Моргнув, я посмотрев на них вновь.

— Зекора, я бы не советовал пить зелье из ЭТОГО набора трав.

— Значит, ты тоже заметил. Кивнула зебра, начав толочь в небольшой чашке могильную траву и костяной мох.

— Заметил что?

— Заметил то, что, оказывается, эти травы содержат в себе эффект темной магии. Я так понимаю, это часть твоей души позволяет мне раскрыть новый эффект.

— Тогда почему ты не взяла "красное око" и "крыло василиска"? Я указал на две связки трав, висящих под потолком и прямо-таки источающих темный дымок. Удивленно посмотревшая на меня кобылка молча подтолкнула меня из-за стола к котлу и вручила пестик со ступкой, наблюдая за тем, что я выберу. Время от времени она кивала головой, иногда удивленно глядя на некоторые травы. В это же время я старательно измельчал все травы, а полученные порошки и кашицы отправлял в котел, цвет содержимого которого менялся с каждой добавленной порцией нового ингридиента. Через час молчаливой работы я разлил содержимое котла на десять порций — большая часть отвара вновь неведомым образом выкипела в никуда. Отсалютовав наставнице пузатым пузырьком с черной жидкостью и медленно выпил остро пахнущий раствор. Вот тут меня ожидало очередное потрясение — я вновь почувствовал себя так, будто на меня направили луч темной энергии. Судя по взгляду Зекоры, она почувствовала эффект зелья, даже не понюхав его.

— Оп-па... Растерянно выдавил я, роняя пустой бутылек. — Мой резерв полон как никогда. Ну, точнее как никогда, когда я мог его ощущать. Что? Я спросил у зебры, неотрывно смотрящей на меня.

— Твои глаза...

— А, ну да. Побочный эффект насыщенности. Все нормально. Поспешил я успокоить алхимика и теперь рассеянно разливал зелье на более мелкие порции. Покачав головой, Зекора улыбнулась.

— Мне кажется, ты не знаешь такого понятия, как "нормально"!


Через несколько дней, когда жительницы этой части Эквестрии пришли в себя, а магазины вновь открылись, я отправился в Понивилль для продажи отваров моего приготовления и некоторых трофеев — зимой вряд ли получится найти нечто стоящее, а значит стоило запасаться припасами и деньгами. Здороваясь с попадающимися на пути пони я довез небольшую тележку до нашего ларька и начал неторопливо размещать товар на прилавке, что-то откладывая в сторону для отдельных покупателей, что-то оттаскивая вглубь ларька для подарков некоторым знакомым. Спешить было некуда — ранним утром в этом городке можно было увидеть лишь Эпплов или Меткоискателей. Потому, разложив товар в нужном порядке я развалился на широком деревянном стуле, в очередной раз поблагодарив Бик Мака за подобный подарок, который он сделал для меня. Будучи побольше пони я всегда ощущал некоторый дискомфорт на их маленьких стульях, потому был весьма рад получению этого гибрида кресла и стула. Уже закрыв глаза и решив немного поспать, я был разбужен звуковым ударом, сравнимым по мощности с рыком мантикоры. Хотя куда там одной хищнице против трех жеребят...

— Дэс!

— Привет!

— Подъем!

Подняв вверх руки я открыл глаза и встретился взглядом с неразлучной троицей террористов.

— Уважаемые жеребята... Произнес я и потряс головой, пытаясь избавиться от множества непрестанно звенящих колокольчиков. Не помогло. -... ну вот скажите мне, почему нельзя разговаривать чу-у-уть-чуть потише и по очереди?

— Потому что кое-кто не пришел на собрание Меткоискателей! И не стал почетным членом нашей организации! Возмущенно завопили все три жеребенка, грозясь оставить меня без слуха на ближайший год.

— Ладно, ладно, признаю! Я не мог прийти по поручению принцесс! "Надеюсь, Луна меня спасет, если что?" Но, в качестве извинения могу подарить вам что-нибудь не особо важное из своей лавки.

Вот тут я попал в точку, когда увидел, каким энтузиазмом полыхнули глаза сорванцов. Судя по всему, все мои грехи были прощены с запасом на пару лет, так как с радостным визгом все трое влетели внутрь, разглядывая товары уже со стороны продавца.

— Хм... А может ты нам сам посоветуешь что-нибудь? Вдруг подала голос Свити Белл, рассматривая мешочек с сердцами леса.

— Первая разумная мысль, поняши. Ухмыльнулся я, аккуратно снимая Эпплблум с вершины колонны из коробок. — Итак, зная вас, сорванцы, я могу предположить, что вы не успокоитесь, пока не найдете метки, ведь так?

— Ага! Скуталу разглядывала посох, прислоненный к стене, явно пытаясь определить, что в нем необычного, раз он оказался в моей лавке. Замолчав, я с интересом наблюдал за жеребенком, пытающимся сдвинуть Воздаяние хоть на миллиметр, но упрямое оружие и не думало поддаваться.

"Ну надо же, а я думал дело лишь в том, что оно тяжелое для остальных, но уронить косу, даже тяжелую, может каждый жеребенок, и уж тем более эти сорванцы."

Судя по всему, пегаска не собиралась сдаваться: уперевшись задними ногами в пол, она толкала древко нераскрытой косы, помогая себе крыльями. Мы с интересом наблюдали за этой бессмысленной борьбой, искренне жалея об отсутствии попкорна и камеры для запечатления этой эпичной битвы. Лишь когда надо тихое хихиканье переросло в громкий смех Скуталу решила сделать перерыв и повернулась к нам, тяжело дыша.

— Ладно, сдаюсь, в чем тут подвох. Она не приклеена к полу, мы точно видели, как ты занес ее в ларек и сразу вышел. Как сдвинуть ее с места.

Отхохотавшись, Свити Белл вытерла слезы, выступившие от смеха и ответила за меня.

— Никак. Я подслушала, как Рэрити говорила с Твайлайт про этот посох, она сперва думала, что Дэс где то повредил ногу. Это не палка для ходьхы а... Эмм... Как же ее назвала Твайлайт... Возврат... Нет, возмещение...

— Воздаяние Ночи. Поправил я единорожку, встав со стула и взяв посох. — Это... Скажем так, мое орудие труда. Может все таки вернемся к сувенирам?

— Да, давай! Ага! Наперебой загалдели жеребята, предусмотрительно снизив громкость галдежа.

— Итак, что же вам, маленьким хулиганам подарить. Произнес я, открывая небольшой шкафчик и копаясь в бутыльках. Три любопытные мордашки тотчас заняли свободное место рядом с ногами, рассматривая склянки.

— Разве зелья это круто? Разочарованно протянула пегаска, а то время как Эпплблум жадно читала наклейки.

— Ничего ты, Скуталу, не понимаешь! Дэс учился варить зелья у Зекоры, а она может сварить любое зелье!

— Почти любое. Поправил я земную пони, доставая три маленькие склянки. — Итак, меткоискатели, построились.

С потрясающей скоростью все трое переместили от шкафа в центр ларька, лишь только не отдавая честь как стража замка.

— Я слышал вас все еще донимают в школе некоторые личности, обойдемся без имен. Они очень уж гордятся своими метками, не так ли? Поинтересовался я, встряхнув первым бутыльком пронзительно синего цвета.

Судя по загоревшимся энтузиазмом глазам и синхронному тройному кивку, они уже поняли, что делает это зелье. — У меня тут завалялся отвар, который на целый день стирает метку пони, стоит лишь капнуть его на шерстку или напоить им кого-либо. В бутыльке шесть порций, то есть шесть дней одной пони без метки или же три дня для двух пони. Я, пожалуй, оставлю его рядом со стулом и выйду прогуляюсь. Надеюсь, никто его не возьмет, потому что я буду все отрицать, если у пары кобылок вдруг пропадут метки.

С каждым моим словом улыбки на лицах жеребят становились все шире, а на мордочках можно было прочитать как минимум три плана по реализации небольшой мести. Хмыкнув, я поставил бутылек у стула и достал второй, с белой жидкостью.

— Думаю это зелья я бы подарил Свити Белл, но она может его использовать как пожелает. Это зелье окрашивает шерстку в другой цвет на шесть часов, необходимо лишь вылить зелье на какой-либо цвет, затем выпить его. Шесть порций. Уточнил я, поставив второй пузырек к первому.

— И третий пузырек, думаю наша Эпплблум это оценит. Иногда контроль старших так надоедает, что хочется взять и исчезнуть. Увы, зелья невидимости у меня нет, но думаю отвар незначительности вам подойдет.

— Незначительности?

— Ну да, в течении десяти минут на вас никто не будет обращать внимания, но учтите, вам не избегнуть внимания никого из четырех аликорнов, Зекоры и меня, потому как принцессы существа огромной магической силы... "Пусть и весьма расточительно ее использующей."... Зекора обучала меня готовить это зелье, потому она сможет уследить за вами, так же как и я.

И еще кое-что. Я искренне надеюсь, что эти зелья не будут использоваться для чего-то, что можно будет назвать преступлением. Последние слова я произнес со всей серьезностью, глядя на меткоискателей. Кивнув, они проследили взглядом за третьим бутыльком, поставленным рядом с остальными.

— И я вот что думаю... Произнес я веселым тоном, отворачиваясь к шкафу и слыша тихий звон, с которым жеребята прятали зелья в седельную сумку Свити Белл. — Эти зелья стоило бы использовать в одной шутке, для большего эффекта, какая жалость, что я лично не могу принять в этом участия и вообще не имею никакого к этому отношения. Повернувшись к поняшам, я ткнул кулаком в подставленные копытца и выпроводил довольных террористов на их следующий подвиг.

— Подзуживаем население Понивилля на беспорядки? Веселый голос Твайлайт заставил меня вздрогнуть от неожиданности — вот что значит мирный городок, будь я в лесу, подобная задумчивость могла бы плохо аукнуться, ведь я должен был почувствовать ее приближение.

— Я? Понятия не имею, о чем ты. И много ты услышала?

— Ммм, нет, лишь то, что какие-то зелья надо использовать вместе. Надеюсь ты не дал им ничего необычного?

— Как я могу? Попытался изобразить оскорбленную невинность, впуская Твайлайт в ларек и мимоходом поздоровавшись с проходящей Лирой.

— О-о-о, очень просто. Хитро улыбнулась пони, быстро оглядевшись по сторонам, после чего встала на задние ноги и быстро обняла меня. — Кстати, я тут хотела поговорить о...

— Нет. Стоп. Решительно оборвал я ее, скрестив ладони. — Мне нужно сообщить вам о том, что я поступил не очень красиво. Понимаешь, Зекора...

— ... стала вроде как частью табуна? Невинно поинтересовалась Твайлайт, отчего я упал на стул, вытаращив глаза и открыв рот. Вроде как всезнание не входило в число талантов аликорнов, потому я постарался принять более нейтральный вид, что стоило просто титанических усилий.

— Луна пару раз заглядывала в сны Зекоры, и... Ну, в общем мы понимали, что ты ей симпатичен, как и она тебе, кстати. А буквально пару дней назад она была в Понивилле и рассказала все, что произошло.

— За моей спиной?

— Дэс, послушай.. Твайлайт посмотрела мне в глаза, погладив копытцем по руке. — Если ты удивляешься тому, как мы иногда рассуждаем и тому, что у нас есть табуны, то у зебр с ухаживаниями намного сложней и запутанней и потому она решила... Я бы назвала это "сдаться" и выложить все как есть. Не беспокойся ты так, мы ведь понимаем, что ты не перестал любить нас.

Протянув руку, я погладил Твайлайт за ушком, поглядывая из-за прилавка на улицу, дабы не оказаться в неловком положении.

— В нашем мире это называется "кобель". Ну, не в моей стране, конечно.

Поняв, что я имею ввиду, аликорн хихикнула и посмотрела на прилавок.

— Тебе еще ко многому придется привыкнуть... Ух ты, зажигай-камень!..

Рассмеявшись, я достал горючий камень и протянул любопытной принцессе. Кое-что в этом мире оставалось неизменным.


После того, как все трофеи были проданы, а подарки постоянным клиентам розданы, я отправился в библиотеку Понивилля, где меня, по словам Твайлайт, ждал весь табун. Уже подходя к дереву, служившему городу библиотекой и домом принцессы, я наткнулся на земного пони, которого раньше никогда не видел в этом городе.

— Здравствуйте, мистер Дэс. Произнес высокий жеребец темно-зеленого окраса с черной гривой.

— Здравствуйте... Эмм... Я скосил глаза на бок собеседника, но он был прикрыт костюмом.

— Лйамс, просто Лйамс. Не удивляйтесь имени, родители были шутниками. Ухмыльнулся тот, протянув копыто, в которое я несильно ткнул кулаком, видимо, подобное приветствие с другими видами было распространено по всей Эквестрии. — Видите ли, я приехал из Лос Пегасуса, и мы заинтересованы в покупке сердец леса, которые вы начали поставлять в больницы Понивилля и спа салон, мы могли бы предложить более выгодные цены и условия закупок этих камней.

— Хм, я вполне мог бы это обсудить, если мне понравятся ваши условия. Произнес я, оперевшись на посох. — Напомните, где вы работаете?

Глаза пони лишь на один миг дрогнули, будто он пытался отвести взгляд, но он бодро продолжил.

— Я представляю союз больниц Лос Пегасуса и нам бы пригодились подобные камни для некоторых клиентов, чьи тела не справляются с ранами и болезнями.

— Ага, например половое бессилие. Нейтрально произнес я, разглядывая ногти на правой руке.

— Да.. Прости что? Нет, нам нужны сердца леса для...

— Состоятельных клиентов, которые посещают ваши бордели, но возраст уже дает о себе знать. Мрачно произнес я, вытянув руку с косой, чье лезвие открылось в опасной близости от шеи жеребца, который замер от ужаса.

— Знаете, я бы вам поверил, будь у вас более правдивый взгляд и тщательнее проработанная легенда. Правда и это не помогло бы. "Как никак, я бывший инквизитор, но тебе об этом не надо знать." Так вот, хочу вас дважды опечалить. Скорее даже трижды. Во-первых, если я увижу вас здесь завтра до восхода луны, я арестую вас, будучи Ночным Королевским Гвардом. Во-вторых, я извещу принцессу Луну о том, что ваши заведения начали очень уж сильно распространяться и влиять на горожан.

Судя по каплям пота, стекающим по шерсти Лйамса, он представлял себе, что сделает Луна, когда узнает об этом.

— И в-третьих, сообщите своим хозяевам, что приток сил, даваемый камнями вообще никои образом не застрагивает мужскую силу жеребцов. Я говорю это на полном серьезе, вы уже не первый, кто интересовался об этом. Правда тогда это были отдельный личности, а никак не представители теневого бизнеса. А теперь марш отсюда.

Убрав косу, я проследил взглядом за улепетывающим земным пони и толкнул дверь библиотеки.

Как я и предполагал, все три пони сидели в главное зале у окна, подслушивая наш диалог с помощью какого-то заклинания.

— Подслушивать нехорошо. Улыбнулся я, обнимая Луну, успевшую добежать до меня и теперь тискающую меня, словно плюшевого медвежонка. — Задушишь... Просипел я, получив свободу лишь после этих слов.

— Так, у нас для тебя целый ворох новостей, потому присаживайся, ужинай... Она посмотрела на часы, показывающие шесть часов вечера. — Ты сегодня поздно, обычно товар у тебя расходится в два счета.

— Не самый удачный для торговли день. Махнул я рукой, садясь за стол в центре зала и принимаясь за овощной суп. — А теперь выкладывай все, что скопилось. Улыбнулся я, понимая, что нам надо многое обсудить.

С важным видом Твайлайт пролевитировала небольшой свиток и передала его Луне, вызвав мой смешок по поводу ее любви к упорядочиванию даже в такой обстановке. Судя по кислому виду ночного диарха, она тоже не раз сталкивалась с этой привычкой лавандового аликорна уже будучи членом табуна. По крайней мере они сблизились, и теперь Луна тесно общалась с еще одной пони, не считая своей сестры.

— Так, что тут у нас... Бормотала в это время кобылка, разглядывая свиток. — Твайлайт, эти темы можно было сюда не вписывать! Покрасневшая пони сожгла верхнюю часть листа, предусмотрительно защитив оставшиеся пункты.

— Дай угадаю. Я оторвался от супа и посмотрел на волшебницу. — Это были пункты о нашем табуне, да, поняша?

Судя по тому, что молодая кобылка постаралась сделать вид, будто она тут вообще проездом, попал в точку. Зекора, все это время тихо сидевшая на стуле, фыркнула, сдерживая смех.

— Между прочим, хорошо, что ты оставался в лесу все неделю, мало ли что могло произойти. Подколола меня Луна, откладывая список в сторону и сев за стол. — В общем, добро пожаловать в табун, Зекора. Но наши встречи проходят как-то сумбурно, не находишь? Если я правильно помню, обычно кобылка приглашает жеребца на свидания, какое-то время дарит подарки.

— Слишком долго, наверно. Улыбнулся я, отставив в сторону тарелку и сделав заметку поблагодарить Спайка — в основном он готовил еду. — Но я рад, что вы не таите мм.. обиду за то, что произошло.

— Люди... Вздохнула принцесса ночи, приложив копыто ко лбу. — Я думаю, мы тебя переучим. С усмешкой подвела она итог теме, которая казалась мне самой проблемной.

— И спасибо за то, что выполнил мою просьбу.

— Просьбу, какую? Удивилась Твайлайт, с любопытством глядя на меня и Луну.

— Да, с Лйамсом. Луна попросила меня отвадить этих глупцов из Лос Пегасуса. Разумеется, Луне и Селестии прекрасно известно о существовании тех публичных домов и они ведут за ними скрытое наблюдение. Но до тех пор, пока гхм, работницы этого заведения работают там по своему желанию, принцессы смотрят на это сквозь паль... копыта. Мне всего-то нужно было припугнуть представителя и объяснить, почему именно им нет смысла брать эти камни. Причем, мне даже не надо было лгать.

— Спасибо. Кивнула Луна, вновь открывая немного помятый свиток и просматривая пункты. — Я бы не хотела наведываться в Лос Пегасус раньше времени и наводить там порядок, закрывая все эти заведения. Если уж некоторым пони так хочется продажной любви и есть глупые кобылы, предоставляющие им это — вперед, хотя я и считаю это неправильным.

Я задумчиво посмотрел в потолок, прикидывая, сколько же таких заведений существует в Эквестрии, если есть целые сети борделей, возглавляемых каким-то или какой-то пони.

— Их не так много. Спокойно ответила Луна, угадав ход моих мыслей. — И возникают они подальше от столицы, где, как ты помнишь, восседают две целомудренные правительницы.

Сдержав ехидный смешок, я задал вопрос:

— Неужели все это время Селестия тоже ни в кого не влюблялась?

Судя по тому, как опечаленно сестра дневного диарха склонила голову, я задел больную тему. Оглядевшись по сторонам и посмотрев на табун, Луна вздохнула, словно приняв какое-то решение.

— Давайте это останется между нами? Дождавшись, пока все кивнут, Луна отошла к небольшому диванчику и жестом позвала нас за собой. Когда все расположились на нем, причем я оказался в центре, по бокам сидели Зекора и Твайлайт, а Луна сидела на полу перед нами.

— Помнишь, ты упомянул, что не раз замечал холод в наших глазах? Когда-то давно Тия так же влюблялась в своих подданных, теряла голову, и не раз. Вот только... Рано или поздно, но они все уходили. Это очень трудно на самом деле — смотреть, как все, кого ты любишь, уходят в иной мир, кроме твоей бессмертной сестры. Поэты могут воспевать любовь до гроба, но переживать такое раз за разом? Конечно, все это держалось в тайне, да и время от времени у нее появлялись любовники-фавориты, куда без этого, но она уже давно боится влюбиться в кого-то по-настоящему, поддерживая образ диархов, которым это просто неинтересно. Полубогини. Скептически фыркнула Луна, не замечая того, что начала задумчиво ходить по залу, глядя на корешки книг и рассеянно водить по ним копытцем. — Глядя на то, как страдала сестра, я сама старалась держать себя в копытах, тем самым, наверно, отпугивая всех подданных и замыкая круг.

Остановившись, она повернулась к нам и вновь подошла к дивану.

— Давайте больше не будем говорить об этом? Мне не хочется напоминать себе о том, что скоро — по нашим меркам — свершится.

Я молча протянул руку вперед и погладил Луну, вызвав благодарную улыбку.

— Прости, что спросил. Давай вернемся к другим вопросам.

— Да, конечно. Встряхнулась аликорночка, пролевитировав свиток к себе. — Близится Ночь Кошмаров и я вновь приеду, дабы официально навестить своих подданных. Какие планы на этот счет?

— Ночь Кошмаров... Стоп, это ведь наш Хэллоуин? Отложим этот вопрос, его стоит обсудить поконкретней. Я в предвкушении потер руки, в голове зрел план, который обещал превратиться в грандиозную задумку.

— Л-ладно. Принцесса задумчиво почесала затылок и вернулась к списку. — На Ночь Кошмаров я приеду с первыми новобранцами в Ночную Стражу, уверена, они тебе подойдут.

— Разберемся. Махнул я рукой, обняв сидевших по бокам кобылок и царственно кивнул. — Излагайте дальше. За что получил по тычку в бока с обеих сторон.

— Хм, должна сообщить, что этой зимой вы все переезжаете в Кантерлот для обучения и исследований.

— Обучения? Втроем мы уставили на ночного диарха так, словно у нее отросла еще одна голова.

— Да. Обучения тебя, Дэс, магии, и решении проблемы подпитки тебя энергией. Зекора уже рассказала нам о том, что твой запас магии почему-то постоянно понижается. Это значит, что если ты останешься без подпитки, то это приведет к истощению и смерти.

— Стоп-стоп. Она ведь говорила вам о том, что я вроде как могу создать зелья, пополняющие баланс сил, потому это...

— Это не обсуждается, Дэс. Спокойно произнесла Луна, сворачивая свиток. — Судя по всему, ты теряешь магию, а значит и жизненную силу. Ты теряешь ее постоянно, что нарушает все законы магии, более того, она уменьшается при ранениях, а значит любая тяжелая рана представляет из себя двойную угрозу. Пока мы не решим, как исцелить тебя от этого недуга или приостановить его распространения, ты не можешь продолжать охоту. Да, мы можем напитать тебя магией или ты будешь пить свой эликсир время от времени, но будет лучше, если ты позволишь нам понять, что вообще происходит с тобой.

Понимая всю правоту ее слов, молча кивнул. И правда, сколько раз я, оказывается, мог умереть просто из-за того, что рядом не было никого из сильных магов, если бы я получил серьезную рану. Значит, стоило разобраться с причиной, а не пытаться бороться с симптомами.

— Хорошо.

— А зачем нужны мы? Поинтересовалась Зекора, неуверенно перебирая передними копытцами.

— Никто не отменял его обычные уроки, а так как он будет все время находиться в замке, намного проще будет взять туда вас обеих, если, конечно, никто не против.

Судя по виду зебры, она явно была не в восторге от перспективы жить в замке, но, бросив на меня быстрый взгляд, Зекора, как и Твайлайт, кивнула.

— Великолепно. Подвела итог Луна, бросив свиток в камин. — А теперь расскажи, что ты хотел обсудить на тему Ночи Кошмаров?

— О, вам понравится. Улыбнулся я с видом заговорщика. — Что если пригласить Селестию на этот праздник, приготовив ей небольшое представление?..

7.7 Новобранцы

Копать от меня и до следующего дуба.

До Ночи Кошмаров оставалось несколько дней, когда мы с Твайлайт ждали приезда Луны для подготовки к празднику. Погода была просто шикарная для осени — светило солнце, небольшие облака боязливо обходили Понивилль стороной, направляемые группой пегасов, а значит день обещал быть по-летнему теплым. Что ж, иногда природа этого мира преподносила прекрасные подарки, если не обращать внимания на то, что за большей частью природных процессов нужно было присматривать или же создавать их самим. Впрочем, дальше от центра королевства природа брала свое и я точно знал, что посещу некоторые регионы страны просто ради интереса.

— А вот и она. Твайлайт указала копытцем на едва видную в небе точку, поражая меня остротой своего зрения. На этот раз Луна решила явиться без той помпезности, с которой она заявилась во время прошлогоднего празднования Эквестрийского Хэллоуина. Когда темно-синяя карета начала опускаться и уже можно было различить фигуру аликорна, я приветственно помахал ей рукой, по привычке опираясь на посох.

— Добро пожаловать в Понивилль, моя принцесса! Несильно толкнув меня боком, Твайлайт с улыбкой тихо произнесла: — Я, между прочим, тоже твоя принцесса!

— Ну, если ты считаешь, что махать рукой это лучше, чем поцелуй, я, так и быть, буду махать тебе каждый день.

— Даже не думай. Краем рта произнесла Твайлайт, продолжая изображать картинку "улыбаемся и машем". Карета опустилась на землю и мы направились к ней, когда Луна сошла с нее и, глядя мне в глаза указала копытцем в сторону. Проследив, куда она показывает, я сперва не поверил своим глазам, и, тщательно протерев их, уставился на двух пони, стоящих рядом с каретой. Жеребец и кобылка серого цвета были облачены в темно-синюю броню необычного типа, но совсем не это отличало их от всех жителей Понивилля. Большие перепончатые крылья, который на данный момент были аккуратно сложены на боках, разительно отличали их от пегасов, придавая этим пони воинственный вид хищников.

— Охренеть... Выдохнул я, забыв обо всем и быстро подойдя к этим существам. Настороженно стоящие уши тоже отличались от аккуратных ушек пони своей формой и более "диким" видом. Зрачки глаз были вертикальные, что завершало образ гибрида пони и летучей мыши.

Впрочем, вид ночных хищников не помешал мне буквально прокрутить более легкую кобылку на месте, разглядывая это существо с видом ученого, нашедшего таки живого инопланетянина и лишь зубы, клацнувшие в опасной близости от моих пальцев заставили меня опустить явно смущенную подобным интересом пони на место.

— Вау, еще и клыки есть? А, то да, гхм, извините. Произнес я, отойдя назад, дабы лишить себя искушения расправить им крылья и рассмотреть их поближе.

Громкий смех обеих принцесс заставил меня повернуться в их сторону.

— Принцесса Луна, вы проиграли спор. Хохоча от всей души, едва смогла произнести Твайлайт, вытирая выступившие от смеха слезы кончиков крыла.

— Ах вы еще и спорили? Я ужаснулся, представляя, что обо мне подумают эти пони.

— Ну, я их предупредила, что ты никогда не видел фестралов и весьма любопытен. Судя по всему, Луну смех душил не слабее, чем лавандового аликорна. — Дэс, знакомься, это фестралы, дети Ночи, народ, который почти неизвестен в Эквестрии.

Повернувшись к фестралам, я сперва вспомнил о поверье, будто бы их могли видеть те, кто видел смерть, но, судя по удивленным взглядам многих жителей, старающихся пойти мимо как можно быстрее, их видели все.

— Гхм... Я извиняюсь за подобное... За такую встречу. Пробормотал я, ощущая себя до невозможности глупо.

— Ничего, мы привыкли к тому, что о нашем народе почти никто не помнит. Кивнул жеребец, в то время как кобылка пыталась уложить взъерошенную от удивления шерстку.

— Не помню, что бы меня изучали со всех сторон, да еще и крутили на эээм... руках. Пробурчала кобыла, стараясь, что бы это услышал только ее собрат. Судя по всему, их предупредили о том, что встречать их будет не только пони.

Когда аликорнов перестал душить хохот, Луна приняла свой обычный царственный вид и подошла к нам.

— Дэс, как я уже говорила, это фестралы, они также являются нашими подданными и я считаю, что стоит включить нескольких фестралов в Ночную Стражу. А теперь пойдемте в дом, пока здесь не собрались все жители Понивилля и обсудим дальнейшие планы.


— Сперва вы все расскажете мне о фестралах. Твердо заявил я, когда мы добрались до библиотеки и Твайлайт с Луной отправились наверх, где уже сидела Зекора, временно переехавшая в Понивилль.

— Почему о вас почти никто не знает, если вы подданные Селестии и Луны?

— Мы подчиняемся лишь принцессе Луне! Гордо вскинула голову кобылка, в том время как жеребец положил копыто на камень в центре брони.

— Капитан Дэс, вы позволите снять доспехи? Я кивнул, после чего фестрал надавил на камень и грива пони стала черного цвета, но его шерсть не поменяла цвет.

— Наша шерсть почти всегда серого цвета, лишь изредка можно увидеть черные цвета или иные оттенки. Ответил он на немой вопрос в моих глазах, хотя меня больше удивило то, что его цвет вообще изменился. — Хм... Видимо, вы удивлены сменой цветов? Прошу прощения, как и я предполагал, вам никто не сообщил о магии доспехов всех стражников, которые несут службу в столице или под личным командованием принцесс. Иначе не получилось бы набрать так много жеребцов одной и той же масти, даже если бы собирали по всей Эквестрии.

"Хм, а ведь и правда, вся стража выглядит на одно лицо..."

— С чего бы это ты называл его капитаном? Судя по всему стражница все еще не отошла, не смотря на мои извинения.

— Если бы ты читала приказы более внимательно, Грэй Клауд, то узнала бы о том, что капитан Дэс будет возглавлять возрожденную Ночную Стражу и уже находится ранге Королевского Ночного Гварда. Технически, он может отправить тебя драить сортиры прямо сейчас, если ты не перестанешь вести себя как единорог, которому наступили на хвост. Простите, капитан, она лишь недавно на службе. Меня зовут Найт Стар, воин стражи фестралов ее Величества. Это Грэй Клауд, мы вызвались первыми пройти проверку на вступление в Ночную Стражу принцессы Луны.

— Стоп-стоп. По порядку. Произнес я, садясь на стул и предлагая фестралам устраиваться поудобней. Жеребец благодарно кивнул и сел на пол, в то время как другая пони попыталась взгромоздиться на стул в полном доспехе. Покачав головой, Стар тихо извинился передо мной и, дождавшись моего согласия, решительно потянул Клауд за хвост в сторону двери. Не знаю, что он ей сказал, но спустя пару минут они зашли в библиотеку, причем кобылка была уже без брони, скрывавшей ее серую гриву.

— Я приношу свои извинения за этот инцидент. С абсолютно каменным лицом произнес фестрал, в то время как другая пони сверлила взглядом пол, явно боясь поднять на меня взгляд.

— Многие века фестралы верно служили принцессе Луне, составляя основу Ночной Стражи. Конечно, там были и другие пони, но мы составляли костяк всех отрядов. После того восстания почти все фестралы были убиты во время резни рядом со стенами замка Двух Сестер, именно потому это восстание описывалось лишь как битва двух сестер — многие пони вообще не считали нас за своих собратьев. Те, кто выжил, а их было немного, вернулись к племени и долгое время мы укрывались вдали от всех. Принцесса Селестия наверняка знала о наших убежищах, но не пытался призвать нас на службу. Затем... Вернулась наша повелительница, но теперь мы почти не появлялись на виду, предпочитая жить в наших городах. А недавно старейшина получил послание, в котором говорилось о том, что принцесса Ночи собирается возрождать своих воинов под предводительством существа из другого мира и ей нужны были добровольцы. Как это ни странно, но многие отказались — они вспомнили традицию, по которой Королевский Ночной Страж должен был быть летающим созданием. Я не мог позволить, что бы мы так опозорились перед лицом повелительницы и вызвался добровольцем. А Грэй Клауд была выбрана самой принцессой Луной из тех фестралов, что были в замке.

Принцесса сказала нам, что первое время нашей задачей будет изучение леса и некая охота, на которой вы добываете какие-то ресурсы для этого городка. И она добавила, что вы лично будете проверять всех новобранцев, вступающих в Ночную Стражу.

— Все абсолютно верно. Кивнул я, глядя на сидящих передо мной существ.

— Как я понимаю, для фестралов было честью служить в Страже принцессы Луны?

— Да. Более того, считалось, что любое существо, попавшее туда и прослужившее там больше пары лет, считалось достойным уважения среди фестралов, а уважение нашего народа чаще всего не так просто заслужить.

— И что же заставило тебя, Найт Стар, встать под командование нелетающего существа, назначенного главой организации, некогда бывшей всем для вашего народа?

Фестрал помолчал некоторое время, тяжелым взглядом глядя на молчащую кобылку, после чего повернулся ко мне.

— Не знаю, капитан.

— Я еще не капитан. Заметил я, но фестрал отрицательно помотал головой.

— Так сказала принцесса Луна, вы уже капитан Ночной Стражи, пусть она еще не объявила о том, что Стража наконец возрождена.

— Эх, добавится же работа... Если позволишь, я бы хотел вас осмотреть, я понятия не имею, что вы за вид пони, после этого, я бы проверил ваши навыки, но большая часть тренировок будет в Кантерлоте, зимой.

Согласно кивнув, Найт Стар встал на ноги и расправил крылья. Судя по всему, фестралы стояли где-то между всеми видами известных мне пони, кроме, возможно, жителей Кристальной Империи. Тело жеребца было не таким легким, как мог бы весить пегас, приближаясь скорее к весу земного пони, но при этом вес не влиял на его летные качества. Это значило, что его магия полета была примерно такой же мощной, как и у пегасов, вот только в отличии от них, фестралы были точно созданы для битвы — их крылья словно созданы для маневров, в то время как пегасы должны были прилагать больше сил для полетов в боевом стиле.

Всех фестралов сжигал голод. Они были всеядны, как многие жители этого мира, но если те же пони ели растительную пищу, то почитатели Луны питались по большей части мясом и кровью. Сперва я даже заподозрил, что они какая-то форма вампиров, созданная, чем Дискорд не шутит, самой Луной, но мои подозрения рассеялись после того, как я предложил им салат и заставил дотронутся до серебра. Найт Стар даже специально слегла порезал кожу серебряным ножом, когда я озвучил свои предположения. Плюс, будучи ночными существами, они прекрасно чувствовали себя и днем — вертикальные зрачки регулировали уровень поступающего света.

— Хм, по мне, так из вас получились бы идеальные солдаты, почему вы не служите в армии Эквестрии?

— Традиции народа, мы не любим показуху, чем просто пышет армия и стражники Кантерлота. Плюс, наш вид немного не вписывается в общую картину жизни многих граждан. И мы немного уступаем пегасам в выносливости.

— Спокойно переплевывая по маневренности. Возразил я, держа расправленные крылья обоих фестралов и сравнивая их между собой. Сами же крылья немного выделялись на теле этих пони. В отличии от пернатых пегасов, чьи перья повторяли цвет шерстки, крылья фестралов всегда были темнее шерсти хозяина и смотрелись еще более внушительно в развернутом виде. Осторожно проведя пальцами по внешней части крыла я отметил, насколько прочным оно было. Я вдруг вспомнил тот бой с чейнджлингом, который бился в облике пегаса и использовал прием с мгновенным торможением. Думаю, фестралам после небольшой тренировки даже не понадобились бы пластины, защищающие крылья.

— Вам обязательна кровь?

— Нет, но она необычайно питательна для фестралов, особенно кровь других пони, но, разумеется, мы уже давно не пьем кровь жителей Эквестрии.

В качестве эксперимента я аккуратно провел столовым ножом по руке и предложил фестралам. И вот тут Стар категорически отказался дегустировать человеческую кровь. Положение спасла Клауд, молчавшая все это время, она подошла поближе и без всяких слов сомкнула челюсти на ране и сделала глоток. Ее глаза широко расширились, она практически выплюнула руку и начала кружиться на одном месте, беспорядочно махая крыльями. Схватив стоящий на столе кувшин она жадно приникла к горлышку, осушив всю емкость в несколько глотков, после чего села там же, где и стояла, глядя в пространство , будто что-то обдумывая. Обеспокоенно переглянувшись со Старом, мы попытались растормошить Грэй Клауд, но она лишь досадливо отмахнулась от нас.

— Клауд, ты как, в порядке? Попытался я вновь пробиться к сознанию кобылки, ее глаза вновь приобрели осмысленное выражение и мы с фестралом с облегчением вздохнули.

— Что произошло? Что ты почувствовала? Найт Стар требовательно потряс приходящую в себя серую пони, вызвав у нее кратковременный приступ икоты. Видимо, моя кровь явно не подходила для фестралов, так как после того, как кобылка перестала икать, она выразительно посмотрела на жеребца.

— Ты когда-нибудь пробовал радугу?

— Было разок в детстве. Хмыкнул тот, вызвав у меня живейший интерес на эту тему. — Все так плохо?

— Представь себе, что ты сделал глоток горячей, как кипяток, радуги.

"Это как, интересно?" Подумал я, глядя на Найт Стара. Судя по тому, как скривилась морда фестрала, обычная радуга сама по себе не блистала вкусом, и я уже смирился с тем фактом, что радуга тут имеет вкус. "Надо будет точно спросить Твайлайт по этому поводу..."

В это время жеребец задумчиво смотрел на мою руку, явно выбирая между благоразумием и любопытством. Что ж, последнее погубило не только кошку, но и одного фестрала, так как он попросил сцедить ему кровь в небольшую емкость. Сморщившись, я сделал требуемое и перевязал порез платком. Внимательно понюхав содержимое небольшой тарелочки, Стар лизнул кровь на пробу. Примерно те же эмоции исказили его лицо, но в меньшей степени, и после глотка воды он уже спокойно вылил кровь в раковину в другой комнате и проследил за тем, что бы все смылось без следа.

— Что вы знаете о своем теле? Нечто необычное, капитан. Поинтересовался он, наливая еще один стакан воды и протягивая Клауд.

— Вы про то, что мое тело вмещает в себе лишь темную магию? Осторожно поинтересовался я в ответ, не понимая, куда клонит мой будущий подчиненный.

— Хм... Да. Вполне может быть, что ваша кровь имеет такой вкус из-за наличия в теле большого объема темной энергии...

— Большого? Я так не думаю.

— Простите, капитан, но ваша кровь говорит обратное. Как я слышал из слов старейшины, вы будете проходить обучение в Кантерлоте, думаю, там принцессы смогут оценить общий объем вашей силы. Но ради Великой Ночи, капитан, не пытайтесь больше никого напоить своей кровью, для других существ это может быть опасно, пока вы не будете контролировать свою силу.

"Было бы что контролировать..." Пронеслось у меня в голове, когда я согласно кивнул фестралу.

— И последний вопрос, каким оружием пользуются фестралы?

— Копья и алебарды, как и обычные стражники. Пробурчала кобылка, перестав таращится в пол после дегустации крови. Два скептических взгляда, которым мы ее одарили заставили пони вернуться к изучению своих копыт.

— Знаешь, если тебе не поверил человек, видящий нас впервые в жизни, то я должен признать, что врешь ты из копыт вон плохо. Стар повернулся ко мне и почтительно склонил голову.

— Вы правильно ей не поверили, капитан, по большей части мы используем когти и лезвия, которые прикрепляются к телу и крыльям.

— Когти?..

— Обручи с выдвижными лезвиями, на копыта, капитан.

— Хорошо, больше вопросов у меня нет. Закончил я разговор. На самом деле у меня было множество вопросов, но задавать их стоило постепенно. Плюс, Найт Стар явно не доверял мне до конца, старательно скрывая подозрения за показной вежливостью и этим "да, капитан, так точно, капитан". Стоило разговорить Грэй Клауд, не зря ведь Луна выбрала именно ее в качестве второй кандидатки в Ночную Стражу. Но это могло подождать. Близился Хэллоуин, и судя по тому, сколько времени мой табун провел наверху, обсуждение праздника и представления шло полным ходом.

7.8 Хэллоуин, время для веселья

Trick or treat!

Перед мэрией Понивилля царило необычайное столпотворение, ведь в этом году в городке праздновали сразу два праздника, в основе которых лежала одна идея — веселье под маской испуга. Конечно, некоторые жители помнили об истоках обоих празднований, но предпочитали не портить все веселье другим.

— Жители Понивилля! Пожалуйста, разделитесь на три группы: пегасы, единороги, земные пони!

Голос мэра, усиленный рупором, наполнял небольшую площадь в центре городка, перекрывая гул радостно болтающей толпы. Готовилось нечто небывалое, раз со всего городка было взято обещание держать рот на замке до того, как все будет готово. Особенно внимательно следили за тем, что бы новость не попала в Кантерлот и для выполнения этой задачи Дэс привлек Пинки Пай, заставив в свою очередь весь город поклясться "особой клятвой" хранить секрет.

Сейчас человек бы занят тем, что просматривал списки добровольцев, помечая необходимые имена и откладывая листы бумаги в сторону. Сидящие рядом аликорны переписывали имена выбранных жителей Понивилля в сценарий праздника, успевая перекидываться короткими фразами вроде "костюм на него будет вот-вот готов" и "интересно, как на это отреагируют гости?".

Дэс задумчиво посмотрел на следующий лист бумаги, после чего отметил несколько пунктов и попросил Твайлайт вызвать мэра.

— Думаешь, все будет готово? Луна аккуратно убрала в сторону очередной лист со сценарием и потянулась, разминая спину.

— Да, у нас тут целый город горящих энтузиазмом пони и два дня. Думаю, проблем быть не должно. Интересно, куда бы определить Дерпи, она так просила дать ей актерскую роль, что я не могу не оправдать ее надежды.

— Хм.. Не помню такую. Принцесса задумчиво почесала за ухом кончиком пера, после чего с досадой потянулась за платком.

— Потому что ты мало времени уделяешь этому городку, точнее мало общаешься с его жителями. Серая пегаска с забавными глазами. Дэс все так же внимательно изучал списки актеров, вспоминая всех персонажей заднего плана. — Может сюда?

— Здесь должны быть лишь земные пони, ты сам об этом говорил. Напомнила Луна, вытянув шею и глядя в сценарий.

— Никто ведь не просит ее там летать, зная ее, все выиграют от того, если она будет стоять на земле. Не хочу ее обижать, но аккуратности у нашего почтальона... Ну, ты поняла.

В это время вернулись Твайлайт и мэр, которой Дэс передал список, указав на некоторые важные моменты и передал следующий свиток с актерским составом. Кивнув, она взяла оба свитка и вышла на улицу, где стала зачитывать имена счастливчиков, попавших в актерский состав и начав распределять задачи между остальными жителями.

— Думаю, я помогу ей с организацией работ, а вы проверите актерский состав и расскажете о фокусе с магией песни. Ах, да. Твайлайт остановилась перед выходом. — Не забудь поговорить с нашими музыкальными пони о том, что бы подсоединить "Эхо Музыки" к аппаратуре.

— Будет сделано! Рассмеялся человек, отсалютовав аликорну, и последовал за Луной, с которой они вышли на улицу. Собрав всех актеров, Дэс попросил тишины и достал из кармана небольшую пирамидку, после чего начал объяснять свою задумку...


— Как там приготовления?

— Все идет своим ходом. капитан!

Я сделал фейспалм, постаравшись не сбить грим, который хозяйки спа салона так старательно накладывали. Найт Стар даже не был зачислен в Ночную Стражу, которая официально то еще не существовала, а это "да, капитан!" уже основательно мне надоело. Надо бы поменять ранги в организации, а то куда-то подевались все полковники и генералы, а лучше придумать свои звания — что может быть приятней для когда-то служившего человека, чем назвать новичка "духом", как это делали в Союзе Российской Империи и гонять новобранца с поручениями.

— Костюмы — есть, декорации — есть, Эхо Музыки — есть... Бормотала рядом стоящая Твайлайт, ставя галочки и периодически отправляя Спайка проверить готовность тех или иных элементов представления.

— Волшебница есть? Невинно спросил я, заставив аликорночку в ужасе просматривать списки.

— Нет, такого пункта есть, а это к чему от... Дэс! Возмущенная принцесса попыталась ткнуть меня рогом, когда заметила мою улыбку.

— Ладно, ладно, я пошутил. Увернувшись от пары разбегов я встал за фестралом. — Итак, все готовы. Гости скоро будут. И если за нервы принцессы Селестии я спокоен, то вот попугать напыщенную знать, что увязалась за диархом, я буду только рад!


(музыкальная тема — This is Halloween "Nightmare before Christmas")

Поздним вечером на главную дорогу, ведущую в Понивилль, одна за другой опускались разукрашенные кареты. Сидевшие в них пони с некоторым испугом косились на преобразившийся городок, и не мудрено — на входе в город стояли ржавые ворота, украшенные тыквами, в глубине глаз которых светились свечи, весь город был перекрашен в темные тона, дома украшены шипастыми побегами вперемешку с колдовскими огоньками. Вышедшая из своей кареты Селестия улыбнулась, рассматривая декорации и поглядывая на нервничающих пони, увязавшихся за ней еще в столице.

— Может быть, хоть это заставит их не таскаться за мной на все выходы. Тихо фыркнул дневной диарх, подходя к воротам, и вся свита последовала за ней, уже сейчас жалея, что решили отправиться в этот городок. Стоящее перед воротами высокое пугало, молчаливо взирающее на подходящих гостей, внезапно резко повернулось, указывая на ворота, которые раскрылись с жутким скрежетом. Заиграла музыка, раздававшаяся, казалось, отовсюду. Лунный свет осветил молчаливые ряды надгробий, по которым скользили тени странных существ. Магия пронзила гостей города, позволяя понять раздавшуюся песню, исполняемую кем-то из тени домов, пока они шли между памятников в сторону города.

Boys and girls of every age

Wouldn't you like to see something strange?

Come with us and you will see

This, our town of Halloween

На этих словах над головами Селестии пролетели пегасы, чьи тела просвечивали насквозь, а ужасные раны и кровавые пятна покрывали их шкуры. Завывая, они сбрасывал тыквы на железные копья, расставленные по улице то тут, то там.

This is Halloween, this is Halloween

Pumpkins scream in the dead of night

Призрак голубой пегаски с полуоторванными крыльями и вырезанными кьютимарками возник перед пони и хитро допел свою часть

This is Halloween, everybody make a scene

Trick or treat till the neighbors gonna die of fright!

Процессия из земных пони-зомби временно перегородила дорогу уже заметно нервничающим знатным пони. Отрезая пути вперед и назад, они указывали в сторону полусгнившими копытами.

It's our town, everybody scream

In this town of Halloween

Ведомые жуткими проводниками, гости города последовали за Селестией в один из домов, ведомые мертвой кобылкой, на боку которой была видна кьютимарка в виде улыбающихся цветков, что лишь усугубляло жуткий внешний вид. В центре темной комнате, усыпанной куклами для маленьких жеребят, стояла большая кровать. Едва Селестия подошла к ней поближе под кроватью зажглись красные глаза, магическим образом освещающие клыки прячущегося создания, но скрывая остальное тело.

I am the one hiding under your bed

Teeth ground sharp and eyes glowing red

Отшатнувшаяся от неожиданности синяя единорожка из свиты прижалась к лестнице, из под которой вдруг вылезли змеи, а низкий голос старательно продолжил свою часть:

I am the one hiding under yours stairs

Fingers like snakes and spiders in my hair

Спрыгнувшие с площадки второго этажа пони раскрыли кожистые крылья и злобно рявкнули на жертв, пугая их красными глазами и клыками, заставляя покинуть дом.

This is Halloween, this is Halloween

Halloween! Halloween! Halloween! Halloween!

Следуя за пятящимися задом пони, они вышли на улицу и взлетел в небо, довывая песню уже оттуда.

In this town we call home

Everyone hail to the pumpkin song

Встретившееся там на улице существо напоминало собой большую куклу, изображающую мэра Понивилля. Кукла была раза в полтора больше оригинала, но при этом так же подвижна, ее конечности, судя по всему, могли крутиться в любом направлении, что она с радостью демонстрировала, выгибая ноги под неестественными углами и даже снимая голову, доводя кобылок из свиты Селестии до полуобморочного состояния. Все единороги и пегасы внезапно ощутили, что не могут пользоваться магией или летать, а мэр, или ее кукла, начала петь мужским радостным голосом.

In this town, don't we love it now?

Everybody's waiting for the next surprise

Round that corner, mare hiding in the trash can

Something's waiting now to pounce, and how you'll...

Зря гости не вслушивались в слова куклы, потому что из рядом стоящего бачка выпрыгнуло нечто красное с проблесками розового, в белом халате и с окровавленным ножом наперевес, и радостно завопило "Scream!", заставив от неожиданности подпрыгнуть даже принцессу. Из второго бачка вылез черный пегас, чья шерсть была растрепана, а челюсть усажена острыми клыками. Люк канализации буквально подпрыгнул, отлетая в сторону и давая проход единорожке, покрытой темной зеленой слизью, которая обильно покрывала тело, не скрывая кьютимарки в виде лиры.

This is Halloween

Red 'n' black, slimy green

Aren't you scared?

С другого конца улицы выпрыгнули земные пони, возглавляемые зеброй и серой пегаской. Их глаза были скрыты широкополыми шляпами, а сами они были облачены в темные залатанные мантии. Все они были окружены зеленым туманом и щедро расплескивали по сторонам странные зелья, добавляющие туман на и так затуманенную улицу города.

Well, that's just fine

Say it once, say it twice

Take a chance and roll the dice

Ride with the moon in the dead of night

Ускорившиеся гости буквально вылетели на главную площадь городка, где их встретило дерево с повешенными на них пони. Из глубины древа раздался голос, который вдруг подхватили висельники, облаченные с серые одеяния с веревками на шее.

Everybody scream! Everybody scream!

In our town of Halloween!

Выпрыгнувшая из-за дерева розовая пони в дурацком костюме радостно продолжила петь, незаметно откинув в сторону окровавленный нож, который забыла выкинуть в спешке.

I am the clown with the tear-away face

Проведя копытцем по мордочке, она отделила лицо от головы, и допела уже мрачным голосом, пропав в дыму.

Here in a flash and gone without a trace

Некоторые пони попытались покинуть площадь, бросившись в сторону других ворот, ведущих на улицы, где их настиг тихий шепот.

I am the "who" when you call, "Who's there?"
I am the wind blowing through your hair

Недалеко от этих самых ворот сидела аликорночка лавандового цвета, аккуратно расчесывающая волосы, но стоило е повернуться к гостям, как они отшатнулись от вида обезображенного лица и множества ран на теле, которые были зашиты грубыми нитками. Она отложила гребешок в сторону и посмотрела на луну. Невольно проследив за ее взглядом, Селестия и ее свита увидели тень Найтмер Мун на луне, которая вдруг ожила и повернулась в сторону зрителей...

I am the shadow on the moonlit night

Filling your dreams to the brim with fright

после чего рассыпалась на множество летучих мышей, а все ворота с грохотом захлопнулись, а множество странных существ, в которых еще проглядывал вид бывших жителей Понивилля, стали заполнять площадь, отодвигая гостей в центр площади с большому котлу и виселице рядом с ним.

This is Halloween, this is Halloween

Halloween! Halloween! Halloween! Halloween!

Halloween! Halloween!

Появившиеся перед виселицей три жеребенка в виде мумий с радостным визгом дернули за рычаг виселицы, разрубив тыкву, лежащую там.

Tender lumpings everywhere

Life's no fun without a good scare

Их прервала парочка мертвых пони, прогуливающихся рядом.

That's our job, but we're not mean

In our town of Halloween

На сцену рядом с потемневшим зданием мэрии вновь взгромоздилась кукла.

In this town

Don't we love it now?

Everyone’s waiting for the next surprise!

Одни ворота распахнулись, явив всем процессию из тех монстров, что уже встречались пони на пути на площадь, возглавляемую небольшой телегой, на которой стояло пугало, находящееся у входа в город. Тянул телегу большой красный жеребец, чьи раны так же были покрыты запекшейся кровью, как и у кобылки с цветами на метке, идущей рядом.

Skeleton Jack might catch you in the back

And scream like a banshee

Make you jump out of your skin

This is Halloween, everybody scream!

На этом моменте пугало вновь ожило, выхватив факел из копыт Найтмер Мун, идущей справа от повозки, и внезапно подожгло само себя, начав танцевать на повозке, объятое пламенем.

Один из монстров отодвинул гостей в сторону, освобождая путь для процессии к большому котлу с зеленой жидкостью.

Won’t ya please make way for a very special guy

Our man jack is King of the Pumpkin patch

Everyone hail to the Pumpkin King

This is Halloween, this is Halloween

Halloween! Halloween! Halloween! Halloween!

Когда телега была рядом с котлом, пугало прыгнуло в воду, а туман скрыл котел на несколько секунд. Вот рядом с котлом появилась лесенка, на которую залезли три маленькие мумии и начали петь, глядя в котел.

In this town we call home

Everyone hail to the pumpkin song!

После чего уже все монстры начали напевать что-то бессвязное, когда из котла поднялась высокая фигура в черном плаще с потухшим старинным фонарем в руках, указывая на гостей небольшим серпом. Последние аккорды песни отзвучали, и человек снял капюшон, вылезая из котла и направляясь к Селестии...


— Счастливого Хэллоуина, Ваше Высочество. Я отвесил шутливый поклон Селестии, присаживаясь на лавочку и пытаясь отжать мокрую одежду. Рог диарха засветился и от меня повалил пар. Благодарно кивнув аликорну, я с наслаждением потянулся, наблюдая за тем, как на площадь выносили столы с едой, колонки и прочие атрибуты обычного празднования Хэллоуина.

— Как вам понравился концерт?

— Потрясающе. Ты сам все это придумал? Улыбнулась Селестия, наблюдая за свитой, которая только сейчас начала отходить от шока.

— Вовсе нет, я лишь внес в уже существующий сценарий чуть больше мрачных тонов, знаете, я не мог упустить случая довести до кондрашки пару зазнавшихся дворян, это было бы выше моих сил.

— Вы проделали огромную работу. Аликорн одобрительно улыбнулась, глядя по сторонам и изучая костюмы. Большая часть актеров сменила наряд для выступления на свои костюмы, но кто-то решил щеголять в реквизите, например Дерпи, которая сейчас с наслаждением уплетала выпечку за обе щеки, пока жеребята с восторгом обсуждали ее костюм ведьмы. Как это ни странно, но Пинки Пай вновь облачилась в костюм безумного доктора и, перемазавшись красной краской, гонялась за ватагой жеребят с видом заправского маньяка. Вот уж чье актерство могло поразить даже искушенного зрителя.

— Боюсь, на Земле это заняло бы намного больше времени, магия и правда способна творить чудеса, как тавтологично это не звучало бы.

— Ты так сильно заинтересован в магии? Селестия с любопытством повернулась в мою сторону, внимательно смотря мне в глаза.

— Знаете, когда всю жизнь живешь в мире без магии, а потом разом оказываетесь среди магических существ, то мой интерес вполне объясним.

— Я внимательно просматривала письма Твайлайт, ты говорил, что люди умели колдовать. Что же случилось?

Рассеянно оторвав от куста веточку, я начал чертить какие-то фигуры на песке.

— Не знаю. В наших преданиях, сказках и рассказах сохранилась информация о людях, умеющих управлять и направлять потоки магии того мира... А потом все словно ножом обрезало. Инквизиция и ненависть толпы словно стерла не только людей, умеющих колдовать, но саму магию нашего мира.

— Инквизиция?

"Ах да, здесь ведь и религии то нет. Как объяснить то..."

— Принцесса, верят ли в этом мире в Высшего? Или Бога, как Его называют в моем мире. В некое бессмертное начало, сотворившее мир и которому люди поклоняются.

Теперь пришла пора аликорна задуматься — судя по всему, она пыталась вспомнить нечто похожее или подобрать синоним, но она помотала головой.

— Нет, боюсь, единственные в нашем мире, кого можно было бы считать богами, все таки являются смертными созданиями. Я чувствую за твоими словами больший смысл, чем мы вкладываем в эти же слова. Например, мы с сестрой считаемся богинями, ну, или полубогинями, но нам не поклоняются и уж тем более не верят, как в нечто всесильное и запредельное.

— Хорошо. А теперь представьте фанатиков, которые сжигали деревни во имя веры и пытали за любое отклонение от некоего канона веры. Вот вам и Инквизиция.

Содрогнувшись, аликорн гневно стукнула копытом по земле.

— Что за чушь!

— Вот примерно за такие слова людей и отправляли на костер. Произнес я, отгоняя мысль о том, что меня тоже называли когда то Инквизитором. Да, с большой буквы, наша организация любила нагнать страху сверх того, что наши палачи внушали даже своим солдатам.

— Впрочем, мы отвлеклись. Я поспешил сменить тему. — Мы говорили о магии, которую люди, судя по всему, просто вытолкнули из своего мира, сделав упор на технологию. Наверно, это все было сделано для того, что бы не выделять каких-то отдельных людей, которые могут нечто, недоступное другим. Впрочем. Я невесело хмыкнул. — Люди нашли другие способы, как выделять "элиту" от черни. Давайте сменим тему, принцесса, я не люблю вспоминать, какими сволочами могут оказаться люди...

Согласно кивнув, дневной диарх какое-то время наслаждалась музыкой, периодически болтая с подданными, подходящими к сидящему у скамейки аликорна.

— В чем смысл Хэллоуина? Внезапно спросила Селестия, наклонив голову и глядя на двенадцати лучевую звезду, которую я старательно вычерчивал палочкой на земле, вспоминая какую-то фигуру из тех времен, когда в юности был слегка помешан на магии и холодном оружии.

— В наши дни это канун дня всех святых, когда дети клянчат конфеты и наряжаются в костюмы. Еще это был праздник, когда считалось, что в этот день вся нечисть может проникнуть в наш мир и люди носили маски, дабы сойти за "своих" и выставляли угощения в качестве откупа.

— Прямо как у нас от Найтмер Мун. Хмыкнула принцесса, не отрывая взгляда от рисунка на земле, который я дополнил первыми пришедшими на ум значками, которые образовывали круг вокруг звезды.

— А еще раньше это был день сбора урожая, когда природа вступала в темную половину, то есть начиналась осень, а за ней суровая зима...

— Есть.. ведь что-то еще раньше, да? Тихо спросила она, стараясь, что бы никто из мимо проходящих подданных не услышал ее слов. Молча кивнув, я наклонился к рисунку, взяв палочку как перо и аккуратно вывел имя в центре фигуры на трех языках.

— Самайна. День сбора урожая...

— И? Все так же негромко спросила Селестия, стерев рисунок копытом.

— И имя демона, которого призывали ведьмы в этот день. Именно от него прятались люди, надевая маски. Самайна по легенде отличался очень своеобразным видением этого мира, потому от него можно было спрятаться.

— Демон? Аликорн вгляделась в полустертый рисунок и решительно стерла его до конца. — Почему эта... звезда так напоминает формулу из записей Сомбры?

— Потому что тьма и зло очень часто идут рука об руку. Потому вы мне и не доверяли, пришельцу, отторгающему светлую магию. А демоны... Считайте их проявлениями зла, вот и все.

— Интересная теория... Луна говорила тебе, что скоро ты отправишься в Кантерлот?

— Только со своим табуном. А пока что, не хотите тортика? Я так понимаю, Твайлайт уже с трудом отгоняет Пинки Пай от того шедевра, что сделали наши кондитеры, еще пара минут, и он будет для нас потерян. Рассмеявшись, мы направились к столам, огибая толпу жеребят, улепетывающих от Луны в образе Найтмер Мун. "Видимо, у них с Пинки пугание жеребят будет эстафетой..."

— Зекора, не хочешь кусочек торта? Присоединяйся, иначе мы с Селестией не гарантируем, что через двадцать минут ты сможешь его попробовать, Твайлайт, налетай. И кто-нибудь, придержите Ее Величество, пока я нарезаю десерт!

7.9 Сборы или планы на учебу.

Хорошее утро начинается в полдень.

Открыв глаза, я сморщился от солнца, бьющего в глаза, и головной боли. "Попраздновал Хэллоуин по-взрослому? Вот и расплачивайся..."

— А все начиналось с тортика... Простонал я, попытавшись поднять голову. Судя по всему, мое бренное тело находилось на кровати Твайлайт, а ее хозяйка уютно устроилась на моей груди, обняв меня. Зекора и Луна были тут же, причем аликорн лежала поперек ног, а зебра справа от меня. Встретившись взглядом с Твайлайт, я невольно ей позавидовал — ученица Селестии не налегала на сидр, ограничившись парой кружек, в отличии от небольшой компании взрослых пони, которые попытались скопировать традиции военного празднования всех красных дат календаря. Стоит ли говорить о том, что на ногах стояла лишь Луна? Перепить аликорна было невозможно, видимо, она могла спокойно убирать весь алкоголь из тела по своему желанию, потому опьянеть то она могла, если бы захотела. Но, как я помнил, она собрала команду добровольцев и "развезла" всех павших по домам. Зекора вроде бы не пила, потому мне было совсем стыдно, пока я играл в гляделки с Твайлайт. Увы, больная голова вновь напомнила о себе, заставив болезненно сморщиться.

— Дорогая моя, у тебя нету никакого заклинания от похмелья? Отрицательно покачав головой, Твайли злорадно произнесла.

— Луна попросила меня не лечить тебя, когда ты придешь в себя, она сказала, что ты выдул столько, что хватило бы на нескольких пони. И она решила, что не стоит тебя приучать к алкоголю.

— Жестокая, слезь с меня тогда... Простонал я и осторожно встал с кровати, умудрившись не разбудить Луну и Зекору. Сопровождаемый лавандовой аликорночкой, я дотащился до кухни и с наслаждением приложился к кувшину с водой. Когда великий и ужасный сушняк отпустил свои объятья, я отправился в ванну и некоторое время мужественно принимал душ, чистил зубы и вообще делал все, что бы отличаться от зомби. Когда я вернулся, меня ждали бутерброды и чай, приготовленные Спайком.

— А, привет, Дэс. принцесса Луна и Зекора еще спят?

— А-ага... Безумец, убери яичницу, пока мне не стало плохо и дай огурцы.

— Они не соленые. Предупредил дракончик, уже наслышанный о новом способе бороться с похмельем от Эплджек.

— Пофиг... Захрустев свежим овощем, я вспомнил, что вчера мы как-то спокойно так "спалились" перед Спайком, пока меня заносили в библиотеку. Что странно, он совершенно спокойно отнесся к тому, что Твайлайт нашла себе табун, да еще с человеком. Ну, может его немного удивило то, что там была Луна, но, будучи драконом, он намного спокойней к этому отнесся. Может потому, что у Старейшего Дракона было больше пяти дракониц? Чудная вещь книги, иногда найдешь такое, что и не думал вообще искать.

— Казанова. Хмыкнул ящер, готовя завтрак для остальных.

— Цыц, сам тоже втюрился в пони, Рэрити, да? Я взялся за второй огурец, наблюдая за тем, как Спайк вытирает яйцо с пола, выскользнувшее из пальцев.

— Все настолько заметно? Осторожно поинтересовался тот, на всякий случай держа лапы подальше от оставшихся яиц.

— Всем, поверь. Да брось, все не так уж плохо, подрастешь и будешь за ней ухаживать, куда она денется.

— Ну-ну... Вздохнул помощник Твайлайт, возвращаясь к готовке. Решив, что желудок пришел в себя, я пододвинул к себе яичницу и принялся за полноценный завтрак. Слава Высшему, еда пошла хорошо.

— А где Твайлайт?

— Уже пакует вещи, Селестия решила ускорить ваш отъезд. Так что принимать поздравления с хорошо проведенным праздником ты будешь где то весной. Я, разумеется, отправляюсь с вами.

— Разве Твайлайт не будет скучать по своим подругам?

— Поверь, она будет часто возвращаться в Понивилль. Она сказала, что ты будешь учиться магии, разве ты маг?

Неопределенно помотав вилкой в воздухе, я пожал плечами.

— Скорее теоретик. "Да еще и с каким-то дефектом, раз я постепенно теряю магию."

Грохот в главном зале заставил нас одновременно закатить глаза.

— Дэс, присмотришь за кухней? Иначе, боюсь, Твайлайт точно что-нибудь сотворит.

Согласно кивнув, я убрал тарелку в раковину и задумчиво посмотрел на плиту. О, нет, я не собирался поразить всех кулинарным гением, прекрасно осознавая, что готовить я не умею. Просто в голове всплыли какие-то воспоминания. Вот я стою на своей кухне, готовлю ту же яичницу, благо на это моего "таланта" хватает. Мою посуду... Мою посуду... Что-то было не так. С памятью, которая упорно кричит о том, что нечто идет не так. Но все плывет, словно ты открываешь глаза под водой без очков. Решив оставить эту загадку на будущее, я вернулся к приготовлению яичницы, недоумевая, едят ли пони подобные продукты, но, раз уж ее готовил Спайк для остальных гостей, значит да. Достав еще пару специй из шкафчика, я продолжил готовку и, когда все три пони моего табуна зашли в комнату, на столе уже стояли три порции, приправленные смесью из специй. Я точно помнил, что готовить я не умею, но вот смешивать травы мне почему-то понравилось, видимо сказывались уроки Зекоры, это тоже было в какой-то степени алхимией.

— Доброе утро, садитесь. Улыбнулся я кобылкам, вслушиваясь в грохот, но уже в исполнении Спайка, что означало кипящую работу по сбору вещей.

— Яичница? Удивленно спросила Луна, присаживаясь на стул и дуя на горячее блюдо.

— Ну... Да. А что-то не так? Я с не меньшим удивлением посмотрел на свою принцессу, приподняв бровь.

— Я давно уже не ела яичницу. Призналась та, пролевитировав себе вилку и с наслаждением принявшись за завтрак. Подобное заявление заставило меня "выпасть в осадок" и недоверчиво посмотреть на остальных пони, на что те ответили тем же удивленным взглядом, поглощая завтрак.

— Ты не забыл, что я живу во дворце? И повара все стараются сделать что-нибудь эдакое, временами доводя все до абсурда. И если моей сестре нравится пробовать что-то новое, то я начинаю уставать от все более экзотичных завтраков. А уж официальных приемов старается избегать даже Селестия, и не только из-за исключительной скуки. У нас периодически бывают послы грифонов, а на таких ужинах стоит быть вдвойне осторожными во время еды.

Сбитый с толку, я недоуменно глянул на Луну.

— А что там может быть такого?

— Ты ведь помнишь, что аликорны могут питаться мясом, пусть мы это и не афишируем? Так вот, представь себе лица подданных, если кто-нибудь из нас по задумчивости возьмет еду грифонов, питающихся рыбой или мясом, и съест это. Череда обмороков обеспечена. Хмуро пояснила Луна, глядя в пустую тарелку и решая для себя такой явный вопрос как целесообразность добавки. Поборов демона чревоугодия, она решительно отодвинула тарелку и потянулась за кувшином воды, стараясь не обращать внимания на Зекору и Твайлайт, продолжающих завтрак.

— Может попросить Спайка готовить для нас с Твайлайт, пока вы будете жить в замке? Жалобно попросила великая и могучая правительница Эквестрии, заставив меня скривить губы от сдерживаемого смеха.

— Почему бы просто не нанять себе отдельного повара? Или уговорить Селестию притормозить с экзотикой?

— Да, конечно, заставишь ее притормозить с едой... Едва слышно буркнула Луна, вызвав возмущенное фырканье Твайли и тихий смешок Зекоры. С неодобрением посмотрев на принцессу Ночи, бывшая ученица Селестии пролевитировала посуду в раковину и отправилась в главный зал для руководства сборами.

— Чувствую, Селестия еще долгое время будет ее идеалом. Рассмеялся я, следуя за лавандовым аликорном.


После сборов, в результате которых Твайлайт дважды нагружала сумки учебными принадлежностями, а Спайк дважды разгружал их обратно, мы были готовы — оказывается, Луна под утро успела забрать мои вещи из дома Зекоры и теперь мы вчетвером ждали карету, поглядывая на небо. Решив как можно быстрее приступить к изучению моей проблемы, Селестия настояла на том, что бы нас доставили на карете. Мне было любопытно, утащат ли нас всех парочка пегасов, которые обычно возили принцесс, но спустя некоторое время передо мной опустилось весьма большое сооружение, которое несли восемь рослых пегасов.

"Да, такие и мантикору спокойно утащат." Признался я сам себе, пока Твайлайт грузила багаж с помощью телекинеза. Все приготовления были сделаны и я осторожно забрался в карету-переростка, сев с краю. Рядом со мной села Зекора, а Спайк с принцессами сели на передние сиденья. Пегасы синхронно взмахнули крыльями, взяли короткий разбег и на мгновение мой желудок камнем упал вниз. Прикрыв глаза, я отдышался и посмотрел вниз. На ум шло лишь одно слово из русского словарного запаса, но такое при кобылках не произносит, потому я ограничился лишь синонимом "офигеть". Одно дело лететь на самолете и смотреть вниз на проплывающие облака, а вот когда от падения тебя отделяет лишь перегородка кареты, это невольно заставляет сердце биться сильней.

— Я смотрю, тебе нравится летать. Услышал я голос Зекоры, с любопытством поглядывающей на пролетающие мимо облака, которые наши пегасы огибали с удивительной ловкостью, не доставляя никаких неудобств пассажирам.

— Конечно! Но это все равно не сравнится с обладанием собственными крыльями. С некоторой завистью посмотрев на одинаковых в своих доспехах стражей, я вернулся к тому, что любовался пролетающими внизу облаками и едва видимой землей.

— А зачем мы так высоко поднялись?

— Пегасы испытывают эту карету, она была создана лишь недавно и мы вроде как добровольцы. Подала голос Луна, спокойно поглядывая вниз.

— А разве это не опасно, так нагружать карету?

— Нет. Ответила Твайлайт, рассматривая само транспортное средство. — Я читала о подобных разработках, они абсолютно безопасны, просто изобретателям нужно было проверить ее поведение на большой высоте.

Как раз в этот момент карета начала снижаться, пробивая облака. Спустя минуту я уже мог разглядеть столицу Эквестрии, внезапно осознав, как высоко мы поднялись до этого. Видимо, на карету были наложены какие-то согревающие чары, раз мы не ощущали даже легкого ветерка.

"Наших бы конструкторов сюда, вот для кого был бы просто рай, никакого трения от стремительного снижения, проблем с охлаждением и прочим..."

Карета приземлилась на одной из башен и носильщики из числа земных пони быстро подхватили все вещи и скрылись из виду. Судя по тому, что в коридорах нам никто не встретился, принцессы позаботились о том, что бы о нашем прибытии знало как можно меньше народа. Показав нам наши комнаты, Луна куда-то пропала, но буквально через двадцать минут вернулась в сопровождении Селестии и нескольких единорогов. Не дав мне даже распаковать вещи, меня буквально вытолкали из комнаты и мы отправились в удаленную часть дворца, все так же не встречая никого по пути. На мою попытку начать разговор Луна попросила меня потерпеть до того момента, как мы окажемся на месте. Так и не поняв, что происходит, я молча следовал под странным конвоем, поглядывая на кьютимарки единорогов. Так или иначе, но они были связаны с наукой и магией, значит я, наконец-то, встретил ученых этого мира. Впрочем, здесь магия и наука переплетались друг с другом, так что их в той же мере можно было назвать и магами.

Наконец, мы подошли к закрытой двери, украшенной пылающими магическими знаками. Охрана была довольно серьезной — в зале перед дверью разместилось около двадцати вооруженных единорогов и пегасов, были даже несколько фестралов. Почтительно поклонившись принцессам, единорог окутал всех нас темно-синей занавесой. Когда она опала, нам позволили пройти внутрь.

— Защита против чейнджлингов. Успела шепнуть мне Луна, перед тем как мы вошли.

Что ж, я был потрясен, удивлен и заинтересован, но вслух вырвалось совершенно другое. Просторный круглый зал был поделен на различные секции, где проводились магические опыты. Судя по тому, что пол во многих местах был оплавлен, здесь проводились эксперименты, которые можно было классифицировать как опасные. На данный момент никто ничего не проверял, все ждали нас. Выступивший вперед темно-синий единорог с серой гривой осмотрел меня со всех сторон и скептически хмыкнул, заработав от меня ласковый взгляд, в котором можно было просчитать ближайший маршрут до выгребной ямы, где я собирался его утопить.

— Принцесса Селестия, вы уверены, что этот экземпляр обладает достаточным потенциалом, что бы мы отвлекались от экспериментов?..

Судя по всему, этот тип был ценным кадром, раз за подобный тон Луна еще не отправили его в изгнание.

— Я думаю, да. Завтра же вы приступаете к работе. Пока что все.

Когда все пони, кроме нас с принцессами, покинули зал, я повернулся к дневному диарху.

— А теперь может быть объясните мне, что тут сейчас было?

— Разумеется. Кивнула Селестия, сев на ближайший стул. Этот зал является скрытой частью замка, где проводятся наиболее важные исследования. За этим помещением находится тайная библиотека и несколько полигонов, которые я создала в подпространстве, то есть пройти сюда можно лишь через дверь за твоей спиной. Вы все, а именно ты, Дэс, Твайлайт и Зекора будете приходить сюда каждый день, где ты будешь обучаться и находиться под наблюдением наших магов, которые будут пытаться найти лекарство для от твоего странного состояния потери энергии. Здесь же ты продолжишь обучаться изготовлению зелий и основам магии. Мы с сестрой решили, что Твайлайт будет твоим учителем на первое время, что бы проверить, есть ли у тебя талант к магии. Думаю, на сегодня все. И еще кое-что. Добавила она, когда я повернулся к двери. — Пообещай, что Эркейн Хорн доживет до конца твоего обучения. Он может быть груб, но весьма ценный специалист и сильный маг.

— Этот единорог с самоубийственным тоном? Я принял задумчивый вид, взвешивая все "за" и "против". — Что ж, я попытаюсь...