Абсолютное безумие

На одной из тёмных улиц мрачного Готэма конченный псих размышляет о природе своей любимой пони, в то время как Бэтмен тихо наблюдает сверху.

Человеки

Скрытое в прошлом

Старлайт и Санбёрст снова друзья и даже больше, чем это, но им всё ещё необходимо заново узнавать друг друга, а заодно открыть ещё несколько секретов из своего прошлого, чтобы они не мешали их будущему. Предыдущее: https://stories.everypony.ru/story/11818/ Дальше: https://stories.everypony.ru/story/11838/

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Вынуждена сообщить…

Во время заурядной экскурсии по музею Школы одарённых единорогов принцесса Твайлайт Спаркл вдруг заметила чрезвычайно странный документ, и в этом документе пару слов…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Забытое прошлое 2. Тень древних.

Прошлое неумолимо и всегда догонит, как бы быстро ты не бежал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Дни Осы и Паука

Пони магически и генетически сконструированы быть идеальной расой слуг. Они мощные, умные, адаптивные и полностью под контролем их создателей. В результате аварии в лаборатории одна из таких пони освобождается от ментальных цепей, но может ли одинокая кобыла спасти себя и свой род, если даже не знает, что она раб? Это не Эквестрия, что вы знаете и не ваши маленькие пони... пока еще нет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Школа Зимнего Водопада

Ещё одна книга о необычной школе

ОС - пони

За чашкой чая

Кризалис повержена. Теперь новым лидером перевертышей стал Торакс, а прежняя королева скрылась от позора. Но однажды Флаттершай слышит подозрительный стук в дверь дождливым днем, после чего все ее представления о добре и зле меняются.

Флаттершай Кризалис

Fimbulvetr

Завтра должно было начаться лето. Вместо этого вокруг зима. Всё, что он знал, исчезло. Всё, чем он был, пропало. Что дальше?

ОС - пони

Арьергард

Молодой единорог оказывается в весьма патовой ситуации. На помощь никто не придет, за стенами злобные бунтовщики, а вместо еды в повозке...

Другие пони Стража Дворца

Город Тысячи Мостов

Про парящий город Старспайр и его жителей, ночных пегасов (которых еще зовут бэтпони или фестралы), в Эквестрии (и не только!) ходит множество глупых и страшных слухов на грани суеверий. Например, что пони ночного народа - милитаристы и религиозные фанатики, пьют кровь, похищают жеребят и вообще ответственны за половину бед и страшилок бедных поняш. Настала пора развеять эти заблуждения, рассказав историю, повествующую о трех друзьях, живших во времена, предшествующие событиям сериала больше чем на тысячу лет. Одна из них уже встречалась нам, а с другими только предстоит познакомиться.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Ересь пустила корни Допустимые потери. "Орлы". Первый подозреваемый

Кровопускатели. Пати хард. Тайны инквизитора

Что ж, тут кое что проясниться и часть тумана таинственности сойдёт.

Десантная «Валькирия» гудя мощными двигателями, несла два взвода гвардейцев в круговорот битвы. Индрик вместе с остальными сидел на выдвижной скамье между двумя такими же одинаковыми, как он, солдатами, гремя тяжёлыми карапсовыми бронежилетами. У входа в кабину пилота, держась за поручни, стоял, ещё не порабощённый скверной, сержант Бром. Как и многие командиры, он любил ходить без шлема и теперь стоя с непокрытой головой, оглядывал бойцов.

— Расслабьтесь народ, бывали мы в заварушках и посерьёзнее, а то, что с нами “привязи” нет, так вообще замечательно. — Подбодрил сослуживцев, сидящий ближе всех к хвосту, имперец.
“Привязь”- жаргонное название комиссаров, полученное ими за слишком большие полномочия. Не поддавалось счёту, сколько людей они расстреляли по тем или иным причинам, что ясное дело вызывало когнитивный диссонанс у простых вояк. А самое обидное в этой ситуации было то, что комиссары были действительно необходимы – именно эти бесстрашные командиры шли на острие атаки, внушая страх как врагам, так и союзникам. Хотя особо упёртые полит офицеры, “случайно” гибли от ожогов в области между лопаток.

Бром не придал значения оброненной фразе, за которую вполне мог вынести серьёзный выговор, тайно радуясь, что он сейчас главный и никакой надменный фанатик не будет ему указывать, кого и куда гнать.

— Тридцать секунд до посадки. — Встроенный в стену вокс (рация) предупредил кадианцев.

Все без исключения стали проверять оружие, молиться или просто трястись в предвкушении битвы.

— 5…4…3…2…1. Удачи парни, Император защитит!

Транспортник приземлился на неровную поверхность планеты и с шипением открыл задний люк, выпуская два десятка тёмно-зелёных гвардейцев. Вся площадь была усеяна воронками от снарядов, оставленных артподготовкой и телами не успевших спрятаться повстанцев. Из окна единственного уцелевшего в округе дома, вяло застрекотали парочка автоматов древнейшей модели, выбивая маленькие фонтанчики под солдатскими ногами. Штурм был недолгий, но кровавый, результат – семь убитых предателей и один легкораненый имперец. Командование направило достаточно сил, для подавления восстания и теперь отряд, в котором был Индрик, должен был попросту удерживать позиции, а заодно передавать более точные координаты на бомбардировочные корабли. Все, включая Индрика, рассредоточились по позициям и стали ожидать контратаки. Глупо было рассчитывать, на то, что жалкие остатки, выживших повстанцев, попытаются пойти в бой, но приказ есть приказ. Из неровного пролома в стене открывался вид на стонущий под тяжестью падающих бомб, горящий город, а ещё выше, на далёкой скале был величественный дворец регента, который судя по вокс-передачам, уже почти взяли. В последнем оплоте ереси был тот, кто стоит за всем этим безумием – принёсший в жертву тысячи невинных душ кровавому богу, бывший наёмный убийца Ферразиус Кэйрон…


Из просмотра фильма о своём прошлом, лоялиста вырвал тихий храп, раздающийся над самым ухом. Непонимающе захотев потереть глаза и встретив на пути защитные очки, гвардеец обернулся к виновнице его пробуждения. Оказалось гадский ксенос, уже затащил его к себе в “логово” и теперь используя солдата как подушку, попросту дрых на нём. Сначала Индрик ничего не понял, но потом до него допёрло – он лёг спать в одной лишь новенькой форме Ночного Дозора, что при такой температуре было крайне расточительно. Должно быть, она проснулась, после чего заметив мёрзнувшего во сне человека, решила поделиться с ним тёплым местечком. Кадианец был растерян – он, конечно, её спас и всё такое, но почти сразу же дал понять, что делает это не ради неё, да и после сказанных в камере слов и полученных пи…й, всё это было необычно. Хотя, она, скорее всего, попросту чувствует себя виноватой за случай в темнице или просто совесть проснулась. Он точно слышал, что Морс определил в ней наёмника, но сейчас глядя на сопящий меховой комок, в это трудно верилось. Правда он уже и успел узнать грифоншу с не очень хорошей стороны, но в её принадлежность к бандитам сильно сомневался. Наёмники в Империуме были одной из самых больших заноз в спинке Золотого Трона – эти бездушные головорезы работали на всех подряд, включая даже орков и эльдаров, вставляя палки в идеально отточенный механизм людской цивилизации. До конца не осознавая, что делает, лоялист провёл ладонью по оперённой щеке. Бладнайф улыбаясь во сне, щёлкнула клювом, чуть не прикусив вовремя отдёрнутый мизинец.

«Насчёт уродины я тогда конечно загнул… таааак всё, заснуть и забыть».


По ночным улицам Кентерлота шла одинокая фигура с убранными в карман руками. Громов был разочарован допросом, ведь все “подводные камни” оказались маловажными недоговорками. Теперь им будет куда сложнее найти этого Ферразиуса. Полковник шёл по другому пути, просто желая прогуляться по пустынным улочкам, подышать свежим ночным воздухом и просто подумать. Проходя рядом с закрытым оружейным магазином, он услышал, чей-то имбицильный смех. Зайдя за угол, пехотинец увидел три крылатые фигуры, ржущие над кем-то лежащим на земле.

«Мои ж вы родненькие» — Обрадовался полковник и громко свистнув, привлёк к себе внимание. — Ну что гопота, маленьких обижаем?

Хулиганы, держа между собой дистанцию, подошли к спецназовцу.

— Это что ещё за штуковина? — Оглядывая человека, спросил у своих товарищей, грифон с пиратской повязкой на глазу.

— Штуковину твой папа одеть забыл, когда тебя случайно сделал, а я человек, между прочим. — Нагло провоцировал шпану Громов.

Тот, кто спрашивал своих товарищей, среагировал мгновенно и посему первым отправился в нокаут. Двое остальных одетых в нечто похожее на рванину, синхронно взлетев, напали с двух сторон, но один просто получил удар в кадык и теперь задыхаясь, трясся на чистой каменной брусчатке, а второй с зажатым в “сливу” клювом тихо гундосил, стараясь вырваться из цепких пальцев. Пехотинец словно на вальсе обвёл грифона вокруг своей оси, после чего дав пендаль для ускорения, отправил его прямиком в кучу мусорных баков, которые гремя и лязгая, радостно приняли к себе редкого гостя.

«Страйк!»

Наступив на лапу, продолжающему как вытащенная на берег рыба беззвучно открывать пасть крылатому гопнику, полковник приблизился к цели приставания недобандитов. Тёмно-лиловая лошадка с желтоватой гривой вовсю таращилась на человека, а потом, громко взвизгнув, подпрыгнула на месте и уже через мгновение исчезла в лабиринте улочек.

« Ничего себе она учесала. Она ж могла просто убежать от этих придурков. Или это я такой страшный, что один мой силуэт заставляет бить рекорды по бегу с места? Мда…»

— Не стоит благодарности! — Крикнул вслед исчезнувшей пони, Олег и снова наступив на ту же когтистую лапы, вернулся к прогулке.

Командир спецназа начал задаваться вопросом о наличии стражи в том квартале, но зайдя в выделенную им казарму ответ, неожиданно предстал перед ним во всей красе. Он, дав своим людям шанс отдохнуть, сам, лично отправился в больницу, а по возвращению его встретило такое…

Слово «отдых» было воспринято не совсем правильно. Казарма была перевёрнута вверх дном, да так, что Мамай скромно курил в сторонке. Повсюду валялись пустые бутылки, и объедки от всевозможной пищи. Вся мебель была либо сломана, либо испорчена, либо изрешечена пулями и болтами. И везде тела – пьяные, храпящие тела людей, грифонов и даже пони. Видно его подчинённые решили погулять с местным воинством, и это удалось на славу. Жалобно заскрипела люстра. Подняв голову, Олег увидел свившего в ней гнездо из штор, грифона в синих доспехах, который уже почти вывалился наружу. Но самый большой вынос мозга был другой – в углу за столом, продолжая, покачиваясь сидеть на стульях, двое спецназовцев играли в шахматы, причём действительно играли, а не тупо двигали фигурки. Рухнувшая за спиной люстра была последней каплей. Ночную столицу разбудил отборный русский мат, перемешанный с командами и пальбой в воздух.


Индрик и никогда не был “совой”, но почему то проснулся поздней ночью в очень бодром состоянии. Рядом недоставало одного ксеноса и несколько шкур. Одев под капюшон каску, натянув успевшие высохнуть берцы , гвардеец покинул блок. Выйдя с территории госпиталя, температуры резко упала, но это было не критично. Не покидая помещения, спустившись вниз по раздвоенной лестнице его, встретил огромный зал точь-в-точь похожий на тот, что был в горах, но куда более щедро заставленный жаровнями и завешанный флагами с причудливой геральдикой. Находящиеся тут грифоны и парочка пони, все как один разодетые в то же во что и лоялист, грелись у очагов пламени.

— Уже проснулся? Быстро ты. — Айсчайлд возникла из индиговой вспышки перед солдатом заставив того с непривычки уронить пару кирпичей. — Ты что, телепорта никогда не видел?

— Видел-видел, только в следующий раз появляйся вне поля зрения, а потом нормально подходи. — Забурчал имперец.

Единорожка закатила глаза, явно и так устав от занудства.

— Раз ты поднялся, то пойдём, тебя хотят видеть.

— Насчёт всей этой путаницы с книгами? — Вздохнул человек.

—Ага, давай за мной, заодно с комендантом познакомишься.

Колдунья потрусила к большой обитой сталью и тканью двери, а кадианец, нехотя покидая более-менее тёплый зал, поплёлся следом. Когда они покинули зал, у гвардейца захватило дух. Замок, где они только что были, оказался построен прямо на огромной ледяной стене разделяющей королевство и неизведанные территории. Шириной она была не меньше нескольких сотен метров, а длиною тянулась далеко вперёд и скрывалась от взгляда сильной метелью. По всему периметру были кучи надстроек в виде башенок помостов для перехода через огромные трещины, и кучи контрфорсов. Украдкой глянув вниз, Индрик невольно поёжился – высота была просто колоссальная, и всё что он видел это скрываемый плохой погодой край хвойного леса. Задерживаться на невыносимо холодной стене он не собирался, поэтому, когда Айсчайлд завела его в занесённый снегом форт, лоялист решил попросить для себя теплые перчатки, а ещё лучше варежки. Комендант оказался пожилой грифон, лицом, очень походивший на Вестфорда – такие же шрамы и швы. Правда, сам хозяин Бастиона, выглядел куда добродушнее.

— Вы должно быть тот самый… — Комендант встал со своего кресла, приветственно протягивая лапу, но забыв имя человека, остановился на полпути.

— …Индрик. — Рука гвардейца проделала остаток пути над широким письменным столом, отвечая на рукопожатие… или лапопожатие… или руколапопожатие?...

Комендант Джиор Мормонт командует северной стражей уже пятнадцать лет. К сожалению это всё что он о себе поведал, перед тем как приступить к наискучнейшему допросу. Лоялиста переспрашивали по несколько раз, уточняли нужные и не совсем детали, тщетно пытались выудить несуществующую в его голове информацию о создании такого мощного и скорострельного оружия. Кадианец с серьёзным лицом кивал или не кивал, иногда уточнял неправильно понятые термины и просто скучал. Ради интереса он стал незаметно водить глазами по кабинету, благо некультурно оставленная на лице маска позволяла. По правде говоря при встрече с главным из Ночного Дозора он готов был встретить утопающую в роскоши и драгоценной дребедени мини-квартирку, но убранство помещения ненамного отличалась от того же госпитального блока, разве что многочисленные книжные шкафы забитые под завязку придавали комнатке вид очень заставленного помещения. Хотя, кто будет заботиться о ненужной красоте, когда каждый день нужно охранять стену от различных отродий. Кстати об отродьях. С другой стороны королевства обитали такие создания, что лишь за малый шанс встретится с этими существами, Ночному Дозору обязаны были поставить памятник из золота, причём в каждом городе.

— А где Морс? — Индрик уже привык к постоянному холоду и даже перестал прятать руки в карманы.

Мормонт дёрнулся, словно разбуженный филин.

— Вестфорд? Так он улетел на аудиенцию к Матриарху.

— Ему так быстро назначили аудиенцию с правительницей всего королевства? — Имперец аж присвистнул из уважения.

Грифон подошёл к одной из полок, достав книгу, положил её перед солдатом.

— Морс сам решает, когда ему приходить. — Кадианец уже хотел спросить насчёт реакции Матриарха на нежданный визит, но Мормонт открыл перед ним книгу и пододвинул её ближе к нему. — Ты слышал об Эквестрии, пришелец?

«Хех, никогда не думал, что услышу в свой адрес “пришелец”»

— Да, мне о ней рассказывали, правда, совсем чуть-чуть, однако в общих чертах слышал.

Комендант просто ткнул когтем в первую страницу, тонко намекая начать читать книгу. Солдат недоумённо передёрнул плечами, взял красивые, скреплённые кожаным переплётом фиолетового цвета листы бумаги, принялся за дело. Каково же было его удивление, когда это оказалась обычная сказка. Не, ну а где ещё пишут про две сестры которые правили вместе, потом одна позавидовала другой бла-бла-бла… Дочитав вступление Индрик невольно отметил сильную похожесть предательства на ту самую Ересь Хоруса, только не такую кровавую (вообще без жертв если быть точнее) и то, что предательницу не убили, а заключили на спутнике. Как только пролог закончился, Джиор забрал книгу, и положив её на законное место, вернулся к человеку.

— Теперь ты знаешь необходимый минимум об Эквестрии.

— И зачем я потратил два часа на это? — Лоялист был недоволен ненужной нагрузкой.

Грифон пригладил свою накидку, после чего по-простецки сказал.

— Чтобы не упоминать её при Морсе. Всё что ты вычитал, даст тебе шанс не ляпнуть, что-нибудь лишнее, а значит сохранить свои ноги, и прочие, легко ломаемые части тела целыми.

— Ничё не понимаю. — Индрик окончательно запутался.

Комендант, словно ректор, встал с места, и деловито прохаживаясь туда обратно начал разъяснять суть. На четвереньках, облачённый в броню ксенос выглядел чертовски потешно.

— Я рассказываю это не всем, но ты не местный и о Вестфорде не наслышан, та что начнём. Слушай очень внимательно – Морс всем своим сердцем, искренне ненавидит Эквестрию. Ты спросишь “почему”? Я отвечу. О его прошлом я распространяться не хочу, но суть в том, что этот грифон всю свою жизнь проливал свою и чужую кровь, страдал и добивался своего силой, да хитростью. Представляешь его реакцию, когда он попал из раздираемой меж клановой войной нашего королевства в тихую и мирную Эквестрию? Он видел лишь смерть и разрушение, а когда узнал, что всё это началось из-за ссоры двух лидеров мощнейших кланов, которую спровоцировали местные зажравшиеся сплетники, для которых это был просто повод похихикать в спину. Тогда Вестфорд был Рыцарем Скалы – скромным воином, которого буквально тошнило от всей этой роскоши и праздности, которыми окружали себя местные жители, даже не подозревая, что по соседству гибнут от стали и голода сотни грифонов. Узнав о том, что во всём этом хаосе войны виноваты несколько высокомерных ублюдков, решивших ради хохмы подшутить, он впал в ярость. Уж не помню, как его обезвредили, но перед этим он убил столько пони, что его даже в Бастион ссылать не хотели. Только старая дружба с Матриархом и заслуги в сражениях позволили ему выжить. — Комендант держа равновесие на трёх лапах, кашлянул в клюв. — Ещё ничего не говори про его жену. НИ-КОГ-ДА, даже в шутку.

Грифон снова уселся в кресло, явно считая свой долг выполненным. Индрик и не обижался – командиры не должны сюсюкаться с подчинёнными. Подбодрять, помогать, наставлять, но не в коем случае не сюсюкаться, иначе можно попросту растерять весь свой авторитет и тебя не то что станут не любить, все просто будут использовать твою доброту. В случае с имперцем было маленькое исключение. Хоть в задницу его не целовали, но поблажки давали, однако это можно списать на непохожесть расы (меньшая морозоустойчивость), набор информации ( которую по большому счёту уже получили) и просто уникальность, которая невольно заставляла окружающих относится к человеку по особенному.

«Главное что бы тут не особо много националистов было или просто ксеноненавистников, таких как я… хех»

Как только он задумался о ксеноненавистниках, то есть о всех имперцах, его тут же отправили в дозор на стену, словно услышав нелицеприятные мысли. Комендант дал ему записку со своей росписью на получение оружия (слава Императору лазгана, а не тутошнего бердыша) и отослал куда подальше. В прямом смысле – пост Индрику назначили в километре от тёплого замка!

Один марш бросок по ледяной скользкой стене, до склада спустя, Индрик получил у хмурого единорога-интенданта свою винтовку. Все зав. складов оказались одинаковыми – одетый всё в туже меховую броню пони, строил из себя как минимум Императора Человечества, но и менять товар не брезговал. «Жук!» За попытку сойти за великого правителя, гвардеец втюхал ему три пачки сигарет в обмен на несколько бутылок эля, выдав белые палочки за благовония. Хихикая как дебил, от представленной картины с медитирующим вокруг расставленных сигарет единорогом, лоялист отправился на свой пост, бывший не так уж далеко от склада. Всё сходилось – две жаровни, редкие ледяные зубья, адский холод. Он на месте.

Сейчас всё что делал боец имперской гвардии, это ходил вдоль края стены от одной жаровни к другой, изредка вглядываясь в скрытый пеленой мрака горизонт. Патрулировать огромный кусок глыбы было не очень весело, впрочем, как и патрулировать что-то другое (кроме разве что пленных орков – они так смешно ругаются на древнем сильно искажённом языке старой Земли) поэтому солдат стал поглощать недавно приобретённый эль, греясь и идя на поводу вредной привычки одновременно. Спустя какое-то время мимо прошёл огненно-рыжий единорог, магией усиливающий огонь в жаровнях. Индрик стал не любить псайкеров намного меньше. Когда молчаливый пони ушёл, имперец возобновил протаптывание дорожки… туда-сюда…

— Ну, привет, лысый. — Каркнули ему на ухо.

Гвардеец на автомате скинул винтовку, через долю секунды уже тыкая штыком в клюв Бладнайф.

— Больной что ли?! — Припав на четвереньки и не сводя с острой байонеты глаз, грифонша пятилась назад.

— Тоже мне наёмник, простых истин не знает – подкрадываться со спины к часовому очень нежелательно. — Опуская винтовку, проворчал солдат.

— Пошутить уже нельзя…

Кадианец лишь укоризненно покачал головой её некомпетентности. Оказывается, грифоншу послали патрулировать несколько километров стены, что она сейчас нагло не делала. На замечание человека она лишь махнула лапой.

— Стена-хрена, от кого её охранять? От зверей снизу, которые не умеют летать или от выдуманных диких грифонов? — Наёмница снова начала подкалывать исполнительного лоялиста.

— Пи…й патрулировать.

— Или что? — Усмехнулась Бладнайф, вставая на задние лапы.

«Договорилась…»

Индрик уже захотел устроить мордобой, но в памяти промелькнула эта обезоруживающая улыбка. Да и женщин, хоть и внеземных бить просто так нельзя. Улыбаясь известному только ему плану, гвардеец медленно стянул с себя тёплый меховой плащ, и расставив руки в стороны растягивая его побольше, стал медленно подходить к ксеносу. Наёмница слишком поздно сообразила о плане имперца, а когда сообразила, то, уже пыхтя, пыталась вырвать верхнюю часть себя из обёрнутого вокруг неё плаща. На свободе остались только крылья и задние лапы, которыми она забавно перебирала, создавая из выпавшего снега миниатюрные бураны. Зачем он это сделал? Всё просто – гвардеец никогда не был учёным, но сейчас он тестировал свою первую гипотезу насчёт грифонов. Так как в них было птичье начало, то вполне могли быть и птичьи особенности. Знаете, как попугаев укладывают спать? Вот это он сейчас и пытался сделать с доставшей его Бладнайф. А что самое глупое – работало: грифонша уже еле-еле перебирала лапками по ледяной стене, а крылья так вообще распластались в разные стороны. Гвардеец сначала подумал, что она задохнулась, но знакомый храп развеял его опасения. Вернув плащ на законно полагающееся ему место – на себя, Индрик невольно задержался около спящей. Хотелось резко разбудить её хорошим шлепком по клюву (после грелки он понял, что она очень от этого бесится), но он передумал. Снова не понимая своих странных порывов, лоялист провёл пальцем по её элегантной шейке. Опять эта улыбка.

— Продолжай. — Замурчал “спящий” ксенос.

«Бл…ь, бл…ь, бл…ь!!!»

Теория обернулась полным провалом, а он оказался прижат к земле резко вскочившей грифоншей.

— А говорил, что тебе нравятся только земные женщины с… я забыла, чем они там сильно блещут. — Ремни на маске сдавались под напором коготков.

— Не-не-не, это просто чисто исследовательский интерес. — Солдат поймал себя на том, что уже не сопротивляется. — Это, слушай, давай…

А потом его второй раз в жизни поцеловали. Первый был, когда они освободили от банды культистов, заложников, так там одна из спасённых, от счастья пол взвода расцеловала, включая комиссара. Хех, лица тогда у всех были как у алхимиков случайно взорвавших пол своей лаборатории. Но сейчас его целовали не из благодарности, а потому что он… нравился? Бладнайф помнила свой первый блин комом и делала всё, не спеша, словно боясь спугнуть дикого зверя. Клюв двигался почти как губы, жёсткие, но такие гладкие губы. Лёжа на ледяной стене, посреди утихающей метели, кадианец забыл про всё, в том числе и про вбитые в разум имперские догмы. Руки сами заползли под одежду, повинуясь каким-то инстинктам, стали перебирать мягкую шёрстку, заставляя грифоншу дышать чаще и сильнее. Кто знает, что было бы дальше, если бы парочку не отвлёкло злобное рычание, раздающееся с одной из небольших башенок. Первым как не удивительно пришёл в себя Индрик, который глянув через плечо своей совратительницы, замер от животного ужаса, поглощающий каждое живое существо при виде их. Демоны.

На них глядел сидящей на башенном зубе, словно горгулья, освещаемый светом луны, красный, покрытый обрывками серой шинели и засохшей кровью, младший демон войны – кровопускатель. Его овальная голова с непропорционально большой челюстью, увенчанная изгибающимися навстречу друг другу костяными рогами, покачивалась в такт неизвестного ритма, а длинный змеевидный язык ходил по воздуху, пробуя на вкус тепло будущих жертв. Ростом он превосходил гвардейца на две головы и был чуть ниже десантника, хотя в плечах всё же конкретно уступал Астартес. Вращая в лапе свой огненный клинок, он словно был недоволен тем, что его нагло не замечают и не собираются с ним драться. Грифонша была слишком, поглощена щекотанием своим клювиком, человеческой шеи, поэтому гвардейцу пришлось дать ей хороший подзатыльник, что бы любвеобильная наёмница, наконец-то соизволила обернуться в сторону его испуганного взгляда. Завидев демона, она просто выхватила из складок плаща арбалет и навскидку выстрелила в чудище.

Кровопускатель не меняя позу, попросту исчез в красной вспышке, через секунду появляясь у подножия башенки. Две его жертвы уже стояли в боевых стойках, что очень его радовало – война и убийство смысл его существования, поэтому ему куда приятней будет вырвать позвоночник настоящему воину, а не хныкающему трусу. Тот, что был побольше и без крыльев уже достал из рюкзака продолговатый предмет, сделал с ним какую то неразличимую в темноте манипуляцию, стал отходить к жаровне. Демон был разочарован, настолько, насколько может разочароваться безмозглая машина смерти способная лишь убивать. Тут другой противник, у которого были крылья, взлетел в воздух и послал в демона примитивный снаряд из своего жалкого оружия. Кровопускатель просто переместился через варп на пять метров ближе к безкрылому существу, которое уже что-то совало в огонь. Пламя перекинулось на предмет, и демон узнал в нём самодельный коктейль Молотова. Слуга кровавого бога знал, что этим его убить нельзя поэтому, не используя варп-прыжков он, стал идти к воину у жаровни, не придав значения воткнувшемуся в плечо болту. Кровопускатель узнал в безкрылом человека, отчего на его уродливой роже промелькнула жалкая потуга изобразить радость. Люди их создали, вскормили их своей яростью и ненавистью, дав им огромную силу. Как же было приятно убивать своих создателей, по ощущениям демона это было сравнимо с поеданием деликатеса или занятия любовью для смертного. “Создатель” замахнулся, и швырнул самодельную поджигу через кровопускателя. Демон, проводив взглядом горящий снаряд, который врезался в один из зубцов башни, поджигая его, понял, что человек поднял тревогу. Это хорошо, очень хорошо, сейчас сюда начнут сбегаться всё новые и новые жертвы, а когда он приступит, их черепа посыплются к трону его повелителя. Плечо резко обожгло, демон посмотрел на чуть обуглившуюся часть тела, потом на направленную на него винтовку, после чего, появился прямо перед выронившим свой лазган гвардейцем. Схватив солдата за шею, демон, подняв его над землёй, стал отводить меч для удара. Тут человек сделал что-то совершенно нелогичное – он вытянул руки и стал… пытаться задушить демона! Кровопускатель изображая смех, громко зашипел, из-за чего не услышал тихий щелчок.

*Хрусть*

Меч пробил броню, словно бумагу, насадив человека на клинок, как мясо на шампур. Ещё один болт вонзился в спину, но демон не отвлекаясь, наслаждался моментами того, как из его врага выходит жизнь. Неожиданно человек поднял голову, сплюнул кровь и перед глазами демона, достал из кармана пульт.

— Спокойной ночи. — Давясь кровью, процедил он.

Кровопускатель хотел провернуть свой меч, но его взор резко померк, после чего он вернулся в небытие.


— Капитан Зигфрид, вы что-то нашли?

Лия стояла в разгромленной прихожей, внимательно глядя на десантника, который смотрел за открытую дверь. Ничего не говоря, храмовник хлопнул деревянной преградой и стал возвращаться в обеденный зал.

— Что там, капитан? — Спросила ассасин, когда он уже поравнялся с ней.

Астартес остановился, помедлил секунду, после чего ответил совершенно ледяным голосом.

— Старый гарнизон…

Крепость была совершенно разрушена и осквернена. Все стены были изрисованы понятными лишь их творцам символами, повсюду валялись обломки некогда простенького, но красивого интерьера, а все помещения стали напоминать новостройку, которую решили использовать как свалку. Во внутреннем дворике, по совместительству бывшим недавним местом яростной битвы, Таркус сразу из двух брошенных убегающими гвардейцами огнемётов, сжигал накиданные в кучу тела предателей. ТСМ водил двумя огнедышащими стволами по всей массе, явно получая от этого чисто эстетическое удовольствие. Запах жареного мяса был столь силён, что даже фильтры в шлеме не могли полностью его блокировать, хотя они были рассчитаны даже не искусственную выработку кислорода. Зигфрид активировал вокс-связь, отвлекая Таркуса от жарки “барбекю”.

— Мы отправляемся в Кентерлот, судя по перехваченным Каллидус новостям, там в последний раз был замечен грифон по имени Ферразиус.

— Понял. — Огнемёты выплюнули последние запасы прометия (универсальное горючее средство далёкого будущего), после чего были аккуратно поставлены на каменный парапет – оружие ни в чём не виновато, так пусть его дух машины отдохнёт.

Выйдя из других врат, три имперца невольно замерли. Перед ними была совершенно другая страна, в корне отличающаяся от Королевства Грифонов: за пограничным постом расстилался бескрайний зелёный луг, на котором росли цветы всех возможных для восприятия глазом оттенков. Гор не было, зато вместо них были небольшие холмики, делая прекрасные зелёные равнины немного бугристыми, придавая им ещё больше шарма. Вдалеке виднелся врезанный прямо в гору огромный белый город с множеством зданий из слоновой кости. Десантники сразу узнали столицу здешних аборигенов, о которой им недавно рассказала Лия.

— Я только что расшифровала личный аудио-дневник Дрогана. — Вяло, словно пытаясь поддержать разговор, заявила ассасин, когда они отошли на уже порядочное расстояние от границы.

— У тебя всё это время был его дневник, а ты молчала?! — Таркус продолжал спокойно идти, но опытный Каллидус заметил, что он сильно злиться.

— А если бы и сказала, то что? Без взлома это просто кучка электронной памяти. К тому же, до предательства Дрогана я просто хотела передать его секреты Официо Ассасинорум… на всякий случай.

— Так вот почему тебя так легко отпустили на маловажную планету… шпионить. — ТСМ повёл плечами, скорее всего представив, что следили не только за инквизитором.

Ассасин еле слышно прыснула, отвернувшись в сторону, не веря, что заставила занервничать Астартес.

— Не желаете ознакомиться? — В шлемах десантников раздался звук, оповещающий о получении файлов.

Храмовники, молча, синхронно воспроизвели запись.

— «Файл №1242, доступ разрешён. Приветствую вас инквизитор» — Мягкий женский голосок буквально ласкал уши. — «Продолжить запись или прослушать?»

Астартес выбрали начало аудиозаписи, после чего голосок стал раскрывать тайны Дрогана, но если не вслушиваться в слова, то это можно было принять за щебетание птицы.

« День №1 13:42.» —К сожалению дальше раздалось бормотание инквизитора. — Приветствую вас мои слушатели, с вами говорит вошедший в историю инквизитор ордо еретикус – Дроган. Если вы это слушаете, значит, я достиг успеха или меня взломали, что невозможно. Сейчас я лечу на планету Фобос 5. Должен заметить та ещё дыра, зато мне никто не будет мешать. В чём? Терпение мои дорогие слушатели, терпение. *Металлический скрежет*. Прошу прощения, мы входим в варп пространство, что ж следующую запись я начну уже после высадки. Конец записи».

«День №3 14:17. А тут, довольно таки неплохо! Мне выделили половину дворца самого регента, да ещё и предложили помощь. Как мило, но я уже отказался, в моём деле лишние свидетели не нужны. Ой, я уже слышу, как вы забормотали о страшных запретных экспериментах над людьми и прочей чепухе. Я буду заниматься куда более полезным делом – поиском новых вселенных. Если кто не понял – галактика и вселенная это разные вещи и если в галактику можно прилететь на другом корабле, то для попадания в другую вселенную будет недостаточно даже варп-двигателя. *Хруст, явно от шеи* что-то я устал после полёта, забавно, у меня столько генных модификаций, а не спать, как Астартес всё равно не могу. В общем, дорогие слушатели, следующая запись будет уже о ходе эксперимента и его описание. Конец записи».

«День №17 16:05. Вот это задержка, но не бойтесь – первый в Империуме телепортариум для перемещения меж реальностью готов! Но не испытан… Вы спросите о том, как я этого добился? Ну, нет, это вы услышите только из моих личных уст, не обижайтесь, просто предосторожность. О! Вот и добровольцы. Проходите, не бойтесь, эти арбитры не будут вас бить, если будете хорошо себя вести. О результате чуть позже. Конец записи».

«День №21 13:11. Хорошая новость – из одиннадцати человек вернулось целых четыре, притом, что только один из них умер от перегрузки, а остальные просто пропали в других мирах. Точнее сбежали. Ну и чёрт с ними – телепортариум работает, а значит скоро можно самому попробовать им воспользоваться… ах да, тот кто, умер, был с больным сердцем. Я так волнуюсь… конец записи».

«День №24 23:06. РАБОТАЕТ!!! Ха-Ха, я знаю, что сказал об это в прошлой записи, но не смог удержаться. Я не взял с собой свиту, ибо такое нужно пережить в одиночку. Риск? Не волнуйтесь я вполне, могу за себя постоять. Итак, я попал в мир с субарктическим климатом, и развитием на уровне века этак десятого… нет, не десятого тысячелетия, я не оговорился, а именно век – мечи, луки, топоры и прочий пережиток времени. Зато тут есть псайкеры, но сейчас не о них. Так вот, когда я зашёл в местный городок, ко мне подбежал какой-то волосатый варвар и спросил насчёт моей стороны. Мне было невдомёк, о чём он говорит, но варвар сказал, что я валяю дурака. Потом, он, правда, сказал, про каких-то братьев бури и Империю, чей-то там Доминион. Я понятное дело сказал, что за Империю. После этого, варвар решил на меня напасть, крича “Скайрим для нордов!”, пришлось изжарить его из своего инферно-пистолета, а заодно и десяток сбежавшихся стражников. Ушёл я с помощью одного прибора, который непременно вам покажу. Итоги – другие вселенные есть и там живут люди, но настроены они весьма агрессивно. Ничего, потом наведаюсь в этот Скай-рим с десятком Каср`кин, ха, звучит! Конец записи».

«День №27 00:07. Вы не поверите, но сейчас я сижу на чужой кухне, пью джин и разговариваю с неагрессивным человеком. Точнее сейчас он ушёл, и я делаю запись. Вторая телепортация выкинула меня прямо в квартиру к этому парню. Он ясное дело испугался, но я успокоил его, сказав, что не причиню ему вреда. Знаете, он оказался учёный, причём довольно бошковитый. Сразу стал расспрашивать о том, о сём, да и я не отставал. Вышло так, что я попал в страну под названием Россия, которая по его словам катилась в говно. Смешно, но эта цивилизация развилась до электричества и примитивного лазерного оружия, а в космос почти не выходила – жаба душит, тратить драгоценные ресурсы на космические корабли. Думаю, мы сможем им помочь, а заодно и просветить в нашу веру. Вообще он мне много о чём рассказал, но зачем пихать это всё в короткий аудио-дневник? Я и так всё запомнил, благо мой имплантант на улучшения памяти всегда со мной. Контакт налажен – это прогресс. Так, кажется, он возвращается, конец записи».

«День №27 10:09.ТВАРЬ, СУКА, ВЫБ…ОК!!! Проклятый вор! Он украл у меня чертежи, а я это заметил только по возвращению. Вот зачем я их с собой таскал? СУУУУУКА!!! Как только освобожусь, вернусь в ту вселенную, притащу его сюда и прикажу сделать из него сервитора, который будет за гроксами дерьмо убирать. Ладно, всё, спокойно *Дроган переводит дыхание* это, была лишь копия, оригинал у меня. Однако воровство надо карать, берегись Лубин… конец записи».

«День №30 07:06. *Грохот* Варп бы побрал этих мятежников! Сейчас я бегу к своему личному кораблю, с сожалением оставляя свой труд в лапах этих еретиков. *Грохот становится такой сильный, что заставляет поморщиться, даже десантников*. Это реактор? Там же моя свита… чёрт, придётся улетать одному. Очень надеюсь, что телепортариум не тронут, а может даже модернизируют за меня… мечты-мечты. *Грохот*. Бл…ть! Конец записи».

«День №36 08:13. Я нахожусь на орбите Фобос 5 в одном из кораблей имперского флота, и жду, когда храмовники и кадианцы отобьют планету. Извините за задержку просто мне как-то нехорошо сегодня… наверное это из-за странной вспышки произошедшей перед моим взлётом. *Кашель.* Корабельные медики меня уже просто залечили, а от жуткой головной боли так и не избавили. * Стон*. А, кто тут? Я не разрешал себя беспокоить! Чёрт, у меня слуховые галлюцинации… пойду прилягу. Конец… ууугх…»

« Деuhnkg error 404. *Неразборчивый шёпот* Кто вы? Что вам надо? Я вас не вижу! Что? Какой носитель, что за чертовщина? Нет-нет, во имя Императора только не вы… НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!»

— «Последняя запись повреждена. Желаете удалить?» — Медовый голосок, снова зазвучал в шлемах Астартес.

Храмовники ничего не ответили, не веря, что всё это время Дроган был мёртв …