Путь к миру

Продолжение "Четыре дня в Зазеркалье". Два мира однажды соприкоснулись. Соприкоснулись, чтобы со страхом и отвращением отпрянуть друг от друга. Возможно ли после всего случившегося мирное сосуществование миров? Окажется ли вторая встреча успешнее первой, учитывая, что многие из действующих лиц уже имеют негативные впечатления от первой? Читайте в рассказе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дэринг Ду Человеки

Предсказание Ангросса.

Три пришельца из другого мира пытаются отвратить неизбежное.У них полгода на интеграцию в этот мир.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Planescape: сказка о тернистом пути на вершину

Количество живущих-бывущих баранов значительно увеличилось, а вот ресурсы подсократились, да и разброд с шатанием тут как тут. Впрочем, невезучему не привыкать, а Бестолочь никто и не спрашивает.

ОС - пони Человеки

Древние: часть II

Шахматная доска вселенского масштаба, где каждый ход имеет свои последствия. Кто же Артур? Фигура или игрок? Какая бы не была истина, проигрыш партии не сулит ничего хорошего. Артур мечтал о спокойной жизни, а не о том, что ему уготовила "судьба".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Тепло семейного счастья

Этот короткий рассказ о пони, который обрел счастье, не смотря на трудности в жизни.

Другие пони

Бунт

Долой тирана-Селестию! Долой принцесс! Да здравствует свобода!

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Снеговик

О лопатах и снеговиках.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Жеребята

Твайлайт с друзьями ненадолго уезжает из города, и их знакомый пегас остаётся нянчиться с Меткоискателями. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Дети".

Эплблум Скуталу Свити Белл

Muffins: a Cupcakes side-story

Скандально известный фанфик "Капкейкс" никогда не будет забыт. Всё новые и новые арты и истории, связанные с "Капкейкс", появляются на просторах интернета, и этот рассказ относится к ним же.Эта история идёт паралельно с "Капкейкс" и заканчивает её сюжет, наверное, самым лучшим и логичным(?) концом, какой мог быть у такой истории.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони

Жизнь, что я выбрала / The Life I Chose

Я странствую по открытым дорогам в любую погоду: в дождь, слякоть, снег или ветер. Я останавливаюсь в городах на моём пути, устраиваю небольшие представления и иду дальше. Почему? Может, я хочу что-то доказать? Может, я бегу от забытого прошлого, но обременяющего мои плечи? Может, я что-то скрываю? Или возможно, чисто теоретически, может, мне просто нравится открытая дорога?

Трикси, Великая и Могучая

Автор рисунка: Siansaar
Кровопускатели. Пати хард. Тайны инквизитора Все дороги ведут в Кантерлот

Допустимые потери. "Орлы". Первый подозреваемый

Не знаю с чем это связано, но эта глава далась мне тяжело. Исправлял и переписывал кучу абзацев и всё равно скорее всего упустил что-то важное. Но я переборол непонятное наваждение и теперь глава готова. Приятного чтения.
P.S. Нет, вдохновение не иссякло)

«… В тяжёлые времена люди всегда ищут виноватых. Брать от судьбы своё и не склонять перед ней головы, это признак силы. Многие неизбежно будут винить того, кто покарал множество людей– Ферразиуса Кейрона. Но он просто исполнял свой долг, долг чести, который часто расходится с нормами общепринятой морали. Боятся его за это глупо, ненавидеть – бесполезно. Более благоразумные станут искать причины, вынудившие его так поступить. Если повезёт, это желание узнать истину, перерастёт в цель, и они станут хозяевами своей судьбы, после чего смогут совершить великие деяния. И в тоже время эту самую череду событий запустил сам Ферразиус Кейрон, одним лишь единственным выстрелом…»


Взрыв поглотил человека вместе с красной тварью. Шрапнель, разлетелась в разные стороны и несколько осколков задели зависшую в воздухе грифоншу. Она закричала от резкой боли в крыле и ляжке, после чего рухнула на обледеневшую крепостную стену. Наёмница еле приподнялась, но ни гвардейца, ни демона не увидела… пока не перевела взгляд на боковые укрепления: красное обезглавленное тело кровопускателя медленно тлело, словно подпалённая салфетка, а утихающий ветер уносил в ночь его тлеющие останки. Пока, Бладнайф терпя дискомфорт от стальных шариков, прихрамывая, подошла к трупу, он уже полностью исчез, оставляя на снегу лишь умирающего человека. Его броня в области груди была обезображена огромным бардовым пятном с обугленными сегментами стальных подкладок на краях. Лицо, изрешечённое десятком осколков, было кровавой маской, на которой каким-то чудом уцелели оба глаза, и сейчас их окутывала пелена смерти. Солдат привалившись к валу, словно не понимая, что произошло, в конвульсиях делал попытки осмотреться. Неожиданно его тело пробила судорога, из-за чего он закричал нечеловеческим голосом.

— ПОЧЕМУ Я НЕ УМИРАЮ?! — Такой вопль, должно быть, услышали все в радиусе нескольких километров.

Наёмница уже хотела что-то ответить, как недалеко раздался удаляющийся крик, словно кто-то падал с большой высоты. На Бастион напали. Но это невозможно – любые более-менее крупные силы должны были быть замечены ещё на подходе или на подлёте, а телепортироваться на огромные расстояния могли лишь сильные маги, да и то не все. Забив на рассуждения, Бладнайф оторвала кусок своего плаща и попыталась перевязать имперца, но тот начал отстраняться.

— Изыди демон, я не страшусь тебя. — Каждое слово давалось человеку с таким трудом, что после этого предложения он отключился.

Когда часть кровоточащих ран была перевязана, грифонша стала думать, как вытащить лоялиста из начинающейся битвы. Если противник хотя бы немного осведомлён о штурме крепостей, то он первым делом нападёт на стратегически важные объекты, такие как госпиталь, оружейная, склады с провизией и прочее. К сожалению, им нужно было как раз в замок, где находился медицинский блок и даже если гвардеец не выживет, наёмница не собиралась оставлять его тело на растерзание этим тварям. Взвалив на себя тяжелораненого человека, она отметила, что без своей зелёной брони он весит куда меньше. Он заворочался, пытаясь сползти, но грифонша лишь крепче прижала его целым крылом, а затем как можно быстрее двинулась к замку.

— …Дай… мне… умер…ть… — Пришедший в себя солдат, выдал невыполнимую просьбу, после чего снова вырубился.

Игнорируя его слова, наёмница продолжала идти. Шаг за шагом. Ноющая боль уже начинала перерастать в полноценную, но она, не останавливаясь, плелась вперёд. Звуки битвы приближались и неожиданно висок Бладнайф, резанул знакомый оранжевый луч. Тот, кто его послал, вызывал не меньший трепет, чем недавно встреченный демон. Из контрфорса вышло существо, отдалённо напоминающее гвардейца: облачённое в остатки брони, от которой остались лишь штаны и один наплечник, с вживлённой в лицо нижней частью маски и пустыми белыми глазами оно было лишь тенью себя былого. Наёмница чудом успела спрятаться вместе с Индриком за угол, прежде чем на месте где она стояла не образовалась маленькая воронка от лазера.

— КАЛЕЧИТЬ!!! УБИВАТЬ!!! УНИЧТОЖАТЬ!!! — Ревел одержимый, поливая огнём из лазгана укрытие своих врагов, одновременно приближаясь к ним быстрыми шагами.

Когда он остановился что бы перезарядиться, на него сверху обрушился его противник. Несмотря на повреждённое крыло и лапу, грифонша перетерпела боль, и теперь свалив психа с ног, пыталась вогнать ему в глаз саблю. Одержимый зарычал, на его лице вздулись чёрные как смоль вены, и она почувствовала, как у него появляются новые силы. Как только её отбросили назад, одержимый схватил свою винтовку затем, не тратя времени на перезарядку, выставив вперёд штык, побежал на распластавшуюся у замковой стены, наёмницу. Щёлкнул арбалет, одержимый с болтом в колене перевернулся через голову, однако продолжил бежать дальше, но уже прихрамывая. Тут его снесло в сторону неизвестно откуда взявшееся чёрное пятно. Морс Вестфорд поудобнее перехватив секиру, наблюдал, как раб хаоса резко вскакивает на ноги.

— Наконец то, достойный противник! — В руках «человека» показался ритуальный кинжал.

Выпад коротким клинком был столь резок, что даже бывалый грифон на мгновение замешкался. Сталь вошла чуть ниже живота, но ветеран Ночного Дозора успел взять топор ближе к основанию и вогнать его лезвие прямо в лысую макушку. Но одержимый не думал умирать – оттолкнув от себя подранка, он схватился за рукоять и стал вытаскивать плотно засевшую секиру. Когда у него почти получилось, меж его рёбер вышла сабля. Раздался хруст костей. Слуга тьмы изогнулся в последний раз, после чего осел на землю.

— Ты живой? Морс, посмотри на меня, Морс! — К грифону подбежали и безалаберно стали трясти за плечи.

— Живой, живой. Не зря я латы под плащом таскаю. — Как всегда мрачным голосом ответил спаситель, поднимаясь и резким рывком возвращая себе секиру. — Что тут творится?

Обрисовав ситуацию в трёх словах, наёмница свалила на Морса обязанность тащить на себе гвардейца, а сама двинулась в глубь укреплений для расчистки дороги. По пути попадались мёртвые тела, которые, к сожалению, большей частью принадлежали защитникам. Раздался яростный вопль, и когда грифонша задрала голову, перед ней разбилась на тысячи осколков ледяная статуя двуногого гуманоида.

— Повнимательнее будь. — Индиговая единорожка выпрыгнула из бойницы прямо перед наёмницей.

— С-спасибо. — Бладнайф не могла поверить, что её только что опять спасли. У большинства “когтей” такое не котировалось.

— Сэр Морс, вы вернулись! — Даже не расслышав благодарности, пони подбежала к раненым. — Какой ужас, вам обоим срочно нужна медицинская помощь.

— Я в норме. — В доказательство этого, Вестфорд слегка приподнялся на задних лапах, стараясь не потревожить Индрика. — А вот ему действительно нужно в госпиталь, причём немедленно.

Человек застонал, словно намекая, что он действительно жив

— Как они так быстро прорвали внешний периметр? — Грифон снова взвалил на себя хрипящую ношу.

— Никак сэр Морс. Они просто стали появляться посреди посадочной площадки. Мы пытались сражаться, но большая часть наших, даже в настоящей битве ни разу не участвовали, не говоря уже об убийстве. — Колдунья оглянулась на ледяные осколки. — Сегодня я в первый раз отняла жизнь…

— Извините, что отвлекаю, но мы вроде как в осаждаемой крепости. — Цинично встряла грифонша. — Если мы хотим спастись, нужно выдвигаться.

Грифон и пони переглянулись и поняв бессмысленность пустых разговоров, последовали за наёмницей. Судя по удаляющемуся гулу, нападающие двигались вдоль стены. Проходя мимо павших, единорожка всхлипывая, жалась к Вестфорду в то время как он бурчал проклятия в адрес сектантов. Наёмница заметила, что эта Айсчайлд неровно дышит к грифону, хотя они совершенно разных видов. Может, и её влечение к этому кадианцу было нормой? Романтичные мысли оборвались грязным ругательством, которое совсем не шло говорить симпатичной девушке. У замка шла настоящая война с участием сотен действующих лиц. В глаза бросалось то, что осаждающих было гораздо меньше, но каждый воин хаоса сражался с упорством десятерых грифонов. Среди кровавой бани, над смешанными рядами сражающихся возвышались три красных демона точь-в-точь похожих на своего неудачливого собрата. Бывшие гвардейцы отстреливались от кружащих над ними бойцов Ночного Дозора, которые в свою очередь засыпали их болтами. В ближнем бою почти никто не сражался – кровопускатели сразу же разрывали на части глупцов попробовавших подлететь слишком близко. До ушей доходили утробные возгласы и утыканные болтами одержимые падали как подкошенные, но куда чаще слышались предсмертные орлиные крики сбиваемых грифонов.

— Не прорвёмся. — Констатировал ветеран севера, глядя на плотные звенья своих братьев, обрушивающиеся на людей и кровопускателей с небес.

— Я, могу вас телепортировать в больничное крыло замка. Я часто так делала и наизусть знаю координаты.

 — Мне послышались нотки неуверенности в твоём голосе. — Не отводя взгляда от панорамы, пробормотал Морс.

— Моей оставшейся энергии хватит на перенос только двоих. — Виновато потупилась единорожка.

Все кроме имперца переглянулись.

— Бери человека и уходи отсюда. — Грифон стал подходить к пони, но та попятилась.

— Нет…

— Что? — На загривке Вестфорда перья стали дыбом. — Я приказываю тебе телепортироваться вместе с раненым.

— У меня есть идея получше. — Несмело начала колдунья, но увидев успокаивающегося ветерана, продолжила уже более спокойно. — Я переношу человека и наёмницу, потом под вашим присмотром набираюсь сил, и мы переносимся следом. Среди всех у вас самая лёгкая рана, а ещё вы прекрасный боец и в случае если нас заметят, у нас будет больше шансов отбиться.

Бладнайф хотела уже оскорбиться тем, что её не считают за воина, как ей резко скинули на спину гвардейца, после чего их окутала индиговая пелена. Теперь они были в том же блоке, где до этого разместили лоялиста. Грифонша без особых нежностей скинула его на кровать, а сама стала рыться в стеклянном шкафу. Сзади послышался топот, и наёмница, обнажив саблю, резко развернулась к неизвестному врагу. На пороге стояли два пони Ночного Дозора в своей вездесущей чёрной форме. Единорог держал телекинезом короткое копьё, а пегас со скинутым капюшоном сжимал в зубах короткий меч. Несмотря на грозный вид, они были полностью напуганы и растеряны.

— Как вы сюда попали? Мы же закрыли дверь! — Единорог синего цвета был полностью дезориентирован.

— Не важно. — Изогнутый клинок отправился в ножны. — Кто тут ещё помимо вас?

— Да никого…

— Значит, в то время как все защищают крепость, вы тут прячетесь… трусы. — Наёмница терпеть не могла трусов.

— Неправда у нас приказ от коменданта! — Возмутился копейщик.

— Какой? Залечь в пустующем замке пока не кончится осада? Дискорд с вами, но вы мне поможете. — Она обвела их слегка презрительным взглядом. — Думаю, вы и драться то толком не умеете, а посему идите вниз и следите за воротами. Если что – кричите. Хотя вы ничего больше сделать и не сможете.

— Вот сучка… — Еле слышно сказал единорог, думая, что его не услышали.

Подведённые тенями глаза защурились, словно в них бил яркий свет.

— Повтори, что ты сейчас сказал!

Пегас, покосившись на грифоншу, подальше отошёл от напарника, давая понять о своей непричастности. Единорог испуганно что-то промямлил, после чего вместе со своим молчаливым братом умчался исполнять приказ. Бладнайф лишь сплюнула и продолжила поиск. Наконец она нашла то, что искала – красный фиал с этикеткой в виде сердца.

— «Приворотное зелье» — Хихикнула про себя она.

На самом деле это был исцеляющий напиток, который в Бастионе встречался довольно редко в виду нечастого пересечения с внешним миром. Осталось самое неприятное – напоить кадианца. Его обветренное, покрытое изморозью и кровью лицо было не радо, когда ему разлепили смёрзшиеся губы, и стали вливать внутрь какую-ту гадость. Человек всячески извивался, бил ногами о матрас и просто показывал, что ему сейчас очень больно. Удерживать лоялиста, одновременно не причиняя ему вреда, было тяжело, но наёмница справилась. Раны стали затягиваться, осколки, словно крысы с тонущего корабля покидали прорехи, высыпаясь на подушку, уродливая дыра на животе перестала сочиться кровью и тоже потихоньку срасталась. Грифонша так бы и любовалась оживающим на глазах гвардейцем, если бы снизу не послышался странный шорох напоминающий звук резко отдёргиваемых занавесок. Затем последовало два глухих удара, после которых всё затихло. Тишина так сильно стала давить на Бладнайф, что когда стал слышен топот, её обуял страх. Никто из Ночного Дозора, кроме единорогов не умел телепортироватся самостоятельно, а тот, кто шёл, был минимум раза в три больше пони и передвигался на двух конечностях. Прямо как люди. Мысли о людях заставили отринуть предположение о ком-то другом проникшем в замок. Тем временем топот усиливался. Наёмница решила попробовать спрятать имперца, но блок был фактически пуст, а единственным нормальным местом для пряток была кровать, точнее пространство под ней. Индрик до сих пор слабо соображал, и на попытки поставить его на ноги никак не реагировал.

*Топ-топ!*

Это самый страшный звук, который только можно представить, особенно если ты в тупике с раненым, а к вам приближается неизвестно что и это “что” каким-то образом обошло охрану или же… тут грифонша вспомнила про два глухих удара и окончательно убедилась в агрессивности неизвестного диверсанта.

*ТОП-ТОП!* — послышалось совсем рядом.

Здравый смысл взял своё, и наёмница шмыгнула под кровать одна, одновременно доставая клинок. Из убежища был виден только идеально выдраенный пол, а также немного пространства над ним. Невыносимо медленно заскрипела дверь. Наёмницу пробрала дрожь, когда один за другим в помещение ступили два огромных обитых железом сапога, с которыми она имела честь познакомиться при нападении на их лагерь. Неизвестный сделал пару шагов к постели, а она уже судорожно клала болт в арбалетную канавку. Сапоги остановились на расстоянии примерно одного метра. На Бладнайф сверху стали давить пружины – гвардеец пришёл в себя окончательно, и теперь узрев гостя, уселся на матрасе.

— Давиан… — В голосе имперца было столько скорби, что о старой дружбе двух людей сразу стало понятно.

— Индрик… не ожидал я тебя здесь увидеть. — В ответ, словно из жерла вулкана раздался властный глас. — Зря ты тогда убежал, ты ведь мог получить могущество, о котором и не смел мечтать.

— Я никогда не придам Империум человечества! — Процедил лоялист.

— Глупец! — Сапоги приблизились ещё на один шаг. — Ты такой же изменник, как и я – ты заручился поддержкой местных ксеносов, тем самым отринув своего полудохлого хозяина. Вот только я после смены сторон теперь хорунжий тёмного легиона! А кто же ты? Никто. Жалкий ксеноложец.

— Не смей…

— Закрой пасть, червь! — Рявкнул неизвестный, заставив наёмницу, поёжится от такого громкого крика. Меж тем он уже сменился более спокойным рыком. — Честно говоря, ты меня удивил – за один жалкий день умудрился втереться в доверие к этим жалким тварям.

— Эти “жалкие твари”, в сотню раз лучше, таких как ты. В отличие от мрази вроде тебя у них хотя бы есть понятия о чести и долге, не то, что у вас.

Бладнайф одновременно испытала гордость, страх и ещё что-то. Говорить такое в лицо сильного противника…за всё короткое время, проведённое вместе, Индрик никогда не держал язык за зубами. Ей это нравилось. Вот только сейчас это было очень некстати.

— Полагаю, ты к нам не присоединишься. — Повисла пауза, на которой хаосит ждал реакции, но её, судя по тишине, не последовало. — Тогда время разговоров подошло к концу.

Грифонша с замиранием сердца следила за тем, как незнакомец приближается к кровати и не в силах больше лежать на месте выскочила навстречу неизвестному врагу. Им оказался двухметровый человек, закованный в кроваво-красные латы, очень сильно напоминающие панцирь гвардейцев Матриарха. Его голову венчал закрытый рогатый шлем с забралом в виде скалящейся драконьей пасти. В руках он сжимал одноручный молот и топор, а за спиной висел штандарт из свежей плоти, на котором запёкшейся кровью была криво выведена восьмиконечная звезда. Рыцарь хаоса не ожидал такого резкого нападения и еле успел отразить выпад кривой сабли направленный ему в забральную брешь. Наёмница потеряла равновесие, после чего ей в бок словно врезалась колесница…

Давиан взмахом молота отправил Бладнайф в полёт до стеклянного шкафа. Наёмница с силой врезалась в предмет интерьера, после чего упала на пол. Не выдержавший такого сильного толчка, шкаф повалился на грифоншу. Раздался мерзкий хруст бьющегося стекла и ломающихся суставов. Единственное, крыло, торчащее, из-под завала вздрогнуло, а затем медленно опустилось на покрытый битым стеклом пол. Сектант победоносно потряс своим парным оружием, радуясь очередному убийству. Однако почувствовав неладное и обернувшись, он встретил прилетевшее в грудь копьё. Панцирь выдержал, и снаряд со звяканьем отлетел в сторону.

Индрик, потеряв единственное оружие, побежал вниз, слыша раздающийся следом маниакальный хохот. На пути он чуть не споткнулся о два чьих-то тела, но не задерживаясь на их опознание, гвардеец пустился дальше.

— ДА! Я чувствую твой страх!

В миллиметре от плеча пролетел топор, который вонзился в дверные створки, тем самым блокируя единственный выход.

— А сейчас юный гвардеец ты умрёшь. — Игнорируя лестницу, сектант спрыгнул на деревянный стол, ломая его своим чудовищным весом.

Зал замка был огромен, однако вечно бегать от не знающего усталости одержимого было невозможно. Индрик знал, что когда-нибудь погибнет – все гвардейцы рано или поздно отдавали свою жизнь за Империум. Кадианец подобрав лежащий под ногами короткий меч, стал ходить кругами вокруг бывшего сослуживца. Тот лишь усмехнулся и перехватив молот обеими руками, резко прыгнул на имперца. Лоялист не предвидя такой резкой и бездумной атаки, повалился на землю, расставляя ноги, спасая тем самым свои коленки от дробления. Не успел он сконцентрироваться, как хаосит уже завис над ним с занёсённым боевым молотом.

— Подыхай вместе со своим Императором и этим ничтожным мирком, Бореаль!

Индрик закрыл глаза и приготовился к удару, но ничего не произошло. Подняв веки кадианец увидел покрытого тонким слоем изморози хаосита, который злобно рыча, пытался вырваться из магических оков. Спустя несколько секунд лёд стал трескаться, куски замёрзшей брони начали отваливаться, давая свободу своему хозяину.

— МЕНЯ НЕ ОСТАНОВИТЬ!!! — Во всё горло заорал одержимый, запуская свою кувалду куда-то вбок.

Взвизгнул тонкий голосок и всё затихло. Улучив момент, гвардеец схватил сектанта за обмёрзший ремень, затем используя его как опору, проскользнул между широко расставленными ногами.

— Это ещё что такое? — Слуга хаоса недоумённо смотрел на закреплённую, на своей бляхе противотанковую гранату.

Рвануло так, что успевшего спрятаться за колонну имперца, оглушило на целую минуту. Когда писк в ушах стал утихать, кадианец выполз из-за укрытия, стараясь не поскользнуться на том, что осталось от неудавшегося лорда хаоса, пошёл в сторону брошенного молота. Айсчайлд умерла мгновенно ибо пробитая насквозь голова не оставляет ни малейшего шанса на выживание. Не желая смотреть на то, что стало с милым, почти, что детским существом, солдат накрыл её плащом. Звуки боя за стенами становились всё тише и тише, но гвардеец, не обращая на это внимание, быстро вернулся в свою палату где покоилась его недавняя знакомая. Шкаф оказался на удивление лёгким или, по крайней мере, для не до конца, отошедшего от адреналина человека. Снова мерзкий хруст, который так сложно переносить, но солдат упорно освобождал свою спасительницу. Когда всё закончилось, Индрику предстало плачевное зрелище: Грифонша была на грани гибели. У одного крыла были переломаны все кости, тело было покрыто множеством стеклянных осколков разных размеров. Чуть сплюснутый барбют намертво засел на своём месте. Но самой страшной была рана на боку – в этом месте её словно танк переехал, оставляя за собой огромную вмятину. Шлем поддавался нехотя и каждый дюйм, освобождённый из его хватки, вызывал у наёмницы настоящие спазмы. Наконец Индрику открылось целое, но залитое слезами лицо Бладнайф. Он не мог остаться равнодушным. Уместив грифоншу у себя на коленях, он спросил:

— У тебя есть последнее желание? — Солдат с сочувствием, успокаивающе приглаживал ей растрёпанные на лбу перья.

— Зелье…красное…принеси…клоун… — “Нежно” прошептала она ему на ухо, перед этим схватив за грудки и притянув поближе.

Чёрт, решись она сказать это минутой позже и сейчас лежала бы со свёрнутой жалостливым человеком шеей. Лекарство даже не пришлось искать. Заветный пузырёк оказался на кровати, видимо так и оставленный Бладнайф после “побега”. Пришлось действовать с осторожностью ювелира, вливая остатки целебного зелья в открытый клюв. Эффект не заставил долго себя ждать: куски стёкол с противным лязгом стали покидать тело, суставы и кости начали срастаться на глазах. Через каких-то три-четыре минуты, грифонша была исцелена, пускай и сильно ослаблена.

— Я гляжу, вы живы здоровы. — Вестфорд подобно призраку возник за спиной имперца.

Индрик узнав знакомый хрип, не спеша повернулся к грифону.

— Морс, как вы попали сюда попали?

— Через выбитые врата. Битва закончена. Мы победили… но заплатили за это слишком высокую цену. — Старый грифон устало уселся на голый пол. — Всё куда серьёзней чем, кажется, даже я это понимаю. Через час встреча у коменданта, не опаздывайте. — Коротко, но ясно выразился ветеран Ночного Дозора, вставая на задние лапы и покидая комнату.

— Индрик. — Чуть слышно спросила Бладнайф.

— В чём дело? — Человек вновь сконцентрировал своё внимание на спасённой.

— Можешь помочь мне встать?

— Помочь? Думаю после всего, что ты для меня сделала, я могу смело взять тебя на руки.

— Так ты всё помнишь… а ничего что я полуптица?

— Мне уже плевать.

Оказывается очень приятно, когда тебя берут на руки, стараясь при этом не лапать за задницу.

— Жаль, что так получилось с твоими друзьями. — Бладнайф было неудобно молча висеть на руках.

— Они мне не друзья и никогда ими не являлись… не будем о грустном, хорошо? Тебе нужно отдохнуть.

— А ты хочешь сказать, что сам не устал? — Она недоверчиво глянула на его кислое лицо.

— Бывало, я по несколько дней не смыкая глаз, сидел в сырых окопах, так что нет, я не устал. — Натяжно улыбнулся солдат.

Соседний блок оказался в идеальном состоянии, поэтому прокатится на человеке, удалось только до него.

— Час это ведь так мало. — Вздохнула грифонша, не ослабляя объятий, хотя гвардеец в полусогнутом состоянии всеми силами пытаясь стряхнуть её на кровать.

— Смотря на что его тратить. — Не оставляя попытки освободиться, хмыкнул кадианец.

Третий в его жизни поцелуй…


— Ну что синяки, все в сборе?

Громов уже давно назначил всем своим людям кучи нарядов вне очереди, драйку полов и остальные прелести армейского наказания. Сейчас они собрались на неприметной улочке Кентерлота и ждали вестей от следопыта, который сообщил, что несёт некое важное письмо от самой принцессы Селестии. Полковник пытался попросить использовать Аликорна рацию, но та неизвестно почему боялась этой шипящей штуки, хотя и старалась этого не показывать. Олег нагло развлекался, припоминая своим подчинённым о том, что они устроили в нетрезвом состоянии. А ведь они даже казарм не покидали…

— Я тут. — Снайпер вышел из-за угла старенького закрытого магазинчика.

Командир отряда, молча, принял письмо и начал читать. На лице по ходу прочтения смешались непонимание и радостью прогресса.

— И что там? — Вяло осведомился следопыт, не обращая внимания на субординацию, полностью отдавшись похмелью.

Письмо было куда страннее, чем первое, в котором говорилось, что отряд неизвестных людей перешедших границу Эквестрии исчез. Не скрылся, не ушёл, а именно исчез. Громов сначала думал, что Селестия всё же прознала насчёт гулянки его ребят, однако текст в письме разубедил его. В письме всех без исключения просили явиться в тронный зал. Делать нечего – Олег отдал приказ выдвигаться. У замка было очень пусто, хотя бал должен был вот-вот начаться.

— Здравия желаю, товарищ принцесса! — Комично отдал честь полковник.

— Вы уже пришли? Хорошо, проходите. — Аликорн не поняла шутки.

Зал тоже пустовал, словно праздник уже закончился, но этого не могло быть – Громов недавно видел, ЧТО остаётся после больших праздников и как сложно это скрыть. Хотя тут встречались аристократы…

— У меня есть новости насчёт того, кого вы ищете. — Правительница Эквестрии величаво расположилась на троне, следя, как люди лениво рассаживаются за пустые столы. — Точнее это не совсем новости, а скорее наводка.

— Всё как всегда не так просто. — Шаркая сапогами по паркету, Олег подошёл ближе к трону, чтобы не повышать лишний раз голос. — Я, слушая вас, ваше величество.

— Хочу предупредить заранее, что абсолютной гарантии я не даю, и в случае провала не стоит винить только меня. — Предупредила Селестия.

— Понял, продолжайте.

— У нас произошла небольшая проблема с доставкой Символа Мира, из-за чего бал переноситься на завтра.

— Голуби что ли? — Удивился спецназовец местным посылкам.

Белый аликорн сверила его испытующим взглядом, но когда человек лишь еле заметно наклонил голову, продолжила.

— Нет, это корона, но сейчас не об этом. Вы говорили, что убийца способен перемещаться с помощью некого переносного устройства. Так вот, в последнее время я ощущаю во дворце необычные магические колебания, которые очень похожи на те, что оставили вы. — Неодобрительный взгляд заставил её осечься. — Человек, неужели ты думаешь, что я не буду проверять и перепроверять, как и с какой целью, вы сюда попали? Извини, но я уже больше тысячи лет забочусь о своей стране и своём народе, поэтому моя должность обязывает меня иногда лезть в чужие дела.

— Забудем. — Нетерпеливо отмахнулся пехотинец. — Вы что-то там говорили про убийцу.

— Вы правы, ближе к делу. — По каким-то причинам, Олег только сейчас заметил отсутствие стражи, но снова перебивать принцессу не стал. — Ваш убийца может явиться на бал.

После этого повисла тишина, а в далёком саду застрекотали сверчки.

— И это всё? Вы просто думаете, что из всех мероприятий, проходящих на планете, наш клиент явится именно на ваш бал? Что ему тут делать? Зачем так рисковать?

Аликорн снова испытующе посмотрела на человека.

— Как я уже говорила – в замке витает странный концентрат магических примесей очень похожий на оставленный вашим прибором след. Думаю, он решит найти себе здесь сильных союзников или просто развеяться.

«О боже женская логика, только не сейчас»

— Полагаю, вы хотите видеть нас на празднике? — Олег поднялся на одну ступеньку вверх.

— И, да и нет. — Загадочно ответила принцесса.

— В ваших словах недостаёт конкретики. — Сумничал человек.

— Конкретики? Что ж, объясню по-простому – Вы под заклинанием иллюзии попадёте на бал, выследите своего убийцу, если он там будет, а после поможете найти Ферразиуса. — Медленно проинструктировала пехотинца, аликорн.

«Дался ей этот Ферразиус…»

— Что за заклинание и главное, каким образом мы обнаружим убийцу в такой толпе? Он, конечно, скорее всего, человек, но вдруг он сам владеет этой вашей иллюзией.

— Я обо всём уже позаботилась, а теперь если вас не затруднит, соберитесь, пожалуйста, покучнее, мне будет удобнее вас заколдовать.

Полковнику совсем не нравилась идея с магией, но другого выхода особо то и не было, к тому же если от них хотели избавиться, то попытку предприняли бы ещё в первый день их знакомства. По зычному приказу, солдаты, нервно оглядываясь, собрались на ковре. Когда последним, держась за голову, в “круг” вошёл следопыт, рог Тии засветился золотистым светом.

— Всё что ли? — Не видя изменений, спросил один их пехотинцев.

И, правда, после окончания ритуала ничего не изменилось. Пока перед ними не возникло заключённое в золотую оправу зеркало. Из него на отряд людей смотрела кучка разномастных грифонов облачённых в их бронежилеты и вооружённых их оружием.

— Я добавила к заклинанию иллюзии способность видеть явный облик, поэтому вы не замечаете перемен, однако на зеркала и остальных это не распространяется. — Улыбнулась аликорн.

Спецназовцы скопом подбежали к зеркалу и стали лучше разглядывать свой новый облик, иногда корча рожи, или вертясь вокруг своей оси. Олег, не отвлекаясь на глупости, вернулся к Селестии.

— Почему именно грифоны? Нет, мне нравится, просто я думал, вы больше на пони специализируетесь.

— Это же просто иллюзия. — Удивилась Тия, словно её спросили о самом очевидном. — Вы должны как можно больше соответствовать критериям своих обликов, ведь вы просто выглядите так в глазах окружающих, а на деле остаётесь людьми. Вы не сможете ни летать, ни использовать хвост, но в целом вы похожи на грифонов и поэтому я выбрала именно их вид.

Ещё немного пообсуждав особенности строения будущих Эквестрийских союзников и их повадки, Громов решил задержаться у аликорна, а своих солдат отпустил на отдых. Даже после кошмара устроенного ими в казармах злиться на них было трудно – каждый из них совершал столько всего до попадания в Эквестрию, что их можно было оправдать даже за убийство и последующее поедание всего живого в замке.


Наконец-то отдых. Владимир оставил поднадоевших во время гулянки сослуживцев и отправился в трактир. Новая внешность в комбинации с маскировочным костюмом давала бонус к крутому виду, а ещё не привлекала внимание. Здешний паб оказался миленьким местом с аккуратными кругленькими столиками, барной стойкой на треть зала и немногочисленными посетителями. В углу сидели несколько подозрительных пони, а за одиночным столом сидел белоснежный грифон с закрученными на макушке в пучок перьями, делая его похожим на воинов какой-то древней страны. Одет путешественник был в простую серую кожаную куртку и такие же штаны. Он был одним из немногих встреченных снайперов грифонов, который носил обувь – старые изношенные башмаки. Самым необычным в госте было его оружие – за сложенными за спиной крыльями перекрещивались два полуторных меча. Один был самым обыкновенным клинком, коих тысячи, а вот второй был поменьше и блестел серебром в свете расставленных по всему трактиру свечей. Не задерживая внимания на странном госте, следопыт сел за стойку.

— Чего изволите? — Жеребец оливкового цвета, трущий собственным передником стакан, возник перед замаскированным человеком.

— Соку дай и не кричи, пожалуйста… — Поморщился грифон в плаще цвета летней листвы.

Земнопони сразу всё понял и не произнося ни звука исчез за прилавком. Не прошло и минуты, как перед Владимиром стоял стакан с оранжевым напитком. Всем людям в отряде выдали по увесистому кошельку с золотом, на расходы, поэтому следопыт особо не жадничал, возвращая так сказать деньги государству. Ледяная жидкость приятно смочила, словно покрытое песком горло, но этого было мало. Ещё пять стаканов опустело, и только тогда следопыт немного оклемался. Прекрасно начинающийся вечер испортил вездесущий закон подлости – в таверну завалилось восемь некультурных грифонов, которые завидев незнакомца за столом, сразу же подошли к нему.

— Наёмники… — Еле слышно выдохнул трактирщик, скрываясь за полками с разнообразными винами.

Тем временем незнакомца обступили.

— Глядите-ка ребята, да это же беляк-мутант. — Самый статный из головорезов полностью закованный в тёмно-синие латы ударом лапы перевернул стол, опрокидывая немногочисленную утварь, стоящую на нём. — Убирайся от сюда, тут нет чудовищ.

Белый грифон ничего, не говоря, пересел за соседний стол. Гомонящая компания не отстала.

— Я не понял выродок, ты что, слов не понимаешь? Я сказал прочь из города. — Главарь уже разминал лапы в латных перчатках.

— Это – Кентерлот, ваши порядки здесь не котируются. В столице гармонии рады всем. — Спокойно заметил одиночка.

Пауза и лишь поспешно удаляющиеся пони дали знать о том, что сейчас будет. Владимир глядел на беляка и поражался – на его лице не было ни страха, ни обиды, словно перед ним стояли не вооружённые до зубов наёмники, а кучка неразумных детей.

— Конец тебе, монстробой. — Прорычал латник, обнажая оружие.

Остальные последовали его примеру.

— В Кентерлоте нельзя просто так взять и убить, поэтому у вас ещё есть шанс уйти. — Не выражая никакой агрессии, беляк поднялся на задние лапы.

— Мы рискнём. За твою голову обещали столько золота, что мы себе целый квартал купим. — Главарь отступил на шаг, давая себя преимущество со своей пикой.— Вали мутанта!

Семь наёмников окружили грифона и стали медленно сужать круг.

— А я ведь вас предупреждал. — Разминая шею, ухмыльнулся беляк.

Следопыт, вставая с высокого табурета, уже тянулся к табельному револьверу, желая остановить самосуд, как одиночка резко выхватил меч, и в глазах зарябило от вихря из стали. За время пока опытный солдат успел выхватить своё оружие, все кроме латника были мертвы. Головорез, не веря своим глазам бросив пику, стал, пятится назад, пока не споткнулся об отрубленную лапу и не упал.

— Стой, не убивай меня, умоляю! У меня дома три птенца, а жена вообще сильно больна. — Наёмник закрылся всеми четырьмя лапами от зависшего над ним мастера меча.

— Даю тебе первый и последний шанс. Коли у тебя действительно есть семья, в чём я сильно сомневаюсь – собирай жалкие пожитки своих псов и уматывай. Ещё раз встречу – зарублю.

Обрадованный наёмник рассыпался в благодарностях, и благословениях не забывая при этом шманать своих павших товарищей. Одиночка лишь сплюнул ему под лапы и покинул таверну. Следопыт вышел следом.

— Если ты не стражник, то катись прочь, у меня нет настроения, выслушивать очередные нравоучения. — Беляк словно чувствуя, что привлёк внимание, ждал Владимира у входа. — Ты из рейнджеров? Если по очередному контракту на гидру – иди лесом, я пытаюсь отдохнуть.

— Где ты научился так драться? — Снайпер облокотился о деревянную стену.

Лицо грифона резко помрачнело.

— Вот только не говори, что ты из тех наивных дурачков ищущих меня по всему свету и мечтающих научится моему стилю боя? Или ты просто хочешь меня шантажировать? Говорю сразу – шантаж дело опасное и неблагородное.

— Да нет, что ты, те уроды это заслужили, а мечом я никогда не владел и в будущем не собираюсь. — Снайпер впервые видел в этом мире существо способное не просто его победить, но и сделать это с лёгкостью (исключение разве что Аликорны, но они не злые и драки с ними автоматически переносятся в разряд мифов). — Мне просто интересно.

— А мне просто надо отдохнуть. Мне надоело, что как только я появляюсь в округе, у всех сразу появляются проблемы или желание получить по зубам. Знай – я люблю поболтать в хорошей компании, выпить, познакомится с симпатичной девушкой и прочее, но сейчас мне просто нужен отдых. — Мастер меча, зевая, закатил глаза. — Всё, прощай, может, мы ещё встретимся, но я в этом сомневаюсь.

Неразговорчивый мечник, поправив за спиной мечи, стал удаляться в ближайший закоулок.

— Зовут то тебя как? — Крикнул вслед уходящему грифону, человек.

Но загадочный беляк уже скрылся из виду. Следопыт вспомнил, что стоит рядом с таверной набитой трупами и сейчас лучше всего быть от неё как можно дальше. Не смотря на то, что стражи и мирных жителей на улице почти не было, Владимир решил не рисковать. Резко, как из ведра пошёл дождь. Сразу стало понятно, куда все разошлись – погодой в Эквестрии занимаются пегасы, гоняя тучи подобно истребителям в День Победы, и извещённые о надвигающемся дожде пони, попросту остались дома. Однако не ливень беспокоил снайпера. Его беспокоила страшная догадка – грифон, который владеет клинковым оружием, легко убивает, не боясь последствий, а так же подозрительно быстро исчезает из поля зрения, вызывал самые смелые предположения. Следопыт так и встал посреди улицы, подставляя себя мощному ливню. Не веря в совпадения, он потянулся за рацией.

— Приём, полковник, как слышно, приём!

— Я же сказал не использовать рацию пока я во дворце. *Голос немного стих*Ваше величество не бойтесь, эта вещь безопасна.*Снова стал нормальным* — Говори уж, не зря ведь приказ нарушил.

— У меня есть подозреваемый.

— *Пауза* Бегом во дворец.

— Так точно. — Убрав под плащ переговорное устройство, Владимир побежал в сторону массивных ворот, разбрызгивая вокруг себя, целые волны воды от успевших появится повсюду луж.