Сказка о славном городе Троттингем

О развитом почти государственном образовании, построившем свое благополучие на весьма своеобразном фундаменте.

Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош ОС - пони

Грань

В этом рассказе вам предоставится возможность узреть Эквестрию от лица парня попавшего туда при странных обстоятельствах. Если правители Эквестрии вам кажутся самыми добрыми и справедливыми, то в этом рассказе они показывают себя со своей жестокой стороны. В рассказе присутствуют сцены насилия, большое количество крови, изменение характера персонажа иногда в худшую сторону и так далее. Но в рассказе так же присутствуют сцены, которые могут заставить вас улыбаться и радоваться вместе с главным героем. Надеюсь вам понравится. Приятного чтения дорогие друзья!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис Стража Дворца

Грязный ход

Тысячелетие ждал Сомбра своего возвращения. Но чёртовы эквестрийцы........ Ну, у него есть и план В. Ингредиенты уже на своих местах, заклинание просчитано до мельчайших деталей. Да начнётся магия!!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор Флеш Сентри

Письмо с сердцем

Твинклшайн случайно поднимает выпавшее у кого-то письмо.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Тайны Твайлайт

Твайлайт немного изменилась. Почти незаметно, но всё же. Стала реже видеться с друзьями, придумывать нелепые отговорки. Занавесила все окна плотными шторами, теперь в библиотеке стоял полумрак, нарушаемый лишь магическими светильниками. Но сегодня Твайлайт пригласила всех подруг к себе, чтобы что-то рассказать. "Приходите и всё узнаете. Будет небольшой сюрприз"

Твайлайт Спаркл

От первого лица

Несколько зарисовок, в которых повествование ведётся от лица второстепенных персонажей.

Другие пони

Человек в параспрайте/ Human in parasprite

Итак, да, я одна из этих людей... этих бедных простачков, что просыпаются в Эквестрии, в теле какой-нибудь зверушки. Это может быть пони или дракон, даже зебра, или, Селестия знает, еще какое-нибудь создание этого чудного мира. И кем же я становлюсь, когда выпиваю за ночь слишком много разнообразного алкоголя? Я - параспрайт. Ненасытный, быстро плодящийся, летучий демон. ...Не знаю как ты, но я буду чертовски наслаждаться этим.

Человеки

Проблема со сном

Это первое утро Луны в Кантерлоте, но она не может заснуть. Может быть у ее сестры есть что-то, чтобы помочь ...?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Гомункул

Даже не знаю что тут написать. Содержание будет по позже.

Принцесса Селестия Другие пони

Дело принципа

Директор Селестия терпеть не может возню с бумагами, принцесс и собственное прошлое. К сожалению, первый пункт из этого списка составляет её работу… и она отчаянно нуждается во втором, чтобы разобраться с третьим.

Принцесса Селестия

Автор рисунка: MurDareik
Часть 2

Часть 3

Карета двигалась не слишком шибко на вкус Рэйнбоу Дэш, но она была готова переступить через себя и сидеть спокойно весь вечер. Она поглядывала на Эпплджек, которая, казалось, начала наконец расслабляться, погрузившись в созерцание проплывающих мимо достопримечательностей. Это помогло Рэйнбоу побороть и собственные тревоги. Она хотела сделать этот вечер незабываемым для Эпплджек, и вложила в это немало сил и, если начистоту, то и денег тоже.

Вскоре они прибыли к ресторану Голден Хэвен – одному из лучших во всём Кантерлоте – и высадились из такси. Расплатившись с возницей, Рэйнбоу Дэш провела изумлённую Эпплджек внутрь. Это был первый пункт вечерней программы. Пегаска не могла не разделить восторг своей спутницы, обстановка действительно соответствовала названию: белые мраморные колонны и стены, увитые зеленью; роскошная золотая арка в качестве дверного проёма. Архитектура живо напоминала о зданиях из книг про Дэринг Ду, где отважная искательница приключений охотилась за редчайшим артефактом таинственных Древних Бродяг.

Помещение за золотыми дверьми оказалось ещё более удивительным. Весь пол состоял из облаков, которые были особо уплотнены, чтобы бескрылые пони могли ходить по ним. Золотые люстры, подвешенные высоко наверху, разливали повсюду серебристый свет. Официанты, одетые в элегантные белые костюмы, разносили изысканные вина и кушанья, аромат которых заставлял двух пони пускать слюнки. Чуть поодаль виднелся фонтан и небольшой струнный оркестр, наполнявший пространство приятными звуками скрипок, виолончели и баса. Статуи и картины старых мастеров украшали все три этажа ресторана.

– Рэйнбоу Дэш... Как тебе вообще это удалось? – затаив дыхание, спросила Эпплджек.

Первой мыслью Рэйнбоу Дэш было соврать что-нибудь возвышенное, ведь иначе разгромной критики не избежать. Но она вспомнила одну из важнейших рекомендаций из книги: никогда не ври тому, кого приглашаешь на свидание. Вздохнув, пегаска ответила:

– Я скопила приличную сумму бит на путешествие в Лас Пегасус. Но когда узнала о твоей мечте, решила использовать их для организации этого вечера.

Как и ожидалось, Эпплджек прикусила губу и осуждающе покачала головой.

– Рэйнбоу Дэш, ты не должна...

– Так, стоп! – приказала Рэйнбоу Дэш. – Эпплджек, пожалуйста, прекрати забивать себе голову моими проблемами, просто наслаждайся вечером. В конце концов, ведь об этом же ты мечтала?

Эпплджек уставилась на Дэш и в течение нескольких долгих секунд не спускала глаз, за это время хмурое выражение её лица сменилось улыбкой. Рэйнбоу Дэш поразилась, когда подруга уткнулась носом ей в шею и затем осторожно поцеловала в щёку. Это было всего лишь лёгкое касание, но его оказалось достаточно, чтобы заставить Деш замереть, будто в приступе столбняка.

– Ладно, милый, – поддразнила Эпплджек, – я прекращу все расспросы и буду просто наслаждаться, как ты просишь.

– Х-хорошо, – согласилась Рэйнбоу Дэш и взяла курс на метрдотеля.

Единорог в ожидании посетителей достал несколько меню и заметил подошедшую пару.

– Приветствую вас, мадам и... – он запнулся и оглядел одежду Рэйнбоу Дэш, после секундной заминки продолжил: – Эм, сэр. Вечер на двоих, я полагаю?

– Да. На нас должен быть забронирован столик, на имя Рэйнбоу Дэш.

– О, да, я вижу, вы в списке. Пожалуйста, пройдите за мной.

Он провёл их к столику в центре зала, затем дал паре усесться и устроиться на подушках, после чего предложил меню и поинтересовался:

– Не желаете ли что-нибудь из нашего винного погреба?

– У вас есть Темпест Асти? – спросила Рэйнбоу Дэш, и тут же получила утвердительный кивок в ответ:

– Да, разумеется. Великолепный выбор, мада... э-э, то есть сэр. Официант вас скоро обслужит.

– Он обратился к тебе как к жеребцу, – хихикнула Эпплджек.

Рэйнбоу Дэш пожала плечами.

– Ну, я как бы сегодня жеребец и есть.

Некоторое время они сидели молча, в окружении типичных для ресторана звуков. Рэйнбоу Дэш нервно почесала затылок, пытаясь припомнить, что же нужно делать дальше. В книге было сказано, что сейчас самое время для лёгкого разговора на приятную тему, вот только ничего путного в голову не приходило. Она уже зашла так далеко, и всё было так замечательно. А сейчас ей нужно просто поговорить о чём-нибудь интересном.

– И-итак... неплохая погода выдалась сегодня, – выдавила из себя Рэйнбоу Дэш и тут же отчаянно захотела нырнуть головой в фонтан в наказание за такое банальное начало.

– Да, недурственная, – отозвалась Эпплджек, погрузившись в созерцание семьи единорогов за столиком неподалёку. Рэйнбоу Дэш повернула голову и увидела, как взрослые веселились, а одинокая кобылка смотрела на старших со скучающим видом.

– Что-то не так? – поинтересовалась Рэйнбоу Дэш.

– Просто задумалась об этой кобылке. Она напоминает мне меня, когда я жила в Мэйнхэттене, – ответила Эпплджек, печально вздыхая.

– Мне вот что интересно. – Рэйнбоу ухватилась за подходящую тему для беседы. – Ты говорила, что была несчастлива в Мэйнхэттене, но в своих мечтах ты явно хочешь побыть недолго столичной штучкой. Почему так?

Эпплджек отвернулась от семьи единорогов и грустно улыбнулась.

– Я не была несчастной всё время. Мои родственники были добры ко мне. Все эти достопримечательности и представления... всё это довольно неплохо. Но я навсегда запомнила одну вещь. Это случилось меньше чем за неделю до того, как я вернулась домой. – Её губы растянулись в ностальгической улыбке. – Я, мои тетя и дядя пошли в ресторан, примерно такой же, как этот. Неподалеку сидела пара, от которой я не могла оторвать глаз. Она была так прекрасна, и он тоже был весьма не дурён собой. Они смеялись и улыбались друг другу с такой теплотой и любовью, что трудно было не обратить внимания. В какой-то момент он вытащил кольцо и попросил её выйти за него замуж. Она согласилась, и весь ресторан взорвался аплодисментами. Мне показалась, что я видела ожившую сказку.

Эпплджек прервалась ненадолго и, не отрывая взгляд от собственных копыт, продолжила:

– В тот вечер я представила себя на месте той прекрасной леди, такой же взрослой и красивой, и что рядом есть тот, кто заботится обо мне. Не принц или кто-то вроде, просто готовый почти на всё ради меня, хотя бы и в течение одного вечера. Эта фантазия не отпускала меня годы, в конце концов я решила претворить её в жизнь.

– И что случилось? – спросила Рэйнбоу Дэш. – Несомненно, ты должна была бы привлечь чьё-нибудь внимание.

Эпплджек печально покачала головой.

– Неа. Ни жеребцов, ни кобыл я не привлекала. Когда-то я пробовала начать отношения почти со всеми пони, что я знала, но они даже не замечали моих знаков внимания, или я была им не интересна. Тогда я задалась вопросом: почему ничто не срабатывает? Может, я слишком пережимала, или искала не там? А может, всё потому, что я недостаточно симпатичная. – Она ещё раз вздохнула. – Я решила, что это наиболее вероятная причина, и на том остановилась.

– Ты ошибаешься, – заявила Рэйнбоу Дэш. Она взяла копыто Эпплджек в своё, чем заставила фермершу засмущаться. – Эпплджек, позволь сказать кое-что. Я не знаю, кто там и почему не захотел с тобой иметь дело, но они все идиоты. Ты сильная, смелая, добрая и, несмотря на все твои возражения, ты красивая.

– Э, да нет же...

– Нет да! – повысила голос Рэйнбоу Дэш так, что на неё обратили внимание за соседними столиками, но ей было всё равно. – Я была ошеломлена, когда впервые увидела тебя в этом наряде. Ты выглядела так... так... круто! Твоя грива, поза, даже лицо, отражающееся в зеркале, были великолепны. Я не очень разбираюсь в красоте, в отличие от некоторых пони, но я всегда могу сказать, когда вижу что-то действительно крутое, и ты, ЭйДжей, выглядишь реально круто.

Свободным копытом Эпплджек смахнула слезинку и улыбнулась.

– Рэйнбоу Дэш, ещё никто и никогда не говорил мне... таких вещей.

– Ну, а я же ведь не никто. Я твой потрясающий красавец-жеребец на этот вечер.

Эпплджек кивнула и двое отпустили копыта друг друга. Вскоре подали вино, и после тоста они принялись за восхитительные угощения.


– Шикарно! Это самая. Лучшая. Еда. – Заявила Рэйнбоу Дэш, когда они выходили из ресторана.

Эпплджек не могла не согласиться. Её живот готов был разорваться. Но не только в пище дело, все прочие впечатления потрясли не меньше. Это ничуть не походило на глупые пафосные обеды, Рэйнбоу Дэш удалось устроить так, что скучать не пришлось ни минуты. Шутки и беззаботные разговоры постоянно поддерживали интерес, не говоря уже о том, что время от времени Рэйнбоу обстреливала соседних посетителей горошинами так, что те не могли догадаться, где находится источник беспокойства. Не важно, отыгрывала ли она особую роль, или нет, Рэйнбоу Дэш всегда оставалась сама собой, и это Эпплджек ценила в ней больше всего.

Она обнаружила, что с нетерпением ожидает следующего пункта программы, составленной Рэйнбоу Дэш. Её "джентльпони" еще раз вызвал такси и помог ей забраться внутрь. Когда таксист спросил, куда нужно ехать, Дэш назвала адрес и попросила поторопиться.

– Мы не должны опоздать, – сказала она и подмигнула Эпплджек.

Таксист припустил галопом, а Эпплджек вдруг поняла, что уставилась на Рэйнбоу Дэш, которая в этот момент слишком погрузилась в наблюдение за проносящимися мимо видами. Фермерша обнаруживала всё больше и больше вещей, которые она раньше никогда не замечала в своей подруге, например то, как прекрасно её грива играет на свету волнами перемешивающихся цветов, в точности отражая имя Рэйнбоу. Насколько её глаза полны огня и страсти. Легкая дрожь пробежала вдоль позвоночника Эпплджек. Наконец, крылья. Это странно, но она никогда раньше не замечала, что они отличаются от крыльев всех остальных пегасов, с которыми она была знакома. Может быть, дело в перьях или в какой-то особой форме, но ей захотелось их потрогать.

Она принялась поглаживать крылья подруги-пегаски и почувствовала, как мягкие перья упруго приминаются под давлением копыт. Громкий вздох Рэйнбоу Дэш вырвал Эпплджек из мира грёз, и две подруги уставились друг на друга. Эпплджек отдернула копыто и сильно засмущалась.

– Из... Извини...

К её удивлению, крылья, с которыми она только что так заигрывала, обняли её прижимая к груди Дэш. Это было похоже на одеяло из перьев, укрывающее от ночной прохлады. Эпплджек не смела даже пошевелиться, боясь разрушить эту согревающую магию.

Рэйнбоу Дэш улыбнулась и прижалась щекой к Эпплджек. Эпплджек закрыла глаза и прислушивалась к биению сердца партнера по свиданию. Её свиданию. Она больше не могла игнорировать подобное положение вещей. Не раз она представляла себе, что особый пони, с кем она разделит этот особый вечер, окажется кем-то из её друзей. Внезапная мысль посетила Эпплджек. А что будет потом? Это всё только на один единственный вечер, чтобы дать ей шанс пережить свою мечту? Или они...

Её размышления оборвались в момент, когда такси прибыло к месту назначения. Оглядевшись по сторонам, она обнаружила, что они приехали к театру, у входа уже сформировалась внушительная очередь. Расплатившись с таксистом, они двинулись в самую голову очереди, чем вызвали немалое раздражение других ожидающих пони.

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросила билетёрша.

– Два билета забронированы на имя Рэйнбоу Дэш.

Кобыла сверилась со списком и кивнула, затем при помощи левитации достала два запрашиваемых билета. Как только они вошли, Эпплджек заметила вывешенную афишу представления и не смогла сдержать изумленного вздоха. Её ноги отказались повиноваться, застыв на месте, а глаза уставились на плакат. Со стены смотрел красавец земной пони вороной масти с тёмно-коричневой гривой, его взгляд был хмур, но полон страсти, копыта держали гитару, звуки которой заставляли плакать множество слушателей.

– Бакки... Кэш... – Эпплджек произнесла имя её любимого исполнителя, эхом отдавшееся в её ушах. – Ты привела меня на концерт Бакки Кэша...

– Ну, вы там на своей ферме слушаете его почти-что в режиме двадцать четыре на семь. Вот мне и показалось, что будет самым верным, чтобы ты... Ы-ык!

Эпплджек набросилась на Рэйнбоу Дэш, зажав несчастную пегаску в свои самые крепкие объятия, от чего та чуть не поменяла цвет шкуры с голубого на пурпурный.

– О, Рэйнбоу Дэш! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Я всегда мечтала увидеть его живьём с самого первого раза, когда услышала его ещё маленькой кобылкой! А ща просто умру от счастья!

– Агх... Дай же... Я... задохнусь щас! – взмолилась Рэйнбоу Дэш.

Отпустив задыхающуюся пегаску, Эпплджек покраснела и принялась помогать своему "кавалеру" привести себя в порядок. Она старалась изо всех сил не развизжаться словно девочка-фанатка. Наконец они двинулись вперёд, миновали хол и бар и подошли к дверям, ведущим к их зрительским местам. Рэйнбоу Дэш предъявила билеты, и пони-распорядитель указал им на проход к гостевым балконам.

Если Рэйнбоу Дэш вела себя более-менее сдержано, то Эпплджек в нетерпении ёрзала на своём сидении.

– Не могу поверить, что увижу его своими собственными глазами! Я так волнуюсь, у меня зуб на зуб не попадает!

– Похоже, я сделала правильный выбор развлечения на вечер, м-м? – спросила Рэйнбоу Дэш, кладя своё копыто поверх копыта Эпплджек.

Фермерша заметила это, но прикосновение ей показалось приятным и она промолчала. Свет померк, когда все пони уселись на свои места. Эпплджек прикусила губу, как только голос конферансье возвестил:

– Леди и джентлькольты, Бакки Кэш!


– Первое отделение было потрясающим! – воскликнула Эпплджек, пока они с Рэйнбоу пробирались в бар. Пространство вокруг было заполнено болтающими друг с другом пони. – "Кобыла в чёрном", "Кольцо огня", "Жеребчик по имени Сью". Он даже исполнил "Спокойной ночи, Ирен"! Мою любимую.

– Должна отметить, что этот парень умеет играть на гитаре, – заявила Рэйнбоу Дэш, голос её звучал не менее радостно, чем у Эпплджек. Хоть радужная пегаска и предпочитала более тяжёлый стиль музыки, но она убедилась, что Бакки Кэш тоже весьма и весьма не плох, по крайней мере, она ни разу не заскучала. В баре они взяли сидра и по пути назад обсуждали понравившиеся песни и даже напевали некоторые из них. Эпплджек случайно задела причудливо разодетую кобылу-единорожку, та потеряла контроль над своей магией и не удержала бокал вина, пролив его на своё платье.

Раздался крик, единорожка повернулась к двоим подругам и завопила:

– Только посмотрите, что вы натворили, неуклюжие дебилки! Моё платье испорчено!

– Вот же ж блин! Я... Мне очень жаль, мэм, – извинилась Эпплджек. – Позвольте я куплю вам другое.

Единорожка выгнула бровь.

– Что это за акцент? Звучит как-то... обычно. Откуда вы?

– Из Понивилля, – ответила Эпплджек, прищурившись.

– Понивилль?! – бросила с отвращением кобыла. – Это гнилая дыра, где нет ничего, кроме грязных варваров, месящих собственное дерьмо.

– Эй, ты, следи за словами, когда говоришь про мой родной город! – заорала Эпплджек и стиснула зубы. Рэйнбоу Дэш уставилась на заносчивую кобылу – никому недозволенно насмехаться над их домом. Перепалка начала собирать толпу.

Снобствующая единорожка только рассмеялась, указав копытом на Эпплджек.

– Ах, как это мило. Эта фермерская кобылка вообразила себе, что может быть одной из нас. Позволь мне кое-что тебе сказать, моя маленькая деревенщина. Ты можешь надеть платье, но так и останешься не более чем просто выскочкой и притворщицей. Ты думаешь, что что-то из себя представляешь? Да даже твои родные бы постеснялись показаться рядом с тобой.

– А ну-ка заткнись! – прокричала Рэйнбоу Дэш. – Никто не смеет смеяться над моими друзьями! – Она уже была готова устроить взбучку зарвавшейся кобыле, но назревающую драку предотвратил охранник, разделивший участниц конфликта друг от друга. Он приказал подругам разойтись. – Но, ведь...

– Я сказал, пожалуйста, пройдите на своё место, мэм.

Цедя сквозь зубы проклятия, Рэйнбоу Дэш и Эпплджек ушли в сторону, их обидчица тоже ушла, но довольно ухмыляясь.

– О, как бы я хотела взяться за этот её рог и засунуть ей его в её, агр-р... – прорычала пегаска.

– Забудь, Дэш! – попыталась убедить подругу Эпплджек. – Пони вроде неё просто придурки.

Всё внутри Рэйнбоу Дэш бурлило и клокотало и требовало сатисфакции. Она позволила этой заносчивой снобке уйти, оставив причинённое оскорбление без должной расплаты. А поскольку она была сегодня жеребцом, то её прямая обязанность защищать честь своей леди. И вот теперь у неё отобрали возможность учинить справедливое возмездие, и вот теперь она вынуждена сидеть на своём месте и смотреть оставшуюся часть шоу, но гитариста она больше не слышала. Она бросила взгляд через зрительный зал и к величайшему удивлению увидела, кто же именно занимает точно такой балкон на противоположной стороне.

Злосчастная кобыла-единорог сидела в компании ведёрка с попкорном, и её внимание было полностью поглощено представлением. Зарычав, Рэйнбоу Дэш представила, как при помощи Радужного Удара выбивает всю дурь из этой выскочки, однако внезапно почувствовала, что её мочевой пузырь переполнен. Уставившись на жующую попкорн единорожку, Дэш зловеще ухмыльнулась.

– Я в уборную. Буду скоро, – заявила Рэйнбоу Дэш и скрылась, не ожидая ответа.


Эпплджек очень хорошо знала эту ухмылку, такая ухмылка могла предвещать только розыгрыш, причем весьма вероятно, что не очень добрый. И даже цель была понятна – их недавняя обидчица заняла место на противоположном балконе, Рэйнбоу Дэш и Эпплджек это заметили. Будучи всё ещё расстроенной неприятной перепалкой, она, тем не менее, была готова выбросить всё из головы и наслаждаться последующим шоу. Прежде, чем она успела что-либо возразить, Рэйнбоу Дэш скрылась за шторами под предлогом необходимости наведаться в уборную.

Вздохнув, она повернулась к другому балкону и принялась ждать, когда Дэш приведёт свой план в действие, не забывая при этом слушать пение Бакки Кэша. Примерно минуту ничего не происходило, но вот она заметила радужногривую макушку, показавшуюся из-за шторы аккурат за спиной примеченной единорожки, которая слишком увлеклась представлением и ничего не замечала. В мгновение ока Рэйнбоу Дэш стащила ведёрко попкорна, стоявшее рядом с единорожкой, и скрылась за шторой.

"Что, съеди меня черви, она там задумала?" – спросила саму себя Эпплджек. Очень вскоре Рэйнбоу Дэш показалась из-за шторы снова, она поместила ведёрко с попкорном точно на то же место, где оно стояло ранее.

Эпплджек дождалась возвращения ухмыляющейся Рэйнбоу Дэш, которая долго ждать себя не заставила, и спросила напрямую:

– И что ты сделала с её попкорном?

Пегаска вместо ответа указала копытом на единорожку которая, как раз подняла левитацией здоровую горсть вспученных кукурузных зёрен и направила их себе в рот. Но не прошло и полсекунды, как он выплюнула всё, что поглотила. Сотрясаясь в рвотных позывах и скобля высунутый язык, она стремглав умчалась с балкона.

– И чего ты ей сделала? – непонимающе спросила Эпплджек.

– Ну, можно сказать, я чуток подмаслила ей попкорн, – фыркнула Рэйнбоу Дэш.

Эпплджек выкатила глаза и раскрыла рот, но быстро его закрыла, состроив хитрую ухмылку.

– Ты же не посмела?

– Посмела.

Приступ хохота сотряс Эпплджек, она смеялась так, что было больно бокам. Рэйнбоу Дэш присоединилась, и вскоре их ржание разнеслось по всему зрительному залу, чем вызвало немалое смущение всех прочих присутствовавших в театре.


Вечер почти завершился, но Рэйнбоу Дэш не хотела, чтобы он кончался. Если б она знала, что пережитый опыт будет настолько... волшебным, она давным дано бы предприняла нечто подобное. Сейчас даже звёзды в окне везущего её домой поезда казались ярче и ближе. Но вместо созерцания красот ночи, она сосредоточилась на земной пони, спящей у неё на коленях. Рэйнбоу Дэш вздохнула и нежно погладила золотистую гриву Эпплджек – даже во сне её подруга была так прекрасна.

Рэйнбоу Дэш мысленно похлопала себя по плечу за отлично проделанную работу. Да, она вся испереживалась, но всё прошло превосходно. И ведь не только Эпплджек наслаждалась вечером! Рэйнбоу, наконец, призналась самой себе, что получила ничуть не меньшее удовольствие от их свидания.

Снова это слово – свидание.

По непонятной причине её щёки горели огнём от одной только мысли в эту сторону. Это должно было быть всего лишь чем-то вроде ролевой игры, чтобы помочь Эпплджек наяву пережить её навязчивую фантазию. Так почему же Рэйнбоу Дэш теперь не хочет, чтобы эта ночь кончалась? Что она будет делать потом? Они так и останутся просто себе друзьями? Или они будут друг для друга кем-то большим?

Она не могла отрицать, что что-то созрело внутри неё в результате всех последних событий. Хотя это что-то уже было там внутри, когда она увидела Эпплджек в платье несколько дней назад. Часть сознания знала истину, но не решалась озвучить её. Что, если она всё напутала, или Эпплджек не чувствует того же? Дэш снова вспомнила, каким полным тепла и заботы взглядом Эпплджек смотрела на неё.

– Дэши... – пробормотала Эпплджек во сне. Капелька слюны вытекла из её рта.

Рэйнбоу Дэш снова покраснела. Только Пинки иногда могла назвать её "Дэши". Услышав такое от Эпплджек, пегаска вдруг захотела обнять земную пони покрепче и слушать это слово снова и снова. Дэши, Дэши, Дэши.

Она наклонилась к лицу Эпплджек, всё сильнее и сильнее заливаясь румянцем с каждой секундой. В конце концов, она даже могла чувствовать тёплое дыхание подруги. Их губы застыли в нескольких дюймах от...

Внезапно поезд затормозил, и вагон тряхнуло так, что Рэйнбоу Дэш и Эпплджек повскакивали со своих мест. Причмокнув губами, Эпплджек обнаружила нависшее над ней лицо подруги и покраснела не меньше, чем Дэш. Они резко отстранились, избегая смотреть друг другу в глаза. Дэш проклинала свою невезучесть. Было так близко! Она больше не сомневалась в своих чувствах. Если б только она могла признаться!

– Итак, мы дома. – Эпплджек указала копытом… – Выходит, свидание закончится здесь?

Рэйнбоу Дэш чуть не ударила себя по лбу копытом – она почти забыла про запланированную последнюю часть программы. А ведь это прекрасная возможность признаться во всём! Поднявшись, она протянула копыто и улыбнулась.

– Не так быстро, Эпплджек. Ещё одна остановка.

– Ну, – Эпплджек с улыбкой приняла предложенное копыто, – не могу дождаться.


Рэйнбоу Дэш держала путь мимо опустевших улиц в парк Понивилля, Эпплджек следовала за ней. Треск сверчков и уханье сов подчеркивали атмосферу тёплой летней ночи. Пока Эпплджек наслаждалась звуками природы, Рэйнбоу Дэш разыскивала одеяло и корзину для пикника, которые должна была подготовить и спрятать в условленном месте Пинки Пай. Через несколько минут, наконец, всё необходимое обнаружилось на небольшой залитой лунным светом полянке. Рэйнбоу Дэш оставила мысленную заметку поблагодарить Пинки за чудный подбор места.

Рэйнбоу Дэш, как и полагается кавалеру, с достоинством препроводила свою кобылу к корзинке с угощением.

– Это ты всё заранее устроила? – поинтересовалась Эпплджек.

– С некоторой помощью друзей, – намекнула Дэш, пока они рассаживались поудобней. Внутри корзины обнаружился великолепный, украшенный цветами из глазури торт, при виде которого обе пони не удержались от того, чтобы радостно воскликнуть и облизнуться. Найденным там же в корзине ножом они отрезали себе по кусочку. На вкус торт оказался не менее великолепен, чем на вид.

Они ели в тишине, время от времени посматривая друг на друга и даря улыбки, от которых замирали их сердца. Дэш уже почти прикончила своё пирожное, когда Эпплджек подняла вверх копыто.

– Ты слышала? – нарушила она молчание.

Затаив дыхание, две пони силились что-либо разглядеть в неверном лунном свете. Наконец, удалось не увидеть, но расслышать тихий шёпот нескольких голосов из кустов неподалёку. Судя по звуку, там скрывались от четырёх до семи пони. Рэйнбоу Дэш ухмыльнулась:

– Кажется, за нами подсматривают.

– Несколько любителей совать нос в чужие дела, я полагаю, – согласилась Эпплджек, оглядывая заросли кустарника, затем повернулась к Рэйнбоу. – Что делать будем?

– М-м, да пусть смотрят. Пусть видят, как прекрасна моя леди, – уверено заявила Рэйнбоу Дэш, в который раз заставив Эпплджек покраснеть.

Рэйнбоу Дэш усмехнулась и заметила маленький кусочек глазури приставший к губе Эпплджек. Решив слегка пошутить, она склонилась к лицу подруги, в этот момент её губы слегка приоткрылись. Эпплджек застыла неподвижно, ветер стих, замолчали птицы, даже шпионы в кустах затаили дыхание. Дэш всё приближалась и приближалась до тех пор, пока до губ ЭйДжей оставалось не больше дюйма, а её огромные изумрудные глаза не заполнили почти всё поле зрения. С улыбкой пегаска смахнула тот самый кусочек глазури копытом и слизала его.

– У тебя там глазурь пристала. Сейчас порядок.

Послышались несколько разочарованных вздохов и несколько "Вот, блин!", что заставило Рэйнбоу Дэш испустить сдавленный смешок. Веселье, правда, очень быстро сменилось вскриком боли. Потирая ушибленное плечо, она уставилась на Эпплджек.

– Эй, за что?

– А чтоб не дразнилась! – ответила Эпплджек, раздражённо фыркнув.

– Ладно, хорошо, извини. Я сделаю это для тебя, – сказала Рэйнбоу Дэш, надеясь, что Флаттершай поняла сигнал. Секунду спустя, птицы вокруг запели гармоничную мелодию, которая застала Эпплджек врасплох. Дэш же встала и протянула копыто.

– Могу ли я пригласить леди на танец?

Эпплджек уставилась на протянутое копыто широко раскрытыми глазами, но, совладав с собой, улыбнулась в ответ и приняла приглашение.

– Это было бы честью для меня.

Стоя на задних ногах, две пони поддерживали равновесия друг друга, их передние ноги переплелись в тесном объятии. Поколебавшись немного, Рэйнбоу Дэш взяла на себя инициативу и принялась раскачиваться взад и вперёд. Двое танцевали, купаясь в лунном свете, и только звёзды да несколько незапланированных соглядатаев были их свидетелями. Рэйнбоу Дэш всегда была убеждена, что величайший момент её жизни настанет тогда, когда она присоединится в Вандерболтам, но сегодня произошло нечто такое, что вполне достойно быть поводом пересмотреть былые взгляды. Всё прошло прекрасно – достаточно беглого взгляда ни сияющие лицо Эпплджек, чтобы рассеять и тень сомнения в том.

Осталось сказать только одну единственную вещь. Вещь, которую она не планировала, но должна была озвучить. Но прежде чем Рэйнбоу Дэш решилась, она заметила кое-что, что заставило её сердце болезненно сжаться – слёзы бежали по лицу Эпплджек. Прекратив танец, она спросила:

– Эпплджек, что случилось?

– Ничего. – Эпплджек отёрла глаза. – За всю свою жизнь я никогда не была так счастлива. Этот вечер... Сегодня случилось всё, о чем я мечтала с тех пор, когда была маленькой кобылкой, Дэш. Никто никогда не относился ко мне так хорошо. Никогда... никогда бы не подумала, что это сделает моя самая лучшая во всём мире подруга. Спасибо тебе, Рэйнбоу Дэш, за этот вечер и ночь, которые я никогда не забуду.

– Тогда... – Рэйнбоу Дэш закрыла глаза и улыбнулась. – Что скажешь, если я сделаю ещё одну потрясающую штуку, пока ещё не всё кончилось?

Эпплджек наклонила голову.

– А что, ещё не всё? Что же можно сделать, чтобы этот вечер стал ещё лучше?

– Это.

Она наклонилась вперёд и прижалась губами к губам Эпплджек, на этот раз взаправду. Из кустов раздался громкий вздох, но это уже никого не заботило. Эпплджек слегка удивилась, но, закрыв глаза и поглаживая радужную гриву, вернула поцелуй. Это было похоже на разряд молнии, который прошёл через двоих и заставил их крепче прижиматься друг другу и целоваться всё более страстно. Они ощутили у себя во рту необычные и очень характерные вкусы. Для Эпплджек это было ощущение, словно она целует раскаленную радугу, только что изготовленную на погодной фабрике, только этот жар не обжигал. Рэйнбоу Дэш, что неудивительно, ощущала вкус яблок, но с лёгким оттенком корицы. Когда, наконец, губы разомкнулись, двое посмотрели в глаза друг дружке любящими взглядами.

– Я люблю тебя, Эпплджек.

– Я тоже тебя люблю, Рэйнбоу Дэш.

Они сели на корточки и обняли друг дружку так крепко, как только могли. До их ушей донёсся тихий шорох, который дал знать, что все остальные покинули это место, оставив влюбленных наедине друг с другом. Эпплджек усмехнулась.

– Если это было первое свидание, то даже боюсь себе представить, что же ты запланировала на второе.

Рэйнбоу Дэш улыбнулась. Не могла не улыбнуться.

Конец.