Сегодня они проснулись не в себе

В одно прекрасное утро, двое жителей старушки земли проснулись не в своих телах и не в своём мире... "Кто виноват?" и "Что делать?" на эти два вопроса придётся найти ответы нашим героям, что бы попытаться вернуться обратно. А тут ещё и другая проблема возникла, наставница той в чье тело попал один из героев перестала отвечать на письма...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Конец или начало

Конец. Учебного года. Свити Белль ожидает неожиданность.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл

Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Маленькая победа маленькой пони

Мы встретились на работе: я и маленькая розовая пони, ждущая в коридоре свою хозяйку. И что такого? Игрушка игрушкой, пластик, краска... Но что, если для кого-то она намного больше, чем игрушка? Так и родилась эта зарисовочка. Приятного вам прочтения!

Пинки Пай Человеки

Ночные прогулки

Небольшая история о брони, увлечение которого сравнялось по значимости с реальной жизнью.

Флаттершай Принцесса Луна

Правильный выбор

Когда предстоит принять решение, от которого зависит очень многое, главное не оступиться и сделать правильный выбор.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

Цвет лаванды

Сварив зелье из необычных цветов, Зекора и не подозревала чем это обернется и кого она повстречает по ту сторону.

Принцесса Луна Зекора

Преемница

Золотой век гармонии, правление Твайлайт Спаркл. На этот раз беда пришла откуда не ждали. С каждым днём правительнице Эквестрии всё труднее управлять солнцем и луной. Ситуация грозит катастрофой, но хуже всего то, что никто не понимает причин происходящего. К счастью, на свете ещё остались две пони, хранящие ответы на многие вопросы и готовые раскрыть перед Твайлайт тёмные тайны прошлого.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Последний поезд домой

Жизнь — словно путешествие на поезде, не так ли, дорогуша? Маршрут проложен, точка назначения выбрана, билет лежит в копытах. Как жаль, что многие, включая меня, столь сосредоточены на достижении цели и не могут понять простую истину. Пункт назначения изменится, на этот поезд ты можешь успеть, а можешь и опоздать, но всегда будут те, кто готов путешествовать с тобой — если позволить им это.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: Noben
Глава №3: Продолжая игру – Свободное падение. Глава №5.1/2 Подготовка к штурму – Волчий Гамбит!

Глава №4: Долгожданная встреча – Кровавые слёзы Твайлайт!

Когда наступает осознание невозможности самостоятельно разобраться с нависшими вопросами, приходиться идти на крайние меры. Но даже там, где казалось бы всего два пути, можно найти другое решение.
ЗЫ: Благодарю за чтение. (c) Gregory Mars

Дорога до бутика «Карусель» оказалась не такой уж долгой, и на удивление тихой. Из жёлтой пегасочки сложно было выудить хоть слово, кроме ещё смущённой улыбки, а маленькая единорожка медленно плелась позади с виноватым видом. Блэкбёрд на самом деле и сам не был из болтливых, потому-то всю дорогу до этого красивого здания висела неловкая тишина.

— Ну, вот мы и пришли, идём, Свити Белль, – тихим, но радостным голосочком заявила Флаттершай, стоя у двери, и подгоняя маленькую единорожку. – Рэрити?

Жёлтая пегасочка первой отважилась открыть дверь и войти внутрь так знакомого ей места. Однако она была довольно удивлена отсутствию своей подруги на нижнем этаже в паре с открытой дверью. Правда, это не остановило трёх пони от того, чтобы зайти внутрь, ведь среди них была та, кто тут живёт, а значит, всё в порядке.

— Что же делать… — слегка паникуя, Флаттершай не заметила, как начала думать вслух. – Возможно, она наверху? Блэкбёрд, не мог бы ты подождать здесь, пока я её поищу?

Такой доброй и крайне милой кобылке было сложно отказать, так что чёрному пегасу оставалось лишь улыбнуться в ответ и кивнуть. Пока его новоиспечённая подруга отправилась по лестнице на второй этаж, Блэкбёрд же решил просто сесть на пол недалеко от входа. Он даже не удивился, когда к нему подошла та самая малышка и села напротив него, заставив чёрного пегаса улыбнуться.

— Блэкбёрд… — начала она, слегка смущаясь.

По всей видимости, она чувствовала лёгкую неловкость от того, что собиралась сказать дальше. Чёрный пегас лишь вопросительно глядел на единорожку, ожидая хоть какой-то смысловой нагрузки в её словах.

— Пока мы шли, я заметила, что у тебя тоже нет Кьютимарки… — произнесла Свити, стараясь не задеть чувств пегаса, но всё же поинтересоваться, как же так получилось. Блэкбёрд посмотрел на свой бок и на самом деле не обнаружил какого-нибудь отличительного символа. До этого момента никто другой попросту не успевал задать ему подобный вопрос, ибо были и другие, более важные. Но сейчас была тупиковая ситуация, но нужно было ответить хоть что-то, чем оставлять эти жаждущие знаний глаза без внимания. В конце концов, нельзя было просто взять и рассказать малышке всю правду.

— Ну… — протянул он, пытаясь мысленно подобрать нужные слова. – Просто она… Чёрного цвета! Да!

— Серьёзно? – спросила единорожка, приподняв бровь. Её явно было не просто обмануть.

— Да. Нет. Не знаю… — ответил пегас, чья улыбка медленно сползла, а сам он, повесив голову, понимал, что просто шуткой тут не отобьёшься. – На самом деле за последнее время последнее, о чём я думал, это Кьютимарка…

— Оу… Просто я, Эплблум и Скуталу состоим в клубе КьютиМарк Крусайдеров, и нашей целью является получение Кьютимарок! Но пока у нас не очень получается… — голос молодой кобылки явно менялся с радостного на грустный. Впрочем, вспоминая сегодняшнее «небольшое приключение», которое чуть не закончилось трагедией, можно было представить, чем ещё они занимались в своём клубе. Пытаясь хотя бы немного отвлечь единорожку от грустных мыслей, Блэкбёрд немного разоткровенничался.

— Знаешь, в этом мире есть существа, которые, наоборот, вместо стремления выделиться и быть непохожими, стараются быть частью чего-то общего. Поодиночке они слабы, но вместе… — затянул пегас, уставившись в потолок. Ему уже давно казалось, что сверху доносились какие-то звуки, но он предпочитал не предавать этому особого значения.

— Как коровы? – вопросительно посмотрев на своего собеседника, спросила Свити Белль. Блэкбёрд лишь улыбнулся и одобряюще потрепал малышку по гриве.

— Не совсем. Послушай. Я знаю, настанет ваше время, не переживай на этот счёт. – стараясь подбодрить и наладить положительный контакт со Свити, произнёс пегас.

— Можно мне воды? – добавил он.

— Конечно! – озорно улыбнувшись, ответила она, и резко подскочив, побежала в сторону кухни. Чёрный пегас тяжело выдохнул. Никогда он ещё не был так близок к провалу, как сейчас. Впрочем, это был лишь маленький жеребёнок, а детки, как известно, хоть и жутко умные и любопытные, но зачастую не воспринимаются всерьёз. Правда, этот факт не отменял тех проклятий, что мысленно сыпал на себя пегас, негодуя, как он мог забыть про такую мелочь, как Кьютимарка. Впрочем, его негодование было прервано цокотом копыт доносившихся со стороны лестницы. Через мгновение Блэкбёрд увидел уже так знакомых кобылиц. Но в его голове сразу же встал вопрос, что тут делает Твайлайт…

— Что ж, думаю, мы договорились. Но ты обязана будешь показать, что из этого получится, – хихикая продолжала разговор юная принцесса со своей белой подругой.

— Ну, конечно же! – ответила Рэрити и перевела взгляд на ещё одного внезапного гостя.

Её глаза засияли счастьем, а на лице растянулась улыбка. – А вот и он!

Белая кобыла, слегка спеша, преодолела расстояние до Блэкбёрда. Она без лишних церемоний обняла чёрного пегаса в порыве благодарности, заставив его слегка покраснеть и чувствовать себя ещё глупее.

— Спасибо тебе! – с радостью в голосе произнесла Рэрити. – Спасибо что спас мою сестрёнку! Не знаю, что бы я делала…

Голос единорожки слегка дрожал от волнения. По всей видимости, за время своего отсутствия, Флаттершай уже успела рассказать о случившемся. Блэкбёрд легонько отодвинул от себя свою благодарную подругу на расстояние вытянутых копыт, чтобы, наконец, вздохнуть спокойно.

— Тут нет нечего особенного. Просто Свити начала падать, а я падал в том же направлении, и решил, почему бы нам не падать вместе? В общем, всё как-то само получилось, да и, думаю, Рейнбоу справилась бы лучше, – пытался в шуточной форме оправдаться пегас, глупо улыбаясь и почёсывая затылок.

На самом деле любой на его месте, скорее всего, поступил бы так же как он тогда. Спасительным светом в этой неловкой ситуации стала сама Свити Белль, которую Блэкбёрд случайно заметил выглядывающую из-за угла. В зубах она держала поднос, на котором был стакан воды. Пегас копытом подманил её к себе, и единорожка хоть немного опасаясь, пошла к нему. Уши её были прижаты, а глаза с виноватым видом смотрели в пол. Дойдя до своего нового друга, она слегка выпрямилась и потянулась в его сторону.

— Спасибо милая, – ответил Блэкбёрд, взяв стакан и опустошив его залпом.

Малышка отставила поднос с пустым стаканом в сторону и повернулась к своей сестре.

— А вас, юная леди, ждёт серьёзный разговор! – сердито посмотрев на свою сестру, произнесла Рэрити. – Ты понимаешь, что могла пострадать?! Что я тогда делала бы? Если с тобой что-то случиться, я ведь никогда себе не прощу… — голос единорожки со строгого и поучающего плавно сменился на взволнованный и переживающий.

Казалось, она еле сдерживает слёзы, и лишь потому, что всё обошлось.

— Прости Рэрити. Я просто… Я виновата.

Сложно долго злиться на милого жеребёнка, с виноватой мордочкой смотрящего на тебя и признающего свою ошибку. Все попытки её сестры показать своё недовольство разбились вдребезги, и Рэрити просто обняла свою маленькую сестрёнку. Свити Белль ответила на объятие взаимностью. Они наверняка расплакались бы, если бы не посторонние.

— Я так рада, что ты цела! – добавила она.

Блэкбёрд на мгновение представил подобную картину, но с остальными участниками «трагедии». Но быстро понял, что подобное невозможно и помотал головой, пытаясь вытряхнуть эти фальшивые образы. Дело в том, что насколько он успел узнать Рейнбоу, она явно была не из тех пони, что так просто пустят слезу.

— Думаю, они все усвоили важный урок и больше не станут ходить в лес одни, – как бы намекая, произнёс пегас, прерывая эту милую сцену.

Сёстры, видимо понимая, что всё это затянулось, наконец, разорвали свои объятья и, улыбаясь, разошлись. Юная принцесса и её стеснительная жёлтая подруга уже тоже подошли к выходу. Но свершилось кое-что непредвиденное, когда радостный жеребёнок начал говорить больше, чем следовало.

— А ты сможешь научить меня, как вот так вот отпугивать лесных волков? Это было круто! – прозвучал радостный голос малышки.

Мысленно Блэкбёрд ударил себя копытом по лицу от безысходности, но проглотил всё, что хотело вырваться, не подавая виду.

— Может быть, когда ты отрастишь крылья, как Твайлайт? – отшутился пегас. – Впрочем, могу дать один совет, – чёрный пегас наклонился к малышке и что-то прошептал ей на ухо, отчего она поначалу удивилась, а потом будто засветилась от счастья.

Свити Белль лишь похихикала в ответ, и, подхватив поднос с пустым стаканом, радостная и довольная убежала на кухню.

— О, сапфиры, у меня же ещё куча работы! – вдруг вспомнила о своём заказе Рэрити, и тут же поспешила отправиться в сторону лестницы, но остановилась. – Заходи ко мне завтра, Блэкбёрд, я сошью тебе хороший костюм в знак моей благодарности! О, я, кажется, уже придумала, как он будет выглядеть! Потрясающе, мне нужна бумага и карандаш!

Пышущая идеями нового наряда, Рэрити убежала наверх. Твайлайт лишь пожала плечами и открыла дверь, после чего все трое покинули бутик.

— Кстати, — начала аликорн. – Флаттершай мне тоже рассказала про твой, эм… Необычный способ прогонять лесных волков. Как у тебя получилось?

Вопрос был явно с подвохом, и тут уже одной шуткой сложно было бы отбиться. Кинув на жёлтую пегасочку неодобрительный взгляд, от которого та сжалась и начала немного трястись, Блэкбёрд задумался над ответом.

— Я не знаю. Не уверен… Я просто не боялся их и показал это. А может быть, они просто почувствовали, что под нами ломается обрыв и убежали по этой причине.

Твайлайт, тихо хмыкнув, всё же одарила своего друга недоверчивым взглядом. Хотя в принципе, этот ответ её устраивал примерно, так же как и всё остальное, что связанно с этим пегасом. Всё было слишком сложно и непонятно.

— Рэрити очень занята и попросила меня привезти из Кантерлота очень редкую ткань для её нового платья. Так что до вечера я скорее всего не вернусь, – призналась аликорн. Блэкбёрд попытался свести свою реакцию практически до нуля, выразив лишь немного удивления от срочности такой поездки. Пегас догадывался, что, скорее всего это была провокация, а значит, особо опасаться было нечего. На предложение проводить, Твайлайт ответила отказом и, попрощавшись, удалилась в сторону вокзала.

— Хммм… — протянул чёрный пегас пока его голова, смотрящая вслед уходящей принцессе, поворачивалась в сторону жёлтой пегасочки. – Флаттершай! – ехидно добавил он.

Бедняжка явно не любила подобное обращение. Она сжалась и слегка дрожала под пристальным взглядом своего нового друга, в ожидании его следующей фразы.

— Да не бойся. Думаю, я тебя и так уже задержал. Может быть, ты мне покажешь, в какой стороне ферма? Думаю я готов продолжить наши с Дэш тренировки, – спокойным голосом произнёс Блэкбёрд.

Поняв, что нечего страшного сейчас не случиться, Флаттершай расслабилась и выдохнула.

— Д-да, конечно. Туда, – вымолвила она, указывая копытом направление.

В ответ пегас поклонился, в знак благодарности, и, не сказав не слова, отправился в указанном направлении, одарив свою бывшую спутницу улыбкой на прощание.


На самом деле, Блэкбёрд не хотел больше заниматься. С него было достаточно падений с предполагаемым летальным исходом, для одного дня. Вся эта игра с огнём напрягала его. И дело тут было не столько в собственной безопасности, сколько в созданном им образе, что трещал по швам. А ведь день был ещё в самом разгаре, и чёрный пегас начал на собственной шкуре ощущать все неудобства подобного окраса. Казалось, его чёрную шерсть, солнце греет в два раза сильней, а то и во все три. И это учитывая, что Блэкбёрд стоял всеми четырьмя копытами на земле. Он мог только предполагать, насколько это жарко, летать в такую погодку. Однако, хоть у него и были боле важные дела, пегас решил дать волю своему внутреннему я и немного отдохнуть наедине. Копыта завели Блэкбёрда в какой-то подлесок, прямиком к речке. Там пегас и решил отдохнуть, пока солнце не пойдет на спад.

Прошло около пары часов, пока чёрный пегас изволил почивать под кроной нескольких деревьев и прохладе, исходящей от протекающей речки. Но судя по всему, время для отдыха вышло, ибо Блэкбёрд почувствовал, что пора вставать. Нехотя он приоткрыл глаза, и ужаснулся: первое, что он увидел после своего пробуждения, это чья-то перевёрнутая голова. Закричав, пегас начал быстро отталкиваться копытами от земли, тем самым отползая на спине подальше от нарушителя спокойствия, пока не упёрся спиной в ствол дерева. Тяжело дыша, он, наконец, смог осмотреть «место преступления».

— Во имя Девяти драконьих гор! Пинки! – воскликнул пегас, узнав кобылу, которая не на шутку его перепугала. – Ч-что ты тут делаешь? – нерешительно спросил он.

Да, это была Пинки Пай, известная всему Понивиллю и даже за его пределами своей способностью оказываться там, где её меньше всего ждут и вообще нарушать все законы логики. Конечно, суть испуга Блэкбёрда была в эффекте неожиданности. Кто не испугается, когда вместо ожидаемых веточек и листочков, по пробуждению увидишь чью-то голову, смотрящую на тебя сверху вниз…

— Ой, Блэкбёрд, прости, я тебя напугала? Я просто скакала мимо и вдруг заметила чёрного пони, и, конечно же, я сразу догадалась, что это ты. И я решила подойти, но когда я посмотрела и увидела, что ты спишь, ты открыл глаза и вдруг закричал, – оправдалась розовая кобыла, улыбнувшись во всю мордочку.

Впрочем, это имело смысл, как и не имело его в принципе. Но вспомнив все намёки со стороны, что любая странность в лице Пинки Пай это нормальность, пегас лишь выдохнул, закрыл глаза и покивал головой.

— Всё в порядке, просто это было неожиданно. Прости, что закричал на тебя.

Блэкбёрд поднявшись на копыта, подошёл к речке и сел на берегу, смотрясь в собственное отражение на воде. Он задумался и даже не заметил, как Пинки скакала вокруг. Лишь когда она подсела рядом, пегас заметил её, оторвавшись от собственных мыслей.

— Скажи, Пинки, если бы я выглядел по-другому, мы бы всё равно могли бы стать друзьями? – наконец произнёс Блэкбёрд с грустью в голосе и задумчивым видом.

Розовая кобыла сначала вопросительно посмотрела на своего собеседника, пытаясь понять, что он имел в виду, а потом задумалась.

— Ну… Однажды я уже поняла, что не стоит судить о пони по внешнему виду, так что думаю да, мы всё равно могли бы стать друзьями, – ответила Пинки и улыбнулась. Радость и веселье, словно аурой исходили от неё, она по большей части несла лишь тепло и улыбки для всех вокруг. От этого Блэкбёрду, правда, было только тяжелее…

— Я, конечно, немного не то имел в виду, но всё равно, спасибо, – ответил пегас и, покачнувшись в сторону Пинки слегка потёрся носом о её щёку, после чего улыбнулся. Пинки, слегка покраснев, улыбнулась в ответ. Но Блэкбёрд снова погрустнел и продолжил:

– Очень скоро всё может изменится. Настанут тяжёлые времена для таких, как ты. Надеюсь, мы все сможем преодолеть те испытания, что уготованы нам…

Розовая пони посмотрела вопросительно на своего собеседника и уже было хотела задать самый логичный вопрос, в попытке узнать, о чём вообще говорит этот чёрный пегас. Но она остановилась и, приняв задумчивую позу, почёсывая копытом подбородок, попыталась разобраться во всём сама.

— Пока мы с девочками вместе, мы со всем справимся! Главное – никогда не прекращать улыбаться! – радостно ответила Пинки и, подскочив с места начала улыбаясь скакать вокруг. – Так что не грусти, давай лучше поиграем!

Блэкбёрд улыбнулся от всего сердца. Он знал Элементы Гармонии всего пару дней, но этого было достаточно, чтобы начать сомневаться в правильности собственных планов. Только он был не из тех, кто из-за собственных чувств и эмоций способен менять нечто большое и глобальное. Он знал, на что идёт, и знал, что может быть тяжело…

— Знаешь, перед тем, как прилечь отдыхать, я обещал Флаттершай, что пойду на ферму Эплов. Может быть, покажешь мне дорогу?


Как оказалось, ферма была довольно недалеко и, помимо нескольких построек, полностью состояла из яблоневого сада. Такое количество плодоносных деревьев поистине завораживало. А мысль о том, что со всем этим Эплы справляются, грубо говоря, втроём, заставляла уважать их и восхищаться. Так или иначе, сейчас явно не было неотложных дел на ферме, ибо Эплджек и Рейнбоу, как всегда, затевали очередное дружеское состязание. Правда, мало кто из ныне живущих знал причины, по которым эти две кобылы хотели стать сильнее и быстрее.

— О, о, о! Девочки! – прыгая на месте от радости встречи, закричала Пинки Пай и быстро оказалась возле них.

Блэкбёрд до сих пор не мог привыкнуть к необычным способностям розовой пони, над загадкой которой наверняка сломали бы голову лучшие умы Эквестрии.

— О, ребята! Отлично, будете судьями. Я как раз собиралась заткнуть за пояс эту крылатую хвастунью, – с радостью и улыбкой произнесла фермерша, поправляя свою шляпу.

Рейнбоу лишь усмехнулась в ответ и горделиво задрала нос.

— Даже не надейся меня победить, подруга, всё равно я лучше!

Успокаивало лишь выражение лиц этих двух пони, явно олицетворявших здоровый дух соперничества. Им, казалось, в принципе было не важно, кто победит, они просто соревновались, что бы стать лучше.

— Да ну, – произнесла Эплджек, взяв из стоящего рядом таза яблоко и откусив от него кусок. – Эй, Блэкбёрд, хочешь яблочко? Лучше не сыщешь во всей Эквестрии!

Жеребец ухмыльнулся. Если уж элемент честности так говорил, то это была действительно правда. Да только дело было немного в другом.

— Нет, спасибо, я не ем яблоки, – с улыбкой произнёс чёрный пегас.

Наступила минута молчания. Даже прыгавшая вокруг да около Пинки замерла на месте от таких слов. Все три кобылы широко раскрыли рты, удивившись такому феномену.

— Ну-ка притормози. Как это, сено тебя дери, ты не ешь яблоки? Может быть, ещё скажешь, что не ешь овёс? – вымолвила Эплджек, немного обиженная отказом от детища её трудов.

Блэкбёрд задумался, что ему ответить. Ведь хоть что-то он должен был есть, несмотря на то, что последнее время и держался на «росе и энергии вселенной». Ну, если не считать сладостей с прошлой вечеринки…

— Ну, если честно… — отвечал пегас, с виноватым видом почёсывая затылок и смотря в землю.

Впрочем, это был примерно правильный ответ, с намёком в отрицательную сторону.

— Да ладно! – с удивлением и некой каплей недоумения воскликнула Дэш, ударив копытом по земле. – Если ты нечего не ешь, как ты вообще умудрился прогнать Лесных волков, а после этого упасть с обрыва и остаться цел?!

Казнить нельзя помиловать. Ситуация явно накалялась и выходила из-под контроля. Блэкбёрд сглотнул, и, слегка нервничая, посмотрел на Пинки, в надежде, что хоть она сможет слегка разрядить обстановку. Увидев некую тревогу в глазах своего друга, от вопросительных напоров своих подруг, розовая кобыла копытом закрыла свой рот, подняв нижнюю челюсть на её законное место. После этого она быстро метнулась чуть вперёд напирающих с вопросительными взглядами пони, оставляя их немного позади.

— О, наверное, ты просто переел сладостей на моей вечеринке, поэтому отказываешься от яблок, а ещё из-за амнезии ты не помнишь, что ты ешь, а что нет! Хи! – быстро доложилась Пинки и широко улыбнулась, слегка гордясь своей догадливостью.

Блэкбёрд улыбнулся и выдохнул. Он впервые радовался тому, что успел познакомиться с самой доверчивой и дружелюбной кобылой.

— Да, примерно так. А волки… Наверное, они просто заметили, что под нами трескается сказала. А может просто мне начинает везти, – отбился жеребец.

По задумчивым позам Эплджек и Рейнбоу было понятно, что подобное объяснение хоть и имело под собой какой-то смысл, но явно не тянуло на чистую истину. Ситуацию резко повернуло появление Спайка на горизонте, бегущего довольно быстро, явно спешащего поделиться какой-то важной новостью.

— Вот вы где! – пытаясь отдышаться начал дракон. – Твайлайт хочет вас видеть. Всех. Сейчас, – произнёс он, и с некой ехидной ухмылкой взглянул на чёрного пегаса.

Это был интересный поворот. Блэкбёрд напрягся. Он слегка опустил голову и поднял глаза, смотря на всё это немного агрессивно и недовольно. Возможно, это был какой-нибудь рядовой пустяк, но теперь всё больше совпадений указывало на то, что Твайлайт могла просто сорваться и рассказать всё Селестии. Такой исход дел явно был не в интересах чёрного пегаса… Так или иначе, ему пришлось последовать за дракончиком и тремя пони к замку юной принцессы.


Дело близилось к вечеру, а солнце медленно, но верно двигалось к закату. Нельзя было сказать, что дорога от фермы до Кристального замка была длинной, но для Блэкбёрда она казалась нескончаемым мучением. Он чувствовал себя, словно приговорённый к смертной казни, которого ведут через весь город, к месту исполнения приговора. А там будет всего шанс, всего один шанс, либо успех, либо провал. Впрочем, пока всё было довольно туманно и рано было делать какие-либо выводы. Чёрный пегас был настолько поглощён своими размышлениями о том, что может произойти или чего может не произойти, что даже не заметил, как все они добрались до места назначения. Он бы наверно так и шёл дальше, если бы не ударился в зад Эплджек, остановившейся перед ним. Наконец придя в себя и слегка покачав головой, Блэкбёрд поднял взгляд вверх и увидел уже так знакомый ему Кристальный замок, больше похожий на дерево. Впрочем, своеобразная стилистика не отменяла его значения. Рэрити и Флаттершай уже были здесь и присоединились к своим подругам, в ожидании выхода Твайлайт, которая должна была объяснить, из-за чего вся эта срочность. Наконец дверь отварилась, и юная принцесса вышла к своим подругам.

— Прости меня, Блэкбёрд. – начала она с виноватым взглядом.

Остальные пони слегка развернулись в его сторону, поскольку он стоял позади их всех. Их вопросительные взгляды перемещались то друг на друга, то на Твайлайт, то на Блэкбёрда. Сам чёрный пегас слегка напрягся. Извинения не самое лучше начало для разговора, а раз уж Твайлайт извинялась, значит было за что…

— За последние несколько дней у меня накопилось слишком много вопросов, на которые я не могла найти ответ и это просто сводит меня с ума! – слова Твайлайт звучали вполне убедительно, хоть голос её был наполнен чувством вины.

Порой она останавливалась, что бы сглотнуть слюну. Пегас понимал, почему она нервничала, но и сам волновался не на шутку. Его крылья поднялись и были готовы в любой момент начать действовать, а сам он слегка опустил голову. Быстро окинув окружающий пейзаж взглядом, Блэкбёрд пришёл к выводу, что это вряд ли была засада. По крайней мере, не было ни следа стражников…

— В общем, я всё же решилась попросить помощи в этом деле… Прошу, Блэкбёрд, пойми, я хочу помочь! Так что… Принцесса… — Твайлайт казалось бы, до сих пор чувствовала, что могла ошибаться, и поступает неправильно.

Но попросить помощи у кого-то намного мудрее себя было, чуть ли не единственным выходом из данной ситуации. По крайней мере, это было намного благоразумнее, чем и дальше терзать себя сомнениями и ждать не понятно чего. После последних слов чёрный пегас и вовсе был готов прямо сейчас либо ринуться в бой, либо эффектно исчезнуть в мгновение ока, оставляя всё больше вопросов и загадок. Но пока он не мог решиться, какой же всё же путь из двух выбрать, его мир перевернулся с одной вспышкой света. Из замка вышла она, та, кого он не видел уже тысячу лет. Его крылья и уши опустились вниз и прижались, глаза наполнялись счастьем от увиденного, а сердце начинало биться всё чаще. Скупые слёзы, выступившие из глаз – лишь небольшой отголосок той эмоциональной бури, что Блэкбёрд сдерживал внутри себя, чтобы не разрыдаться прямо здесь.

— Поскольку всё началось именно из-за сна, я решила, что именно принцесса… – начала было объяснять свои действия Твайлайт, но была прервана.

— Луна! – протянул пегас, пытаясь поверить в реальность происходящего.

Когда он затевал всё это, он никак не мог подумать о том, что всё может обернуться этой встречей. Принцесса Луна была слегка ошарашена. Мало того, что вопросов, после визита Твайлайт к ней в Кантерлоте, у неё появилось большое количество, так ещё и эта реакция… Но, как не напрягалась хранительница ночи, она так и не смогла припомнить встречи со столь запоминающейся личностью, что медленно подходила к ней. На мгновение аликорн почувствовала даже неловкость из-за того, что не могла, ответь взаимной радостью от такой встречи.

— Моя принцесса! Я так долго ждал этой встречи! Тысячу лет я пытался помочь тебе! Спасти тебя! – разоткровенничался Блэкбёрд, подходя всё ближе к Луне.

Она, уже не слегка ошарашенная такими словами, даже попятилась назад. Остальные, открыв рты, лишь смотрели за происходящим пытаясь переварить информацию, поступающую извне.

— Мы знакомы? Я просто немного не понимаю, что происходит… — растерянно начала принцесса, до сих пор не понимая, кто стоит напротив неё.

Твайлайт просила помочь с пегасом, потерявшим память, но, похоже, что помощь уже была не нужна…

— Ты не узнаешь меня? Да… Спустя столько времени, и в этом облике, не удивительно. Позволь мне, коснуться тебя. Я покажу, – голос Блэкбёрда был убедителен и создавал некую интригу.

Луна, слегка смутившись, смотрела по сторонам, пытаясь отыскать поддержку в глазах Твайлайт и её подруг. В конечном счёте, со времени её возвращения в мир прошло не так много времени, и это был первый пони, который просил разрешения потрогать её и что-то показать. Поймав взгляд Твайлайт, явно переставшей понимать, что вообще здесь твориться, принцесса решила, что хуже уже не будет. Она слегка подалась вперёд и наклонила голову. Блэкбёрд улыбнулся и, подойдя ближе, поднял правое копыто, а после приложил его ко лбу принцессы. В следующее мгновение глаза чёрного пегаса засияли белым светом, а следом, то же произошло и с глазами Луны. Принцесса что-то бормотала тихонько всё это время, пока всё не кончилось. Свечение медленно погасло и исчезло, а Блэкбёрд опустил копыто и сделал шаг назад. Наверное, на мгновение Твайлайт решила, что сейчас может вернуться Найтмер Мун…

— Так это… правда… Это правда ты! Фенрир! Ты жив… Ты… — начала Луна, прерываясь то на то, чтобы проморгаться, то на то, что бы потрясти головой.

Её голос слегка дрожал, а на глазах наворачивались слёзы радости, копыта начали трястись и, казалось бы, прекращали слушаться свою хозяйку. Эта встреча спустя тысячу лет сама по себе была чудом, но старый, верный друг показал ей намного больше. Все его попытки. Каждый раз, когда он пытался помочь, когда пытался вызволить её из космической тюрьмы, каждый раз, когда он вступал в противостоянии с Селестией, их бесчисленные перепалки.

— Прости меня, Луна… Я так и не смог помочь тебе… Я… — с трудом стараясь сдерживать слезы, пытался оправдаться Фенрир.

Аликорн в ответ лишь сделала шаг вперёд и обняла своего старого друга, которому когда-то спасла жизнь. Она уже не сдерживала слёз радости и абсолютно забыла об окружающем мире. Они оба забыли. Вот только окружающий мир не забыл о них. Все шестеро пони, молча и с широко раскрытыми ртами молчавшие до этого, вдруг оживились и хором выкрикнули.

– ЧТО ЗДЕСЬ ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!

В принципе, подобная реакция, хоть и звучавшая почти на весь Понивилль, была нормальной. Твайлайт и вовсе поймала себя на мысли, что ещё чуть-чуть и начнёт сходить с ума. Ведь изначально, она предполагала, что появление принцессы Луны даст хоть немного ответов на уже существующие вопросы. Но вместо этого, общее количество вопросов, связанных со всей этой ситуацией просто зашкаливало. Нашедшие друг друга после столь долгой разлуки, наконец, разомкнули объятия и поспешили вытереть слёзы, в попытке сохранить авторитет и вернуть себе нормальный вид. Фенрир понимал, что если не начнёт давать ответы на вопросы, Твайлайт сейчас взвоет и, гавкая и рыча, убежит в лес. Он вместе с Луной отошли чуть в сторону, чтобы видеть и юную принцессу и её друзей. Ставки были сделаны, ставок больше нет. Пора вскрываться. Всё происходило слишком быстро и нарушало даже те мизерные планы этого существа, но всё сложилось так, как сложилось. Нужно было действовать по ситуации.

— Думаю, пора показать вам мой истинный облик, – произнёс чёрный пегас, бросив взгляд на свою подругу.

Луна лишь кивнула головой в знак одобрения, и взволнованно улыбнулась.

– Позвольте мне представиться снова. Меня зовут Фенрир, и я – воликорн.

На последнем слове пегаса все замерли. Чёрная вспышка и маски сброшены. Вместо уже так знакомого им пегаса рядом с принцессой Луной стояло одно из существ, которое смело можно было окрестить странным. Это был чёрный волк, не такой, как те, что живут в Эвергрин Форест, а живой, из плоти и крови. Ростом он был выше обычных пони, примерно как сама принцесса Луна, но в длину был, наверное, длиннее самой Селестии. У этого существа были довольно большие перепончатые крылья, как у драконов или пегасов, состоящих на службе у хранительницы ночи. Но довершал всё его рог. Это была самая необычная часть, ибо он состоял из двух рогов свившихся и переплетающихся воедино, напоминающих в итоге рог единорога. В конечном счете, он напоминал волка-аликорна. Правда, никто из увидевших подобное чудо, не был в восторге. Наоборот, все напряглись, словно теперь они готовились к бою, Твайлайт и вовсе чуть не закричала о том, что это существо сильно похоже на то, что было в её сне.

— Спокойно! – начал воликорн. – Твайлайт, прошу, выслушай меня!

Юная принцесса, успевшая открыть рот, но не успевшая произнести не слова, решила дать этому существу из её ночного кошмара шанс объяснить происходящее до того, как она с подругами используют на нём силу Элементов гармонии.

— Послушай, я знаю, что это прозвучит как полнейший бред, и ты, скорее всего, сочтёшь меня сумасшедшим, но Селестия не такая милая и добрая, какой она себя выставляет. Она всех дурачит уже тысячу лет ради власти над Эквестрией!

Фенрир на самом деле понимал, что подобные заявления вообще звучат как бред. А ведь он говорил это не кому-нибудь, а ученице Селестии, той, которая боготворила свою наставницу, считая её чем-то невероятно правильным и великим. Воликорн понимал, насколько будет сложно, особенно когда Твайлайт откровенно рассмеялась.

— Ты думаешь, я поверю в это? Селестия спасала Эквестию тысячи раз, она научила меня всему, что я знаю, благодаря ей я та, кем я являюсь! Она – лучшая пони во всём мире! Ты не смеешь очернять её имя! – не на шутку разошлась аликорн.

Её переполняла злость, а сама она была готова наброситься на этого монстра, лишь за то, что он вообще посмел упомянуть имя принцессы солнца. Её подруги тоже пытались сказать что-то в защиту Селестии, но их уже никто не слушал, это было противостояние двоих…

— Ты не понимаешь! Ты нечего не знаешь о её настоящей сущности! Она обращает несогласных в камень, сажает в тюрьмы или вообще убивает! Она избавилась от всех претендентов на трон Эквестрии чтобы править единолично! Из-за неё тысячи невинных существ ютятся на задворках мира!

Эти двое кричали друг на друга, но безрезультатно. У каждого была своя правда, и полное отсутствие желания познать другую сторону. Дело набирало обороты и доходило до точки кипения. И не только потому, что Твайлайт уже была готова прибегнуть к силе Элементов гармонии, чтобы спасти Селестию и Эквестрию от этого существа, но и потому, что Фенрир уже из последних сил сдерживал свою злость и ярость. Он знал как может доказать свою правоту, знал, но понимал насколько это опасно. Луна пыталась сказать что-то в защиту своего друга, поскольку теперь тоже вспомнила всю правду, то, что не было написано в книгах. Ведь, как известно, историю пишут победители…

— Нет, это всё ложь! Селестия заботится обо всех пони в Эквестрии! Она всё делает ради нас и нашего блага! И мало того что ты посмел оскорблять принцессу Селестию своими грязными, гнусными, лживыми обвинениями, так ты ещё и применил какое-то заклинание, чтобы подчинить принцессу Луну! Я ТЕБЯ НЕ ПРОЩУ! – яростный и громкий разговор в итоге перешёл на крик.

Странно, что из-за столь оживлённых дебатов сюда ещё не сбежалось пол-Понивилля. Хотя, наверное, те, кто пытался так поступить, убегали прочь при виде оппонента юной принцессы. В свою очередь ярость Фенрира дошла до предела, ему надоела эта бессмысленная словесная перепалка, он сразу знал, чем это закончиться. Знал, но надеялся не прибегать к силе, думал, что у него есть хоть шанс. Глупая наивность из благих намерений. Настало время действовать.

— Рррраааааррррр! – громко зарычал воликорн, настолько, что даже Твайлайт немного испугалась и перестала кричать. – Глупая девчонка, слепая как котёнок! Я покажу тебе!

Произошедшее далее навсегда запомнится, как переломный момент в судьбе Эквестрии. Всё произошло так быстро. Фенрир взмахнул крыльями так сильно, что друзей Твайлайт и Луну ветром отбросило на несколько метров. Юная принцесса дрогнула. Сейчас она испугалась по настоящему, сейчас она вспомнила, что нечего не знает о своём противнике и даже представления не имеет, как с ним бороться. Магическая вспышка и вот Фенрир уже стоит прямо перед ней. Аликорн впервые почувствовала настоящий страх, первобытный, животный страх, который шёл от инстинктов. Будто бы в её генах был заложен страх перед такими существами и только сейчас он проснулся. Она смотрела в его красные, полные ярости и ненависти глаза и чувствовала, как боится её тело. Фенрир поднял правую лапу и с силой послал её на столкновение со лбом Твайлайт. Контакт. Последнее, что она запомнит чётко, это волчья морда и красные глаза, полные ярости…

Началось. То, что для него – шоу, а для неё – пытка. Глаза воликорна засветились белым светом, и в следующее мгновение глаза его оппонентки последовали этому примеру. На самом деле, это была магия. Это был особый дар воликорнов – магия памяти. Способность не только считывать информацию, что существо видело в своей жизни, но и показывать ему то, что хочет показать воликорн. Проблема состояла в объёме передаваемой информации. Если за слишком короткий срок разом передать большой объём знаний в неподготовленное сознание… Именно это сейчас происходило с Твайлайт. Настоящая пытка на каком-то новом уровне. Фенрир показывал её всё: убийства, насилие, смерть. Он показывал ей самые тёмные стороны этого мира, то, чего она никогда не видела, и возможно, не увидела бы до конца своей жизни.

— Нет… Нет… — тихо бормотала юная принцесса.

Из её сияющих белым светом глаз начали течь слёзы. Увиденное ею было соразмерно тому, если бы она сама всё это пережила. Настоящая мука, страдания и боль тысяч существ.

— Нет… Нееет… Пожалуйста… — продолжала бормотать Твайлайт, уже громче.

Фенрир полностью сносил её шаблоны мира, её виденье, её взгляд на вещи. То, что раньше сочли бы хорошим ночным кошмаром, становилось теперь реальностью. Луна успела подняться и отойти от недавнего потрясения и тут же заметила, что происходит. Она знала, что делает Фенрир и поспешила к нему, что бы попытаться докричаться до него, попытаться остановить…

— Нет… Нееет… Нет! – бормотание стало переходить на крик, слёзы текли из глаз словно два маленьких ручейка, а из ноздрей стала появляться кровь, густая, почти бордового цвета, медленно вытекающая и капающая на землю. Фенрир показывал ей тёмные стороны Селестии, то, как она расправляется с недовольными, то, как она поступает с неугодными, то, что она делает с целыми народами. Он показывал ей всё!

— НЕТ! ПРОШУ! НЕЕЕТ!!! – навзрыд кричала Твайлайт. Её тело словно потеряло силы в этой бесчестной борьбе: ноги подкосились и не держали свою хозяйку, тело обмякло и провисло к земле. Но её голова была словно приклеена к лапе воликорна и оставалась на прежнем месте, не смотря на то, что тело уже наполовину лежало на земле. Под её головой уже образовалась лужица от слёз, с кроваво-красным оттенком… Наконец, пришедшие в себя подруги увидели и услышали, что происходит. Рэрити, Рейнбоу Дэш и Эплджек тут же побежали к воликорну. Они пинали его, тащили, но всё было безуспешно – они не могли ни сдвинуть этого монстра с места, ни как-то иначе на него повлиять. Пинки Пай замерла от увиденного в ужасе и не понимала, что ей делать, а Флаттершай прячась за свою гриву и дрожа от страха, вовсе начала плакать сама. Крики их подруги были невыносимы, словно её заживо рвали на части. Этот акт вакханалии возможно, мог бы длиться ещё несколько часов, и морально и душевно убил бы Твайлайт, саму её сущность, оставив лишь пустую телесную оболочку. Конечно, Фенрир не хотел такого исхода, очень не хотел, но он вошёл в раж и уже не мог остановиться сам. На помощь пришла Луна. Своими копытами она нежно взяла голову воликорна и медленно повернула к себе. Его глаза тоже слезились, хотя оскал на морде отлично запечатлел последнюю эмоцию до начала заклинания. Хранительница ночи подалась вперёд, закрыв глаза, пока её губы не соприкоснулись с влажным волчьим носом. Она слегка наклонила голову в бок и её губы скользнули ниже, встретившись с волчьими зубами. Через мгновение оскал пропал, а губы воликорна интуитивно ответили на поцелуй. Ещё мгновение и веки Фенрира закрыли его глаза, сияние пропало, заклинание прекратило свою силу. Он открыл глаза и увидел, а точнее, услышал, что он всё же натворил. Он сорвался, он знал это. И хотя на губах всё ещё оставалась сладость от поцелуя принцессы Луны, перед ним предстала ужасная картина: кричащая Твайлайт валялась на земле в луже из смеси её слёз и крови, продолжая корчиться от боли, из остатков сил держась копытами за голову. Её подруги были бессильны, они хотели помочь ей, но не знали как, что только увеличивало количество плачущих пони в округе. В страхе от содеянного, Фенрир отступил на несколько шагов.

— Я… Я не хотел ЭТОГО… Я просто хотел, что бы она всё увидела… — оправдывался воликорн то ли перед собой, то ли перед Луной, то ли перед Твайлайт и её друзьями. Рэрити, обнявшая и державшая свою подругу, что бы та, брыкаясь, не навредила себе ещё больше, пыталась успокоить её словами, а в это время Рейнбоу и Эплджек подняли головы на того монстра, что сотворил подобное с их подругой.

— Не хотел? Погляди, что ты натворил! Ты чудовище! – ответила фермерша и потянулась к своей подруге, что бы поднять её.

Фенрир бросил взгляд на Луну, и хотел было объясниться, но та лишь помотала головой.

— Не надо больше слов, Фенрир. Тебе лучше уйти, – тихо произнесла она, бросая грустный взгляд на Твайлайт.

— Т-ты хочешь, чтобы я ушёл? Сейчас? – с толикой обиды переспросил воликорн.

Он, конечно, осознавал свою вину, но сейчас последнее наказание для него, которое можно было придумать, это отвернувшаяся от него Луна. Та, которую он ждал тысячу лет.

— Послушай, ты и так уже натворил достаточно. Просто уходи пока. Ей нужно время, и лучше, если тебя не будет рядом, – с грустью в голосе произнесла Луна, опуская взгляд на Твайлайт.

Ей было грустно прогонять её друга вот так вот, но она знала, что это необходимость. Фенрир рассердился и обиделся. Он надеялся, что хотя бы хранительница ночи сможет его понять. Но видимо, ошибался.

— Знаешь что? Отлично! Я… Я слетаю в Клаудсдейл. Да! Проверю, как там у них дела! – с этими словами Фенрир взмахнул крыльями и взлетел, улетая прочь, по направлению в парящий город. Рейнбоу Дэш посмотрела ему вслед, отойдя от Твайлайт. Она начала махать крыльями, зависнув над землёй и посмотрев на подруг.

— Дэш, куда это, лягни меня яблоко, ты собралась? – озадаченно спросила Эплджек, понимая, что Рейнбоу хочет последовать за летающим волком.

— Прости, ЭйДжей, мне надо лететь. Этот собрался лететь в Клаудсдэйл… Я не могу терять его из виду, и я должна отомстить за Твай… — стиснув зубы, ответила голубая пегаска и взмыла в небо, прежде чем её успели бы отговорить.

— Давайте занесём её в замок, я постараюсь помочь ей, – сказала Луна.

До сих пор отходящие от пережитого за последние минут десять, пони собрались с силами и мыслями, решив, во чтобы то не стало, помочь подруге справиться с произошедшим. А пока они пытались хоть как-то уменьшить боль Твайлайт, Рейнбоу следовала за Фенриром в Клаудсдейл, даже не подозревая, чем для неё может обернуться это решение…