Мы не будем какими-то там звездами, мы станем легендами!

Битл - обычный единорог, который учится в обычной Кантерлотской школе, ведет обычную жизнь подростка и мечтает попасть в школьную команду по хуффболлу. И когда, казалось бы, все налаживается, как всегда, все идет на перекосяк. Мама отправляет его в новую школы, дабы улучшить его поведение и запрещает общаться с лучшим другом, который "плохо влияет на ее сына". Как теперь изменится его жизнь?

Новый дом солдата

Планета Эквус. Мир, где процветает магия, дружба и гармония. Вот уже тысячи лет на Эквусе процветает объединённое королевство Эквестрия, где проживают в мире и согласии земные пони, единороги и пегасы. Но внезапно в космическом пространстве Эквуса появляется человек. Этот человек пришёл не из своего дома, а из совершенно другого, чуждого ему мира, который чуть не разорвала на куски война. Этот человек - воин. Он заблудился в поисках своего дома. Воин, израненный, прибывает в мир, которому чуждо такое понятие как "Война". Может это теперь его новый дом?...

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Виталий Наливкин борется с терроризмом

Всемирно известный председатель исполнительного комитета Уссурийского района Виталий Наливкин всегда умел быстро и эффективно решать проблемы региона. Но сейчас ему предстоит столкнуться с, пожалуй, самой странной проблемой за весь его срок.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Человеки

Каденс и Шайнинг Армор снимаются в секс-ленте

Из-за того, что Твайлайт снимается в непристойных фильмах, Шайнинг никак не может смириться, что даже в этом его обошла младшая сестра. Он стремится исправить недоразумение, но сначала придётся убедить жену. Снимать порно сложнее, чем он думал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Дёрг / Twitch

Порой в замке бывает так тихо...

Принцесса Луна

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Мы все мечтаем об одном

Человек делится с Рейнбоу Дэш своими тайнами… и желаниями.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Да, это было неловко

Самая обычная история. Несколько пони собираются вместе, пьют и им приходят в голову очень странные вещи. Они пытаются реализовать их на практике и все пони счастливы. Обычно. Но иногда что-то идёт не так. И тут на сцену выхожу я, Сестра Рэдхарт…

Другие пони Сестра Рэдхарт

Айзенхорн: Том 1

Данная часть - является первой из трилогий рассказов о Айзенхорне Хайде, молодом единороге, которому предстоит пройти не малый путь пережив все тяготы жизни: Одиночество, знакомства новыми друзьями, получения кютемарки, первая любовь, борьба со страхами, обучения при дворце, прощании самыми близкими пони и наконец принятия себя и своего прошлого, которого, как и давно оставшихся позади старых друзей, уже не вернуть...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Трикси, Великая и Могучая DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Три девицы под окном и страшилки вечерком

Страшилки, Метконосцы и костерок. Поскольку серия, похоже, будет продолжаться, как и обещал, делаю сборник.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

S03E05
Глава 1. глава 3.

Глава 2.

Глава 2.

Брейбёрн проснулся на диване и долго пытался понять, где находится. Спросонья думалось туго, и он медленно вспоминал, что же вчера произошло.

— Мать моя Селестия- простонал он. — Поверить не могу, я застрял в детской книжке... И сколько времени проведу здесь — абсолютно непонятно.- Конечно, человек выглядел неагрессивным и даже проявил гостеприимство, однако такое радушие вполне может обернуться расстройством желудка. Как только пони об этом подумал, в его животе глухо забормотал и заворочался вчерашний обед, и Брейбёрн, пулей выскочив из кровати, понёсся в комнату Вовы. Там никого не оказалось, и пони, взвыв, побежал на кухню, где и нашёл битарда: с опухшим лицом он сидел за столом и пил кофе.

— Вова!!!- прохрипел пони.

Вскрикнув, Вова дёрнул жирной рукой и опрокинул на себя кофе. Вжавшись у стены, он, вытянув перед собой чашку, завопил:

— Стой, где стоишь! Не подходи! Я буду сопротивляться!

Брейбёрн, понявший, что долго терпеть не сможет, выдавил:

— Эй, парень... Где твоя... Ну, это... Ты понял...

Вова в шоке смотрел на пони, выкатившего глаза и приплясывающего на месте от нетерпения — без сомнения, он совершенно обезумел от похоти и пришёл сюда с одной-единственной целью, допустить осуществление которой нельзя было ни в коем случае.

— Я знаю, чего тебе от меня надо!- крикнул парень.

— Хвала небесам! Так дай же мне то, чего я так хочу!- простонал Брейбёрн.

Вова понял, что предстоит тяжёлая борьба, в которой ещё неизвестно, кто победит, отбросил чашку и схватил стул, развернув его ножками в сторону пони:

— А ну уходи с кухни, а то я за себя не отвечаю!

Брейбёрн глухо зарычал, и по спине парня прокатился град холодного пота.

— Прошу тебя... Не заставляй меня делать то, чего мне так не хочется... Тебе же самому потом квартиру чистить придётся...- произнёс Брейбён; пони осознавал, что Вова что-то неправильно понимает, но от рези в животе не мог сосредоточиться.

У битарда задрожали коленки — Нет!!! Нет!!! Я так просто не сдамся!

— ГДЕ У ТЕБЯ СОРТИР, ЖИРНЫЙ УБЛЮДОК?!- заорал Брейбёрн, отбросив все приличия, не в силах более выдерживать вежливый тон.

— Рядом с ванной, зелёная дверь...- растерянно ответил Вова, и пони, пробуксовав копытами на скользком кафеле, громадными скачками унёсся прочь. Битард вытер липкий пот со лба, поставил стул и тяжело уселся на него, переводя дух.
"Значит, Брейбёрн хотел вовсе не... Нет, даже думать об этом не хочется" — потряс головой Вова. Потом ему в голову пришло, что перед пони стоило бы извиниться, но тут же он отбросил эту мысль — вот ещё, унижаться перед ним. Пусть лучше он извиняется перед Вовой за то, что обзывался, и вообще надо было сразу сказать, что ему надо. Из туалета донёсся трагический вопль: — Конские яблоки, да как так?! Где туалетная бумага?!

— Газеткой обойдёшься! — зло крикнул в ответ Вова.

Через пару минут звуков возни раздался голос Брейбёрна: — Всё, не надо, нашёл...

Вскоре зашумела вода, и Вова пошёл посмотреть, как там чувствует себя пони. Брейбёрн стоял у раковины и безуспешно пытался копытом отвернуть кран. Вздохнув, парень сам открыл воду, и, благодарно кивнув головой, Брейбёрн принялся мыть передние ноги.

— Завтракать будешь? — спросил Вова, когда пони закончил умываться.

— Не откажусь — отозвался тот, и они пошли на кухню. — А чем ты завтракаешь?- поинтересовался рыжий.

— Лапш...- начал было Вова, но пони его перебил: — Ну уж нет, больше этой штуки я в рот не возьму. Извини, парень, но уж очень от неё проблем много.

— Ну как хочешь — пожал плечами Вова, и, открыв шкафчик, потянулся к пачке лапши. Вытащив её, он увидел нарисованный на упаковке аппетитный жареный куриный окорочок. — "Сахарооок"- томно прозвучало у него в голове. Вова с позеленевшим лицом сунул пачку обратно в шкаф.

— Что-то мне тоже не хочется макарон...- проговорил он.

— В принципе, я могу что-нибудь приготовить — предложил Брейбёрн — Не скажу, что я прямо мастер, но салат и суп сделать могу. Что у тебя есть?

— Да ничего и нет...- сказал Вова — Но я могу купить. Что нужно?

Подумав, пони назвал необходимый набор продуктов. Большая часть оказалась такими же, как и на Земле, а то, чего на ней не росло, они заменили на аналоги.

— А у тебя есть на чём готовить?

— Я могу одолжить у мамы. Кстати, давненько я у ней не был... Давай так: я съезжу к ней и возьму у неё то, что нужно, заодно с ней свижусь.

— И когда ты вернёшся?

Вова задумался. – Смотря, насколько по мне мама соскучилась. Может, часа через четыре, а может, и вообще к вечеру.

— Ладно — вздохнул пони. — Пока придётся обойтись лапшой.

— Ты уверен, что справишься один столько времени?

— Ну, ты ведь как-то справляешься.

В глубине души Вова признал, что Брейбёрн прав, хотя это было ему довольно неприятно. Объяснив пони, как включать компьютер и электрочайник, он собрался и ушёл, предоставив Брейбёрна самому себе.

Когда хозяин квартиры ушёл, пони заварил себе порцию лапши и пошёл к компьютеру. Включив его, он хотел запустить DnoTa, однако потом решил посмотреть, что Вова делает в этом своём Интернете. Открыв первую вкладку, он увидел сайт, посвящённый фанатским рассказам по сериалу “My little Pony” – так было сказано в его описании. Немного поэкспериментировав, Брейбёрн понял, как ориентироваться в тегах, и обнаружил, что фанфики есть абсолютно по любому персонажу. Оставив их на потом, он стал читать рассказы, помеченные Вовой как “избранное”. Уже пролог первого заставил пони прыснуть со смеху, а продолжение стало вызывать у него периодические припадки истерического хохота. Действия героев были невероятно наиграны, характеры персонажей были топорно-фальшивы, и выглядели они словно пародии на самих себя, а уж кульминация сюжета и вовсе заставила Брейбёрна биться в истерике.

— Великая Селестия, как же это смешно! – хохотал он – Ни один пони не станет делать таких глупостей! И устроено у нас всё совершенно не так! Ну не мог он проделывать такие штуки со своим…- и он всё смеялся и смеялся. – Ого, тут есть и про мою кузину… Так, посмотрим… “Божественная струя из небесного источника ударилась прямо в рот кобылки…”… невероятно… А дальше у нас что? “Пока она чуток успокоилась, я оттеснил её язык «домой», и начал изучать всё, что творилось в её шаловливом рту…”… Великая Селестия, это нечто…

У него уже не было сил смеяться, и он только тихо стонал на очередных перлах. Но, когда он читал следующий, очень длинный фанфик про то, как Эпплджек оказалась в квартире у человека (самый популярный сюжет), и, добравшись до главы “18+”, увидел следующий текст: “Мой боец тёрся о сочившийся бутон молодой кобылки”, он так захохотал, что грохнулся с кресла, и, уже лёжа на полу, колотил по полу копытом, не в силах сдержать рвущийся из него смех.

Немного успокоившись, он решил, что эти рассказы обязательно надо будет показать самой Эпплджек. “Она будет в ярости. Нет, не в ярости. Она будет морально уничтожена – подумал он. – После вспышки она наверняка забьётся куда-нибудь туда, где её никто не найдёт, и пару дней просидит там. Пожалуй, это будет слишком жестоко. Интересно, а что пишут про меня? – и Брейбёрн снова забрался на стул. К некоторому его огорчению, рассказов с ним было значительно меньше, чем с его кузиной, и в них он в основном являлся персонажем второго плана. Решив начать с самого начала, он открыл первый фанфик. В шапке были указаны три тега: “#Брейбёрн”; “#Шайнинг_Армор”, да ещё почему-то “18+”, и, заинтригованный, Брейбёрн принялся читать. Но теперь он уже не смеялся. Его правая бровь медленно начала подниматься, пока он просматривал строчки текста, а когда ей ехать выше оказалось некуда, вслед за ней отправилась и вторая. Дочитав до половины, он не выдержал и просто проскроллил текст вниз, читая его по диагонали. В самом конце рассказа была иллюстрация, подробно показывающая, как можно совместить Брейбёрна, Шайнинга и “18+”.

— Да я вообще с ним не знаком! – завопил пони, закрывая страничку. – Ну и мерзость. Надо внимательней читать тэги – и он начал смотреть, что написано в шапках рассказов.

— Тэк… “Доктор Хувз + Брейбёрн 18+” – нет, “Сильвер Шилл + Брейбёрн 18+” – нет, “Биг Мак + Брейбёрн 18+”… ого, даже это есть… даже и не подумаю читать…- он пролистал все рассказы, и, так и не обнаружив ничего хорошего, вернулся к самому первому и написал длинный комментарий, в котором высказал всё своё отношение к слэшерам, не умеющим толком писать и занимающихся непонятной чепухой. Потом он, немного успокоившись, стёр свой комментарий, и, тщательно подумав, дал развёрнутую рецензию, в которой указал все фактологические и прочие ошибки, сделал анализ теста с литературной точки зрения и в конце посоветовал автору почитать сначала хорошую литературу, а потом уже писать фанфики. С чувством глубокого морального удовлетворения он ушёл со странички, и начал листать другие рассказы, пытаясь найти хотя бы один хороший. Он успел просмотреть уже несколько штук, как ему прилетел ответ на его рецензию. – “Ого, всего десять минут прошло, а мне уже ответили, причём сам автор” – удивился пони и снова открыл злополучную страницу.
“ТЫ СПИРВА ДАБЕЙСЯ А ПАТОМ УЖЕ КРИТИКУЙ ТЫ ВООБЩЕ НАПИСАЛ ХОТЬ ЧТО ТО ТЫ ПРОСТО МНЕ ЗАВИДУЕШ СЛЕЙСЯ ТРОЛ ТУПОЙ” – прочёл Брейбёрн. Потом ещё раз. Попытался прочесть задом наперёд, но всё равно не смог понять, что пытался донести до него автор произведения. “Может, попробовать самому написать что-то?” – подумал пони. Вспомнив всё интересное, что происходило в его жизни в Эквестрии, он сделал коротенький юмористический рассказ про то, как однажды он пас стадо буйволов и мимо проезжал дилижанс с прекрасной дамой внутри, на который внезапно напали разбойники, как он раскидал всех негодяв, и как в конце концов дама наградила его поцелуем. Брейбёрн улыбнулся, воспроизведя в памяти этот момент, и отправил текст в общий доступ.

Первый комментарий появился даже быстрее, чем предыдущий ответ, и пони с интересом начал читать: “Довольно отвратно написано, как в плане языка, так и сюжета. Это, как любят выражаться идиоты «влажные фантазии», знаю, что термин кретинский, но другого подходящего аналога я не нахожу. Ни смысла, ни оригинальности, ничего.”

Это было далеко не всё, что написал неизвестный критик, но Брейбёрн дальше не читал, а просто свернул браузер и запустил DnoTa.


Вова вернулся через пять часов, приволочив с собой несколько объёмных пакетов, в одном из которых лежали продукты, а в другом – несколько сковород, кастрюлей и всяческих кухонных приборов. Мать, увидев его, невероятно обрадовалась, и сначала заставила съесть несколько тарелок борща, а потом, узнав о цели его визита, свалила в мешок едва ли не половину имеющейся у неё утвари. С огромным трудом Вова уговорил её оставить на месте здоровенный чугунный горшок, весивший как легкоатлетическое метательное ядро. Обливаясь потом, Вова тащил здоровенные сумки через полгорода, а после поднимал на пятый этаж своей квартиры. Брейбёрн встретил его у двери и забрал из рук пакеты, а Вова обессиленно рухнул на стул. Через несколько минут пони расставил утварь по кухонным шкафчикам, а продукты убрал в холодильник, и подошёл к потному парню:

— Ты как? Выглядишь не очень.

— Я… в порядке… вот только… отдышусь… немного… — пыхтел Вова на стуле.

— Ну, тогда я приступаю – сообщил ему пони и начал нарезать лук. Однако человеческий нож никак не хотел ложиться в копыто, и Брейбёрну пришлось позвать на помощь Вову, который, крякнув, встал со стула и подошёл к пони.

— Брейбёрн, давай тогда ты будешь говорить, что делать, а я буду сам резать, варить, и всё такое?

Подумав, рыжий согласился, что идея хорошая, и они вдвоём принялись за готовку. Вова оказался к этому делу способным, и даже не очень замусорил кухню, пока готовил суп и салат. – Никогда бы не подумал, что готовить так увлекательно! – сказал он Брейбёрну, помешивая варево. – А как ты научился? –

— Я с детства занимался этим делом – пожал плечами пони. У меня вся семья хорошо готовит, а я крутился рядом, подмечал, наблюдал, пытался повторить. Ну и через какое-то время освоил пару рецептов, потом ещё несколько… Вот так.

— Вот это здорово! А меня можешь научить?

— Почему бы и нет, если ты действительно хочешь – согласился Брейбёрн.

Тем временем суп сварился, и пони с человеком уселись обедать. Объективно оценивая, Брейбёрн дал бы ему четвёрку с минусом по пятибалльной шкале, но учитывая то, что его готовил абсолютный новичок, да ещё и два дня, проведённые на одной куриной лапше, вышло вполне сносно.

— Слушай, парень – начал пони, когда они пообедали – Пока ты ездил к маме, я полазил в Интернете, посмотрел открытые странички…

Вова похолодел. Он вспомнил, что забыл закрыть пару вкладок с сайтами весьма сомнительного содержания.

— И хочу задать тебе один серьёзный вопрос – пони взглянул прямо на парня, который тут же начал тихонько съёживаться, что при его габаритах было весьма непростым делом. – Я посмотрел, что ты читаешь. Тебе это действительно нравится? –

— И… И это всё, что т-ты хотел м-меня спросить?

— Ну да. Я только эти рассказы и посмотрел. А что, там есть ещё что-то? – с интересом спросил Брейбёрн.

— Нет-нет, ничего, просто спросил…- замотал головой Вова. – Конечно, они мне нравятся. Знаешь, я всегда мечтал о том, как бы ко мне попала пони из Эквестрии, как бы мы с ней подружились, всё бы делали вместе… вот…

— Ну а дальше что?

— В смысле – дальше?

— Ну вот попала к тебе в дом пони. Из Эквестрии. Ты с ней познакомился, подружился. А дальше что?

— Ну… Как что… Жить будем.-
— А как ты с ней жить-то будешь? Собираешься всю жизнь держать её в четырёх стенах? Во всех рассказах, где к человеку попадает пони, очень скомкано описано их знакомство. Пони скучает по дому (если вообще скучает) в течение одной главы, а то и абзаца. А потом словно бы всё забывает.

— Ну, может, она влюбилась там в него… Ну или адаптировалась… — под нос пробурчал Вова. Он начинал чувствовать себя неловко.

— Влюбилась? В первый же день? В незнакомое существо?- хмыкнул пони.

— Ну что ты привязался? Это же просто рассказ, выдумка! – раздражённо воскликнул парень. Он понимал, что Бейбёрн прав, но никак не мог признаться том, что один из главных интересов в его жизни – полнейшая чепуха.

— Вот именно, выдумка!- воскликнул Брейбёрн – А когда ты меня встретил, то поступал согласно этим шаблонам. Я даже боюсь представить себе, что бы произошло, окажись на моём месте какая-нибудь кобылка. И вообще, какой смысл в пони, попавшей к человеку? Только один, и ты его сам знаешь – он подался в сторону Вовы – Вас только это и интересует, да? Хоть кого-то из вас волнует то, что чувствует сам пони? Или он для вас – просто вещь, безотказная и безропотная?

Вова с покрасневшим лицом встал из-за стола и молча ушёл в комнату. Бейбёрн остался, склонив голову над столом, и думал, не перегнул ли он палку. Но слишком уж его зацепили сюжеты человеческих фанфиков, и его, что называется, прорвало. Конечно, все эти рассказики нельзя воспринимать серьёзно, но сама их идея, заключавшаяся в том, что пони безропотно подчинялись любым желаниям людей – пусть даже замаскированная условной длительностью развития отношений – была противна Брейбёрну. То, что в них извращались образы его друзей и знакомых, было делом десятым по отношению к этому факту. “Вообще этот парень даже кажется более-менее адекватным на фоне авторов некоторых фанфиков. То, что он занёс в избранное, при всей своей глупости не так ужасно, как то, что пишут с моим участием” – подумал он. А ведь было ещё кое-что, что он читать не стал, но сюжет понял превосходно, прочтя комментарии. Он заключался в том, что пони, по воле автора произведения попавший в руки главного героя, подвергался всяческим пыткам, и именно они занимали большую часть произведения. Фикмейкер явно получал удовольствие, описывая их, и Брейбёрн внутренне содрогнулся, представив, как бы его забросило к такому человеку. Конечно, он наверняка смог бы отбиться от хилого маньяка (а они редко бывают накачанными мускулистыми богатырями), но что, если к нему попадёт кобылка или жеребёнок? А такое более чем вероятно. Вздохнув, Брейбёрн собрал посуду и стал перекладывать её в раковину, чтобы помыть.
“Как так!” – злился Вова, сев за компьютер. “Ну почему из всех пони мне попался самый злобный и приставучий? Какое ему вообще дело до того, что я читаю? Оно мне нравится, и это главное. Кто вообще дал ему право унижать чужие вкусы? Если ему не нравится, пусть не читает! Ну или сам напишет, ещё лучше. Эхх, вот если бы ко мне действительно попала Эпплджек….” Тем временем он сел перед компьютером, открыл свои любимые фанфики, заранее ослабив шнурочек на шортах, и принялся читать первый. Однако через десять минут он вдруг понял, что он уже не вызывает в нём таких чувств, как раньше. Полистав его ещё некоторое время, он открыл следующий, однако тот тоже почему-то ему не понравился. Он стал читать все свои избранные рассказы один за другим, но везде возникала одна и та же проблема – через десять минут ему становилось совершенно неинтересно. Закрыв страничку, Вова задумался над тем, что же случилось, и вскоре внезапно понял, что клише и логические несостыковки в них стали ему совершенно очевидны. Даже клопп-сцены казались насквозь фальшивыми, словно были написаны наивным восьмиклассником. “Лира высунула язык и провела им по основанию жезла. Лишь когда огромная сталь Биг Мака до половины вошла в рот зелёной пони, Лира втянула язык и жезл любви прошёл глубоко в глотку” – зачитал он сцену, и внезапно почувствовал странное чувство брезгливости. “Офигеть, это ж надо так выдумать – жезл любви!” – подумал он — “Что я вообще читаю – клопфик или бабский журнальчик? Это рассказ по My Little Pony, или по грёбаным Сумеркам?! Где вообще нормально это всё описано? ” Пролистав ещё парочку подобных рассказиков, он, так и не найдя ничего хорошего, с досадой выключил компьютер. – Чёрт бы тебя побрал, Брейбёрн! – зло пробормотал он, откинувшись на кресле и затягивая шорты. Пару минут просидев за столом и пялясь в потолок, он наконец тяжело встал и направился к шкафу.


Закончив с уборкой, Брейбёрн решил пойти к Вове и извиниться за свою несдержанность. В конце концов, парень его приютил, уступил свою постель и даже сходил и купил то, что хотелось пони на обед, и пока не причинил ему никакого вреда. Может, рыжий и не был идеальным с моральной точки зрения, но неблагодарность точно не входила в число его недостатков, и он отправился в комнату.

Войдя в помещение, пони тут же забыл, зачем пришёл, и застыл на пороге с разинутым ртом. А удивиться было отчего – Вова сидел на диване и читал книгу. Самую обычную книгу в коричневом переплёте, довольно старую на вид и растрёпанную. Этот вид настолько диссонировал с образом, который пони составил за эти два дня о Вове, что он с минуту стоял, не зная, что и подумать.

— Эмм… Что читаешь? – наконец осторожно спросил он.

Вова поднял голову и перевернул книгу, смотря заглавие – О’Генри, рассказы – прочёл он.

— И как, интересно?

— Пока нормально. Мама как-то принесла её, говорит: почитай, типа хорошая книга, пойдёт тебе на пользу. Ну вот и решил почитать.

— Ну ладно, не буду отвлекать. А у тебя есть ещё книги?

— В шкафчике посмотри, там мама ещё что-то приносила…- пробормотал Вова, погрузившись в чтение.

Покопавшись, пони взял одну – “Сорви-голова”, автором которой был указан некий Буссенар. Пони понятия не имел, что это за Буссенар, но на обложке была очень красочная картинка, изображающая пламя взрыва и прыгающих в стороны от него людей, и Брейбёрн погрузился в чтение.

Так они просидели до самого вечера, пока Вова не отложил книгу и широко зевнул. Пони почувствовал, что тоже не прочь лечь уже спать, о чём и сообщил парню. Тот снова постелил ему на диване, а сам сел за компьютер и запустил DnoTa. Брейбёрн, лёжа в постели, наблюдал за тёмным силуэтом Вовы, рельефно очерченным светом монитора, и думал о том, как поживают его друзья. Интересно, чем они сейчас занимаются?..

— Брейбёрн, ты спишь? – вдруг спросил Вова.

— Нет ещё. А что?

— Ты ведь так и не рассказал, как попал в мой мир.

Пони перевернулся на спину и уставился в потолок, вспоминая, что же случилось в тот злополучный день. – Я приехал погостить на пару недель к Эпплджек. В Понивилле устраивается какой-то праздник, и она пригласила меня в нём поучаствовать. Жить я должен был у неё, а так же думал помочь с подготовкой – она хочет в этот день торговать сидром, и лишняя пара копыт была бы очень кстати. Приехал я к ней за день до того, как попал к тебе… Получается, три дня назад. А через четыре дня, значит, должен будет состояться праздник – пони замолчал, задумавшись.

— Ну а что дальше-то?

— Дальше? Ах да. Когда я приехал, Эпплджек была очень расстроена – оказывается, целая бочка сидра простояла под солнцем и, видимо, подкисла. Ну а мне очень хотелось пить, ну я и выпил целую кружку этого сидра. Удивительно, но на вкус он оказался весьма неплох, и я выпил ещё кружку. И предложил попробовать Эй Джей. Вместе мы выпили… Ух, уже и не помню. Много, в общем. Последнее, что я помню – это то, как Маки тащит меня в амбар, а Бабушка Смит и Эпплблум пытаются утихомирить мою милую кузину. Она полдвора разнести успела, вот как. Хотя она не виновата, я должен был догадаться, в чём дело, ещё на первой кружке – благо в Эппллузе я на такое насмотрелся… А проснулся я уже в твоей кровати.

— Жалко будет, если ты не успеешь на праздник – сказал Вова.

— Ага — согласился пони.

Заскрипело кресло, и парень встал из-за уже выключенного компьютера. В темноте проковыляв до выхода, он остановился и сказал: — Спокойной ночи, Брейбёрн! Надеюсь, тебя скоро вытащат, и ты сможешь побывать на своём празднике. Эх, жаль только, что я не смогу посмотреть на него.

— Доброй ночи! – ответил Брейбёрн и, закутавшись в одеяло, уснул.