Завершение работы

“Ты бы сказала кому-нибудь, если бы знала, что миру вот-вот настанет конец, Твайлайт Спаркл?”

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Лира Бон-Бон Кэррот Топ

Doctor Whooves

Попав в очередную передрягу, Доктор обнаруживает себя в неизвестном ему мире, регенерировавшим в пони...

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия

Алые подковы

Рассказ о трех пони, которые делали мир лучше. О них мало, что было известно если бы не один случай в Клаудсдейле...

Спитфайр Сорен

Гайды врут

Школа — весьма паршивое место и время, но даже там порой находится место настоящим чудесам. Прекрасным, удивительным и безжалостным, воспоминания о которых будут преследовать тебя всю оставшуюся жизнь, как бы сильно ты ни пытался от них избавиться.

Твайлайт Спаркл Человеки

Прикосновение ужаса

Рассказ о том как два человека, которые стали пони, снова сошлись, в последний раз. Одного из них терзает один и тот же кошмар, который вскоре свёл его с ума, а второй пытается ему помочь...По сути это ветка моего фанфика, но к основному сюжету такое приписать никак нельзя. Поэтому этот гримдарк как отдельная ветка сюжета.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Октавия

Шипучие Обнимашки

Грозная Буревестница присоединится к вам для дрёмы в объятьях в парке... после некоторых уговоров.

Человеки Темпест Шэдоу

Маленькая команда

Оливер и Лили маленькие поняшки, живут обычной жизнью в замечательной столице Эквестрии. Однажды кобылка покупает специальный комикс, а гадкий мальчишка ворует его. Из -за чего они вместе попадают в мир одной русской сказки, интерпретированной под комикс неким автором Fine Dream.

ОС - пони

Вперёд в прошлое

Эквестрия с поправкой на XXI век, и чуть дальше.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Бэрри Пунш

Хранитель

В горах, что отделяют Эквестрию от Пустошей находится старый город. Около семиста лет назад группа молодых охотников за приключениями, или просто авантюристов, отправились в пещеры, что были найдены под городом. Никто не вернулся, об этом давно забыли… Но что, если легенда о неком «Исполнителе желаний» — правда, что если эти авантюристы всё-таки нашли его?

Другие пони ОС - пони

Игра разума.

Небольшой фанфик-размышление. И кусочек для чего-то большего.

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 6. Глава 8.

Глава 7.

В которой наши герои заказывают пиццу, посещают зоопарк и устраивают приятный вечер

— И что нам теперь делать? – нарушил тишину испуганный голос Вовы.

— Не знаю, – мрачно отозвалась Твайлайт, хмурым взглядом буравя сферу, в которой только что бесновался драконикус, – Всё, что мы можем сделать – это выполнить задание Дискорда, каким бы идиотским оно не было. Другого выхода нет.

— Значит, мы идём в зоопарк? – с радостью в голосе воскликнул Брейбёрн – Ура! Слишком уж я засиделся, давно пора уже выйти наружу и заняться чем-нибудь интересным!

— Тут нет ничего хорошего, Брейбёрн! Дискорд явно что-то затеял, и это “что-то” наверняка нам не понравится. Тем более, что нам он так ничего и не рассказал, да ещё и силой заставил нас остаться в мире людей. Как думаешь, это разве хорошо?

-Может, и так, – согласно кивнул Брейбёрн – Но это, как ни крути, приключение! А приключения я люблю даже больше, чем сидр моей дорогой кузины. Как вы понимаете, – Брейбёрн перешёл на интимный шёпот, – Это между нами, ей ничего передавать не стоит.

Твайлайт тяжело вздохнула.

— Твайлайт! Ты вроде есть хотела? – спросил Вова – Знаешь, от всех этих переживаний я и сам проголодался.

— Ох… Я тоже. Подождите, я сейчас что-нибудь придумаю. Что бы такого приготовить… — Твайлайт в задумчивости потёрла подбородок копытцем.

— Может, лучше просто закажем еду? — сказал Брейбёрн, с любопытством разглядывая рекламные баннеры на полях открытой странички кулинарного сайта — Никогда не знал, что такое бывает.

— Мгм... Почему бы и нет? — задумчиво протянул Вова, уже шарясь по разделам.

— То есть, мне можно не готовить? — обиделась Твайлайт.

— Ага! По-моему, это здорово, когда вот так берут и доставляют прямо домой то, что тебе нравится.

— Это наверняка какое-то шарлатанство. Да и есть надо в специальных местах, отведённых для этого, — буркнула Твайлайт — Что будет, если каждый решит есть там, где ему вздумается, наплевательски относясь к установленным порядкам? Это совершенная анархия! Доставка пищи на дом — путь к разрушению государства!

— Твайлайт, тебе заказывать мороженое? — спросил Вова, скроля сайт.

— Клубничное, большое, — отозвалась аликорн, скосив глаза на экран, — с шоколадным муссом. И вегетарианский бургер.

Брейбёрн хмыкнул, собираясь что-то сказать, но, поймав взгляд волшебницы, подавился смешком и замолчал.

— Так...- продолжал парень — А теперь пицца. Какую хотите?

Через некоторое время троица наконец договорилась, кто что хочет, и осталось лишь позвонить и заказать. Вова откинулся на спинку кресла и ожидательно скрестил на груди руки.

— А чего это ты сидишь? — удивился Брейбёрн — Давай, звони.

— Неа. Я звонить не хочу. Давай лучше ты? Вот, держи телефон.

— Я даже не знаю, как это делается! Как я копытами-то звонить буду?

— Ну, смотри сюда! — Вова взял трубку и начал набирать номер, подглядывая цифры с сайта.

— А теперь ждёшь ответа оператора, — Вова включил громкую связь. Послышались гудки, и через пару секунд послышался приятный мужской голос голос:

— Здравствуйте! Вас приветствует пиццерия, — в этот момент прошла череда помех, и часть фразы скрылась за громким треском, — Меня зовут Игорь, каким будет ваш заказ?

Лицо Вовы странно искривилось, и он начал, словно выброшенная на берег рыба, беззвучно шевелить губами; по лбу поползли капельки испарины.

— Алло? — раздалось из трубки, — Вы меня слышите? Алло?

Вовины пальцы, крепко стиснувшие трубку, побелели от напряжения, из горла вырвался тонкий сип.

— Алло? — повторила трубка, и, не дождавшись ответа, сказала: — Я отключаюсь!

— Подождите! — крикнула Твайлайт, выхватив телефон из потных ладошек Вовы, — Я заказываю!

— Слушаю.

— Я звоню первый раз, поэтому могу что-то перепутать. В этом случае, пожалуйста, поправьте меня, хорошо?

— Как я могу отказать такому хорошенькому голосу, — усмехнулась трубка, — Конечно. Для начала: как мне к вам обращаться?

— Тва... эмм... Вова, меня зовут Вова.

Повисла пауза.

— Несовершеннолетних не обслуживаем, — сообщил голос.

— Мне двадцать. А голос такой, потому что однажды мне в детстве...

— Ыыыыы!!! — Вова, пришедший в себя, панически замахал руками.

-...и отшибли всё до полного нефункционирования, — закончила Твайлайт, с мстительным выражением на мордочке глядя прямо на парня.

— Ох, прошу прощения, — виновато сказал голос, — Я лишь выполняю свою работу, и должен всегда проверять. Так... Что будете заказывать?

Твайлайт назвала список и адрес.

— Отлично, ваша еда будет доставлена через час. Благодарим за заказ!

— Спасибо вам, — проворковала аликорн и сбросила вызов.

— Твайлайт...- злобно прошипел Вова, — Ты чего про меня наговорила?

— А что? Мне же надо было что-то придумать, — пожала та плечами, — в следующий раз звони сам.

Что-то буркнув, покрасневший парень отвернулся и сел играть в компьютер. Но через некоторое время внезапно пришедшая ему в голову мысль вышибла остальные, и он поражённо уставился на аликорна:

— Твайлайт! А ведь мы говорим на одном языке, и понимаем друг друга!

— Надо же. Прошло уже три дня, и ты только сейчас это понял?

— Но... Но как?! Откуда вы знаете наш язык?!

Твайлайт немного склонила голову набок и, прищурившись, протянула:

— А ты что, самый умный у нас? Тебя это волнует?

— Но...

— Такие тупые вопросы задаёшь... — Твайлайт раздражённо тряхнула гривой.

— В самом деле! — встрял Брейбёрн, — Ну вот что ты привязался? Ни один такого дурацкого вопроса ни разу не задал, только ты один выделываешься. Знаешь, как Селестия поступает с теми, кто задаёт лишние вопросы?

— Ладно-ладно! — испугался Вова, — Говорите — и ладно, мне-то что? О, кажется, пицца приехала! — и парень ринулся к двери.

— Ф-фух...- выдохнула волшебница и склонилась к уху Брейбёрна:

— Чуть не попались. Если в каждом фанфике главный герой начнёт мыслить логически, то произойдёт Большой Шаблонный Коллапс, вся Фик-Вселенная сожмётся в бесконечно малую точку, а время закуклится.

— Ого... — Брейбёрна передёрнуло, как только он представил себе такие перспективы.

— Процесс уже начался. Твоё появление уже начало череду ошибок, и как остановить эту цепочку, я не знаю.

— Я ничего не понял из того, что ты сказала, но явно намечается Армагеддон, — благоговейно заметил рыжий пони.


В полутёмной комнате дворца около изящного столика из вековечного дуба стояли две сестры-принцесы, рассматривающие стоящую на нём сферу.

— Похоже, я поняла, в чём заключается цель Дискорда. Он собирается разрушить все сюжетные ответвления, — аликорн аккуратно опустила прозрачный шар на красную бархатную подложку.

— А зачем ему это делать? — недоумённо спросила её сестра, — Он ведь сам Дух Хаоса; беспорядок и мешанина — это то, к чему он стремится, ведь так?

— Ты права, Луна. Но, творя хаос, он не терпит, когда его творят другие. В его действиях наблюдается определённая логика, и, как бы это странно не звучало, он подходит к беспорядку творчески. Он — творец хаоса, гордый и не терпящий дилетантства и глупости. Сюжетные параллели его выводят из себя, и всё, что он хочет — это уничтожить их.

— Почему бы ему их просто не переделать под себя?

— У него нет власти над фантазиями людей, он не может материализоваться в их мире.

— И ты не собираешься его останавливать?

— А зачем? — улыбнулась белоснежная аликорн, — Во-первых, шанс того, что у него получится, ничтожно мал, а во-вторых, я сама не в восторге от такого творчества, и, может быть, даже буду рада такому исходу событий.

Сёстры долго смотрели вглубь шара, где причудливым калейдоскопом высвечивались всевозможные образы — зелёные полянки, усеянные цветами, сменяли бесконечные космические пространства, раздираемыми световыми вспышками вечных войн; то внезапно появлялись огромные кровати, чьи обитатели занимались самыми невероятными вещами, при виде которых даже Фрейд почувствовал бы себя неловко. Однако, похоже, это аликорнов нисколько не волновало, и они совершенно беспристрастно наблюдали за этой безумной круговертью — было видно, что такое для них не в диковинку.

— Пожалуй, кое-что можно было бы и оставить, — задумчиво протянула Луна, — Я, конечно, имею в виду некоторые миры, которые и в правду прекрасны, а не то, что нам показывали пару кадров назад, — быстро поправилась она.

— Это так, — согласилась Селестия — Невероятно многогранен человеческий разум. Вся эта феерия могла быть создана одним-единственным сознанием, и это далеко не предел. Они могут творить, что угодно, и у них нет ограничений в виде предназначения. Дискорд имеет такой же потенциал, но расходует его исключительно на катастрофы.

— Так как мы с ним поступим?

— С Дискордом? Пусть делает то, что считает нужным. Пока у него есть занятие, он не станет бедокурить попусту. Пожалуй, нет ничего опаснее, чем скучающий Дискорд — его способы развлечения всегда имеют криминальный оттенок. Так что лучше пускай поломает голову над этой проблемой, чем поломает то, что мы выстраивали на протяжении тысяч лет.

Принцессы ещё несколько мгновений смотрели в живописный омут, после чего Селестия накрыла шар платком, и сёстры вышли из комнаты, медленно погрузившейся в полумрак.


Открыв дверь, Вова принял чек у курьера и пошёл на кухню. Отыскав старую, потрескавшуюся сувенирную свинью-копилку, на которой из краски осталось только тусклое сине-жёлтое пятнышко за керамическим ухом, он выкрутил пластмассовую пробку и выковырял мятую купюру, которую отдал сонному посыльному. Тот с некоторой брезгливостью развернул замусоленную бумажку, отсчитал сдачу и, сунув Вове в руки коробки, исчез.

Осторожно ступая, стараясь не уронить пирамиду из разнокалиберных коробок, коробочек и коробищ, Вова пришёл в комнату и поставил всё сооружение на стол.

— Налетай!

Два раза просить не пришлось, и пони с энтузиазмом принялись срывать упаковки с коробочек и разглядывать необычную еду. Больше всего их удивили суси – они долго рассматривали роллы, с удивлением тыкая копытцами в листы нори, с недоверием отнёсшись к заявлению Вовы, что эту жёсткую чёрную бумагу можно есть.

Пицца их не особо впечатлила — она была очень похожа на простой открытый пирог, а её вегетарианский вариант не имел существенных отличий от своего понячьего аналога. Твайлайт ради научного интереса попробовала кусочек Вовиной порции, но и она не оказалась ей по вкусу — на её взгляд, колбаса была слишком солёной. Брейбёрн убеждённо отказался от такого эксперимента — ему было неприятно осознавать, что эта еда сделана из кого-то, кто теоретически мог быть разумным. Однако, рыбу он уплетал вполне охотно — на неё вкусовые предубеждения рыжего пони не распространялись.

Перекусив, компания решила отправляться выполнять задание Дискорда. Для начала, нужно было определиться со временем — чем меньше будет людей в парке, тем больше вероятность того, что всё пройдёт по плану, и проблем не возникнет. Для этого они решили пойти ближе к вечеру, за полтора часа перед закрытием, когда людей почти не будет, а будний день особенно благоприятствовал их затее.

Зоопарк находился в самом центре города, и прямой путь до него проходил через довольно людные места, так что Вове и его понячьей бригаде приходилось довольно долго обходить их переулками. Но даже там им приходилось встречаться с людьми, проявлявшими живейший интерес к спутникам парня, и в итоге они пришли к цели своего анабасиса не за полтора, а лишь за один час до закрытия. Некоторые проблемы создались при входе: кассир наотрез отказалась пропускать пони, и Вове решил изображать слепого, а Твайлайт с Брейбёром — роботов-поводырей. С тяжёлым вздохом тётка выдала Вове билет, буркнув что-то не очень приятное про богатых идиотов, не желающих расставаться со своими игрушками ни на минуту, и троица пошла на поиски самых популярных животных — на остальных времени уже не оставалось. Довольно быстро парню стало скучно, и он уныло таскался за пони, которые живо реагировали при виде любого зверя. Они никогда не видели тигров и львов; Брейбёна поразила здоровенная анаконда, а добродушный слон вызвал у Твайлайт вопли восторга.

— У нас есть животные, очень похожие на ваших — и на этих… тигеров, и на льва, — тараторила Твайлайт, — но этой штуки с огромными ушами у нас точно нет!

— Это называется "слон", — устало пояснил Вова, равнодушно окинув взглядом громадную серую тушу.

— А что он ест? Он хищник? А его за уши можно дёргать? — Твайлайт перевесилась через заборчик, и, вытянув шею, заорала: — ЭЙ, СЛОООН! ПРИВЕЕЕТ!!!

— Ты что, рехнулась?! — прошипел Вова, схватив принцессу за задние ноги и с силой стягивая её с заборчика.

— Но я хочу с ним поговорить! Он такой милашка! — обиженно сказала Твайлайт, из всех сил цепляясь копытцами за верхнюю перекладину.

— Он не умеет говорить, ты же сама вроде бы в курсе!

— Да? Жалко, — сказала волшебница и отпустила заборчик. Не ожидавший этого Вова полетел на асфальт, и сверху ему на грудь грохнулась крупом лавандовая пони, чьи ноги он до сих пор крепко держал.

— Слезь с меня! — прохрипел наполовину пришибленный, наполовину придушенный парень, и Твайлайт мягко спрыгнула на асфальт.

— А это действительно очень весело! — засмеялась она, мордочкой подталкивая Вову, чтобы помочь ему подняться, — Теперь пора сваливать — похоже, сюда идут смотрители.

— И куда мы пойдём? — пробурчал Вова, потирая ушибленную голову.

— Брейбёрн?.. — повернулась волшебница к рыжему, который стоял, тщательно разглядывая указатель.

— Мхм..."Пони" — прочла она, проследив за взглядом Брейбёрна, — Почему бы и нет? Пойдёмте тогда туда.

Через некоторое время они дошли до вольера, где содержались лошади, и тут-то они удивились по-настоящему.

— Какие же они здоровенные... — проговорил Брейбёрн. Твайлайт же просто молча сидела и расширившимися глазами наблюдала за парой гуляющих жеребцов, и лишь эхом повторила за рыжим: — Какие же... Здоровенные...

— Они же на нас совсем не похожи! Почему же их назвали "пони"?

— Понятия не имею, — развёл руками Вова.

Они ещё несколько минут стояли перед вольером, наблюдая за лошадьми, пока Брейбёрн не поднялся и не сказал:

— Похоже, они не особо разговорчивые. И как вы живёте в мире, где нет никого, равного вам по разуму?

— Фиг его знает, — пожал плечами парень, — Никогда не задумывался над этим. Через десять минут зоопарк закрывается. Идём, Твайлайт!

Спустя мгновение, будто очнувшись, аликорн встала и пошла за уходящими Брейбёрном и Вовой.


— Ну, что скажете?

— Даже не знаю... — Брейбёрн задумчиво глядел на дорогу перед собой, — Довольно неожиданно увидеть столько неразумных существ сразу, да ещё и таких разнообразных.

— А ты?

— Вообще, я ожидала чего-то подобного, но всё равно это было удивительно... Этот ваш... эм... слон, он производил впечатление существа умного, и я даже решила, что он умеет разговаривать. Но, к сожалению, это оказалось не так, — вздохнула она.

— А что ты думаешь про тигров и львов? -

— Они очень похожи на наших мантикор, ещё в Вечнодиком лесу и горах на Юге Эквестрии водятся очень похожие существа.

— А ты что скажешь, Брейбёрн?

— А? — пони вскинул голову, будто его внезапно разбудили, — Чего?

— Кто тебе понравился, говорю?

— Да, Брай! Скажи! — Твайлайт требовательно посмотрела на рыжего.

— Эм...- пони задумался, — Ну... Меня позабавили маленькие волосатые люди.

— Люди?..- Твайлайт удивлённо распахнула глаза, но через секунду сообразила: — А, я поняла, про кого ты говоришь! Обезьяны, да?

— Наверное, они, да.

— А тебе не стало их жалко? Всю жизнь провести в клетке, и это при их активности!

— Но они были не в клетках, — в свою очередь, удивился эппллузец, — Они свободно ходили по территории в таких оранжевых курточках и с мётлами в руках.

Вова негромко хмыкнул, а опешившая Твайлайт надолго замолчала, пытаясь вспомнить, встречала ли она в зоопарке что-то похожее.

За обсуждением своего похода они провели всё время, пока шли домой, и, уже вернувшись, почувствовали себя довольно голодными. Прикончив остатки пиццы и роллов, троица отправилась на кухню, где Брейбёрн приготовил какао, а Вова разлил его в купленные по дороге специально для этого случая громадные кружки, больше смахивавшие на детские ведёрки для игр в песочнице, и щедро засыпал зефирками.

Парень с жеребчиком уже было сели за стол, но Твайлайт, критически оглядев натюрморт, категорически заявила:

— Так не пойдёт.

Когда те удивлённо посмотрели на неё, аликорн пояснила:

— Нельзя впустую упускать такой момент! Уже поздно, на улице темно, а нас трое, и у каждого здоровенная кружка с обжигающе горячим какао с зефирками... Вы что, не понимаете? — рассерженно сказала она, глядя на лица парней, на которых отражалось полнейшее непонимание происходящего. Подождав пару секунд, она надменно хмыкнула и, левитируя перед собой кружку, ушла в комнату.

-Ты чего-нибудь понял? — через пару минут нарушил молчание Вова.

— Хотел тебя спросить о том же, но потом вспомнил, что это ты, и передумал. Пойдём к ней, что ли? Вова согласно кивнул, и они, забрав чашки с какао, они направились в комнату.
"...устройство челюстей смилодона уникально. Его челюсти могут раскрываться на сто двцадцать градусов, тогда как у обычных кошек — не более восьмидесяти пяти, " — доносился глубокий, красивый голос. Войдя, Вова и Брейбёрн застали Твайлайт, сидящую на диване перед компьютером, на котом была запущена какая-то телевизионная передача; в копытцах она держала чашку с какао, на плечи был накинут тёплый клетчатый плед.

— Что за... — начал было Брейбёрн, но Твайлайт повернулась, и он замолк.

— Вы решили присоединиться? Отлично! Тогда пусть Вова сядет посередине, я справа от него, ты — слева, и мы будем пить какао, греться под пледом и смотреть телевизор.
"Смилодоны — свирепые хищники, своими громадными клыками способные пробить толстую шкуру доисторических животных" — бормотали компьютерные колонки.

— Эмм... Ты хорошо себя чувствуешь? — обеспокоенно поинтересовался парень.

— Лучше некуда. Садитесь, ребята, — и пони подвинулась вправо. Ошарашенные парень и Брейбёрн сели, как она сказала, и уставились в экран. Их фигуры мягко обволокла флисовая ткань, и все трое оказались укутаны во внезапно увеличившийся плед. Немного поёрзав, устраиваясь поудобнее, Твайлайт взяла Вову под руку и легла щёчкой на его плечо.

— Нифига себе, — пробормотал Брейбёрн, увидев, как аликорн уютно прижалась к парню, который с каменным лицом сидел прямо, словно проглотил палку, и остановившимся взглядом смотрел перед собой, — Твайлайт, ты чего?

— Ммм? – волшебница подняла голову и вопросительно посмотрела на Брейбёрна.

— Ты что делаешь?

— А, ты об этом… Видишь ли, я знаю кучу фанфиков про меня, и во многих из них описывается ситуация, когда я и человек вечером сидим на диване, укрывшись одеялком, и смотрим телевизор или просто в горящий камин. Большинство человеческих фантазий в отношении меня сводятся, в сущности, только к одному, физиологическому, желанию обычного подростка. Я не осуждаю их за это, ведь мы все когда-то были такими, но и особой радости не испытываю, но конкретно эта сценка мне очень понравилась, и мне очень захотелось это с кем-нибудь повторить, но у меня никогда не было такой возможности – либо катастрофически не хватало времени, либо это было просто опасно. А сейчас такая невероятная возможность! Вова, — требовательно сказала она, — сядь, пожалуйста, нормально, и обними меня за плечи… Вот так, — и она толкнула парня в грудь, пихая его вглубь дивана, а сама поднырнула ему под правую руку.
“Хорошо, что я вчера успел помыться” – подумал Вова.

— Хех, Твайлайт, тебе крупно повезло, — мерзко хихинул Брейбёрн, — Скажи мне спасибо, что я вчера заставил этого оболтуса принять душ. Не думаю, что иначе ты бы смогла приблизиться к нему ближе, чем на полуметр. Кстати, как ощущения?

— Довольно уютненько, — приглушённо донеслось из-за Вовиной туши, — Попробуй сам! Он толстый и мягкий – самое то.

— Пожалуй, воздержусь, — вежливо ответил рыжий пони.

Они долго сидели перед экраном, потягивая сладкий какао, и греясь друг о дружку под плотной мягкой тканью.
…своими мощными челюстями они разрывают артерии на горле своей жертвы. Сейчас вы видите документальные кадры охоты льва на антилопу-гну. Обратите внимание на способ, каким хищник перегрызает ей глотку. Острыми когтями лев удерживает добычу на месте, а длинными клыками умерщвляет её

Твайлайт в полудрёме посапывала, уткнувшись носом в руку человека и распластавши крылья; Вова тихо млел, аккуратно пропуская сквозь пальцы её гриву и почёсывая за ушком; Брейбёрн пил очередную кружку какао и задумчиво смотрел в монитор.

— А не пора ли нам спать? — спросил он, доедая последнюю зефиринку, — Уже довольно поздно.

Аликорн зевнула: — Пожалуй, ты прав, Брай. Уже и в самом деле поздно.

Вова очнулся от полудрёмы и встал с дивана.

— Надо подумать, где постелить Твайлайт. У меня всего лишь два комплекта постельного белья. Я лично сплю на полу на кухне. Ей постелим на диване, а Брейбёрн... Куда же деть его.

— А в чём проблема? — удивлённо спросила Твайлайт, — Пускай тоже на диван ложится.

— Ааа... То есть, ты не против?

— Почему это я должна быть против? — глаза аликорна сузились: — Если я стала Принцессой, это ещё не значит, что я зазналась и мне неприятно общество моих старых друзей.

— Я не это имел в виду... — пролепетал бедный Вова, вжавший голову в плечи: у Твайлайт был такой вид, будто она напряжённо пытается вспомнить заклинание Испепеления Взглядом На Месте, и вот-вот приведёт его в действие.

— Я спать на кухню, а вы ложитесь, как знаете, — пробормотал парень, закрывая дверь. С кухни донёсся грохот и сдавленные ругательства. Потом ещё.

— Это был кафель, — уверенно заявил Брейбёрн, прислушивавшийся к звукам, доносящимся из коридора, — Он ужасно скользкий. А сейчас он будет нащупытать выключатель, рядом с которым посудная полка.

Хлоп.

Хлоп.

Хлоп!

Бздынннь!!!

— Мы остались без большой тарелки и пары блюдец, — отметил рыжий пони.

— Я ещё слышала чашку, — осторожно добавила Твайлайт.

— Нет, это было блюдце. Оно, когда бьётся, очень характерный звук издаёт.

Хлоп!

Бздяк!!!

— А вот это уже чашка. Которая с цветочками.

— Твою мать, Брейбёрн, можно без комментариев?! — донёсся жалобно-раздражённый вопль.

Пони тихонько прыснул в копыто.

— Эх, с ним ещё работать и работать, — умилительно сказал он, — но парень определённо имеет потенциал и делает успехи.

Наконец, шорох с кухни стих, и пони сами принялись укладываться. Диван был явно маловат для одного Вовы, но для пони он был в самый раз. Конечно, вдвоём было немного тесновато, но вскоре они нашли удобное положение. Твайлайт заснула мгновенно, и тут же обнаружился первый минус: она так и не научилась контролировать крылья во сне. Они постоянно дёргались, поднимались и опускались, и в конце концов Брейбёрн, потеряв терпение, просто лёг на правое, особо докучливое. Как только он это сделал, Твайлайт взбрыкнула во сне и обхватила жеребчика всеми четырьмя ногами, носом уткнувшись ему в грудь. Последние остатки сна выветрились из него, и он уставился в темноту. Грива аликорна щекотнула ему нос, и он едва не чихнул; тут он почувствовал какой-то запах. Принюхавшись, он почуял характерный сладко-горький аромат.

— Только этого не хватало... — пробормотал он, аккуратно, но энергично высвобождаясь из объятий; встав на пол, он направился к двери, и тихо вышел в коридор.


Огромное розовое облако окружало Твайлайт со всех сторон. Оно было невероятно мягким, но, вместе с этим, невероятно плотным, не давая ей провалиться. Везде куда хватало взгляда, клубилось розовое марево, просвечиваемое светом солнца. Твайлайт, тихо хихикая, перепрыгивала с бурунца на бурунец, каждый раз прижмуриваясь, когда её копытца погружались в розовую субстанцию. Теперь она вполне понимала любовь Рэйнбоу к валянию в облаках. Конечно, она, будучи аликорном, имела способность стоять на них, но такого удовольствия от просто прикосновения к ним не испытывала. Хотя и пегаска, скорее всего, тоже, ибо она наверняка никогда не ходила по таким чудесным облакам. Твайлайт сама не знала, куда бежит, так что просто наслаждалось чувством упругости под копытами и необъяснимой лёгкостью, переполнявшей её.

Аликорн ещё долго прыгала по облакам, но вдруг почувствовала необъяснимый дискомфорт, и с тревогой огляделась. Внезапно из одного облака с громким чпоком наполовину высунулась Принцесса Луна и с виноватым видом посмотрела на волшебницу:

— Твайлайт! -
— Принцесса!..- склонила та голову в поклоне, чувствуя какое-то внезапное раздражение.

— Прости, Твайлайт, я не должна влезать в такие сны, — Луна выглядела очень смущённой, и машинально поглаживала облака, что начинало почему-то злить лавандового аликорна, будто Принцесса Ночи прикасалась к чему-то очень личному; — Но у нас случилось очень большая неприятность… Дискорд требовал, что бы я пустила его в твой сон, так как у него есть какое-то важное сообщение для тебя. Конечно, я его не пустила, да и сама никогда не хожу в подобные сны, но он убедил меня разбудить тебя… — Принцесса отчаянно покраснела.

— Ничего, Луна, я понимаю… — ответила Твайлайт дружелюбным тоном, хотя сейчас ей больше всего хотелось придушить Принцессу одним из облачков.

— Так ты не сердишься? – Луна облегчённо выдохнула. Тут она странно подпрыгнула, будто кто-то сильно дёргал её за ногу, и, наклонившись, крикнула куда-то вниз: — Дискорд, мы уже закончили! Твайлайт, сейчас, когда ты проснёшся, посмотри в свой ай-шар, пожалуйста.

Окружающая атмосфера начала расплываться, и через какое-то время аликорн обнаружила себя лежащей в кровати, уткнувшись носом в подушку; по наволочке расползалось мокрое пятно. Сглотнув слюну, она приподняла голову, подслеповато оглядываясь спросонья; её взгляд упал на тускло мерцающую темноте сферу, и она, спотыкаясь, слезла с кровати и взяла в копытца палантир, прищуренными глазами вглядываясь вглубь. В мареве возникла фигура Дискорда; драконикус стоял, скрестив лапы на груди и нетерпеливо притопывая ногой. Увидев Твайлайт, он саркастически вскинул бровь:

— А вот и наша спящая принцесса! Понакупят себе ай-шары, а сами не отвечают! Опять звук отключила?

— Я поставила на вибрацию… — пробормотала сонная пони.

— Ну-ну. И каково тебе спать в одной постели с жеребцом? – поинтересовался Дискорд.

Твайлайт, наклонив голову набок, окинула драконикуса оценивающим взглядом, и проговорила: — Хм… Мне как-то было очень скучно, и я для развлечения подсчитала, что, если сейчас из Древа вытащить Элементы Гармонии, оно будет действовать ещё месяц… Всегда хотелось найти повод подтвердить это экспериментально.

— Ладно-ладно, — Дискорд выставил перед собой ладони, — Я просто хочу предупредить кое-о-чём.

— И о чём же?

— О том, что, пока ты пускала слюни в подушку, Бребёрн вышел из дома с банками разноцветных красок и ушёл в сторону зоопарка