Сигарета

Капля никотина...

Твайлайт Спаркл Спайк

Дружба это оптимум: День благодарения

Просто история о парне, который решил купить Понипад во время распродажи.

Другие пони Человеки

Бракованные товары

Короткая история о том, как в жизни натуральных и синтетических разумных существ появляется счастье.

Принцесса Селестия Человеки

Большая Проблема Макинтоша

История о том как Макинтош осознал кто он на самом деле и пытался с этим справиться

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Лира Бон-Бон Другие пони Карамель

Жидкая тьма

Это планировалось как сборник коротких историй о пони, волей судьбы попавших в Жидкую Тьму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Эплджек Скуталу Диамонд Тиара Сильвер Спун Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Бэрри Пунш

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Первый урок Магии Дружбы

Сериал закрыт. Последний день съёмок окончен. Шесть кобылок ставшие за это время лучшими подругами, сидят в гримёрке и болтают о своих планах на будущее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Скуталу в Клаудсдейле

Однажды Рэйнбоу Дэш узнаёт, что Скуталу ни разу не была в Клаудсдейле, цитадели и родине пегасов, а потому решает взять её с собой. К величайшей радости малышки.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Фронтир

Одиннадцать лет прошло с тех пор, как пони и люди встретились впервые. И вот Твайлайт отважилась на своё самое амбициозное начинание в жизни. «И снова мы смело отправляемся в великую неизвестность». — Твайлайт Спаркл

Твайлайт Спаркл Человеки

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Автор рисунка: MurDareik

Зеркало

Глава 8.

в которой Вова и Твайлайт идут на поиски Брейбёрна, и видят его не в самом приглядном свете

— ЧТООО?!! — вкричала Твайлайт, стиснув шар так, словно вздумала расколоть его.

— Брейбёрн встал и ушёл в зоопарк, — терпеливо повторил Дискорд.

— Почему ты не разбудил меня сразу?!

— Я пытался, — пожал он плечами, — Но тебя было совершенно невозможно добудиться. Ты-то там, а я — здесь, — драконикус постучал по стеклу палантира.

— Ууууууу! — издала Твайлайт низкий горловой звук, закрыв мордочку копытцем, и через секунду заорала:

— ВОВА!!!

Тишина. Подождав минуту, аликорн спрыгнула с кровати и пошла на кухню. Парень спал поперёк матраса, положив на грудь подушку; одеяла видно не было. Подпрыгнув на месте от едва сдерживаемой злости, аликорн поскакала к раковине, где набрала полную кружку воды и вылила её на круглое, безмятежное лицо парня.

Холодная вода тонкими струйками потекла за шиворот, увлажняя подушку и проникая в матрас. С хрипом Вова разлепил глаза и уставился в нависшее над ним лицо Твайлайт.

— А, теперь это ты... — проговорил он, прикрывая глаза рукой от света, льющегося с кончика рога пони.

— К тебе сегодня что, Брейбёрн заходил?!

— Ага.

— Зачем?!

— Он это... Краски попросил...

— Краски? Зачем?

— Он не сказал...

— Уыыыыы!!! — сквозь зубы простонала Твайлайт, — Какой же ты кретин...

— Это я-то кретин? — возмутился Вова, — Хрен вас, поней, поймёшь. Он попросил краски — я дал. Я уже понял, что лучше не спрашивать, а сразу делать, что попросят. А в чём проблема-то?

Твайлайт, изо всех сдерживаясь, произнесла:

— Брейбёрн взял твои краски и ушёл с ними в зоопарк.

Вова подскочил и прямо сел в кровати:

— Брейбёрн?! Взял краски?! В зоопарк?!! Вашу ж...- он резво поднялся и принялся натягивать брюки, — Его надо остановить. Я пойду, а ты тогда...

— Я с тобой.

— Но...

— Я с тобой. Это не обсуждается. Ситуация может возникнуть любая.

Вова помолчал, застёгивая рубашку.

— Хорошо, — наконец произнёс он.

— Вот и отлично! — Твайлайт развернулась и рысью направилась к двери. Дождавшись, пока Вова наденет ботинки, она открыла дверь и вышла на лестничную площадку, а потом ускакала по лестнице вниз. Парень запер дверь и спустился следом за пони.

— Брр! — Твайлайт поёжилась на прохладном сквозняке, — Днём было вполне тепло. Почему сейчас такой холод?

— Ночью всегда холодно, — пожал плечами Вова.

— Жуть какая...- пробормотала аликорн, передёрнув плечами; по шкурке прошла волна мурашек, дыбя лавандовую шёрстку на спине. Взглянув на неё, Вова стянул с себя куртку и укутал в неё пони на манер попоны.

— Ай! Щекотно! — дёрнулась Твайлайт, когда парень начал шарить руками на её животике, пытаясь наощупь застегнуть "молнию".

— Не дёргайся... — шикнул он, и пони встала на месте, как вкопанная; щёлкнул замок, и Твайлайт оказалась надёжно упакована в тёплый кокон.

— Не жмёт? Не болтается? Попрыгай-ка на месте!

Пони повиновалась.

— Спасибо, всё просто отлично! Ой, а ты-то как будешь?

— За меня не беспокойся, ты лучше подумай, как нам быстрее Брейбёрна найти.

— Дискорд сказал, что Брейбёрн пошёл в зоопарк...

— Думаю, что он пошёл по той же дороге, что шли мы. Если мы пойдём по короткому пути, мы сможем нагнать его. Сейчас ночь, народу быть не должно.

Стараясь не попадать в круги света и двигаться как можно незаметней, пони и человек быстрым шагом направлялись в сторону центра. Конечно, люди время от времени попадались, но не пытались приставать — видимо, в темноте укутанная в куртку Твайлайт напоминала очень крупную собаку в попонке. Вскоре перед ними возникла ограда зоопарка, и Вова встал, чеша в затылке:

— А как мы туда попадём, а, Твайлайт?

— Мгм... — аликорн пошла вдоль ограды, к чему-то приглядываясь.

— Вот, нашла! Иди сюда! Видишь, следы?

— Ага.

— Тут он пошёл прямо... Вооон в ту сторону. Давай, идём! — и пони поспешила вперёд. За ней со вздохом последовал Вова, и через минуту Твайлайт крикнула:

— Вот, смотри, он тут перелез! -
Подошедший парень поглядел через решётку ограждения: — А я чего ты взяла, что именно здесь?

— Видишь там, за забором, кляксы цветные? Это он банки с краской перекидывал. А сам, выходит, полез следом. Давай, помоги мне перебраться через него! Встань боком рядом с ним, и наклонись.

— Ладно. А что ты будешь де... Ой! — ухнул Вова, когда на его склонённую спину забралась кобылка. Ое бы наверняка упал, если бы Твайлайт не зацепилась передними ногами за вершину ограды и не повисла на ней.

— Теперь встань и толкни меня наверх, только скорее, пожалуйста. Я плохо умею подтягиваться.

Кряхтя, Вова встал и, упёршись ладонями в левое заднее копыто, начал толкать его вверх, и, когда он было уже решил, что не выдержит напряжения, Твайлайт поднатужилась и одним движением перенесла крупик на верх ограды. Походив туда-сюда и оглядевшись, пони грациозно спрыгнула на землю и повернулась к Вове:

— Теперь давай ты!

— Не могу, — помотал тот башкой, — Я лучше вход поищу... Дырку какую-нибудь...

— Тут тебе не древние руины, в которых ты сможешь найти подходящее для тебя отверстие от какой-нибудь крупнокалиберной бомбы! — огрызнулась Твайлайт, — Лезь давай, я тебе помогу.

Парень с сомнением поглядел наверх, и, попрыгав на месте, сделал скачок и зацепился за край; но тут же слетел вниз, дуя на исцарапанные пальцы:

— Твайлайт, тут бетон!

— А я думала, мягкое сено. Давай ещё раз.

— Это бесполезно, — буркнул Вова, делая вторую попытку. На этот раз ему удалось зацепиться чуть лучше, и он повис на ограде, молотя ногами по вмонтированной чугунной решётке.

— Ну, подтягивайся! — нетерпеливо шикнула Твайлайт.

— Не могу...- прохрипел Вова, и поднатужился в подтверждение своих слов; и тут он с удивлением обнаружил, что его руки начинают сгибаться, поднимая тело вверх.

— Ого! Твайлайт, у меня получается! Ух-ты, я и на одной руке могу!

— Забирайся... Быстрее... И заткнись!.. — прохрипела пони. Её лицо было перекошено от напряжения, из-под косой чёлки градом катились капельки пота, а рог испускал потрескивающие искорки. Посмотрев вниз, Вова увидел, что его тело окутано облачком магии, и, поднатужившись, уселся на вершину забора. С треском облачко развеялось, и под парнем хрустнула какая-то деталь забора. Твайлайт хрипло ухнула и, низко опустив голову, судорожно задышала.

— Эмм... Твайлайт? — беспокойно спросил Вова, — Ты в порядке?

Та лишь помотала головой в ответ:

— Дай отдышаться...-
Поёрзав по забору, парень снова окликнул пони:

— Твай, а как я слезу?

— Как... Хочешь... Так... И... Слезай...- прохрипела пони.

Вова не стал спорить, а лёг на живот, свесив ноги вниз, и начал аккуратно стекать вниз, пока не повис на кончиках пальцев.

— Твайлайт... Помоги!

— Разожми пальцы.

— Но ты же меня не держишь!

— Доверься мне. Просто разожми пальцы.

Судорожно стиснув зубы, Вова попытался заставить себя послушаться пони. Перед его глазами перенеслась вся его жизнь: вот он впервые идёт в школу; вот его первая понравившаяся девочка; вот его первый комп; вот понравившаяся девочка идёт гулять с непонравившимся мальчиком из старших классов, давеча макавшим Вову головой в унитаз, и он идёт играть в Азазин Крит шесть; вот первая просмотренная серия MLP:FiM, в голове вихрем пронёсся сюжет... И тут он вспомнил ту самую, в которой Твайлайт висит на краю обрыва, и смотрит в глаза самой смерти. "Доверься мне", — говорит Эпплджек, и единорожка отпускает спасительный клочок земли, летя в бездну...

— Я верю тебе, Твайлайт, — твёрдо произнёс Вова, и отпустил забор. Ткнувшись ботинками в землю, он от неожиданности потерял равновесие и грохнулся задом на гравий, больно ударившись копчиком. Посмотрев вверх, он увидел, что летел максимум сантиметров тридцать.

— Штаны не запачкал? – заботливо поинтересовалась Твайлайт.

— Немного, — сказал Вова, стряхивая землю с брюк.

— Я имела в виду… Ладно, не важно. Надо искать Брея.

— И как же мы поймем, куда идти?

— Может, разделимся, и поищем каждый свою сторону?

— Ты что, с ума сошла? — поражённо воскликнул Вова, — Телевизор совсем не смотришь? Как только компания разделяется, с людьми тотчас начинает происходит всяческая чертовщина и ужасы. Так что никаких "разделимся"!

— Ну ичто ты предлагаешь? — раздражённо спросила волшебница, — Мы не знаем, куда ушёл Брей, и на его поиски может уйти прорва драгоценного времени!

— А что это у тебя светится? — внезапно сказал парень, указывая пальцем куда-то на бок пони.

— Где? — Твайлайт обернулась на свой бок, и увидела, что сквозь ткань походной сумки пробивается слабое сияние. Покопавшись в ней, волшебница вытащила мерцающий ай-шар, внутри которого нетерпеливо притаптывала ногой фигурка Дискорда, тут же начавшая беззвучно открывать рот.

— Ох, точно! — Твайлайт стукнула палантиром об асфальт.

-...и что я, дух Хаоса, должен торчать в этой стекляшке! — донёсся до друзей голос Дискорда, — Ты опять звук отключила, сено ты с ушами! — замахал он руками, поймав на себе взгляд аликорна.

— Уже включила, — вежливо заметила волшебница.

— Кхм...- откашлялся Дискорд, но вскоре снова напустил на себя заносчивый вид:

— Вы так целый день искать будете. На вашем месте я бы серьёзно присмотрелся к указателям.

— Но я уже смотрела...

— Твайлайт!

— Что, Вова?

— Посмотри сюда! — парень светил на одну из табличек, указывая на незаметную до этого полоску краски, будто кто-то тщательно проводил измазанным в краске копытом по указателю, разбирая в темноте буквы.
"Пони" — хором прочли Вова и Твайлайт.


— Дискорд. Ты понимаешь, что ты наделал? — устало спросила Селестия, из-под полуприкрытых век пристальным взглядом следя за драконикусом, стоящим прямо перед троном Принцессы.

— Признаю, это было большой ошибкой, пренебречь инстинктами, — ответил он непривычно серьёзным тоном, — Я и подумать не мог, что в моём плане где-то закрался просчёт.

— То есть, ты хочешь сказать, что зачаровать пони и человека не есть очевиднейшая глупость? Я правильно понимаю?

— Я это сделал ради их же спокойствия...

— Не лги мне, Дискорд! — внезапно вскричала Селестия, встав с трона; глаза её метали молнии, — Неужели ты не понимаешь, что происходит?! Ты совершил такое своеволие, и при этом собираешься меня обманывать?!

— Простите, Принцесса, — Дискорд склонился в извиняющемся поклоне, — Я сделал их невидимыми для Агентов ради выполнения своего плана. Это правда. То, что Брейбёрну попала вожжа под хвост, являлось одним из тех событий, вероятность выполнения которых многажды меньше сотой доли единицы. Но, однако же, это произошло. Я как можно быстрее сообщил об этом Твайлайт, и, думаю, она быстро разберётся с этим. Так же я стараюсь следить за ними и подсказывать по мере сил.

Принцесса замолчала, размышляя о чём-то, после чего бросила Дискорду:

— Убирайся. И горе тебе, если с ними что-то произойдёт.

Драконикус кивнул и, ни говоря ни слова, исчез.


— Тухлые яблоки! — рявкнула Твайлат, — Какого сена его туда понесло?

— Понятия не имею, — пожал плечами Вова. Последнее время он так часто повторял это действие, что они даже начали побаливать.

— Скорее идём! — и волшебница кинулась вдоль по уже известной им дорожке; вздохнув, Вова направился следом.

Через несколько минут они достигли вольера с лошадьми, и, подойдя поближе, ислышали доносящиеся из темноты необычные звуки. Пройдя вдоль забора, вскоре они вышли на освещённую луной площадку, где их глазам предстало зрелище, которое забыть невозможно.

На плацу стояли пара лошадей, чья шерсть лоснилась от свежей краски. Вокруг одной из них, покрытой краской лишь наполовину, крутился Брейбёрн с кисточкой.

— Что за... Зачем он это делает?! — поражённо воскликнула Твайлайт.

— Не знаю. Но, похоже, что он что-то нарисовал у той, серой, на жо... на крупе, — заметил парень.

Тучи разошлись, и площадку залил бледный лунный свет.

— Ого. Он у той, серой, нарисовал цветочки! — воскликнул Вова, — А вторую красит фиолетовой краской. И в гриве малиновые прядки. И на крупе – белая звезда нарисована… Кого-то мне это напоминает… Твайлайт, ты чего?! – вскрикнул он, обернувшись к пони и отшатнувшись. В её глазах светилось бешенство; рог едва заметно светился мертвенно-фиолетовым светом; шерсть на загривке вздыбилась; грудь тяжело вздымалась, а из глотки вырывался хриплый рык.

— ВОВА, – хрипло прошипела она, — ЛЕЗЬ НА ПЛАЦ.

— Но…

— СЕЙЧАС ЖЕ.

Крякнув, Вова повернулся к забору и, отыскав наиболее широкую дырку, начал протискиваться сквозь неё. Покрутившись вокруг своей оси, он мало-помалу пролезал вперёд, уже совсем было вывалился на другой стороне, но вдруг почувствовал, что застрял. Дёрнувшись вперёд, он понял, что обречён на провал, и дал реверс, который, конечно, тоже не привёл ни к какому результату.

— Долго ты там будешь возиться?

— Твайлайт, прости, но я, похоже, это… Застрял.

— Застрял?

— Помоги, пожалуйста.

— Хорошо.

За спиной Вовы послышался стук копыт. Парень уже приготовился к тому, что его окутает ореол магии, но вместо этого в его ягодицы с силой впечаталась пара задних копыт, и он с глухим воплем уткнулся лицом в песок, вылетев из решётки забора, как пробка из бутылки. Следом за ним через дыру грациозно скакнула Принцесса.

— Ты чего, Твайлайт?!

— У нас нет времени ждать, пока ты похудеешь. А теперь идём разбираться с Брейбёрном. Да, по моей команде дай мне склянку с белым и красным зельем.

— А где…

— В моей сумке, — Твайлайт сбросила седельные мешки, и Вова, встав на колени, со звоном начал копаться в её недрах.

Развернувшись, волшебница быстрым шагом направилась в сторону жеребца, который уже закончил красить лошадь и взбирался на скамеечку, которую успел поставить позади неё.

-Брейбёрн! – крикнула Твайлайт, подойдя ближе. Жеребец никак не отреагировал, продолжая своё занятие. – БРЕЙБЁРН! – повысила она голос и ткнула пони копытом в бок. Тот замер и повернул голову в сторону аликорна, глядя на неё осоловелыми глазами, и после секундной паузы тяжело спрыгнул на песок, направившись к отскочившей на пару метров назад волшебнице.

— Вова! Дай мне белую склянку! – приказно сказала Твайлайт, медленно пятясь.

— Не могу найти! Тут столько всего…- отозвался парень, шаря по сумочке и судорожно звеня десятками пузырьков, пробирок и баночек.

— Скорее! – волшебница сделала широкий шаг назад, и тут Брейбёрн прыгнул вперёд, одним скачком преодолев расстояние и повалил Твайлайт на спину, прижавшись к ней сверху, глухо взрыкивая; пони тонко взвизгнула.

— Я уже! Всё, нашёл! – заорал Вова, подбегая со скляночками к борющимся.

— Брызни… из… белой… ему… в… нос…- придушенно прохрипела аликорн, извиваясь под тушей Брейбёрна.

— Ага, понял! – энергично кивнул Вова, и суетливо начал тыкать скляночкой в морду Брейбёрна, пытаясь понять, как работает распрыскиватель, в итоге сам себе щедро оросив лицо вонючей пеной. Наконец, справившись со струёй, он направил её прямо в нос жеребца, и, всхрапнув, тот обмяк, рухнув на Твайлайт. Через пару секунд он приподнялся, и стал хлопать глазами, растерянно глядя по сторонам, пока не посмотрел под себя:

— Т-вайли?.. Ч… Что тут происходит?

— Я объясню, но сначала слезь с меня. Мне в живот упирается твой…

Брейбёрн проследил за взглядом Твайлайт, которая, скосив глаза, смотрела куда-то вниз, и, густо покраснев, вскочил на ноги:

— Простите, я совершенно не помню, что тут было… Я ничего не натворил?!

— Совершенно ничего. Не считая того, что без спросу ушёл из дома, украл краски, раскрасил лошадей, и в итоге набросился на меня… Вова, — продолжила она, глядя под живот Брейбёрна, — Брызни Брею в нос из фиолетового флакончика. Я, конечно, польщена, что настолько ему нравлюсь, но субординация должна быть.

Пока Вова обрабатывал из скляночки Брейбёрна, которого теперь вполне можно было спутать с Биг Макинтошем – настолько сильно он покраснел; даже лунный свет этого не скрывал.

— Что будем делать с красками и крашеными лошадьми? – поинтересовался Вова.

— Ничего. Времени уже нет. Просто чудо, что нас до сих пор не обнаружили смотрители. Идёмте! – и аликорн направилась к лазу. Дойдя до решётки, она магическим усилием немного раздвинула в стороны прутья, и Вова смог пролезть сквозь них почти свободно.

— А что это случилось с Бреем? – шепнул парень на ухо Твайлайт; Брейбёрн брёл позади них, низко склонив голову, явно чувствуя себя неловко.

— Он, по большому счёту, и не виноват даже, — тихо отозвалась Твайлайт, — Он – здоровый жеребец, выросший в деревенских условиях, и вдруг оказывается вынужденным сидеть на одном месте, питаясь нездоровой едой, при полном отсутствии физической нагрузки. Плюс это наложилось на моё появление и общую обстановку, располагающую к стрессу. Я должна была предположить подобное, но сама позволила себе расслабиться, да ещё и в его непосредственном присутствии… Вообще, он поступил хоть и глупо, но совершенно по-джентельменски. Видимо, он почувствовал приближение этого состояния, и решил тихо уйти, чтобы не натворить ничего плохого. Конечно, лучше бы он обратился ко мне, тем более что у меня были эссенции, которые помогли бы. Собственно, их мы и применили, но он уже успел наворотить дел. Так что утешать его не буду, пусть осознает, что натворил.

— Твайлайт… Я нечаянно брызнул себе в лицо из того пузырька… Со мной ничего не будет?

— Учитывая то, что у тебя нет своей “особенной по…” эм… никого особенного, то не думаю, что ты почувствуешь эффект этой эссенции.

— А если она у меня появится? – ошарашенно спросил Вова, по чьей спине поползли капли холодного пота, когда он осознал, какой именно эффект даёт эта настойка, — Я что, навсегда теперь…

— Ты что? Конечно, не навсегда. От недели до месяца – смотря, сколько ты смог вдохнуть.

Вова замолчал, мучительно размышляя над словами волшебницы, невольно отстав от неё на пару шагов, и вскоре поравнялся с Брейбёрном.

Вскоре они вышли к тому месту, где проникли в зоопарк, но вместо того, что бы перелезть через ограду, они остановились, прячась в тени: несколько человек в оранжевой одежде, громко гортанно переговариваясь, стояли подле неё.

— Кто это, Вова? Это солдаты? Они обнаружили наши следы и пришли нас задерживать?

— Нет, Твай… Это рабочие. Только вот не пойму, что они здесь делают так поздно.

Троица долго сидела в темноте, напряжённо наблюдая за фигурами за забором, которые, судя по всему, и не думали расходиться. Вова и Брейбёрн перебрали множество вариантов побега, но все они в конечном итоге оказывались со слишком большими изъянами, и Твайлайт браковала их один за другим. Наконец, поток идей иссяк, и воцарилось хмурое молчание, которое через продолжительное время нарушил Вова:

— Твайлайт! А почему бы нам не спросить у Дискорда?

Мгновение глядя на парня широко раскрывшимися глазами, волшебница хлопнула себя в лобик и вытащила из сумки палантир. Стукнувшись об асфальт, сфера тускло засияла.

— Дискорд! — хрипло шепнула Твайлайт, — Нам нужна твоя помощь!

Через пару секунд марево в глубине шара замерцало, и сквозь клубы непонятной субстанции проявилась фигура драконикуса.

— Ого, неужели я наконец-то понадобился нашей невероятной супер-Твайлайт? — раздался голос с непередаваемыми интонациями, — Поверить не могу, что она не может с чем-то справиться. Наверное, это не Твайлайт, а кто-то, замаскированный под неё. Срочно назови наш секретный пароль! -

— Дискорд, у нас нет пароля, — устало сказала Твайлайт.

— Я его только что приду...

— Дискорд, шутка с паролем встречается почти во всех детских мультиках. Она уже настолько очевидна, что вызовет смех только у кретина. Пожалуйста, перестань придуриваться, и не опускайся до таких клише.

— Мгм... Ты права, Твайлайт, — фигура Дискорда исказилась, и превратилась в здоровенное глазное яблоко размером с весь палантир; янтарный зрачок начал бегать туда сюда, оглядывая обстановку.

— Твайлайт, подними меня немного.

Рог волшебницы засиял, и сфера поднялась на два метра вверх; окутанный фиолетовым свечением глаз стал настолько похож на настоящий, что Вову чуть не вырвало.

— Обстановка совершенно ясна. Как, собственно, и план действий, — глаз снова стал фигурой драконикуса, — Эти ребята, которые не дают вам выйти, открыли служебные ворота, через которые вам надо будет выйти, когда я их отвлеку.

— И как же ты их отвлечёшь?

— Элементарно. Видишь вон ту двойную витрину? Как только я дам отмашку, бери ай-шар и кидай его в ту, что подальше. Дальше я всё сделаю сам, а вы бегите в служебный проход. Да, не забудь прихватить с собой шарик.

— Хорошо. Когда начинаем?

— Прямо сейчас, моя дорогая. Прямо сейчас.

— Хорошо.

Твайлайт подхватила палантир телекинезом, прищурилась, целясь в витрину небольшого магазинчика сувениров, и изо всех сил метнула его. Блестнув свете фонарей, шар понёсся вперёд, словно миниатюрное пушечное ядро. Вращаясь, он врезался в витрину; едва стекло соприкоснулось с магическим хрусталём, Дискорд молнией соскочил на прозрачную стенку и метнулся за раму; всё это заняло одно мгновение, спустя которое витрина с грохотом обрушилась на асфальт миллионом сверкающих брызг.

Рабочие, до этого добродушно о чём-то болтавшие, разом замолчали, а потом все разом гуськом потянулись к месту происшествия, и сгрудились у разбитого окна.

— Давайте, быстрее!, — шикнула Твайлайт, и Вова с Брейбёрном юркнули в освободившийся проход. Сама волшебница осталась на месте, готовая в любой момент броситься в толпу, чтобы отобрать ай-шар.

Тут один из людей, что-то гортанно воскликнув, потянулся к замеченному им палантиру. Твайлайт уже собралась делать прыжок, как вдруг на целой витрине проявилась изображение Дискорда во весь рост, сжимающего в лапе продолговатый предмет. С аппетитом откусив от него, дух Хаоса повернулся к остолбеневшим людям и доброжелательно сказал:

— А вкусная однако у тебя шаурма, Ахмет!

— ШАЙТАААААААН!!! — тонким голосом заверещал один из людей, и фигуры в оранжевом с воплями бросились к выходу, не обратив ни малейшего внимания на сжавшихся Брейбёрна и Вову. Вскоре крики стихли, а троица быстро направлялась к дому.


— По-моему, результат просто превосходный! — фигура в шаре не скрывала восторга, — Вы преодолели все препятствия! Конечно, не без моей скромной помощи, куда же без этого, но я изначально полагал, что так и будет. Так что, будем считать, задание вы выполнили на "удовлетворительно". Я, во всяком случае, удовлетворён.

— Значит, теперь ты снимешь барьер и отправишь нас домой? — спросил Брейбёрн.

— Да, — подтвердил Дискорд.

— Наконец-то! И я попаду на праздник! — жеребец сделал несколько прыжков, но тут же прекратил, вспомнив, что сейчас глубокая ночь.

— Надо же, — Твайлайт склонила голову набок, — Ну тогда давай, переноси нас.

— Не так быстро! — Дискорд поднял вверх указательный палец птичьей лапы, — Просто так взять, и отправить в Эквестрию я не могу. Ваше возврещение будет зависеть исключительно от вас. Да, я открою дорогу туда. Но говорю сразу: она будет не из лёгких. А пока заварите успокаивающего чая, выпейте, отдохните. Твайлайт, не делай такую страшную рожу, а то в тебя не влюбится принц на белом... Принц белой масти.

Вова глупо хихикнул.

— Давай, пухляш, шевелись, вы ещё выспаться должны. Готовь чаи, — прикрикнул драконикус, и парень побрёл на кухню.

Когда все уже напились и, разомлевшие, едва не валясь с ног от усталости, стояли в комнате, Дискорд сказал:

— А теперь мои условия возвращения. Во-первых, вы идёте втроём. И каждый будет выполнять свою необходимую роль. Ошибётся один — путешествию конец. Во-вторых, главным у вас будет Вова, и от него же будет зависеть весь успех предприятия. Ну и третье: пойдёте вы не через пространство Тамбура.

Драконикус выдержал паузу, многозначительно оглядев пускающую сонные слюни троицу.

— Вы пойдёте через избранные фанфики Вовы.

В помещении повисла тишина.

— Ок, — буркнул парень и побрёл на кухню, откуда тут же послышался шлепок тела, упавшего с высоты на матрас.

— Ясненько, — Брейбёрн зевнул и рухнул на кровать, тут же захрапев.

— О Великая Селестия, — отчаявшимся голосом проговорила Твайлайт.

Она ещё долго глядела в потемневший палантир, после чего, обречённо вздохнув, свернулась клубочком на кровати и провалилась в сон.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу