Котейка

Меня зовут Вриттен Скрипт. Я начинающий писатель. Явно не самый популярный, но старательный. В моей жизни много интересных моментов, о которых можно написать пару строчек. И сегодня, если никто не против, я расскажу об одном из них - о своей дружбе с одной необычной кошкой.

Другие пони

Восход яблочного прибамбаса: Переместь

В постиндустриальной Эквестрии интриги вокруг сельскохозяйственного сектора расцветают, как никогда раньше. Нувориши и амбициозные политики разворачивают частный бизнес, пользуясь демократизацией и падением нравов. И дай Селестия, чтобы нашелся тот, кто сможет остановить исполнение готовящегося заговора. Однако даже у спасателей державы есть свои проблемы и тараканы, не принимающие отсрочек на лучшие времена.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Вайнона Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Яблочный Дождь

Эта история банальна донельзя - человек попадает в Эквестрию. Правда, в виде пони. Он привыкает к новому телу, к местным жителям. И конечно - банально влюбляется. А ему - отвечают взаимностью...

Эплджек ОС - пони

Зарисовки

Наработки, которые никогда не станут чем-то более маштабным, чем просто зарисовки.

Пинки Пай Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Стража Дворца

The Dresden Fillies: Странные друзья

Гарри Дрезден, единственный чикагский чародей, попадает в Эквестрию после того, как на него напали в Небывальщине. Твайлайт не сильно удивлена появлению их нового гостя, но беда назревает. Кое-кто планирует кое-что зловещее и отважной главной шестерке потребуется помощь Дрездена.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Трикси, Великая и Могучая Человеки

Бананово-розовый пирожок

Навеяно некими комментариями. Ошибок - More : )

Пинки Пай

Самый лучший Ад

Внезапно оказавшись в Аду, Твайлайт Спаркл была поставлена перед фактом: до конца вечности она заперта в библиотеке, содержащей все возможные книги. Библиотеку необходимо каталогизировать. Читать тоже не запрещено. А это вообще Ад?

Твайлайт Спаркл

Гардениан

Незадолго до начала полномасштабной войны в небольшом городе объявляется таинственный южанин. Цепь последующих событий приведёт главного героя рассказа к пугающему финалу.

Другие пони ОС - пони

Ящичек с фантазиями

Здесь живут одиночные мини-фики, дабы не засорять ленту. Эдакий сборник.

Fallout: Equestria - Frozen Shores

Война. Война никогда не меняется. Даже если она закончилась две сотни лет назад, она продолжает жить в умах и сердцах пони. Когда на Кристальную Империю обрушились зебрийские боеголовки, правительница северной страны, принцесса Миамора Каденция, пожертвовала жизнью, чтобы спасти своих подданных. Однако, ткань мироздания оказалась повреждённой, и часть Севера на долгие годы отрезало от континентальной Эквестрии. Много лет из-за арканного барьера не доносилось ни звука, ни обрывка радиопередачи - и вот правящей клике Империи становится известна возможность проникнуть сквозь лей-линию, и узнать, что же происходило с родной страной все эти годы...

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
11 13

12

12

Честно говоря, я никогда не умел разжигать костры. Нет, ну не то чтобы совсем не получалось, но всё же. В армии, обычно, вместо бумаги или коры используют соляру.

Прыснул пару раз и готово. Главное только в уже горящий костер не наливать, а то бывали инциденты…

Без соляры, да и одной кисти, собрать, а тем более разжечь толковый костер — несколько проблематично. Пришлось даже зажигательный патрон делать.

Благо я еще помню как это делается. Вытаскиваешь пулю из патрона, высыпаешь немного пороха на еловые ветки, вместо пули вставляешь какую нибудь тряпку или деревяшку, заряжаешь и стреляешь в рассыпанный порох. Правда, с одной рукой и эта простая задача была тем еще геморроем… Это только в фильмах пуля легко вытаскивается из гильзы, стоит только потянуть. А в жизни...

Чуть все зубы не переломал, блин.

Несмотря на мои переживания, недомогание довольно таки быстро сошло на нет.

Костер, собранный из позаимствованных у повозки деревяшек, исправно горел, вселяя в меня уверенность в то что я не загнусь ночью от холода. Согревшись как следует и выкурив полпачки неизвестно откуда взявшихся сигарет “Воронеж”, я наконец решил оторвать свою задницу от бревна и пойти на разведку. В разрушенных повозках ясно проглядывались какие-то ящики, мешки, сумки и прочая лабуда. Наверняка там должно найтись что нибудь стоящее. Желательно, съедобное. А еще лучше — бухло.

Выпивка мне сейчас бы пошла только на пользу.

Впрочем, вопреки моим ожиданиям, ничего путного в ближайшей повозке обнаружить не удалось. Сено, зерно какое-то — овес наверное, да книжки всякие. Блин, эти лошади точно в экспедицию собирались? Такое ощущение, что они тут целину поднять хотели, да библиотеку построить.

Примерно после получасовых мыканий в потемках, я сумел обнаружить кое-что действительно полезное.

Возле обгорелого трупа какой-то желтой кобылы, замотанной в какие-то обноски оказалось то, что нельзя спутать ни с чем другим.

— Ну нихуя себе… — буркнул я себе под нос, отряхивая от снега свой вещмешок покалеченной рукой.

Судя по раздутости и тяжести, он был явно не пустым. И, поскольку я знаю что это именно мой вещмешок, то уверен — внутри просто обязано быть что-то спиртное.

Вернувшись к костру в приподнятом настроении и едва не споткнувшись об очередной труп какой-то лошадки, я плюхнулся обратно на бревно и при помощи зубов развязал узел. Не став лишний раз заморачиваться, я просто высыпал всё содержимое в снег перед собой.

— Твою же мать… — обиженно фыркнул я, когда не заметил в огне костра ничего даже отдаленно напоминавшее бутылку.

Как так-то? Это точно моё барахло? Или у меня не только память отшибло, но и с мозгами что-то не то?

Печально вздохнув и смирившись с тем фактом, что у меня не выйдет залечить подорванное психическое здоровье алкоголем, я принялся копаться в бывшем содержимом вещмешка.

ПМ, заряженный запасной магазин к Кольту, носки, трусы, початый блок “Воронежа” и прочая хуита.. Ничего съестного или более менее полезного, не считая оружия. Ну и сигарет конечно, да. Единственная вещь, что бросалось в глаза это небольшая стальная шкатулка, лежащая напротив пистолета.

Поправив кобуру в сторону, я нагнулся и взял её в руки.

Шкатулка как шкатулка. С щеколдой и прочей лабудой. Повертев её в руках, я отодвинул задвижку и поднял крышку. Внутри обнаружилась какая-то большая свернутая бумажка с разноцветными рисунками. Отложив шкатулку и рассмотрев бумагу при свете костра, я понял что это карта.

Причем не карта Эквестрии, а, походу дела, всей Земли вообще. Вернее, той её части, что эти разноцветные лошади успели изучить. Помимо названий крупных городов и более-менее знакомых мне, обозначений морей и океанов, на бумаге были и пометки в виде крестиков и пунктирных линий. Один из маркеров находился возле Кантерлота, а второй…

— Ебать копать… — буркнул я, отложив карту и достав из кармана пачку сигарет.

В памяти начали всплывать кое какие моменты касательно этой карты.

— Нельзя ли потише!? — послышалось откуда-то слева, но я не обратил внимания.

Маленькая деревянная парта, пусть и не предназначена для того, чтобы на ней дрыхли похмельные лейтенанты. Но на безрыбье и медведь Кристиной Агилерой покажется, блин.

Правда, ощутимый толчок в печень всё же заставил меня открыть глаза и вылупится на какую-то желтую кобылу.

— Вы храпите! — негодующе прошептала она, словно я только что ребенка сожрал и сжег приют для слепых котят.

— Знаю, спасибо. — безразлично буркнул я и повернулся в сторону, ясно давая понять, насколько “сильно” меня волнует мнение какой-то кобылы.

Посмотрев на меня с пару секунд, старый жеребец, стоящий возле карты в конце зала, продолжил бубнить какую-то фигню относительно предстоящего похода.

Помимо меня и недовольной кобылы, в зале за партами сидело еще порядка двадцати разноцветных лошадей, жадно слушающих начальника экспедиции и что-то записывающих в свои конспекты. Блин, как на лекции прямо…

Кажется, вот-вот и этот старый хрен начнет рассказывать охуитительные истории о устройстве анализатора спектра автоматизированной станции помех Р-934-УМ. Блин, слава комбригу я больше не в училище. Хоть в стране говорящих пони, лишь бы не в училище…

— К сожалению, я не могу дать оценку текущей ситуации в этом регионе, по причине того, что последний исследователь вернувшийся оттуда, погиб больше двухсот лет назад. — мрачным голосом вещал “преподаватель” тыкая указкой в здоровенную карту, прилепленную к школьной доске.

Безумно интересно…

Я уже собрался опять закрыть глаза и забыться мирным сном, но грозное шиканье желтой кобылы, заставило меня вернутся обратно в реальность. Заебала...

Мне вообще дадут сегодня поспать или нет? Сначала Сивира все мозги выебала, потом самого выебала, а потом еще чуть ли не пинками до железнодорожной станции погнала. Даже собраться толком не успел, блин. Хорошо хоть она сама в Понивилле осталась, так что не стоит беспокоится о том, что бойцы будут волноваться насчет моего бесследного исчезновения. Хотя, они бы и так не волновались. Радуются там уже наверняка, бухают. Шампанское, банька, девочки… Тьфу, то есть — яблочная водка и казарма с кобылами.

Скоты, да и только! А мне тут сиди, слушай всю эту хуиту что этот старый мудила с картой говорит. Нет, оно конечно важно и всё такое, но не в моем текущем состоянии. Сколько я уже не спал? Сутки, нет, двое суток! И теперь меня хотят заставить выслушивать какую-то муру о том, как какой-то минотавр открыл никому нахуй не впершийся континент? Хуй-то там!

— Но вы же храпите! — снова послышался негодующий голос, когда я положил голову на деревянную столешницу.

— А вы же лошадь. — буркнул я в ответ.

Тоже мне, неженка. Храпят тут всякие подонки, умным мутантам уже и всякую херню послушать мешают. Блин, может ну их всех нахуй? Взять, да свалить отсюда куда нибудь? Куда угодно, лишь бы подальше от этих занудных уродцев и неудобных парт, рассчитанных на лилипутов.

Но осуществить план своего побега я не успел.

— На этом всё. До отъезда осталось не больше тридцати двух часов, так что советую проверить снаряжение уже сейчас. Свободны. — проговорил старый жеребец и послышавшийся топот целого табуна лошадей, сообщил мне о том, что инструктаж окончен.

Ну наконец-то! Теперь можно и поспать, а то уже заебали…

Странно, но в армии я никогда не имел привычки дрыхнуть на лекциях или летучках. Хм, теперь понятно почему разводы и инструктажи почти всегда проводятся стоя. На ногах особо не поспишь. А даже если и уснешь, то тут же выдашь себя звуком падения собственного тела. Удобно, ничего не скажешь.

Блин, чего я не засыпаю-то? Казалось бы, все свалили — дрыхни сколько влезет, но нет, не спится и хоть бы хуй.

— Долбаная зануда, весь сон испоганила… — проворчал я, отрывая башку от столешницы и пытаясь слезть со скамейки.

Блин, в следующий раз потребую чтобы они подогнали мне парту нормального, человеческого размера, а то так можно и ноги переломать. Да и спать не удобно…Никакой пользы в общем.

Выбравшись из деревянного плена и закурив самокрутку, спизженную из комнаты Кабанова, я вяло поплелся между партами к двери, возле которой валялся мой вещмешок.

Но дойдя до стола, за которым сидел начальник экспедиции, я остановился задумавшись.

Блин, а ведь нехорошо как-то выходит. Меня посылают в какие-то ебеня а мне даже впадлу выслушать куда именно. Не думаю что знание того, в какую жопу меня хочет засунуть принцесса чем-то поможет, но всё же. Не все же время как срака по щебню тащится? Надо бы уже и соображалку врубать. Хоть на чуть-чуть.

Скосив взгляд на карту с какими-то крестиками и линиями, приклеенную к школьной доске, я развел плечами.

— Потом посмотрю… — вслух решил я и без лишних колебаний сорвал её прямо с доски.

Кое-как, одной рукой, свернув её в сверток, я засунул карту в какую-то шкатулку лежащую на столе начальника, попутно вытряхнув оттуда какие-то побрякушки.

— А теперь спать. — удовлетворенно заключил я, походя закидывая приобретение в вещмешок и выходя выходя за дверь.

Табачный дым помог мне успокоится и переварить полученную информацию. Хотя, руки всё еще немного дрожали. Нет, ну не каждый же день узнаешь что эта злоебучая Эквестрия находится в Антарктике! Или Арктике? Блин, вечно путаю…

Теперь понятно почему у них с погодой всё так хуёво. На северном полюсе, блин, поселится. Это же надо до такого додуматся!? Долбанутые…

Секундочку, а разве там есть земля? По-моему, там только одни льды, да и то дрейфующие. То ли эти лошади куда более ебанутые чем мне казалось, то ли я хреново знаю географию, то ли… То ли иноплатная хрень опять что-то намутила.

Докурив сигарету и бросив её в костер, я, немного успокоившись, снова взял карту в руки.

Если с пунктом отправки всё было понятно, то с пунктом назначения дела обстояли несколько сложнее. Определить что это за континент, а тем более регион, у меня никак не получалось. Даже карту несколько раз перевернул — нихрена. Единственное что мне удалось опознать, это некое подобие Кольского полуострова и что-то похожее на остров Колгуев, который огибала пунктирная линия уходя дальше на юг.

А может это и не Колгуев? Хер разберешь, я на нем был-то всего один раз да и то бухим…

— Секундочку… — произнес я и отложил карту в сторону, рваными движениями вставляя очередную сигарету в зубы.

В голове наконец что-то пришло в движение и до меня начало кое-что доходить.

Если это Колгуев, а линия идет на юг, то получается что экспедиция должна была идти куда-то на Урал? В Россию? Я был на Колгуеве и кроме снега, тупых сержантов и ёлок там нихрена нет. Воздух сухой, мороз сквозь одежду не пробирает, да и ветра особого нет, так что от моря экспедиция отошла уже достаточно далеко.

Выходит что я где-то на Урале? Или Сибири? Или вообще хрен разберешь где.

Блин, по-моему, я уже начинаю скучать по стране разноцветных лошадок. Никогда бы не подумал что это случится.

— Ну охуеть теперь… — буркнул я, затягиваясь сигаретой и понимая, что вопрос “где я” еще никогда не стоял так остро.