Имя счастья

Братиши, я вам "розовых соплей" принёс))

Лира Бон-Бон

Основатели Александрии (Founders of Alexandria)

Спустя четыре месяца после гибели человеческой цивилизации шестеро пони собрались вместе, чтобы отстроить всё заново. Теперь им предстоит узнать, что апокалипсис не сделал дружбу легче..

ОС - пони Человеки

Аделантадо: Да придёт цивилизация

Аделантадо в переводе с испанского означает "первопроходец". Так видят себя люди, ступившие на дикие земли Эквестрии, чтобы принести аборигенам свет цивилазации. Рассказ повествует об Эквестрии и Земле, о людях и пони, судьбы которых переплетутся в этом столкновении миров.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Последний разговор

Битва за Эквестрию была проиграна, Королева Кризалис была превращена в каменную статую. Но после этих событий она оказалась в подземелье в цепях наедине с неизвестным ей дознавателем. Как это возможно, и чем закончится этот последний разговор?

Другие пони Кризалис

Тимурка в Пониленде

Поздним вечером один из жителей Северной столицы возвращался домой. Он еще не знал, что судьба уготовила ему путешествие в волшебную страну маленьких пони.

Дискорд Человеки

Железный меч и красная роза

Где-то посреди Вечносвободного леса стоит камень, в котором блистает железный меч. На конце меча у самой рукоятки привязан тёмно-синий лоскуток, который развивается на ветру. Говорят, эта история таит много таин и загадок. Так позвольте мне её рассказать…

Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Доктор Хувз Кризалис

Дракон над Понивиллем

Летчик Японских Имераторских ВВС Судзухара Тодзи попадает в Эквестрию, и становится свидетелем совершенно невиданных событий...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Цветы для Кризалис

Высшее искусство дипломатии - превращать своих врагов в союзников. Королеве Кризалис придётся испытать это на собственной шкуре.

Принцесса Селестия Кризалис

Наша иллюзия

Официальные визиты в Троттингем были для принцессы Рарити какими угодно, но не интересными. Она на целую неделю застревала в своих покоях, стараясь как-нибудь развлечь себя и избегая нежеланных ухаживаний местных аристократов. Так почему бы не сделать поездку интереснее, уговорив телохранительницу присоединиться к ней в тайном исследовании города? Седьмой рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Паутина

Что же там, за поворотом?..

Автор рисунка: MurDareik
Глава 3. Сидр Глава 5. Серебро

Глава 4. Сахарный Уголок

— Твайлайт, проснись! Хватит спать. Ты пропустишь всё веселье, — голос Спайка раздался где-то совсем рядом с ухом Твайлайт.

— А? — по уже сложившейся традиции ответила она, подскакивая на месте. Мда. Кажется, она снова уснула над очередным учебником и совсем забыла, что сегодня состоится праздник в её честь. Когда Пинки зашла к ней позавчера и восторженным тоном сообщила ей об этом, Твайлайт была, мягко говоря, удивлена — а жёстко говоря, была просто шокирована. Это была вечеринка без повода, ведь день рождения у неё был через несколько месяцев, но всё же Твайлайт са-амую капельку была польщена таким вниманием к себе. Согнав заспанное выражение с лица, она наскоро причесала гриву и, посадив Спайка на спину, направилась в Сахарный Уголок. И вправду, негоже было бы опоздать на праздник имени себя.

Однако не все пони, как выяснилось, были так же пунктуальны, как Твайлайт. Придя к месту назначения, она застала Рэрити, Эпплджек и Флаттершай со своими питомцами у входа; все трое были одинаково растеряны, потому что Пинки Пай там не было.

— Так, Пинки Пай, возможно, куда-то упрыгала и ещё не допрыгала до дома, — пробормотала себе под нос Твайлайт. — Но где Рейнбоу? — спросила она чуть громче.

— Прямо здесь! — раздалось с неба, и все пони подняли глаза. Рейнбоу, с удовольствием жуя соломинку, отдыхала на небольшом облаке, как обычно. — Такие дела, девчата... Пинки сказала, что не хочет видеть меня на празднике.

— Что-о-о? — хором протянули все присутствующие.

— Так получилось, что мы с ней, э, немножко поругались, — объяснила Рейнбоу Дэш и довольно удачно перевела тему: — Кстати, Флаттершай, а что это у тебя на ноге?

— П-п-п...

— Не слышу? — громко переспросила Рейнбоу, наклоняясь ухом к земле.

— П-п... Пиявка... — и Флаттершай застенчиво прижалась животом к траве, точно пытаясь спрятаться. — Я попросила её отцепиться, но она не послушала...

— Какого сена? — с округлившимися глазами спросила Эпплджек. — А ну давай сюда ногу!

И, невзирая на робкие возражения Флаттершай, ЭйДжей отцепила зубами болотную чёрную гадость и выбросила в канаву.

— Так-то лучше, — удовлетворённо заметила Эпплджек. — О, гляньте! Пинки несётся!

Неподалёку и впрямь появилась фигура Пинки, бегущей к дому со всех копыт. Вид у неё был какой-то подозрительно довольный. Не успели они оглянуться, как Пинки уже была тут и начала трещать:

— Ой, извините-извините, я такая растяпа, оставила вас ждать тут, я просто утром была у психиатра, и он мне такой: «Мучают ли вас галлюцинации?», а я такая: «Нет, ну что вы, доктор, я не ем грибы»... А потом он мне говорит: «Вы тратите моё время, с вами всё в порядке», мол, уходите, говорит, а я ему такая говорю: «А Рейнбоу говорила мне, что я сумасшедшая! Значит, я просто влю...» Эм... Неважно! О, Рэрити, новое платье? Спайк, я как раз попросила мистера и миссис Кейк испечь для тебя драконьих кексиков... А ещё там всякие пироженки с помадкой, и пунш, и чтожевыстоитепроходитескорейвнутрь!

Выпалив всё это на одном дыхании, Пинки распахнула дверь и жестом пригласила всех в Сахарный Уголок, вкусно пахнущий выпечкой на всю округу. Последней к двери подошла Твайлайт.

— Твай, можно я тебя обниму? — невинно поинтересовалась Пинки. — Я так соскучилась по тебе, сахарок. Думала, помру, если не увижу сегодня.

Фиолетовая пони только успела кивнуть, и Пинки буквально набросилась на неё, сжимая в объятиях так крепко, что из горла Твайлайт выдавился какой-то жалобный скрип. Вместе с тем объятия Пинки были почему-то очень приятными и уютными. Твайлайт с трудом подавила позыв потереться носом о её розовую шкурку.

— Ой, прости, — извинилась Пинки, с тенью сожаления на лице отпуская её. — Пойдём, я покажу тебе, какие сладости самые вкусные. Я тут припасла баночку вольт-яблочного джема... И у меня есть всякие вкусняшки для зверьков. А вот и Гамми, смотри, он тоже рад тебя видеть...

Сахарный Уголок был украшен разноцветными лентами, воздушными шариками, бантами и серпантином; играла весёлая музыка; на большом столе красовались свежайшие пирожки, слойки, пирожные и самая большая любовь Пинки (после Твайлайт, как мы с вами уже знаем) — кексики.

Пинки не отходила от Твайлайт всю вечеринку, продолжая ухаживать за ней, как за самой почётной гостьей. Она подливала ей пунш, когда бокал Твайлайт Спаркл пустел, рассказывала свои смешные Пинки-истории, от которых Спайк чуть не надорвал животик, потом попыталась показать фокус со скатертью (она уже взялась было за скатерть, намереваясь выдернуть её из-под тарелок со сладостями, но Твайлайт, понимая, что это добром не кончится, убедила её не делать этого). Пинки постоянно как бы невзначай прикасалась к Твайлайт: дружески похлопывала её по спине, обнимала за плечи, вставала рядом так, чтобы соприкасаться с ней боками. Причём лицо её каждый раз, когда она смотрела на Твайлайт, принимало мечтательное выражение, а речь становилась ещё более сбивчивой, чем обычно. «Наверное, это мне просто кажется не совсем нормальным», — мысленно сказала себе Твайлайт, когда Пинки Пай ни с того ни с сего оказалась нос к носу с Твайлайт и протянула передние ноги, чтобы потискать её за щёки.

— Ми-ми-ми-ми-ми, — пропищала Пинки, сплюснув лицо Твайлайт в копытах, отчего оно стало похоже на печёное яблоко.

— Ы-ы, Пынкы, — промычала Твайлайт, — чты ты дылыышь?

— Просто я очень, очень, очень... — доверительно начала Пинки Пай, наклонившись к ней как можно ближе и почти касаясь носом её лица. Но её объяснение было прервано громким визгом Рэрити.

— Ах, Опал, маленькое злобное создание! — воскликнула белая кобыла, — У меня кровь! Я сейчас упаду в обморок! — и она закатила глаза и упала на Спайка, который молниеносно примчался к месту трагедии и поймал Рэрити, хотя она его чуть не раздавила.

— Ложная тревога, это всего лишь маленькая царапина! — крикнула Эпплджек. — Пинки, у тебя есть йод?

— Сейчас, — и Пинки рванула вверх по лестнице. Твайлайт, успокоенная словами Эпплджек, подошла к Рэрити, которая стонала и вертела головой, изображая, что умирает. На её груди виднелись три небольших царапины, оставленные кошачьей лапой. Виновница происшествия — Опал — забилась в угол со своим обычным высокомерным видом и вылизывала лапу, как будто эта ситуация её не касается. Вернувшись с йодом и пластырем, Пинки быстро обработала боевое ранение Рэрити, пока та с полуприкрытыми глазами продолжала возиться в чешуистых драконьих объятиях.

— Ну вот и всё, — сказала Пинки, тряся Рэрити за плечо, — подъём, гражданин пострадавший! А что случилось-то? — с любопытством спросила она и покосилась на Твайлайт, будто та могла знать ответ.

— Рэрити случайно ткнула в неё копытом, — робко сообщила Флаттершай, делая жалостливое лицо.

— И это всё? Действительно, маленькое злобное создание... — вздохнула Твайлайт. — Рэрити, почему ты терпишь такого неблагодарного питомца?

— Потому что я люблю Опал, глупышка, — с улыбкой отозвалась Рэрити, приоткрывая один глаз. — Она моя самая любимая кошечка, пусть иногда неблагодарная, но я не обижаюсь. Ну... Почти не обижаюсь.

«Кажется, у меня возникла мысль насчёт нового письма Селестии», — подумала Твайлайт. Все успокоились и вздохнули было с облегчением, как вдруг дверь распахнулась, и внутрь радужным вихрем влетела Рейнбоу.

— Что такое? Кто визжал? Рейнбоу летит на помощь! — выпалила она и испуганно оглядела всех присутствующих. Пинки изобразила на лице крайнее негодование, намекая, что Рейнбоу была нежеланным гостем.

— Слушай, Пинки, — продолжила Рейнбоу, — мне очень жаль, что я разболтала твой секрет, но я была совсем пьяная, и, честное слово, я бы никогда такого не сделала, будь я в трезвом уме. Короче, прости меня, — зависнув в воздухе и виновато опустив голову, тихо попросила она, что было совершенно не похоже на ту Рейнбоу, что они знали. Видимо, её вина была настолько сильна, что она впервые в жизни решила попросить прощения. Черты лица Пинки разгладились, и она улыбнулась Рейнбоу Дэш.

— Хм-м... Ты, конечно, сделала ужасную гадость, Рейнбоу... Но, честно говоря, я тебя уже давно простила. Я вообще-то не обидчивая, — призналась она и дружелюбно посмотрела на Рейнбоу Дэш, — а теперь проходи и угощайся. Вольт-яблочный джем вот-вот закончится!