Автор рисунка: Noben
Глава 5 Глава 7

Глава 6

продолжаю издеваться над понятием литературы))

13.

Твайлайт задерживалась у Флаттершай, поэтому у парней хватило времени привести себя в порядок — отмыться и переодеться. Вот только...

-Твои раны, Донал! Что мы скажем Твай, когда она их увидит?, — спросил Спайк.

-Да проще простого, друже!, — Донал был, как настоящий ирландец, профессиональный враль, -скажем, что я полез за книгой на верхней полке да и нае...

-Донал!, — прикрикнул Джордж на забывшегося друга.

-...упал. Да, упал, конечно, — Донал смущённо улыбнулся, проглатывая слово, застрявшее в горле.

-Вот с тобой, Спайки-вайки, что делать... Ну, притащишь ты эти камни Рэр, она спросит — «откуда?». И чё ты скажешь?, — Джордж славился своей не совсем ирландской способностью видеть дальше собственного носа.

-Может, сказать правду?, — предположил наивный балбес-Спайк.

-Тогда Твайлайт убьёт нас и расчленит, — резюмировал Джордж.

-Братишка, не горячись, — у Донала возник «гениальный» план, впрочем, как всегда. -Вряд ли Твай убьёт нас или покалечит. Максимум — накричит. Я так думаю. Спайк скажет Рэр, что он отправился в логово к Псам за камнями — она будет в шоке, будет кричать и сердиться, но — клянусь килтом — на неё это произведёт колоссальное впечатление. А мы скажем, что кинулись на его поиски и нам очень повезло — мы нашли паренька неподалёку от Понивилля. На нас поорут, но все мы будем героями! Опп-ля!, — каким-то странным прыжком Донал подметил гениальность своего плана.

Вскоре вернулась и Твайлайт. Однако она пришла не одна — к радости друзей с ней были вся пони-банда. Подружки что-то обсуждали и весело посмеивались.

-О, мальчики, как же мы рад вас видеть!, — воскликнула Твайлайт.

-Дони!, — взвизгнула и Пинки и со всех копыт кинулась на суженого. -Уиииии! Наконец-то! Я так скучала! Я никогда в жизни так не скучала! Ну разве что два дня назад, когда не видела тебя целый час! А у меня для тебя сюрприз — но он у меня дома! А ещё..., — для Донала голос Пинки был прекраснее звуков волынки, но сейчас он счёл нужным остановить словесный поток. Разумеется, единственным действенным способом — поцелуем.

-Вот он, мой единственный элемент гармонии, — Джордж заключил в объятия Флаттершай, счастливо улыбавшейся от единение с любимым.

-Ааа, бээээ! Они опять за своё!, — Рейнбоу никак не могла подавить свою зависть. По крайне мере, других способов она не знала.

-И так, поняши, по какому поводу сбор всех пони?

-У нас пижамная вечеринка!, — ответила гордо Твайлайт, -Это теперь наша добрая традиция!

-Оу, я догадываюсь, Джи! Это девичник! Хватай Спайка, сегодня мы ночуем под звёздами!, — хихикал Джордж.

-Да бросьте! Вы можете остаться, — сказала Рарити.

-Да, только будете сидеть в библиотеке и не высовываться, — посмеялась ЭпплДжек.

-А лучше пусть подносят нам еду и напитки!, — выдумала Дэш и все пони одобрительно засмеялись.

-Ладно, ЭйДжей, Рейнбоу, пойдёмте, поможете мне приготовить закуски, — сказала Твайлайт. Наверное, она хотела оставить парней наедине со своими избранницами.

-И не вздумайте уходить! Дони, слышишь?! Я весь день тебя не видела! Опять! И ты опять собираешься уйти! Ты что, избегаешь меня?! Ах, а это ещё что?, — она указала копытцем на ссадины на лице парня.

-Ой, Пинки, да это так...Я упал и...

-Не ври мне, Донал МакБрайд! Пинки-чувство не обманешь!, — кудряшка демонстративно подпрыгнула, изображая это чувство, -Что случилось?!

Но тут голос подала Рарити.

-Оооооо, что это?!, — она указывала на сумки с Драконьим Хрусталём. Они лежали в углу и не слишком бросались в глаза. Но намётанный глаз Рарити уловил этот блеск.

-Это бриллианты...Нет...НЕТ! Не может быть!, — нежный и хорошо поставленный голос Рарити сейчас срывался на писк и даже на шёпот. -Это же...Дра-к-к-коний Хрус-с-с-таль..., — промямлила единорожка и чуть не упала в обморок. Флаттершай вовремя её подхватила.

-Я так давно мечтала о нём...А он вот тут...Лежит...Откуда он здесь?..., — слабым голосом спросила Рарити.

Спайк, почуяв неладное, стал медленно отходить за диван.

Но неладное, в лице Донала, сделало своё дело.

-Хо-хо! Да это всё Спайк! Вот ведь разбойник! Представляете, всё утро твердил о каком-то хрустале, о котором ты, дорогуша, так мечтала. А потом взял — и исчез! Хорошо, что мы с Джи успели его перехватить по пути к шахте Алмазных Псов.

-Алмазных Псов?!, — вскричали все три ошарашенные пони. С кухни тут же выбежали остальные.

-Мы слышали «Алмазные Псы»? Что с ними опять не так?, — встряла ЭйДжей.

-Спайк и мальчики пошли в шахту к псам!, — выпалила Пинки Пай.

-ЧТО?! Вы рехнулись?!, — Твайлайт была вне себя. Ладно вы, два ...человека, так вы ещё и Спайка впутали!

-Это было моё решение!, — выпалил Спайк, выйдя из-за дивана. -Я хотел добыть камни для Рарити и отправился к Псам. А парни меня догнали по дороге. Они пытались меня отговорить, но я был твёрд в своём решении. Поэтому парни решили сопроводить меня и помочь. Без них я бы не справился. Вы бы видели, как ловко они раскидали этих псов!

-О, а если бы вы видели, как Спайк напугал их своей тенью жуткого дракона! Их как ветром сдуло!, — Донал приглашал поняш посмеяться над трусостью псов, но им было как-то не до смеха. Флаттершай превратилась в сгусток страха и вцепилась в Джорджа, будто не хотела позволить ему сделать более ни шага. Твайлайт взглядом метала молнии, Дэш слушала это просто как очередную крутую историю, Пинки нервно глотала заранее приготовленный пунш фужер за фужером. Рарити колебалась между сознанием и его потерей.

-Вы два идиота!, — резюмировала Твайлайт, -а ты, Спайк, будешь наказан. Ровно как и вы!, — прикрикнула единорожка. -Но после нашей пижамной вечеринки, а, девочки?

-Да, вечеринка!, — кодовое слово перезагрузило Пинки.

-Мы пойдём, подышим воздухом, — сказал Донал и весь мужской коллектив покинул помещение. Девочкам нужно было переварить услышанное и расслабиться.

Друзья лежали под звёздами и молчали. Каждый вспоминал события дня и по своему их смаковал, извлекая свои уроки. Спустя полтора часа из дома уже раздавались звуки музыки и смеха — девочки успокоились и, возможно, простили парням это безрассудство. Спайк сел и упёрся в землю лапками. Он без отрыва смотрел на звёзды. Даже Большая Медведица выглядела теперь как Рарити.

Дракончик обречённо вздохнул и опустил голову.

-Зачем всё это...Теперь на меня...На нас все сердятся. И Рарити тоже. Да и на что я надеялся! Даже если бы я вынес все самородки из той пещеры — ничего бы не помогло. Я всё равно остался бы этим «Спайки-Вайки с пухленькими щёчками». Всё без толку!, — Спайк поднялся и с досады пнул камешек. Развернувшись, он направился в ночную тьму.

-Шипастый, ты куда собрался?, — Донал сейчас ожидал от Спайка чего угодно. -Не вздумай сбежать. Или...Чего-нибудь другого...Не вздумай...

Спайк отмахнулся и, сделав ещё несколько шагов, плюхнулся на землю.

-И не надо меня утешать!, — буркнул дракончик.

Кто-то мягко и осторожно ткнул его в плечо.

-Я же сказал, не надо меня..., — он раздражённо обернулся и увидел перед собой белоснежную мордочку с волной синих волос. -Рарити!, — сердце Спайка чуть в хвост не провалилось.

-Не помешаю?, — мягко улыбнулась единорожка и грациозно присела рядом.

-Акх...Кхонешшно нет..., — во рту Спайка пересохло от волнения и язык начал заплетаться.

Повисло неловкое молчание.

-Какая тёплая ночь, — сказала Рарити и смущённо поправила копытцем гриву.

-Ага, — подтвердил Спайк, сминая в лапках хвост.

-И звёзды такие...сверкающие...

-Ага..., спайка передёрнуло от этого глупого «ага». «Соберись, Спайк!», — крикнул он на себя мысленно.

-Они сверкают как тот Хрусталь..., — Рарити нежно улыбнулась и посмотрела в глаза Спайку.

-Ох, тебе понравилось? Я надеялся..., — Спайк готов был провалиться под землю.

-Понравилось?...Спайк, ты шутишь? Ты рисковал своей жизнью ради моей глупой прихоти..., — её нижняя губа задрожала, а из синих глаз потекли слёзы.

-Рарити...Ты же знаешь...Любое твоё желание — закон для меня! Но если эти камни заставляют тебя сейчас плакать, лучше я их выброшу!

-Нет, глупенький! При чём здесь камни!, — Рарити горячо обняла Спайка и зашептала:

-Нет,нет...Это я дура...Дура, что не разглядела тебя прежде...И довела до того, что тебе пришлось поставить на кон свою жизнь, только чтобы показать мне..., — дальше она говорить не могла. Кобылка начала просто рыдать на плече дракончика.

-Рарити, не плачь, пожалуйста! Успокойся!...Ничто в этом мире не стоит твоих слёз!

От этих слов единорожка прижалась к Спайку ещё крепче и сквозь всхлипывания произнесла:

-Спайки...Ты...Я...Всегда...Не отпускай...

Парни наблюдали за этой трогательной сценой со стороны.

-Кто бы мог подумать, Джи! Мы — вершители судеб!

-Это прекрасно, Дони...Ты только посмотри на них! Мы это сделали!, — Джордж радовался сейчас не меньше Спайка, наверное. Ну, может, чуточку меньше.

-А ведь парнишка не такой уж и Спайки... Неее, друже! Это настоящий СПАЙК!

-Все взрослеют, — заметил Джордж.

-Браво!, — картинно зааплодировал Донал, -мудрец! Воистину, Мудрец! Диоген, Сенека, Конфуций и Джордж Конноли! Плеяда!

-Эй, ребята, а где Рарити?, — неслышно сзади подошли пони.

-Тссс!, — прошипел Донал и пальцем указал в сторону парочки. Рарити больше не плакала. Она опустила голову на плечо Спайка и теперь они молча смотрели на звёзды.

-Ооооу, — протянули хором поняши и умилённо воззрились на влюблённых.

-Неужели это случилось...Признаться, мы этого долго ждали, да, девочки?, — Твайлайт была безмерно рада происходящему. -Ну ладно, вы прощены, кладоискатели. Пинки и Флаттершай уже места себе не находят. Пойдём в дом! Но чтобы закрепить наше прощение, вы должны будете спеть свои песни и станцевать, как на первой вечеринке!, — все согласно закивали.

-Что ж, это устроить можно!, — обрадовался Джордж. -Донал, готовь вистл!

-Готов глотку, певец!

Вся компания вернулась в дом. Вся, кроме Спайка и Рарити, которые так и продолжали сидеть, обнявшись, слушать тишину и биение сердца, которое в этот вечер стало для них одним на двоих.

14.

Донала разбудило тёплое дыхание над ухом и запах сладкой ваты. Открыв глаза, он увидел спинку дивана, на котором заснул.

-Эй, я здесь, глупенький, — хихикнула из-за спины Пинки. Донал резко развернулся и, схватив поняшу, повалил на диван. Та счастливо смеялась и игриво пыталась отбиваться. Но от Донала, жаждущего ласки, не отобьёшься.

-Ты помнишь, что я тебе вчера сказала?, — спросила Пинки, нависнув над парнем.

-Эмм...Смотря о чём речь..., — Донал не любил таких угадаек.

-Я тебе подскажу, — а вот Пинки любила, -я говорила про сюр...

-...тук?, — Донал вспомнил про сюрприз, но сейчас очень хотел поиграть.

-Нееет, — засмеялась Пинки, -думай ещё! Сюр...

-...реализм?

-Дони! Ты что, не проснёшься никак?, — Пинки насторожилась.

-Ну...Что же это может быть, — Донал сделал вид глубокой задумчивости, -сюрикен? Сюръекция?

-Ооох, — Пинки устала опустилась на грудь Донала, но тут же вскочила и сказала:

-Пойдём ко мне! Это сюрприз! Помнишь? Побежали скорее!

Пока никто не проснулся, Пинки и Донал побежали к дому розовой пони.

Они бежали по Понивиллю наперегонки. Донал сначала думал поддаваться маленькой лошадке, но вскоре понял, что за Пинки не угнаться — и откуда такая сила в таких маленьких ножках? Она бежала так быстро, что Доналу в прямом смысле приходилось глотать пыль из-под её копыт. Пинки на земле была как Рейнбоу Дэш в воздухе.

Наконец, оказавшись дома у Пинки, парочка смогла перевести дыхание.

-Я победила! Я тебя обогнала!, — начала радоваться кобылка.

-Воистину, Пинки, как тебе это удалось?, — у Донала кололо в боку.

-Тебе надо больше тренироваться!, — Пинки чмокнула Донала в нос. -А теперь закрой глаза.

Донал послушно закрыл очи.

-Положи руку на меня, чтобы не наткнуться на что-нибудь, пока я буду вести тебя к сюрпризу!

«Ох, что-то здесь не так...», — думал Донал, пока Пинки вела его. Они вошли в какую-то комнату.

-Теперь можно открыть, — скомандовала кобылка и Донал с ощущением надвигающейся бури осторожно открыл глаза. Перед ним на полу стоял неглубокий деревянный ящик, два на два метра. В ящике, до верху засыпанном землёй, росли густым ковром цветы. Это были луговые цветы, Донал их очень любил и всегда очень ими восторгался — такие простые, нежные, лёгкие, совсем не претенциозные, как орхидеи и не вульгарные, как розы. Как весело и изящно пляшут они на ветру, кивая друг другу яркими разноцветными головками! Но это была не просто клумба. Цветами был выложен портрет Донала! Он просто окаменел, увидев это. Такой гаммы ощущений он никогда не испытывал. Смятение, смущение, умиление и осознание того, как же он любит это существо, даже несмотря на межвидовые различия.

-Пинки...Ты сама это сделала?, — на душе у Донала было чувство, какое бывает, когда приходишь домой с лютого мороза и опускаешь руки под струю горячей воды...

-Да!, — кобылка гордо окинула работу взглядом, — я собрала семена этих цветов и посадила их в определённом порядке. Смотри, волосы я выложила бархотками, глаза — фиалками, а всё остальное — клевером и полевой гвоздикой. Что скажешь?

-Я никогда ничего подобного не испытывал...Пинки, милая...Это просто волшебно..., — он встал на колени и принялся вдыхать свежий аромат цветов.

-Ну да, что-то не вижу дикого восторга..., — скептически подметила поняша.

-Да ты что, зефирчик!, — Донал обнял любимую, -это лучший подарок в моей жизни!! Он настолько прекрасен, что я до сих пор в себя придти не могу...

-Что ж, в таком случае я рада, — хихикнула лошадка. -Эй, Дони, пойдём погуляем? Мы так давно не гуляли вместе...


Донал сидел за столиком на кухне и, попивая ромашковый чай, раздумывал о том, какой сюрприз теперь ему преподнести Пинки. Это должно быть что-то совершенно необычное, невиданное, что впечатлило бы даже Пинки. Хотя... Впечатлить кудряшку труда не составило бы, но всё же Донал хотел придумать что-то особенное. Грандиозное, колоссальное, фееричное! Пинки это заслужила. Фантазии на различного рода выходки, проделки и кутёж у Донала всегда хватало. А вот на то, чтобы ухаживать за девушкой...Ирландец всю голову сломал, но придумать ничего не мог. Он выпил чашек десять чая, но не продвинулся ни на йоту.

-Джи, — обращался он к энциклопедии-Джорджу, — ну вот что ты делаешь для Флаттершай? Какие сюрпризы ты ей делаешь? Хоть что-то?

Джордж немного задумался, но тут же ответил:

-Я никогда особенно не фантазирую. Моя Флатти всегда довольствуется малым. Ей достаточно, если я просто...

Донал жестом прервал друга. Остальное ему слушать было уже не интересно.

-Ох, Джи. Честно, я уже устал от тебя, — сказал Донал, отмахиваясь.

-Да ты сам от себя устал, друже!

Донал открыл было рот для возражения, но тут словно вспышка молнии его мозг пронзила мысль... «Устал от самого себя»...Он сунул руку во внутренний карман куртки и достал небольшой круглый камень с отверстием в центре.

-Что это, Дони? Подожди, — Джордж сам догадался, — Это же «камень, уставший от самого себя» ! С помощью него можно видеть, как танцуют фейри и сквозь эту дырочку путешествуют драконы!

-Всё так, Джи, — протянул Донал, — так считали наши предки...И, кажется, я кое-что придумал...Однако мне ещё нужен ставролит. Но где его взять...

В этот момент из библиотеки вышли Твайлайт и Спайк. Твайлайт магией рога держала перед собой список дел, поглотивший её чуть больше, чем полностью, а Спайк просто светился от счастья. От событий этой ночи. Твайлайт услышала Донала и подошла к нему:

-Ты сказал — ставролит? Тебе нужен крестообразный камень?

-Да, Твай, он бы очень мне помог в одном...деле.

Глаза единорожки округлились и в них теперь читались удивление, тревога и подозрение.

-Что ещё за дело?, — спросила она, подозрительно прищурившись.

-Хочу Пинки сюрприз сделать...Твай, ты можешь мне помочь?, — Донал хотел избежать ненужных допросов.

-Могу. Но сюрпризы от вас двоих, особенно от тебя, Дони, как я поняла, редко заканчиваются чем-то хорошим.

Донал на время замолчал, размышляя над своим планам.

-Нет, Твайлайт, в этот раз всё пройдёт гладко, — соврал Донал. На самом деле его план был полон «но», «если» и «а вдруг». Однако цель действительно оправдывала средства.

Твайлайт выглядела не очень убеждённой, но всё же сказала:

-Хорошо. Если это действительно для Пинки...

Она зашла в комнату, порылась в каком-то ящике и достала камень-крест. Магией она подала Доналу камень и добавила:

-Вот, держи, надеюсь, он поможет тебе. И постарайся не потерять — ставролит достаточно редкая штука.

-Буду беречь как самого себя!, — заверил Донал.

-Этого-то я и боюсь. Ты никогда себя не берёг...

-Ох, прошу, Твай, не нуди!, — Донал потрепал единорожку по чёлке и пулей выскочил из дома.

Она посмотрела на убегавшего парня и, когда он скрылся из поля зрения, обратилась к Джорджу, который собирался к Флаттершай:

-Джордж, как ты думаешь, Донал задумал что-то опасное?

Парень пожал плечами:

-Ну, во всяком случае вряд ли это кого-то убьёт. Я надеюсь.

Твайлайт тяжело вздохнула и, закрыв глаза, примирилась с судьбой.

Донал выбежал за пределы Понивилля. От цели его отделяло уже знакомое поле. А целью была гора, возвышавшаяся на другом конце поля. У подножия горы зияла глубокая и широкая пещера. Там обретался дракон Корк. Донал прочёл об этом в путеводителе по Эквестрии. План юноши напрямую был связан с драконом. Донал уверенно зашагал к пещере. Достаточно быстро он пересёк поле, резко и внезапно сочная и густая трава сменилась вдруг сухой, голой и безжизненной землёй. Из пещеры веяло сыростью, холодом и запахом чего-то палёного. Он пощупал левый карман — ставролит на месте. Проверил правый — «камень, уставший от себя» на месте.

-Erin Go Bragh!, — сказал себе Донал и, вдохнув, вошёл в пещеру.

Тут же его обожгло холодом, очень контрастировавшим с летним тёплым воздухом снаружи. С каждым шагом становилось всё холоднее и темнее. Донал прошёл лишь шесть метров и его окутала кромешная тьма. Он выставил руки вперёд, чтобы не наткнуться ненароком на что-то неприятное. Сердце его бешено колотилось, словно желало выскочить из груди и побежать впереди, освещая хозяину путь. Донал, не желая терять уверенность в себе, шёл достаточно быстро и бодро. Немудрено, что он вскоре наткнулся на камень и упал, чуть не разбив нос. Хорошо, что руки он держал впереди себя. Это немного умерило пыл ирландца и теперь он шёл мелкими осторожными шажками, даже немного боком. Под ногами то и дело хрустело что-то и ботинок постоянно натыкался на какие-то твёрдые и острые осколки. Наконец, слабый свет забрезжил впереди. Донал немного ускорил шаг и, продолжая натыкаться на камни и осколки, начал двигаться к свету. Парень дошёл до места, где виднелся свет. Свет распространялся из небольшой пещеры, к которой вёл коридор, возле которого и остановился Донал. Он повернул в коридор и пошёл уже уверенно, ибо дорога была более-менее освещена. Войдя в пещеру, Донал просто остолбенел. Ещё будучи ребёнком, он часто слышал легенды о драконах и их богатствах, кои они стерегут пуще собственной жизни. Но он никогда и представить не мог, что однажды окажется так близко к одной из таких легенд. В пещере лежал дракон. Он уютно свернулся калачиком и спал, раздувая ноздри и обдавая Донала горячим дыханием. Он был длинный — метров двадцать. Красная чешуя переливалась в свете десятков факелов, кем-то заботливо развешенных здесь. Каждая чешуйка сверкала ярче звёзд, а все вместе они составляли настоящую броню, делавшую дракона неуязвимым. По спине его шёл ряд длинных и чертовски острых шипов, которые заканчивались вместе с хвостом, на конце которого тоже был шип. Не обещали ничего хорошего и когти, способные запросто разрубить пополам бука. Из пасти спящего дракона выходили два клыка и доходили они почти до самой земли. Острые и загнутые, как турецкие ятаганы, клыки блестели от стекавшей по ним слюны.

Донал содрогнулся от страха и от омерзения. Ему стало мерзко, не от зрелища, но что он допустил в себе чувство страха.

«Ну ладно, Донал, всё хорошо. Ты кельт, ты не умеешь бояться. Ты ирландец, а значит счастливчик...Всё получится...Ох, щас бы виски тяпнуть...Ну, за Пинки!»

-Эй, дракон!, — громко позвал Донал. Чудище и не пошевелилось.

-Вот скотина. Просыпайся, Корк!, — рявкнул Донал. Он осмелел от того, что хода назад уже не было.

Дракон пошевелился. Он приоткрыл ярко-жёлтые глаза, сфокусировался на Донале и тут же, гневно рыкнув, выпрямился во весь исполинский рост. Теперь он выглядел ещё кошмарнее. Донал знал, что главное — не показывать страха. К тому же у него были два «козыря» в рукаве. Точнее, в карманах.

-Кто ты такой? Тоже пришёл за моими сокровищами?!, — заорал дракон и Донал чуть не упал от такого напора и громкого вопля.

-Я человек! И зовут меня Донал МакБрайд! Пришёл я...

-Кто?!...Я не видел таких пони раньше! А не врёшь ли ты мне?!, — дракон начал распаляться. Горяченравный Донал, кстати, тоже.

-Ты что, чешуйчаторылый, отупел или оглох от своего сна?! Я не пони. Я человек! Че-ло-век!! И плевать я хотел на твои...

-Как ты меня назвал?!!, — дракон был взбешён, — чешуйчаторылый?! Меня! Древнейшее создание этих земель!!!, — монстр кричал так, что содрогались стены пещеры и местами даже осыпались камни. Однако чем злее становился Корк, тем смелее становился Донал. Взыграла кровь кельтского героя. Однако Донал решил не испытывать судьбу.

-Ладно, Корк, извини. Я погорячился. Выслушай меня. Я понимаю твой авторитет, ты старый, мудрый, огромный и жутко богатый...Но у меня к тебе предложение. Точнее, просьба. Помощь мне твоя нужна.

-Ты хочешь моих сокровищ, че-ло-век?, — дракон несколько успокоился, но был всё ещё очень агрессивно настроен.

-Слушай сюда! Плевать мне на твои сокровища! На кой ляд они мне в мире пони?! Мне нужна помощь.

Дракон не был настроен на деловой разговор.

-А почему ты думаешь, Донал МакБрайд, че-ло-век, что я стану тебе помогать?!, — последние слова он проорал и, взмахнув лапой, схватил Донала. При прочих условиях он бы моментально раздавил парня, превратил бы его в кашу. Но лишь коснувшись его, лапа дракона зашипела и задымилась, а сам Корк возопил громче прежнего — на этот раз от боли. Донал, избежавший перспективы стать фаршем, стоял сейчас и довольно улыбался. Предки-кельты были правы...Легенды — не сказка...

-Что это за колдовство, человек?!, — заскулил дракон, тряся обожжённой лапой. Не дожидаясь ответа, он открыл пасть и обдал героя пламенем. Но огонь обогнул Донала с двух сторон, даже не подпалив его.

Донал нагло и самодовольно улыбнулся.

-Корк, старина, а ты слышал о ставролите?...

-У тебя ставролит?!, — дракон гневно ударил хвостом по стене. -Тогда ясно, почему ты такой наглый...Ты защищён...Но как ты узнал?!

-Неважно это. Как видишь, я пришёл подготовленным. Но ставролит — ещё не всё. Скажи, Корк, ты любишь путешествовать?...

-Это ещё к чему?, — спросил настороженно дракон. Он уже не орал и не бесился. Донал явно напугал его.

-А к тому, — Донал по-хозяйски начал расхаживать перед драконам, держа руки в карманах. Одну — на ставролите, другую — на «уставшем камне». -К тому, Корк, что я могу отправить тебя...Даже не знаю куда, — он засмеялся, -и в этом-то как раз вся прелесть! Ты ведь не хочешь оказаться неизвестно где?

Донал достал дырявый камень.

-Что?! Теперь ещё и это?!, — дракону стало не по себе. Он сел и молча воззрился на Донала. Однако зрачки его вдруг сузились и он зашипел:

-Ах ты, мерзавец! Блефуешь со мной! Но не пройдёт! Ты и понятия не имеешь, как мы путешествуем с помощью этой штуки.

Да, Донал не знал. Но он точно знал, что раз уж блеф начат, довести его надо до конца. Теперь слишком много было поставлено на карту.

Парень вкатил грудь колесом и, не дрогнув, ответил:

-Серьёзно? Пять минут назад ты был уверен, что я и слыхом не слыхивал о ставролите и о том, как он на драконов действует! А вот гляди — стою тут перед тобой и у меня в руках уже два артефакта против тебя! Ты до сих пор думаешь, что это просто совпадение и блеф?! Ох, не зли меня, Корк, не испытывай судьбу!

Донал разошёлся. Он достал из кармана ставролит и двинулся на дракона.

-Эй, ты чего...,-дракон дрогнул. А Донал продолжал идти на него. В голове ирландца билась одна мысль «давай, ящерица, бойся...Пожалуйста, бойся!» и ящерица испугалась. Корк отступил на несколько шагов назад и сказал:

-Ладно, человек. Твоя взяла. Чего тебе надо?

-Слушай, Корк, — Донал заговорил примирительным голосом. -Я понимаю, что ты величественное гордое древнее существо. Но мне нужна твоя помощь. Я хотел сделать подарок одной пони...Было бы неплохо, если бы ты согласился прокатить нас на своей спине. Ты бы полетал...

-Использовать меня как транспорт?, — дракон возмущённо усмехнулся, -ну и наглость...

-А чтобы всё было честно,я готов преподнести тебе в дар кое-что.

-Да, и что же?, — дракон заинтересовался.

-Гляди!, — и парень вытащил из кармана крупный, размером с кулак, кусок Драконьего Хрусталя. -Есть такой в твоей куче, а?

-Драконий Хрусталь! Невероятно!...Где только я не искал его...

-Хреново искал. Я дам тебе три таких кристалла. По рукам?

Дракон задумался.

-Не с руки мне вступать в сделку с нисшим существом...Но ты проявил себя, как настоящий воин, а это чего-то да стоит...Минимум — уважения. Да и Хрусталь...Три кристалла...А ты не врёшь?!, — взметнулся дракон.

-Нет, не вру. Я ирландец. А это значит, что слово моё прочнее алмаза!

Тут, конечно, Донал сильно преувеличил. Очень сильно. Прямо сказать, наврал. Однако заплатить три кристалла в случае, если всё пройдёт удачно, он действительно запланировал.

-Тогда, уговор, человек. Я прокачу вас с пони. Без обмана — слово дракона. После этого ты отдашь мне плату и мы никогда больше не увидимся.

-Согласен!, — сказал Донал и пожал протянутый палец дракона, чуть не поранившись о коготь. -Мы явимся завтра ровно в восемь вечера. Будь готов.

-Да будет так!, — ответствовал дракон.

Донал развернулся и начал уходить, но тут же развернулся и сказал:

-Спасибо, Корк! Вообще-то, ты отличный дракон!

-Ты тоже ничего. Хоть и человек. Драконом ты бы был куда лучше...


Донал бежал назад с яростно колотящимся сердцем. То ли от быстрого бега, то ли от стресса, то ли от предвкушения сюрприза и реакции на него Пинки Пай.

Добежав до дома кудряшки, он влетел туда без стука, порядком напугав хозяйку дома и, схватив её на руки, сжал в объятьях и упал на пол, даже не дойдя до диванчика. Он слишком соскучился по её запаху и ласковым губам.

Донал и Пинки заснули только под утро. Окно всю ночь было открыто и через него с улицы в дом проникал шлейф прохладного ночного ветерка, со временем сменившимся свежим утренним. Стало даже немного прохладно, поэтому Донал покрепче обнял Пинки и прижал её к себе — так и ему, и ей было значительно теплее. По привычке Донал проснулся с первыми петухами. Он спал всего два часа и не хотел, чтобы такая же «судьба» постигла Пинки Пай. Он укрыл её одеяльцем, закрыл окно и вышел на улицу. На небе были редкие облака, которым было суждено исчезнуть под первыми взмахами крыльев Рейнбоу Дэш. Лёгкой молочно-белой шалью по земле стелился туман, окутывая ноги Донала. Туман полз к оврагу, а из оврага поднимался на холмы. Туман был словно живой и Донал решил пройти на поле, потренироваться. И заодно проверить, такой ли уж этот туман живой...А вдруг за теми холмами, на поле, бьётся настоящее сердце тумана...Любопытно, какое оно?...

Донал побежал на поле, куда он бегал каждое утро на зарядку. Он был приятно удивлён увидеть на поле Джорджа, который отжимался под наблюдением его вечной спутницы Флаттершай и Рейнбоу Дэш, которая самозабвенно отдавала Доналу команды.

-Неплохо-неплохо, Джи! Делаешь успехи, — крикнул Донал, спускаясь к друзьям.

-Эхэй, Дони, доброе утро!, — поприветствовал друга Джордж.

-Привет, Донал!, — пропела Флаттершай, -Рейнбоу сказала, что ты обязательно придёшь, что ты каждое утро здесь занимаешься. Она оказалась права.

Чтобы избежать ненужных расспросов, Дэш подлетела к Джи и начала ему что-то объяснять.

-Ну а я, — заявил Донал, — всегда хотел провести одну совместную тренировку...

-О, это было бы здорово, — произнесла Флаттершай.

-Ну, не так здорово, как ты думаешь, — Доналл подошёл к Джорджу.

-Давай, подымайся, атлет!, — он легонько пнул Джорджа в бок. -Поразмяться бы надо, а?, — Донал уже скинул рубашку и теперь разувался.

-Ну не сейчас же! Не перед Флатти, — прошептал Джордж.

Он был прав. Совместная тренировка была ни чем иным, как спаррингом. Парни упражнялись друг на друге в рукопашном бое. И Флаттершай не должна была этого видеть.

-Флатти, ангел мой, мы с Доналом хотели немного размяться...Не будешь ли ты, счастье моё, обижаться, если я попрошу тебя слетать домой и заварить мне своего великолепного чаю? Я скоро вернусь!

-Конечно, дорогой, всё будет готово! Возвращайся скорее и не задерживайся!

Флаттершай поцеловала Джорджа и полетела домой.

-Дэш, а ты?...

-А что я? Я понаблюдаю за вашей разминкой. Может, научу вас новым упражнениям!, — самодовольно сказала голубая пегаска, паря в воздухе.

Ирландцы весело переглянулись и Донал сказал:

-Окей, Дэш. Только уговор — глаза не зажмуривать и на помощь не звать!

-Не понимаю, о чём ты...Вау!, — Дэш вскрикнула от неожиданности. И немудрено — на её глазах Донал с кулаками набросился на Джорджа. Тот начал отчаянно ставить блоки, пропустив всё же несколько тяжёлых ударов в корпус. В ответ Джордж контратаковал, пробив по рёбрам Донала ногой и уронив её подножкой. Донал в прыжке вернулся на ноги и попытался ударить ногой в голову, но Джордж блокировал. Дальше была серия коронных ударов руками от Донала...Так они и разминались. Основной процент ударов парни блокировали, достаточно ловко и умело, чем вызывали неподдельную радость наблюдавшей за ними пегаски. Но зачастую удары попадали в цель и надо сказать, друзья поблажек друг другу не давали. Они дрались без злобы и агрессии, не калечили друг друг друга и не били в лицо. Они просто отрабатывали друг на друге удары и тренировали ловкость, силу и выносливость. Хотя их тела уже после 10 минут этой тренировки были покрыты синяками.

Внезапно Джордж отбежал, увеличив расстояние между ним и Доналом. Донал, конечно побежал на него, но Джорджу только этого и надо было. Он высоко подпрыгнул в момент сближения и, сгруппировавшись, провёл тяжёлый удар обеими ногами Доналу в грудь. Тот, потеряв равновесие, неуклюже рухнул на землю и полежал так, не шевелясь, секунд пять. Дэш было подлетела к нему, но Джордж резким жестом остановил её. Она с недоумением и волнением застыла в воздухе. Донал поднялся. Он выглядел очень свирепо и, судя по взгляду, готов был разорвать Джорджа. Сам Джордж решил провести добивание. Он принял боевую стойку и подошёл к Доналу. Резко выбросив руку, он хотел пробить по печени, но реакция Донала сработала безукоризненно. Он перехватил удар, схватил друга за плечи и, грозно зарычав, поднял его над головой и перебросил через себя. После чего устало упал рядом с морщившим лицо от боли Джорджем.

-Парни, ну вы и устроили...Вам помощь нужна? Вы вообще живы?, — Дэш была восхищена и встревожена.

Тяжело дыша. Донал прохрипел:

-Тебе ж говорено было — не для детских глаз сие представление. Летела бы облака гонять, раз страшно смотреть.

-Мне страшно?!, — взвилась Рейнбоу. -на то, как два дурака тузят друг друга! Ха, вот ещё! Просто кто-то должен был контролировать, чтоб вы друг друга не поубивали!

Не дожидаясь ответа. Она стремительно улетела, оставив радужный шлейф.

-Ты жестковат с ней, — заметил Джордж.

-Бред собачий. Нормально всё. Она сама любит, когда с ней так разговаривают.

-Не выдумывай. Кто любит грубости и колкости?

-Ты чё городишь, болезный? Какие грубости? Я кому когда грубил?!, — Донал начал распаляться.

Джордж благоразумно решил перевести тему разговора:

-Ладно, забудь. Что там с сюрпризом для Пинки?


-Дони! Мой апельсинчик, ты вернулся! Опять ушёл не попрощавшись!, — Пинки ждала Донала, а в доме витал сладкий запах выпечки. Донал после тренировок всегда хотел есть, а этот запах заставлял почувствовать себя парня так, будто он не ел неделю.

-Так, зефирчик, сегодня ничего не планируй на восемь вечера. Мне нужно будет тебе кое-что показать, — Донал наклонился и чмокнул лошадку в носик и в обе щёчки по очереди.

-Уиии, обожаю сюрпризы! А что это за сюрприз? Нет, молчи! («Да я бы и так не сказал», — подумал Донал) Ничего не говори, иначе испортишь сюрприз, глупыш мой!, — пони ласково прижала копытце к губам парня, чтобы предотвратить вероятный рассказ.

Донал мягко отстранил копытце от лица и, держа его в руке, нежно поцеловал.

-Сегодня всё увидишь.

-Оу, меня сейчас просто разорвёт от нетерпения! А я тебе пока испекла тортик, попробуй сейчас же!


Донал вёл Пинки через поле к пещере. По дороге она без устали болтала обо всём, что приходило в её розовую кудрявую голову — о кексах, тортах, Твайлайт и ЭпплДжек, о бабочках и морковном салате...В общем, как бы Донал не любил Пинки, он считал уже шаги до пещеры. Впрочем, Пинки начала что-то подозревать.

-Ууууу, сюрприз в этой пещере? Что это? Большой камень? Я люблю камни! Конечно, я не хотела бы стать камнем...Вот Флаттершай любит деревья и хочет стать деревом, а я...

-Пинки, лапочка, помолчи сейчас!, — попросил Донал и крикнул, что было духу:

-КОРК!

В ответ — тишина. Оба в недоумении стояли у пещеры. Но тут из глубины донеслось шипение и непонятный шорох, будто огромная змея сползла по стене. Послышались приближающиеся шаги. Тяжёлые и грозные.

-С каждой секундой глаза Пинки округлялись всё больше и теперь, кажется занимали всё лицо. На свет вышел Корк. Пинки прижалась всем телом к Доналу и он ощутил мелкую дрожь.

-Здравствуй, Корк!

-Ты обещал придти в восемь. А сейчас лишь без пяти минут!

Донал удивлённо воззрился на Корка и подумал: «Ты ж дракон...как ты можешь следить за временем!» Но вслух сказал:

-Не серчай, шипастый друг! Познакомься — это Пинки! Пинки, милая, это Корк.

-Привет, мистер дракон, Корк, сэр! Вы такой огромный...И грозный! А вы умеете...

-Умеет, зефирчик, умеет. Корк всё умеет. Не так ли? Всё готово?

-У меня готово всё. А вот ты принёс обещанное?

-Даже сверх того, — Донал раскрыл сумку и показал Корку пять крупных, с кулак размером, камней.

-Пять...Зачем мне сверх уговора? Лишнего мне не надо.

-Это лишь демонстрация моего уважения к тебе. Три — недостаточно для такого существа, как ты.

-Что ж. Тогда, — дракон распластался по земле и выставил крыло, подобно трапу, -прошу на борт.

Поняша непонимающе посмотрела на Донала.

-Залезай, дорогая! Не бойся!

-Дони, ты серьёзно?! Мистер Корк будет нас катать?, — казалось, сейчас от переполнявшего её восторга и радости в воздухе заискрит.

-Пинки, просто залезай!

Оба влюблённых влезли на спину дракона и он сказал:

-Держитесь крепче. Взлетаем!

Он взмахнул огромными перепончатыми крыльями и стал стремительно набирать высоту. Вскоре они поднялись выше самой высокой горы в окрестностях Понивилля...Они поднялись выше облаков и теперь ландшафты земли выглядели как кусок материи, сшитый из лоскутов пашен, лугов, лесов и озёр.

Дракон набирал скорость. Тёплый ветер обдувал лицо, мягким платочком промакивая слёзы, выступавшие в глазах Пинки. Разумеется, от счастья. Корк мягко и плавно парил над Эквестрией, представляя её прекрасные пейзажи. Ветер растрепал пышную гриву Пинки и она теперь выглядела очень забавно. Но вместе с тем она была безмерно счастлива.

-Корк, курс на запад, пожалуйста!, — попросил Донал, перекрикивая ветер.

Дракон развернулся и полетел навстречу заходящему солнцу. Суматошный день подходил к концу. Солнце, уже не такое жаркое, медленно начинало опускаться к горизонту, приближались сумерки. Оставалось уже немного до захода солнца, на закате дня оно становится таким ярким, таким неповторимо красивым. Оно будто смешало все оттенки красного цвета: снизу багровое, как кровь, потом переходит в насыщенно алый цвет, а макушка отливает и оранжевым, и розовым. Облака, которые нависли около солнца, тоже окрашены заходящим солнышком, будто пропитаны малиновым сиропом.

Поняша заворожённо смотрела на эту палитру красок, отражавшуюся в её глазах и Донал чувствовал — ему удалось. Он угадал с сюрпризом.

Дракон пошёл на посадку, выполнив два больших круга над землёй. Доналу показалось несколько странным, что Пинки на протяжении всего полёта не проронила ни слова, он даже начал волноваться — а ну как не понравилось? Однако ж, как только розовые копытца коснулись каменистой поверхности земли у горы, шквал эмоций, восторгов и благодарностей обрушился на Донала и Корка. Дракон даже жестом показал — приятель, расплачивайся скорее и забирай её! Донал расплатился и, распрощавшись с драконом, как с хорошим приятелем, они с Пинки, на ходу придумывавшей восхищённые песни о произошедшем, двинулись домой. Дойдя до дома уже затемно, Пинки прыгнула на диван и, раскинув все четыре ноги на манер морской звезды, сказала:

-Это лучший вечер в моей жизни! Дони, — она села на диване и посмотрела в глаза парня, — спасибо тебе!

-Ох, Пинки, прекрати, ты уже меня миллион раз поблагодарила, покуда мы возвращались!

-Это не то...Помнишь, я говорила тебе, что ты такой же, как я? Что ты тоже даришь всем вокруг улыбку и радость...Знаешь, думаю, из тебя бы получился отличный Хранитель Гармони. Даже лучше, чем я.

В этот момент, когда все добропорядочные пони Эквестрии уже спали, а все трудолюбивые пони готовились разделить сию чашу с добропорядочными, в саду Кантерлота пошатнулась одна из каменных статуй, дав длинную трещину по всему корпусу. Кто-то рассмеялся низким раскатистым смехом. Полыхнула яркая вспышка и всё смолкло до утра грядущего дня.