Автор рисунка: Devinian
Глава 6 До бара рукой подать...

Глава 7 Во тьме.

Голова болела от пережитого удара, всё вокруг плыло и казалось, что окружающий меня мир растворяется, расплываясь в причудливом узоре.

Сквозь звон в ушах были слышны голоса, но слов было не разобрать.

Помню, как меня тащили, потом, помню, что был сильный удар, а потом…

— Эй парень, очнись. Басовитый голос начал возвращать меня в сознание.

Темнота, сырость, кто – то тормошит меня, пытаясь привести в сознание…

— Командир, да бесполезно это. Голос второго говорившего был несколько выше. – Он теперь овощ, с ним всё ясно.

— Ничего не ясно. Не унимался «командир» — А ну подъём!

От резкого удара, я моментально очнулся, широко раскрыв глаза, я породил на свет божий парочку исконно русских словечек, которые обычно не пишут в книжках.

— Что я тебе говорил, очнулся как миленький. Пробасил первый.

Голова всё еще кружилась, а в глазах всё плыло, но даже в сумраке подвала, я различил трёх человек. Один из них стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди. Второй седел на корточках, и смотрел на меня, а третий «командир» Склонился над моим офонаревшим лицом.

Приходя в себя, я сел у стены, и непонимающе уставился, на протянутый мне зелёный предмет. Туго, со скрипом, но ушибленный мозг, таки распознал в нём флягу.

Взяв в руки Пузатую флягу, я жадно к ней присосался, и отлип только тогда, когда организм еще не отошедший от контузии, истерически затребовал воздуха. Такой у меня был сушняк.

Когда я поднял свои красные от недосыпа, и косые от калашкиковского приклада глаза, то был несколько шокирован.

На меня пялились двое бритоголовых и один седой мужик лет эдак сорока. Выражение их лиц, напоминали физиономии тех неадекватов что рекламировали жвачку, и я бы совсем не удивился если бы они сейчас хором спросили бы меня «- АЙС?»

Первым голос подал седовласый командир. – Кузя, с тебя пиво всему кваду, наш стрелок живой, да еще и матерящийся.

Сидевший на кортах в углу Кузя, только развёл руками, мол – Ну пиво так пиво.

Командир тем временем перевёл взгляд на меня

— Ну что Стрелок, Рассказывай, какими судьбами ты наш голубь сизокрылый в тёмную долину полез? Седой, вопросительно поднял одну бровь.

Я прокашлялся, и севшим голосом задал наиболее тупой но всё же очевидный вопрос.

— Какой нахрен голубь?

Седой в голос рассмеялся, но потом вдруг схватил меня за разгруз, и тихо прошипел:

— Наёмный.

Вспомнив как в зоне относятся к наёмникам, я живо вернул себе остатки сообразительности, но не логики, и что было сил запротестовал.

— Да не наёмник я! Седой еще немного подтянул меня за шиворот. – С чего вы вообще взяли?!

— Жилет твой, Винтовка тоже! Закричал Седой. – Что я на идиота похож что ли?

— Жилет, и ствол трофейные! Заорал в ответ я. – Я их на Агропроме с трупа снял!

-Так я тебе и поверил. Седой отпустил лямку разгруза, и продолжил более спокойным тоном. – Но ты стрелок, молодец. Только благодаря твоему появлению мы здесь сидим, а не там валяемся.

Дело прояснилось, значит передо мной, те самые Долговцы, которых я прикрывал из кустов.

-Да не за что. Холодно ответил я.

Долговец протянул мне руку. – Меня Санычем кличут, это – он указал на сидящего в углу мужика – Кузя, а вон тот хмурый – Фриц.

— Шмеля со счетов не списывай. Встрял вдруг Кузя.

Отодвинувшись от стены, он указал на лежащего, на боку человека, который явно был не в добром здравии.

— Ну да – Вздохнул Саныч. – И Шмель.

Шмелю было действительно худо, мало того что его зацепило огнём бандитов, так те же самые бандиты еще и выместили на раненом всю свою злобу, конкретно так изпинав его.

Так что долговец не то, что идти, пошевелится, не мог.

— Турист. Представился я.

Может быть, мой разговор с Санычем и его командой продлился бы дольше, но тут железная дверь, скрипнув, открылась, и из проёма на нас уставился Ствол MP -5 которую сжимал в своих лапах не человек даже, а пародия на человека.

Здоровый, как шкаф, но с маленькой лысой головой и абсолютно тупым взглядом, плюс ко всему лицо выражающее единственную эмоцию, типо «Че Б*я?!»

— Так, шакалы, встали и пошли, живо! Блякнул бандюк.

Ну что ж, раз уж так интелегентно просят, то почему бы не сделать как они хотят.

— Мордой в стену, Сукины дети! Еще один архаровец, со всей дури впечатал меня в кирпичную стену подвала.

Нас троих построили и повели по коридору, под конвоем из двух автоматчиков, и трёх хрен знает чем вооруженных выродков (понять чем они были вооружены, не представлялось возможным, ибо их оружие было завёрнуто в какие — то тряпки).

Когда мы отошли от камеры шагов на двадцать, то внезапно раздался пистолетный выстрел. Даже через шум подвала и примитивные матюки конвоиров я услышал, как хрустят сухожилия в сжатой руке командира Долга.

Шмеля больше нет.

Нас вывели во двор, и построили у стены, как на расстрел.

Я, договцы, и еще четверо каких – то сталкеров, стояли возле стены, в ожидании расправы.

Но вдруг в лицо ударил мощный луч света, слепя и не давая рассмотреть лиц держащих нас на прицеле негодяев.

— Вы все смертники! Взревел усиленный мегафоном голос. – Но прежде чем сдохнуть, вы еще послужите обществу!

Саныч, только сплюнул себе под ноги, ему явно не хотелось служить такому «обществу»

— У вас есть выбор! Вещал обладатель мегафона. – Либо вы, идёте на арену, и показываете там класс, в мясорубке, либо выполняете поручение, оплатой за которое, будет ваша свобода и жизнь!

И тут меня как током ударило, что с Рэйнбоу? Где она? В голову лезли мысли одна кошмарней другой.

Я должен обязательно её найти, во что бы то ни стало!

— А есть другие варианты? Раздался голос одного из сталкеров.

Обладатель зычного голоса вышел к нам из света прожекторов, и вплотную приблизился к сталкеру.

— Конечно же, есть! Ласковым, почти, что отеческим голосом промурлыкал тот.

Но только сталкер хотел открыть рот, как бандит, выхватил из – за пояса «берету» и всадил в лоб несчастному, пулю.

— Совсем забыл, еще вы можете просто сдохнуть, это целиком ваш выбор, решайте…

Все начали совещаться, кто – то из сталкеров утверждал, что на арене верная смерть и туда нам путь заказан.

— Мы идём на арену! Твердо заявил Саныч, его товарищи, молча, поддержали своего командира, и отошли в сторону.

А сталкеры тем временем ожесточенно спорили.

— Эй, турист. Тяжелая рука бывалого вояки, легла мне на плечо, прервав мои размышления о судьбе напарницы. – Мы с мужиками решили их зоопарк проредить, хоть какой – то шанс, ты как с нами?

Я намного офигел, вот так с лету, меня пригашают в Долговский квад, это вам не огород полоть.

— Я только за.

— Ну, вот и отлично, ты я погляжу, стрелок что надо, если выберемся, то от нашего квада тебе благодарность выпишем.

На вышке загрохотал пулемет, и все пленники кроме долговцев инстинктивно присели.

— Вы приняли решение?! Проревел мегафон.

— Да мы идем на ваше треклятое задание! Высказался за всех один из сталкеров, причем даже не высказался, а прокричал общее мнение.

— Что же наши доблестные воины Долга, так гордо молчат?! Издевательским тоном спросил оратор.

— Мы идем на арену, и наемник тоже. Саныч даже не повышал голоса, ему это было и не нужно, все просто застыли от такого спокойного и холодного тона.

— Все ясно, Парни отведите этих Выб*ядков куда им положено!

Прожектор отвели в сторону и дюжие парни в черных балаклавах под прицелами автоматов повели нас к своей судьбе, меня и долговцев, на арену, а сталкеров в неизвестность.

Но тут я заметил как к стоявшему на балконе Крикуну, подошел человек в черном плаще, он что- то сказал оратору, тот начал отмахиваться и что, то говорить, но видимо обладатель плаща был большой шишкой и его приказы выполнялись беспрекословно.

— Парни! Заорал уже без мегафона «Крикун» — Вон того в синем жилете, к терпилам давай, шеф так сказал.

О, я не ошибся, этот в плаще точно их…

Додумать мне не дали.

Двое бандосов заломив мне руки, потащили меня к кучке сталкеров, прочь от гладиаторской славы.

Но я был не против, так и так риск огромен.

Всех нас выстроили в колонну, и под бдительным взором конвоиров, повели вдоль дороги, ведущей на юг, уже светало, и солнце уже почти показалось на горизонте.

Пока мы шли, я прикидывал, куда могла подеваться Деш, и что с ней могло случиться, но не при одном раскладе, на душе спокойнее не становилось. Так что дальше я молча следовал за группой уповая на случай.

— Так выродки! Заорал один из бандюков, наводя фонарь в лица сталкерам.

Мы стояли посреди небольшого леска, шелест деревьев едва доносился до уха, вокруг пахло плесенью, болотом и чем-то химическим. Ах да, еще пахло дерьмом которое следовало повыбить из тех говнюков которые держат сейчас нас на мушке.

— Всё, приехали. Сообщил один бандит своему вожаку.

-Так, козлы, — Начал вещать лысый бандюган с татуировкой на шее. – Вон в той дыре, — Он указал на пролом в земле посреди опушки леса. – Находится вход в хер пойми, секретную лабараторию. – Он смачно сплюнул. – Там, внизу – Ад и пи*дец, так что вам черти, там самое место.

Пока я всматривался в черноту провала, я ловил себя на мысли, что мужик лет эдак сорока, в черной шапке одетой «по складскому» (Т.е. закатанной на макушку) подозрительно косит в сторону леса.

— Но, вам черти! – Продолжал вещать бандит. – предстоит надыбать в этом Аду, черный чемодан, с электронной хренью внутри. – Эта пое*ень хранится в кабинете начальника лаборатории.

— Так, минута на подготовку! Рявкнул один из бандосов.

И тут обладатель «складской» шапки, сорвался с места и что было сил побежал в сторону леса, наши колоритные конвоиры, не сразу заметили пропажу, но как только опомнились, то сразу же, открыли такой плотный огонь по беглецу, что было видно как ломаются кусты под градом пуль.

Он пробежал всего то метров пятьдесят, когда его просто сбило с ног несколькими попаданиями.

А мои товарищи по несчастью будто бы обезумели.

Один из сталкеров бросился на бандита с дробовиком, повалил его на землю, и что есть силы начал бить его по лицу здоровенными кулачищами. И тут же вся толпа с криками и отборнейшими матюками, набросилась на своих конвоиров, и принялась бить, рвать, а кома повезло, то и резать плоть своих палачей. Двое сталкеров, налетели на щуплого паренька в черной куртке, с МР-5, он успел сделать лишь два выстрела, после чего двое сталкеров набросились на него и просто разорвали ему горло.

Люди, бывшие на грани между жизнью и смертью, выбрали сражаться за жизнь, и в сражении этом, стали подобны самым ужасным зверям.

Раздались выстрелы, кто -то завладел оружием, и теперь методично, по два патрона отстреливал врага.

Затем из леса со стороны базы мародеров, подоспело подкрепление, они открыли плотный огонь по всей этой свалке, не разбирая, где свои, где чужие. Они просто вырезали всех.

И если вы решили что я стоял на месте и как идиот смотрел на всю эту вакханалию, то вы глубоко ошибаетесь. Когда началась вся эта свалка, я, повинуясь инстинкту самосохранения, спешно покинул место побоища и спрыгнул в пролом в земле в котором, по заверениям, местных моргеналов, меня ждали ад и ценный пушной зверек в естественной среде обитания.

Может бандиты и преувеличивали на счет Ада, но вот песец в этом место прописался так основательно, что не пройдя и десяти метров я встретился с его несчастной жертвой.

На бетонном полу, лежало тело, и все бы ничего, труп себе и труп, но вот только его тело было буквально пригвозжено к земле, стволом винтовки Драгунова.

Да именно стволом, потому как приклад, у этого безобразия отсутствовал напрочь, а ствольная коробка была разорвана в хлам, то ли взрывом боеприпаса, либо тем кто тут из солдат канапе делает.

Попробовал выдернуть обломок винтовки из тела. Куда там, труп был действительно прибит к полу, словно гвоздем. А трупик то не простой, спецназовец, если верить его нашивкам и характерному шлему ЗШ – 1 или что то в этом духе.

Во мне снова проснулся мародер, и спустя пару секунд, я улепетывал в тоннель держа в руке армейский нож, покрытый на кой то черт еще и камуфляжным рисунком, но это был вполне себе неплохой кусок заточенного металла, который можно воткнуть например в глаз противнику, или же он сам воткнется в желудок оному если тот умудрится сожрать меня целиком.

Мои упражнения в тоннельном беге продолжались не долго, ровно до того момента, как мое бренное тело на полной скорости влетело в дыру, что была в стене тоннеля.

Влетев в пробоину в тоннеле на уровне пола, я как то не рассчитал, что выход из неё находился на уровне пололка соседнего помещения, так что пролетев в воздухе каких то метра два, я как мешок набитый далеко не сладостями, рухнул на залитый водой бетонный пол.

Закрыл глаза, перевел дыхание. Так, что мы имеем, я жив? Да. Я цел? Да. Я в полной заднице, это уже без вариантов.

Темное помещение, освещаемое только лужами Ведьменого студня, и светом какого то шарика в углу.

На корячках, я подполз к артефакту, попутно бросая в него всякий мусор, что валялся на полу. Коробочка из под сока, цоколь от лампочки, пучтой, да еще и раздавленный STANAG, кукую то пластиковую упаковку.

Так, словно идиот, я подполз к артефакту, почти вплотную, и тут же взял его в руки.

Мой разум, услужливо подсказал мне кто я, если хватаю незнакомые вещи в Зоне, голыми руками, но как ни странно, от близкого контакта с продуктом аномальной активности ничего страшного не произошло.

И вот уже ваш покорный слуга сидит себе на ящике и крутит в руках стеклянистый шарик сантиметров десять «может и не десять, линейки нет» в диаметре, от артефакта исходит холодное, ровное свечение, оно плавно переливается от голубого к зеленому, и фиолетовому тонам.

Уж не знаю что я нашел, но оно светится, причем довольно ярко, так что в потемках мне блуждать не придется.

Положив трофей между досок, так, что бы он не катался я стал осматриваться в поисках решения моей проблемы.

А проблема была вот в чем: Артефакт что я нашел, хоть и светился очень ярко освещая все вокруг себя, но еще он здорово слепил глаза от чего его ценность как фонарика падала в ноль.

Так что подобрав с пола ржавую банку из под краски, и отодрав от трубы на стене кусок металлической изоляции, я принялся мастерить себе фонарь. Все предельно просто, Шарик в фольгу до половины, а потом в банку. Получился не сказать что бы хороший, но вполне себе пригодный источник света, с которым я пошел осматриваться.

То, что я принял за комнату, оказалось чем то вроде распред узла, или транспортной станции, Ровные аккуратные ряды скамеек вдоль стен, канал с рельсами под толстым слоем воды посередине, разбитые лампы дневного света на потолке, что то большое в глубине тоннеля до него свет едва достает.

— Пи*дец. Прошептал я не смея нарушать мертвую тишину этого места.

Вода капает, аномалии шипят, и в правом тоннеле, что -то скрипит, металлоконструкции вроде…

Знаете, ходить по пояс в воде, совершенно не приятно, особенно, когда в это воде плавает всякая гадость, вроде дохлых сороконожек, величиной с руку, или сгустков какого то органического мусора.

Вы не подумайте, я не брезгливый, но по моему если даже твари -мутанты дохнут в местных водах, то тут стоит призадуматься, А полезно ли мне тут купаться?

Конец тоннеля тем временем был все ближе.

Честно говоря, когда я вышел из этой вонючей клоаки, я был очень рад, разочарован одновременно. Во первых, мне удалось выбраться из воды, в которой я под конец брел уже чуть ли не по грудь, а во вторых, я выбрался не на свежий воздух, а в просторный подземный бокс, в котором помимо нескольких вагонов, был еще и вертолет, самый настоящий МИ- 24. Вот только помятый слегка. Лопасти винтокрылой машины были оторваны, хотя одна все же сохранилась вернее примерно полметра от неё, Хвост был преломлен, и причудливо выгнулся в бок, кабины стрелка не было, она была просто раздавлена весом машины при ударе о землю, к тому же одна из полок с вооружением, пропала в неизвестном направлении.

Сам бокс был довольно большим, и до потолка к котором зиял приличных размеров пролом было метров пятнадцать, Такую высоту оправдывал навесной второй ярус, но видимо после падения сюда вертушки, он стал первым.

Вообще забавно что я до сих пор жив, с моим то опытом выживания, мне было положено отбросить коньки еще там на кордоне во время плясок с зомбями, или на свалке, в ангаре.

Как бы там ни было, а вертолет не обыскать, это грех. Подобравшись к пепелацу, я попытался открыть боковую дверь десантного отсека. Открыл, а точнее просто оторвал её, потому что она даже не держалась на положенном ей месте.

Внутри, как говорил один веселый башкир, все было очень плохо. То что когда то было десантом, теперь лежало в углу бесформенной кучей и даже не пахло, или же мне просто нюх отбило. Но как бы плачевно не было состояние экипажа, в самом вертолете я нашел настоящее сокровище, а именно, приличный такой разгрузочный жилет, с надписью СПIЦНАЗ и шлем, ЗШ. Надев все это счастье, в особенности шлем, я убедился что напрасно мои коллеги фанаты страйкбола мечтают об оригинальном ЗШ, ведь таскать у себя на шее пять с половиной килограмм веса, удовольствие ниже среднего.

Долго отшиваться в боксе у меня никакого желания не было, поэтому, прикинув все за и против, а за одно убедив себя в том, что не там не страшно, я двинулся в тоннель подписанный как сектор С – 18.1.

Темноту раздвигал луч моего аномального фонаря, переливаясь, словно новогодняя гирлянда, Мимо тянулись обшарпанные стены, какая -то рваная проводка, и ряды ламп которые уже никогда ничего не осветят.

Дойдя примерно до середины коридора, я тут же рухнул на пол и притворился камушком, по параллельно идущему коридору двигалась процессия из маленьких человечков, ростом они были от силы метр. Кривые, скрюченные, они тащили за собой какой то хлам на лабораторных тележках, или перли его на себе здоровенным баулом.

Весь этот цыганский табор непрерывно бормотал, фыркал, и издавал еще какие то неописуемые звуки.

У меня тут же застыла кровь в жилах. – Это же мать его Бюреры, долбанные карлики – телекинетики, которые селятся во всяких подземках Зоны.

Сейчас главное лежать и не шевелиться, желательно даже не дышать, и думать тоже не надо, вдруг эти Мелкие еще и телепаты, вот учуют как я тут бурную умственную деятельность веду, и пиши пропало.

Один из карликов, замешкался, отделился от толпы сородичей, и присел что то ковыряя в бетоне. Другой его сородич подойдя к копателю вдруг резко вскинул руки и отшвырнул его в сторону, тот с обиженным воем поплелся обратно в топу, а второй карлик наконец вытащил что то из бетона, и начал восторженно орать потрясая трофеем.

Это был, какой то электронный прибор, он был наверняка неисправен, но карлик придавал ему такое значение, словно это был пульт управления всем миром.

На вопящего карлика все тут же обратили внимание, они остановились, стали с интересом наблюдать за кривляньями сородича. Вдруг карлик Заорал так что эхо его голоса разнеслось далеко по катакомбам, его соплемпнники заорали ему в такт.

Лучше убираться по добру по здорову, а то того и гляди эти папуасы подземные тут революцию устроят.

А шоу тем временем продолжалось, из толпы на карлика налетел еще один, видимо тот у которого революционер и отобрал заветную вещицу.

Толпа взревела, а два карлика принялись яростно барахтаться в пыли и визжать.

Я же тем временем, медленно и осторожнее пополз в боковой тоннель. Плавными движениями стараясь не привлекать внимания, я выполз в тоннель перпендикулярный тому из которого я пришел, и так же ползком направился во тьму, как вдруг…

Сзади раздался громкий визг, и восторженный вопль толпы. Я обернулся и увидел, как один из бюреров держит другого за горло, и победоносно орет словно фашист вскинув руку вперед.

 — Башхар магжа!!!!!!

Толпа подхватила его боевой клич и кинулась прямо в тот тоннель, в котором сидел я.

— БляААААААА! Это я уже орал вслух, удирая прочь от толпы разъяренных лилипутов которые нечленораздельно что – то кричали, попутно не забывая запускать мне в след разный хлам, но ничего существенного им пока не попадалось.

А я – бежал, бежал что было сил, моля всех богов и демонов о том, что бы те даровали мне спасение.

Пока я бежал я помянул всех богов традиционных религий, но спасения все не было, на против, один особенно проворный карлик, настиг меня, и вцепился в мой рукав, мелкий то он может быть и мелкий, но вот в ширину этот хрен оказался очень даже здоровым.

Вцепившись зубами мне в рукав это чучело принялось колотить меня ручонками в живот. На секунду остановившись, я вогнал нож прямо в глаз этому порождению зоны, тот с визгом отлетел назад. Дальше мне было не интересно, марафон продолжался.

В общем сколько бы я не молился богам а спасение пришло после поминания Зоны и всех её сюрпризов по матушке.

На стене справа была здоровенная такая гермодверь, да еще и приоткрытая, в неё то я и влетел на полной скорости, попутно зацепив рукой край двери, и тут же её закрыв. Весом это чудо инженерной мысли оказалось приличное, так что поддалась дверь с трудом попутно прищемив чьи – то шаловливые ручонки, о чем свидетельствовал дикий визг.

Я же налег на вентиль посередине двери и крутил его до тех пор, пока силы не оставили меня.

Я сидел под дверью, аномальный фонарь валялся рядом, освещая всю небольшую комнату целиком, картина печальная, но естественная для такого места. В углу, большой шкаф, видимо ЭВМ у стенки стол, за столом лежит человек, на столе початый сухпаёк, шлем, ПДА и контейнер.

Подойдя поближе, я пригляделся, в мутном свете артефакта можно было разглядеть немногое, но и этот было достаточно.

Труп за столом, некогда был военным, причем, судя по снаряжению, он явно был по моложе всего комплекса. Причина его смерти лежала у него в руке, Beretta m – 9 неплохая машинка, её я тут же записал в свое имущество. А вот наш пациент распорядился ею не по назначению, просто взял и вышиб себе мозги.

Я аккуратно разжал истлевшие пальцы трупа, и взял пистолет, 13 патронов осталось, отметил я, проверив обойму.

Теперь настала очередь КПК, на синем экранчике загорелась надпись: «загрузка» а затем всплыл нехитрый интерфейс приборчика. Почта, Файлы, Камера, Приложения.

Почта была пуста, а вот в файлах нашлись аудио записи. Их я и стал слушать.

На первой с названием Rec – 000001 в паршивом качестве под гитарный звон два хриплых голоса запевали:

Я — "Як"-истребитель, мотор мой звенит,

Небо — моя обитель,

А тот, который во мне сидит,

Считает, что он — истребитель.

В этом бою мною «Юнкерс» сбит,

Я сделал с ним что хотел.

А тот, который во мне сидит,

Изрядно мне надоел.

Я в прошлом бою навылет прошит,

Меня механик заштопал,

А тот, который во мне сидит,

Опять заставляет — в штопор.

Из бомбардировщика бомба несёт

Смерть аэродрому,

А кажется — стабилизатор поёт:

«Мир вашему дому!»

Вот сбоку заходит ко мне «Мессершмидт».

Уйду — я устал от ран.

Но тот, который во мне сидит,

Я вижу, — решил: на таран!

Что делает он? Вот сейчас будет взрыв!

Но мне не гореть на песке!

Запреты и скорости все перекрыв,

Я выхожу из пике.

Я — главный, а сзади... Ну чтоб я сгорел! -
Где же он — мой ведомый?

Вот он задымился, кивнул и запел:

«Мир вашему дому!»

И тот, который в моём черепке,

Остался один — и влип.

Меня в заблужденье он ввёл и в пике

Прямо из мёртвой петли.

Он рвёт на себя, и нагрузки — вдвойне.

Эх! Тоже мне, лётчик-ас!

Но снова приходится слушаться мне,

И это в последний раз.

Я больше не буду покорным! Клянусь!

Уж лучше лежать на земле.

Ну что ж он не слышит, как бесится пульс,

Бензин — моя кровь — на нуле?!

Терпенью машины бывает предел, -
И время его истекло.

И тот, который во мне сидел,

Вдруг ткнулся лицом в стекло.

Убит! Наконец-то лечу налегке,

Последние силы жгу.

Но что это, что?! — я в глубоком пике

И выйти никак не могу!

Досадно, что сам я немного успел,

Но пусть повезёт другому.

Выходит, и я напоследок спел:

«Мир вашему дому!»...

— И вашему то же. Я сплюнул на пол и включил следующую запись.

REC -00002
— Нас отправляют в какую то глушь, сказали вроде подземка или комплекс какой то, никто из группы не знает, что именно нас там ждет, инструктаж, то же ничего не прояснил, только добавил вопросов, наша цель, по словам Тарасова, это какой то КПВЗ с артефактом внутри, а что за артефакт, а вот х*й его знает, да и уму как и нам не положено знать.

REC-00003
-До точки дошли вроде нормально, не считая того что дождь проливной и вымокли все, но ничего мы же не НАТОвцы какие, приживем. В подземке пошли двумя группами, одна за другой, сейчас привал, так хоть пояснили, что тут у нас раньше вроде как был склад всякой непотребщины вроде тех же побочных продуктов аномальной активности как их яйцеголовые называют.

REC-00004

-Нормально дошли, я бы сказал хорошо даже, стоим щас перед этой дверью как идиоты пока эти спецы с замками колдуют, вот как откроем, и заберем груз, тогда и можно будет жопу расслабить, а пока, слишком тут стремно.

REC-00005
-Зараза! Хер его знает что за той дверью было, но когда оно от туда вырвалось, оно пол группы в капусту покрошило, и в тоннели драпать, это же блин не зверь даже, это пи**дец какой то, словно дымовуху кинули, ну я нибудь дурак, взял да свалил раз такое.

Короче первой группы теперь нет я один остался.

REC-00006

Тарасова нашел, этот хитрый жук пока нас там на фарш мололи, все таки умыкнул КПВЗ, но и его подранили, словно ожоги, какие по всему телу.

Сидим щас как два цуцика в этой каморке и ждем когда группа два на нас выйдет.

REC-00007
Тарасов разговорчивый стал, уже час без умолку п*здит, за то рассказал что за артефакт мы тут добыли, говорит что это называется «слепое зеркало» вроде как с его помощью свое будущее увидеть можно, но по моему все это п*здеж.

REC-00008

Тарасов скончался, причем странно как то, просто истлел за пару часов, чую группа два либо на нас плюнула, либо они уже мертвы.

Эх была не была, гляну что за артефакт такой чудесный.

На этом записи обрывались.

Что увидел солдат в чудо зеркале осталось загадкой, но что то подсказывало мне что ничего хорошего.

За дверью тем временем начался концерт в стиле DeathCore Кто то орал, что то гремело и билось и вообще звучало все это жутко.

Спустя час, действо так и не прекратилось, сидеть под стеной и ждать, было глупо, поэтому немного поборовшись с собственными сомнениями, я подошел к столу и взял контейнер. Открывался он просто, как орех, в смысле был сломан, а внутри у него лежало маленькое овально образоварие, очень на зеркальце похожее.

Я взял его в руки, повертел, посмотрел на свет артефакта…

Яркая вспышка ослепила меня, и я инстинктивно зажмурился, когда же я открыл глаза, то передо мной предстала картина совершенно иная, нежели чернобыльские подземелья.

Горы, величественные горы на фоне голубого неба, по которому плывут перистые облака, я стою на поляне, прежний, в одной руке артефакт, в другой Берета, все очень яркое даже глаза режет.

Вдруг взор перекрывает тень, я резко разворачиваюсь, и вижу удивительную картину. Прямо на меня широко расставив крылья несется белый пегас, за мгновение до столкновения он резко взмахивает крыльями, и не замечая меня приземляется прямо передо мной давая себя рассмотреть. Ростом он был чуть ниже меня, стройное подтянутое тело, прямые длинные ноги, и большие белые крылья, из под золотистой челки слегка закрывающий правый глаз глядели невероятно выразительные голубые глаза. Во взгляде, в движениях этого создания поразительным образом сочетались грациозная женственность и грозная сила.

Она резко развернулась на встречу еще одному бежавшему ей на встречу созданию, маленькое тщедушное тельце на тонких и длинных ножках, бежало на встречу кобылице пригибая шею, а грива черношерстный поньки, такая же черная как и её обладательница, развивалась на ветру.

Когда малышка оказалась совсем близко к кобылице, та резко распрямила крыло, и плавно остановила бегунью, та не удержав равновесие, повалилась на крыло к пегаске.

— Мам? А зачем мы сюда пришли?

Кобылица, наклонилась к своей дочери и ласково произнесла. – Посмотри Тесса, Она указала в даль на горы. – Это Северная Эквестрия, дивный край полный легенд.

— И родина Грозовых Пегасов?

— Да, и моя, родина.

-А моя?

— И твоя.

— Но я же не там родилась? Черная кобылка хитро улыбнулась.

— Твой папа говорит, что родина там, где те, кого ты любишь. Она вздохнула, — Ладно, пойдем, найдем папу.

С этими словами она подняла крыло и маленькая понька спрыгнув с него, бодро поскакала куда то в даль.

А белая пегасочка развернулась в мою сторону, и вдруг резко подняла голову глядя мне прямо в глаза. От этого взгляда мне стало не по себе, я сделал шаг назад, потом еще, дыхание перехватило, а в сердце защемило так, будто его подожгли изнутри, от такого неожиданного поворота я выронил из рук артефакт, и наваждение исчезло.

Сев на пол, я посмотрел на артефакт, лежащий на полу, он слегка поблескивал, и слабо светился, но никакого желания брать его в руки не было, да и на ум пришла дурацкая мысль о том, что белый конь как- то со смертью связан. Хотя, нет от той пегаски из видения веяло явно не смертью, но то что меня так вот перекосило когда я посмотрел в её глаза, это не к добру.

Мои мысли прервал скрип металла. Вентиль на гермодвери медленно поворачивался против часовой стрелки…

Продолжение следует...