S03E05
Обращение автора Глава 7 Во тьме.

Глава 6 До бара рукой подать...

Утро добрым не бывает, зомбак под дверью помогает…

Именно с такими мыслями, я вглядывался в утренний туман стоя на пороге деревянной избы ставшей для меня и Рэйнбоу надёжным укрытием этой ночью.

На улице было холодно, сыро, а еще пахло Плесенью, лесом, пороховой гарью, а еще дохлятиной, из которой состоял мой утренний гость.

— Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро… Пропел я комичным голосом, изображая медведя из старого советского мультика.

Мертвяк, распластался прямо у плетеной калитки, и, оскалившись, пялился в пасмурное небо Зоны, он больше не был ходячей человеческой оболочкой, которой движет только желание убивать и жрать.

Теперь он был просто оболочкой, во лбу которой чернело небольшое отверстие от инъекции лучшего в мире лекарства от любопытства.

Убрав ТТ в карман, я неторопливо направился в избу, нужно было заново развести костёр, и приготовить что-нибудь по солиднее тушенки, ну и что бы пегаску накормить, а то в свете последних приключений она так ничего и не поела, а бегала, прыгала и летала – много, даже очень.

Бросив возле костровища набранные мною в подлеске сучки и мелкие ветки, я начал разводить костёр.

На часах было пять часов утра, когда меня разбудил (да виноват, да уснул на посту) какой-то звук, будто кто-то скребётся в запертую дверь дома, тогда я недолго думая подошел ко входной двери и проявил своё гостеприимство прямо через неё, только оно у меня вышло каким-то сухим и резким, как пистолетный выстрел.

Мертвяка потом пришлось оттаскивать по дальше, чтобы не привлёк своим ароматом любителей падали, хотя поговаривают, что даже слепые псы брезгуют телами убитых зомби, вроде бы мясо у них пропитывается какими-то токсинами что ли.

Так что даже желудок чернобыльского пса- мутанта, воспринимает его как яд, чего уж говорить о других более брезгливых хищниках.

Мелкие веточки уже озорно потрескивали в костре, занимаясь ярким пламенем.

Я зябко поёжился подставляя сначала руки, а потом и спину костру, что бы жар от огня хоть немного но всё же согрел меня. Не хватало еще и лёгкие застудить, а то это станет весомой помехой в наших поисках.

И тут мой взгляд упал на пегаску, свернувшуюся калачиком на диване, и мирно сопящую.

Её бок слегка поднимался в такт дыханию, а веки едва подрагивали, это зрелище заставило меня в очередной раз утвердиться во мнении, что её место не в Зоне, где угодно, но не в этом радиоактивном аду, в который нас угораздило загреметь по воле высших сил.

Повесив над костром котелок с водой, я проверил почту в своём ПДА: Народ как сумасшедший трещал о том, как какой- то отряд наёмников целиком вырезал перевалочный пункт вояк на Агропроме, но потом сам полёг под натиском мутантов.

Эх, Знали бы они, как было на самом деле…

А вот еще одно сообщение, от бармена: «Ты там живой? Груз у тебя?» Спрашивал он. Ну да, конечно, этому только о грузе и думать…

Но третье сообщение, заставило меня серьёзно задуматься, номер его отправителя просто не отображался в моём ПДА, а сообщение гласило: «Я слежу за тобой»

Вот это уже нехорошо, если кто- то проявляет излишний интерес к моей личности, да еще и скрывает собственную, значит жди беды, и это как минимум.

От дурных мыслей меня отвлекли едва слышные шаги моей спутницы, она подошла ко мне сзади, и присев рядом, внимательно посмотрела на монитор моего приборчика.

-Что так всю ночь и не спал? Она посмотрела мне в глаза, с какой- то заботой и беспокойством, мне даже не по себе стало.

— Да нет, прикорнул на пару часиков, так к нам гость пожаловал…

-Друг?

-Друзья в такую рань, по гостям не ходят. Спокойно ответил я. Да и нет у нас в Зоне друзей, я вот, пожалуй, только тебе и доверяю.

Пока в котелке варился компот из сухофруктов, мы с Деш беседовали на тему прошлого, кем же мы были до Зоны, хотя это в сталкерской среде и табуированная тема, но Нам нужно было как можно лучше узнать друг — друга, и заодно убить время.

— Фу блин, скукотень какая! Поморщилась Рэйнбоу после моего рассказа о том, как я жил и учился. – Ты блин, точно как Твайлайт, только учишься и учишься…

— Нет, почему же? Возразил я. – Что думаешь, меня просто так Туристом прозвали?

Деш, лишь скучающе зевнула.

И тут меня прорвало, я рассказал ей всё: и о многочисленных сплавах по рекам России, и о покорении гор Урала, и о том каково это сидеть ночи у костра с друзьями, под гитарный звон, и даже поведал ей про индустриальный туризм, захвативший мои интересы в последние пару лет.

Стоит подметить, что моя спутница слушала всё это, приоткрыв рот, и округлив глаза, настолько что казалось, посмотри я в них, то провалюсь в черную бездну её зрачков.

— Вот это да… Она немного посидела, приходя в себя. – Я- то думала, что ты мне и в подмётки не годишься, а то почти как я, только без крыльев.

— Вот спасибо тебе, на добром слове. Я улыбнулся и потрепал пегаску за ухом.

Та, поморщившись, добавила. – Но я всё равно на двадцать процентов тебя круче!

За завтраком, Деш рассказала мне как у них там, в Эквестрии здорово, и как она мечтает стать членом лётной группы «Вандерболтс», так же она поведала мне о своих друзьях и приключениях которые она с ними пережила.

Я не просто внимательно слушал, я представлял себе картины этого чудесного мира, и знаете что, для Рэйнбоу там самое место.

Быстро позавтракав, мы снова отправились в путь.

Зона приняла нас, свинцовым небом, мелким моросящим дождём, и вороньём, которое кружило над головами, словно адские надзиратели.

Вчерашний день давал о себе знать, болела спина и отбитые ноги, а еще оказалось, что меня пусть и вскользь, но задело пулей, и даже после полного курса медицинских процедур, рана ныла и всячески отвлекала моё внимание.

Но на этом неприятные сюрпризы не закончились, Там, где я вчера собирался выйти к бару, теперь плотно сидело целое поле аномалий, воронки, трамплины, карусели, весь этот смертоносный парк аттракционов, намертво закрыл выход с Агропрома на свалку, так, что пришлось импровизировать.

Пока я, бросал болты в каждый куст, что приводило либо к нулевому результату, либо к эффектному фейерверку, на который Деш реагировала с крайним восторгом, но зная о смертельной природе аномалий, старалась держаться от них подальше.

Между прочим пегаска тоже не сидела без работы, взлетев метра на три, она оглядывала окрестности, на предмет потенциальных агрессоров, и однажды вновь спасла нас обоих от верной гибели, заметив бредшего по берегу болота кровососа.

Так мы и шли в северо-восточном направлении в сторону бара «100 рентген»

Правда, долго так гулять не получилось. Пока я неспешно изучал показания детектора, и соображал, что же ему не нравится в лощине, через которую я собирался, наконец, выйти на свалку, Деш внимательно следила за горизонтом, и кажется, что-то выследила.

Радужной молнией она спикировала на меня, сбив зазевавшегося сталкера с ног, и мы кубарем покатились по склону в ту самую лощину. Детектор, тут же сообщил, что в там живёт ценный пушной зверёк, который любит ходить к нерадивым сталкерам в гости. Знаете, когда передо мной разрядилась здоровенная мясорубка, я едва сдержался что бы не пришибить свою спутницу, ибо сдержать гнев за потерянный детектор было невозможно, но я сдержал.

Гнев, сменился на милость, когда первые крупнокалиберные пули ударили по ветвям деревьев над нашими головами, приподняв голову, я увидел, как по дороге в направлении бывшего перевалочного лагеря движется колонна из трёх БТРов, они то, нас и заприметили в столь неподходящий момент.

Гул выстрелов, визг пуль, треск, ломающийся сучьев, ни с чем несравнимое ощущение таракана, над которым навис тапок. Бодрит, знаете ли…

Выстрелы стихли, но мы еще долго лежали без движения, вслушиваясь в окружающие звуки, ветер, шорох травы, карканье воронья, треск и гул от аномального поля окружающего нас.

Первой подала голос Рэйнбоу, — Кажется, они уехали, раз не стреляют больше. Она попыталась встать, но я, положив руку ей на спину? прижал её тело к земле.

— Не шевелись. Мой голос звучал так, словно мне в горло налили жидкого азота.

Приглядевшись, я достал из кармана болт и кинул его перед собой метра на два. Хлопок и сноп искр, прозрачно намекнули о наличии аномалии немалой силы

— Мы влипли. Деш сухо констатировала факт нашего исключительного везения.

Еще болт в этот аномальный ад, и еще один разряд аномальной энергии испепеляет кусочек металла.

Снова бросок, и снова аномалия.

Попыток, через пять, мне, наконец, удалось найти хоть какую-то лазейку.

— Давай за мной, только не делай резких движений.

Пегаска послушно поползла вслед за мной, даже уши прижала, не от страха, а из соображений безопасности, она ведь сказала что бесстрашная.

Слева – искрит, справа – гудит, а откуда-то сверху дует горячий ветер. Интересные ощущения испытываешь, когда ползаешь на брюхе по грязи, среди аномалий. Нечто среднее между игрой в русскую рулетку, и хождением по лезвию бритвы.

Бросая болты, и тихонечко матерясь, я нашел путь к выходу из этой аномальной ловушки.

Когда количество гравитационных искажений приблизилось к нулю, а уровень адреналина зашкалил, я начал ползти чуть быстрее, а когда ловушка была позади, всё равно не встал, и ползком проделал путь до стопки бетонных плит, оставленных здесь еще в далёкие времена, возможно еще до первой аварии.

Если так и дальше пойдёт, то никаких нервов не хватит.

Деш, добравшись до плит, возле которых сидел я, упала прямо мне на колени, и тяжело дыша, опустила голову, восстанавливая дыхание. Даже через слой ткани, я чувствовал как неистово бьётся её сердце.

— Так ты же вроде спортсменка. Спросил я запыхавшуюся пегасочку.

Та только кивнула.

— Так чего тогда так запыхалась, там же не сто километров бега… Честно говоря мне и самому те аномальные плантации показались бесконечными.

Рэйнбоу, тяжело вздохнула. – Я – пегас, а у пегасов организм устроен так, что ему постоянно нужен кислород, и желательно, много, а там я от страха даже дышать перестала. Пегаска снова опустила голову, и стала уже медленнее, но всё равно, с трудом дышать.

Немного посидев, и по рассуждав, что детектор – полезная штука, и без неё в Зоне как-то не очень комфортно, мы двинулись дальше, но гораздо медленнее.

Болт, улетал в вязкую чернобыльскую грязь, и мы делали несколько шагов, затем еще один, и снова мы немного приближаемся к цели.

Деш, понуро брела сзади и винила себя за то, что именно по её вине был потерян единственный способ, спокойно идти по Зоне.

Я планировал свернуть на север и выйти к долговскому блокпосту, но этим плана было не суждено сбыться.

Со стороны блокпоста, раздавалась канонада, отбывающая всякое желание идти той дорогой. Еще не хватало что бы долговцы, приняли меня за врага (а это им как раз плюнуть) и тогда в этой истории можно ставить жирную точку.

После недолгого совещания, мы с Рэйнбоу, решили идти через тёмную долину к гнилому бору, а оттуда, выйти к бару.

До тёмной долины шли спокойно, только однажды, Деш рассказала мне о кодексе чести, который чтили пегасы еще в древние времена.

Хорошая штука, между прочим, Не лги, не сдавайся, никогда не моли о пощаде и будь верен отчизне. Вроде простые правила, а всё равно, вызывают некоторое уважение к крылатому племени.

Когда мы проходили мимо кладбища техники, Рэйнбоу углядела среди ржавых корпусов машин, громадную тушу вертолета. Это был МИ – 6, поистине гигантский винтокрылый монстр, построенный еще во времена СССР, теперь он покоился на дне полузатопленного котлована, доживая остаток своих дней в виде никчемного радиоактивного металлолома. Впечатляющая картина, ничего не скажешь.

— Слушай, турист, а что это за штука тогда по вам стреляла?

Я не совсем понял о чем говорит пегаска и поэтому сморозил полную чушь, навернякак упав в глазах спутницы.

— Это было оружие, оно тут в Зоне у всех есть…

Деш, лишь тяжело вздохнула.

— Нет, я про ту здоровенную, летающую штуковину, которая обстреливала институт, пока ты там копался.

— Это называется, вертолёт. Пояснил я пегаске. – Его люди построили, что бы летать.

Деш, только рассеялась. — Как только такая туша в воздухе держится, у неё крылья в двадцать раз меньше корпуса, и под ними оружия понавешано.

Я только покачал головой. –Это не крылья, это – полки, и они нужны именно для того что бы вешать под них оружие, а крылья у него сверху крутятся, создавая подъёмную силу достаточную что бы вертолёт смог летать.

Пегаска шустро вылетела вперед и зависла перед моим лицом. – Но пегасы всё равно лучше, ловчее, быстрее…

— У нас нет пегасов. Разговор был окончен.

Когда, под ногами начала хлюпать земля, а в воздухе запахло сыростью, я точно понял: мы в тёмной долине.

Электры искрили от влажности, создавая ощущение, что сам воздух порождает электричество. Из- за тумана не было видно облаков, и только яркое пятнышко солнца выдавало, что сейчас день. Вытащив из рюкзака «гили», я подозвал пегаску. – Сейчас Деши, мы из тебя невидимку будем делать.

Пока я возился с костюмом, подгоняя его под нового хозяина, прошло около четверти часа, когда всё было готово, Пегаска выглядела как болотная кочка, что и требовалось для маскировки.

— Ну как удобно? Поинтересовался я.

— Нифига не удобно! Возразила пегаска. Надеюсь это временно.

— Ну зато ты стала незаметной.

И мы пошли дальше.

Из тумана показался барак заброшенной фермы, рядом с которым ржавела поваленная водонапорная башня.

От созерцания картины упадка цивилизации меня оторвали звуки стрельбы.

Стреляли метрах в трёх ста от нас, я, было, хотел уйти подальше от места боестолкновения, но писк моего ПДА заставил меня изменить планы.

На экране КПК высветилось сообщение «Тёмная долина. Атакованы группой бандитов, нужна помощь» отправителем был некий Барсук.

Ответить на сообщение о помощи, это святой долг каждого нормального сталкера, проигнорировать его могут только полные отморозки вроде тех же бандитов.

Выбравшись на вершину холма, я узрел безрадостную картину: Возле перевернутого на бок КамАЗа, укрылись трое сталкеров в черных комбинезонах, четвёртый лежал на асфальте широко раскинув руки. На склоне дороги правее грузовика, лежали еще двое, но в зелёных камуфляжных комбезах.

На автобусной остановке в полусотне метров от сталкеров расположились, по меньшей мере, два десятка вооруженных людей, в чем попало, куртки, камуфло, гражданская одежда, всё это сборище активно поливало черных свинцом.

Бойца Долга, а это были именно долговцы, отстреливались, как могли, но было видно, что патронов у них осталось совсем немного.

По кустам справа от дороги, пробирались еще трое «гражданских», их маневр был понятен даже новичку, обход с тыла.

— Смотри- ка, бандюги – то у нас эволюционировать начали, глядишь так скоро и колесо изобретут.

Упав на живот, я подготовил винтовку к стрельбе, разложил сошки, снял крышки с прицела.

Прильнул глазом к амортизатору, поймал голову первого бандита в перекрестье, вдохнул, выдохнул, нажал на спуск.

Плечо бандюка, разорвало кровавыми брызгами.

Второй выстрел, отдача толкнула винтовку в плечо, а второй бандит упал ничком в сырую траву.

Третий, выстрел, и пуля гордо пролетела мимо цели.

Четвёртый, на этот раз, точно в цель, голова противника прошита оболоченной пулей.

Пятый, и мужик в спортивной куртке с калашом, падает с крыши автобусной остановки.

Шестой- мимо.

Седьмой, дернувшись, лысый детина с дробовиком, сел на землю, прижимая руку к груди.

Восьмой – мимо.

Девятый – мимо.

Десятый- Прямо в цель.

Перезарядка, пустой магазин отправился в карман, а новый встал на своё место.

Стоп, где Деш?

Пули срезали кустарник над моей головой, и мне пришлось менять позицию.

Заняв новую позицию возле прогнившего ствола поваленного дерева, я вернулся к делу.

Выстрел – труп.

Выстрел- труп.

Выстрел – мимо.

Парни из долга осмелели и начали прижимать плотным огнём неприятеля, выдавливая его с остановки.

Выстрел- труп.

Трава зашелестела, я обернулся рассчитывая увидеть синюю мордашку, но вместо неё узрел приклад автомата стремительно летящий на встречу с моим лицом.

Удар, и темнота…