Автор рисунка: MurDareik
Глава 1

Глава 2

От разговоров с начальством обычно не испытываешь удовольствие — шеф всегда знает что ты упускаешь из виду и обязательно напомнит. Такова работа. Внутренняя работа. Корявое сочетание слов, когда оно приходит на ум, сразу же ощущение возникает, как будто лягушку копытом прижала, а она холодная, одновременно липкая и скользкая, и дёргается. А я этим занимаюсь, и не без некоторой доли гордости. Элементы Гармонии едва вернулись из небытия и уже несколько раз спасали наш мир, к счастью без них Селестия почти всегда справлялась, и в тоже время почти всегда что-то оставалось для таких простых работяг как например я.

«Мир и порядок» — девиз и фактически название нашей тайной службы. Только мир и порядок — две вещи, которым мы служим. Ну разумеется не как самоцели, а ради блага всех пони и под эгидой принцессы Селестии и с недавних пор принцессы Луны. Почти сразу после изгнания Найтмэр Мун на луну Селестия стала искать таких пони, которые обладали редкими талантами и могли выполнять особые поручения, они и составили основу нашей организации. Было объявлено, что официально мы не существуем, что наша работа может оставаться без должного вознаграждения — Селестия очень не любила всяческие махинации, а расходы из государственного бюджета, как она объяснила, могут нас выдать. И, наконец, нас поставили перед фактом, что задания могут быть опасны для нашего здоровья и жизни, хотя от их успеха могут зависеть сотни и тысячи других жизней. Разумеется не все соглашались на эти условия, но добровольцев в основном хватает, разве что часто им не достаёт опыта, так что основная масса наших сотрудников — зелёные стажёры, играющие в разведчиков. После того как вернулись Элементы Гармонии и Луна, Селестия постепенно передала Луне управление «Миром и порядком», очевидно чтобы та начинала с малого привыкать к серьёзным вещам вроде управления страной. Луна несмотря на своё тысячелетнее отсутствие удивительно быстро справилась с обучением и заняла место начальника службы, освободив сестру ещё от одной заботы. Поначалу некоторые пони относились с недоверием к ней, особенно учитывая её прошлое, но Луна собственным умом доказала, что способна работать не хуже Селестии, и что её последнее перерождение — безоговорочная истина.

Меня приняли на службу после того как во время очередной Кошмарной Ночи я сумела на конкурсе костюмов узнать всех, кто вырядился так оригинально, что их даже родственники не узнавали. Я тогда думала, что это просто, само собой, но Рэдхарт заверила меня, что это особый дар, как и определять начинку конфеты по фантику не всем под силу, и я так могу принести пользу намного большую, чем кажется. Началась моя новая жизнь. Курсы, тренинги, экзамены, практика, задания.

Поначалу я задавалась вопросом: как моя работа может быть тайной, когда у меня такая приметная внешность — вьющаяся двухцветная грива, и кьютимарка в виде трёх конфет? Но кураторы заверили, что маскировка внешности — не самое главное, и часто — не самое надёжное в работе. Такой ответ меня долго не устраивал, я даже злилась, думала, что со мной обращаются как с глупым жеребёнком. Лишь однажды в ходе обучения я убедилась в обратном. Например часто окружающим многие очевидные вещи просто не интересны, и я могу за день побывать в нескольких городах, а если буду правильно вести себя, то никто не сможет сказать наверняка, что он меня там видел.

Разумеется, я ещё не понимала, как я всё же могу быть полезной не обладая ни крыльями, ни магией. И опять спасибо терпеливым учителям, я теперь твёрдо осознаю, что только в единстве трёх наших народов мы все становимся способны на большее, ведь именно так была основана Эквестрия много веков назад. А задания в нашей службе находят для всех, неважно, на земле ты ходишь или в облаках.

Мир и порядок поддерживать не так-то просто, но мы стараемся. Правильным словом, добрым делом, оказавшись в нужном месте, уводя других пони из ненужного места, протянув копыто вовремя, мы решаем проблемы повсюду. Дипломаты сдерживают амбиции соседних стран, бойцы гоняют шайки расшалившихся псов и грифонов, учёные исследуют странные места вроде Вечносвободного Леса, а рядовые агенты чутко прислушиваются ко всему, что происходит среди пони, помогают в особой нужде, стараются мирно разрешать любые конфликты в зародыше и всегда подают пример дружбы другим. Незаметны как воздух и всегда среди объединённого народа, мы служим миру и порядку в Эквестрии. Иногда меня охватывает странная грусть от того, что я в отличие от многих знаю, каким трудом достигается безоблачная жизнь в нашей стране, но я тоже в этом участвую и рада, что теперь могу отплатить целым поколениям пони, которые хранили мою родину до моего рождения.

Однажды мой собственный дар сыграл со мной злую шутку в Кэнтерлоте, куда меня пригласили на праздник по случаю свадьбы Шайнинг Армора и Кейдэнс. Я тогда была в радостном возбуждении, все мысли только о праздничном приёме, мы с Лирой носилась по городу выбирая украшения. Это было такое чувство, как будто я сама уже вот-вот выйду замуж, ну или хотя бы когда сумею поймать букет, который будет бросать Кейдэнс. Умом понимаешь, что всё это глупости, у меня подходящего жеребца даже на горизонте не видно, но любая свадьба — это настоящая ожившая сказка! Или хотя бы можно будет поглядеть на дружков жениха, вдруг там кто попадётся с мозгами в голове вместо сена и с мордахой посимпатичнее. Вот бы он был как брат-близнец самого Шайнинг Армора! Белый единорог, высокий, статный, сильный, умный и заботливый, знающий толк в красивых вещах и готовый всегда разделить последнее яблоко... Уж сколько я успела перемерять нарядов, представляя себе как в одном из них стою со своим суженым перед Селестией и от радости сердце замирает...

Эх, я так замечталась, что немного заблудилась в городе, и вдруг напоролась на пару ченджлингов в переулке. Меня коллеги предупреждали, что они могут быть в Кэнтерлоте, даже несмотря на то, что агент Л с боевым отрядом уже отправилась на перехват их Роя, но получилась настоящая неожиданность. Это было так странно, увидеть двух пони, от которых веяло чем-то очень неправильным, а в следующее мгновение эта пара стала по моим ощущениям похожа на огромных тараканов. От накатившего отвращения я просто остолбенела, они быстро сообразили, что я чувствую их настоящую сущность, и в момент оглушили и скрутили меня. Если бы я так неудачно не столкнулась с ченджлингами, то возможно вскоре отправилась бы помогать местным жителям спрятаться в безопасное место при осаде Кэнтерлота Роем. Тогда ещё никто не предполагал, что королева этих тварей уже прочно окопалась прямо во дворце. Как я узнала позднее, меня и ещё нескольких кобылок, которым тоже «повезло», зачаровали и отправили сторожить катакомбы. Бр-р-р, очень неприятно узнать, что кто-то может заставить тебя что-либо делать, а ты не можешь не только возразить, но и даже знать об этом — я всё это время как будто продрыхла и ничего не помнила. Спасибо, разбудили, когда заварушка кончилась. Л сумела отсечь от Кентерлота только часть Роя, поэтому пришлось попотеть многим, но всё хорошо, что хорошо кончается, а там началась уже настоящая свадьба. На которой я так и не поймала свой заветный букет, спасибо Рэрити. Досадно конечно, и со своим жеребцом я не познакомилась, какие-то они все скучные мне показались, «настоящие кэнтерлотцы», не стоило ради них так тратиться на платья и заколки. Но если б я даже это пропустила, то точно покусала бы кого-нибудь. Например Лиру.

Лира — зелёная единорожка со светло-зелёной гривой в белую полоску и золотистыми глазами — мой объект, за которым меня приставили наблюдать, и по возможности исправлять. Фактически это моя головная боль с самого начала стажировки. Уж не знаю, кому на самом деле мешает её поведение, но задание есть задание, я обязана его выполнять, следить, чтобы она вела себя как нормальная пони, или хотя бы чтоб никто не видел, как она делает всякие свои «странные штуки». Странных штук у неё хватает, например она пытается ходить на двух ногах. Не то чтобы это было безумством — время от времени мы все встаём на задние копыта чтобы что-то сделать передними, или просто от того, что переполняют чувства. Но Лира действительно ненормальная: она не просто встаёт на них, она пытается на них ходить выпрямившись вертикально, я даже не понимаю как, некоторые суставы не могут настолько сгибаться. Это одна из тех вещей, про которые мне было строго указано: «исключить всеми доступными способами». Также она часто пытается странным образом сидеть, не на боку или задних ногах, как все пони, а на крупе животом кверху. Подозреваю, именно так она и тренируется выпрямляться, поэтому такой способ сидения тоже под запретом. Ещё Лира изредка пристаёт ко всем с вопросами про слова и вещи, о которых никто никогда не слышал, тут даже вспоминать неохота, какую чушь она выдаёт, всякий раз хочется себя копытом по морде хлопнуть. Или её, чтоб не болтала чепуху. Короче, забот с этой дурочкой хватает, но как бы то ни было, мне сейчас больше нравится жить с ней под одной крышей и вести вместе хозяйство, чем оставаться с родителями.

Мы с Лирой живём вместе, в маленьком двухэтажном домике в Понивиле, у нас есть гостиная, кухня, спальня, кладовка и ванная — более чем достаточно для двух подружек. Ага, подружек. Я уже давно свыклась с этой легендой, только когда-то в начале было непросто убедить саму Лиру и не выдать настоящих причин и намерений. Мне тогда пришлось долго и активно подлизываться, жаловаться как мне сложно быть одной, и что именно в ней я чувствую родственную душу, которой в жизни так не хватает. Да, следует признать, в этом была хоть и часть вранья, и целиком с одобрения принцесс, но я никогда не буду гордиться тем, как я вошла в жизнь Лиры. Впрочем коллеги меня прекрасно понимают и сочувствуют, ведь наша работа соткана из множества тайн, а эти тайны не стоит знать очень многим пони. Хотя бы ради спокойствия в их душах. Мы с Лирой переехали в наш новый дом, точнее я притащила её из Кэнтерлота, постепенно она привыкала ко мне, к моему присутствию, потом к моим поучениям и прочему. Сегодня наверное уже никто в Понивиле и не скажет, что когда-то мы обе были сами по себе, наоборот, все даже восхищаются, как прекрасно смотрятся вместе наши гривы и как мы хороши сами. Боюсь только, как бы не сосватали нас, тьфу-тьфу-тьфу. «Бон-Бон и Лира Хартстрингс, согласны ли вы быть вместе до конца дней своих? В горе и в радости, в счастье и в печали, заботиться друг о друге? Любить и уважать, как подобает верным супругам? Обменяйтесь кольцами!» А-а-а! Я не могу так! Мама-то себе жеребца отхватила, а я чем хуже?

Знать бы ещё, что сама Лира об этом думает, но совершенно не представляю себе, как я буду спрашивать о таких вещах. Меня так смущает тема наших настоящих отношений, что я скорее проглочу гусеницу, нежели задам такой вопрос вслух. Нет, мы просто подруги, вот и всё. Определённо я благодарна Лире за то как она меня здорово расчёсывает по утрам и вечерам. Я же земная кобылка, и ловкости моих копыт часто не хватает, а когда Лира берётся за расчёску, то за пять минут делает лучше чем я сама за час. Я иногда говорю ей о том, как я завидую ей, потому что я не единорог, что не могу так управляться с вещами, не владею ничем из их магии. Лира мне обычно отвечает, что завидовать нечему, все единороги в той или иной мере устают от телекинеза, и что она в свою очередь завидует земным пони за их выносливость. Действительно, у нас, земных, своя сила есть. Помню, на последней Уборке Зимы за то время как я спокойно вывезла десяток телег со снегом, Лира решив взять с меня пример успела только семь, но выглядела будто поле распахивала. Поэтому мне чаще достаётся таскать тяжести, а ей — всякая тонкая и сложная для меня работа.

Что ж, с чем повезло родиться — с тем и живи, а раз кто-то где-то способен на большее — тем мы друг другу помогаем, так живёт практически вся Эквестрия. Ну может не считая кэнтерлотских снобов, которые лишь умеют вести разговоры о себе любимых да о нарядах и балах, и ещё пегасы часто держатся особняком. Хотя у нас в Понивиле живут свои пегасы, из Клаудсдэйла прилетают каждый день многие, и вполне в ладу со всеми, взять например нашего агента Д. По-моему ей как и Р тоже с работой повезло, она работает на почте, целыми днями может мотаться во все края таская письма и посылки, и все внутренние поручения успевает выполнять. Похоже, что она к нашей службе относится настолько ответственно, что часто позволяет себе огрехи с доставкой, лишь бы всё-всё успеть и поскорее вернуться домой к дочке. А ещё Д так давно и мастерски научилась обыгрывать эти проколы, что в результате все в округе считают её просто очень милым летающим недоразумением, ну и она этим иногда пользуется. Один раз она даже сама взяла инициативу на себя, помогла мне отвлечь внимание окружающих от Лиры, когда у той случилось очередное помешательство. Правда для этого Д пришлось немного попортить здание ратуши, но Мэр в итоге не была в обиде, поскольку после нашего отчёта о произошедшем из Кэнтерлота моментально прислали компенсацию для внеочередного ремонта — всё же Селестия иногда помогает нам материально. Помню, Л в тот день возмущалась, что поручение выполняется такой ценой, хотя с другой стороны ратушу всё равно надо было бы вскоре чинить, просто Д уже давно приметила самые ветхие части и снесла их. Думаю, наша Л больше беспокоилась от того, что кто-нибудь мог серьёзно пострадать от обломков.

Если не считать странностей Лиры и моей внутренней работы, то жизнь у нас вполне обычная и почти ничем не примечательная. Я каждый день хожу в пекарню Джо и помогаю ему печь хлеб, дело нехитрое: замешивать тесто, ставить формы в печь, и следить чтоб не сгорело. Хозяин пекарни — Пончиковый Джо — очень хозяйственный жеребец светлой масти, вроде всем хорош, я даже думаю, что если б не задание с Лирой, то давно бы уже могла попробовать переехать к нему. Хотя нет, есть у Джо один недостаток, я за пару лет не слышала от него ничего кроме как о выпечке, может быть и не только я, и поэтому никто с ним не ходит гулять. Даже в день Копыт и Сердец на него все кобылки смотрят только как на кондитера, у которого покупают угощения для своих особых пони, впрочем он ещё ни разу не подал виду, что его это беспокоит. Рядом со мной Джо забавно себя ведёт: половину работы делает сам, но постоянно всем покупателям говорит, что этот хлеб пекла я одна. Определённо он не заигрывает со мной, это всего лишь его личная заморочка, Джо считает: раз его кьютимарка — пончик, значит его исключительный талант — делать пончики, и только этим он обязан заниматься. Не важно, что хлеб у него тоже хорошо получается, неважно, что этот хлеб покупает весь Понивиль. Джо — это пончики, пончики — это Джо, а иначе по его мнению и не должно быть. Ну тогда по его принципам я сама ненормальная: у меня конфеты на кьютимарке, а я сдобное тесто ставлю. Да не, мы тут оба ненормальные, просто каждый по-своему, но нашу выпечку все в округе едят и хвалят, а значит мы стараемся не зря.

Лира в отличие от меня лишь изредка подрабатывает по мелочи, зато она готовит для нас, ухаживает за домом и за мной, и в свободное время с переменным успехом учится играть на всём, что имеет струны. Разумеется, ей не всё даётся, нередко она порывается бросить свою учёбу и найти новое занятие. Но не просто так у неё есть кьютимарка в виде лиры, об истории появления которой моя единорожка упорно молчит. И она совершенно не хочет идти в музыкальную школу, к учителям, практически всё то время, что я с ней знакома — она упрямо учится сама и утверждает, что это сделает её особенной. Кто знает, может быть однажды и вправду будет играть на сцене, во всяком случае я стараюсь её поддерживать, и когда она сумеет дорасти до выступлений, я по-прежнему буду рядом. Недотёпа моя, Лира, тебе будет нелегко на этих высотах, но я с тобой. Мир и порядок с тобой.