Автор рисунка: Devinian
Глава 2

Глава 1

«Здравствуй, милый дом, а вот и я, с работы. Ты стоишь и ждёшь меня, как верный друг, всегда на одном и том же месте. Как твои дела? Нечего не случилось за день, пока меня не было?» Как будто слова из сказки для жеребят, но отчего-то хочется говорить их вслух, может быть я сегодня устала сильнее обычного, а может я и вправду хочу кому-то сказку почитать. Не знаю. Время к ужину, я вытираю ноги об коврик у порога, открываю дверь, снимаю сумки и кладу их в прихожей. На пороге меня никто не встречает — значит кое-кто решил подремать в гостиной на диване и всё проспал. Пойду будить мою спящую красавицу.

— Ну сколько раз я ещё буду тебе повторять? Ты не должна ТАК сидеть! Это неправильно! — в первый момент я словно вскипела от увиденного.

Зелёная единорожка поначалу сидела на диване уставившись в одну точку, как будто видела что-то, что могла увидеть только она. И только услышав мой крик она от неожиданности подскочила на месте, словно её ужалили, и свалилась на пол.

— Ой! Я не заметила, как ты вошла! Привет! — оглядываясь по сторонам она почесала ушибленное бедро. — Прости, я кажется задумалась...

— Привет. Интересно, о чём же? — я постаралась поскорее успокоиться и сделать как можно более безразличный вид, чтобы не заострять внимание на её поведении.

— Я думала... о... странно, — смутилась она, — вот минуту назад что-то думала, а как ты появилась, так всё из головы и вылетело. Нет, уже не вспомню.

— Ужин-то хоть успела сделать, задумчивая ты моя? — я направилась на кухню, изображая лёгкое недовольство. На самом деле я почти не сомневалась, что к моему приходу уже всё готово, времени у Лиры было предостаточно. Если конечно она не потратила весь день на глупости, а такое изредка случалось.

— Конечно-конечно! — единорожка сорвалась с места и пританцовывая побежала впереди меня. — Сегодня твой любимый салат со свёклой! И тортик от Кейков, а Пинки Пай украшала его прямо при мне!

Салат со свёклой и торт! Да это практически праздник для желудка! Пожалуй я больше не буду сегодня ругаться, это уже невозможно когда начинает выделяться слюна от предстоящего пиршества.

— Ох, Лира, ты даже не представляешь, как мне сейчас хочется сладкого, — перехватив единорожку передней ногой прямо на пороге кухни, я притянула к себе, и мягко взяла зубами за ушко, — пожалуй начну с тебя! — не отпуская ухо проговорила и прижала к себе Лиру покрепче.

Лира на мгновение замерла прислонившись ко мне тёплым боком, я даже почувствовала, как бьётся её сердце, потом она вздрогнула:

— Ай! Не ешь меня, я невкусная! — единорожка хихикая вывернулась и пошла накрывать на стол. А я про себя подумала: «Кажется я немного перестаралась. Ладно, у неё всегда лёгкость в мыслях, переживём.»

Салат действительно был великолепен. Ещё когда я увидела этот тазик, то решила, что Лира позвала гостей, но она заверила, что это только для нас двоих. После того как мы справились с главным блюдом, я встала из-за стола и вышла в прихожую, где лежали наши седельные сумки.

— Бон-Бон! А как же торт? Или ты уже не будешь?

— Я сейчас, принесу кое-что на стол.

Достав из одной из своих сумок пару оранжевых бутылок я вернулась на кухню.

— О, ты снова принесла морковный сок! — обрадовалась единорожка. — А я только собралась чайник ставить.

— Да-да, морковный сок. От самой Кэррот Топ — «утром на грядке — днём в бутылке». — я выставила перед Лирой сок и стала открывать торт. Пинки как всегда в своём стиле: на торте нарисована цветной глазурью её кьютимарка из трёх воздушных шариков и подпись кремом «Улыбайтесь во время еды!» С этими подписями она по-моему пока ни разу не повторялась, вот ведь выдумщица! А сладкий апельсиновый аромат, ударивший в нос прямо в тот момент, когда я развернула упаковку... Мммм!

— Здорово, свежий! И как раз к торту подходит! — Лира тем временем потянула к себе ближайшую бутылку.

— Извини, это будет моя, — на вопрос в её глазах я пояснила, — я по дороге домой очень сильно хотела пить, и чуть-чуть отпила, поэтому твоя — полная.

— А, ясно, спасибо что предупредила. — она махнула копытом и взяла себе другую.

Мы лежали распластавшись с набитыми животами на нашей общей кровати и смотрели в потолок, который в сумерках потихоньку светлел от поднимающейся луны. Наша ночная принцесса снова начала творить свой восход, но мне и Лире было не до любования её небом. Бывают же на свете вещи, от которых не получается оторваться пока они не закончатся, а потом начинаешь ругать себя, что не можешь вовремя остановиться. Так и в этот раз — мы снова обожрались. Да, не впервые, и хоть не до того предела когда даже голову поднять не можешь, боясь, что где-нибудь шкура лопнет, но всё равно нам было стыдно перед собой. Стыдно, но как же это было вкусно!

— Бон-Бон, — протянула Лира, — напомни мне в следующий раз брать поменьше овощей на ужин.

— Эх, ты же знаешь, что это бесполезно. Рано или поздно ты снова настрогаешь от души, а за ужином мы не заметим, как опять сожрём всё. — я попыталась сыграть в «голос разума».

— Да и торт наверное не стоило есть весь до конца.

— Ну я же предлагала на завтрак оставить. — ага, и глядя, как Лира потихоньку языком слизывает предпоследний кусок, не выдержала сама и взялась за остатки. От этих воспоминаний в животе забулькало.

— Предлагала. — вздохнула единорожка.

— Просто придётся ту большущую миску бросить в кладовку, или обменять на рынке на пару-тройку плошек.

— Да не, плошек и так хватает. Десяток есть точно.

— Значит отправим в кладовку. И сядем на диету.

— Как ска-а-а-ажешь... — Лира широко зевнула.

— Погоди пожалуйста, не засыпай так быстро. Задёрни занавеску, а то я встать пока не могу. Ну... ты понимаешь меня.

— Ага, сейчас. — рог Лиры и занавеска слабо заискрились в лунном свете, а когда в комнате стало темно, единорожка почти сразу засопела.

— Ещё раз спасибо за ужин и спокойной ночи... Хотя ты кажется уже меня не слышишь. — пожелав ей спокойной ночи я кое-как наконец сумела повернуться на бок, и вскоре тоже заснула.

Новый день, новые хлопоты. А ещё с переедания живот немного побаливает, придётся сходить за лекарством. Сегодня у меня другой маршрут, пора сдавать очередной отчёт для очень важного начальства. Неприметная дверь, за кучей барахла ещё одна, лестница вниз, снова что-то навалено, хитрый замок, который можно открыть только если знаешь, в каком порядке нажать доски рядом с порогом, очередная лестница, и наконец небольшой, слабо освещённый холл.

Белая земная пони с розовой гривой явно скучала стоя в одиночестве под потолочной лампой посреди холла и я подошла к ней.

— Агент Р, добрый день.

— Добрый, агент Б. — она внимательно осмотрела меня с ног до головы. — У вас всё в порядке?

— Да, более-менее, на маршруте чисто и на входе никого.

— Отлично. К отчёту готовы?

— Готова, хотя отчитываться особо не о чем.

— Тогда можете доложить мне лично и устно. — я увидела, как в дальнем углу холла тень всколыхнулась, стекла на пол и снова поднялась, сконденсировавшись в высокую фигуру с тёмной шкурой и тёмной гривой с мелкими искорками. У меня от этого зрелища мурашки по коже забегали.

— Добрый день, шеф, вы всегда так будете меня пугать? — пробурчала я, сдерживая неприятные ощущения в животе. Картина появления мне конечно знакомая, но в первый момент думаешь о том, что там может быть кто-то ещё. Впрочем, во второй момент у меня уже не было сомнений, но она так делала почти при каждой нашей встрече и это меня немного нервировало.

— По крайней мере так мы можем легко узнавать друг друга. А вы — как всегда раньше всех. — она подошла ближе и встала под лампой так, что теперь и Р могла легко разглядеть её.

— Извините, я вас снова не увидела, добрый день, агент Л. — с едва заметным испугом проговорила она вытянувшись по струнке и опустив хвост.

Именно благодаря моей странной способности узнавать кого угодно я и получила эту работу. Не сказать, что большой талант, но всё же оказалось, что мало кому это под силу, и только шеф, да ещё кое-какие единицы способны от меня прятаться.

— Успокойтесь, агент Р. Всем вам доброго дня. — наш шеф, она же агент Л — повернулась ко мне. — А теперь я Вас слушаю.

Быстро прокрутив в голове события последних дней я всё более-менее подробно рассказала, ну почти всё.

— Хорошо, агент Б, с текучкой я поняла. Но у меня есть ещё вопрос: как Вы объясните, что Ваш объект был замечен в понедельник на дороге у Яблочных Акров при попытке ходить на двух ногах?

Упс! Откуда она знает? Хотя да, видеть мог кто угодно, любой пегас, а дальше слухи разлетятся в самом прямом смысле слова. Я почувствовала, что краснею, а при моей светлой шкуре это же будет сразу видно. Двойной позор.

— Насколько мне известно, в тот день её увидели лишь несколько членов семьи Эпплов, и, на ваше счастье, агент Д, — продолжала Л. — собственно она и успела позвать Вас и немного отвлечь остальных.

Ага, вот и пегас, правда это свой, коллега, ну а Эпплы — почтенная семья, все земные, серьёзные, и в сплетнях обычно не участвуют никаким боком.

— Простите, агент Л. — я постаралась сдержать эмоции. — Я не уследила, мне немного не хватило времени из-за внешней работы. И потом я им всем рассказала, что она напилась. Вроде никто не стал сомневаться. Извините, что не доложила, я действительно надеялась, что этот инцидент не будет замечен.

— Версия с алкоголем конечно банальная и может работать, но есть два момента: у неё не было повода или компании, это более-менее известно, да и характер не тот, чтоб в одиночку просто так пить. А после было видно, что она сама шла на четырёх ногах не шатаясь, как это обычно бывает с пьяными.

Л смотрела на меня так строго, что у меня опять заныло внутри и на ум почему-то стали приходить странные мысли. Например о том, что мне уже самой хочется сидра, причём урожая позапрошлого года.

— Ну что, мне Берри Панч в гости приглашать почаще, для отвода глаз, чтоб они и впрямь вместе заливали? — с каким-то отчаянием вырвалось у меня.

— Тогда и меня заодно приглашай, а то вы там все сопьётесь без строгого медицинского контроля! — нервно усмехнулась Р.

— Вы меня поняли, агент Б? — агент Л нахмурилась ещё сильнее. — Следите за объектом тщательнее. Я могу просить агента Д помочь иногда, но у неё более чем хватает заданий, не говоря уже о том, что крылья не железные и на деревьях не растут.

— Да-да, я всё поняла, буду стараться, этого больше не повторится... надеюсь. Ну и так далее, и тому подобное, всё как обычно, с большим уважением к Вам, агент Л. — протараторила я, каким-то образом пытаясь балансировать между сарказмом и субординацией, а про себя подумала: «Дура! Что я несу? Я же прокололась, как тут вообще оправдываться можно?»

— Ох, всё, на сегодня хватит. — вздохнула Л. — Продолжайте работать, новых заданий пока нет. — она сделала паузу и вдруг немного улыбнулась. — Знаете, я очень рада видеть, что вы сами обе в порядке. Мне частенько не хватает времени видеться лично со всеми сотрудниками. Просто выслушать вас, даже просто послушать ваши голоса.

Мне показалось, в какой-то момент у неё стали проступать слёзы в уголках глаз. Бывает же. Может и высокого она полёта, и наш строгий начальник, но тут я будто на себе ощутила, как до недавних пор ей было плохо и одиноко. Непростая кобыла и с непростой судьбой, а боль — бывает ли боль особой для таких как она? Держись дорогая, мы тебя тоже любим и ценим! Я уже сама чуть не заплакала глядя на Л.

Тут смотрю на Р, а у неё от такой сцены глаза стали круглыми — что, коллега, тоже не ожидала такого?

— До свидания, агент Б, агент Р. — Л отвернувшись от нас потянулась крыльями, сложила их, и, не дав нам сказать что-либо в ответ, тенью исчезла в углу, как будто её тут и не было.

С формальностями на сегодня было закончено, и розовый хвост Р больше не свисал до пола. Она имела стаж побольше моего, но до сих пор не могла привыкнуть к редким и эффектным появлениям начальства. А уж последние слова и вовсе сбили её с рабочего настроя. Мы немного постояли молча, думая о чём-то своём, потом моя коллега вся встряхнулась, отгоняя мрачный настрой, и переключилась на меня.

— Мда, я конечно не видела, как твоя подружка разгуливала, а в палате все пациенты так активно обсуждали её. Даже немного оживились, как будто день выписки. — пришла в себя агент Р. — Ладно, пошли, тебе же надо очередную порцию выдать. — она поманила копытом за собой и отправилась на склад. Щелчок выключателем и из темноты возникли ряды стеллажей заставленных деревянными ящиками.

— Всё-таки кто-то растрепал! — я забеспокоилась, но она уточнила:

— Да ничего серьёзного, как раз они повторяли твою сказку про пьяные излишества, так что всё в порядке. Скорее всего это Эпплблум разнесла. Но ты действительно следи за объектом.

— Хватит, не напоминай мне больше про тот случай. У меня и так есть дела, если я не буду появляться вовремя на внешней работе, будут лишние вопросы. — я пошла вслед за Р глядя в пол. — Хорошо, меня Д тогда почти успела выцепить. Вот у тебя проще, всё под боком, не то что у меня.

— А ты поменяй. Могу к себе устроить, если шеф не будет против.

— Да ты что говоришь? Это же вообще не моё! — возразила я.

— Ну как знаешь. Но если что — обращайся, поможем. — Р достала со стеллажа ящик, вынула из него пару флаконов, запихнула их мне на самое дно седельной сумки и подошла к письменному столу в углу склада.

— Нет, уж лучше ты побегай как я, будешь стройная как шеф, жеребцы будут заглядываться. — пришла моя очередь ехидничать.

— Иди ты в Лес, — фыркнула она, — мне и так хватает... внимания от пациентов. Так, а где пустые флаконы?

— В другой сумке. — Пока Р начала заполнять какой-то формуляр, я от нечего делать встала рядом и стала глазеть на стеллажи. Какой же у неё тут всегда порядок, всё так ровно стоит, ни мусора, ни пылинки, когда она всё успевает?

— Ага, вижу. — она вытащила их и бросила в коробку рядом с письменным столом. — Как твоя подопечная, не замечает ничего?

— Не, в соке всё прекрасно растворяется, я даже один раз чуть-чуть сама попробовала — никакой разницы. А морковный сок она очень любит.

— Ну и славно, только на всякий случай: лучше на себе не экспериментируй, мало ли что ещё придётся использовать. — она подвинула ко мне свои бумаги, — Вот тут запишись.

— Я аккуратно, пол-глотка всего. — я взяла карандаш и стала выводить каракули в указанной строчке.

— И что? Я врач и мне лучше знать такие вещи. — Р сердито посмотрела на меня, — Никогда не шути с лекарствами.

Она вернулась к своим записям. Наверное так она и поддерживает у себя порядок, всё записывает, всё подсчитывает, поэтому и на память жаловаться не приходится. Вскоре Р. сложила свою канцелярию, выключила свет на складе, заперла двери и мы пошли наверх.

— Вот, держи свои таблетки от желудка. — медсестра Рэдхарт положила передо мной маленький пузырек. — В следующий раз ешьте поменьше.

— Мы постараемся. — проглотив первую таблетку проворчала я, а Рэдхарт опять захихикала:

— Ну честное слово, первый раз такое на моей памяти! Обычно все наши парочки умудрялись хотя бы раз напиваться до параспрайтов, а вы облопались!

— Пожалуйста, хватит смеяться, ты же знаешь, как я обожаю свёклу!

— Да иди уже, зови следующего. — она повернулась к столу, взяла в зубы карандаш и стала писать в журнале.

Я вышла из кабинета медсестры, положила в сумку пузырёк с лекарством и посмотрела по сторонам — пациентов не было. Значит ни у кого сегодня нет проблем со здоровьем, неважно, заслуга наших врачей, или просто сегодня всем везёт. Это хорошо и правильно. Пусть я немного завидую Рэдхарт, что сейчас она может сидеть и читать книжку, а я должна идти и заниматься своей работой. Я выхожу из клиники и улыбаюсь, сегодня у всех всё хорошо.