Автор рисунка: Noben
Вторая. Четвертая.

Третья.

— Странно это, шум как будто снизу идет, — сказала Сильвер, — давай пройдем через эти заросли, за ними кажется открытое пространство проглядывает.

Только кобылки начали продираться сквозь стену кустов, как вдруг в просвете между ветками мелькнули крылья и сверкнул на солнце злосчастный футляр. Даймонд Тиара что-то громко прошипела сквозь зубы и бросилась сквозь кусты напролом, наплевав на сохранность гривы и состояние шерстки. Через несколько шагов кусты кончились, и в глаза розовой кобылки ударил яркий солнечный свет. Вместе с этим у неё напрочь перехватило дыхание, потому что перед ней ничего не было. Передние копыта провалились в пустоту, и если бы Сильвер Спун в последний момент не схватила розовую кобылку зубами за хвост, та кубарем покатилась бы с отвесного обрыва, поросшего торчащими корнями кустов и утыканного острыми булыжниками.

— Ааай!! — пискнула Даймонд Тиара, болтая в воздухе передними ногами, — Пусти, больно! То есть не отпускай! Не отпускай, пожалуйста!

— Фа фе оффуффа... ФФФ! — прошипела Сильвер, скользя по земле и втаскивая свою подругу назад.

Мало помалу, все четыре копыта Тиары снова нашли опору. Пока её подруга отплёвывалась от волос, розовая кобылка подползла к краю обрыва и с грустью посмотрела вниз.

— Вон гнездо, и футляр там же... Глупая птица, — проговорила она, указывая копытцем на чахлое деревце, торчащее из склона примерно на середине высоты. У подножия холма протекала река, которая и подточила этот холм, а также издавала тот самый непонятный шум.

— Ну, тут нам явно делать нечего, — сказала Сильвер Спун, также глядя вниз и придерживая очки, — здесь даже с веревкой было бы проблемно спуститься. Нужно попросить кого-нибудь из пегасов.

— Это будет долго...

— А там у тебя что-то срочное?

— Не то, чтобы срочное, но...

Тиара замолчала, осматривая кромку обрыва в поисках способа спуститься, но на этом холме не за что было даже привязать верёвку: кусты слишком тонкие и ломкие. На её мордочке отразилось отчаяние. Сильвер Спун стало не по себе от такого совершенно не типичного для её подруги состояния духа.

— Брось, Тиара, из гнезда эта штука никуда не денется. Потом скажешь какому-нибудь пегасу и он достанет.

— Да, наверное ты права, — розовая пони движением копыта поправила гриву и взглянула на подругу уже с обыкновенным для неё самодовольным выражением, — Действительно, не стоит беспокоиться. Если я захочу, папа купит мне сто тысяч таких... Ой, Сильвер, а где твоё ожерелье?

Сильвер Спун судорожно ощупала шею, но ожерелья там не оказалось. Оглянувшись, она заметила одну из бусин, лежащую под ближайшим кустом, из которого она минуту назад выбежала за Тиарой. С сокрушенным выдохом она подняла бусину и увидела остатки ожерелья, лежащие чуть дальше. Судя по всему, она зацепилась и порвала его, когда бросилась вслед за подругой через самую чащу.

— М-да, теперь ему точно ничего уже не поможет, — проговорила розовая пони.

— Очень жаль, я к нему привыкла, — сказала Сильвер Спун, взвешивая останки ожерелья на копыте, а затем вдруг размахнулась и выбросила бусины в реку. Дождавшись отчетливого всплеска, она села и начала расплетать косу на гриве.

— Решила сменить имидж? — спросила Даймонд Тиара.

— Давно пора было. Жаль только, что от очков никак не избавиться.

— Если интересно моё мнение, то очки тебе очень идут.

В ответ на удивленный взгляд подруги розовая пони быстро отвернулась, и, бросив последний взгляд за обрыв, направилась обратно к кустам.

***

Родители Сильвер Спун снова встретили её в гостиной. Однако, сегодня они не хмурились.

Выражения их лиц серебристой кобылке были слишком знакомы: так приторно и доброжелательно взрослые пони смотрят на жеребенка перед тем, как сказать ему, что вместо обещанной игрушки он получит на День Рождения глупый вязаный шарф.

Сильвер сняла сумки и села прямо у двери, вопросительно, и даже с некоторым вызовом, глядя на родителей.

— Ты ведь завтра пойдешь гулять с Даймонд Тиарой, да?

У Сильвер почему-то похолодели ноги.

— Ну конечно, завтра ведь еще выходной, — ответила она, — мы собирались пройтись по..

— Сильвер, у нас к тебе серьезная просьба, — отец подошел к серебристой кобылке ближе и сел рядом.

— И какая же? — Сильвер Спун взглянула на мать поверх отцовского плеча, в надежде хотя бы в её глазах увидеть что-то... Не такое давящее.

— Помнишь, что папе нужен был денежный кредит, чтобы наши дела пошли в гору?

— Ну конечно помню, вы мне им все уши прожужжали за последний... — она взглянула на мать, которая грустно потупила глаза, а затем на отца, который смотрел на нее с таким же выражением, с каким стоматолог смотрит на трясущегося от страха жеребенка перед тем, как начат своё болезненное дело.

— Сильвер, ты ведь в любом случае завтра встретишься с Тиарой, — вкрадчиво проговорил отец, положив копыто на плечо дочери, — не могла бы ты заодно как-нибудь намекнуть ей о нашем деле? Это бы очень, очень помогло.

Сильвер Спун почувствовала, как к горлу подступил ком. Она знала, что этот момент когда-нибудь наступит, но не думала, что так скоро. Серебристая кобылка еще раз взглянула на отца в надежде на то, что все-таки неправильно его поняла. Но сомнений не оставалось.

— Хорошо, — упавшим голосом проговорила Сильвер, — завтра попрошу её. Но вы уверены, что без этого не обойтись?

— Милая, к Филси Ричу постоянно обращаются разные пони, и мы всего-лишь одни из многих. А сотрудничает он далеко не со всеми. Ты все-таки подруга его любимой дочери, и если ты нам поможешь, у нас появятся хорошие шансы. А иначе...

— Сказала же, что помогу! Хватит мямлить, вы взрослые пони или жеребята в конце концов?!

С этими словами Сильвер Спун оттолкнула отцовское копыто и не глядя ни на кого быстро прошла в свою комнату.

***

Летний воскресный Понивиль, как правило, представляет собой сплошное сонное царство. Особенно в такое жаркое время, когда почти каждый пони, у которого есть выходные, решает не показывать носа под палящие лучи солнца и устроить двенадцатичасовую сиесту. Конечно же это не относится к фермерам, которые работают не покладая копыт каждый день, и маленьких жеребят, в любую свободную минутку наведывающихся на игровую площадку перед школой. Но всё это происходит за пределами города, и не тревожит покоя сонных улиц.

Если бы в этом мире существовал какой-нибудь завалящий Бог Сонливости, он бы сейчас восторженно посапывал, принимая Понивиль за свой собственный великолепный храм.

В тишине переулков раздавались лишь треск цикад, жужжание пчел на яркой цветочной клумбе и непрекращающийся поток сознания изо рта светло-розовой пони с тиарой на макушке.

— ...Так вот я и говорю этой пустобокой: "и вообще на следующую Найтмер Найт тебе следует нарядиться цыпленком вместо Пинки Пай!". Ну как тебе? По-моему просто здорово, сравнение с цыпленком её очень задело, нужно будет продолжить это использовать. Слушай, Сильвер, а как ты смотришь на то, чтобы... — Тиара остановилась и в упор уставилась на подругу, — Эй! Внешний мир вызывает Сильвер Спун, приём!

Серебристая кобылка прошла мимо, погруженная в свои мысли, и не сразу поняла что Тиара остановилась. Та нахмурилась и чуть повысила голос:

— Сильвер Спууун!

— А? Ой, Тиара, прости, я задумалась.

— Ты больна? — побеспокоилась розовая пони.

— Нет, со мной всё хорошо. Так о чем ты?

— Я говорила о том, что было бы неплохо...

— Тиара, нам нужно поговорить. — перебила её Сильвер, — Давай зайдем вот в это кафе, оно кажется вполне сносным.

Серебристая кобылка мельком улыбнулась и свернула с улицы в тень обычного двухэтажного понивильского дома, перед которым было устроено маленькое летнее кафе под полосатым тканевым навесом.

— Как скажешь, подруга, — сказала Тиара, провожая Сильвер Спун удивленным взглядом.

Кафе оказалось явно не самым большим и не самым шумным: четыре столика, огороженных низкой цветочной оградой, да дремлющая с газетой на мордочке единорожка, бывшая и владелицей, и официанткой, и поваром в одном лице. Когда подруги открыли низенькую калитку, которая звякнула колокольчиком, пони всхрапнула и не разлепляя глаз проговорила:

— Приве-е-ет, девчонки, вы прямо как по часам сюда. Нести как обычно?

— Извините, мэм, — ответила Тиара, подняв одну бровь, — по-моему вы нас с кем-то перепутали.

Единорожка сдёрнула с мордочки газету и секунд пять поочередно моргала глазами, пытаясь настроить фокус. Затем, увидев посетительниц, подскочила со стула так, что тот отлетел в сторону.

— Ой, прошу прощения, — засуетилась она, смахивая салфеткой налетевшие за день цветочные лепестки и семена одуванчика с ближайшего столика, — я думала это постоянные посетители. Что вам принести?

Тиара вопросительно взглянула на подругу, которая села на солому у столика и бездумно уставилась на узкую вазу с пожухшими от жары цветами.

— Сильвер, ты точно не больна?

— Нет, всё хорошо, — проговорила Сильвер Спун и обратилась к официантке, — мне стакан холодного ячменного чая.

— Ячменный чай? — фыркнула Тиара, — Я не дам тебе пить эту гадость.

— У меня нет д...

— Нам, пожалуйста, два яблочных фрэша и две большие порции клубничного мороженого, — деловито сказала Тиара, присаживаясь перед подругой, — не беспокойся, Сильвер, я оплачу.

— Яблочного... чего? — официантка недоуменно вскинула бровь, а затем хлопнула себя по лбу, широко улыбнувшись, — А-а-а! Поняла! Одну минуту.

Даймонд Тиара проводила единорожку укоризненным взглядом, затем оглянула простенький интерьер кафе и повернулась к подруге:

— Да, это конечно не кантерлотский "le Meilleur Choix", но здесь вроде как мило, — дружелюбно проговорила она и пошуршала соломой, оценивая её мягкость, — надеюсь, мороженое будет достаточно качественным. Итак, — Тиара заговорщицки понизила голос, — рассказывай, что у тебя за дело. Новый гениальный и коварный план?

Сильвер Спун не сразу решилась взглянуть на подругу, уставившуюся на неё с выражением живейшего интереса. Некоторое время она просто сидела, прислушиваясь к громкому треску какой-то особо ретивой цикады, затем медленно сняла очки, подумав что будет лучше смотреть на Тиару прямо, без этих дурацких стёкол перед глазами.

— Дело в том, что моим родителям... — Сильвер Спун начала изложение своего дела, с трудом пытаясь сохранять спокойствие и надеяться на лучшее. Но изменившееся в первые же мгновения выражение мордочки Тиары не оставляло шансов на такое развитие событий.

***

-...Так вот я и говорю этой розовой: "Еще раз назовешь меня цыпленком — и я засуну твою тиару так глубоко тебе в..."
— Скут, не продолжай, — быстро прервала её Свитибелль, измученно переглянувшись с Эпплблум, — ведь мы же договаривались, не обращать внимания на этих задавак.

— Я с легкостью могу не обращать внимания, когда они просто смеются или давят на отсутствие кьютимарки, но Это! — Скуталу возбужденно растопырила крылья, — это прямое оскорбление моей врождённой пегасьей гордости!

— Врошдённой чего-о? — Эпплблум издала смешок.

— Гордости! — оранжевая пегаска выпятила грудь и устремила вдоль улицы свой лучший тренированный героический взор, — У каждого пегаса есть гордость, которая не даёт его шее согнуться, а крыльям обмякнуть!

Свитибелль и Эпплблум снова переглянулись.

— Пошалуй, ты просто еще не вышла из роли Ульфрика, — заключила земная пони.

— Роль тут непричем. Свити, вот как бы ты поступила на моём месте, если бы эта Тиара назвала тебя, хмм... Например...

— Скут, не надо.

— ...Например кучерявой однорогой овечкой, которая никогда не...

Спустя секунду Скуталу уже оказалась в дорожной пыли кверху ногами. Свитибелль сидела на ней сверху с занесенным копытом, которое в последний момент успела остановить подскочившая Эпплблум.

— А ну-ка повтори это еще раз, и твои перья окажутся в... Ой. — Свитибелль смущенно слезла с подруги и уставилась на своё копытце, — Что-то я это... Того...

— Вот! Я же говорила! — воскликнула Скут, подскакивая с земли как мячик, — вот об этом я и твержу! Значит и у единорогов есть что-то подобное!

— Интересно, — хитро проговорила Свитибелль, — а что может задеть гордость земной пони?

— Да-а-а, это было бы занятно, — ответила Скуталу, потирая копытца.

— Пфф, да бросьте, — фыркнула Эпплблум, — земные пони и беш всей этой пафошной чепухи держат голову гордо поднятой, и оскорбления на них не действуют.

— Да ну? — её подруги переглянулись, — а как насчет...

Скуталу и Свитибелль не успели проговорить ни одного слова, потому что их рты оказались тут же наглухо закупорены копытами Эпплблум. Мир вокруг как будто замер.

— Шнаете, девочки, — ледяным голосом проговорила земная пони, глядя под ноги, — однашды я хотела стряхнуть пару яблочек с одной молодой яблоньки... И нечаянно сломала её в шепки. Так что лучше бы нам закрыть эту тему. Идёт?

Кобылки энергично закивали головами.

— Чудненько! — улыбнулась Эпплблум, вынимая копыта изо ртов подруг. Те встали как вкопанные, сузившимися от страха зрачками уставившись на земную пони с бантом. Эпплблум нахмурилась и закатила глаза:

— Да расслабьтесь уше, вы што, думаете я правда такая злобная? Я ш шучу.

— Эпплблум, это было просто потрясно, — выдохнула Скуталу, проглотив ком в горле.

— Определенно мне стоит включить тебя в список пони, которых никогда не стоит злить по-настоящему, — проговорила Свитибель, нервно поёжившись.

— Ух не поздоровится тому бедолаге, который оскорбит гордость Меткоискателей! — воскликнула Скуталу, возбужденно зашуршав крыльями.

— Мы не будем ни ш кем драться, Скут, — сказала Эпплблум, открывая калитку кафе, к которому их маленькая компания и направлялась, — еще чего доброго получим кьютимарки разбойников. Эй, мисс Пэйгл, мы пришли! Нам как обыч...

— Ш-Ш-Ш!!

Над импровизированной стойкой для грязной посуды, устроенной прямо на подоконнике, появился рог владелицы кафе, за которым показалась и голова. Единорожка приложила копыто ко рту и поманила Меткоискателей к себе.

Кобылки недоуменно переглянулись и вошли в чистую, но душноватую кухню. Хозяйка сидела под окном и незаметно выглядывала наружу.

— Мисс Пэйгл, вам плохо? — шутливо спросила Свитибелль.

— Тсс! Пригнитесь ниже!

— Зачем?

— Чтобы не побеспокоить вон тех двух пони.

Меткоискатели, все еще ничего не понимая, подкрались к окну и осторожно выглянули. За дальним столиком сидели Даймонд Тиара и Сильвер Спун. Сильвер что-то быстро говорила, в то время как Тиара молча слушала её, глядя на поверхность стола перед собой.

— Мисс Пэйгл, это ше просто Даймонд Тиара и Сильвер Спун, — облегченно сказала Эпплблум, — вы их боитесь? Что они вам сказали? Что-то обидное?

— Нет, — единорожка помотала головой, — они заказали мороженое и яблочный фре... фрэш.

— А почему вы тогда от них прячетесь? — недоуменно спросила Скут, глядя на приготовленный поднос с двумя порциями мороженого и еще чем-то.

— Я не прячусь, — возразила хозяйка, — с чего бы мне прятаться от посетителей? Я просто не хочу им помешать. У них там, кажется, что-то серьезное.

— Скажете тоже, — фыркнула Скуталу, — как будто у этих двоих могут быть какие-то дела, отличные от придумывания очередных гадостей. Пойдемте, девочки, мы сюда первые начали приходить, так что этим двоим не помешать нашей традиции.

С этими словами Меткоискатели дружно вышли из кухни как раз в тот момент, когда Даймонд Тиара встала из-за стола и начала отряхиваться от соломы.

— ...Тиара, — послышался слабый голос серебристой кобылки, — я тебе клянусь, я правда...

— Достаточно, мисс Сильвер Спун, — жестко ответила Тиара, — я уже десятки раз слышала подобные оправдания. Я передам отцу ваши пожелания и сделаю всё что в моих силах, чтобы они были удовлетворены. Пусть это будет моей ответной платой за нашу... — её голос дрогнул, — за наше...

Розовая пони бросила на стол несколько монет, резко развернулась и пошла к выходу, не удостоив замерших на месте Меткоискателей даже взглядом. За калиткой кафе она остановилась и громко всхлипнула, затем судорожно вытерла глаза тыльной стороной копыта и ушла вверх по раскаленной от жары улице.

— Ох-ох-ох, — злорадно изрекла Скут, потыкав в бок Свитибелль, — поцапались таки, голубушки.

— Эй, теперь будете издеваться друг над друшкой? — Эпплблум приготовилась парировать ответный выпад серебристой кобылки, но та не издала ни звука, склонившись над столом. Через секунду с её носа скатилась одинокая слезинка, оставив на столешнице тёмное пятнышко. Сильвер Спун медленно встала и, не глядя ни на кого, вышла из злополучного кафе, направившись по улице в другую сторону от Тиары.

Скуталу обеспокоенно оглянулась на своих подруг, всё боевое настроение которых разом куда-то улетучилось.

Между тем, хозяйка кафе, крадучись, покинула своё укрытие и выглянула на улицу.

— Ну дела... — выдохнула она, покачав головой, — а ведь такие весёлые зашли. Надо же, и деньги оставили, хотя и не съели ничего. — единорожка повернулась к Меткоискателям, — Может вам их заказ вынести? За него уплочено, чего пропадать-то добру.

— Да, давайте, наверное, — грустно промолвила Свитибелль, получив молчаливое одобрение подруг, а затем добавила с лёгкой улыбкой, — только ту штуку, которая рядом с мороженым, лучше не надо.

— Яблочный фрэш? Почему?

— "Фрэш" это просто свежевыжатый сок, мисс Пэйгл, — снисходительно проговорила Свитибелль, — а то, что лежит там на подносе, это... Это какое-то жестокое преступление против яблок.