Автор рисунка: Siansaar
Сор в избе

Окончание Хаоса

Глава, в которой М6 и Принцессы обсуждают итоги дня свадьбы, а затем Твайлайт снится престранный сон...

Краткий пролог

Элементы Гармонии, за исключением Пинки Пай, стояли на балконе дворца Кантерлота и беседовали о прошедшем дне с Селестией.

— Итак, ну что же, свадьба закончилась, и, думаю, что все обошлось, — устало сказала Селестия после тяжелого для ее нервной системы торжественного дня свадьбы.

— Да, принцесса, конечно же да. Вы же сами видели, — произнесла Твайлайт Спаркл, фиолетовая единорожка с неестественно зализанной гривой, — как улетела и она, и ее армия...

— Да вот только куда улетела? — со вздохом спросила Селестия, приметив краем глаза небольшую группу жеребцов и кобылок в помятых платьях, уходящих со свадьбы подшофе.

— В прекрасное далеко, — хихикнула Пинки Пай, оказавшись рядом.

— Ох! — принцесса Селестия немного перепугалась, однако, поняв что перед ней Пинки, та самая Пинки, что тогда угощала ее самыми прекрасными тортами, что она когда-либо ела, — привет, Пинки Пай. Как ты умудряешься быть в стольких местах сразу?

— Ойдаяпросторядомпроходилаатутвижухвостмойтвичи-твичи-твич-а-твитч, нуяиподумалазайтиведьсейчасчто-то... — в одно слово произнесла Пинки Пай и тут, откуда-то сверху с оглушительным хлюпаньем в полуметре от Принцессы Селестии и ее лучшей ученицы разбился о мраморный пол огроменный торт.

— Что это за наглость? — возмутилась Селестия, чувствуя на себе остатки торта и облизав губы("Вкусный," — сама для себя подметила она).

Сверху, перегнувшись через перила, показалась синяя голова единорога с большими и выразительными глазами.

— Извини, сестра, абсолютная случайность... — засмеялась Луна, смотря на Селестию, целиком измазанную в креме.

— Сестра, еще одна такая выходка, и я построю для тебя луну из сыра и заставлю съесть! — отшутилась Селестия голове Луны. Глупо было бы сейчас предявлять претензии: Все-таки, во-первых, как-никак, Луна была ее сестрой, а во-вторых, сегодня был не день претензий. В глубине души Селестия даже была рада этому "душу", особенно после запечатлевшегося на языке вкуса слизи кокона, куда Кризалис ее нагло засунула, перебив своей магией ее магию.

— Ну-ну, сестренка, я же попрошу добавки... — улыбнулась Луна, произнеся эту фразу, — у меня же будет много времени, чтобы ее скушать.

— Начну прямо завтра. А, кстати, ты хочешь узнать, что ты пропустила, страж ты мой ночи ненаглядный? — чуть усмехнувшись, спросила Селестия.

— Ах, да... — Луна немного смутилась, — мне тут говорили про каких-то жуков... На голову принцессе посыпались жуки и свадьбу пришлось отменить из-за санэпидемстанции?

— Санимпидемчего? — Пинки услышала новое слово и поспешила переспросить его значение — оно могло было бы ей полезно, например, пугать двух маленьких непослушных малышей, что были у нее дома. "Слово-то какое большое и страшное," — подумала она и подпрыгнула, уже придумав страшную историю про ужасного дракона, терроризировашего Кантерлот, с именем "Санэпидемстанция" и с главным героем-жуком, который в неравном бою закидал дракона тортами и дракон оказался настолько объевшийся, что не смог взлететь и просил пощады, но лишь бы ему давали эти вкусные тортики. Однако все оказалось гораздо прозаичней:

— Сан-эпидем-станция — это такие пони, которые следят за чистотой в домах, чтобы никто не болел и ни у кого не гнили крыша или стены, — сказала ей Твайлайт, вспомнив определение, прочитанное ей в книге и рисунок — пони в костюме химзащиты и противогазе.

— А-а, ясно... — подумала Пинки и все в голове перемешалось у нее снова — теперь большой Жук терроризировал Понивилль, а храбрые рыцари в сверкающих золотых доспехах под весьма странным именем "Санэпидемстация" защищали Понивилль от него, закидывая его тортами с ног до головы. Заканчивалась история точно такой же обжираловкой со стороны жука и дружелюбным концом.

— Ладно, Луна, слетай уже со своего помоста, пусть вот Твайлайт тебе расскажет, — тут Селестия крепко зевнула, широко открыв свой рот, — эту историю, что была тут днем, а потом ты уже и вначале уберешь торт — причем сама, а потом уже будешь охранять ночь.

— Но сестра, — жалобно протянула Луна, грациозно взмахнув крыльями и оказавшись в воздухе, — позволь узнать, разве я уборщица?

— А что, разве не страж должен убирать следы преступления? — засмеялась Селестия.

— Обижаешь, сестренка, очень обижаешь, — шутливо ответила ей та, и, засмеявшись, аккуратно, несильно стукнув копытами, приземлилась на мраморный пол рядом с Твайлайт.

— А я пойду, — со стороны Селестии снова раздался крепкий и заразительный зевок, — спа-ать...

Пинки зевнула. После нее, громко причмокнув, зевнула Луна. После всех зевнула Твайлайт.

— Сестра, иди уже спать, сон нагоняешь, — Луна шуткой выпроводила улыбающуюся Селестию в коридор к ее покоям, хорошо что они были недалеко.

— Итак, — Твайлайт, сдерживая периодические зевки, рассказала Луне все с самого начала — и о свадьбе Шайнинг Армора и Миаморы Кадензы, и о приглашениях, и о огромном магическом щите, и о том, как она не поверила в обоюдное счастье подменыша и тем самым разоблачила Кризалис, однако та ее заточила в каких-то странных кристальных копях, где Твайлайт нашла и саму настоящую Каденс.

На этом моменте Луна ненадолго Твайлайт и немного засмеялась:

— Легки на помине, голубки, не будем им мешать получать удовольствие друг от друга.

Из глубины залы донесся легкий шум копыт и двое пони промелькнули вокруг линии балконов — один мускулистый единорог, другая легкая аликорн, которая, в свою очередь, бросила в воздух легкую и красивую фразу "Oh-h, Shining mon amour", играя словами в имени Армора.
"Красивая фраза," — одновременно тихо сказали обе пони — Твайлайт и Луна, и вдруг сзади раздался заговорщицкий шепот Пинки:

— С тебя шоколадка, Твайлайт, нет, с Вас, Принцесса Луна, нет, с вас обеих, — она тихо засмеялась, заставив Луну почесать себе в недоумении затылок.

— Эм-м... А почему это? — спросила она, переводя взгляд с Твайлайт на Пинки и наборот.

— Ну-у... Принцесса, это такая детская игра — если кто-то с кем-то скажет что-то одновременно, первый сказавший " с вас шоколадка" получает от обоих сказавших по небольшой шоколадке! Это весело! — Пинки, пружиня, запрыгала на месте, закрыв глаза и представляя вкус шоколада, из-за чего облизываясь и периодически ища глазами что-нибудь шоколадное в зоне видимости.

— Детская, — хмыкнула Эпплджек, — Пинки, сахарная, честное яблочное, мы уже взрослые, — улыбнулась она, смотря на нее.

— Эпплджек, а тебе что, не нравится? Давай я тебя тогда тортами закидаю! — защебетала Пинки, прыгая кругами вокруг Эпплджек.

— Только если они, сахарная, будут с яблочной начинкой, — хохотнула Эпплджек.

— Хорошо! Принцесса Луна, скажите мне, у вас есть торты с яблочной начинкой? — Пинки переместилась к принцессе, прыгая перед ней.

Та, в свою очередь, поняв, что попытаться следить за ее перемещениями означает лишь заработать головную боль, ответила, глядя чуть вбок:

— Ну-у, — она почесала затылок копытом, — я почти уверена, что в праздничном зале есть еще куча таких тортов.

— Ну что, Пинки, пойдем выйдем? — притворно насупившись, сказала Эпплджек грубым голосом.

— Пойдем, — пародировала ее Пинки, однако. как обычно, перестаралась и из-за этого они пошли в праздничный зал так: Эпплджек, посмеиваясь, а Пинки враскоряку, изображая одного из тех пони, что кажый день посещают спортзалы и бурча: "Сейчас наваляю, сейчас наваляю тортами,"
Обе кобылки ушли под тихие смешки оставшихся на балконе.

— Ну что, я вижу, в Кантерлоте серьезные разборки? — усмехнулась Рейнбоу Дэш.

— Разборки-разборками, главное, чтобы они вообще все тортами не заляпали, — мягким голосом сказала Рэрити и тут, в подтверждение ее слов, со стороны зала раздался звук: "Чвак!", который мог означать лишь одно — первый торт не достиг цели, чему сопутствовал хохот Эпплджек и крик Пинки: "Эпплджек, ты увернулась! Ты что, не любишь торты? Аонитебяда! Получай!" и еще несколько звуков вмазывающихся в стену тортов.

Луна вздохнула с улыбкой на губах.

-Что-то не так, Принцесса? — обратилась к ней Твайлайт.

— Нет-нет, Твайлайт, — Луна поспешила уверить ее в обратном, — просто я тут вспоминаю свою последнюю Ночь Кошмаров и вот помню, как меня все боялись... А эта Пинки — так вообще конфетка, честно говоря. С любым найдет общий язык и ничего не боится.

— Еще бы посерьезней была, так вообще была бы шикарная пони, честно говорю, — протянула Рэрити, поправляя шарф.

— Ну, м-м... Эм-м..., — промямлила Флаттершай, — она же вроде... Эм-м... Была, — она перешла на писк, — точнее, она с жеребятами ведет себя очень... М-м... ответственно.

— Все, у нас новая принцесса, — засмеялась Луна, а с ней в унисон и четверо оставшихся тут Элементов Гармонии, что сейчас стояли тут.

В итоге, где-то после минуты смеха, Рэрити зевнула.

— Да, знаете, пони, она права, — сказала Луна, — вам стоит идти спать. Скоро уже полночь. да и мне надобно за ночью сделить...

— Конечно, Луна, так и сделаем, — с готовностью сказала Твайлайт, — да, девочки? — хотя спать ей совем не хотелось, ни капли.

— Я... — раздался еще один зевок, — только за, иначе... Ой.. Эти мешки под глазами — сущий ад! — немного решила поныть Рэрити.

— Ну, тогда идите, — в дружеском тоне парировала Луна, — а я как раз пойду осмотрю границы, — на этих словах она взлетела и под восхищенный возглас Рейнбоу, грациозно перевернувшись в воздухе, улетелела за ближайшую вышку дворца.

Четверо пони пошли в залу.

— Эй, бойцы, спать пора! — прикрикнула Рейнбоу, но увидела, что Пинки и Эпплджек уже спят вполуобнимку на горе крема.

— Главное — разбудить их завтра раньше остальных гостей, — хихикнула Твайлайт.

— Эпплджек привыкла рано вставать, не волнуйся, — ответила Рэрити.

— М-м... Эм-м... Пойдемте? — предложила Флаттершай и все остальные кивнули.

По пути в покои Твайлайт заметила несколько висящих на потолке вскрытых коконов и подумала, что было бы неплохо из убрать. "Санэпидемстанция," — усмехнулась она, вспомнив мордочку Пинки, переспрашивающей про это слово.

Вообще ей это показалось странным — Пинки, которая периодически строчила какими-то невероятными теориями, в этот раз не знала такого.
"Впрочем, это Пинки. Все хорошо, Твайлайт, не нервничай," — усилием воли она себя успокоила и заставила спокойно дойти до ее покоев.

Раскрыв дверь, она огляделась. Ее глазам предстал шикарный номер — обитые дорогими Персипоньскими коврами стены из мрамора, такой же мягкий ковер на полу и большая красивая постель с резными рукоятками из красного дерева, умывальник из слоновьей кости с золотым напылением. Сверху располагался большой узорчатый светильник — люстра с семью фонарями, которые были потушены, а рядом на стене висел рубильник.

Твайлайт дернула его, и, словно по мановению чьего-то копыта, одна за одной свечки внутри светильников вспыхнули.
"Ого," — восхищенно подумала Твайлайт, приглядевшись к люстре. В этот момент из коридора раздался громкий голос: "Твайлайт!"
Она вышла и увидела Рейнбоу Дэш, стоявшую прямо перед ней. "Ой," — вздохнула она от легкого испуга, отшатнулась, но тут же взяла себя в копыта и произнесла:

— Потише, потише, пони уже спят.

— Извини, — шепотом ответила Рейнбоу Дэш, — я только хотела узнать, во сколько нам завтра вставать?

— Думаю, что я сейчас пороюсь в чемодане — а я даже знаю, в каком кармане лежат билеты и покажу.

Обе пони зашли к Твайлайт в номер и Твайлайт достала из угла чемодан, заботливо оставленный там пони-швейцаром. Она раскрыла его, предварительно положив его крышкой вверх, затем сразу открыла нужный карман, достала пачку билетов и забегала по рифленой бумаге глазами.

— Поезд... Вагон... Станция... Купе... Время... Ага! Семь-сорок, ровно, — улыбнулась она.

— Ох, хорошо... Рановато, ну ладно. Доспим в поезде, да, Твайлайт?

— Конечно, Рейнбоу. А теперь иди спать — уже пора. Кстати, где Спайк? — отпустила фразу Твайлайт и сразу из-за другого конца кровати раздалось приглушенное сопение и чьи-то сонные постанывания.

— Спайк? Что ты там... — Твайлайт подошла к противоположному от входа краю кровати и увидела мирно спящего, заботливо кем-то прикрытого одеялом дракончика, лежавшего в небольшой ажурной корзиночке.

Посмотрел на него, Твайлайт зевнула и легла, положив билеты на прикроватную тумбочку.

Заснула она достаточно быстро, хоть ее и несколько минут снова мучала ее безумная теория "Пинки-Подменыш", однако усталость быстро взяла свое и она спустя двадцать минут уже мирно сопела в унисон Спайку, лежа на сверхмягком матрасе и подушечке из бархата.

Она медленно заснула, ворочаясь и что-то всхлипывая в полудреме, но вот наконец глубокий сон сманил ее.

Путь. Конец. Путь. Конец.

Слова неостановимым, плотным, словно барабанным ритмом загрохотали у нее в голове. Она бешено завертела глазами, пытаясь понять, где же она находится. Вокруг было беспросветно темно, ни одного, даже самого слабого луча света.

— Где я? — неслышно для самой себя прошептала она, а в ее голове продолжали мерным ритмом грохотать два слова: "Путь. Конец."
 — Ты в Вертебра, — слова словно оборвались и их место занял другой голос, мерный, пустой.

— Вертебра? Позвоночник? — Твайлайт сразу вспомнила статью в журнале по медицине, в котором эта статья была написана. В ответ голос усмехнулся:

— Можно и так, хе-хе, сказать.

— Тогда что я тут делаю? Здесь очень темно, — Твайлайт попробовала пройти чуть дальше, однако внезапно ощутила, что под ногами лишь пустота и отопрянула назад.

— Темно? — голос удивленно переспросил ее, — Ах да, глаза. Ладно, минуту, — сказал он и вдруг прямо перед копытами Твайлайт вспыхнул яркий свет, ослепив ее, из-за чего она осела на пол, приговаривая что-то про фотоны и Селестию.

Где-то через минуту ее глаза уже немного привыкли к яркому свету, и, несмотря на небольшую резь, она встала и осмотрелась сквозь прищуренные глаза. Везде была лишь пустота. Ни капли света, ни одного видимого очертания, ни-че-го. Лишь только яркий источник света у нее под ногами, словно маленькое солнце, освещал пустоту.

Твайлайт присмотрелась. На месте источника света была лишь пустота. Твайлайт еще раз хорошенько протерла глаза и воскликнула: "Но это же невозможно!"
Голос, хмыкнув, ответил:

— Здесь возможно больше, чем предполагает ваша физика или химия. Здесь царит лишь одна стихия, — на этих словах источник света, прежде невидимый, превратился в яркий, но уже не такой режущий глаза шарик, который, в свою очередь, взлетел и оказался у Твайлайт над головой, — магия.

— Магия? — выпучила глаза Твайлайт, — но магия, как написано в книге, это поточная структура, имеющая в кинетической опоре...

Голос хмыкнул, оборвав ее:

— Не хочешь — не верь, я знаю точно. И знаешь, зачем я привел тебя сюда?

— Н-нет, — сглотнула Твайлайт.

— Итак, тогда... — из темноты откуда-то сверху отделился паук. Большой, размером с саму Твайлайт, он медленно спустился на нити прочной паутины прямо до ее уровня и встал на все восемь лап. Четыре безжизненных и пустых пары глаз уставились на Твайлайт, оценивая ее и залезая, как ей показалось, куда-то глубоко внутрь и сплетая там свои сети. Испуганная, пораженная и застывшая от ужаса Твайлайт долго не могла сосредоточиться, ей мешал этот взгляд, эти кроваво-красные сетчатые глаза, но вот наконец она невероятным усилием воли сумела заставить себя отвести взгляд, когда голос сверху произнес:

— Так, Сплэш, покажи ей.

Паук, которого, судя по всему, звали Сплэш, с готовностью ударил по земле парой передних лап и немного развернулся, а затем выстрелил паутиной из задней части своего пушистого тела. Нить вылетела из его брюшка и прямой и ровной нитью улетела в пустоту.

— Иди по ней, Твайлайт.

Она уже собиралась сделать шаг, когда в ее голове созрел вопрос, что она немедленно озвучила:

— А зачем я здесь?

— Твайлайт, ты скоро все узнаешь. Иди по ней, Твайлайт... Твайлайт... Твайлайт-Твайлайт-Твайлайт, — голос начал утончаться и ускоряться, приобретая какие-то невероятно знакомые черты.
"Сплэш," — хриплым шепотом сквозь поток слова "Твайлайт" донесся отголосок первого голоса, что говорил с ней. Паук развернулся и выстрелил в единорожку паутиной, однако нить начала выгорать и истончаться, из-за чего паук не смог даже задержать ее.

...Резко вздохнув, Твайлайт проснулась и сразу села на кровать в одном порыве. Перед ней стояла Пинки и улыбалась. Единорожка взглянула на часы, расположенные над умывальником. Стрелки показывали шесть часов десять минут.

— Ну что так рано, — промямлила она.

— Ты не представляешь что там было это даже круче чем санэпидем станция пойдем я тебе все покажу соня вставай! — на одном дыхании произнесла Пинки, толкая Твайлайт к умывальнику и одновременно пихая ей в рот зубную щетку с уже нанесенной на нее зубной пастой.

По-быстрому, в несколько штрихов почистив зубы, Твайлайт пошла за Пинки по коридорам дворца к приемным воротам. В ее голове одним потоком вертелась мысль:

— Что это был за сон?

И тут она кое-что поняла. Она уже его забыла.