Автор рисунка: BonesWolbach
Добро пожаловать в отель Вавилон Горничная в комнату тридцать четыре

Проблемы с летучими мышами.

*Пип-пип*.

Раздражающий писк будильника прозвенел по всей комнате, выбросив желтую пони из страны снов.

― Во имя Луны! На таком месте! ― пони злобно грохнула копытом по кнопке выключения. Протерев сонные глаза, она вылезла из своей кровати, поправив майку с изображением котенка, которая служила ей ночнушкой. Нацепив тапочки в виде котят, она зашуршала ими по паркету в ванну, проходя мимо столика, она качнула бедром и ударила рядом стоящий проигрыватель, который захрипев начал транслировать радио передачу.

“Доброе утро, Лас-Пегасус! На часах семь утра. Поблагодарим Селестию за этот прекрасный рассвет. Солнце только встало, а мне уже хочется выбежать на улицу и понежиться на пляже, может вы так и сделаете, дорогие слушатели, но не ваш покорный слуга”.

Дафна посмотрела на себя в зеркало: растрепанная грива, синяки под глазами, рассмотрев свой шрам на правой щеке, она открыла кран, сполоснула лицо и принялась искать зубную пасту.

“Итак, что же ждет нас сегодня, посмотрим… хм… погодные пегасы собираются устроить дождь в обед, думаю, обеденный дождик никому не помешает. А сейчас, чтобы поднять вам настроение, прозвучит задорная песенка певицы Гигги Лайн ― “Это хороший день””.

― Надеюсь, что так и будет, ― почесав фланки, Дафна открыла холодильник, и пристально посмотрела на содержимое. Кусок сыра, молоко и пара яиц. ― Вау… если бы мой папа это увидел, он сказал бы: “Ебануться, Дафна! У тебя тут жратвы хватит, чтобы накормить всех наших родственников из Доджа”. ― Кобыла стала готовить себе завтрак.

“А сейчас минутка новостей, в городе пропали двое жеребцов: пегас серого цвета с кинопленкой на крупе и коричневый единорог. Оба пропали без вести две недели назад. Как сообщают их матери, ребята поехали в Лас-Пегасус на заработки. Последний раз их видели в отеле “Вавилон”, после чего их след простыл. Если вы располагаете информацией о местонахождении этих ребят, сообщите в ближайший полицейский участок”.

― Хех… поделом им, ― Дафна отпила кофе. Тут комната затряслась, и пони, привычным движением, поймала спрыгнувшую со стола посуду. Из окна донесся стук колес, и, буквально в нескольких метрах от ее дома, прогрохотал локомотив, тянущий за собой вагоны. Когда тряска прекратилась, пони вновь вернулась к завтраку.

Посмотрев на календарь, она увидела красный крест на сегодняшней дате. Сегодня ей выпало ночное дежурство, а это не сулило ничего хорошего. Каждое такое дежурство у нее начиналось с бутылки водки, спрятанной в кладовой на восьмом этаже, а заканчивалось в другой кладовой на двадцать четвертом с пустой бутылкой и слухами о том, что какая-то пони справляла нужду в горшок с цветами и выкидывала туалетную бумагу с пятнадцатого этажа.

― Это не круто.


До начала ее смены оставалось не больше часа. Дафна собиралась на работу, она сложила в сумку форму и еще несколько вещей на всякий случай. Закинув сумку на себя, пони направилась к выходу, уже темнело, и город снова стал принимать свой обычный порочный вид. Диктор на радио не соврал, в обед шел дождь и довольно долгий. На улице ее встретил чистый, после дождя, воздух, маленькие капли стекали по карнизу крыши. Дафна помахала жеребятам в соседнем крыле отеля, закрыла дверь, спустилась с лестницы, ступила на мокрый асфальт и пошла на остановку трамвая.

Сидя в трамвае, Дафна смотрела на городской муравейник. Неоновый свет отражался от мокрого асфальта, добавляя красоты ночному городу, пьяные пони и ночные бабочки немного портили эту красоту, но Дафне было все равно.

― Оплачиваем билеты! ― в проходе показался кондуктор. ― Остановите ее! ― крикнул он, указывая на желтую пони, которая лезла в открытое окно. Но было уже поздно ― Дафна проскользнула и, выпав на проезжую часть, чуть не попала под грузовую повозку.

― Ты че делаешь, больная?! ― заорал на нее тягловый пони.

Увидев, как кондуктор лезет из трамвая, она быстро рванула и побежала прочь по узким улочкам, добравшись таким образом к черному входу отеля, где обычно курил персонал, там ее встретила Сибси.

― А ты рановато? Че такая запыханная?

― Долгая история, дай сигарету ― расскажу, ― громко пыхтя, сказала Дафна.

Сисбси полезла в сумку и достала оттуда пачку, немножко встряхнула ее. Из общей колоды выбралась одна сигарета, Дафна схватила ее зубами и, чиркнув спичкой, запыхтела как паровоз.

― Опять кондуктор? ― спросила подруга. Дафна глубоко затянулась и кивнула.

― А тебе не приходило в голову просто купить проездной или все же заплатить за проезд?

― И лишиться такого адреналина? Нет уж… тем более, за что я плачу? Понятно, что в поезде ты платишь, чтобы тебе принесли чай и было чем заправить локомотив, а тут? Просто коробка на электричестве, ее даже заправлять не надо, она получает энергию с ближайшей станции, это как за воздух платить. Я и так плачу за электричество в своей квартире, мне еще и за то, чтобы ездить, платить надо.

― Опять нет денег?

Желтая кобылка кивнула. ― А у тебя уже смена закончилась? ― Сибси угукнула. ― И что будешь делать?

― Дома меня ждут двадцать четыре дюйма наполненной кровью плоти одного жеребца, сегодня мы хотели попробовать кое-что новое. Как думаешь, можно ли использовать подсолнечное масло как смазку?

― Я не знаю. Поэкспериментируй, ― Дафна сделала затяжку. ― Моби в казино?

― Неа… вроде бы взял отгул, пришла какая-то девица и поманила его хвостиком, он, как кобель, понюхал ее задницу и за ней побежал.

― Вот шалава, ― Дафна скорчила гримасу.

― А что? Завидуешь, что его тридцать дюймов не в тебе?

Гримаса приобрела гротескные очертания. ― Ладно, мне пора, ― сделав несколько быстрых затяжек, она кинула сигарету и вошла внутрь.

― Молчание ― знак согласия!


― Дафна, прими клиента! ― крикнул менеджер у регистрационного столика.

Желтенькая земнопони быстро подбежала, рядом стоял песочный жеребец хорошей комплекции со светлыми волосами, выглядел он солидно. Жеребец осмотрел Дафну с ног до головы и улыбнулся ей. Дафна смутилась и стала беспорядочно водить глазами туда-сюда, только бы не встречаться взглядом с этим красавчиком.

― Дафна, этот достопочтенный жеребец остановился у нас на неделю. Будь добра, отведи его в комнату №16 на восьмом этаже, вот ключи.

Услышанное обрадовало Дафну, как раз там находится ее тайник с выпивкой, и как только она отведет этого джентельпони в его номер, тут же побежит за напитком. А начальнику скажет, что ее задержали жильцы этажа с просьбами объяснить, как пользоваться этим радио и можно ли тут прибраться.

― Есть, сэр! ― отсалютовала кобылка и приступила к своим обязанностям консьержа, а именно к переноске багажа. У жеребца было несколько чемоданов, довольно больших, желтая пони взяла все три и, прогнувшись под тяжестью, понесла их к лифту.

― Нет-нет, что вы? Я сам, ― забеспокоился жеребец. Он взял два чемодана, но третий Дафна не дала.

― Как ваш консьерж, я обязана носить ваш багаж, позвольте мне понести хотя бы этот чемодан?

― Ну... ладно.

Они вошли в лифт, и кобылка нажала на нужный этаж.

Удивительно, как за столь короткое время, отель оживился, начальство уже планирует сделать ремонт и вернуть отелю былое величие. Лифт, на котором они едут, не работал двенадцать лет, когда пошел наплыв постояльцев, менеджер смог нанять мастера для его починки.

― Скажите, а сколько на этом этаже выходов? ― поинтересовался жеребец.

― Да фиг его знает, вроде на каждом этаже по два выхода на две разные лестничные площадки и три рабочих лифта, раньше работало два, и второй был камерой смерти ― застрянешь, никто не вспомнит.

― У вас были подобные случаи?

― Один раз, но это была пожилая кобыла, у нее сердце не выдержало, вот и померла. Лифт открыли лишь через шесть часов, я правда там не присутствовала и трупов тоже не видела, хотя в детстве жила в неблагополучном районе… и сейчас живу. А вы зачем интересуетесь?

― Да так просто, техника безопасности, вдруг, как “Падающая Звезда”, загорится, надо же знать, как спастись.

― А… ну это дело, но если никто не будет курить в постели, то ничего и не загорится.

Лифт доехал до назначенного этажа. Доведя жеребца до его комнаты, она окрыла дверь ключом и передала его хозяину комнаты. Втащив внутрь чемодан, Дафна проверила все ли нормально в комнате, вдруг надо где-то пропылесосить, потрясти, так сказать, бедрами перед жильцом. К несчатью, все было чисто.

― Ну вот вы и на месте, приятно было познакомиться мистер…

― Дор Малкин.

― О, очень приятно, Дафна, ― она направилась к выходу.

― Постойте, Дафна, ― жеребец догнал ее и взял за копыто, пони не поняла жеста и уже собралась заехать ему по морде, но… ― Я забыл дать вам на чай, ― он оставил в копыте Дафны несколько золотых монет.

― О… вы так щедры, спасибо вам, мистер Малкин, ― Дафна вышла, закрыла дверь и, положив выручку к себе в карман, направилась в кладовую, которая находилась в самом конце коридора. ― Теперь можно и горло прочистить.

Кладовая на восьмом этаже была личным убежищем Дафны, там она повесила лежак и держала запасы сигарет и выпивки. В тот день, когда она влипла в авантюру с меченными картами, ее личные запасы выпивки в виде одной бутылки дешевой водки, купленной у местного самогонщика, закончились, поэтому она ошивалась у бара Сибси.

Сейчас водка ждала ее, спрятанная в пакете под коробками с порошком. Быстро разыскав емкость, она стала приговаривать.

― Моя прелесть, милые проценты спирта, делающие мою жизнь лучше, ― она поцеловала бутылку и, откупорив крышку, принялась пить.


Желтенькая поняшка открыла глаза, осмотрев комнату на предмет опасностей, она полезла в карман за часами.

― Е мое, уже час ночи! Менеджер наверняка вне себя от ярости, ― кобылка спрятала водку в тайник и, поправив наряд, вышла в коридор.

― Что за? ― удивленно воскликнула она. Коридор этажа выглядел хуже, чем обычно: большинство ламп было разбито, картины сорваны или разрисованы краской, а на самой большой стене в коридоре намалевано изображение летучей мыши. ― Надеюсь, это не я.

Дафна направилась к лифту, дойдя до него, она попыталась вызвать его, но... ― Какого!? ― панель с кнопками была вырвана и лежала на полу, из гнезда торчали лишь провода.

― Что тут происходит? ― кобылке стало не по себе. Она потрогала рукав, проверив, на месте ли ее нож.

Желтенькая пони направилась к лестнице. Коридоры на каждом этаже здания по форме напоминали большую цифру “восемь” с прямыми углами, длинные и широкие, в них можно было устраивать скачки.

Следы вандализма встречались повсюду, кобылка задавалась вопросом, кто бы мог это сделать, она подумывала обратиться за помощью к ее новому приятелю, но уже далеко отошла от его комнаты.

― Вот я и нашел тебя, ― прозвучал хриплый, надломленный голос за ее спиной. Пони резко обернулась и увидела при свете чудом уцелевшей лампы жеребца, облаченного во все черное, своим видом он напоминал летучую мышь, особенно выделялся его плащ.

― Эм… я могу вам чем-то помочь? ― спросила Дафна. Ее интуиция подсказывала, что следует быстро бежать и громко орать, но она осталась на месте.

― Да, Харли, ты можешь мне помочь.

― Кто-кто? ― переспросила пони. Тут жеребец в черном сделал несколько резких движений, и в кобылку полетели заостренные сюрикэны. Один из них отрезал локон кобылы, два других пролетели мимо и застряли в стене.

― Ааа… ― Дафна пустилась наутек.

― От меня не убежишь, Харли! ― жеребец погнался за ней.

Дафна подскочила к первой попавшейся двери и стала колотить. ― Откройте пожалуйста, тут ненормальный хочет меня убить!

Из-за двери послышался голос. ― Ненормальная тут только ты, пошла вон отсюдова.

Жеребец был уже близко, и Дафна побежала к лестничной площадке. ― Ух ты бля, бля, бля. Надо заканчивать с самогоном! ― Добежав до двери, Дафна увидела, что она завалена. ― Блин, что делать? Самогон? Вот оно что, это просто мое воображение, как белочка или розовые слоны, оно не причинит мне вреда.

Дафна встала на пути скачущего на нее жеребца в костюме летучей мыши.

― Я не боюсь тебя, галлюцинация! ― крикнула она, как только жеребец подбежал к ней, он замахнулся и ударил ее по лицу.


Дафна сидела связанная на стуле в одном из номеров, на ее лицо была направлена лампа, которая ярко светила ей в глаза.

― Вы не подскажете, зачем вы меня связали и что тут происходит? ― спросила кобылка.

― О нет, это ты должна мне все объяснить, ― из темноты на свет вышел жеребец в костюме, он пнул стул с кобылкой, отчего тот повалился на пол. ― Где детонатор!?

― Чего?

― Где детонатор!? ― он ударил копытом об пол прямо у лица кобылы. ― Я знаю, босс дал тебе детонатор, чтобы ты взорвала этот отель с сотнями невинных пони внутри! Отвечай, где он!?

― Я… я… я не знаю, о чем вы говорите.

― Врешь! Ты знаешь, где он! И ты нажала кнопку в тот раз, это ты спалила “Падающую Звезду”. Учти, у меня много времени, я докопаюсь, где ты его спрятала. ― Жеребец поставил стул с кобылкой на ножки, а сам ушел в ванную.

“Что же делать!? Этот ненормальный убьет меня, если я не скажу то, что он хочет”.

Дафна вспомнила рассказы ее дяди, когда-то он имел дело с подобными психами, он говорил, что лучше им подыграть, только внести свои коррективы в сценарий.

Псих вернулся.

― Так ты мне скажешь?

― Да, конечно скажу, что за вопрос, пони-летучая-мышь… хах… ты быстро раскусил меня, но я побоялась твоих жутких пыток, уж лучше пусть мой начальник Большой Психованный Клоун вытрахает меня в лицо за проваленное задание, чем ты, ― Дафна следила за реакцией пони, он долго смотрел на нее, а потом спросил.

― Так где он?

― Эм… в кладовой, сразу как выйдешь в коридор, который ведет к лифту, там дверка такая маленькая. ― Он развернулся и пошел.
― Я пойду проверю и молись, чтобы он был там, иначе оттрахаю тебя в рот за твоего босса, ― он закрыл дверь.

Кобылка стала ерзать на стуле в попытках выбраться. ― Давай, быстрее. ― Дафне все же удалось достать свой нож и, перерезав веревки, она аккуратно вышла из номера. ― Шестнадцатая комната? ― удивилась она. ― Это тот… красавчик?

Она подкралась к кладовой, жеребец-летучая-мышь вовсю копался там, разрывая коробки с порошком и открывая банки. Дафна молча наблюдала за этим, тут бутылка самогона, вырвавшись на свободу, подкатилась к ней. Дафна взяла ее в копыта и, сделав глоток, ударила жеребца по голове.


Роли поменялись, теперь пони в маске был привязан к стулу, а бывшая пленница ходила по комнате.

― Зачем вы на меня напали, Дор Малкин? ― спросила кобыла.

― Не знаю я никакого Малкина, я фиолетовый плащ, гроза преступности, единственный справедливый пони, делающий что-то хорошее в этом городе.

― А как же полиция?

― Ты сама знаешь, Харли, что все копы продажные, ты сама их подкупила, ― ответил ей хриплый голос.

― Не Харли я… ― Пони приложила копыта к вискам. “Так, Дафна, успокойся, он не в себе, играй роль, может тебе удастся его разговорить”. Харли достала свой нож и, схватив голову жеребца, прошипела. ― Хочешь знать, откуда у меня этот шрам? Зачем я пошла на это?

Когда-то давно я с родителями поехала отдыхать сюда: пляжи, парки аттракционов, это был мой самый счастливый день, и знаешь что?

Когда мы вернулись в отель, группа ублюдков повалила моего отца и перерезала ему горло, а мать трахали во все дыры у меня на глазах, после того, как они обкончали ее с ног до головы, они убили ее… А один жеребец подошел ко мне и спросил: “Чего ты такая серьезная?” И полоснул мне ножом по лицу.

Харли сделала круг по комнате. ― С тех пор я хожу по отелям, взрывая и уничтожая каждый. Так я борюсь с преступностью, это большой муравейник, где отдыхают муравьи порока и разврата. А я лупа справедливости.

Выдавая эту речь, Дафна пыталась понять, зачем она это делает, какой в этом толк, но ей этого хотелось. Минутой позже она поняла, что просто пьяна. Повалив жеребца и связав его, она опустошила бар, который был в номере, чтобы успокоить нервы.

― А ты, парень в крутом костюме, кто ты без него? ― она сняла маску с Дора, и он как будто потерял сознание. А затем снова пришел в себя.

― А… а… что происходит? Эм… почему я связан?! ― Увидев Дафну, он спросил. ― Я опять носился ночью в костюме летучей мыши?

― Что значит опять? ― переспросила Дафна.

― Ну я страдаю диссоциативным расстройством идентичности…

― Чего?

― Во мне живут две личности, я Дор и Вэин. Я пытаюсь жить обычной жизнью, хочу найти работу и завести семью. А Вэин ― борец с преступностью, жаждущий справедливости. Я думал, что выпил достаточно снотворного, чтобы мы оба уснули. Но похоже, это не сработало. Только прошу, не вызывайте полицию, я возмещу весь ущерб. ― Тут его затрясло. ― Ты еще скажи ей, что это мы спалили “Падающую Звезду”!

― Вы что?!

― Заткнись, Вэин!
― Ха-ха… ты не заткнешь меня, во мне бушует пламя справедливости.
― Хватит ее пугать своими речами!
― Я еще обещал, что буду трахать ее в рот хахах… во имя справедливости.

― Так, я зову копов.

― Нет, стойте!
― Правильно! Пусть вас арестуют.


― Вы уверены, мисс? ― Группа полицейских шла по лестничной площадке следом за Дафной. ― Хотите сказать, какой-то псих с раздвоением личности устраивает террор и называет это справедливостью.

― Я бы такого не смогла придумать, этот ненормальный гнался за мной и, когда поймал, то выпытывал какой-то детонатор и угрожал орально изнасиловать.

― Да, это хорошо… просто от вас несет… алкоголем.

Дафна свирепо посмотрела на него. ― То есть вы мне не верите, потому что я пьяна? Так какого черта вы сюда приперлись?

― Это наша работа, мэм, ― коротко ответил ей офицер.

― Блеск!

Подойдя к номеру, группа пони почуяла запах гари.

― Открывайте быстрее дверь! ― закричал полицейский.

― Сейчас, сейчас, ― Дафна полезла за ключами.

― Чего мы копошимся?! ― воскликнула одна из кобылок-полицейских, она подбежала к двери и ударом задних ног выбила ее.

Выбравшийся супергерой поджигал шторы и кровать, приплясывая с керосиновой лампой. Увидев служителей порядка, он закричал. ― Не дамся продажной полиции. ― Прикрыв лицо плащом он забыл, что держит в копыте лампу, фиолетовая мантия вспыхнула, и пламя мгновенно перекинулось на костюм. Пони закричал, и начал кататься, пытаясь себя потушить, но оказался слишком близко к ветхой раме окна и вывалился наружу. Его удаляющийся крик, а затем и вскрики толпы внизу возвестили о его ужасной кончине.

В номер вбежал полицейский с огнетушителем, бой с огнем длился несколько минут, и вскоре все закончилось. Представители закона стали осматривать комнату на предмет улик.

Дафна не спеша подошла к разбитому окну и посмотрела вниз на расплющенное тело пони-летучей-мыши. Достав из кармана сигарету, она прикурила ее от еще тлеющей шторы.

― Мда, ― она сделала затяжку и выпустила дым. ― А казался таким душкой.


Дафна рассказывала эту историю своим друзьям, сидя за барной стойкой с рюмкой водки.

― Вот так, и этот мудак просто вывалился в окно, видели бы вы, как его потом отскребали.

― Фу…― Сибси поморщила мордочку.

― Ну я видел и похуже, ― похвастался Моби, отпивая виски.

― Кстати, Дафна. Твоя смена закончилась два часа назад, что ты тут делаешь? ― поинтересовалась Сибси.

Дафна сделала еще глоток водки.

― Хотя я и спасла отель от сожжения, менеджер сделал мне выговор за пьянство на рабочем месте и влепил еще две смены, плюс я должна отдать все заработанные чаевые на ремонт номера.

― Не везет тебе.

― Если хочешь, я попрошу Дона, он все уладит.

― Нет, Моби, я не хочу быть обязанной ему. Уж лучше поработаю эти два дня, а на выходных отосплюсь, ― Дафна посмотрела на часы.

Ладно, пойду драить номер сорок два.


Поднявшись к нужной комнате, Дафна села на круп. В комнате жил небольшой табунок с кучей жеребят. Использованные подгузники, блевота, разлитое молоко на полу, выбитые перья из подушек, разрисованные обои.

Дафна воздела передние копыта к небу и закричала.

― Менеджер!