Автор рисунка: Stinkehund
Проблемы с летучими мышами.

Добро пожаловать в отель Вавилон

Дафна была из тех пони, которые не могли похвастаться достижениями в жизни, эта кобылка не обладала выдающимся интеллектом, не могла побить какой-нибудь мировой рекорд, написать прекрасную картину или пьесу, способную покорить сердца миллионов.

Обычная пони, живущая в потребительском обществе, покинув родительский дом в шестнадцать лет, она надеялась, что ее жизнь кардинально изменится, и она заживет как все эти пони в фильмах и книгах о героях, приехавших в большой город ни с чем и мгновенно взлетевших до небес.

Реальность оказалась куда печальнее; съехав от родителей, она поселилась в доме своего дяди ― бывшего полицейского Лас-Пегасуса, таким образом она переехала паразитировать на другую шею.

Отправившись по просьбе дядюшки в город за покупками, Дафна совершенно случайно устроилась работать в отель “Вавилон” ― место, которое лет сорок назад было чуть ли не самым известным в Лас-Пегасусе, отелем, где любой ваш каприз мог быть исполнен, где в ресторане подавали экзотические блюда, словно привезенные с другой планеты. Мраморные полы, обои в номерах, стоимость одного рулона которых равна целому дому. Постели мягкие, словно облака, на которых спали древние духи пегасов, двери из красного дерева с золотыми ручками.

В настоящее время “Вавилон” представляет собой заурядный придорожный мотель, любой пони, дороживший своим кошельком, но не здоровьем, мог заселиться там. Некогда дорогие обои превратились в отлипшие куски бумаги, потасканные временем, отклеенные прорывом трубы или же разорванные на самокрутки. Золотые ручки были растасканы бывшими жильцами и работниками и заменены на дешевки.

Отель доживал свои последние дни, еле держась на плаву. Но, как это часто бывает, случай вновь оживил жизнь в отеле, заставив персонал работать в полную силу, следуя первому и главному правилу: “Желание клиента для нас закон”.


― Ужасная новость: Отель Падающая Звезда сегодня вечером сгорел дотла, ― малиновый седовласый жеребец в костюме менеджера вслух читал газету озабоченно слушающему его персоналу в конференц-зале. ― В результате сотни пони оказались на улице, многие отдыхающие досрочно уезжают домой, постояльцы ищут новое жилье, владельцы подсчитывают убытки…

Менеджер отложил газету и посмотрел на своих коллег.

― Господа, вы понимаете, что это значит? ― спросил он, и пони в зале стали перешёптываться. ― К нам потянулись новые клиенты, это значит, что наш отель снова в деле. Они уже сейчас заселяют наши номера и оплачивают аренду. Для “Вавилона” это как глоток свежего воздуха. ― Он выдержал паузу. ― И я прошу каждого, знаю, это нелегко, но надо выложиться по полной. Жильцы будут требовать многого, и мы должны им это дать, нагрузка ляжет на всех: на поваров, консьержек и горничных. ― Менеджер оглядел зал. ― Кстати о консьержках и горничных, где Дафна?

Пони стали озираться в поисках нужной. Тут двери открылись и легкой походкой в зал вошла желтенькая как сыр земнопони с рыжими волосами, заколотыми симпатичной шпилькой с изображением котика. Чуть мятый наряд горничной слегка шуршал при ходьбе, задние ноги, облаченные в трикотажные чулки с туфельками и подвязкой на бедре отбивали веселый ритм.

― Дафна, где тебя носило? И почему ты в очках? ― Желтая пони в ответ сняла солнечные очки, показав жеребцу свои красные, как кровь, глаза. ― Ясно, ты даже не понимаешь, что у нас сейчас происходит.

― Ну почему же? ― возразила кобылка. ― Главный конкурент “Вавилона” ― “Падающая Звезда” сгорел синим пламенем, теперь золото и камни потекут к нам рекой, и вы повысите нам жалование.

После последних слов в зале начались активные разговоры о повышении заработной платы.

― Нет! Ни о каком повышении даже не заикайтесь! ― отрезал менеджер. ― У нас сейчас час пик, постояльцы просят все что угодно, от полотенец, до презервативов со страпонами. Первый наш закон таков: выполнять любое желание клиента и работать на благо его. Так что не отлынивайте от работы, как раньше. Заседание закончено. И быстро за работу! Пони уже полчаса ждут обеда! И Дафна, ― желтенькая пони обернулась. ― Мы берем чаевые наличными, а не натурой.

― Эй! Этот парень сам приставил свой пенис к моему анусу. Думали, я так всем направо и налево даю?! Учтите, я все еще могу подать в суд за тот случай. ― Кобыла умчалась делать свою работу.


В отеле творилась суматоха, персонал, еле способный обслуживать один придорожный мотель, пытался удовлетворить просьбы всех новых постояльцев. Консьержки бегали с багажом и тележками, повара, сталкиваясь друг с другом, роняли кастрюли и, покрывая все вокруг непечатными словами, принимались собирать еду с пола, и класть обратно в кастрюли, нельзя было ждать, когда клиент желал трапезничать. Горничные искали чистое белье и в спешке убирали номера, в которых никого не было больше двадцати лет.

Нелегкая доля досталась и Дафне.

― Ну почему, почему, из всех пони в этом злоебучем городе именно мне повезло устроиться горничной с половиной ставки консьержа!? ― разъяренно кричала земная пони. ― Вкалывать на двух работах за зарплату одной. ― Она заправляла постель и при помощи хвоста счищала пыль, точнее просто поднимала ее в воздух с насиженных мест. ― Еще этот наряд! ― подготовив комнату, она кинулась вниз принимать клиентов.

Пони уже ждали в холле. Это была молодая пара ― кобылка и жеребец.

― Добрый день, позвольте мне взять ваш багаж? ― Дафна взгромоздила на себя сумки. ― Следуйте за мной.

Поднимаясь в лифте, новые жильцы разглядывали ее с головы до ног.

― Эм… простите, мисс, можно вопрос? ― спросила кобылка. ― Вы ведь горничная? Почему же вы выполняете работу консьержа?

― Все просто, я работаю горничной, но у меня еще полставки консьержа.

― Оу… Эм… а вы не боитесь, что… к вам будут домогаться из-за вашей формы? Выглядите вы довольно соблазнительно. Джо, хватит на нее так пялиться! ― прикрикнула кобылка на своего парня ― жеребца песочного цвета с шоколадной гривой и пончиком на крупе.

― За несколько лет работы меня уже пытались поиметь, но… ― пони показала ножик, спрятанный в рукаве, если они хотят вставить мне между ног, то я хочу вставить его им меду ребер.

Дафна отвела клиентов в их номер. ― Ну вот мы и на месте, вот ваши ключи, запомните, туалет иногда не смывает с первого раза, стучите по бочку, из горячего крана течет холодная вода, а из холодного ― горячая, причем она меняется местами каждые пятнадцать минут, пол под кроватью ветхий, так что сексом лучше заниматься вон на том диване или на кушетке, на кровати только оральный, ― она подмигнула парочке. ― Если что ― звоните, приятного отдыха в отеле “Вавилон”.


Закончив расселять жильцов, Дафна дошла до бара.

― Эй, Сибси, ― она окликнула подругу барменшу ― кремовую пони единорога с аквамариновой гривой. ― Налей-ка мне желтой водки.

― Нету, и ты на работе, хрен ты что получишь, ― ответила Сибси.

― Ну и стерва же ты, у меня был такой тяжелый день, мне… мне плохо, нужно расширить сосуды, ― Дафна стала симулировать сердечные боли.

Кобылка дала подруге пузырек с валерьянкой. ― До конца смены не получишь ничего.

Земная пони нахмурилась. ― Вот когда тебе понадобиться кто-то, кто смог бы опробовать твой новый страпон, меня можешь даже не просить.

― Ой… ой, больно надо, да и после того раза я зареклась с тобой пить на рабочем месте. И кстати, я уже нашла настоящего жеребца, и, поверь мне, долбит он меня покруче тебя, ― единорожка щелкнула Дафну по носу.

― Парня, правда? И какой он? ― Дафне уже была неинтересна выпивка.

― Ну… он пегас, учится на геолога, мы с ним познакомились в баре, он предложил мне выпивку, затем у нас завязался разговор, после чего я сделала ему в туалете... ― барменша поводила языком по щеке, намекая на продолжение.

― Оу… и так ты завоевала его сердце? И насколько тебе его хватит? Прошлый тебе надоел через две недели, ― Дафна подперла копытом голову.

― Месяц и неделя. Он такой милый, хочет познакомить меня с родителями. А мне очень хочется поесть домашней еды, а не этих полуфабрикатов.

― Да, в этом ты вся, Сибси. Так ты нальешь мне водки?

― Нахер отсюда пошла!


― Нет, сколько раз повторять, натурой не беру! ― кричала Дафна, пытаясь выжать из жеребца заслуженные чаевые.

Ярко зеленый жеребец, годящийся кобылке в деды, стоял на своем.

― Ну че ты такая злая? Чаевые ты потратишь или потеряешь, а такой опыт ты навряд ли где-нибудь получишь, узнаешь, как я в молодости таких кобылок, как ты, десятками укладывал. Я как раз виагру купил.

― Нет!

― Тебя ждут две минуты обалденного секса.

Дафна не выдержала, достала из рукава свой нож и приставила к жеребцу. ― Гони чаевые, козлина!

― Ладно, ладно, ― он полез в кошелек и дал кобылке несколько монет. ― Тогда может подскажете, где тут можно… снять кобылку?

Пони положила чаевые в карман и убрала нож. ― На цокольном этаже есть казино, возле игровых автоматов вечно ошиваются путаны, не пропустите. Всего доброго. ― Дафна развернулась, шлепнув жеребца хвостом по морде.


Дафна достала из кармана часы с изображением кота на циферблате, до конца ее смены оставалось еще три часа. “Вот дерьмо”, ― подумала кобылка и полезла в карман пересчитать заработанные за смену чаевые. Этого должно было хватить на оплату квартиры и, возможно, на пакет молока.

― Простите, мисс, можно вас? ― окликнул ее молодой красивый жеребец из комнаты №4.

― Да, ― кобылка положила мелочь в карман и зашла внутрь. Дверь за ней сразу закрылась. Позвавший ее, оказался серым пегасом с кьютимаркой в виде птицы, на его голове была черная вязаная шапочка, а на ногах золотые браслеты. Его друг ― коричневый единорог с фотопленкой на крупе в синей курткой держал папироску в зубах.

― Лишние деньги не нужны? ― спросил серый.

― Вы мне в порно предлагаете сняться? Учтите, если вы будете поливать мою задницу шампанским, я потребую дополнительную плату.

― Жеребцы перегянулись. ― Нет, мы не поэтому.

― Оу... тогда забудьте, что я говорила.

― Короче, мы хотим обчистить ваше казино, и для этого нам нужна твоя помощь.

― Я слушаю.

Жеребец-единорог показал Дафне колоду карт.

― Это специальные меченые карты. На них есть пометки, которые можем видеть только мы, используя особое заклинание. У нас с… ― Второй жеребец провел копытом по горлу, чтобы тот не называл его имени. ― С братом. Да, с братом, есть отработанная схема, по которой мы, “честно играя”, сорвем банк.

― Доля с выигрыша идет тебе, как насчет десять на девяносто? ― предложил серый.

― Сорок на шестьдесят, ― отрезала кобылка.

― Идет, ― согласился пегас и вручил ей колоду карт. ― Замени их у крупье на пятом столе. Мы придем туда в пять вечера, после можешь зайти забрать свою долю.


Казино в отеле располагалось на нижнем этаже, там околачивались пони из всех слоев общества, даже те, кто не жили в “Вавилоне”. Отель унаследовал все это со времен золотой лихорадки Лас-Пегасуса и бурного рассвета туризма, даже многие современные гостиницы не могут похвастаться такими апартаментами. Пожалуй, эта часть отеля сохранилась лучше всего: столики для игры в покер и блэкджек, рулетка, игровые автоматы. И небольшой стрип-бар.

Дафна часто спускалась сюда, иногда по работе, но чаще просто так. Там было множество ее друзей.

Но сейчас ей было не до болтовни, у нее есть задание ― подменить карты у крупье, благо он был на месте. Кобылка поправила прическу и проверила дыхание.

Подойдя к фиолетовому жеребцу с дредами, заплетенными в хвост, она легла на стол.

― Привет... ― Кобылка быстро метнула взгляд на его бейджик с именем. ― ...Джейди, как дела?

― Эм… нормально, Дафна. Чем могу быть полезен?

― Ты можешь мне быть полезен в одном деле, ― она потянулась к жеребцу, едва не касаясь его губ. ― Сходишь со мной в туалет, а то мне страшно?

― Что? Нет! ― крупье скинул Дафну со стола. ― Какого хера на тебя нашло?!

― Да да, прости, не знаю, наверное надышалась моющего средства. Прости, ― Дафна развернулась и ретировалась к выходу из казино.

Зайдя в лифт, она достала пачку карт, которую взяла, заменив ее помеченной колодой.

― Фух… вот сейчас мне точно нужно выпить.


Дафна стояла у черного входа отеля и курила. Это место было общественной курилкой для всего персонала отеля. Лишь менеджер и его подлизы не знали об этом, так что желтенькая кобылка не переживала, что ее кто-то заметит.

Посмотрев на часы, она сделала очередную затяжку.

― Да, еще час и я богаче на несколько тысяч. Куда можно потратить такие деньги? Хм… может купить квартиру? Или… или те классные тапочки с котятами, ― умиленно сказала кобылка. ― А еще надо отправить родителям денежный перевод. Интересно, как они там? ― докурив, пони кинула сигарету в урну. И направилась обратно работать.

Проходя мимо туалетов, она услышала знакомые голоса. Дафна тут же спряталась за угол и навострила ушки.

― Как думаешь, все прокатит? ― спросил первый голос.

― Конечно, если эта шмаль в наряде проститутки-горничной сделает все как надо. Мы уже завтра утром будем в Понивиле, с мешком золота больше, чем жопа твоей мамаши… ― ответил второй.

― Иди нахер, Трай! Что если кобыла захочет свою долю?

― Мы смоемся сразу же как выиграем, а она будет там застилать наши засранные постели, ха-ха… Она еще что-то говорила про порно, думаю она будет не против, только мы любим бондаж.

― Да… ха-ха. Поимеем ее во всех смыслах, ― заржал первый. ― Ладно, заканчивай мыть копыта, пока кто-нибудь не услышал, нам через полчаса чистить казино.

Жеребы вышли, не заметив кобылку, и направились к лифту.

― Значит поиметь меня захотели? Ну ладно.


Казино постепенно наполнялось пони: любители легкой наживы, просто зеваки и бабули, сидящие за игровыми автоматами из-за бессонницы.

Казино превращалось в маленький город разврата: пьяные пони, кобылки, готовые отдаться за фишку. И лишь небесно-синего цвета жеребец с темно-синей гривой и в смокинге не развлекался, а пристально смотрел на всю эту толпу.

Лицо его было неподвижно, как у Атланта. Но появление одной желтенькой пони заставило кончики его губ подняться.

― Дафна. Привет, как дела? ― Она перебила его.

― Здаров, Моби. Босс на месте?

― Ты про Дона? ― спросил он.

― Нет блин, про моего отца. Конечно про него.

― Эм… что-то случилось? Обычно ты не желаешь иметь с ним дело. Как бы плохо тебе не было.

― Эх… ― Дафна кинула взгляд на часы. ― Слушай сюда, карты за пятым столиком помечены, и двое жеребцов хотят таким способом сорвать кассу, сечешь, о чем я? Они заберут большую выручку, оставив казино с носом. Думаю, что Дону не понравится, если его карманный денежный мешок будет обчищен какими-то мудаками.

Моби призадумался. ― А какое тебе до этого дело? И откуда ты это знаешь?

Кобылка прижала ушки и отвела взгляд. ― Ну… я…

― Дафна? ― Моби навис над ней, все его дружелюбие вмиг пропало.

― Обещаешь, что это будет между нами? ― Он кивнул.

― Они попросили меня подменить карты, за это я бы получила половину выигрыша. Но оказалось, они решили меня кинуть, да еще если я заявлюсь к ним за долей, они нафаршируют меня спермой.

Жеребец усмехнулся. ― Вечно ты во всякие авантюры влипаешь. Пойдем, отведу тебя к нему. ― Он повел кобылку к служебному лифту, зайдя внутрь, нажал на нужный этаж и лифт помчался вверх.

― Почему я должна это сказать? Ты же чуть ли не правое копыто?

― Он слушает только лично, без посредников и писем. Ты должна была придти к нему и рассказать о проблемах, и запомни, если ты не примешь его дружбу, он вряд ли будет что-то делать. Хотя с казино он сделает исключение.

― Напомни, как мне его звать?

― Дон Вермиллионе. И да, если ты скажешь, что они тебя в долю взяли, даже если решили кинуть, ты пойдешь с ними кормить рыб. Так что нужна другая легенда.

― Какая? ― Жеребец ударил кобыле по мордочке, оставив синяк.


Дон Вермиллионе вышагивал в своем кабинете. Белый земной пони с седой гривой, зачесанной назад, его лицо выглядело старым и уставшим, но оно внушало страх, в его прищуренных глазах, казалось, могли взрываться планеты.

Дон был одним из влиятельных мафиозных главарей, строгий, но справедливый, многие ходили просить его помощи, и они ее получали. Взамен он просил лишь их дружбу и подарок, будь то пироги из лавки за охрану от грабителей или помощь в наказании насильников дочери простого сапожника. Дон всегда был готов помочь. Но, неважно когда и где, он мог явиться к тебе и потребовать отдать долг.

Поговаривали, что даже сама Селестия одобряла его действия, приняла его дружбу и обращалась к нему за помощью, ведь она знает великую силу дружбы.

Как говорил Дон: “Главное ― это дружба. Дружба значит больше таланта. Никогда этого не забывай. Заведи себе настоящих друзей, и тебе не пришлось бы обращаться ко мне за помощью”.

Сейчас в его кабинете сидела Дафна, кобылка очень переживала, ведь она не понаслышке знала о его методах.

― Итак, Дафна. Я очень рад, что у Моби есть такая подруга, как ты, он мне много о тебе рассказывал. Но бываешь ты у меня... никогда, и твое появление тут в таком виде показывает, что ситуация серьезная. Расскажи мне, что случилось?

― Ну… эм… я убиралась в комнатах и услышала разговор двух пони. Они говорили что-то про аферу года, что мгновенно разбогатеют. Прислушавшись, я узнала, что они подменили игральные карты за одним из столиков и что они без труда выиграют все деньги казино… и... и… ― кобылка начала плакать и заикаться. ― Они… поймали меня, когда я подслушивала… эх… эх… ― она стала хватать воздух ртом, симулируя истерику.

Дон не спеша открыл бар, налил рюмку желтой водки и поднес ее кобыле.

“О да, как я хотела выпить тебя, моя любимая”.

Дафна осушила рюмку в один присест.

― Они сказали, что… что… ― Дон налил еще, и содержимое быстро оказалось в пони. ― Они сказали, что если хоть один пони узнает от этом, я больше не увижу солнечного света, что они похитят меня и будут переезжать из города в город, обворовывая казино и трахая меня, как хотят, пока мои дыры не будут диаметром с хуфбольный мяч, и в доказательство они избили меня. Можно еще? ― она показала на водку.

Дон отдал ей бутылку, и она присосалась к ней, как младенец к молоку.

Он прошелся, посмотрел в окна, Лас-Пегасус не зря называли ночным городом, днем он был вял и тих, зато ночью начиналась настоящая жизнь, город сиял от огней неоновых вывесок, которые переливались всеми цветами радуги.

― Ты очень храбрая пони, Дафна, ― Дон подошел к ней и посмотрел в глаза. ― Пережить такое и набраться смелости обратиться за помощью. Я снимаю шляпу. Как, ты говоришь, их зовут?

― Я слышала лишь одно имя, э… Трай, один из них серый пегас, а второй коричневый единорог. Я могу их показать.

― Думаю, в этом не будет необходимости, ― сказал Дон. ― Можете быть свободны. Моби, проводи кобылку до дома, мы позаботимся об обманщиках. И позови Джима “Костолома”. Хотя нет, лучше братьев Бони и Клайда, отдадим их на попечение тетушке Мэгги. Пусть сделает их дырки, как там? А, как “хуфбольные мячи”.

Дверь кабинета закрылась.

― Ну как я? ― спросила Дафна. ― Не переигрывала?

― Думаю, ты переборщила с водкой.


В казино вошли двое жеребцов. ― Ну что, готов опустошить это место? ― спросил серый.

― Еще бы, береги свой кошелек “Вавилон”!

Но только жеребцы сделали шаг, как их за шкирку подхватили здоровые, как шкафы, пони. И унесли неизвестно куда.

― Вау… ― удивилась Дафна. ― Не думала, что все будет так просто. А что это за мисс Мэгги?

― Знаешь магазинчик мороженого на пятой улице?

― Ага… эта мисс Мэгги? Она же продает мороженое и… так добра к детям.

― А в подвале у нее настоящая камера пыток, сексуальных пыток. Ребятам повезет, если она будет их просто “доить”.

Пони сглотнула ком и посмотрела на часы. ― О, слава Селестии, смена закончилась. Все, Моби, спасибо за помощь, ― она чмокнула его в щеку. ― Я побежала домой.

― Рад был помочь. Дафна, может мы с тобой куда-нибудь… ― Дафна уже была на другом конце казино. ― ...сходим?


Дафна снимала маленькую квартиру в неблагополучном районе Лас-Пегасуса. Квартира по сути являлась бывшим номером мотеля, который, разорившись, стал общежитием для многих пони. Дафну поражало, как можно жить в такой маленькой квартирке с четырьмя жеребятами. Ее комната располагалась на втором этаже, и единственным раздражителем был старый жеребец, который утверждал, что кобылка слишком сильно шумит.

Это все, что она смогла найти на такую зарплату. Но Дафна не унывала, крыша над головой, кровать, кухня, единственным украшением, купленным на ее деньги был ковер. Больше ей ничего не нужно.

― Ну вот я и дома, ― кобылка зашла в помещение и скинула с себя пальто. Первым делом к холодильнику. ― Чего бы пожрать? Блин, молока нету, ― она с неохотой развернулась к выходу, надев на себя седельную сумку. В коридоре ее встретил полноватый жеребец шоколадного цвета в зеленом свитере, очках и шляпе.

― О, мистер Смоук. А я как раз к вам шла, чтобы отдать квартплату.

― Это хорошо, ДФ, потому что я хотел пойти в закусочную сегодня, а денег ни шиша, и я вспомнил о своей любимой квартирантке.

Дафна достала из седельной сумки все заработанные деньги. ― Вот нужная вам сумма, ― она отделила одну горсть и отдала ее Смоуку.

― Так так так… А как же оплата сантехника? ― Он взял еще несколько монет. ― А ваш перерасход электроэнергии? ― Он еще забрал. ― А еще вы не скинулись на подарок мисс Балтимэр. ― В результате у пони осталась лишь одна монетка. ― Вот и рассчитались, увидимся через месяц.

Дафна посмотрела на монетку. ― Ну хотя бы на молоко осталось. ― Она сделала шаг и, споткнувшись, выронила ее. Та, вылетев в окно со второго этажа, скатилась по дорожке во дворе на проезжую часть и упала в решетку водостока.

― Твою мать!