Автор рисунка: MurDareik
Проблемы с летучими мышами. Искусство приносит удовольствие

Горничная в комнату тридцать четыре

― Аххх… как хороша жизнь, ― с наслаждением произнесла желтенькая пони, лежащая под пальмой, которая укрывала ее от солнца. Кобылка любовалась пейзажем чистого, беспоньего пляжа, кристально прозрачное море поигрывало отражениями, у самого берега ползали крабы и, самое главное, это все ее, ни боссов, ни родителей и прочей мишуры, способной испортить утопию Дафны.

Поправив трусики от купальника, она стукнула копытом по пальме и, вытянув копыто, поймала кокос, поднесла его к себе, дернула ключ, как на банке из под газировки, и открыла в кокосе маленькое отверстие. Вставив туда соломинку, Дафна стала пить холодную водку из только что сорванного кокоса.

― Ляпота… ничто и никто не испортит мне этот день, ― Дафна продолжила пить водку из кокоса, затем немного потянулась, сорвала с ближайшего куста сигарету и, взяв ее в рот, прикурила из банана-зажигалки.

― Простите, мисс. ― Кобылка приспустила очки, и сигарета выпала из ее рта. Перед ней стоял высокий мускулистый жеребец, его светлая, как снег, шерсть отражала солнечные лучи, а соломенные волосы развевались на ветру, словно грива самой Селестии, он нежно посмотрел на нее своими голубыми глазами и улыбнулся, в его ровных жемчужных зубах было видно отражение кобылы.

― Чем могу вам помочь? ― Дафна почувствовала жар внутри себя, ее тело наполняет страсть.

― Я тут спустился на берег со своей яхты после кругосветного плаванья и, знаете, ни с того ни с сего у меня встал. ― Кобылка опустила взгляд и увидела громадный пульсирующий член, длиной под полтора метра и диаметром с хуфбольный мяч. ― Не знаете, что мне с этим делать?

― Вам ― ничего, ― ответила Дафна. ― А что мне делать с ним, я знаю, ― она потянулась к здоровенному агрегату, распахнула рот, как можно шире, и, почти достигнув цели, увидела, что член злобно на нее смотрит.

― Дафна!


― Аааа… ― кобылка вскочила с кресла в коридоре и напоролась животом на швабру, которую лизала несколько минут назад, ударившись об нее, она снова упала в кресло. Приподняв голову, она увидела перед собой менеджера и его ассистента-подлизу ― очкастого пони в жилетке, который вечно носился за ним и поддакивал ему при каждом удобном случае.

― За что я тебе плачу, чтобы ты тут дрыхла?! ― кричал на нее менеджер.

― Да, за что мы тебе платим?! ― поддакнул ассистент.

― Ничего я не спала? Просто… мне плохо стало, чистящее средство имеет какой-то странный запах, может от него и умереть можно.

― Не неси бред! Если ты думаешь, что я выплачу тебе компенсацию за физический ущерб, как нашему охраннику с крюком вместо ноги, то даже не надейся. Марш за работу!

― Да, марш! ― Парочка развернулась и ушла прочь.

― Эй… Асскис! Классная жилетка, мама покупала? ― съязвила Дафна. ― Конский член, блин, ― затем посмотрела на швабру и вздохнула. ― А во сне потолще чувствовался.

Дафна направилась к очередному номеру.


― Представляешь, эта сволочь еще грозится уволить меня, ― жаловалась Дафна Моби. Пони находились на балконе одного из номеров, в это время у кобылки был перерыв, и они вместе с жеребцом садились в этот пустующий номер, ели бутерброды и стреляли из рогатки в прохожих. Кобылка взяла горошинку и, натянув резинку, выстрелила в затылок проходящего внизу жеребца. Передав рогатку другу, она откусила кусок бутерброда.

― Да, он редкостный мудак, отчитывает меня за все, мол я и Дон с мафией отпугиваем клиентов. Да никто не знает, что тут орудует мафия.

― Кстати о Доне, какого черта он все эти годы торчит тут? Ну в смысле, отель был в дерьме, а он все сидел наверху, хоть бы копейкой помог.

― Ну понимаешь, традиции, когда Дон начал дело, он арендовал тут пентхаус, и дела пошли в гору. Когда отель пришел в негодность, ему предлагали переехать, но он сказал: “Я тут начал, я тут и закончу”. И почему ты решила, что он не помогал? Часть доходов от казино шли в отель, проблема в том кто их получал и как тратил. ― Моди прицелился и выстрелил, попав кобыле по крупу, та не поняла, обернулась и отвесила пощечину первому встречному жеребцу.

― Это явно менеджер, очевидно, но почему Дон не приструнит его? Или не сделает то, что с теми ребятами?

― Менеджер думает, что он крутой и держит Дона за яйца, но все наоборот это Дон приставил садовые ножницы к его яйцам, и, пока тот выеживается, корча из себя крутого ― это безобидно, но стоит ему вякнуть, как чик… и менеджера можно будет отдать в клуб анальных мазохистов.

Дафна глупо похлопала своими зелеными глазами. ― Я ни хрена не поняла. Ты будешь этот бутерброд? ― Моби покачал головой. ― А еще этот мудак сказал, что если я еще раз проколюсь, то я лишусь работы, так что сегодня я должна быть само совершенство.

― Признаюсь, фигура у тебя действительно совершенство, как такая утонченная… ― Дафна прервала его речь громкой и долгой отрыжкой. ― ...пони может столь чудно выглядеть?

― Нет никого, вот и выгляжу так ужасно. Ладно, я пойду, ― поднявшись, Дафна направилась к выходу.


― Дафна! ― завопил менеджер у ресепшена. ― Иди сюда, задание есть. ― Кобылка не спеша подошла к менеджеру. ― Жеребец из комнаты тридцать четыре жалуется на вонь, сходи проверь, если что-то найдешь ― нейтрализуй запах. И помни, если ты налажаешь, я уволю тебя.

― Хорошо, ― Дафна направилась к лифту, менеджер пристально смотрел ей вслед, а она улыбалась, как только двери лифта закрылись, улыбка слетела, и она выругалась.

В дверях номера ее встретил маленького роста толстенький единорог в очках и деловом костюме в клеточку. Лысина на его голове бликовала прямо в глаза Дафны.

― Эм… вызывали?

Он огляделся. ― Да, заходите, ― пропустив Дафну, он закрыл дверь на ключ.

Кобылка принюхалась и прикрыла копытом нос. ― Да уж, ну у вас и запах, вы определили, откуда он исходит?

― Ну я знаю, откуда он исходит, ― вяло ответил жеребец. ― Я вообще-то рассчитывал, что для такой работы пришлют жеребца.

― А что с работой? Подтереть и все.

― Ну не совсем. Скажите, вы не против небольшого заработка?

― Смотря что вы предлагаете. Что это?

― Ну эм… ― ему надоело ходить вокруг да около, и он решил открыть свою тайну и источник вони. Жеребец отодвинул матрас кровати.

― Что за… ― Дафна не успела выговориться, как сработал рвотный позыв, и она стала извергать свой недавний обед, пачкая все вокруг.

Причиной такой реакции стал труп проститутки, находящийся под матрасом. Это была серебристая кобыла-пегас с рыжей гривой в кожаной мини-юбке и тигровом топике. Тело пролежало там долгое время и стало вонять, изо рта кобылы тек гной.

― Это… это… мертвая шлюха, ― запаниковала Дафна.

За свою нелегкую жизнь Дафна много чего повидала, но настоящий труп вызвал у нее шок. Ее затрясло. ― Это шлюха, мертвая шлюха! ― незаметно для себя она перешла на крик.

― Перестаньте, ― попытался успокоить ее жеребец.

― Шлюха! Это шлюха!

― Прекратите ее так называть!

― Это сраная мертвая Шлюха!

― Хватит! ― Жеребец схватил кобылу и надавал несколько пощечин.


Десять минут спустя Дафна сидела в кресле напротив трупа “ночной бабочки”, заливая в себя водку.

― Так значит, мистер Дэвио, вы не знаете, откуда она взялась?

― Ну почему, знаю, ― Девио, оправдываясь, бродил по комнате, стараясь не наступить в блевоту Дафны. ― Я снял проститутку на углу восьмой улицы напротив боулинга. Я привел ее сюда, мы с ней выпили, она делала мне шикарный горловой минет, пока я лизал ее киску… После этого мы перешли в постель, а дальше...

― А дальше? ― переспросила Дафна.

― Я очнулся, а она лежит тут мертвая со сломанной шеей. Мне было страшно кого-то звать, меня же могут посадить.

― И вы вызвали меня?

― Ну… вообще то я думал, что придет консьерж-жеребец. У вас же тут золотое правило, любая прихоть клиента.

То есть мы и трупы убираем? Нет спасибо, мне слишком мало платят, чтобы я убирала трупы и была членосоской в бане. ― Кобылка встала и пошла к выходу.

― Пожалуйста, помогите мне, я же пропаду, ― он стал умолять. Дафна уже повернула ключ, как...

― Я вам заплачу. Двести, триста… пятьсот битсов! ― Дафна остановилась. И стала обдумывать предложение.

― Шалом, Дафна. ― Перед ее мысленным взглядом возник маленький толстенький пони цвета кофе-со-сливками. Поправив черненькую шляпу и почесав бороду, он продолжил. ― Ты шо, таки отказываешься от дара доброго господина? Побойся Селестии, это же пять сотен щеке… битсов. Фиг с ней с проституткой, она нечестивая, а битсы всем нужны. А сколько мацы на них можно купить, таки кошерно заживем.

― Не слушай его, ― в разговор вмешалась молочная кобыла с розовой гривой, одетая в красное нижнее белье. ― Зачем тебе деньги? Ты пропьешь их… или потеряешь. Лучше оставим этого неудачника с его мертвой шлюхой и пойдем в бар, может нам удастся споить Сибси и, кто знает, может этот красавчик Моби прочистит наши трубы.

― Не слушай эту ненормальную, помни, шо мама говорила тебе, деньги решают все.

― Но проблемы любви они не решат.

Дафна смотрела, как спорят друг с другом плоды ее детского воображения, пока ее не окликнул Дэвио.

― Так что, вы согласны?


Дафна катила тележку с грязным бельем. ― Пятьсот битсов! Нахрена я решила взяться за эту работу? Вот что мне с ней делать? ― Дафна приподняла одну простыню, чтобы проверить тело. ― Если кто-нибудь из персонала меня запалит, то я буду не только безработной, но еще и дежурной дыркой в тюремной душевой. Как же мне от тебя избавиться?

Ответ не заставил долго ждать, Дафна по привычке выкатила тележку к мусоропроводу. Люков было два. Один вел в прачечную, чтобы горничные могли скидывать туда белье, другой ― прямиком в мусорные баки.

― Хмм… ― Подъехав поближе, кобылка принялась вытаскивать тело. ― Блин, ну ты и тяжелая, ― прокряхтела Дафна. Проститутка навалилась на нее, ее холодные глаза смотрели прямо на кобылку, а раскрытый рот был в нескольких сантиметрах от лица Дафны. ― Нет, спасибо, я пока не хочу стать некрофилкой.

Дафна не удержала тело, и оно упало лицом на пол, издав противный хруст.

― Фу-фу-фу… ― горничная перевернула труп, из открытого рта вылился гной и выпало несколько зубов. Желтенькая пони еле сдерживала позывы рвоты. ― Ладно, пора тебе прогуляться, ― Дафна подняла кобылку и…

― Дафна, что ты делаешь? ― послышался до ужаса знакомый голос. Обернувшись, она подтвердила свою догадку, это был менеджер.

― Эм… а… м... Я просто обнимаюсь со своей одноклассницей Филлицией, да… ― Дафна обняла тело и радостно потрясла его. ― Мы с ней столько лет не виделись.

― Она выглядит не совсем здоровой.

― Она всегда такой была, с тех пор как у нее отказали почки.

Менеджер, кинув еще один подозрительный взгляд на парочку, развернулся и пошел дальше по коридору. ― Не обнимайся слишком долго, Дафна, ты на работе, а не на встрече выпускников, ― он ушел.

Желтенькая пони побыстрее открыла дверь мусоропровода и стала запихивать туда проститутку.

― Вперед, курва, ты каталась в аквапарке? Это тоже самое, только вместо бассейна, куча мусора, объедков и битого стекла. ― Раздался приближающийся топот копыт. ― Ой. Бля, бля, бля, ― Дафна стала сильнее пропихивать кобылку внутрь, но она не лезла. Тогда Дафна, развернувшись, треснула по ней задними копытами. Жрица любви с хрустом пролезла внутрь трубы и полетела вниз.

― Фуух… ― кобылка медленно сползла по стенке.

― Дафна? ― Горничная увидела Сибси.

― Сибс, что ты тут делаешь?

― Да так, в баре небольшая неприятность, и он пока не работает, я решила тебя навестить. Пойдем покурим?

― Да… привкус смолы и запах никотина сейчас не помешал бы.


Прошло три недели. О пропавшей проститутке не говорили, и никто ее не искал. Дафна вернулась к обычному ритму жизни.

― Дафна, ― менеджер позвал кобылку. ― В тридцать четвертой комнате хотят тебя видеть.

― Меня? ― удивилась кобыла.

― Нет, твоего двойника злодея, ― съязвил он. ― Иди узнай, чего он хочет.


― Вы, блять, серьезно! ― бешено орала Дафна на Девио. ― Еще одна мертвая шлюха, бля…

― Я… не знаю, как это получается, я… я…

― Накой черт вы меня звали вам помогать, когда вы чуть ли не каждый месяц валите по две такие путаны!? ― Дафна полезла в карман за сигаретой.

― Понимаете, годы уже не те, не могу я… в “Падающей Звезде” у меня был отработанный план их выноса, а тут... Прошу, Дафна, помоги.

― Эх… ― Перед глазами горничной вновь возник маленький бородатый пони в шляпе.

― Таки на этом можно кашерно заработать.

― Пятьсот битсов.

― Хорошо, ― недовольно ответил Девио. ― Не против, если я включу музыку?


― Давай, труп, лезь, твоей подруге понравилось. ― Протолкнув его в трубу, Дафна поняла свою ошибку. ― Вот бля! ― Она скинула тело в прачечную.

Спустившись вниз, она злобно клацнула копытами. Кто-то отодвинул тележку, и, вместо мягкого белья, внизу тело ожидал твердый кафель, об который оно и разбило голову.

(Спустя неделю)

― Дафна, тебя вызывают в тридцать четвертую.

― Да ебись оно…

В этот раз Дафна захватила с собой вазелин, чтобы проститутка лучше влазила, но в процессе заталкивания копыта Дафны соскользнули с крупа, и она уперлась носом в зад мертвой куртизанки.

(Еще неделю спустя)

― Дафна! ― кричал менеджер.

Жирная, как бегемот, единорожка лежала, закатив глаза, в ванной.

― А это обязательно? ― спросил Деви, наблюдая, как Дафна одевает на себя сварочную маску и берет в копыта “болгарку”.

― Я не потащу эту корову. Включите музыку погромче. ― “Болгарка” заревела.

(И еще неделя)

Мусоропровод был забит, поэтому Дафна повезла тележку с бельем через кухню, благо все повара ушли. Но кухня продолжала работать, газовые плиты играли голубыми огоньками, а большая кастрюля супа манила своим ароматом и приятно булькала.

Вдруг из под спального белья высунулась голова розовой единорожки с криками:

― Помогите!

― Ааа... ― с перепугу завопила Дафна.

Пони стала выбираться из тележки с бельем и упала прямо на раскаленную плиту.

― Ааа... жжет, помогите!

― Сейчас, ― крикнула горничная и, развернувшись, чтобы выключить газ, уронила чан с раскаленным супом на кобылу.

― Ввааа… ― завизжала она, и крик тут же стих. Комнату наполнили запах горелой шерсти и шипение.

― Блин. Где-то тут я видела лопатку для пиццы.

(Следующая неделя)

― Эй, Дафна, может сходим в боулинг, ― предложил Моби.

― Не сейчас, меня ждет страстная проститутка в тридцать четвертой.

Закончив дело наполовину, земная пони решила сделать перерыв, достав сигарету, она закурила. С особым любопытством горничная разглядывала филейную часть, свисающую из люка мусоропровода.

― Блин, а ведь трусики то хорошие, грех таким пропадать, ― Дафна затушила сигарету о проститутку и принялась снимать с нее белье.


Сибси наливала очередному клиенту коктейль. Улыбнувшись, она отдала бокал пожилой кобыле.

― Спасибо, милочка, ― прошамкала старушка. ― Прошли те времена, когда жеребец угощал кобылу, все надо самой.

― Приятного отдыха, ― Сибси отошла. Время уже за полночь, и в казино царила жизнь: играющие пони, музыка , мальчишники, прямо сейчас Сибси любовалась, как будущему счастливому мужу на столике отплясывает стриптизерша.

― Привет, Сибс, ― за стойку присела Дафна в вечернем платье.

― О, привет Дафи. А чего ты тут? У тебя же вроде выходной на всю неделю.

― Да… но мне стало скучно, и я решила заглянуть к вам, что нового?

― Да так, ходят слухи, что у нас тут пони пропадают, ― она налила любимый коктейль Дафны “Тысяча и один оргазм Селестии”.

― Правда? И как это?

― Ну некоторые видят, как один постоялец водит проституток к себе в номер… ― она посмотрела по сторонам. ― Но никто не видел, чтобы они выходили.

― Пфф… тоже мне тайна, у нас тут между прочим есть пожарная лестница, которая ведет вниз. Старая отработанная схема, все горничные об этом знают.

― О как… Эй, классное платье, где взяла? ― Единорожка стала водить копытом по ткани.

― Да на распродаже урвала, одна стервоза ухватилась за него, размер не подошел, но попыталась захапать. Я ей по щам влепила.

― Здорово.

― Это еще что, глянь какие сапожки, ― Дафна взгромоздила ногу на барную стойку.

― Потрясно, ― восхищенно сказала Дафна. ― Это же Помель номер семь. Спустя двести лет их производство возобновили, они целое состояние стоят. Откуда у тебя такие деньги?

― Нуу… скажем так, у меня появился спонсор, и это никак не связано с сексом, просто хорошо выполняю свою работу, ― Дафна отпила коктейль.

― Мм… спонсор говоришь. Вот бы мне такого, ― протянула Сибси. ― О, ты себе и новый кулон купила. ― Она подтянула его магией поближе. ― Опять котики, что это у тебя за помешательство такое?

― Я люблю котят и кошек, вот, ― Дафна задрала юбку и показала свою метку. ― Видишь, на ней изображена кошка. Это естественно для меня.

― Ну да, я заметила, что у тебя куча вещей с изображением кошек.

― Самое забавное, что у меня никогда не было кота. Родители пытались прокормить меня с братом и сестрой, и когда я приводила домой котенка, его сразу же выгоняли.

Печально, но с другой стороны ты с этими кошками была бы похожа на сильную и независимую кобылку. Как вот эти, ― Сибси указала на табун пожилых кобылок, которые наблюдали, как их подруга пытается сорвать джек-пот.

― Ужас, не хочу быть такой, ― ответила Дафна.

― А какой? Доброй женушкой и домохозяйкой, пляшущей на кухне и помогающей сынку с домашним заданием, пока отец работает на стройке, где все поют: “Все будет классно!”?

― А почему бы нет?

― Ты не такая, Дафна, ты… ты пони свободы, вечно влипаешь в передряги, ищешь, чем бы поживиться, ты больше думаешь о себе, чем о других, не думаю, что из тебя выйдет хорошая мать.

― Не тебе меня судить, сама жрешь пачками противозачаточные и подумываешь вставить винт, чтобы не беременеть, а еще меня осуждаешь. Скорее найдется пропавшая сто семьдесят лет назад принцесса, чем я увижу тебя на кухне.

― Ой все, ― раздраженно рявкнула Сибси.

К парочке подошел Моби. ― Эй девочки, как дела?

― Из меня выйдет хорошая мать? ― прямо спросила Дафна.

― Ты беременна? Кто он, я его знаю? Он изнасиловал тебя? Я убью его! ― яростно зарычал Моби.

― Нет, гипотетически, я была бы хорошей мамой?

― Думаю, ты была бы самой лучшей из всех мам, у тебя чуткое сердце, нежные копытца, ты…

― Видишь, Моби сказал “Да”, ― тут же стала хвастаться Дафна.

― Так почему бы нам не проверить это на деле? Давай заключим пари, ― Сибси залезла на стойку. ― Моби брюхатит нас обеих, мы с тобой рожаем и сравниваем, кто из нас лучшая мать.

― Я… ― Моби покраснел.

― Я бы приняла вызов, вот только не хочу иметь жеребят, я сказала это гипотетически, я просто хочу быть с кем-нибудь, не более.

― Ну-ну…


После этого Дафна и Моби ушли на свой балкон полюбоваться огнями ночного города и луной, ярко светившей с неба.

― Это правда?

― Что? ― желтенькая кобылка отхлебнула водки из бутылки.

― Что ты не хочешь иметь жеребят?

― Нахрен их, эти памперсы, крики. Я вспоминаю, каким я была ужасным жеребенком… может я просто боюсь стать такой же матерью, как моя, воспитать таких же детей, как я, и узнать, что моя дочь пойдет по моим стопам и закончит жизнь в подобной выгребной яме, вроде этого отеля.

― Но ведь ты ― не твоя мама, и твой муж будет тебе помогать.

― Да кто меня полюбит такую? Я никому не нравлюсь, все видят во мне лишь кобылу для секса, да и я не лучше, только и хочу чей-нибудь пососать и бабла скосить. Дура, уродина и вообще шалава.

― Дафна, это не так… ты…

― Я пойду домой, устала от этого отеля, ― выкинув бутылку с балкона, кобылка пошла к выходу.

― Может тебя проводить?

― Нет спасибо, тебя наверное Дон ждет, до понедельника. ― Дафна ушла.

В вестибюле она встретила Девио, который шел в компании очаровательной проститутки. Дафна понимала, что ее ждет, и что она не должна мешать, но не смогла удержаться, она подошла к жеребцу и треснула его.

― Где деньги!?

Девио, опешив, переспросил. ― Чего-чего!?

― Мои деньги, где они? Ты снял меня на всю ночь, долбил меня, как тебе было угодно, и не заплатил мне ни гроша!

Проститутка тут же отстранилась от жеребца и пошла прочь. ― Стой, милая, она не это имела ввиду. Ах… зачем ты это сделала?

― Надо же было спасти хоть одну, ― кобылка щелкнула жеребца по носу и вышла.из отеля.