Автор рисунка: Devinian
Глава 1: Край. Глава 3: Обжорство.

Глава 2: Из огня, да во что-то.

Стыренный запас вяленой провизии, как и предполагалось, кончился довольно быстро. Уже к вечеру, я практически уничтожил все запасы, но зато был бодр и весел. Я весело насвистывал какую-то мелодию и чуть ли не вприпрыжку брел уже по каменистому ущелью. Все-таки, как мало нужно человеку для счастья? Поспать, пожрать да маршрут куда идти. Вместе с едой я прихватил старенькую карту и как раз подходил к её границе. Не знаю что там, но надеюсь не горгульи.

Ночь прошла довольно спокойно, я тихо спал за каким-то камнем, а утром снова двинулся в путь. Правда, в горах, как известно температура суток сильно скачет, так что утром было зверски холодно, но разумеется не так сильно, как в той ледяной пустыне.

Новый день не задался с утра: с утра было холодно, ветер, еда кончилось, мясо грифона пришлось вообще выкинуть – оно протухло еще вчера. Горная расщелина, кончилась тупиком, и мне пришлось карабкаться по отвесной скале. Да и вдобавок, с восходом солнца, тут началось настоящее пекло, которому я к слову был бы рад, но вода кончалась еще вчера. Так что я прожаривал свои косточки, лежа на раскаленной скале, на которой уже с обеда можно было бы жарить яичницу.

Вечером, температура снова кардинально поменялась и стала стремительно падать. Я к этому моменту кое-как взобрался на вершину одной из гор, но в быстро наступивших сумерках ни фига не увидел и решил остаться до утра и оглядеть местность.

Ночью, на вершине скалы стала совсем холодно, камни, столь жаркие днем, стали леденящими, а ветер задувал даже в самые маленькие расщелины, выселяя их обитателя – меня.

Недолго колебавшись, постукивая зубами, я решил пойти ва-банк и спрыгнуть с этой грёбаной скалы, а там, будь что будет.

Ну и спрыгнул, благо склон оказался почти отвесным, и я благополучно шмякнулся в крону какого-то дерева у подножья.

Внизу был куда более приятный климат способствующий быстрому засыпанию прямо на ветке.

Жизнь налаживается как говориться, но это наверное не про меня. Хоть я и выбрался из страны четырехногих куриц и преодолел довольно солидные горы, общий пейзаж не изменился. Я плутал по лесам, собирал редко встречающиеся сдобные растения и грибы, жарил на костре и продолжал брести в неизвестном направление. В течение недели скитаний, а уже плохо соображал о происходящем, и меня интересовала только еда: где её взять и насколько много. Мной полностью рулил желудок, пустой и требовательный. За все время, что я находился по другую сторону гор, мне не встретилось ни одного поселения и вообще ничего живого, что можно было бы сожрать. И вот, спустя неделю, я заметил между деревьев лошадку. Я конечно предпочел бы кабана, или косулю, но... Ик, еда...

Лошадь была явно чья-то, и скорее всего я огряблю за неё по полной, но мной рулит желудок, и он говорил: Лошадь-еда, съедобное мясо первый сорт, минимум сто кг.

Конечно, странно, что лошадь забыла посреди леса, да что-то в сто кг не верится, но кто я такой, чтобы спорить со своим желудком?

В два прыжка настигнув лошадку, и перебил ей хребет, я обнаружил за ней еще одну, у которой от неожиданности и испуга отвисла челюсть. Не раздумывая ни секунды я кинулся на вторую, повалил на землю и достал острый камень, дабы перерезать ей горло, но в это момент эта тварь начала визжать как девчонка!

Этого я конечно не ожидал, и вместо того, чтобы начать убой туши, выписал по её морде небольшой тумак. Удар подействовал, и она заткнулась, но только на пару секунд, потом начала рыдать и вырываться.

— Да что ты ревёшь дура, всё мясо испортишь, сейчас пару секунд, и все... – начал я утешать свою жертву, попутно занося камень к шее бедолаги.

— Нненадо – сквозь слезы выдавила лошадиная голова.

Камень из моей руки благополучно выпал.

После пяти секундной заминки, я огляделся вокруг, но так и не увидев никого и решил, что у меня уже с голоду галлюцинации начались. Я нащупал на земле выпавший камень и вновь приготовился к прицельному удару в артерию будущего обеда, но тут лошадиная голова снова заговорила:

— Отт пусстииите

Мне это слово пришлось как обухом по голове. Но клин клином вышибают и я маленько «протрезвел».

Ё моё! Да это ведь тоже продукт генной инженерии... я не покинул полигона! А только перешел в другую его часть! И сколько же тут этих тварей??

— Прости – с этими словами я свернул шею бедолаге.

Эх, нет, это у них все-таки не жизнь, да и мне нельзя оставлять свидетелей.

Трогать тушки этих созданий я не стал, просто побрел дальше, все с тем же, звериным чувством голода.

У этих лошадей должно быть поселение по близости, так же как и у тех куриц. И я его найду, разживусь едой, а возможно и новой картой.

К вечеру, начав уже сходить с ума от голода, я набрел на это самое поселение. Точнее я набрел на узкоколейку, за которой красовалось поселение.

Узкоколейка была старой, а дома новыми, и разращённые совершенно безвкусно.

По-звериному прокравшись в город, я точно так же как и в пред идущем поселение, обчистил несколько домов и вынес от туда съестные припасы. Правда, на этот раз я действовал менее тактично и вынес припасы вместе с дверями, окнами и даже стеной одного из домов.

В общем, внимание привлек по полной. Через час весь городок стоял на ушах, в поисках грабителя.

А я тихо, мирно, уплетал яблоки, печенье и еще не пойми какую гадость, сидя под дубом, в фиг знает скольких километрах от города. Голод не тетка, пряничком не угостит.

Столь подло украденной еды хватило на два дня, а потом, я решил снова наведаться в городок, дабы разжиться картой и еще едой. Правда, уже трезво рассуждая, мне не хотелось просто грабить местных, ведь я жру Ооочень много, и такими темпами, просто оставлю местных без каких либо запасов.

Прятаться в кустах и следить за городком, мне тоже было влом, так что я в наглую вошел в город со стороны станции.

Епет! Город розовых лошадей и таких же домов. Ладно, хоть последствий моего визита не наблюдается.

Местным видимо людей никогда не показывали, так что они на меня таращились как на уродца из цирка, а я иду себе, будь то так оно и надо. Попутно думая, что дальше делать буду: брать деньги за просмотры и автографы, поговорю с ними или всё-таки ограблю.

— Ууух тыыы! – послышался голос из-за прилавка одной лавки. А следом за голосом выскочил, точнее, выскочила, её обладательница и начала прыгать вокруг меня – какой странный минотавр!

Ик, минотавр... хотя... учитывая вавилон на моей голове и куртку, я вполне могу на него походить.

— Как тебя зовут? ты надолго к нам? ты приехал к Твайлайт? А почему ты такой странный? – продолжала тараторить розовое сумасшествие, прыгая вокруг меня.

Поймав это недоразумение генной инженерии в одном из её прыжков за шкирку, словно кошку или собаку, я понял, что имею дело с особым экземпляром — резиновым. Мне сразу вспомнился баскетбол, однако я все же решил не испытывать качество этой модели и просто маленько осмотрел её, крутя вокруг своей оси.

Кобылу такой осмотр смутил мало, хотя она все-таки заткнулась.

— Ты что, никогда не видел пони? – послышался голос за моей спиной.

Я поставил розовую на землю, после чего она продолжила свои прыжки, и оглянувшись назад, увидел обладательницу голоса и шляпы.

— Ну и что ты на меня уставился? – грубила кобыла в шляпе.

В два шага я достиг шляпы и хотел проделать с её хозяйкой тот же трюк, что и с розовой.

— Даже не думай – начала угрожать мне оранжевая лошадь – не то ты у меня получишь.

Это выглядело весьма забавно, мелкая лошадь, машет своим копытом, угрожая лягнуть... кого лягали нормальные лошади, таким не напугаешь. Однако, я решил не искушать судьбу, развернулся и пошел куда шел. Только вот я не знаю, куда я шел.

Кстати, почему они такие мелкие???

— Если ты ищешь дом Твайлайт, то он в другой стороне – окрикнула меня розовая.

Эти слова мною были успешно проигнорированы. Ведь я не ищу домов местных знаменитостей.

Спустя десять минут плутания по городу и пускания слюны на прилавки с местной едой, меня нашла розовая и привела с собой еще какую-то фиолетовую.

Фиолетовая долго таращилась на меня, осматривая с головы до ног, а потом сказала розовой.

— Но он не похож на минотавра.

Челюсть розовой прям так и выпала. Через секунду успешно встала на своё место и продолжила привычное дело:

— Тогда кто он? – и уже обращаясь ко мне, попутно прыгая – кто ты, кто ты, кто ты...

Кажется, пришло время, для того, что бы удалится.

Подпрыгнув верх на три метра, я метнулся за ближайший дом.

— Вау – слышалась мне вдогонку вместе со звуком падающей челюсти.

Не успел я оглядеть место своей посадки, послышался голос:

— Это впечатляет. – Быстро оглядевшись я увидел лежащею на соседней крыше голубую лошадь – как ты это сделал? У тебя где-то спрятаны крылья? Я такого раньше не видела.

— И не увидишь. – невольно выронил я.

— О! ты и говорить умеешь! – съехидничала голубая.

— Я много чего умею.

— Может быть, но не как не больше чем я! – горделиво заявила голубая, тыкая копытом в свою грудь.

— Возможно

Действительно, фиг знает какими талантами их наделили.

— Да... Что... ты признаешь, что я круче? Да я самая крутая в...

— Ладно, ты лучше скажи, где у вас тут выход, где тут место, куда никто не ходит? – перебил я самовосхваления гордой лошади.

— Ты... Вечно дикий лес. Туда... там опасно!

— Опасно говоришь? Значит мне туда. Так где он?

Голубая кобыла молча показала копытом направление, и я поспешил ему последовать.

Жаль я еды не раздобыл, однако найти выход из этого места, или хотя бы контрольный пункт, ну или хоть что-то, куда важнее.

Через пару минут я уже был на опушке леса , и именно тут меня нагнала лошадь с той крыши.

— Ты правда туда пойдешь? Туда нельзя ходить одному!

— Пойду, и не надо меня останавливать.

— Да и не собиралась. Мне все равно нет дела до тебя.

— Тогда шла бы ты отсюда, если туда нельзя ходить вам, не значит что нельзя ходить мне.

— Почему это нельзя? Можно! Просто это опасно.

— Стоп, хочешь сказать ты, там была? – удивился я и развернулся к своей собеседнице.

— Конечно! И не один раз! – горделиво заявила лошадь.

— Ну вот... значит это не то место... Пошли обратно в город, я есть хочу. – после этих слов, я быстрым шагом устремился обратно в городок.

— Ты что, передумал туда идти?

— Если вы туда ходите, значит это не то место, которое я ищу.

— Ну не то чтобы ходим... А какое место ты ищешь?

— Такое, откуда никто, вообще, никогда, не возвращался.

— Хм... – задумалась голубая лошадь, удушая следом за мной.

Только вод странно, она не отстает, и я не слышу звуков её шагов, а она должна бежать, чтобы угнаться за моей скоростью. Зато присутствует колебания воздуха.

Недолго думая, я остановился и обернувшись, увидел голубую лошадь, парящею в воздухе и махающею своими маленькими голубыми крыльями.

— Ты летаешь? – задал я вопрос, достойный премии очевидность года.

— Конечно! Я же пегас! – в своей гордой манере ответила голубая.

— Пегас значит – и только в этот момент, я заметил еще одну деталь этой кобылы: на её гриву и хвост будь то опрокинули стеллаж с красками. – а у всех пегасов такие цветастые гривы?

— Нет. Конечно же нет! – удивлённая моим вопросом отнекалась цветастогривая лошадь.

— Понятно.

Я развернулся и продолжил движение к городу.

Через пару минут я уже пускал слюну на лавки с провиантом. Ладно хоть не буквально.

Голубая лошадь куда-то подевалась, зато я заметил розовую, за одним из прилавков.

— О! Это снова ты! Ты куда тогда подевался? Чего то хочешь? Как ты так пригнул? – начала налегать с вопросами резиновая кобыла, стоила мне подойти к этой кафешке.

— Чего-то, с наибольшим количеством калорий. – ответил я, на единственный интересовавший меня вопрос и на всякий пожарный, уточнил, в стиле чокнутой лошади – самое, при самое сытное блюдо, которое у вас есть и от которого сразу и надолго наешься.

Розовая пару раз похлопала глазами, а потом заорала:

— О`кей! сейчас все будет! – и усвистала куда-то в глубины магазина.

Через пол минуты розовая кобыла вернулась и притащила башню из мороженого со взбитыми сливками или вообще неизвестно чего, больше себя размером.

Немного обнюхав это блюдо, попробовав и убедившись в отсутствие известных мне вредных веществ, я слопал сие калорийное произведение искусства в течении пары минут.

Оно было весьма вкусным, да и сахара была немало. Но все же для голодного меня, это мало.

— Ик, а еще есть?