Автор рисунка: aJVL

Загадка рассвета

Райт Эрнер, единорог с чёрной шерстью и коричневой гривой, с ухмылкой наблюдал за удаляющимся воздушным шаром, летящим в Клаудсдейл и визущим его приятеля Дика Паста.

Ну, у Дика есть дела — есть дела и у Райта. Например, выпить яблочного сидра. У него сегодня выходной, почему бы и нет?

Единорог сидел в баре Эппллузы и увлечённо разговаривал с одним из жеребцов средних лет, перед которым на столе возле приличных размеров деревянной кружки с яблочным сидром лежала книга, открытая на странице триста девяносто четыре. На листке был изображён красивый алый цветок, кончики лепестков которого были слегка изогнуты наружу.

Собеседник Райта как раз раглагольствовал об это цветке:

— Цветок Скаледон, или, как выражаются в просторечии, Рассветный Цветок! Не ваша там "Красная Каша", а Скаледон! Цветок, изредка встречающийся лишь в Бесплодных землях на юге нашей страны. Я лишь слышал о том, как один учёный — друг моего друга, -ища его несколько месяцев, сумел-таки его найти совершенно случайно.

— Пфф, — усмехнулся Райт. — Да я его найду на раз-два. Как там в сказаниях говорится? Повторите, пожалуйста.

— Согласно сказаниям, этот цветок видно только при свете солнца, выходящего из-за горизонта, и именно поэтому его называют Рассветным цветком. Однако нашедший его знакомый моего друга говорит, что этот самый рассвет тут ни причём. Он нашёл это растение случайно ночью, часа в четыре. На горизонте небо лишь слегка окрашивалось в розовый оттенок. Так что не советую верить вам в эти россказни. Возможно, он полностью распускается лишь на рассвете, из-за чего нашедший его жаловался на то, то он не был настолько красив, как здесь, — жеребец кивнул на изображение, — но найти его во время рассвета так же вероятно, как и, например, во время заката. Вернее, невероятно. Вам следует обследовать полностью Бесплодные земли, чтобы найти Скаледон, но их уже осматривали и до вас. Так что я почти неуверен, что у вас получится...

— "Почти" — значит, верите, — хмыкнул единорог, — Я найду этот цветок завтра же, ближе к четырём часам, как и тот джентельпони, о котором вы говорили. Дик Паст прилетит завтра утром, вот как раз к его возвращению я и принесу вам фото этого цветочка. Но еду и прочее, что нужно с собой брать, я возьму за ваш счёт.

— Что?! Нет, нет, раз сами вызвались, то и платите за себя!

— Ну, тогда будем считать, что Скаледон — это всего лишь миф, — Райт сделал грустное лицо.

— Всего лишь миф?! Да держи! — он выхватил зубами из кармана мешочек с деньгами и кинул его на стол прямо перед Райтом. — Это тебе на дорогу! То, что останется — забирай себе. Если, конечно, найдёшь цветок, что крайне сомнительно.

— Поверьте...

— Не поверю.

— Ну, как хотите. Я всё равно даю слово, что принесу вам фото этого прекрасного Скаледона. А я всегда держу слово, так, ребята?

Многие посетители, знакомые Райта, одобрительно заглаголили.

— Я отправляюсь завтра же, — с этими словами Райт, взяв со стола книгу и мешочек с деньгами, вышел из бара.

Райт лёг рано. Он расчитывал найти Скаледон раньше прилёта Дика, а для этого нужно было встать в три часа ночи. В три часа ночи! Селестия милостивая, он давно так рано не вставал, разве что когда он летел, — от одного слова "летел" по коже мурашки пробегают, — к Кристальным горам. Да нет, даже тогда они попозднее вставали. Ну да ладно. На вознаграждении за находки в Кристальных горах долго не проживёшь, так что нужно искать, где можно подзаработать. Вот и способ. Двести битов — не такая уж и большая, но вполне приличная плата за фото загадочного цветочка.

Застегнув сумку с несколькими бутербродами и флягой, наполненной до отказа водой, которая осталась у него ещё с похода в пустыню Сан-Поломино, и повесив её через шею и затянув ремень на ней потуже, он вышел из своей квартиры.

На небесводе светились яркие звёзды, настолько красивые, что любой нормальный пони, если у него нет никаких дел и никаких проблем, смотрел бы на них и смотрел. Райт, у которого сейчас были дела, и сам засмотрелся на множество светил, разбросанных на ночном небосводе, но, встряхнув головой, медлено поскакал к железной дороге.

На одном из отвлетвлений он увидел несколько свободных дрезин и, положив на неё сумку, взялся за рычаг и с силой надавил. После первых немного скрежетающих рабочих ходов рычаг стал свободно подниматься и опускаться. Райт размял копыта и, покрепче ухватившись за рукоятки, привёл в движение транспорт и поехал на юг.

Его путь лежал к Макинтошским горам, соседничавшими с Бесплодными землями. Их было видно ещё из Эппллузы. Несмотря на расположение в более тёплых местах, на их вершинах был виден приличный такой снежок. Почему горы назывались Макинтошскими — Райт и сам не знал. Такие вопросы надо задавать Дику, он в истории разбирается по-лучше, чем он сам.

Железная дорога проходила через эти самые горы дальше на юг. Что было за горами — опять-таки, Райт не знал. Да много кто не знал. Поговаривают, что там расположена страна, название которой — Глазго. Мало кому известно, какие существа там обитают, но некоторые пони слыхали, что жители страны ходят там в непонятных юбках...

Так или иначе, Райту не туда ехать надо. Он просто остановится прямо перед въездом в проход через горы и обогнёт их слева, чтобы попасть в Бесплодные земли.

Поднимая и опуская рычаг дрезины, он всё любовался звёздами. До них так далеко... А как там вообще чувствуешь себя, на звёздах? Единорогу они представлялись этакими большими бумажными квадратиками, висящими в воздухе. Нет, он знал, из чего состоят звёзды, и как они витают там, на небе, но... иногда ему казалось что-то своё. Вот, например, то, что звёзды — это бумажные квадратики размером с пони. А вот как там, холодно или тепло — это он знал наверняка: жара непереживаемая. Читал он как-то в дедстве книженцию одну, и там была упомянута температуры звёзд, так Райт от этого долго заснуть не мог. Он и понятия не имел, что бывают такие температуры.

Между тем перед жеребцом начинался проезд через Макинтошские горы, а ему туда не нужно.

Остановившись, Райт надел сумку и спрыгнул с дрезины на слегка прохладный песок. На секунду он задумался о помехе для другого железнодорожного транспорта, но через секунду забыл об этом. По этой дороге едут ну настолько редко, что опасаться, что его механизм преградит кому-то дорогу, не следует.

Дальше жеребец побежал быстрым галопом по предгорью. Следовало поспешить: он не был уверен, что Дик прилетит в Эппллузу позднее пяти часов.

Не всё время Райт бежал, иногда, чтобы отдышаться, он медленно шёл и осматривал местность. И у него появлялось такое ощущение, что он идёт по границе двух стран. Жёлтые пески и бордовые горы — совершенно разные местности, между которыми сейчас и бежал пони. А дополняло картину тёмно-синее небо, уже слегка порозовевшее на востоке — куда и шёл археолог.

Бордовые горы справа особо ничем не блистали, и поэтому Райт больше смотрел на небо и иногда — на пустыню слева. Одинокие кактусы. По дюнам прыгает перекати-поле. Иногда где-то вдалеке мерцали миражи. Нет, небо куда красивее. С множеством завораживающих созвездий, настолько далёкими...

И снова Райт продолжал бег.

И, наконец, через полчаса справа показался новый проход меж гор, на этот раз — широкая тропа, ведущая в загадочные Бесплодные земли. Райт поспешил туда.

На наручных часах было семь минут пятого. Именно в этот момент единорогу раскрылась та самая долина.

Огромная "площадь" из засохшей земли оранжегого оттенка, на которой иногда встречались "колонны" — горки, из-за ветра принявшие удивительные очертания. Одна из таких "колонн" напоминала лицо обычного пони, а вон так, в двадцати метрах — яблоню.

Тропа, ведущая в Бесплодные земли, не заканчивалась, а уходила дальше на юг, рассекая долину на две части. Райт тут же назвал их Восточная и Западная половины, после чего наконец-таки задумался над той самой загадкой, которую ему дал тот жеебец средних лет, чья книга лежала у единорога в сумке, и которую он уже доставал.
"Согласно сказаниям, этот цветок видно только при свете солнца, выходящего из-за горизонта, и именно поэтому его называют Рассветным цветком"
Значит, при свете восходящего солнца.

Но солнца от сюда не видно из-за окружающих долину бордовых скал. Значит, тут кроется какая-то загадка...

И, возможно, одгадка кроется в самих землях?

Ведь земли называются Бесплодными, почему же тогда здесь растёт цветок?

Мда... Это скорее ещё одна загадка, чем отгадка. Что же тогда есть ещё из подсказок?

Райт полистал книгу и нашёл нужный ему Скаледон и нашёл одно слово, объясняющее существование его в этих долинах:
"Неприхотлив"
Ну, допустим. Тогда почему он водится только здесь? Хотя... Наверное, это неважно.

Ещё пара строк из книги:
"На ровной поверхности не растёт"
Единорог оглядел местность. Получается, Скаледон не растёт по всей долине, только на подъёмах.

Ещё более внимательно жеребец осмотрел западные скалы и их пологие спуски. Западные — потому что восточные останутся в тени до того момента, в какой солнце будет над скалой.

И, как назло, он ничего не заметил.

Может, что-то ещё...

Снова единорог уткнулся в книгу. И вот что он нашёл:
"Как говорят немногие, видевшие Скаледон, когда солнце находится в зените, найти цветок уже невозможно"
Ну, об это стоило догадаться. Никакой новой информации.

Хотя... Погодите-ка...
"Как говорят немногие, видевшие Скаледон..."
А фотографии? Фотографий нет, чтоли? Этот друг друга, который учёный, его не сфотографировал? Видимо, Райт забыл об этом спросить у собеседника из-за изрядного количества сидра, выпитого единорогом.

Ну-ка, что тут говорится о доказательствах...
"Существование не доказано"
Что?! Не доказано?! Как же так?! Всего лишь слухи! Возможно, этого цветка нет и в помине!

Ну конечно, не только Райт подвыпил. Тот жеребец средних лет мог разговориться из-за первоклассного яблочного сидра.

Получается, нет никакого Скаледона? Вот этот вот цветок с этими алыми лепестками — неужели его нет?

Да нет. Нет, нет, нет! Он должен существовать! Пусть Селестия мне рог отрубит, если его не существует (блин, за рог-то страшно)!

Ну-ка, ещё раз подумаем... Который час? Без пятнадцати пять. Время есть.

Ещё раз. Что там по сказаниям?
"Согласно сказаниям, этот цветок видно только при свете солнца, выходящего из-за горизонта, и именно поэтому его называют Рассветным цветком"
При свете солнца. Но солнца же не видно! Тем более, что этот учёный нашёл, — вернее, говорил, что нашёл, — Скаледон ночью. Значит, необязательно, чтобы солнце светило на цветок...

Или — необязательно, чтобы было видно солнце...

Но что ещё может пускать солнечные лучи?

Райт глянул в небо. Звёзды, насколько он знал, сами светятся. Не они.

Но тут чего-то не хватает...

Райт поскакал к восточной скале долины, всё время смотря на забадную вершину.

И вот, когда до восточной оставалось метров десять, над западной единорог увидел ещё видную луну.

Луна! Ну конечно! Луча светится засчёт лучей солнца, отражающихся от неё! Вот почему этот учёный нашёл цветок ночью! Ошибочное утверждение, что цветок видно во время рассвета, на самом деле он расцветает ночью! Вот почему, по рассказам учёного, цветок был не настолько красив, как на картинке. Он уже закрывался тогда!

Значит, для цветения Скаледона нужны не только солнечные лучи, но и ночное что-то. Прохлада, например.

Но где тогда этот цветок?

Тогда, получается, нужно осмотреть восточные скалы.

Райт присмотрелся к ним...

Да! Там вон, в трещине видно какой-то росток!

Жеребец, быстро закинув книгу в сумку, а сумку — через шею, бросился к нему.

Да... Действительно... Что-то там есть...

Райт подбежал к трещине и заглянул в неё.

Алый бутон. Уже закрывающийся.

Выхватив из сумки полароид, он быстро сфотографировал Скаледон.

И вот он, снимок. То, что ему нужно.

Ухмыльнувшись, Райт аккуратно вложил фото в книгу о растениях, а последнюю вместе с полароидом — в сумку.

Дело сделано.

Но он успеет сделать ещё кое-что.

Выйдя из Бесплодных земель по тропинке, Райт взглянул на восток.

Рассвет. Красиво-то как. Окрашивая в алые цвета тёмно-минее небо, солнце слегка выглядывало из-за горизонта.

Немного полюбовавшись этой красотой, единорог развернулся и поскакал на запад — к своей дрезине.

Дик вошёл в бар Эппллузы. Что он должен сейчас рассказать своему приятелю Райту...

А тот сидел как раз за столом перед жеребцом средних лет, с восхищением разглядывающего фотографию алого цветка, который Дик Паст знал как Скаледон. Где он достал этот снимок?

Райт сидел почему-то с полной сумкой, лежащей рядом, будто он куда-то собрался, либо только что откуда-то вернулся.

Пожав копыто другу, Дик начал:

— Ты не представляешь, что...

— Нет, это вы не представляете, молодой пони! — перебил его сидящий перед единорогом жеребец с фотографией, — Райт Эрнер совсем недавно пришёл сюда со снимком легендарного Скаледона! — он, встав из-за стола, взмахнул снимком прямо перд носом земнопони.

Тот уставил широко распахнутые глаза на друга:

— Что... реально?

— Ну, это было несложно, — махнул копытом тот, — Ладно, говори, что у тебя.

— Не поверишь. Вот, — Дик вытащил из своей сумки листовку и положил её на стол. Райт пробежался по ней глазами:
"Приглашаем вас, Дик Паст и Райт Эрнер, на выборы Кантерлотских Археологов"
— И что? — пожал копытами единорог, — У нас уже была парочка таких, археологов- то в стране не так уж и много. Но выберут опять кого-нибудь из Кантерлота.

— Так вот это вот фото, — Дик — кивнул на Скаледон, — даёт нам огромное преимущество!

Райт удивлённо приподнял брови:

— Эм... Ну, типа, круто.

— Не круто, Райт, а просто невозможно! Кантерлотские Археологи! У нас есть шанс!

Райт хмыкнул:

— Я же говорю — круто.

Комментарии (5)

0

Итс вери гуд

Упоротый_Бронь #1
0

Как сказал классик: "Пустичёк, а приятно:)". Учитывая то, что фанфик был написан за 6 часов, имеет неплохой сюжет, архиология и много-много того, что делает рассказ крутым.
• •
\__/

Dark_Batpony #2
0

Прикольно

Smolinek #3
0

Надо будет сделать сборник рассказов о Дике Пасте и Райте Эрнере, раз поссылкам никто не переходят...

Пчёланчик #4
0

Делай сборник, мы поддержим (морально :) Приключенчиских рассказов, хотя-бы среднего качества, в библиотеке в последнее время мало, а тут такая идея хорошая...

Dark_Batpony #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...