Автор рисунка: aJVL

Первая и единственная

Тёмная вода, бурля и пенясь, отступала от берега тысячами потоков разной мощи от небольших петляющих по илистому дну ручейков до бурных рек, переворачивающих и уносящих в открытое море и рыбацкие лодки, и торговые галеры. Дно обнажилось, и в нём стали видны сотни отверстий, напоминающих то ли норы подводных кротов, то ли дыхала зарывшихся в ил морских чудищ. Из этих отверстий показались клубы тумана. Сначала это были едва заметные струйки, но очень быстро они набирали силу и уже вскоре молочная мгла заполнила оставленные водой пространства. Она скрыла деловито снующих туда-сюда крабов, бьющихся в агонии рыб и остовы затонувших кораблей, увешанные водорослями и обрывками рыбацких сетей.

Вскоре уплотнившаяся почти до состояния твёрдого вещества мгла потянула языки в сторону суши. Первыми жертвами стали те немногие моряки, что успели спрыгнуть на причалы со своих кораблей, которые отступающие воды срывали со швартовых, топили и уносили в открытое море. Несчастные, вдохнувшие белый туман, кто падал замертво, кто с безумными криками убегал в сторону города. Та же судьба очень быстро постигла и зевак на берегу.

Паника охватила многочисленных свидетелей произошедшего, все спешили как можно быстрее оказаться как можно дальше от морского берега вообще и портовой гавани в частности. Немногие смогли заметить, как расступившиеся на западном горизонте тучи позволили золотистым лучам вечернего солнца придать прожилкам белой мглы нежно-розовые оттенки. И ещё более немногие разглядели, как из этих прожилок соткалась гигантская фигура, которая сгущаясь хоть и сильно уменьшилась в размерах, зато обрела материальность и зашагала в сторону города.

***

— Твайлайт, очнись! Что с тобой?!

Окрик юного дракончика выдернул единорожку из оцепенения. Несколько секунд она с недоумением оглядывалась по сторонам, пока не поняла, что сидит за столом в читальном зале кантерлотской библиотеки.

— Спайк, здесь вообще-то нельзя кричать, это мешает...

— Да здесь давно уже никого нет, — перебил её Спайк. — Библиотека закрылась, а на тебя просто махнули копытом — все знают, что ты можешь сутками сидеть, уставившись в книгу, и у тебя есть персональное разрешение принцессы Селестии на это.

Твайлайт зевнула, потёрла глаза и с кряхтением поднялась из-за столика.

— Да, давненько я так не увлекалась, — сказала она, разминая затёкшие задние ноги. — Так ты говоришь, здесь никого нет... И за стойкой регистрации тоже?

— Никого. Эй! Мне не нравится этот твой взгляд. И зачем ты отстёгиваешь крышку от сумки?

— Спайк, ну не может же ценная книга... — она указала копытом на раскрытый том с потрёпанными коричневатыми страницами, — ...просто так лежать здесь на столе, где любой её может взять и поставить не на ту полку! Ты только вдумайся, какую это создаст путаницу. — Последние слова она произнесла драматическим шепотом и, закатив глаза, хихикнула. — А поскольку на регистрации никого нет, — она подмигнула дракончику, — и я не могу её сдать, то нам придётся взять её домой. Хи-хи-хи-хи...

— Твайлайт, мне это не нравится.

Единорожка прекратила гримасничать и широко улыбнулась своему маленькому помощнику.

— Не волнуйся, Спайк, я всё оформлю по правилам. — Она раскрыла потёртый том на форзаце и при помощи магии вынула жёлтую карточку из бумажного кармашка, приклеенного к крышке переплёта. — Видишь, жёлтая! Так что эту книгу не запрещено выносить из библиотеки, нужно только всё правильно заполнить. — Она положила карточку на стол и потянулась за пером с чернильницей, одновременно убирая в седельную сумку книгу и пергаментные свитки со своими записями. — Если не сложно, Спайк, отнеси всё вот это на стол возврата.

— Ладно, — вздохнул дракончик, оценивая высоту стопки книг и журналов на краю стола. Он оглянулся по сторонам и приметил поблизости, аккурат рядом со стеллажом, пустую тележку для перевозки книг и направился к ней. Через пару минут дракончик уже перекладывал в эту тележку не менее двух десятков книг самых разных форматов и изданий, которые Твайлайт всего лишь за один день работы умудрилась успеть пролистать, найти нужные ей сведения и сделать выписки.

— Ого, "Средневековая история южных провинций", — воскликнул Спайк, держа в лапах книгу в зелёной обложке. Повертев секунду, он положил её в корзинку тележки. — Я смотрю, тебя увлекла эта небольшая этнографическая экспедиция в южные горы... Правда, Селестия-то предполагала, что ты будешь больше общаться с другими пони, а не зароешься опять в старые пыльные книги по самый кончик рога.

Последний фолиант был настолько огромен, что Спайку пришлось подогнать тележку вплотную к столу, а самому забраться на столешницу и затолкать не в меру объёмное издание на вершину кучи книг в тележке. Сделав это, он прочёл его название:

— "Поимённый список знатных единорогов вассалов Королевского Дома Кантерлота от установления Великой Унии с перечислением титулов и жалований, а также казней, как с позором, так и без". Думаю, что они делали книги такими большими только потому, что иначе на обложку не помещалось название.

Сзади раздался тихий смех Твайлайт.

— Вообще-то нет... — начала было она, но, поймав саркастический взгляд Спайка, остановилась и ещё раз хихикнула. — Хотя, ты знаешь, именно этот Список помог мне сделать открытие.

Спайк удивлённо изогнул бровь, а его наставница и опекунша возбуждённо притоптывала передним копытом.

— Да, именно... — радостно продолжила Твайлайт. — Представляешь, не выходя из библиотеки я сделала открытие! Я обнаружила книгу, которой просто не может существовать. — Она похлопала копытом по сумке.

Спайк вздохнул, спрыгнул на пол и принялся толкать поскрипывающую от тяжести груза тележку в сторону стойки регистрации.

— Твайлайт, поможешь сгрузить всё это?

Единорожка обогнала Спайка и на ходу осмотрела аккуратно разложенные по стопкам книги.

— Ну ты прекрасно всё рассортировал, так что можно просто оставить тележку возле стола возврата. Только представь, я напишу заметку, нет, целую статью в журнал Кантерлотского Исторического Общества...

Твайлайт припустила лёгкой рысью в сторону выхода из читального зала, помахивая перед носом жёлтой учётной карточкой, которую удерживала в облачке магии, и на ходу рассуждая о планах будущей публикации. Спайк ещё раз вздохнул, пробормотал что-то неразборчивое, и продолжил толкать тяжело гружёную тележку, взяв немного влево от стойки регистрации.

***

Расступившиеся над западным горизонтом тучи позволили вечернему солнцу залить золотыми лучами центральную улицу приморского городка, ведущую от порта на восток, к скалистому холму, на котором возвышался старинный храм. Храм знавал лучшие времена, но и теперь мог похвастаться вычурностью элегантных колонн из белого мрамора, фронтоном, украшенным барельефами, на которых герои древности бились с восставшими из морских пучин чудовищами и множеством статуй полузабытых богов, стоящих в своих нишах. Через широко раскрытые гигантские двери солнечный свет заливал помещения храма вплоть до алтарной части в восточном пределе.

Последние оставшиеся жрецы, всё ещё хранившие древние знания, выстроились широким полукругом, обратив свои лица к семи плитам из чёрного с голубыми слюдяными прожилками гранита. Эти грубо отёсанные глыбы были сложены так, что напоминали огромный трон, который в этом храме служил алтарём. На плите, образовывавшей правый подлокотник, лежал гигантский меч, а на сидении трона неведомо когда и неведомо кем были свалены в кучу железные доспехи.

Жрецы монотонно читали молитвы, и время от времени кто-то из них подходил к небольшому гонгу рядом с троном-алтарём и ударял по нему деревянным молоточком. Зал наполнялся звоном медных тарелок, и с каждым таким ударом всё заметней и заметней становилось фиолетовое свечение в затенённой заалтарной части и в боковых нишах. Вскоре, когда даже до стоящего на окраине храма сквозь раскрытые двери стали доноситься крики боли и отчаяния и легкий запах гари, сеть желобков в полу заполнилась опалесцирующей фиолетовой дымкой, которая, отзываясь на мольбы жрецов, сначала набрала плотность, а затем потекла в сторону алтаря и принялась втягиваться в доспехи.

***

— Твайлайт, очнись!

— А!? Что? Где?.. О, это ты Спайк?

— Я это, я. Но я не уверен, что ты это ты. По крайней мере, ты явно не в себе в последнее время.

Единорожка огляделась вокруг, она была у себя дома и, кажется, заснула, упав мордочкой в раскрытую книгу. Ту самую старинную книгу, что она нашла недавно в архиве кантерлотской библиотеки. Спайк деловито собрал рассыпавшиеся по полу листы с записями, что делала Твайлайт, и сложил их в аккуратные стопки. Затем подобрал валявшийся тут же пакет из коричневого пергамента и, убедившись что тот пуст, с отвращением затолкал его в мусорную корзину к поломанным перьям и обрывкам скомканной бумаги. Достав совок и метёлку, юный помощник Твайлайт убрал просыпавшиеся из пакета крошки и кусочки овсяных галет.

— Как ты только можешь есть эту гадость? — почти сварливо спросил Спайк, высыпая из совка в мусорную корзину целую пригоршню сора.

— Эти галеты очень питательны, и я могу хоть неделю работать без перерыва, — привычно принялась объяснять Твайлайт.

— Ага, вот только на вкус они как подошва зимних ботинок. Я тебе тут нормальной еды приготовил, так что никуда не уходи.

Спайк забрал уже переполненную мусорную корзину и скрылся на кухне. Меньше чем через минуту он показался снова, толкая впереди себя сервировочный столик на колёсах, от которого аппетитно пахнуло медовыми пряниками и свежезаваренным чаем.

— Спасибо, Спайк, — заметно оживилась Твайлайт. — Ты всегда знаешь, что мне нужно.

— Выспаться тебе нужно, вон какие мешки под глазами.

— Фот дофифу стафю... — начала Твайлайт с набитым ртом, затем проглотила кусок пряника и сделала глоток из кружки, которая парила в облачке магии перед её носом. — ...Тогда отосплюсь на год вперёд.

— Ты так говорила, когда для принцессы Селестии составляла отчёт о нашей поездке на юг в Найткасл-Рок, а вместо отдыха откопала где-то эту книгу. Чем хоть она так необычна?

— Ну, во-первых, её написал Найт Фликкер...

— Что! Тот жеребенок с кинокамерой, который доставал нас, когда мы ехали на юг и потом там на месте тоже?!

Твайлайт уставилась на Спайка и несколько секунд не находила, что сказать, затем до неё дошло и она рассмеялась, чуть не расплескав при этом чай из левитируемой кружки.

— Нет! Нет-нет, Спайк. Это просто совпадение. Хотя... Тот Найт Фликкер, — она указала копытом на книгу, — был младшим сыном последнего герцога Найта, то есть происходил из того самого бывшего королевского рода, который правил в Найткасл-Роке в раннем средневековье, а наш Найт Фликкер, как оказалось, тоже очень-очень далёкий потомок тех древних королей. И, кстати, ты с этим пареньком вроде бы неплохо поладил.

— Да-а, — смутился Спайк, — но, знаешь, этот трр-ж-ж-ж-ж-ж от его камеры до сих пор у меня в ушах стоит.

Твайлайт поставила кружку на столик и рассмеялась уже без опаски что-либо пролить или разбить.

— Это ещё не всё, иллюстрации к этой книге совершенно точно — и я как раз собираюсь это доказать — рисовала сестра Фликкера. Ты будешь смеяться, но её звали Чилли.

— Что? Точно так же, как маму нашего Найт Фликкера?

— Именно! Потрясающее совпадение, не правда ли?

— Хм, и это заслуживает статьи и таких мучений?

— Нет конечно же, тут дело в другом.

Спайк подошёл к книге и принялся разглядывать иллюстрацию на развороте: зажатый с трёх сторон горами приморский город террасами спускался к морю; в портовую гавань заходило несколько круглобоких кораблей, ощетинившихся рядами вёсел; от причалов прямо вверх к центру рисунка проходила широкая улица, которая заканчивалась у странного прямоугольного дома; этот дом, казалось, представляет из себя несколько рядов колонн с поставленной на них сверху двускатной крышей. Дракончик наклонился, чтобы получше рассмотреть детали.

— Ух ты! Сначала мне показалось, что тут под крышей, — он указал когтем на тот самый дом с колоннами, — просто пара каких-то закорючек, но если взглянуть поближе, там целая картина с какими-то чудовищами.

— Да, Спайк, чем больше ты вглядываешься, тем больше деталей замечаешь. А если начать присматриваться к определённым точкам, то можно словно бы оказаться внутри рисунка, бродить по нарисованным улицам, слышать звуки моря, вдыхать ароматы цветущих садов...

— Но оно всё какое-то... — Дракончик скорчил гримасу и развёл лапами.

— Плоское и несоразмерное? — продолжила за Спайка Твайлайт. — Ну да, так рисовали до Леонардо Да Хувси. Но Найт Чилли умела делать волшебные картины, это было частью её особого таланта, она прикрепляла к своим рисункам особое заклинание, которое могло втянуть зрителя в мир книги. После неё ещё четыреста лет никто не мог повторить такого волшебства, до Хейкарта. Он разгадал цепочки её заклинаний и разработал методику, которая позволяет любому пони попасть внутрь любой книги на несколько минут.

Примерно с минуту Спайк всматривался в книгу, не мигая и, кажется, даже затаив дыхание, а когда, наконец, оторвался от пожелтевшей страницы, на его лице застыло выражение восторга.

— Вот бы кто-нибудь сделал такую штуку с комиксами про Пауэр Пони... — Он хотел ещё что-то сказать, но осёкся, увидев, как Твайлайт посмеивается, зажав рот копытом. — Гм-м, но ты, кажется, говорила, что эта книга не может существовать. Эти... — дракончик щелкнул когтями, — брат с сестрой...

— Найт Фликкер и Найт Чилли, — подсказала Твайлайт.

— ...никогда не работали вместе?

— Работали. На их отчеты, хм-м, об археологических экспедициях Ордена чуть ли не молятся на историческом факультете. А вот сами экспедиции проклинают — сколько всего было разрушено и уничтожено!

— И-и? — Спайк развёл лапами. — Так что не так с этой книгой, почему она не может существовать?

— Помнишь поимённый список знатных единорогов? — Спайк энергично закивал, а Твайлайт подхватила левитацией лист пергамента, исписанный её заметками. — Так вот, если верить записям Списка, когда эта книга писалась, Найт Чилли была уже лет десять мертва.

***

Солнце уже зависло над самым горизонтом, а фигура из белёсой мглы прошла не больше трети пути от порта до храма. Позади неё образовалась целая толпа обезумевших горожан, тех кто выжил, вдохнув молочно-белый туман. Из примыкающих к центральной улице переулков выбегали всё новые безумцы и присоединялись к жуткому шествию, они трясли над головами дубинами и кольями со следами крови. Тут и там слышались вопли. Отсветы разгорающихся пожаров добавляли всё больше рыжих красок к багряным лучам закатного солнца.

Когда прозвучал последний удар гонга и стих бубнёж жрецов, фиолетовая дымка полностью втянулась в доспехи и те ожили, сложившись в высокую фигуру могучего война, который подобрал меч и сошёл с трона. Размеренным шагом он покинул храм и зашагал прямо вперёд по улице строго на запад, на встречу с врагом.

***

— Твайлайт! Твайлайт, проснись! — Принцесса Селестия аккуратно потормошила копытом спящую единорожку, но та отреагировала вяло: промычала что-то нечленораздельное и повернулась на бок, выпустив изо рта струйку слюны. — И давно с ней так? — спросила Селестия Спайка.

— Третий день?

— М-м?

— Нет, ну вот именно так, только, вот, сейчас. До этого достаточно было окрикнуть, и она приходила в себя. А сегодня я нашёл её заснувший перед этой книгой и не смог разбудить, тогда я положил её в кровать и позвал вас.

— Книгой?

— Э-э, ну да. Она нашла в архиве библиотеки какую-то старую книгу и принялась её изучать. Говорила, что сделала открытие, что напишет статью... — Селестия не смогла сдержать мимолетной улыбки, но через секунду вновь помрачнела. Спайк сглотнул комок в горле и продолжил: — И вот она стала впадать в транс. Позову её, очнётся и как ни в чем не бывало. Я думал, просто заработалась, она ж почти не спала в последнее время, а тут такое. С ней ведь всё будет в порядке?

Принцесса молчала несколько секунд, потом приложила копыто ко лбу Твайлайт, затем приподняла ей веко.

— Покажи мне эту книгу.

— Вот тут на рабочем столе.

Селестия поднялась и подошла к столу, на который указал Спайк.

— Эта? — уточнила принцесса.

— Да. И вон там сложены результаты её исследований, я рассортировал протоколы испытаний по номерам, а все записки сложил в отдельную папку...

— Спасибо, Спайк, — прервала дракончика принцесса и раскрыла книгу при помощи магии.

Листая пожелтевшие страницы, Селестия всё больше и больше мрачнела и бормотала под нос о необходимости чаще, чем раз в сто лет, проводить ревизии библиотечных фондов. Время от времени она поворачивалась в сторону Твайлайт, и её рог на мгновение охватывало розоватое свечение, такое же мерцание возникало вокруг рога Твайлайт, спящая единорожка при этом тихо постанывала. Наконец, принцесса закрыла книгу и вновь подошла к лежащей в кровати ученице.

— Всё будет хорошо, Спайк. А сейчас, пожалуйста, оставь нас на полчаса, а потом приготовь крепкого сладкого чая.

— Конечно, Ваше Высочество! — Обрадованный Спайк взмахнул лапой, изобразив что-то вроде салюта и убежал на кухню.

 

— Пей! — приказала принцесса, поднося чашку чая в облачке магии к Твайлайт, та после нескольких неудачных попыток подхватить чашку левитацией, взяла её копытом и сделала небольшой глоток.

— Ой, это так приторно, — сморщившись, пожаловалась она и поправила упавшее с плеча одеяло.

— Так надо. Тебе необходимо восстановить сахар в крови.

— Хорошо, — тихо согласилась Твайлайт и с кислой миной отпила из чашки.

— Ты должна помнить, Твайлайт, что средневековье — это не просто время, когда пони странно говорили и ходили в смешной одежде, а в каждом более-менее крупном городе сидело по королю. Тогда относились к вещам иначе, думали иначе. Если в книге было написано, что читая этот текст можно сойти с ума, то это вполне могло означать именно то, что написано. И такая надпись считалась вполне достаточной мерой предосторожности. — Принцесса отпила такого же как у Твайлайт приторного чаю и отлевитировала свою чашку на столик.

— Вы заберёте эту книгу?

— Боюсь, что да. И все результаты исследований. — Твайлайт шмыгнула носом и дрожащим копытом поставила чашку на столик. — Хотя, не могу не похвалить тщательность и основательность проделанной работы. Я ознакомилась с твоими записями, пока ты спала.

— Спасибо, — без энтузиазма отозвалась Твайлайт.

— Прости, Твайлайт, но статью в журнал тебе придётся написать на какую-нибудь другую тему. Тем не менее, я вижу, что тебя мучают какие-то вопросы. Не стесняйся.

— Я так и не поняла, как Найт Чилли могла сделать иллюстрации к книге после смерти.

— Насколько я понимаю из твоих записей, ты уже отмела все рациональные объяснения, вроде, что это рисовал кто-то другой, что датировка книги неверная...

— Да, там вначале упоминаются события в Найтфолбэй, которые датированы совершенно точно из нескольких независимых источников, и... — перебила Твайлайт свою наставницу и замолчала на полуслове, прикусив губу.

— Э-э, я рада, что ты постепенно приходишь в себя, — шутливо заметила Селестия.

— Простите.

— Так вот, заклинание Найт Чилли очень сложно́, а она была хоть и сильной, но не очень искусной волшебницей и не могла передать его обычным путём, расшифровав и записав. Но обычный путь не единственный. Помнишь наши уроки про диких единорогов степи? — Твайлайт кивнула. — Тогда ты помнишь, как матери обучали своих жеребят жизненно важным заклинаниям?

Твайлайт задумалась на несколько секунд и уверенно заявила:

— Сильная эмоциональная связь может создать канал, по которому заклинания могут попасть напрямую из памяти одного единорога в память другого. Например, сильная связь образуется между матерью и жеребёнком, или... — Бледная до того Твайлайт запнулась и покраснела, так что стала напоминать свёклу. — Э-э, принцесса, вы же не хотите сказать, что они...

— Нет! — рассмеялась Селестия. — Любовниками они не были... Насколько мне известно. Их отношения парадоксальны, в обычной ситуации их можно было бы описать: как кошка с собакой, но если случалась беда, то они вставали друг за друга горой. Кстати говоря, Чилли была старшей и в своё время заменила Фликкеру рано умершую мать. Так что, чего-чего, а эмоциональных связей у них было предостаточно. То, что брат при этом овладел заклятием особого таланта сестры, хоть и необычно, но не так уж и невероятно. Тем более, что он, в отличие от сестры, был магом искусным, хоть и очень слабым.

Повисла долгая пауза, в течение которой и принцесса, и Твайлайт ещё несколько раз отпили противно-приторного чая. Наконец, Твайлайт задала ещё один вопрос:

— А как вы избавили меня от проклятия?

— О, тут всё элементарно, — улыбнулась Селестия, — я переключила его на себя.

— Святые небеса! — воскликнула Твайлайт.

В этот момент с кухни показался Спайк, катящий перед собой сервировочный столик.

— Ваше Высочество, я всё сделал как вы распорядились, — радостно объявил он. — Салат из помидоров, маслин и мягкого сыра, политый соевым соусом. Мелко протёртая морковь с чесноком и самой капелькой сметаны. Яблочный сок.

— Ты молодец, Спайк, — похвалила дракончика Селестия и обратилась к Твайлайт: — У тебя замечательный помощник, цени это. Обо мне не беспокойся, я знаю, как нужно поступать в таких ситуациях.

***

Безумные вопли раздавались так громко, как будто вопящие уже карабкались по ступеням храма. Впрочем, так и было, вот только ни один из жрецов не мог этого услышать. На полу храма перед алтарём лежали двенадцать бездыханных тел. В руках они сжимали обсидиановые ножи, которыми незадолго до этого каждый из них по очереди вскрыл себе горло. Кровь переполняла ведущие к подножью алтаря желобки, но самая последняя жертва так и не была принята.

Защитник не откликнулся на зов и древние доспехи так и остались лежать на троне-алтаре грудой мёртвого железа.

Глухой топот разнёсся под сводами храма, белёсая фигура медленным шагом прошла в открытые двери и двинулась к алтарю. Она остановилась перед первым на её пути мёртвым телом.

Через несколько минут ожидания крики снаружи стали стихать — толпа расходилась. Надобность в маскировке отпала, и белёсый туман начал редеть и развеиваться. Уже очень скоро на полу храма стояла невысокая, но стройная белая лошадь с крыльями на спине и длинным витым рогом, торчащим изо лба.

Оглядевшись вокруг, лошадь переступила через мёртвого жреца и аккуратно, стараясь не наступать в лужи крови, подошла к трону-алтарю. Помедлив секунду, она взобралась на подножье, затем, взмахнув крыльями, встала на дыбы и обрушилась передними копытами на сложенные в кучу железные доспехи. Доспехи рассыпались в пыль, которая тут же словно растворилась в воздухе. То же самое в этот же момент произошло и с мечом на правом подлокотнике трона, хотя к нему никто не прикасался.

Наконец, лошадь сложила крылья и уселась на вершине трона.

В этот момент солнце нырнуло под горизонт, и только быстро гаснущие отблески заката и отсветы пожаров освещали храм.

Комментарии (36)

0

Нужно показать чуждость, инаковость, невозможность этой книги. Там же с самого начала идет нарочитое умолчание о внешнем облике местных обитателей, оставляя возможность до самого конца повернуть в любую сторону. И все это на контрасте с чистым мирным понёвым слайс оф лайфом.

Может тогда стоило про это больше говорить? Пусть они светятся, бормочут заклинания, размахивают клешнями? Просто одно упоминание рук не делает книгу "невозможной". Оно делает её "странноватой". А так в целом, на Некрономикон получилось похоже, но виной всему атмосфера, к Некрономикону не располагающая и недосказанности, которые делают картинку не такой ужасной и пугающей. От рассказа ждёшь подвоха, а не ужаса, что в прочем и происходит:)

Dwarf Grakula
#26
0

Внизапно этот рассказ на фимфикшине: http://www.fimfiction.net/story/284164/the-impossible-book

zmeyk
#27
0

ссылко вот: http://www.fimfiction.net/story/284164/the-impossible-book

ЗЫ: невозможность редактировать комментарии есть зло.

zmeyk
#28
0

Если честно, то без комментариев автора очень трудно понять, что произошло в древнем городе. У меня сложилось впечатление, что жрецы, прибегая к отчаянным мерам, пытались не дать Селестии выйти из моря и подчинить себе мир. Впечатление дополняют руки, которые теперь сменились копытами.

Но ощущение присутствия древнего опасного артефакта и запретных знаний, сводящих с ума, передано здорово. Я испугался за Твайлайт в середине рассказа и обрадовался, когда Селестия сказала, что все будет хорошо.

disRecord
disRecord
#29
0

У меня сложилось впечатление, что жрецы, прибегая к отчаянным мерам, пытались не дать Селестии выйти из моря и подчинить себе мир.

Разве здесь есть какое-то противоречие? С точки зрения жрецов примерно так все и было.

Впечатление дополняют руки, которые теперь сменились копытами.

Э, где что сменилось?

Но ощущение присутствия древнего опасного артефакта и запретных знаний, сводящих с ума, передано здорово.

Это как раз и было основной целью истории.

zmeyk
#30
0

Разве здесь есть какое-то противоречие? С точки зрения жрецов примерно так все и было.

Верно, но явление Селестии в мир не ассоциируется с безумными криками и заревом пожара. Отрывки из мира книги вполне могут быть путанными и противоречивыми: все же это книга, сводящая с ума. Но последний отрывок не дает впечателения, что Принцессе удалось сделать "ход лошадью", порекративший безумие, происходящее в городе, и тем самым переиграть книгу. Наоборот, кажется, что она его элемент --- тот ужас, что вышел из моря.

Копыта и руки. Имеется в виду, что существ из города больше нет, а мире вместо них теперь живут пони.

disRecord
disRecord
#31
0

Наоборот, кажется, что она его элемент --- тот ужас, что вышел из моря.

Just as planed Что тут еще я могу сказать... :)

zmeyk
#32
0

Just as planed

*planned.

CrazyPonyKen
#33
0

Эх, понял бы я, что тут написано. Среди этих несвязных сцен особо ничего и не разберёшь. Какой — то город, какие — то жрецы, жертва была, жертва не была... Ничего не ставлю, фанфик не оказал должного впечатления.

Goccen 2
#34
0

Все поняла но... Про то почему она села на трон после уничтожения доспеха (и меча)- не как не допетрила...

Gamer_Luna
Gamer_Luna
#35
0

Такое выражение, как "Возглавить бардак, если нельзя предотвратить", слышала? Вот тот самый случай. Не устраивать же арМАРгеддон... )))

Лунный Жнец
Лунный Жнец
#36
Авторизуйтесь для отправки комментария.