Автор рисунка: Devinian

Глава единственная

Твайлайт с облегчением откинулась на бархатный пуф и задула свечу. Вот уже несколько лет она была профессором Спаркл, директором школы для одаренных единорогов в Кантерлоте. Принцесса Селестия была права, когда вверяла Твайлайт молодое поколение. Кто как не она – лучшая ученица за все правление Селестии – сможет воспитать молодых единорогов в духе дружбы и гармонии?

Жеребята очень любили Твайлайт – мудрую и добрую пони, которая никогда на них не сердилась. Сейчас она проверяла сочинения своих учеников о магии и улыбалась.

«Волшебство по природе своей находится в гармонии. Я считаю, что магия изначально противится тьме и хаосу. Злые чары мага, порождающие зеленое сияние, о которых нам говорили на лекции, всегда рассыпаются, и только заклинания, основанные на добре, могут сохранять наш мир веками, как те, что случились много-много лет назад в ледяной пещере...» Твайлайт вывела на полях «A+» и подписала еще «Согласна!»

Она была довольна своей преемницей, подающей очень большие надежды. Твайлайт могла честно признаться – юная ученица очень напоминала ей саму себя. Ну... только у нее не было друзей с самого детства. Она усмехнулась – учеба отнимала всю жизнь, а жить-то было и некогда.

Заболели ноги, и немного чаще заныло сердце. «Ох уж это дряхлое тело, – проворчала Твайлайт. – Ну вот, уснуть не удастся». И только она закрыла глаза, чтобы немного уйти в себя, как ее рог осветился, глаза широко раскрылись и стали похожи на два маленьких солнца. Не успела Твайлайт испугаться такой вольности своей магии, как тут же очутилась внутри огромного дерева.

«Старое доброе дерево, с тобой связано столько милых сердцу воспоминаний... Но ты ведь сгорело?..»

Твайлайт все больше изумлялась, все больше вопросов тревожили ее. Оглядевшись по сторонам и подойдя к стеллажам, заставленным книгами ее юности, она наконец заметила, что все это – волшебство. Кругом переливались маленькие радуги, и все искрилось, как после долгой-долгой уборки. Твайлайт села за свой старый письменный стол и взяла читаную-перечитанную любимую книгу...

...Как дверь ее распахнулась, и она увидела за ней тех, рядом с которыми эта книга утратила всякую важность.

– Твайлайт! – воскликнула белая единорожка – Мой рог повел меня к Поннивилю! Мне пришлось бросить шерстяные носки для внучатых племянников недовязанными!

– Рэрити! Твой голос тако-о-ой скрипучий! – подмигнула розовая пони, улыбаясь до ушей. Та, о ком говорили, тут же отбросила свои возмущения, бросившись обниматься.

– Да, Твай. Шо ж это такое-то? Дерево как будто новехонькое?

Твайлайт сорвалась с места так быстро, насколько ей позволял возраст, и подбежала к двери. Тут были все – все шесть лучших друзей.

– Привет! Привет! Я так рада вас всех здесь видеть! И Эпплджек, я знаю не больше твоего, дорогая. Уверена, еще вчера здесь стоял замок!

Неподалеку послышался тихий, неуверенный голос:

– Эм... может быть, это все магия?

– Флаттершай! Рейнбоу! – Две пегаски висели, чуть оторвавшись слабыми крыльями от земли. – Заходите все в дом!

Никто ничего не понимал, но ясно было, что это дело рук чего-то одного, общего для всех – их магии, их дружбы. Зачем она собрала их вместе в этот вечер? Неужели?..

– Это ведь наш последний вечер? – спросила у всех Рейнбоу.

– Твои глаза гаснут... – ответила Рэрити, – а значит уходит магия. Вы же помните Тирека?

– Наша магия уходит, вручив последний подарок, – улыбнулась Твайлайт. – Закройте глаза...

Все зажмурились и вдруг почувствовали, что здоровье силы к ним возвращаются. Пегаски ощутили, однако, что больше не могут парить в воздухе, и опустились на пол библиотеки.

– Вы же не против, что я применила нашу общую магию? – спросила Твайлайт. Ее голос вновь был чистым и звонким, как когда-то прежде.

Дружное «Ох!», и все увидели друг друга молодыми и полными сил!

– Это на два часа, а после заклинание развеется, и магия... покинет нас, – печально закончила Твайлайт.

– Ура! Давайте устроим вечеринку! – закричала Пинки, громыхнув своей праздничной пушкой. – А что? Я никогда ее не брошу! – И ухватилась за пушку.

– Ты ее с собой притащила? – не веря своим глазам, переспросила Рейнбоу.

– Ну... да! Ведь с ней мы сможем устроить последнюю вечеринку, прямо как когда Твайлайт приехала в этот маленький Понивилль!!! Так, Эпплджек – тащи чай с фермы и что-нибудь яблочное!

– Да, мэм!

– Рэрити, ленточки!

– Уже бегу!

– У тебя же остался дом в Понивилле?.. – спросила вдогонку Пинки. – А, неважно!

Началась веселая и беззаботная суета: все носились, заваривали чай, доставали и расставляли сервизы, украшали дерево – как в один прекрасный день. Когда он был? Память почти истерлась, но сейчас та, первая вечеринка стояла перед глазами...

– Вы же помните, как я тогда от вас сбежала, злая-злая? – спросила Твайлайт, когда все взяли по чашке чая.

– Такое не забудешь, – засмеялась Рэрити, – малыш Спайк тогда бежал тебя будить, бедняжка. Кстати, а где он?

– Спайк улетел в Кристальную Империю, давать интервью центральной газете. Берет пример с тебя, Рейнбоу! – та покраснела, а все остальные хихикнули, вспомнив тот курьез с Загадочной пони.

– Кстати, как там у тебя дела, в Клаудсдейле? – спросила Твайлайт.

– Также как и у вас, профессор! – Дэш встала по стойке смирно, но тут же вновь села за столик. – Мои юнцы все сплошь будущие Вондерболты. При мне Академия берет лучших из лучших!

– А мы с Пинки и Эйджей живем по соседству, – сказала Флаттершай. – Каждый день как праздник, правда?

– А как же! Но сегодня у нас самый праздничный праздник на свете! Мы все-все снова вместе! – Пинки снова подпрыгивала и радовалась. Казалось, чистое счастье не покидало ее.

– Мы вместе... – Твайлайт посмотрела на своих друзей. – Мне сегодня приснилось, что у меня нет вас, девочки. Вы представляете? Вся эта жизнь – без вас... Я старая глупая единорожка, и кроме книг у меня нет никого. Только Спайк иногда приходит...

И Твайлайт заплакала, но тут же оказалась раздавлена целой кучей ног, рогов, крыльев …

«Ох уж эти стариковские слезы...» – подумала Рейнбоу, прижавшись к мокрой щеке Твайлайт.

– Ты не одна, – прошептала Флаттершай.

– У нас есть еще время поболтать и повеселиться! – воскликнула Пинки, и все пустились в пляс. Кругом гремела музыка, шутились шутки, вспоминались и зимние праздники, и осенние листопады, пижамные вечеринки по ночам и счастливые дни.

В один момент они все выдохлись и легли друг подле друга, совершенно измотанные и безумно счастливые.

Твайлайт, слушая дыхание своих лучших друзей – любимых, дорогих, таких верных – начала петь:

A true, true friend helps a friend in need.

A friend will be there to help them see.

A true, true friend helps a friend in need

To see the light that shines from a true, true friend...

И это сияние от преданных и самых родных глаз на свете сверкало как полная луна. Оно искрилось, становилось все ярче и ярче, пока не озарило собой эту ночь и не унесло друзей к берегам новой жизни.

12.11.2014