Автор рисунка: BonesWolbach

Шарлоточная Экзальтация

Шарлоточная Экзальтация

Пушистый и вовсе не холодный снежок падал на безмятежные просторы, окружавшие Понивилль. Даже вечнозелёный лес, который был уже вполне обозреваем, не казался таким уж угрюмым, а его покрытые инеем деревья внушали … эммм… что-то праздничное, что-то радостное, но уж никак не свойственную им отчужденную враждебность. Снежинка, балансируя в тихом безветренном воздухе, упала на мой нос, мне пришлось собрать глаза в кучу, но я всё-таки смогла её рассмотреть. Это была высокохудожественная работа, достойная выставки в музее. Да, на фабрику погоды абы кого не возьмут, сразу видно копыто мастера. Такая филигранная работа… Хм, кажется, Искорка говорила, что слово "филигранный" произошло от слова "филли" — вымершего языка примитивной цивилизации, что означало "жеребёнок", и слова "грань", таким образом неся смысл "предполагаемая вариация эпистемологической парадигмы, по совершенству граничащая с когнитивной деменцией или трансцендентальным детским пониманием экзистенции". Так, о чем это я… А, да. Такой утончённый и возвышенный труд, но в то же время столь хрупкий. В этом есть что-то сакральное, что-то напоминающее всем пони о тленности всего сущего, уж если столь совершенные вещи исчезают на наших глазах за одно мгновение, то что уж там говорить о… Я прервала мысль громким радостным вздохом и вслух выпалила: "ПЕЧЕНЬКИ!!" Как я могла про них забыть?! Уткнувшись носом в свой походный рюкзачок и порывшись там не более одной или полутора, а, возможно, одной целой пятидесяти шести сотых секунды, я нашла сокровенный красный свёрток и радостно подкинула его ртом в воздух. Мешочек драгоценных печенюшек, приготовленных с обязательной любовью в Сахарном Дворце сделал пару переворотов в воздухе, чтобы вновь неминуемо оказаться в моих зубах. Лучшего аперитива и быть не может! Мои копытца справились с узелком с такой скоростью, которую практически невозможно измерить. Учёные пони поговаривают, что нет ничего быстрее света, что ж, на сей раз я явно была быстрее. Да что там свет, хрум-хрум, думаю, даже моя подруга, хрум-хрум, Радуга, хрум, была бы поражена такой сноровкой, хрум-хрум-хрум. Печеньки внезапно закончились, они были настолько нежными и вкусными, что у меня не было никакой моральной возможности расстроиться по поводу их безвременной кончины; более того, я обрела запас бодрости на день вперёд.

Поняв критическую необходимость попрыгать по снегу, я принялась устраивать похрустяшки. Копыта приятно опускались на землю, будто в сахарную вату, сугробы податливо хрустели, отчего моя улыбка была только шире. Эпплджек позвала меня на (цитирую) "ааагромный яблочный пирог, хватит всем!" Однако у Искорки какой-то завал по какой-то учёбе, и даже самые веские и неопровержимейшие доказательства того, что яблочный пирог лучше учёбы, её не убедили, Флаттершай долго и робко извинялась, в результате я не запомнила, по какой именно причине она не может пойти в гости к семейству Эппл, у Рарити горит заказ, ну а что до Радуги, уверена, она уже там.

Радостно скача по снежку и любуясь невесомостью снежинок, медленно и грациозно спускающихся на землю, я незаметно для себя добралась до фермы. Запорошенные крыши дома, амбара и сарайчиков сами по себе внушали радушие этого места, так ещё и пирог подо всей этой красотой! Безо всяких сомнений, это прекрасный день! И вот, я на пороге дома, преисполненная сладостными ожиданиями пирога и веселья. Вежливо постучав в дверь девятнадцать раз и уже замахнувшись для двадцатого удара я увидела удивленное чему-то лицо малышки Эпплблум.

— Привет, тётя Пинки! Я знала, что так постучать во всем Понивилле можешь только ты.

— Ух ты, Эпплблум, а может, у тебя дар? Вдруг ты можешь всегда угадывать кто стоит за дверью?

— А ведь это идея! Прошу меня извинить, мне надо кое-что обсудить со Скуталу и Свитибэль, у нас внеплановое спонтанное упражнение по телепатии. Ура! У нас будут отметки телепатов!! — спешно накинув шарф и потешно семеня коротенькими ножками, Эпплблум выбежала из дома, оставив старшую сестру в некотором ступоре.

— Знаешь, а ведь эта её спонтанность… Кого-то мне она напоминает... Проходи, — Эпплджек подошла к незапертой за выбежавшей сестренкой двери и с прищуром улыбалась ей вслед.

— О-о, я поняла! Хочешь сказать, она вылитая ты в её возрасте, в смысле, не то чтобы тебя откуда-то вылили в её возрасте, хотя с другой стороны… Что же тогда значит выражение "вылитый ты"?

— Чуть помедленнее, пони, чуть помедленнее. И я говорила, что она похожа на… Хотя… неважно, — было видно, что Эпплджек хотела чем-то возразить, но по какой-то причине передумала.

— Бабуля Смииииит!

— Привет, Пинки-Егоза. Опять небось наволокла с собой сладостей на месяц?

— Нуууу, разве что самую малость, — я улыбнулась с сопутствующим звуком, исходящим откуда-то из глубин Вселенной, звуком, напоминающим праздничный рожок, возможно, именно так звучал Большой Взрыв.

— Большой Маки! — я приветственно прыгала рядом с братом Эпплджек, державшим во рту неизменную соломинку.- Мне вчера снился странный сон, и в нем был ты, представляешь!?

— Нет.

— Ну так вот, — я сделала вдох и запела:

Я видела как семь коров

И их приятель мышь

Хотели строить новый кров,

Им нужен был камыш,

Чтоб крышу застелить, ведь так,

По-всякому, теплей.

Казалось бы, простой пустяк,

Однако, сельдерей…

Да-да, сельдерей и сестра-томат

На газонокосилке поехали в Ад,

Убили там всех бесов, накурили крота,

Выбили в щепки все адские врата,

Дьявол свирепел и свирепо пел

И со злости волосы вырвать хотел,

Но волос не нашёл, ибо лысым был,

И тогда на камыше сорвал свой пыл.

Не осталось в Эквестрии камыша,

Ни одной травинки, вообще ни шиша!

Друг мышь пищит, коровы мычат,

Проклинают сельдереево-томатный ад.

Большая восьмерка осталась без крыши,

Семеро в коробке, не считая мыши…

И я просыпалась с мыслею той,

Что Дьяволом был пони простой,

Пони с речью совсем не густой,

И что Эпплджек называет сестрой.

Вот и кончился сон, и куплет допет,

Скажи, Большой Маки, ты Дьявол?

— Нет.

— А, ну ладно.

Весело улыбаясь, я доскакала до празднично накрытого стола. Поймите меня правильно, выдуманные двуногие существа, которые читают мои мысли, стол и правда был превосходен, особенно тот самый яблочный пирог, но мне показалось, что необходимо слегка немножечко чуть-чуть капельку самую малость вовсе незначительно ещё больше веселья, поэтому я достала из своего небольшого рюкзачка 10 красных мешочков с печеньками (неужто вы подумали, что я всё съем в одну мордочку?), четыре бисквитных и два слоеных торта, 15 килограмм разноцветных леденцов в виде маленьких пони, 45 надутых воздушных шариков, граммофон и гигантский батут.

— А где Радуга? — опомнилась я.

— Меня кто-то звал? — ехидно улыбаясь в оконном проёме стояла Радуга.

— Во имя Селестии, Радуга, у нас есть дверь! — возмутилась Эпплджек.

— Дверь слишком скучная мишень, когда ты пикируешь на сверхзвуковой скорости.

— Что ж, пирог ждал только вас двоих, ну а моя непоседливая сестра, видимо, попробует его только вечером.

Эпплджек пригласила нас к столу и мы принялись уничтожать гигантскую шарлотку, разбавляя дружное чавканье шутками и воспоминаниями. И это был действительно хороший день. Кааа…

— Нет. Погоди-погоди, это что… Конец? — недоумевал разум.

— Поняшки, добро, мимимишность, че те ещё надо? — ответило сознание.

— А где сюжет? Где развитие персонажей? — возмущался рассудок.

— Развитием персонажей занимаются создатели MLP:FiM, а у нас тут просто приятная атмосфера, — парировала лень.

— Здесь нет не то что двадцати процентов, но и десяти секунд экшна, — сквозь позевывание бормотала Рэйнбоу Дэш.

— Идите в жопу, я спать, — возмутилось воображение.

— Хочу яблочного пирога, — флегматично подытожил желудок.