Автор рисунка: Siansaar

Один на миллион: Понимания

Один на миллион: Понимания

Автор: just_wolf aka Chayn

Багровый закат плакал в моё окно.

Умирающее солнце умирающего мира медленно падало в океан, чтобы затем, снова сдохнув, возродиться на следующий день аки грёбаный феникс. Какая ирония.

Разумеется, никто так не считал. Никто, кроме, быть может, меня.

Для любого из жителей этой планеты этот день ничем не отличался от других. Для меня же… а, что и говорить?

Этот закат словно раскрыл мне глаза.

Медленно умирающий мир.

Медленно умирающий город.

Медленно умирающий я.

-Будь оно всё проклято. – обречённо отозвался я, и взгляд мой пал на початую пачку сигарет. – Нет. Нееет. Нет-нет-нет-нет-нет. Хватит. Накушался уже.

Ну конечно, мои предки и не думали, что я тырю у них сигареты. Конечно же их милый мальчик такого делать не станет, просто они сами курили больше. Грёбаная человеческая невнимательность, спасибо тебе.

Впрочем, к чёрту. У меня была отдушина и получше.

Включить комп.

F:\D\Various\Important\Mlp

Колонки включить, звук сделать погромче… прощай жестокий мир, как минимум на ближайшие двадцать минут, прощай.

Наверное, всё началось именно с этого. С чего же ещё? С невинного увлечения, которое захватило значительный кусок моей жизни. Сначала, незаметно, а потом, тихими шажками, всё больше и больше пони входили в мою жизнь. Сериал, картинки, музыка… фанфики.

Луч света в тёмном царстве того депра, что царил вокруг меня… и, что уж скрывать, во мне. Но некоторые, видимо, думали, как и я… и это отражалось в их песнях, их словах, текстах, стихах.

Мне казалось, что, с каждым днём, небо становилось темнее, и что все вокруг слепы.

Может, я схожу с ума? Не знаю.

Я почти перестал ходить в школу. К счастью, предки часто пропадают на работе, приёмах и прочей фигне такого плана, так что меня ничто не парило.

Позвонила завуч, крыса старая, и визгливым тоном осведомилась а чего это я прогуливаю. Интересно, почему я её не послал? Сказал, что плохо себя чувствовал, но завтра уже выйду. Нечего её зря нервировать, а то ещё накапает на мозги, и ладно бы мне. К чёрту. Может на меня так действует затворничество?

Сходить в школу, чтобы поразвлечься и развеяться этапять. Хер с ним, хоть так. Хоть что-нибудь… и как-нибудь.

Завтра посмотрим. А пока… какую бы серию пересмотреть снова?

Будильник. Ненавижу будильники. Хотя, кто их любит? Пффт. Ладно, проехали. Горсть холодной воды в лицо, и бежать в школу. Сколько меня там не было? Две недели? Месяц? Не помню. Последний год в этом грёбаном учебному заведении, которое за прошедшее время мне успело опротиветь… а затем мне стало глубоко параллельно на всё. В последнее время так и вовсе. Ничего, бывает. Хоть какие-то плюсы в моём состоянии.

-Эй, дарова! Чувак, что тебя так долго не было видно?

Это Ник, мой однокашник. В общем, этими двумя словами можно его описание и закончить. Описание дня, если честно, тоже. Самый обычный школьный скучный день. Я примелькался этой старой крысе завучу настолько, что глаза б её меня не видели, а я был только и рад исполнить такое пожелание. Аа, к чёрту. Впрочем, было кое-что интереснее чем эта рутина…

-Слышал, у нас на районе новенькая объявилась. Такая красавица! Только странная какая-то. Сейчас осень, прикинь, а она в лёгкой куртке, взгляд странный, всё такое…

-И?

-Ну стрёмно же. Я её видел, и несколько других ребят. Ну что, подошёл, спросил, типа, как дела, что делаете в нашем районе, всё такое…

-И что она? – лениво откликнулся я, посматривая по сторонам. Не то чтобы меня интересовал ответ…

-Говорит, что ищет кого-то. Кого ищет, сама объяснить не может. А у самой глаза…

-А что глаза?

-Да в разные стороны смотрят, вот что!

-Ну, косоглазие у девушки, что поделать.

-Да блин… стрёмная она. Ладно, чава, я побежал!

-Беги-беги… — распрощался я с ним и отправился домой через парк.

Осенью, во второй половине оной, наш парк практически вымирает. Никому не охота шататься среди голых стволов деревьев, которые вызывают ощущение пальцев мертвецов, что лезут из могил. Или это я только с такой ассоциацией? А, ладно. Так или иначе, в парке мне по дороге встретился лишь один человек, художница рисовала какую-то картину. Не желая сдерживать своё любопытство, я подошёл поближе.

На полотне была изображена радуга, только, какая-то, неправильная. Не по яркости цвета, это-то как раз понятно, но она была… круглой. То есть, совсем круглой. И в центре был свет…

-Простите, но что вы рисуете? – обратился я к ней.

Художница, девушка, которой я бы дал лет так двадцать на вид, вздрогнула и повернулась ко мне с нервной улыбкой. Серая мышка, так про таких говорят. Волосы цвета соли с перцем, серый, ближе к чёрному, берет, огромные очки и серые глаза за ними. Удержать такую внешность в памяти более пяти минут – героический подвиг… и мне было влом напрягаться.

-Нельзя так подкрадываться!

Она махнула кистью, я рефлекторно заслонился, и на рукаве тёмно-синей моей куртки неожиданно появилась сочного оранжевого цвета полоса. Вот блин. Осталось узнать, чем она рисует, и прикинуть, пытаться это отчистить самому или же тащить в химчистку.

-Ой, извините! Я не хотела! – она явно не знала, куда смотреть.

-Забудьте. – отмахнулся я. — Чем рисуете?

-А… — она махнула кистью, к счастью, в сторону. – …не так важно.

-Значит, химчистка. – проговорил я про себя негромко.

-Что, простите?

-Нет-нет, это я так… — оранжевая полоса на тёмно-синем… — Хм. Так что рисуете?

-Вы не видите? – удивилась она? Я с натуры рисую. Вооон там. Нет?

Я присмотрелся в указанном направлении, ощущая себя полным дураком. А ну как ещё возьмёт и мазнёт по шее? Ладно, с кожи краска, какая бы она не была, должна отмыться легче. Наверное… но там ничего не было. Конечно не было, иначе бы это было сразу заметно! Дубина.

-Увы. – признался я, покачивая головой. Головой. А может, у неё с этой самой головой не всё в порядке? А что, вариант рабочий.

-Жаль, никто не видит, только я. Грустно. Но, может, вы присмотритесь?

-Полагаю, нет. – я задумался. Стоять посреди осеннего парка под промозглой осенней моросью и трепаться с полусумасшедшей художницей о круглой радуге. Аут.

Стоп. Радуга. Круглая радуга. Где-то я уже такое видел, нет? Это же…

-Соник рейнбум? – приподнял я в удивлении бровь. – Так и есть, он. Вы случайно не кадр из мульта срисовываете?

-Что ещё за соник рейнбум? – удивилась та. – Нет, я рисую то, что вижу, и вот эти радужные круги я вижу воон там.

А направление она указала то же самое. Интересно. Галлюцинации? Вряд ли. Хотя…

-Макс. – протягиваю руку.

-Лика. – отвечает на рукопожатие. – А что за соник… ну, что-то там?

Задумываюсь, смотрю на часы. Спешить некуда, разве что пересмотреть очередную серию в стопицотый раз. А так хоть с живым человеком поболтаю…

-Вот оно что. – задумчиво произносит Лика, рассматривая свою картину и то, что видит только она. – Знаете, пожалуй, это похоже на описанное вами. Только оно, ну… почти статичное. Только колышется.

-Колышется?

-Ну да, дрожит, рябит, словно, не знаю… как лист на ветру? – она перевела взгляд на мою руку, на которой были закреплены часы, и ужаснулась. – Который час?!

-Четверть… четвёртого.

-Я опаздываю! – воскликнула художница, в спешке собирая свои инструменты. – Я совершенно, совершенно опаздываю! Простите, мне пора бежать! Пока-пока!

-Но…

Но она уже убежала. Я остался стоять в промозглом осеннем парке, в двух шагах от дорожки. Сейчас, без нарисованного радужного пятна, он казался ещё более мрачным и лишённым красок.

Развернувшись, я пошёл в сторону дома, как и собирался, но, повинуясь смутному ощущению, обернулся на повороте тропы.

Показалась мне или нет странная рябь в воздухе с той стороны, куда указывала художница?

-Наверное, я глючу. – рассуждал я, подходя к дому. – В конце-концов, она так активно и живо о том трепала, вот я и представил себе чёрт знает что. А может быть и нет, кто знает?

Дома, вот удивительное дело, сегодня были предки. Бывает, блин. Ещё один милый семейный разговор за ужином, как же. И начинаться он будет, конечно же, как всегда.

-Здравствуй, сын.

-Здравствуй, отец.

-Как дела в школе? – интересно, он что-нибудь знает? Вряд ли.

-Как обычно. – пожимаю плечами. Что там может быть нового, и уж тем более интересного? – Сам знаешь, как там… тоскливо.

-Ну, в твоё время и я так же считал, а потом, оглядываясь с высоты прошедших лет, понимаю, как же там было хорошо…

Ну вот, опять. Сейчас пойдут байки про старые времена, про то, что тогда и трава была зеленее, и горы выше, и форумные тролли толще. Задолбало. Неужели нет в мире ничего, что не повторяется согласно какому-нибудь дурацкому паттерну, а? Что-нибудь действительно новое, свежее, оригинальное? Ну, как… как пони?

Удивительно, или неудивительно, мои мысли снова скатились к ним. Ааа… заглатываю поспешно ужин, вежливо желаю отцу и матери ночи, и иду в свою комнату. Пару серий. Ещё пару серий, и спать… а эту чушь со школой придётся пока что продолжать, как бы не было тошно. Впрочем, есть и плюсы. Парк, например…

Так я лежал на своей кровати и размышлял во тьме, когда в комнату, вот уж редкое событие, решила заглянуть мать.

-Макса… спишь?

-Чего, мам?

-Слушай, ты где так куртку изгваздал? – судя по силуэту, в её руках была та самая куртка, пострадавшая от встречи с художницей. Ну да, а я о ней и думать забыл.

-А, это… да, в краске умудрился, похоже. Потом разберусь, оно не отстирывается, да и потом, мне в школу завтра. Может, придумаю что-нибудь.

-Ну, как знаешь. – с этими словами она покинула мою комнату, оставив со своими раздумьями.

«Придумаю что-нибудь», а? Хотя, да. Кажется, у меня есть идея… только вот…

-Как мне её осуществить?

В следующий раз Лику я встретил на том же месте спустя три дня, когда уже начал подозревать, что это всё глупости и шло бы оно всё лесом. Что примечательно, меж нашей первой и второй встречей стояла неожиданно светлая и чистая погода. Впрочем, что уж тут удивляться, осенью погода переменчива. Но, может, потому художница сегодня и была на месте, что снова появился тот контраст серого унылого неба с тем, что рисовала она на свой картине. А может, по какой-то иной причине. В конце-концов, что я о ней знаю? Да ничего.

-Вам рисуется только в такую погоду? – с улыбкой спросил я, поправляя лямку рюкзака. – Потому что объект рисования лучше видно?

-А… Максим, верно? – отвлеклась она от мольберта. – Ну да, иначе слишком много цветов, и краски смешиваются. Почему вы меня искали? – взгляд художницы пал на куртку, рукав которой перечёркивала оранжевая полоса. – Ой! Я… эм… заплачу! А что у вас с выражением лица?

Я поспешно убрал гримасу, образовавшуюся там едва ли не против моей воли, и ответил:

-Для начала можно и на «ты». Это во-первых. Во-вторых же… да, я по поводу куртки, но совсем по иному вопросу…

Здравствуй, самая дебильная часть разговора! Как мне тебя не хватало! Вдох, выдох… сигаретку бы… нет-нет, нафиг-нафиг.

-Так вот, чего я хотел… — я шмыгнул носом и закончил. – Лика… нарисуй мне радугу.

-Прости… что? – удивлённо подняла на меня глаза художница.

-Я сказал, что я хочу, чтобы ты нарисовала мне радугу. Я заметил, что краска хорошая, в том плане, что стойкая, и… почему нет? Хоть что-то яркое в моей жизни будет. Да и потом, раз уж начала, не останавливаться же, верно?

-Эм… я вообще больше по картинам. На одежде я как-то и не пробовала…

-Когда-то надо начинать, верно? Хуже уже не будет. – я ободряюще улыбнулся…

…и получил улыбку в ответ. Здорово же. И потом, это было самым разумным решением, если так вдуматься. Я, если честно, не был уверен в том, что с этой полосой справится даже химчистка, поэтому решил – а почему бы не превратить недостаток в преимущество? Радуга на куртке, это здорово. Тем более такими красками. И потом, напоминает мне… о Рейнбоу Дэш. Не самая плохая напоминалочка, если вдуматься.

-Всё! – отступила Лика на шаг, оглядывая свою работу. – Можно смотреть.

-Спасибо. – Это же насколько я погрузился в мысли, что не заметил процесса? Впрочем, долго ли умеючи? Теперь на моей куртке красовалась живая, сочная, яркая радуга. Как в мульте. – Это классно, спасибо. Лика…

-Да?

-Мне кажется, что в тот раз, уже после того, как ты ушла, я видел… что-то. Там. – показываю пальцем в нужную сторону. – Вроде такого… мерцания в воздухе, как тёплый воздух над дорогой летним днём.

-А сейчас? Сейчас ты это не видишь? – настороженно глянула на меня девушка.

-Мм… — я всмотрелся и покачал головой. – Увы, извини.

-Хмм… ну, всё равно, ты тоже мечтатель, как и я. Приятно знать, с виду ты не такой… эм…

-Серый? Как окружающий мир? – спросил я её.

-Да, точно. – она с тёплой улыбкой глянула в сторону невидимого для меня объекта. – В первый раз, когда я это увидела, я решила, что схожу с ума. Что я брежу. Но потом…

-Никогда не пробовала подойти?

-Что ты, нет! Такими вещами нужно любоваться на расстоянии!

-Кто сказал?

-Я так считаю. Ты держал бабочку в руке? Они ломаются, и красота уходит.

-…не понимаю я твоих сравнений. Ладно, спасибо за куртку, может, ещё встретимся.

-Не уверена, мне скоро переезжать. Очень, очень далеко…

-Тогда просто удачи. – Я улыбнулся. – Она никогда не бывает лишней.

-Спасибо, тебе также.

Я развернулся и побрёл домой.

Переезд, а… жаль. Она была, пусть и не долго, одним из тех немногих людей, с которыми мне удавалось более-менее нормально общаться. Может, потому что она сама была не слишком-то нормальной? А может, я тоже не слишком… да нет, не может, точно. Я – ненормальный, и мне следовало догадаться об этом с самого начала. Блин, и ведь это всё объясняет! И мой депр и эти размышления, и вообще всё-всё-всё! Ха, как это… просто, на самом деле. Получается, мне всего лишь нужно показаться врачу, и тогда, как знать, быть может, всё изменится…

Не хочу.

Я. Не. Хочу. Этого. Совсем.

Потому что если что-то изменится, кто мне даст гарантии, что моё маленькое счастье не исчезнет вместе со всей тьмой? Да и на таблетках я жить не желаю. Спасибо, не надо. Меня устраивает мир таким, каким он является.

Даже если я схожу с ума на самом деле…

Примерно с такими мыслями я направлялся домой. Ну а что вы хотите? Серое небо, такие же мысли, и, кажется, снова начал накрапывать дождь… вот ведь невезуха. Как бы краску не смыло…

Я вспомнил прошлый раз и усмехнулся. Ну уж нет, вот уж что-что, а несмотря на всю прошлую моросиловку, ей ничего не было, а значит, не будет и сейчас.

И, всё же, из чего она её делает? Загадка…

Отвлекаться на мысль, как оказалось, вредно. Я уже подходил к своему дому, как мой мыслепоток прервался самым прозаичным образом – со мной столкнулись. Причём, я готов поклясться, что я до последнего момента знал, куда именно шагнёт это существо. Увы, я ошибся. Мы столкнулись, и содержимое пакетов частично высыпалось на дорожное покрытие.

-Ау!

Не «столкнувшийся». Столкнувшаяся. Везёт мне на девушек в последнее время. Светлые волосы неровными прядями липли к её лицу, её куртка, слишком лёгкая для такой погоды, промокла насквозь, да и вообще выглядела она сейчас жалко. Девушка поморщилась, а затем, виновато улыбнувшись, принялась собирать рассыпавшиеся продукты, по большей части овощи да фрукты. Не «по большей», ничего мясного я не заметил.

-Позвольте я помогу. – предложил я.

Что со мной творится? С чего такая благотворительность? А… хотя, и правда, какая разница?

-Нет-нет, что вы, я не могу вас задерживать… — начала было она.

Не слушая дальше, я уселся на корточки и начал собирать раскатившиеся в разные стороны продукты. Дело это было недолгое, но буквально через минуту после того, как последняя картошина была водружена на заслуженное место, громыхнул гром и, с неба полило как из ведра. Отпад… девушка вздрогнула, и один из пакетов не выдержал. Его ручка порвалась, и несколько яблок рассыпались по асфальту яркими крупными пятнами. Опять… если бы я не знал, что это случайность, я бы подумал, что она надо мной издевается. Забавно, но я не могу определить её возраст, даже примерно. Так, ладно, сейчас не до того. К ливню, меж тем, добавился пронизывающий холодный ветер.

Я посмотрел на и так вымокшую насквозь девушку(в луже она что ли купалась? С неё станется.), и, вздохнув, взглянул на часы. До вечера было ещё полно времени, так что… а, будь я проклят. Что-то со мной определённо не так.

-Идёмте. – я аккуратно поднял пакет, окинул взглядом изрядно помятые яблоки, которые оставалось только выкинуть, и покачал головой. – Я живу в соседнем подъезде, так что предлагаю воспользоваться гостеприимством и просушиться, а то вы… м… насквозь промокли.

Девушка смущённо улыбнулась и замотала головой.

-Я не могу и, со мной всё в порядке, правда…

Блин. Мне её ещё и уговаривать?

-Послушайте, мисс… не знаю уж как там вас.

-Ду. – она пожала плечами. – Или Хувс. Кто как называет.

-Вы… шутите. Вы шутите, верно?

-Нет, я совершенно серьёзна. – она улыбается.

Она улыбается, а я внимательно смотрю ей в глаза. Неудивительно, что она споткнулась и наткнулась на меня. Её глаза смотрели в разные стороны. Косоглазие её, впрочем, совсем не портило, даже наоборот…

Стоп. Стоп-стоп-стоп.

Янтарные глаза. Серая куртка. Ду. Последнее особенно добивало. Ду.

Ду…

Стоп. Это же не может быть тем, чем я думаю? А, нет, просто брони, такая же, как я, или больше. Определённо надо помочь родственной душе.

-Ладно, не важно. Пойдёмте. Просушитесь, переждёте ливень, и тогда уже спокойно доберётесь, а то я уже тоже практически вымок. А ещё я найду пакет покрепче. Поверьте, вы его в таком состоянии не дотащите никуда.

-Я не… — она едва заметно удивилась, и уже в следующий миг переменила своё решение. – Я согласна!

Проследив за направлением её взгляда, я перевёл взор на рукав куртки, на котором с сегодняшнего дня красовалась яркая сочная радуга…

-А у тебя уютно. – заявила гостья, ставя на пол пакеты, с которых стекала вода. Общаться на «ты» ей предложил я. – Уверен, что всё будет нормально? В смысле, ну…

-Всё в порядке. – я махнул рукой. — Предков не будет до вечера, так что располагайся. Куртку в ванную, ботинки тоже, а я сейчас подберу что-нибудь из одежды. Пожелания?

-Что-нибудь поудобнее, если можно.

-Ок. – откликнулся я. – Будет. Сейчас придумаю чего-нибудь…

Прикинув размеры своей неожиданной гостьи, я направился в комнату. За сохранность вещей и тому подобное я не волновался… почему-то. Хотя, с другой стороны, ясно почему. Кто в здравом уме и твёрдой памяти станет подстраивать такое, а? Для того, чтобы предусмотреть всё, нужно знать меня… едва ли не досконально. Полно, да мои родители меня знают недостаточно хорошо! Например, про моё увлечение МЛП. И всё же, всё же…

Вручив гостье сухую одежду и полотенце, я пожал плечами:

-Надеюсь, что подойдёт.

-Спасибо. – кивнула она, и принялась стягивать с себя кофту.

Возблагодарив свои рефлексы, я повернулся и заметил, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно.

-Ванная там.

-Эм… — раздалось за моей спиной, и затем лёгкий хлопок. Я мог догадаться, даже не оглядываясь, что она ударила себя ладонью по лбу. – Точно, я забыла… извини. Я сейчас.

Тихий звук шагов. Одной проблемой меньше, и на том спасибо. И ещё один пунктик-штришок. Если я прав…

Через четверть часа мы сидели на кухне и попивали горячий сладкий чай. Я бы предпочёл горячего вина, но не рискнул предложить, опасаясь, что поймут меня неправильно. Хотя, кажется, с ней этого можно было не опасаться. Хоть с кем-то в этом грёбаном мире…

-Спасибо… — негромко проговорила янтарноглазая девушка, отогревая руки о чашку. – Как мне к тебе обращаться?

-Ах, это… — я задумался. Представляться своим цивильным именем было как-то некомильфо, но… хм. А почему бы не ником? Тем более что как раз на одном форуме млпшной тематики я и зарегистрировался пару дней назад. – Зови Редхартом.

-Алое сердце… — задумчиво перевела гостья. – Красиво. Привычно. Нездешнее. Это ведь не то имя, которым тебя назвали родители, верно? – спросила она, болтая ногами. – Но оно тебе идёт. Правда.

-Спасибо. – улыбаюсь. Её улыбка не только на лице, но, такое ощущение, что у неё смеются глаза. – Сам выбирал. Скажи… тебя правда зовут Ду? В смысле, как Дитзи Ду или Дерпи Хувс?

-Ну да. – она наморщила лоб, словно припоминала что-то, что давалось ей с трудом, после чего заключила. – Но ты мне, конечно, не веришь, да?

-Как уж тут поверить. В смысле… блин… я смотрел сериал. Весь. Два… или три раза… и любой, кто разбирается во вселенной МЛП, поймёт, откуда у твоего имени копыта растут.

-Я понимаю… тяжело поверить, когда что-то придуманное сходит со страниц книги или же оживает легенда, да?

-Вроде того. Особенно тяжело поверить, когда это происходит с тобой и вроде бы даже наяву. Даже если тебя на самом деле зовут не Дерпи и не Дитзи, что вполне вероятно, я в любом случае не в обиде, мне приятно поговорить с красивой девушкой.

Её взгляд скользит по предметам на полках, по набору специй на кухонном столе, по остро заточенным ножам, и снова останавливается на мне.

-Я… ищу кое-кого. – наконец произносит она, словно открывает страшный секрет.

-И кого же? – вежливо интересуюсь я. – Впрочем, нет, не говори, это твоё личное дело. Скажи, ты не говорила с парнем… примерно моих лет, блондин, длинные волосы, зовут Ником?

-Он подходил, спрашивал что-то… — задумчиво морщит она лоб. – Опять выпало из головы. Не помню… значит это не было важным. А что?

-Ничего. Просто он мой знакомый.

-Вот как… Редхарт… — непривычно звучит. Но приятно. – Можно у тебя кое-что спросить?

-Пожалуйста. Ответов, правда, обещать не могу, я знаю далеко не всё, что происходит в этом мире. Фактически, моя сфера интересов весьма мала.

Она задумчиво покусывает свою нижнюю губу, и, наконец, задаёт вопрос.

-Откуда на твоей куртке та радуга?

-Попросил нарисовать. Вообще, сначала не планировал, но краска не стиралась, вот я и решил…

-Ясно. Значит… нет, почти наверняка… — Дерпи сосредотачивает на мне взгляд и некоторое время молча смотрит. – Неужели…

Неожиданно она наворачивается со стула, вместе с чашкой, к счастью, к тому моменту уже почти пустой. Тупоголовая дубина! Это я о себе, если вы не поняли. Нужно же было додуматься до такого… а, ладно. Срываюсь с места и помогаю ей подняться.

-Не ушиблась?

-Нет… — она зажмуривается и улыбается. – И чашка цела. – как-будто меня колышет чашка. – Но, Редхарт… я должна тебе кое-что сказать.

И, судя по её взгляду, что-то очень важное. Интересно, каким боком здесь я? Впрочем, очень скоро, я узнал, каким…

Родители, разумеется, так ничего и не поняли. Клёво. Спасибо тебе, о человеческая невнимательность за то, что ты есть. Впрочем, как они могли узнать? Приходят оба достаточно поздно вечером, чашки помыл, прибрался. Скука. Я бы ещё понял, если бы у них возникли подозрения, но, подумаешь, заходил ко мне друг, что такого? А так, обмолвиться о том, что у меня был гость, намекнуть, посмущавшись для приличия, что гость женского пола, и лишних вопросов кроме как «вы предохранялись?» не стоило и ожидать. Ага, как же. Наш разговор был куда более интересным и насыщенным. О чём тут ещё может идти речь… хотя, должен признать, что она привлекательная в своём человеческом теле. Стоп, о чём я вообще думаю? Явно не о том.

А вот после ужина была гораздо более интересная сцена, и инициатором её был отец. Когда я уже собирался пойти «спать», то есть полуночничать, меня остановили.

-Сын, нужно поговорить.

-В чём дело, па?

-Будь поосторожнее, ладно?

-С чего бы? – удивился я, посматривая на своего родителя. Удивил, и правда удивил. – Если что-то случилось, то рассказывай уж без недомолвок.

-Ухх… — он потёр затылок и кивнул, поправив очки. – Ладно. Ты дядю Жору помнишь?

-Ментозавра? Помню. И что?

-Он полицейский! Будь уважителен по отношению к старшим!

-Ага. – кивнул я. – Буду. В одном случае, если есть за что уважать, и я тебе уже сто раз это говорил, могу повторить во сто второй. Так что там?

Отец окинул меня задумчивым взором, и, буркнув что-то вроде «в кого же ты такой», продолжил выкладывать тайны ментовского двора:

-Так вот, он мне не так давно встретился…

-Auspicious encounter… — пробормотал я в сторону. – Повезло, в смысле. Что было дальше?

-Ну и он сказал, что в последнее время по нашему городу действует банда похитителей. Похищают подростков твоего возраста. Ну, плюс-минус. Будь осторожнее. Ещё он попросил, чтобы ты записал его телефон на случай, если с тобой свяжутся какие-нибудь подозрительные люди. Я и сам в это не верю, но всё же…

Я записал телефон, стараясь не плеваться особо сильно. По крайней мере, не на пол, от потока матерных мыслей меня это не остановило.

Уже позднее, лёжа в своей постели, я размышлял о прошедшем дне. Мне дали выбор. Дали два варианта ответа… и который выберу я?

-И что же? – спрашиваю я у своей гостьи, не особо надеясь на что-то интересное, но подозревая, что есть что-то, какая-то причина, неважно, насколько смутная… но есть.

Она отводит глаза, вздыхает, и снова переводит на меня свой взгляд.

-Редхарт, я из Эквестрии.

-Да, конечно.

-С вами всегда трудно. Я та самая Дитзи Ду, о которой ты подумал. Там, по ту сторону врат, у меня есть дочь, работа… и жизнь. А здесь я считай что на задании.

-Задании?

-Да. Не только я, но и шестёрка Элементов. И ещё несколько пони из числа тех, что тебе вряд ли знакомы. Мы здесь на добровольных началах между прочим.

-Дай я угадаю. Миру грозит серьёзная опасность и вы решили спасти избранных?

-Да нет же! – она вскочила было, но, поняв, что я просто глупо пошутил, устроилась обратно на стул. – Никаких катаклизмов вам, скорее всего, не грозит. В ближайшее время, по меньшей мере. Так сказала Твайлайт Спаркл.

-Хорошо… и чём же дело?

-Когда появились врата, я не знаю в результате чего, кажется, заклинания, то маленькая группа исследовала ваш мир, и обнаружила там некоторых людей, которые выбивались из большинства…

-Брони? Нет, серьёзно, Дитзи, ты представляешь, как отреагирует нормальный человек на предложение перебраться в иной мир?

-Они согласились. Ты не первый, с кем мы говорим об этом. Не последний тоже, я уверена. Просто с тобой… труднее. В силу некоторых обстоятельств.

-Каких же? Начала, так рассказывай.

-Хорошо. – со вздохом согласилась она. – Как мы ищем носителей. С Шестёркой, я думаю, всё ясно?

-Честность, Верность, Щедрость, Смех, Доброта… Магия? – я с сомнением покосился на собеседницу.

-К Твайлайт Спаркл. Я не знаю, как она их ищет, извини.

-А ты? И, соответственно, я?

-С вами труднее. Труднее искать, труднее находить, труднее переубеждать. Я сама не понимала как, пока не столкнулась с первым носителем. Ты третий. Но с вами каждый раз, как первый, даром что вы брони.

-И какова причина?

-Вы… — она опускает взгляд на чашку, и делает глоток, и лишь затем продолжает. – Я назвала вас сумеречными сердцами, не в честь Твайлайт, но потому что вы такие… тяжело объяснить. Вы те, кто может принимать те верные решения, от которых других может воротить. Вы не чистый и истинный свет Элемента, но те, кто могут помочь героям в трудную минуту… и даже когда кажется, что вы погрязли во тьме… это лишь ложь. Просто вам проще действовать именно так, как вы действуете даже если общество вас не ценит.

-Звучит как бред… хотя я его понимаю. Частично. Возможно, что ты права. Сумеречные сердца… красиво… если не вспоминать сагу Сумерки. Забыли. Продолжай. Что, как, откуда, куда.

-Приспособленцы с тьмой вокруг и светом в сердце… — она тепло улыбается. – И любопытные, временами даже слишком. В назначенный день группы пройдут через врата и окажутся в Эквестрии. Это если коротко. Если подробнее, то потом вам помогут устроиться на новом месте, и вы сможете начать новую жизнь.

-Допустим… но тела? Мы же… — я посмотрел на Дитзи. – Люди… разве нет?

-А я? – фыркнула янтарноглазая и пояснила. – Твай объясняла… что же… а! Да, верно. В заклинание врат встроено ещё несколько разного рода заклинаний, одно из которых занимается как раз тем, что создаёт существу, прошедшему через врата, новое тело. Старое же… не помню, кажется, оно хранится где-то магическим способом. Кажется, так.

-Уфф… хорошо, допустим, только допустим, что я тебе поверил. Встреча, телепорт, устройство на новом месте, все дела. Два вопроса… первый. В чём подвох?

Дитзи склонила голову набок и удивлённо на меня посмотрела. Видимо, этот вопрос ей задавали впервые. Я счёл нужным пояснить:

-Смотри. Вы берёте нас, переправляете в Эквестрию, помогаете устроиться. И всё это задарма? Не пойми меня неправильно, но выглядит слишком… словом, про бесплатный сыр и всё такое прочее, я думаю, ты и сама слышала..

-Ты хочешь узнать все недостатки этой авантюры, да? – вздохнула Дитзи. – Хорошо, слушай… их как минимум два из числа тех, которые оговаривались в команде. Первый, вы уходите из этого мира навсегда. Шанс даётся один раз. В смысле… есть оговорка, что если вы не сможете прижиться там, но тогда вам сотрут память. Извини, это честно, верно?

-Вполне. Далее?

-Я ошиблась, три пункта. Второй состоит в том, что вы будете гражданами Эквестрии, и на вас лягут все те же обязанности, что и на всех прочих.

-Это логично. – отметил я, постепенно проникаясь самой идеей. – Было бы странно, если бы мы оказались в некоем привилегированном положении, верно? И, самое горькое ты оставила напоследок?

-…есть один момент. Есть шанс, как говорила Твайлайт, чисто теоретический, один на миллион, что во время перемещения сместится пространственно-временная ось и кого-то может забросить не туда. Мы все рискуем.

-И теперь ты предлагаешь рискнуть мне. – Я не спрашивал, я констатировал факт.

Она помедлила, и кивнула.

-Если решишься, семь утра, ваш парк, у озера, следующее воскресенье. Лучше не опаздывать, сам переход не займёт много времени…

-Ты веришь мне… хотя я недостоин такого доверия. Серьёзно, Ди, почему я?

-Ты один из тех, кто, как и я, видел тьму, и всё равно улыбается по утрам. С каждым тобою сказанным словом я всё больше убеждаюсь в своей правоте… а ещё… я видела твоё сердце, носитель. И я уверена в тебе, даже если ты в себе не уверен.

-Хоть кто-то. – усмехнулся я. – Ради разнообразия. Почему ты уверена, что я не предам?

-Я не уверена в том, что ты не предашь. – покачала она головой. – Прости, это правда, хотя мне и горько говорить такое тебе. У меня нет уверенности в том, что ты не предашь, это правда, но есть и другая правда, в которой я уверена. Я уверена в том, что ты поступишь правильно. Подожди… сколько сейчас времени?

Я молча кивнул на часы. Дитзи проследила за моим взглядом, глаза её изумлённо уставились в одну точку, она залпом допила чай и рванулась переодеваться. Хвала кому-нибудь, хотя бы не у меня на виду. Не то чтобы я был против… но правила приличия надо было соблюдать. Наверное…

А потом она ушла и оставила меня с вопросом наедине. И если раньше ответа было два, идти или не идти, то теперь их у меня оказывалось не два, как я думал, а три.

Идти. Не идти. Сделать один телефонный звонок.

И у меня есть почти неделя на размышления. Хотя, кого я обманываю…

И вот, наступило утро. Я ненавижу утра… особенно такие. Когда нужно вставать так рано. Раньше, чем в школу. Раньше, чем куда бы то ни было. Но сегодня у меня свидание с судьбой.

Я уже всё решил для себя.

Сумеречное сердце, да?

Ты права, Ди.

Последним аккордом, помимо закрывшейся за спиной двери, стал выброшенный в мусорку мобильник. Так, на всякий случай, или во избежание оного. Считайте меня параноиком, но я верю в следящие устройства и в то, что родители могут поставить таковое ради моего же блага, особенно отец. А я… а что я? Я всегда считал, что с моим характером, моим поведением, и множеством моих недостатков ужиться очень трудно, тем более с родительскими поездками они не должны заметить особо моего исчезновения. Кого я обманываю? Заметят, заорут, заплачут, будут искать… безрезультатно. Хреново будет, если на деле это всего лишь тупой прикол, но всегда есть доля риска в деле.

Интересно, сообщала ли Дерпи кому-то ещё про недостатки порталов или я такой один?

Сумеречное сердце…

Что-то изменилось в моей жизни, что-то определённо изменилось. Приобрело некую определённость, завершённость, цельность, смысл. Было место, где я могу понадобиться, а если даже и нет, то, по меньшей мере, я смогу сбежать из этого сумеречного мира… или умереть, пытаясь, что тоже не так уж плохо. Всё лучше, чем продолжать гнить здесь.

Холодное осеннее утро. Шелестят промокшие кленовые листья под ногами, усеяв путь разноцветным ковром грязных цветов, одинокая чирикает птица на ветке, ветер гуляет среди голых стволов с редкими исключениями в виде небольших ёлок да сосенок. В такую погоду нужно сидеть дома, попивать горячий чай, а ещё лучше глинт, наслаждаться хорошей музыкой, и ни о чём не думать. А я… а что я? Я иду.

Сумеречное сердце…

Я слышу их раньше, чем замечаю. Смех. Так странно слышать смех среди этих голых безжизненных стволов. Всего лишь долгий зимний сон, но тем не менее. Две группы, одна отдельно от другой, и три ожидающих чуть в стороне девушки, одна из которых Дерпи. При виде меня она оживилась и приветливо махнула рукой, и я махнул в ответ, тут же пожалев о том, что вынул руку из кармана. Холодно. Сыро.

Сумеречное…

-Привет! – Дитзи приобнимает меня и я улыбаюсь. Приятно, чёрт возьми! – Рада, что ты пришёл.

-Это же я. – смеюсь. – Мне кажется, или ты не говорила про остальные группы?

-Да, кажется, запамятовала. Сегодня отправляются три. Пинки, Твайлайт и… и моя.

-Было такое выражение как one man army, да. Что-то вроде того, а?

-Да…

Твайлайт и Пинки. Девушку с пурпурными волосами, в которых проглядывали прядки розового и тёмно-синего, я заметил сразу, равно как и вторую, с ярко-розовой растрёпанной причёской. Пинки, а это была именно она, в отличии от Твайлайт, шныряла тут и там, и именно среди её группы звучал тот смех, который я слышал ранее. Неудивительно, в общем-то, это ведь её Элемент, верно? Кивнув Твайлайт и получив в ответ такой же вежливый кивок, я принялся смотреть по сторонам, проверяя теоретический шанс того, что увижу здесь кого-то из своих знакомых. Ага. Ну конечно, именно так и должно быть. Перекинувшись парой слов с Дитзи, я подошёл к знакомому, как мне показалось, силуэту, и не ошибся.

-Здравствуй, Лика.

-Макс? Но что, как…

-Группа Дитзи. – я пожал плечами. – И благодарить за это следует тебя.

-Нет-нет… ты сам сделал свой выбор. Я лишь немного помогла, и только.

-Ты из группы Твайлайт, верно? Именно об этом переезде шла речь?

-Не могла же я сказать правду, верно? Ты бы мне просто не поверил.

Странно, а мне казалось, что они набирали кандидатов лишь среди брони… видимо, в этом пункте я ошибался. Ладно, бывает. Не так уж важно сейчас.

-Да я и сейчас с трудом верю. Скажи, а как…

-Попрошу у всех минуту внимания! – махнула рукой Твайлайт, и мне пришлось отвлечься. – Хочу поблагодарить всех за то, что вы сегодня собрались. Я рада, что никто из тех, кто получил наши приглашения, не отказался. Это значит, что мы не ошиблись в вас. Я думала подготовить речь, но Пинки меня отговорила, поэтому перейду сразу к делу. Сейчас я активирую Врата так, что вы все сможете их увидеть, и, что самое главное, пройти через них. Оказавшись на той стороне вас встретит другая группа, которая поможет освоиться в Эквестрии, с вашими новыми телами и всем прочим, что вам может понадобиться.

-Что с телами? – выкрикивает девушка из группы Пинки. А заранее спросить было никак? – А то нам не объясняли.

-Пинки? – вопросительно приподняла бровь Твайлайт, отвлекаясь от планшетки. – Кажется, я просила…

-Прости, Твай, я совсем-совсем совершенно-совершенно забыла! – виновато улыбнулась девушка в розовом. – Да и потом, у тебя лучше, получается рассказывать о магии-шмагии и всяком таком.

-Да, верно… — вздохнула Твайлайт. – Перейдя на ту сторону вы получите себе новые тела, тела обитателей того мира, сотворённые с помощью магии. Они ничем не будут отличаться от тел прочих обитателей Эквестрии. Говорю заранее, я НЕ знаю тела каких именно обитателей вам достанутся, это зависит от вас, от вашей души. Я уверена в том, что большая часть из вас будет пони, теми или иными, меньшая… бывает разное. Важно то, что все вы будете живыми и разумными обитателями мира. Ещё вопросы?

-Что мы должны будем делать оказавшись там?

-Жить своей жизнью. – улыбается Твайлайт. – Мы даём вам шанс начать новую жизнь, и лишь от вас зависит, примете ли вы выбор или нет. Если кто-то не сможет или не захочет жить в Эквестрии, мы сможем переправить вас обратно. Но помните! Нам придётся стереть вам память, это мера предосторожности. Если вы захотите, мы можем, оказавшись в Эквестрии, стереть память о том, как вы были в этом мире, но я бы не советовала.

-Почему? – спрашивает юноша из группы Твайлайт. У него приятные черты лица, которые портит синяк под глазом. – Чем это грозит?

-В половине случаев у меня просят вернуть память обратно, и потом, игры с разумом не всегда заканчиваются хорошо. Фальшивые воспоминания это тоже не то, с чем следует обращаться небрежно. Ещё вопросы?

И никто не спрашивает про подвох. Никто не знает того, что знаю я. Почему? Сказать? Нет… не стоит. Это было открыто мне, и, раз они этого не знают, им же легче. Меньше знаешь, крепче спишь. Никакого лицемерия, дозированная информация. Всё честно. Всё ведь честно, верно?

Вопросов больше не было.

-Тогда приступаем. – заключила Твайлайт, проглядывая что-то на своей планшетке. – Я пройду первая, следом, по одному, моя группа. Пинки, твоя группа вторая, после тебя. Дерпи, под третьим номером. Все согласны?

-Оки-доки-локи! – выдала Пинки Пай в своём обычном стиле и рассмеялась.

-Готова. – скосила на меня глаза Дерпи.

Твайлайт закрыла глаза и вскинула руки в защитном жесте. На её лбу, в районе так называемого третьего глаза, засветился слабым пурпурным светом символ звезды, её кьютимарка. Если до этого можно всё было списать на обман и прочее, то теперь оставалось лишь поверить.

Свет нарастал, охватывая всё тело девушки, пока, наконец, яркая вспышка не озарила пространство. Полыхнуло где-то дальше и сбоку, я прикрыл глаза, и, когда открыл, я во второй раз в жизни увидел врата. Да, именно во второй. В первый раз я их увидел неделю назад…

-В точности как на картине… — заворожено произнёс я.

-Как ты думаешь, с какой натуры я рисовала? – задала Лика вопрос, который не требовал ответа. Всё и так было ясно как день. – Именно с той самой.

И именно эта радуга на моей куртке… но, интересно, почему же она совпадает с соник рейнбумом? Может, мне это удастся выяснить на той стороне? Хотелось бы узнать…

-Удачи, Лика.

-Брось, да что может случиться? – покачала головой художница. – Но спасибо, при устройстве на новом месте пригодится.

-Желаю стать единорогом, будешь продолжать писать картины. – усмехнулся я.

-Как знать, Макс, как знать… это ведь шанс начать новую жизнь… зачем продолжать заниматься точно тем же, что ты делал раньше? И потом, я всегда хотела попробовать что-нибудь новое, например, научиться играть на скрипке…

Я смотрел, как они уходят, один за одним. Смотрел, и думал. У меня всё ещё был шанс отказаться. У меня был шанс принять другую таблетку, пока я не вышел из матрицы. Пока я не проснулся в «реальном» мире. Пока я не…

…не что?

Не просрал единственный шанс в своей жизни? Нет, спасибо. Я уже всё для себя решил. Пока же оставалось только ждать. Только ждать…

-Нервничаешь? – спросила подошедшая Дерпи. – Я немного. Это, всё же, портал.

-Вы им не сказали. Никому. Про опасность, про возможность оказаться в месте, покинутом всеми. Почему?

-Мы должны были? Ты спросил, Редхарт, они нет. Мы отвечали на вопросы, всё честно. Ты понимаешь, что пока вы принимали решения, мы оценивали ещё и вас? Часть будущей жизни. Склонности, таланты, привычки. Чтобы вам же потом было легче.

-Но что будет, если потом кто-нибудь из них узнает? Скажем, от меня?

-Ты этого не сделаешь. – уверенно произнесла Дитзи-Дерпи.

-Не сделаю. – кивнул я, наблюдая за тем, как тела исчезают в яркой вспышке, одно за одним. Жутковатое, но завораживающее зрелище. – Но, всё же?

-Потом уже будет всё равно. А, может, они начнут хвастаться. Ничего страшного, в любом случае, не грозит. Нам нет нужды подвергать вас чему-то такому.

-И на том спасибо. – с сарказмом отозвался я. – Но… Дитзи.

-Да? – вскинула она на меня встревоженный взгляд. – Ты же не хочешь отказаться? Я пойму, если ты откажешься, правда…

-Не намерен. Хочу подстраховаться. Если я вдруг попаду в переплёт, и смогу найти тебя, мне нужна фраза, чтобы ты меня узнала. На всякий случай. Считай меня излишне параноидальным Сумеречным Сердцем.

-Ты имеешь на то полное право. – смеётся Дитзи. – Хорошо, давай так… запоминай. «Тьма снаружи, свет внутри.» Тебе идёт, Редхарт.

-Спасибо. – смеюсь в ответ. – Я запомнил. Не волнуйся, Ди… всё будет в порядке, так или иначе. Сейчас… я в этом почти уверен.

Ушла группа Твайлайт, и Лика вместе с ними.

Ушла группа Пинки.

А теперь наступила и наша очередь.

-Ди, скажи, что будет с вратами дальше?

-Они закроются сами собой после того, как мы пройдём. Это, как я понимаю, тоже часть заклинания. Они сокроются… и всё.

-Понял. Не возражаешь, если я пройду первым?

-Будь моим гостем. – тёплая улыбка.

Передо мной сияющий портал, круглый, словно бы из застывшей радуги, словно бы из жидкого цвета. Может, именно отсюда и были краски для картины Лики? Что сталось с ней, с этой картиной? А, впрочем, какая теперь разница?

Я делаю глубокий вдох, и вступаю в круг портала, и мир в моих глазах перестаёт существовать.

_______________________________________________________________________________________

Меня разбудил закат.

Мышцы болели, их свело судорогой. Какая-то каменная крошка впивалась в тело, и в самом теле поселилась тупая боль, словно бы меня сдавливали со всех сторон долгое время. Непривычные ощущения. Я ещё ничего не видел, но уже осознавал, что я теперь другой. Не знаю какой, но точно не тот, которым я был раньше.

Силы возвращались постепенно. Медленно, неуверенно, осторожно. А следом пришла новая волна боли, и именно она и заставила меня подняться с бетонного пола. Единственный закатный луч полоснул по глазам, пока я, с трудом, поднимался.

Привычных мне рук не было. Не было и ожидаемых копыт. Вместо них мои передние конечности были похожи на птичьи лапы, только какие-то неправильные лапы.

Так. Таааак…

Повернув голову, я уставился на своё тело, подозревая, что я увижу там. Ну разумеется! Львиные лапы. Такое ощущение, что тело моё сшили из половины орла-мутанта и половины льва неправильной окраски. Чёрт… стоп. Что ещё меня бьёт по…

Ух. Точно. Я потратил две минуты, но догадку свою проверил. У меня был хвост. Нет, не так, У МЕНЯ БЫЛ ХВОСТ!!.. львиный. С кисточкой. Полный абзац. Этот хвост меня и добил. Совсем. Наповал.

Я упал на спину, уже не обращая внимания на то, что у меня есть крылья, клюв… спасибо, что хоть пол сохранился тот же. Это ощущалось. На фоне всего свалившегося, это, впрочем, было, пусть и приятной, но мелочью. Но… но… ГДЕ я оказался?

Луч закатного солнца…

Я нашёл в себе силы подняться снова, осматривая мельком помещение, в котором я находился, и, что важнее, мир за окном.

Твою. Мать.

Это определённо была Эквестрия, я был готов зуб дать за это… если бы у меня были зубы. Ладно, проехали. Я чувствовал это, я ЗНАЛ это. Но… я не ожидал выжженных пустошей вместо зелёной травы. Разрушенных небоскрёбов вместо аккуратных домиков. Всех грёбаных атрибутов того мира, из которого я только что съебался напрочь, не ожидал я их увидеть здесь, и в таком плачевном состоянии, не ожидал, не ожидал, НЕ ОЖИДАЛ!

…успокоиться. КАКОЕ, К ЧЁРТОВОЙ МАТЕРИ, УСПОКОИТЬСЯ?!

Ха. Ха-ха. Ха-ха-ха. Ха-ха-ха-ха…

Я снова повалился на пол, кажется, осколки стекла впились мне в крылья, но мне было всё равно. Я валялся и ржал во весь голос. О да! Конечно! Шанс минимален! Один на миллион! И мне, в кои-то веки «повезло» вытянуть счастливый билетик… о, как мне повезло…

Кажется, у меня истерика… но, боги, чёрт возьми, как же меня всё это ПРЁТ! Это просто ПРЕКРАСНО!

…я счастлив. План минимум выполнен. Осталось научиться выживать.

Я чувствовал, как что-то меняется у меня внутри. Словно я сам затвердеваю, словно я клинок, который, раскалённым, погрузили в воду. Шипение, и вместо ковкой массы у вас в руках острое оружие… ну, почти острое. Частности. Каждый герой заслуживает своего мира. Каждый мир – своего героя. Интересно, чем я так отличился, что мне достался такой пиздец?

Медленно умирающий мир.

Медленно умирающий город.

…Медленно умирающий я?

-Будь оно всё проклято. – обречённо отозвался я с усмешкой. – Не дождётесь. Хер вам всем! Я выживу… и посмотрим, кто будет смеяться последним.

Дыра в облаке закрылась, и пустоши накрыл мрак. Вдох, выдох, в воздухе много пыли, но меня это не смущает, меня это даже радует.

Я хотел новой жизни? Я получил новую жизнь.

Бойтесь ваших желаний, они могут сбыться.

Это говорю вам я.

Меня зовут Редхарт, и я грифон.

Молитесь, чтобы наши пути не пересеклись.

Молитесь.

Я иду.