Автор рисунка: Siansaar
Глава 4

Глава 5

Да, Триплейн, явно, поспешил, когда придумывал причину, чтобы поскорее распрощаться с Джейд и не упустить Флаттершай. Он так торопился, что совершенно позабыл о том, что у него, действительно, в расписании было два урока полетов подряд, как раз в тот день, когда он обещал провести с Джейд еще одну тренировку. Ну, ничего не поделаешь – сам виноват. Можно было, конечно, извиниться и придумать еще какую-нибудь отговорку, но Триплейн не желал в очередной раз подводить подругу, а кроме того, он решил вновь попытать счастья, посетив домик Флаттершай. Это немного приподняло настроение, но что-то по-прежнему не давало красному пегасу покоя.

 — Какой-то ты сегодня несобранный, — учитель полетов, мистер Чейнси, подошел к Триплейну после первого урока полетов. – Дважды задеть неподвижное облако, ладно еще копытом, но крылом… Уж от кого-кого, а от тебя я такого не ожидал. В чем дело?

Триплейн медленно поднял голову и неуверенно взглянул в оранжевые глаза учителя. Вся проблема состояла в том, что красный пегас продумывал различные варианты и схемы разговора с Флаттершай, чтобы в любой момент было, что ответить, и не достаточно сосредоточился на выполнении виражей. Мистер Чейнси всегда положительно относился ко всем своим ученикам, но это ведь не значило, что надо было раскрывать ему свои глубоко личные проблемы.

 — Он просто влюбился, сэр, это же очевидно, – рядом, словно из-под земли, появился вездесущий Вектор. – В пегаску из старшего класса. Ф…

 — Вектор! – резкий грозный голос заставил обоих учеников подпрыгнуть от неожиданности. – Тебя не учили влезать в разговоры старших?

 — Но ведь он моего возраста, — голос Вектора уже не звучал так уверенно.

 — Двадцать отжиманий! Живо!

 — Но ведь сейчас перемена…

 — Ты хочешь дождаться урока?

Тяжело вздохнув, Вектор поджал под себя передние ноги и выставил вместо них крылья. Воспользовавшись моментом, Триплейн успел улизнуть. В этот раз он был благодарен внезапному появлению Вектора.

«Но как он меня постоянно находит?» — задумался красный пегас, глядя в окно. – «И главное: в самый неподходящий момент! Так, это сейчас не важно. Ладно, если она спросит, почему я трачу время на хождение по чужим домам, вместо того, чтобы выполнять домашнее задание. Ну, это легко. Я могу ответить, что нам задали совсем немного, и я уже все успел сделать. А что может быть дальше? Точно! Дальше я скажу ей, что у меня заболела домашняя птичка, а я не знаю, как ей помочь».

Звонок прервал логичный ход мыслей Триплейна, призывая возвращаться на очередной урок полетов. Похоже, что двадцать отжиманий сыграли свою роль при очередном прохождении на скорость облачной полосы.

 — Молодец, Рэйнбоу Дэш, — улыбнулся учитель, глядя на секундомер. – Ты пролетела весь путь ровно на двадцать процентов быстрее, чем

Вектор! Поздравляю.

 — Ты слышал? – пегаска с радужной гривой подошла к расстроенному Вектору. – Теперь я на двадцать процентов круче!

 — Это мы еще посмотрим.

Триплейн наблюдал за этим диалогом, и по окончании подошел к Рэйнбоу Дэш. Красный пегас не отличался особой скоростью, он делал основную ставку на маневренность, поэтому ему нечего было стыдиться.

 — Вот это была скорость! Супер! — поддержал одноклассницу Триплейн, а затем перевел ехидный взгляд на поверженного Вектора. – Не то, что некоторые.

 — Спасибо, я знаю, — гордо усмехнулась пегаска с радужной гривой. – Но это ты еще не видел моей «звуковой радуги»!

«Конечно, конечно», — усмехнулся сам себе Триплейн. – «И никогда не увижу».

Видимо, Рэйнбоу Дэш приняла эту улыбку, как полное согласие с ее утверждением, поэтому ничего не сказала. Впрочем, Триплейну было все равно. Конечно, у этой пегаски ничуть не меньше гордости и самолюбия, чем у Вектора, а, скорее, даже больше. Но, по крайней мере, она не из тех, кто любит насмехаться над собратьями. Теперь можно было на какое-то время о Векторе забыть. Все складывалось лучше некуда.

 — Ну, как, — встретила после уроков друга Джейд. – Готов вкусить мягкую вату кучевых облаков и твердую корку перистых?

 — Чего-чего? – не понял Триплейн, удивленно глядя на зеленую пегаску.

 — Ох, — вздохнула Джейд, покачав головой. – Я вчера в библиотеке нашла такую замечательную книгу, «Белое крыло» называется. Как начала читать, не могла оторваться, пока до самого конца не дошла. Там про белого орла, который…

 — Послушай, Джейд, зачем нам всякая придуманная ерунда? Лучше бы ты нашла что-нибудь об упражнениях для крыльев пегасов, а не о каких-то птицах…

Джейд печально уставилась на кончики своих копыт, огорчившись, что Триплейн не разделяет с ней ее мнения.

 — Птицах! – красного пегаса вдруг осенило. – Джейд, я тебя люблю!

Зеленая пегаска залилась краской и посмотрела исподлобья на сияющее от радости лицо Триплейна.

 — Ты что с ума сошел? Тут же рядом куча других пегасов!

 — Извини, за это, — Триплейн виновато улыбнулся. – И еще извини, за книгу. Мне, правда, стоит немного отвлечься от этих полетов. Дашь почитать?

 — Да, конечно, — Джейд достала из сумки книжку в темно-зеленом переплете. – Тебе это точно понравится, особенно та часть, где…

 — Спасибо большое, — Триплейн мгновенно выхватил у подруги книжку. – Ну, я полетел, почитаю.

 — Постой, а как же наша тренировка?

Но красный пегас уже мелькал где-то среди облаков, направляясь в сторону Вечнодикого леса. Джейд какое-то время просто стояла, с удивлением глядя вдаль, туда, где исчез Триплейн. Она даже не обратила внимания на то, куда он полетел, ее больше тревожило его странное поведение.

«Стоит поискать что-нибудь о психологии пегасов», — решила Джейд и отправилась в школьную библиотеку.

Триплейн совершил посадку на опушке леса. Здесь он решил немного передохнуть, приведя крылья в расслабленное состояние. Сегодня мистер Чейнси хорошенько погонял весь класс на своих уроках, а Триплейн не хотел выглядеть нелепо перед Флаттершай. Но, не прошло и пяти минут, как красный пегас заподозрил что-то неладное. И всему причиной была странная тишина. Раньше, когда они с Джейд прилетали сюда, можно было услышать радостное щебетание птиц, перекликающихся между собой в кронах деревьев, попискивание мелких зверьков, скрывающихся в траве, жужжание пчел собирающих нектар, а сейчас – полный покой. Можно было отчетливо услышать журчание воды в ручье и шелест листвы деревьев над головой. Триплейн перешел мостик, а когда был уже недалеко от домика, услышал изнутри какие-то странные звуки. Сложно было сказать, что это такое. Триплейн тихонько постучал в дверь. Ответа не последовало, даже привычного стука копыт по деревянному полу не было слышно, а странные звуки по-прежнему слышались из-за двери. Подождав пару минут, пегас постучал снова, но все с тем, же результатом.

По телу Триплейна пробежала неприятная дрожь, что-то среднее между страхом и ощущением холода. И тут взгляд пегаса остановился на приоткрытом окне. Любопытство взяло верх над страхом, и Триплейн осторожно подкрался к открытой створке и заглянул внутрь. Мебели в этой комнате было не так много: пара кресел, столик и диван, на котором, сжавшись в комок и уткнувшись лицом в подушку, лежала желтая пегаска с розовой гривой и тихонько всхлипывала. На множестве жердочек и полочек, которые занимали основную часть пространства комнаты, сидели самые разнообразные птицы, а около дивана примостились мелкие зверушки. Все они, молча, смотрели на страдающую пегаску, в которой Триплейн сразу же распознал Флаттершай. Казалось, эти животные хотели как-то выразить свое сочувствие.

Триплейн вновь возвратился к двери и на этот раз постучал, как можно громче. Всхлипывания прекратились, а вскоре послышался и стук копыт. Красный пегас вдохнул поглубже, а когда верхняя створка двери приоткрылась, добродушно улыбнулся. Флаттершай предстала перед ним не в самом лучшем виде, с помятой и потрепанной гривой, но, тем не менее, Триплейну она все равно казалась симпатичной.

 — Здравствуй, Флаттершай, я тут…

 — Что? Снова ты! Пришел еще больше меня унизить! Тебе что, вчерашнего мало?

Триплейн даже отскочил назад после такого «приветствия». Эта скромная и тихая пони, словно превратилась в голодного монстра. Страшно было к ней приближаться.

 — Погоди, я не, — попытался что-то ответить Триплейн.

 — Уходи отсюда! Не желаю тебя больше видеть! Ты превратил мою жизнь в настоящий кошмар!

Громко хлопнула верхняя створка двери, наглядно демонстрируя, что разговор закончен. Триплейн был шокирован. Такого он себе и близко представить не мог. Все его сложные схемы и варианты ответов, которые он сочинял весь день, оказались никому ненужным хламом. И главное: он никак не мог понять, что же произошло, в чем его вина?

Совершенно разбитый Триплейн полетел домой. Всю дорогу он ни о чем не думал, просто хотел поскорее очутиться в своей комнате, наедине с самим собой. Даже не заглянув на кухню, чтобы пообедать, он заперся у себя. Бросив школьную сумку в угол, он повалился на кровать. Не хотелось ничего делать – просто лежать и смотреть в потолок. Но долго лежать без дела не смог бы, ни один пегас. Повернув голову, Триплейн увидел выпавшую из его сумки темно-зеленую книгу. Он нагнулся и подхватил ее зубами.

«Так, так, посмотрим, что тут Джед так понравилось», — пегас раскрыл книгу.

Темные грозовые облака, нахмурившись, приближались к Вечнодикому лесу со всех сторон. Недавно прозвучавший гром встревожил стаи черных птиц и они черными, зловещими стаями кружились над верхушками деревьев в надвигающихся сумерках…

…Таковым было последнее слово, сказанное пернатому любимцу, исчезнувшему в Вечнодиком лесу, — и оно было ничуть не скупее прочих эпитафий потерявшимся птицам, да, пожалуй, и пони.

Триплейн едва успел дочитать очередную главу до конца. Его глаза слипались, а мыслями овладевал сон, объединивший в себе все события этого дня и прочитанные книжные строки.

Продолжение следует...