Автор рисунка: Stinkehund

Вендетта

Небольшое раскрытие тайн истории. Конкретно — что же случилось в ту роковую ночь, когда погасли огни Кристальной Империи? Кто виноват и кто пожертвовал собой, чтобы остановить триумф тьмы?


Повествование от главного героя.



«Я бежал сквозь дым, минуя разрозненные остовы полыхавших домов. Зарево пожара распространялось по ночному небу, а в его жутких отблесках отсвечивали тяжёлые облака.»

Лил проливной дождь. Лил не жалея драгоценной влаги, словно пытаясь обуздать свою сестру агни. Но всё четно. Четно пытался и я противостоять общей мощи этой стихии, которая в один миг из маленькой искры превратилась в свирепую сущность.

Я бежал быстро, ливень закрывал впереди дорогу, а ветер резал мне лицо. Подстегнутый страхом, я, сквозь горящие балки обрушившегося фасада пробился к аллее, по которой неслись прочь пони. Их объял ужас – неподдельный, звериный. Худший кошмар, обернувшийся в реальность, теперь властвовал над этим местом.

Но даже он не мог удержать во мне полыхавшую искру, которая естественным образом придавала моим копытам силы. Эта искра ни с чем не может сравниться, ибо пламя её вспыхивает только в последние момент – в момент зарождения надежды.

«Ещё несколько метров и поворот на право. Слеш под каретой. Боже – чуть не слился с пропастью. Встать и бежать. Бежать. Только лишь бы успеть». Вот мои мысли, которые яркими вспышками подстёгивали во мне силы. Они не давали покоя ни на секунду и не отпускали ни на мгновение.

Вдали гремели взрывы, эхом расходящиеся по городу. Символ свободы, олицетворение мощи императрицы, цитадель справедливости, дворец, белоснежный шпиль которого скрывался в облаках, пал. Тьма смогла уничтожить и его.

Рухнул символ – рухнула надежда. Рухнула надежда – рухнул щит. Теперь ни что не могло остановить зло, триумф которого был наверное неизбежен. Возможно, я тщетно пытался противиться ему, но у меня была миссия, от выполнения которой зависела судьба одной маленькой кобылки.

В шею дышали злые тени, подобно тонкой ткани, закрывая своим естеством зарево пожара. Я бежал как мог, не останавливаясь и не взирая на нависшую дамокловым мечом опасность. Тьма ползла по пятам. Со всех сторон в буквальном смысле.

Некое колдовство, древнее, как легенды о рае и аде поглощало жизни, с яростью набрасываясь на тех, кто ещё сопротивлялся. Она пожирала надежду и высасывала всю душу. Она выворачивала чёрт возьми тебя наизнанку и разрывала, оставляя пустую скорлупу отчаяния.

Но я так просто не сдамся, не сейчас. Тьма не сумеет поглотить мою сущность до того, как рухнут последние рубежи обороны принцесс. Ведь от меня, всего меня зависит жизнь маленькой пони, забившейся в углу своей комнаты и в страхе ожидающей своей участи.

Но вдруг я почувствовал холод за моей спиной. Словно из неоткуда по земле поползли тени, сначала смутно ощущавшиеся на фоне далёкого пожара. Но потом, обретя форму, они вытянулись и из их пасти вырвался скрежет тысяч голосов. Он проходил сквозь моё тело холодящей ледяной волной, от чего сердце чуть не выпрыгнуло из груди. А потом, это «нечто» стало быстро приближаться ко мне, не смотря на сильнейшие порывы ветра и дождь, который проходил сквозь длань тьмы как нож сквозь масло.

Началась погоня. Оно за мной, я от него. Где то настигая, где то отставая. Но всё равно отвязаться от этой штуки, издающей жуткие крики, я не мог даже при огромном желании. Оставалось только надеяться собственные копыта.

Последний рывок и последние пятьсот метров отделяют меня от дома. Боже как трудно разобрать что-то впереди. Но нужно не останавливаться ни на секунду. Расслабишься – прощайся с жизнью. А этого мне как раз сейчас и не хватало! Моя дочь в беде и я не хочу допустить плачевного исхода! Этого не будет. Не в мой смену!

Я чувствую, как ноги начинают уставать, а глаза отказываются подчиняться разуму. В груди всё жжёт от неимоверной физической нагрузки. А преследующей тьме хоть бы что – медленно, но верно догонявшая свою жертву, она развивала свою мантию, из которой попутно вылетали молнии злого-голубого цвета, как бы намекая на свою мощь. Но что она могла сделать со мной? Высосать из меня всё самое лучшее? Самое ценное? Хэх, пускай попробует!

Поэтому, последний рывок был совершён мной молниеносно, подобно пролетевшей тени, ускользающей от солнечных лучей. Я подбежал к дому и с ноги выбил дверь. На секунду остановившись и обернувшись, мой взор различил ползучую тьму в конце улицы.

— Хоть время выиграл! – Сказал я себе вслух и мгновенно исчез в глубине строения. Мрак стоят тут полный, не считая дрожания стен и сыплющейся штукатурки. Дом, милый дом – сколько ты всего повидал, сколько ты пережил вместе с нами. А теперь тонешь как корабль, унося за собой все воспоминания. Все лучшие воспоминания!

— Таак, – Проговорил я –light.
В этот миг рог засветился белым светом. «Вот так лучше» подумал я и бросился на верх. Поднявшись, я стремительно рванул к последней двери, находящейся на противоположной стороне коридора. И как только это сделал, как только мои копыта смогли дотянуться до ручки, я без раздумий её чуть не выкрутил.

— Вэнди! Ты тут? – Тяжело дыша, сказал я.
— Папа! – Послышалось шуршание под кроватью слева от меня. И через секунду я увидел своего ангела – с голубой гривой и яркими оранжевыми глазами. Моей радости не было предела. Я обнял подбежавшую ко мне дочурку и по её колотившемуся сердцу понимал, что она сильно напугана.

— Тише, тише! – Успокаивал я её. – Не волнуйся. Всё будет хорошо.
— Мне страшно папа. Очень… – Еле выдавила она из себя, пытаясь побороть свой страх.
— Не бойся. Мы выберемся. Вместе! – Подбадривал я её, но уже своим шестым чувством ощущал холодок по спине.

Вдруг, неожиданно и свирепо налетела тьма, грохоча по крыше дома и пытаясь пробиться внутрь. Дочка вжалась в мою грудь, а я наблюдал за тем, как колыхаются стены. У меня в горле всё пересохло. Но не от страха, а от мысли, что все мои усилия могут оказаться тщетными. Всё, ради чего я боролся, может просто исчезнуть. А зло уже начало прорываться сквозь двери, ломая стёкла и круша стены. Вот вот тьма хлынет чёрной рекой и поглотит нас. Но…

— Что это? – спросила Венди дрожащим голосом, посмотрев вверх. Я тоже глянул туда, но увидел лишь шатающийся потолок. За то мои уши услышали приближающийся рокот. Очень быстро приближающийся рокот, от чего я сильнее прижал свою девочку к груди.

И вдруг – алая вспышка, за которой последовал оглушительный раскат грома. Это «что-то» ударило по тьме сзади, заставляя последнюю дико извиваться и издавать практически потусторонние крики. От такого неожиданного поворота событий моя девочка даже не смотрела на всё это. Она просто вжалась в мою грудь и тихо плакала, а мои собственные глаза сильно зажмурились от прилившего потока света. Потом тьма, каким то невероятным чудом, просто сползла вниз, открывая в просторной дыре вид на далёкий пожар, освещавший тяжёлые облака.

На ночном небе летали две звезды, выписывая диковинные пируэты. Они уходили от прямых ударов и виляли на ночном небе, высматривая слабые места своего врага. И, в конце концов, тьма упустила момент, замешкавшись буквально на секунду, чем непременно смогли воспользоваться те два пегаса.

Они вместе зашли на крутой вираж и, пикируя, выпустили два сгустка энергии, с гигантской скоростью летевшие в ползучую пасть тьмы. Первый был алый, солнечный. Второй, лунный, как свет звёзд. А оба они создавали спиральную энергию, которая с диким рокотом врезалась во врага. Яркая вспышка. Ничего подобного раньше мои глаза, повидавшие на свете очень не мало, не видели. Белый свет струился во все стороны. Он не давал разглядеть ничего впереди. За то когда он ослаб, я почувствовал ударную волну очень большой силы, которая, по ощущениям, могла бы уничтожить целый квартал. Но ничего подобного не было.

Секунды длились как вечность. Время остановилось, а сердце стучало приглушённо. Да, это тот момент, когда адреналин одерживал вверх над разумом. Я такого не ощущал очень давно, с тех самых пор, как погибла Элизабет.

— Все живы? – Послышался глухой женский голос. Хотя я и различал силуэт той, которая говорила со мной, похоже, что ударная волна немного контузила мой слуховой аппарат. Но постепенно картина становилась всё четче а звуки — яснее. Теперь, вместо силуэта пони, которого я кое как различал, стояла… единорог? С крыльями?

– Все в порядке?
— Вроде да. – Очухавшись от произошедшего, выдавил я.
Ко мне подошла белоснежный аликорн в сияющих доспехах, на груди которой был высечен символ солнца – символ Эквестрии. Этот герб я узнаю где угодно, недаром же после военной карьеры я стал главным советником по иностранным делам императора Августина.

— Быстрее! Сомбра уже близко! – Подняв меня магией, сказала одна из них. Та, у которой грива была как ночное небо.
 — Спасибо.
— Не стоит! – Крикнула мне сквозь дождь тёмная пони. – Но нужно пошевеливаться.

Поблагодарив девушку и, забросив свою дочурку к себе на спину, я огляделся. Из большущей дыры в стене сочился огненный свет, разгоняя полумрак комнаты. В ней я в последний раз увидел рисунки на стене, мягкую кроватку, плюшевого мишку, лежавшего на стуле, игрушки, спящие на полках и портрет моей любимой дочурки, улыбающейся в материнских объятиях.

— Сомбра совсем съехал с катушек. – Посматривая на взрывы вдалеке, ответила ночной аликорн. – Наши войска сильно прижаты, а мы отрезаны от них.
— Должен быть выход сестрёнка. – Ответила другая пони. — Да же из этой ситуации.
— Надеюсь на это. — Ответила другая, которая отошла от края дыры и стала ходить в зад и вперёд, обдумывая что-то и бурча себе под нос.
— Но ведь вы только что порвали на части эту… «штуку» — Кое как подобрав слово для описания, спросил я, параллельно вспоминая прошлые минуты. – Можете повторить подобное, чтобы прорваться к месту эвакуации.

-Мы лишь отбросили это зло, но не уничтожили. – Мягко, очень мягко сказал другой алликорн, чья мокрая радужная грива свисала чуть ли не до самых колен.
— Мы многое чего можем пони, но далеко не всё. – Ответила мне девушка с гривой цвета ночного неба. – Наших сил просто не хватит, чтобы пробиться туда.
-Даже не смотря на всё желание спасти всех, нам приходиться чем то жертвовать. – Сказала радужная пони, показывая на дыру в стене. – Сегодня мы пожертвовали всеми своими магическими силами, чтобы дать шанс тем, кто находится на окраинах.
— Поэтому мы отправились сюда, чтобы спасти хоть кого-то.
— Но никого, кроме вас, найти не смогли. – По очереди рассказали пони свою цель. Да, это была благородная цель, не спорю, но она была в каких то изъянах, не казавшихся на первый взгляд существенными.

Потом, одна из них закрыла глаза и стала как будто прислушиваться. И резко её взгляд стал тревожным.
— Что такое? – Спросила её сестра. А та лишь ответила:
— Собмбра уничтожил врата. Генерал смог переправить большую часть гражданских через них, но где то одной третьи не удалось спастись.
— Но, это ведь…? – Шокировано спросила свою сестру тёмная единорожка. – Более двух тысяч… погибло более двух тысяч? Как он так быстро туда добрался?
— Не знаю, — ответил я, вглядываясь в тёмную даль пожарища. – Но нам стоит пошевеливаться, т.к. эта «штуковина» снова ползёт!

Мы все обернулись и увидели сквозь стену дождя подползающие щупальца, из которых били молнии. Эта штука издавала страшный скрежет, разносящийся эхом вокруг. От этого даже радужная пони отступила на шаг назад.

— Сэр, — обратилась ко мне белоснежная пони. – В ратуше ещё перепланировку не делали?
— Вроде нет. – Недоумевая, ответил я, наблюдая за ползучей в дали по аллее тьме.

Та немного задумалась.
— Тогда у нас есть шанс выбраться отсюда. Скорее, спускайтесь вниз!

И как только я и Венди выполнили приказ единорожки, всей компанией мы полетели к далеко стоявшей городской ратуши.

Мы бежали сквозь пожарище домов, снова и снова виляя между улицами. Царил настоящий хаос, какой можно себе представить только в самых смелых мыслях. Нас настигали самые кошмарные мысли, как клещи вцепившиеся в голову. Они одновременно нас и пугали, и подстёгивали своим резким хлыстом, придавая скорости.

Мы выбежали на площадь, которая превратилась в ухабистую равнину – выкорчёванные деревья, воронки от боевых заклинаний, и не следа хоть кого-нибудь живого. Это место, сквозь дождь, казалось настоящей пустошью, над которой даже взрывы или пальба прекратилась. Был слышен только звон падающих капель, изливавших свою симфонию даже не смотря на властвующую тьму.

За нами, из какого то переулка, неожиданно рванула ещё одна из этих «штук». Но уже не смутная, а только чёткая, чёрная субстанция, гналась за последними лучиками света. Она рычала и раздавала на право и на лево молнии.

-Быстрее! – Крикнула подлетевшая к воротам тёмная единорожка, начиная их закрывать. Я и радужная пони ускорили свой бег, и, взобравшись по ступенькам, быстро рванули внутрь большого зала.

-Успели! – Закрыл я последнюю створку прежде чем массивная дубовая дверь колыхнулась. Тьма за ней пыталась пробиться сюда и поэтому, как только мы очухались, одна из аликорнов побежала к стоящему роялю и отодвинула его. На его месте виднелся люк, на котором был изображён меч и две полусферы.

— Ири, — Крикнула она своей сестре. – Сюда с малышкой.
— Сейчас. – Она подбежала к моей девочке и присела рядом с ней. – Как тебя зовут ангелочек?
Я, держа мощь ударов, сотрясавших дубовую стену, краем глаза заметил, как Венди немного прижимается к стоящей колонне, боясь да же слово выговорить.
— Не бойся. Скажи принцессе как тебя зовут.
Небольшая минута молчания встряла их разговор прежде чем моя малышка едва выговорила.
— Венди. – Тихо, и почти шёпотом ответила она.
-Ну вот видишь – ты смелая девочка! Ты ведь ничего не боишься?
— Нет.
— Ты такая же храбрая, как твой отец, Венди. – Улыбнувшись, ответила Ириада. – Ты можешь нам помочь?
— В чём? – робко ответила она. Поняшка встала и подала копыто маленькой девочке, делая этим жестом нечто большее, чем просто помогая подняться. Она давала понять, что даже не смотря на все беды, на все страдания и страхи, пока в мире остаётся хоть одно существо, способное творить добро – зло никогда не посмеет одержать вверх. Никогда.

Мой ангел с неохотой подала копыто и при этом посмотрела на меня своими глазами. Боже, как они напоминали глаза Элизабет! Как она походит на свою маму – это не передать словами.

— Венди, не бойся, будь храброй как тот зайчик из сказки. Будь этим зайчиком милая!
— Хорошо папа. – И они обе рванули к белоснежной пони, сидевшей и манипулирующей солнечной энергией. Эти сгустки витало около неё, и, постепенно, насыщали тот символ на крышке. Чёрт, а зло начало прогрызать и дубовые балки, заставляя меня немного нервничать.

«Успеем или нет?» Меня тревожила эта мысль на всём протяжении ритуала. Начали ломаться уже и внутренние доски, свидетельствуя о том, что тёмная река вот вот ворвётся в этот зал. В тот же момент я видел, как ночная принцесса что-то объяснила моей малышке и та положила своё копыто на изображение меча. Символ засветился переливающимися цветами радуги и, щёлкнув, повернулся на девяносто градусов, высовывая ручку.

-Готово! Быстрее! – Закричала одна из принцесс, показывая на открывшийся люк. Я немного подождал пока спуститься Венди и Ириада, и только потом рванул к ним. Как блин вовремя!

В этот же миг двери разорвало в клочья, и в помещение хлынула тьма, извергая молнии и пытавшаяся настигнуть меня.

— Скорее! – Кричала аликорн, создав волну чистой энергии, отбросившей назад тьму на спасительные несколько метров. Почему спасительные? А потому, что как только мы с ней прыгнули вниз и закрыли крышку, зло ударилось об неё так, что задрожал даже фундамент.

— Быстрее, печать моего отца не продержится долго.
— Принцесса, из этого подвала есть выход? – Осторожно спросил я, ка к бы намекая на ловушку. Но она повернулась ко мне и лишь улыбнулась:
— Подвал или всё-таки храм?

Она показала на плиту под моими копытами, на которой были изваяты древние руны, ведущие по узкому проходу куда то прочь от ратуши. Ну что ж, делать было нечего – назад пути уже не было и я просто бежал за поняшкой несколько десятков метров: в полной тьме, то и дело натыкаясь на камни или на повороты стен. И как только я хотел зажечь свой рог светом, мы выбежали в маленький зал, метров так десять в диаметре, в дальней стороне которой стоял какой то предмет, накрытый поносившейся от времени тканью.

— Ещё целое Кловер! – Откинула ткань Ириада, которая вместе с моей дочкой быстрее всех подбежали к, как оказалось, изысканному зеркалу. Оно было украшено золотой и серебряной резьбой, а по бокам были изображены в древнем стиле два аликорна.

Свет, исходившего откуда то с боку, был достаточно сильный чтобы разглядеть руны над зеркалом.
— Вместе?
— Вместе. – Ответила другая принцесса, после чего они обе положили копыта на само зеркало и прочитали эти руны:
Kontakte de yo ta dwe vin youn nan yo! – Одновременно раздались два эха, удивительного для комнатки таких маленьких размеров. После чего, стекло преобразилось, стало податливой на прикосновения. Оно излучало мягкий голубой свет, а сами узоры светились и искрились алыми цветами.

— Что это?
— Отголоски древней магии. – Ответила пони, которая стала что-то перебирать. – Такие врата находились по всему миру, но сейчас большинство из них утеряно.
— А эти куда ведут?
— В Эквестриский лес, на западе королевства.

Я немного подумал. Я смотрел сквозь них и действительно видел лес, за которым просачивались первые лучики солнца. Я знал, что в это время солнце действительно восходило над Эквестрией, поэтому мысли о предательстве сразу же пропали.

— Но остаётся одно но. – Грустно сказала белоснежная пони. – Так как портал соединяет две точки пространства в целом, для нас он работает в обе стороны. Это, так сказать, мера предосторожности. Но чтобы зло не смогло использовать портал в своих намерениях…

Она сделала длинную паузу, от которой мне стало всё понятно буквально через мгновение. Я видел, как она сглотнула комок – навряд ли от страха или трусости. Этот усталый взгляд фиолетовых глаз говорил мне очень много. Последнее обращение к самому дорогому, самому любимому существу на свете.

Она повернулась к своей сестре.
— …Я останусь здесь и уничтожу его.
— Нет сестра, ты не можешь, – в шоке произнесла другая, медленно подходя к ней.
— К сожалению Ири, мне придётся это сделать. – Ответила она, от чего у лунной пони появились слёзы на глазах. – Иначе, всё то, за что мы боролись, просто исчезнет.
— Но ведь нам нельзя уничтожить портал с другой стороны? – Лихорадочно перебирая варианты, дрожащим голосом спросила принцесса, которая в этот миг не казалась какой то боевой, свирепой и беспощадной аликорном. Нет. Сейчас она походила на теряющую надежду маленькую пони, которая забилась в угол и ждёт своего часа. Её голос дрожал подобно детскому. Он был хрупок, но всё ещё сохранял надежду. – Или использовать заклинание алой бури, или же…

— Нет. – Грустно ответила сестра. – Даже если мы уничтожим портал с другой стороны, червоточина сохраниться ровно до того, пока её не закроют отсюда.

Настала ещё одна, только глубокая минута молчания. Тишина. Были слышны только как падают слёзы на пол из очей лунной принцессы, как отдалённо зло начинало пробиваться сквозь магическую печать, глухими ударами молота раскалывая её на части, как из портала дул свежий утренний ветер, наполняя атмосферу благоухающими ароматами цветов.

После, принцесса подошла и сильно обняла свою старшую сестру, которая тоже выронила парочку слёз. Объятия эти могли бы продолжаться вечно, если бы не приближающаяся опасность. А в моей голове опять поплыли мысли – о том, как мы весело проводили время с Элизабет, как мы всей семьей ходили на карнавал, как мы дружно ели мороженное, сидя в кафе. И как я опоздал в тот миг, когда никого не оказалось рядом на Терсис стриит, когда я опоздал с работы, не ответив на письмо Элизабет. Я тогда совершил ошибку, о которой жалею до сих пор.

Буду краток: больше я такого не допущу. Никогда.

-А есть ли какие-то другие варианты принцесса?
Она помотала головой. Теперь – либо вперёд – к свету, либо назад – к смерти. Я присел на корточки и посмотрел своей дочке в глаза.

— Венди, обещай мне, что ты будешь хорошей девочкой и никогда не разлюбишь нас с мамой?
-Да.
— Точно? – Улыбаясь, подстёгивал её.
— Точно.
— Будешь храброй, сильной и ловкой моя прелесть как тот кролик? Не трусихой?
— Да! Я буду такой же храброй как кролик пап! – Фыркнула та от возмущения. Я знал, что это её сильно задевало в школе. Она ненавидела когда её звали трусихой, и набрасывалась с кулаками на обидчиков.

— Вот и умничка! – Прижал я её к себе. Сердечко быстро колотилось, давая понять, что да же столь славная, юная, храбрая пони всё таки немножко побаивалась всей этой обстановки. – Я тебя сильно, сильно люблю. А теперь беги к Ириаде ангелок. Мне нужно поговорить с принцессой.

Она неохотно отпустила мои объятия и направилась к подавленной лунной пони, которая, грустно улыбнувшись протянула копыто.

— Не бойся. Это не больно моя дорогая! – Ответила она. Она подошла к Ириаде, которая была просто разбита сложившейся ситуацией. Она посмотрела на дочку и грустно улыбнулась.
— Идём Венди?
— Да, идем. – Ответила она и посмотрела на меня. В её глазах читалось ещё детское непонимание. Оно, скорее всего, и к лучшему.
— Сэр, теперь ваша очередь. – Ответила принцесса. Мне пришлось встать и подойти к ней, чувствуя, что зло уже сломало печать и рвётся по коридору. Перед этим я пощупал свой карман – вроде на месте. – Скорее!

— Принцесса – почему вы жертвуйте собой ради других?
— Странно, что вы сейчас о таком спрашиваете. Я это делаю ради того, чтобы жили другие. Я не прошу себе того, если из-за моей неудачи другие жертвуют собственными жизнями.
Я убедительно кивнул, размышляя над кое чем. Потом, через несколько секунд я снова спросил:

— Это всё равно останется между нами, но всё же: какую бы цену вы заплатили, если на кону стояла судьба не народа, а того, кем вы больше всего дорожите? Чтобы бы вы отдали ради его безопасности?

Она немного удивилась подобному вопросу, но, через мгновение это удивление сменилось мирной улыбкой:
— Я бы отдала всё – даже то, что отдаю сейчас.

Этого мне было достаточно. Я подошёл к ней очень близко, на расстоянии нескольких сантиметров. Мои глаза остановились на уровне её глаз. Она не понимала того, что родилось в моей голове вплоть до самой последней секунды. Мой рог резко засветился, концентрируя всю мощь собственной магической силы на его кончике. И тогда я только прошептал:

— Спасибо!
Сильным толчком я выбросил принцессу из этого измерения так далеко, насколько это было возможно. Она даже не успела среагировать на мой внезапный порыв. Но не было сомнений в том, что мой поступок соответствовал моральным устоям кристальных пони, в частности собственным.

Я сломал одну из опор прохода и в этот же миг портал перестал работать. Я стоял, не шевелясь, зная, что за мной пришёл лично он.

— Я думал, ты будешь поумнее. – Раздался надменный голос. В этот момент, за моей спиной материализовался тот, который был всему виной в этот день. – Вся эта погоня, эти попытки спасти собственную дочь – как же это забавно с твоей стороны.

— Хэх, а я уж начал скучать без тебя Сомбра. – Контратаковал я своим высказыванием. – И кстати, это не подвал – это храм идиот!

Вдруг он выпустил несколько зелёных магических струй, которые летели прямо на меня. К счастью, я успел увернуться от них, но, блин, последняя попала в какую то трещину в стене. От неё с огромной скоростью разлетелись большие осколки, один из которых ударил мне прямо в спину. Я мгновенно упал от адской боли. Похоже, был сломан позвоночник. Я видел, как он медленно подходил ко мне и поэтому я ещё раз проверил свой карман. Вроде на месте.

-Джозеф Пайк. – Взяв меня за горло, начал Сомбра. – Капитан императорской гвардии, лучший стратег императора Августина. Изменник, не подчинившийся своему владыке. Тебя надо было сразу повесить когда была такая возможность.

Он поднял за горло на одной вытянутом копыте всё моё тело над полом. Я сжал зубы от боли в спине, потому что она была просто сумасшедшей. Воздуха не хватало, а я тщетно пытался разжать его мертвую хватку. Ног я уже не чувствовал и поэтому они просто беспомощно болтались.

-Ты заставил меня попотеть и погоняться за тобой. Признаю – ты самая большая головная боль из всех повстанцев Пайк. Ты так искусно меня обманывал и обыгрывал, но теперь ты тут – твой план провалился а вся твоя гвардия мертва. Меня теперь никто не остановит!
— Они уже знают, что ты сделал Сомбра, — хрипя, ответил я, — Королевства просто так не будут сидеть и ждать, пока ты устраиваешь армагедон. Они сомнут тебя и твоё колдовство.
Он злобно засмеялся.
-Из твоих жалких уст это звучит почти что оскорблением. Почему даже сильнейшие из них – принцессы Солнца и Луны не смогли мне помешать? Я знаю, что они клялись спасти всех, но не сумели да же половину клятвы выполнить. Их неудача – моя победа. Как остальные смогут решиться на что либо, если их сковал страх за собственные шкуры?

— Они найдут способ тебя победить – не сейчас, но через тысячу лет точно! Они снова обретут надежду, сминая тьму в своих сердцах Сомбра.


Я достал фиолетовый пульсирующий кристалл из кармана, который был слегка треснутым.
— И знай: пони можно уничтожить, втоптать в грязь, лишить их всего, чем они дорожат! Но того, чего ты не сможешь с нами сделать — с кристальными пони, с пони Эквестрии, не важно – так это победить нас!

Повествование автора.



Он выронил фиолетовый кристалл из собственного копыта. Король Сомбра увидел это, но, не успел среагировать. Кристалл упал и раскололся.

В этот миг все пони в Эквестрии – кристальные, обычные, пегасы и единороги, почувствовали на себе, как упал этот кристалл. Особенно это почувствовала та, которая последняя покинула тот мир Её просто выбросило из портала на метров десять от него. Она рухнула на землю, не пытаясь да же подняться.

— Кловер? – Приглушённым эхом разнеслись в голове у девушки эти слова. Потом глухой удар свидетельствующий о падении на мягкую траву. Какое то странное чувство невесомости одолело её и снова: – Кловер!!!

В тот миг Ириада подбежала к своей сестре, у которой из глаз текли слёзы. Она смотрела на алое небо, беспомощно наблюдая за облаками. Всё казалось таким отдалённым, незыблемым, как будто время сейчас остановилось.

— Ты спаслась сестрёнка, спаслась!!! А Где тот парень? – Кричала эхом сестра, приходя в себя от увиденного. – Где отец Венди? Кловер – ответь!!!

Она медленно повернулась и посмотрела в глаза своей сестры.
— Он остался там, Ири. Остался, чтобы дать нам шанс.
— На что сестра? Стой, не теряй сознание, не сейчас!
Радужная пони медленно закрыла глаза и прошептала:
— На будущее. Светлое будущее.

Комментарии (5)

0

Я чего-то не понимаю, или откуда у поней РУКИ, которые упоминаются неоднократно.

Или это небрежность написания, или же некая копипаста с заменой людей на пони?

.
На доработку

.
*Администрация*

KerHarrad #1
0

Исправил, переделал, отредактировал. Надеюсь, теперь косяков будет меньше. Спасибо.

MR-Kreker #2
0

"обуздать свою сестру агни" — либо имя собственное, тогда с большой буквы, либо просто очепятка... что имелось в виду?
"Но всё четно" — это что такое? Чётно — значит, делится на два без остатка. Больше значений я не знаю. Может быть, "тщетно"?
"Слеш под каретой" — пишите по-русски. Если есть грамотные русские слова, почему бы не использовать их? Я не призываю писать везде вместо "компьютер" — "ЭВМ", или "термометр" — "градусник", или даже вместо "брифинг" — "планёрка". Но вместо слов, которые имеют хороший русский вариант... всё-таки старайтесь использовать именно русский эквивалент. Тем более, что "щелчок" красивее "клика", "продавец" понятнее "менеджера", а "товаровед" — "мерчендайзера". Напишите "Нырнуть под карету". То же самое, но при чтении мозг сам рисует то, что Вы хотите сказать, а не пытается продраться сквозь непонятные термины. У нас не доклад по нанотехнологиям, чтобы сыпать терминами направо-налево, а художественная литература.
"набрасывалась с кулаками" — она у Вас кентавр что ли, чтобы кулаки иметь?

GHackwrench #3
0

GHackwrench спасибо за критику. Будем стараться писать не "доклад по нанотехнологиям". хдд))

MR-Kreker #4
0

Хэх, а я уж начал скучать без тебя Сомбра. – Контратаковал я своим высказыванием. – И кстати, это не подвал – это храм идиот!

Я скатился под стол. Фик, хотя и не совсем читабелен, но всё же очень, очень неплох! Плюс!

Адский огонь #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...