Автор рисунка: aJVL
Глава 13 Страхи и надежды Глава 15. Признания

Глава 14. Затишье перед бурей

Похоже, наши друзья ещё не скоро встретятся с Закатом. Однако им предстоит ещё одно серьёзное испытание. Сможет ли дружба оказаться сильнее предубеждений и традиций? Смогут ли друзья Твай и Дэш принять их такими, какие они есть?
Новая глава — и новая страница в книге любви, надежды и преодоления.
Приятного прочтения!

PS: "Fillyfoolers", Диcкорд бы их побрал. Не придумал ничего лучше, чтобы перевести этот термин как "вертихвостки". Подчёркивается легкомысленность и женский пол, обыгрывается наличие хвостов у имярека. Не знаю, у кого будут идеи получше — буду рад поправить несколько корявый перевод ;)

И мало слова «красота»,

Чтоб образ твой запечатлеть.

Нужны мне новые слова,

Чтоб рифмою тебя облечь…

Глава 14. Затишье перед бурей.

Вся спальня была заставлена наполовину распакованными сумками и коробками, содержимое которых было нещадно высыпано на ковёр. Несколько приборов для контроля за погодой соседствовали с банными принадлежностями и зачитанными до дыр журналами, по большей части освещающих полёты и пилотажную группу «Вандерболтс». В отдельной кучке лежали с виду невзрачные и бесполезные предметы – но для их хозяйки они представляли особую ценность.

Пока Твайлайт со Спайком отправились в город по своим делам, Дэш была предоставлена сама себе. Вздохнув, она ещё раз оглядела свои вещи. Она подумала, что ей не стоит так цепляться за то, что несло с собой не слишком приятные воспоминания. Вот почерневшая от времени серебряная цепочка с подвеской, вот несколько пыльных рамок с фотографиями, лежащих вниз лицом. За ними – обрывки разноцветных листков бумаги; но вершиной коллекции странных вещей Дэш был длинный шарф всех цветов радуги, очевидно, связанный пони, мало что смыслившей в рукоделии.

Рэйнбоу подошла к ближайшей коробке, протянула копыто – и тут же отдёрнула его, отчаянно тряся гривой.

«Всё это – твоё прошлое. Может быть, в прошлом ему и место?»

Фотографии и обрывки бумаги тут же отправились назад в темноту коробки. С непреклонной решимостью Дэш затолкала оставшиеся коробки и сумки под кровать. Твайлайт и не подозревала, что там можно хоть что-то хранить, и места под кроватью было предостаточно. Но шарф и подвеску Дэш оставила себе. Цепочка легла на прикроватный столик, а шарф обрёл свой новый дом в платяном шкафу. Когда с памятными вещами было покончено, Рэйнбоу облегчённо вздохнула и принялась искать место для журналов, облачных сетей и анемометров.

В тот же миг в дверь осторожно постучали, и в открывшемся проёме появилась голова Твайлайт Спаркл.

— Привет, Твай! – Улыбнулась Дэш. – Удачно сходили?

— Более-менее, – кивнула Твайлайт. – Думала зайти и посмотреть на погром…

Тут она перевела взгляд на кипу журналов и непонятных приборов на ковре и вздохнула с облегчением.

— Ну и дела! Я-то ждала беспорядка уровня «землетрясение» или «ураган».

— Ну, извините, — ухмыльнулась Дэш, осматривая комнату. – Ты и вправду придумала разные уровни беспорядка?

— Ну, конечно же, — Твайлайт озорно подмигнула и принялась изображать из себя заядлого ботаника. – Беспорядок скалируется с уровня «Лёгкий ветерок», заканчиваясь уровнем «Метконосцы».

— Что ж, научненько, — усмехнулась пегасочка. – Есть соображения, куда мне деть моё оборудование?

После недолгих раздумий Твайлайт нашла ответ на этот вопрос:

— В подвале есть ящик для измерительных приборов – там должно быть достаточно места.

— Круто, будет сделано!

— Это тоже твоё? – Твайлайт жестом указала на подвеску с серебряной цепочкой. Дэш помрачнела на глазах.

— Да, — пегасочка попыталась сменить тему разговора, отведя взгляд.

Стоило Твайлайт подойти поближе, она увидела, что перед ней не простая подвеска, – а медальон. Его слегка выпуклая дверца держалась на потемневших от времени петлях. Единорожка видела, что Дэш чем-то встревожена, и не стала касаться этой темы. Эта вещь, рассудила Твайлайт, очень важна для пегасочки – ведь ради чего ещё стоит хранить у себя очевидную дешёвку? Она открыла было рот – но решила смолчать. Когда придёт время, Дэш сама всё расскажет любимой, а Твайлайт не хотела давить на неё, тем более, сейчас.

Пытаясь перевести разговор в иное русло, единорожка ухватилась за мысль, не дававшую её покоя на протяжении всей недавней прогулки со Спайком. Ни она, ни Дэш вот уже несколько дней не видели своих друзей, и лучшего повода для встречи найти было нельзя. Она решила взять инициативу в свои копыта – ведь именно ей принадлежала мысль на время оставить их с Рэйнбоу отношения в тайне.

— Дэш… — начала она.

— Ага? – Пегасочка подняла голову от журналов.

— Я готова, — преодолев секундное замешательство, продолжила Твайлайт. – Если ты не против, я хочу рассказать о нас ребятам.

— Ты уверена? – Дэш встала и подошла к подруге. – Ты действительно хочешь этого, или просто желаешь угодить мне?

— Уверена, — кивнула Твайлайт.

— Отлично, — просияла Рэйнбоу. Но спустя мгновение, тень сомнения вновь пробежала по её лицу. – Надеюсь, они поймут. Я бы не хотела потерять никого из них...

— Они – настоящие друзья, — ответила Твайлайт, в равной степени успокаивая и Дэш, и саму себя. – Я верю, они поймут. Вот увидишь!

— Что ж, — Рэйнбоу вздохнула, собираясь с духом. – Сейчас – или никогда! Идём?

— Идём! – Твайлайт нервно рассмеялась. – Пока я не перепугалась насмерть.

* * *

Пегасы из Погодного Отряда, наконец, смилостивились, и на улице было чуть теплее, чем в последние дни. Но всё равно Твайлайт как можно ближе прижималась к лазоревой шубке Дэш, укрываясь её тёплым крылом. По дороге к бутику Рэрити их сопровождали удивлённые, а иногда и гневные взгляды – не говоря уже об одном жеребце, высунувшемся из окна и залихватски присвистнувшем при виде наших пони.

— Не знаю, льстит ли это мне – или бесит, — Дэш закатила глаза, мотнула гривой и продолжала идти, не сбавляя шаг. Твайлайт хихикнула, ластясь к шее Рэйнбоу – мнение окружающих было не в состоянии затмить собой её собственное счастье. К тому же, и она, и Рэйнбоу не раз спасали Эквестрию от всевозможных невзгод – и в том, что они идут по улице вдвоём, было мало предосудительного.

Стоило бутику «Карусель» показаться из-за поворота, Дэш убрала крыло со спины Твайлайт.

— Чтобы Рэрити не догадалась раньше времени, — виновато объяснила она.

Твайлайт замерла на пороге.

— Ну, удачи! – прошептала она любимой и нажала на кнопку звонка.

За мелодичным перезвоном последовали приглушённые шаги. Дверь открылась, и на пороге показалась слегка взъерошенная Рэрити.

— Добро пожаловать в бути… Ой! Так это вы! – При виде друзей она заметно оживилась. – Заходите, заходите!

Улыбка облегчения заиграла на её губах.

— Я было решила, что вы — тот несносный жеребец. За сегодняшний день он заходил ко мне вот уже шесть раз – никак не определится с заказом. – Она возвела очи горе. – Бывают же пони… Ну, к делу: чем могу помочь? Давненько не виделись!

Твайлайт глубоко вздохнула.

— Рэрити, нам надо кое-что сказать тебе… — Она смолкла, увидев загадочную улыбку на лице пони-модельера.

— Знаю, что всё это чуть неожиданно, — подхватила Дэш. – Но я и Твай, мы… Мы теперь вместе!

Рэйнбоу чуть покраснела, но всё же, гордо улыбнулась во весь рот.

Чего они не ожидали – так это реакции Рэрити. Её глаза неистово сверкали.

— Ах, так вы, наконец, решили расс… — Тут она осеклась, отчаянно пытаясь выразить свою мысль как-нибудь по-другому, едва сдерживаясь от того, чтобы зажать рот копытами. – То есть, я хотела сказать, решили встречаться?

На её лице вновь засияла радостная улыбка, но тень беспокойства всё ещё замерла в уголках глаз – как если бы Рэрити чуть было не сказала что-то абсолютно недопустимое.

— Это замечательно! Никогда бы не подумала, что именно вы… — Она переводила взгляд с Дэш на Твайлайт. – Я так за вас рада!

— Эм-м, спасибо, — улыбнулась Твайлайт. Отчасти она была рада, что подруга не восприняла эту новость в штыки, с другой стороны единорожку беспокоила неожиданная реакция Рэрити. – То есть, ты не против? Мы ведь – две кобылки?

Рэрити взмахнула копытцем, полностью вернув себе самообладание.

— Конечно же нет, дорогуша! Какой из меня друг, если я начну указывать вам, кого именно вы должны, или не должны любить!

— Спасибо, Рэрити! – Расцвела Дэш, радуясь удачному началу. – Это много для нас значит.

— К тому же, — Рэрити заговорщически зашептала, придвинувшись ближе к друзьям. – Выступая против вас, я бы обличила и себя саму…

Белоснежная единорожка чуть покраснела и нервно хихикнула.

— А? – До Дэш внезапно дошёл смысл сказанного Рэрити. – Но… как же Блублад?

Рэрити презрительно хмыкнула.

— Если вы помните, наша с принцем последняя встреча оставила неизгладимый след торта на королевской гриве. В любом случае, я ничего не имею против жеребцов, я, проще говоря… пони широких взглядов.

— Ты шутишь! – Новость ошарашила Дэш. – Думала, мне одной в Понивилле нравятся девочки… Оказалось, таких, как я – полгорода!

— Может, ты поспешила? – Улыбнулась Твайлайт. – И зря остановила выбор на зануде из библиотеки?

— Не зря – у меня просто не было выбора! – Подмигнула единорожке Дэш и поцеловала её в носик; Твайлайт смущённо захихикала.

Рэрити улыбалась, всем сердцем радуясь за друзей.

— Что ж, я очень рада за вас! – Тут она обеспокоенно посмотрела на часы. – Мне очень жаль, но меня ждут заказы – а времени только до завтра. Не хочу показаться грубой, но мне надо немедленно вернуться к работе – иначе я безбожно опоздаю!

— Конечно, — откликнулась Твайлайт. – Нам тоже пора. Надо ещё рассказать остальным.

— Знаешь, пока всё идет, как по маслу! – Прошептала на ухо единорожке Дэш.

— Я и вправду рада, что ты поняла нас, Рэрити! Спасибо! – Твайлайт улыбнулась, а Дэш молча кивнула. Уже на пороге вновь зазвенел входной колокольчик, но даже его радостный звон потонул в скрежете зубов пони-модельера. Открыв дверь, Дэш нос к носу столкнулась с рыжим земным жеребцом. Наши пони прибавили шаг, чувствуя, как атмосфера в бутике вновь накаляется до предела.

Уже на тропинке, ведущей от бутика, до них донеслись обрывки разговора.

— И снова здравствуйте! Я тут подумал и решил, что воротничок должен быть шёлковым, а не…

— Ох, ради всего святого!

Стоило двери с грохотом захлопнуться, Дэш так и прыснула со смеху.

* * *

Даже на подходе к «Сахарному Уголку» Рэйнбоу всё ещё хихикала, вспоминая незадачливого покупателя.

— Знаешь, всё прошло на удивление гладко, — задумчиво произнесла Твайлайт.

— Ага, — отозвалась Дэш. – Вот уж чего не ожидала от Рэрити – так это то, что ей тоже нравятся девочки. По ней и не скажешь.

— Наверное, — Твайлайт пожала плечами. – Блублад кого хочешь отвратит от жеребцов. Причём на всю жизнь.

— И то верно…

Дэш замерла.

— Минуточку, — приглушённым шёпотом продолжала пегасочка. – Мы расскажем им о Закате? О том, что случилось у Шай?

— Не думаю, — покачала головой Твайлайт, чуточку погрустнев. – Не стоит: чем больше они узнают, тем в большей опасности окажутся, если Закат вновь перейдёт в наступление. Ненавижу тайны, но мне хватает и наших с тобой проблем. С меня достаточно и того, что я втянула тебя во всё это…

— Я уже сто раз говорила, — напомнила любимой Дэш. – Я с тобой лишь потому, что сама хочу этого. И, если даже им была бы нужна только ты, я всё равно буду рядом, что бы ни произошло. Они придут за тобой – сена с два! – пусть сначала разберутся со мной!

Её голос дрожал.

— И любой из наших друзей скажет тебе то же самое.

Единорожка рассеянно разглядывала булыжники мостовой.

— Я знаю – и именно поэтому не хочу говорить всё сегодня. В любой момент я могу остановить этот эксперимент, и только моё глупое чувство справедливости мешает мне сделать это прямо сейчас. Только это ставит нас под удар. Понимаю, тебя мне не отговорить, но я не хочу подвергать опасности кого-то ещё. Мы всё расскажем им – но только тогда, когда с Закатом будет покончено.

Твайлайт подняла голову, глядя Рэйнбоу в глаза.

— Но… Спасибо тебе. Спасибо, что не оставила меня… — Румянец на щеках, потупленный взгляд. – Это так важно для меня…

Твайлайт шептала слова признания, чувствуя, как в уголках глаз скапливается влага.

— Твай, — Дэш улыбнулась, нежно поднимая голову единорожки, пока их взгляды вновь не встретились. – Это честь для меня.

Больше всего на свете Твайлайт хотелось поцеловать пегасочку прямо здесь, посреди улицы – но ни Дэш, ни проходящие мимо пони этого бы не одобрили. Она крепко обняла Рэйнбоу, и одинокая слезинка скатилась по лавандовой щеке. Дэш осторожно гладила её гриву.

Не прошло и пары минут, как наши пони подошли к дверям «Сахарного Уголка». Вывеска на двери гласила: «Открыто», и они вошли внутрь, заставив маленький дверной колокольчик залиться радостным звоном. По-видимому, Кейки либо были на кухне, либо в отъезде – ведь за прилавком их встречала сама Пинки Пай.

— Привет, ребята! – радостно помахала копытцем розовая пони.

Рэйнбоу и Твайлайт застыли в удивлении – но не из-за Пинки, а из-за того, что в магазине был ещё один посетитель. Сейчас он как раз расплачивался за пакетик разных вкусностей.

— Приветик, сто лет не виделись! – радостно улыбнулась Эпплджек, приветствуя друзей.

О-оу… Твайлайт и Дэш переглянулись. Они хотели посетить «Сладкое Яблочко» в последнюю очередь, по дороге разработав план разговора с Эй Джей. Они знали, что с этой пони придётся труднее всего, поэтому и оставили её напоследок. Они были не готовы…

Озадаченность Твайлайт не ускользнула от Эпплджек.

— Ты в порядке, Сахарок?

— Божежмой! – Пинки одним махом перепрыгнула стойку и подбежала к друзьям. – Давненько не виделись! Ну, впрочем, всего четыре дня, хотя, о чём это мы? Для мотылька – это це-е-елая вечность! Или для очень нетерпеливой пони. Или…

Эпплджек смерила Пинки тяжёлым взглядом, и болтушка смолкла.

— Ах, да. Точно. Привет!

Твайлайт посмотрела на Дэш, словно спрашивая совета. Пегасочка пожала плечами и кивнула, словно говоря: эй, а почему бы и нет? Сейчас – так сейчас!

— Нам надо кое-что вам сказать, — не сводя глаз с Дэш, тихо промолвила Твайлайт.

— Что стряслось, лапа? – Встревожено спросила Эпплджек. – Всё в порядке? На вас двоих лица нет!

— Эй Джей, Пинки… — Вздохнула Твайлайт, стараясь не смотреть в глаза пони-фермеру. – Мы пришли, чтобы сказать вам, что мы с Дэш вместе. Мы встречаемся.

Воцарилась тишина. Глаза Эпплджек медленно полезли на лоб, а Пинки Пай словно раздувалась от переполнявших её эмоций, расплываясь в довольной улыбке.

— Ребята! Это же просто блестяще-замечательно-фантастикопревосходно круто! Давайте, устроим вечеринку? Давайте! Ну! – на одном дыхании выпалила она.

Реакция Пинки ни для кого не стала сюрпризом: Твайлайт не могла ожидать другого от бесшабашной королевы вечеринок. Наконец, она нашла в себе смелость встретиться глазами с Эй Джей. Оранжевая пони всё ещё не могла прийти в себя.

— Встречаетесь, в смысле, встречаетесь?

— А в каком ещё смысле можно встречаться? – Вскинула бровь Дэш.

— Ух ты, — Эпплджек заметно нервничала. – Ну и дела, а?

Она прочистила горло, не поднимая глаз.

— Эй Джей… Что-то не так? – Спросила Твайлайт, готовясь к худшему.

Несколько мгновений Эпплджек хранила молчание, переводя взгляд с Твайлайт Спаркл на Рэйнбоу и обратно. Она словно боролась сама с собой.

— Не буду врать: пока не знаю. – Ответила она. – С одной стороны, все вы – мои друзья, и я, петрушка меня побери, не позволю подобному встать между нами. С другой стороны, мне всегда говорили, что это… всё это… неправильно, так? Знаю, я привыкну к этому, но мне понадобится время. Надеюсь, вы понимаете меня. Простите, если я расстроила вас… Просто не думала, что вы – вертих…

Она осеклась, глядя на ярость в глазах Дэш – и боль в глазах Твайлайт, так и не договорив обидного прозвища до конца. Рэйнбоу шагнула к Эпплджек.

— Вот как, Эй Джей? – Начала она. – Ну, хорошо хоть ты сможешь терпеть наше присутствие. Только дай знать, если мы станем слишком неправильными для тебя!

Твайлайт коснулась плеча Дэш.

— Рэйнбоу, — прошептала она. Пусть слова Эпплджек и прозвучали, словно гром среди ясного неба, Твайлайт была готова к такой реакции – и была готова принять предубеждения консервативного пони-фермера как должное.

— Нет! Пусть так говорят другие – но другу это с копыт не сойдёт! – Воскликнула пегасочка. Пинки спряталась за прилавком, от её радости не осталось и следа – только испуганные, широко распахнутые глаза виднелись из-за кассового аппарата.

— Слушай, Рэйнбоу, — Эпплджек примирительно подняла копыто. – Разве ты хочешь, чтобы я лгала вам? Притворилась, что всё в полном порядке? Я просто честна с вами. Честность – всё, что я могу вам дать.

— Как же, Честность, — фыркнула Дэш. – Будь в тебе хоть толика Верности, может, тебе бы и не пришлось лгать! Ты бы поняла, что всё это ни хрена не имеет значения!

Эпплджек тоже шагнула вперёд. Её лицо пылало от гнева.

— Я же сказала, что постараюсь! — Она продолжала, уже тише, горько вздохнув. – Послушай, Рэйнбоу, я бы так хотела радоваться вместе с вами, правда. Но я не могу в одночасье перевернуть свой мир…

Гнев оставил Рэйнбоу Дэш так же внезапно, как и подчинил её себе. Она смиренно склонила голову. В её глазах, наполненных грустью и разочарованием, заблестели слёзы. Пегасочка обернулась на дверь.

— Пойдём, Твай, — тихо проговорила она. – Нам пора.

Твайлайт не шелохнулась. Она не сводила глаз с Эпплджек, словно пронзая её взглядом насквозь.

— Вертихвостки? – Спросила она. В её голосе не было обвинительных ноток, просто любопытство. – Вот, что это значит для тебя? Бессмысленное занятие – крутить хвостами друг перед другом?

Эпплджек опустила глаза, рассеянно постукивая копытом по дощатому полу магазина.

— Блин, Твай, я не хотела, чтобы ты так думала…

— Но так и есть, да? – Продолжала Твайлайт. – Так тебя учили в детстве. Ты думаешь, что две кобылки не могут жить одной семьёй, что это ничего не значащие… шалости?

Дэш вновь выжидающе посмотрела на Эпплджек. Слова отрицания встали комом в горле пони-фермера – она просто не могла солгать.

-… Да. Я знаю, что с моей стороны это совсем не честно, я просто не знаю, как так можно жить.

Она вновь опустила голову. Пинки боялась вздохнуть, всё ещё прячась за прилавком.

Лицо Дэш оставалось бесстрастным, когда она подошла к Эпплджек. Пони-фермер поморщилась, ожидая чего угодно…

— Эй Джей, — прошептала Рэйнбоу. – Мне пришлось нелегко в последние несколько дней. Мне было больно. Я была глупой, и возненавидела себя за это. Если бы не Твайлайт, я бы давно сбросилась с облака…

Эпплджек поморщилась, но Дэш и не думала останавливаться. Она продолжала, с каждым словом всё громче и громче.

— Твайлайт помогла мне стать лучше. Она показала, как я заблуждаюсь, и до конца верила в то, что я смогу. Не сомневалась ни секунды. Я люблю её за то, что она у меня есть. За то, что она сделала для меня, и я не знаю, что бы со мной стало, не будь Твайлайт рядом. Может быть, такая любовь и идёт вразрез с твоим воспитанием, но не смей и думать, что её вовсе нет!

Сверкнув очами, Дэш отвернулась от Эпплджек и подошла к своей единорожке. Твайлайт не сводила глаз с возлюбленной. Рэйнбоу не уставала удивлять её, и сердце Твайлайт рвалось из глотки удушливым комом. Пинки осторожно высунулась из-за прилавка: её губы дрожали.

— Пойдём домой, Твай. Кажется, Эй Джей нужно время, — тихо проговорила Дэш, и теперь Твайлайт не стала с ней спорить.

Стоило им подойти к двери, как Эпплджек окликнула их.

— Ребят?

Они обернулись и увидели, как оранжевая пони виновато склонила голову, заливаясь чуть заметным румянцем стыда.

— Простите меня. Я и правда подумаю над всем этим. После твоих слов, Рэйнбоу, я начинаю думать, что была не права. Что бы ни случилось, вы – мои лучшие друзья, и ничто не изменит этого.

Заметно нервничая, она ткнула копытцем доску пола.

— Если вы сможете назвать меня своим другом.

— Конечно, — слабо улыбнулась Дэш.

— Я тоже, — кивнула Твайлайт.

— Йе-е-ей! – воскликнула Пинки Пай, с облегчением понимая, что их дружба, пусть и пошатнувшись, не рухнула в бездну.

* * *

Даже не смотря на реакцию Эпплджек, с души Твайлайт словно свалился камень. По пути в библиотеку она только и думала, что ещё одной проблемой в их жизни стало меньше.

Она остановилась и повернулась к Дэш.

— Думаешь, с Эпплджек всё будет в порядке?

— Надеюсь, — вздохнула Рэйнбоу, оглядываясь на силуэт «Сахарного Уголка». – Не то, что бы я была не готова к этому – но мне всё равно больно.

Твайлайт зарделась, вспоминая слова пегасочки.

— То, как ты заступилась за нас – это было просто великолепно!

— Это была чистая правда, — с почти робкой улыбкой на лице отвечала Дэш. Твайлайт встретилась с ней глазами, снова чувствуя, что тонет в бескрайнем океане пурпура. Тонет – или летит. Она позволила себе взлететь.

— Ты полна сюрпризов, не так ли? – проворковала Твайлайт.

— То ли ещё будет, — прошептала Дэш и подмигнула, вновь вгоняя Твайлайт в краску.

Они всё шли и шли, пока вдалеке не показалась крона библиотеки-дерева. Твайлайт знала, что следующие две недели будут весьма тяжёлыми. Изнурительные тренировки. Тень Ордена, нависшая над ними… Но стоило ей перевести взгляд на пегасочку, как она понимала: даже одна секунда, проведённая с Дэш, стоит всего этого.

Внезапно, притворный ужас исказил черты лица Рэйнбоу.

— О-оу… — пробормотала она.

— Что такое? – Участливо спросила Твайлайт.

— У нас проблемы, — прыснула Дэш. – Я надеюсь – изо всех сил – что Эй Джей не расскажет о нас Бабуле Смит!

Твайлайт рассмеялась в голос, представляя себе удивлённое лицо пожилой пони.

— Вот бы на это посмотреть...

Она смолкла, в удивлении глядя на дом-дерево. Дверь в библиотеку открылась, и Спайк выбежал им навстречу, цокая коготками по булыжной мостовой.

В его лапках был запечатанный свиток.

— Только что от Принцессы! – переводя дыхание, выкрикнул он. Твайлайт выхватила свиток из лап Спайка, развернула его и принялась читать. Её брови нахмурились.

— Что там? – возбуждённо воскликнула Дэш.

К удивлению пегасочки, Твайлайт усмехнулась с выражением мрачного удовлетворения на лице.

— Закат.