Луч света или как важно быть брони.

Рассказ об одном брони,посвятившем свою жизнь фэндому.

Человеки

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

Вновь и никогда

В далёком детстве крылатая пони увезла Меган в страну Понилэнд. А может, этого и не было вовсе — она давно не знает, во что верить. Только вот какое дело: в её колодец вновь угодил пегас.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Всё очень плохо

Каждый день в одиннадцать часов утра одинокая пони включает радио, чтобы услышать новости. Но все новости умещаются всего в трёх словах.

ОС - пони

Вам письмо, Рарити!

Понивильская газета - штука довольно интересная, учитывая, что любая новость из неё может разлететься по всему городу и за его пределы за минимальные сроки. Даже тогда, когда это очень неудобно для некоторых персон. Один раз Рарити пришлось прочувствовать эту особенность публицистических статеек на собственной шкуре...

Рэрити Дерпи Хувз Другие пони

Первый рыцарь Эквестрии

Даже не знаю как описать содержание.Наверное это мой эксперимент.Не большая предистория о черной пони Никс жившей во времена " После Дискордия", косвино упоминалась в рассказе "Грехи прошлого".

Твайлайт Спаркл Другие пони

RPWP 4: Метконосцы-изобретатели.

Метконосцы – изобретатели. Эппл Блум, Свити Белль и Скуталу принимают участие в проводимом завтра в Кантерлотской Школе для одарённых единорогов соревновании изобретателей..

Эплблум Скуталу Свити Белл

Самое удачное покушение на принцессу Селестию

В один прекрасный солнечный день принцессу Селестию убили три очень знакомых нам жеребенка...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Другие пони

Покопыть

Флаттершай узнает гораздо больше, чем нужно, когда, решив навестить Твайлайт, слышит вздохи и стоны за дверью библиотеки. Волнуясь за Твайлайт и то, что у нее могут быть проблемы в дальнейшем, Рэрити и Рэйнбоу Дэш решают все расследовать самостоятельно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Самолюбие Флаттершай

Бизнесшай, Флаттергот и Хипстершай возвращаются! Но не ради мести. На этот раз они просто решили расслабиться втроём, на фоне винтажных интерьеров избушки Флаттершай.

Флаттершай

Автор рисунка: Devinian
Часть 4 Часть 6

Часть 5

Осень близилась к концу: за окном проносились полностью опавшие деревья, слившись от скорости в серое месиво, разбавляемое размеренным мельканием столбов. Изредка появлялись мелкие посёлки, мосты и просеки, и промелькнув оставались далеко позади, равно как и прежняя жизнь Твайлайт и компании. Поезд уносил их всех куда-то на север, в ещё больший холод, как будто нынешней осени, побившей рекорды низкой температуры за последние десять лет, было мало. Зима грозила вот-вот начаться. Ещё когда Эпплджек и Твайлайт выписали, уже тогда, если выйти утром на улицу, можно было увидеть тонкую ледяную корочку на лужах и заиндевевшую траву. В вагоне не было никого, кроме пятерых поняш, как и во всём поезде, не считая машиниста.

—Флаттершай — сказала Твайлайт, глядя в бесконечные серые облака, разбавленные светлыми участками: солнечный свет настойчиво пытался прорваться сквозь их толщу, но пока безуспешно — ты уверена, что у Сэлли получится? Всё-таки убедить нас — это одно, а родителей Дэшь — совсем другое. В конце концов эти пони, учитывая их социальный статус, менее всего склонны ко всяким авантюрам. И тем более — верить россказням про всякие там заговоры, и грядущие концы света.

Флаттершай приподняла бровь:

—Да я-то уверена. А вот ты, похоже, всё ещё сомневаешься в серьёзности происходящего.

Твайлайт вздохнула, и отвернулась от окна, опустив взгляд в пол:

—Я бы сказала в реальности.

—То есть недавнего тебе не достаточно, чтобы поверить? Или например того факта, что в нашем распоряжении практически любая гражданская структура? Сейчас мы едем на приватном экспрессе по довольно нагруженной линии, почти на предельной скорости. Как по-твоему: насколько просто рядовой пони взять поезд и сказать машинисту «езжай вон туда», при этом согласовать маршрут с диспетчерами на всём пути следования?

—Практически невозможно. Разве что с оружием.

—Вот именно. Только мы провернули дело без него. Как думаешь: почему?

—Без понятия. Может быть взломали какую-нибудь сеть управления.

—Ага, всю и сразу. Нет, Твайлайт, дело не в технике. А в пони. Вся наша организация, как и любая другая, держится на пони, самых обычных, не считая управленцев. Но в отличие от любой другой конторы — нашей доверяют. А если нет — то мы можем это исправить. Пони прислушиваются к нам. Они верят нам. И верят больше, чем любым начальникам, и тем более — бредням СМИ — Флаттершай приблизилась к Твайлайт, и пристально посмотрела в её глаза — Как это возможно, по-твоему?

—Магия? Чудо? — саркастически сказала Твайлайт, на что Флаттершай загадочно улыбнулась и откинулась в кресле:

—Возможно… Но не в данном случае. Ситуация в Эквестрии на сегодня такова, что пони больше поверят случайному прохожему, чем правительству и любым другим официальным структурам.

—О, хороший показатель. И ещё лучший — вы этим пользуетесь в своих корыстных целях.

—Отнюдь. Мы просто предлагаем подумать, предоставив некоторые факты.

—Скрывая остальную часть.

—Нет-с. Любая пони может легко узнать её, был бы интерес. А интерес, как правило, появляется. К тому же, средства массовой информации в последнее время толкают такую парашу, что…

—Уа-ах! — нарочито громко зевнула Эпплджек — Ску-ука! Сворачивайте свои мутные тёрки. Надоели уже, ей богу. Эй, Рэр!

—А? — оторвалась Рэрити от телефона.

—Б — передразнила её Эпплджек — Во что рубаешь-то хоть? Всю дорогу же в своём телефоне сидишь, скоро экран продавишь.

—Рубают только всякие, пардон, задроты до пооранжевения. А я читаю новости.

—Охо-хо, тысяча извинений, л-лэди, что оторвала Вас от столь важного занятия. И какие же у Вас, таких сурьёзных мадемуазелей, новости?

—Ну вот, например, фотография из горного региона Эквестрии — Рэрити протянула мобильник Эпплджек, на котором красовалось изображение гор и огромного голубого луча, уходящего куда-то далеко в ночное небо.

—Что это?

—Ну там же написано: фото очевидца.

—Очевидца чего?

—Пфф. Дай сюда. Так и быть, раз уж ты читать не умеешь…

—Ой-ой, образование так и фонит. Прям как Хуфусима-1 после цунами — с этими словами Эпплджек. вернула телефон обратно.

—Так… вот: пишут, что некий пони отправил письмо в редакцию «Э-Ченнэл», в котором приложил видео некого якобы инцидента в Кристал Маунтс. По его словам, ночью с неба ударил огромный голубой луч, куда-то в горы. Свет от него был таким ярким, что на некоторое время стало светло как днём. Луч держался несколько минут, в течение которых пони успел заснять видео, а потом так же внезапно пропал. Редакция «Э-Ченнэл» заявляет, что данное видео однозначный монтаж, и скорее всего это очередная утка охотников за НЛО и тому подобных искателей Снежного пони.

Голос подала Пинки Пай:

—Ха! Слыхала, Флатти?

—Да-да — ответила Флаттершай — непредсказуемая реакция СМИ такая непредсказуемая.

—Кристал Маунтс? — спросила Твайлайт — Это случайно не там, куда отправился Спайк? Он говорил, что собрался на север…

—Смотри-ка, соображаешь — сказала Флаттершай — Да, это там. Туда мы и направляемся. Вернее — не прямо туда, а в место неподалёку. Соваться в Кристал Маунтс прямо сейчас небезопасно: туда уже наверняка вылетели наши засранцы-конкуренты.

—Что? Военные?! Но там же Спайк! — воскликнула Твайлайт.

—Да прямо таки — военные. Нет, ну они конечно тоже, но в основном учёные, работающие на Гильдербергов. Уверяю, они старательно заметут все следы своего пребывания так, что никто и не заметит. Тем более в горах, где живёт полторы пони на сотню квадратных километров.

—Да плевать мне на следы, я за Спайка волнуюсь! Чёрт, и вы называете это «безопасным местом»?!

—Зря волнуешься. Думаешь он туда прогуляться вышел? Дракон такой, хоть и маленький, с космического корабля, ага. Подышать воздухом горным.

—И что он сделает, если к нему пошлют ударные вертолёты? А если ракеты?!

—Твайлайт, успокойся — вмешалась Пинки Пай — с обороной у него получше, чем у всей нашей конторы вместе взятой.

—Вот именно — сказала Флаттершай — Видела бы ты его цацки. Один палубный рельсотрон чего стоит…

—Ну, думаю палубный он с собой не взял — патроны ещё на всякую летучую мелочь тратить. А вот свой… этот… анти-маттер райфл, или как он сказал?

—Да, как-то так. Хотя для винтовки эта штука великовата будет. Я бы сказала что это больше мобильная противоракетная установка. Или противоспутниковая…

—Ну не важно, в общем короче его и взял, скорее всего. Страшно убойная штука!

—О да-а! — горячо сказала Флаттершай — Дальность выстрела и сила взрыва — это настоящий пиздец!

—А режим ближнего боя забыла? Помнишь, как он нам показывал?

—Ха, ещё бы! Бля, да если бы у меня была такая штука, это была бы ёбаная кровавая баня, попадись мне хоть один отряд охраны гильдербергских выблядков!

Пинки звонко расхохоталась:

—В натуре! — затем посмотрела по сторонам, и обнаружила, что разговаривают только она и Флаттершай, а все остальные уставились на них с круглыми глазами.

—Что?

На некоторое время воцарилась пауза, и слышен был только тихий шум вагона. Первой заговорила Рэрити:

—Девочки, с вами всё в порядке?

—Вполне. Просто оружие — одна из наших любимых тем. Ещё с детства.

Пауза возникла опять, трое пони по-прежнему не отрывали глаз.

—О-окей — медленно сказала Рэрити, и переглянулась с Твайлайт. Та, в свою очередь сказала:

—Эм… Ясно. Слушайте, а сколько нам осталось ехать?

—Часов пять, не меньше — ответила Флаттершай — Пинки!

—Ась?

—Пойдём покурим.

Пинки Пай поочерёдно посмотрела на каждую пони, затем сказала:

—Ага, пошли. Думаю наши маленькие слабости немного смущают окружающих — с этими словами обе пони встали, и пошли в тамбур, весело продолжая обсуждение на своей волне. Когда они удалились, Эпплджек сказала:

—Они меня пугают.

—И меня — подключилась Рэрити — Твайлайт, мы можем с этим что-нибудь поделать… теперь?

—Думаю нам стоит быть более терпимыми, и не обращать внимания на подобные казусы. В конце концов не каждому дано удержаться в обществе после всего того, что они пережили.

—Оу… пардон. Ты права. Ладно, забудем… Эй, смотрите! — указала она копытом за окно — Снег!

—Мда. Вот теперь лето точно кончилось — заключила Твайлайт.

—Ай да ладно! — сказала Эпплджек — Зато Новый год скоро. Будет хоть какое-то разнообразие. Никогда не встречала Новый год в горах!

—И я! — поддержала Рэрити.

—Да-да. Я тоже… — ответила Твайлайт, с беспокойством глядя на проносящиеся множества белых точек.

На Лос-Аликорнс опустилась ночь, и полил холодный дождь, скорее всего последний в этом месяце, ведь в тысяче километрах от города выпали первые снежинки. Селестия стояла у знака автобусной остановки под большим чёрным зонтом. Изо рта при каждом выдохе шёл пар: на улице было всего +1, и до кучи дул ледяной ветер. Селестия зябко подёрнула плечами, и поправила шарф нежного кофейного цвета. Мягкий и тёплый. Однако даже он даже он не спасал полностью. Высокая красивая кобыла была одна на остановке, и со скукой провожала взглядом редкие проезжающие машины в ожидании звонка от родителей Рэйнбоу Дэшь: они должны были подъехать с минуты на минуту. Селестии казалось странным почему они выбрали именно такое место, и дурное предчувствие не покидало её с самого начала. Однако как управляющее звено своей организации, да и просто опытная кобыла, она больше руководствовалась рассуждением, нежели чувствами, хотя последние были ей отнюдь не чужды. Наверное даже более близки и известны, чем любой пони, но в большинстве случаев, из-за жизненных обстоятельств и работы, у неё не было ни права, ни даже возможности их проявлять. И тем более — опираться на них. Чисто логически же, ей сейчас мало что угрожало: на крыше двух зданий по обеим сторонам улицы дежурили снайперы, а в ста метрах, чуть вылезая передом из подворотни, затаился фургон с вооружёнными приверженцами Вэй оф Ансесторс. Из-за поворота показалась очередная машина, и неспешно покатила в сторону остановки. Цвет был чёрный, как и предполагала Селестия. Однако, когда машина с тихим причмокиванием шин по мокрому асфальту подъехала ближе и остановилась, Селестия оказалась слегка удивлена: покрытие было матовым, словно из мягкой резины, и потому крохотные капельки воды во множестве задержались на корпусе. Но затем она удивилась ещё больше, обратив внимание на остальные детали: это был седан футуристического дизайна, без какого-либо логотипа. Так что хоть Селестия и неплохо разбиралась в машинах, но эту марку видела впервые. Задняя дверь его оказалась аккурат напротив, и спустя несколько секунд бесшумно открылась. В тёмной глубине салона кто-то сидел, водителя же видно не было — этому мешала перегородка, почему-то повёрнутая тонированной стороной к пассажирам, а не наоборот. Селестия пригляделась, и разглядела фигуру, облачённую в балахон. Капюшон закрывал половину лица, так что глаз видно не было. Конечно у богатых свои причуды, если бы не одно подозрительное «но»: фигура была крупноватой для пони, и у неё был тёмный синий рог.

—Мисс Селестия? — спросила фигура. Голос был женский.

—Да. А вы, полагаю, мать Рэйнбоу Дэшь?

—Не совсем. Но мне бы тоже хотелось поговорить с вами.

Селестия чуть отпрянула. Предчувствие было теперь совсем плохим.

—Тогда может быть выйдете? Под моим зонтом полно места.

—М-м. Пожалуй, вынуждена отказаться. Так что садитесь.

—Всё же я предпочитаю беседы на свежем воздухе.

—Вы кажется не поняли — фигура достала пистолет. В оружии Селестия тоже разбиралась неплохо, но как и машину, данную конструкцию опознать ей не удалось — это не совсем просьба.

Взгляд Селестии стал недобрым, а голос холодным:

—Думаете всё так просто?

—О, ну что вы. Не просто, разумеется, а очень просто. Корпус из прочнейших углеродных композитов, вместо стёкол — прозрачный металл. Титан, если быть точнее. Жутко дорогое удовольствие в получении, спешу вам сказать. Но чего не сделаешь ради безопасности, лишь бы снайперы не застрелили, правда? Особенно тот, что на доме сзади. М82 конечно весомый аргумент, но не в нашем случае. Впрочем, если есть желание проверить — дерзайте, но учтите: это будет стоить вам жизни.

—Даже так, да?… Что ж, давайте посмотрим, какой у нас выйдет диалог. Но знайте: незаменимых нет, и я — не исключение. Так что советую вам подумать дважды, прежде чем целиком полагаться на ситуацию.

Селестия села в салон, дверь бесшумно закрылась. Затем машина начала быстро набирать скорость. Фигура в балахоне сказала:

—Какого вы, однако, о себе скромного мнения.

—Да уж поскромнее, чем вы о себе.

Машина зашла на поворот, из-за чего чуть наклонилась во внутреннюю его сторону: подвеска явно была оборудована гидравликой компенсации. Разогнаться же она успела не менее чем до двухсот километров в час, судя по картине за окном, и силе, вжимающей в сидение. Селестия воспользовалась моментом, и ловко выбила пистолет, перехватив, и направив на кобылу в балахоне.

—А теперь ты будешь делать то, что скажу я.

—Ну и ну, вот так поворот — саркастически ответила фигура.

—Любишь пошутить, я смотрю?

—Вполне.

—Опусти стекло — кивнула Селестия головой в сторону перегородки, отделявшей переднюю часть салона.

—М-м. Поскольку я теперь жертва, я ведь не могу ослушаться, не так ли?

—Какая сообразительная. Выполнять.

—Как пожелаете…

Стекло опустилось без каких-либо действий со стороны кобылы. Селестия резко направила ствол в сторону водителя, но… сидение было пустым. Впереди показался очередной поворот, и руль сам начал вращаться в его сторону. Приборной панели не было — все нужные цифры светились на лобовом стекле. Рядом со спидометром горела надпись «авто». Селестия направила ствол обратно на кобылу в балахоне:

—Останови машину.

—Обязательно. Но сначала я бы хотела поговорить.

—Условия здесь ставлю я. Последнее предупреждение: останови машину.

—Кстати, забыла сказать: он не заряжен.

Селестия зло посмотрела куда-то под капюшон несколько секунд, затем ловким движением вынула обойму. Она действительно оказалась пустой.

—Что ж, тогда я просто сверну тебе шею.

—Я конечно помню, что у нас были разногласия — кобыла наклонила голову, и начала стягивать капюшон — но чтобы настолько… — затем она мотнула головой, поправляя иссиня-фиолетовые люминесцирующие волосы, и перед Селестией возникло лицо Луны.