Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА ПЕРВАЯ Новые друзья ГЛАВА ТРЕТЬЯ: Взаимопомощь

ГЛАВА ВТОРАЯ Повороты судьбы

— Мы по поручению Великой Рэрити.

— Впустите их, нас предупреждали о прибытии чужаков.

Твайлайт с остальными зашли на территорию Ганзы. На входе их встретила сама Рэрити.

— А вот и наши новые союзники. Вы выполнили свою часть договора? — спросила она.

— Да, пещера была очищена от мутантов, — ответила Твайлайт.

— Там был кто-то помимо мутантов?

— Желтая пони с розовой гривой, мы её случайно задели, и, к несчастью, с летальным исходом. Надеюсь, эта пони не была вам нужна жива?

— Жаль, мы почтим ее позже, — Рэрити присмотрелась к Твайлайт. — Хм, я думала, что знаю всех, населяющих эти старинные катакомбы, — она осматривала Твайлайт со всех сторон. — Ты бы не хотела послужить в Ганзе? Я обещаю, тебе у нас понравится.

— Я представляю группировку Ученых и вполне довольна тем, что есть.

— Если передумаешь, ты знаешь куда идти, — она подмигнула ей. — Проходите на станцию, там и поговорим, а с кем-то и познакомимся поближе, — намекнула она на Скайлайна.

Рэрити вела их в свои апартаменты. По пути туда Скайлайн заметил, что их казармы и вооружение солдат были на высшем уровне. Абсолютно новые, а иногда и вовсе необычные костюмы.

"Наверное, новые модели", — подумал Скайлайн.

— Итак, жеребец, откуда ты? — спросила Рэрити Скайлайна. — Не хотел бы ты послужить у меня? Такие сильные и мужественные пони нужны Ганзе.

— Я уже восемь лет служу мисс Твайлайт и менять знамена не намерен.

— Не хочу Вас прерывать, но не могли бы мы продолжить разговор о взаимном сотрудничестве?

— Всему свое время, дорогуша. Я хочу узнать, где ты откопала этот клад? Красив, подкачен.

Твайлайт с остальными дошли до ее апартаментов.

— Скайлайн, останься снаружи, — сказала Твайлайт.

— Пусть заходит. Тем более, у меня к нему ещё много вопросов.

— Ладно.

Они вошли внутрь. Твайлайт и Скайлайн от удивления впали в ступор. Такой роскоши они еще не видели. Это было поистине красиво, даже слишком красиво. Комната, а точнее не комната, а целая царская палата, была размерами примерно десять на пятнадцать метров. Такая огромная площадь всего для одной пони могла означать только одно — ее здесь и правда уважают и ценят, раз никто не против этого. Ведь в подземельях зачастую места не хватает. И ютится приходится чуть ли не на головах друг у друга.

Комната Рэрити была просто мечтой каждого: она была светлой, чистой, на стенах висели ковры и картины; на хоть и не высоком потолке красовалась люстра, по-видимому, принесенная кем-то с поверхности. В правой стороне красовался длинный стол, старинной отделки, для приема гостей, а в левой стояли необычного вида швейная машина, стол для разметки и кройки, и много всяких приспособлений; в углу со стороны стола навалом лежали материалы разного вида.

— Простите, чем вы здесь занимаетесь? Неужели, шьете? Я думала, что вы только руководите этой группой.

— О, милая, а ты не знала? — с довольной улыбкой спросила Рэрити. — Во всем подземном мире нет лучшего мастера по изготовлению защитных костюмов, чем я! — она приподняла голову и с гордостью ткнула себя копытом в грудь.

— Невероятно! Это очень удобно для вашего лагеря.

— Конечно, ведь за нашим товаром приходят торговцы со всех уголков.

— А что вы можете сказать об этом костюме? — вмешался Скайлайн.

— О, милый, ты наконец обратил на меня свое внимание.

Она подошла к нему вплотную и обольстительно посмотрела прямо в глаза.

"Во влип", — подумал Скайлайн и попытался сделать пару шагов назад.

— Стой и не двигайся! — серьезным тоном сказала она ему; ее взгляд резко изменился, он стал проницательным. Таким взглядом оценщик смотрит на товар, который ему предлагают.

— Твой костюм неплох. Материал, из которого он сделан, также неплох: он водоотталкивающий, прочный, сшит ровно, видно, что шили для тебя на заказ; расцветка универсальная, подходит как для темного, так и для светлого времени суток; материал эластичный, легкочистящийся, в нем удобно двигаться, — закончила она. — Такой ответ тебя устроит?

— Вполне, — ответил Скайлайн. "Она перечислила все, что было можно, все то же самое, что о нем говорили мне в бывшем бункере, похоже, она не кидает слова на ветер," — подумал он.

— Но у него много недостатков, — вдруг продолжила она. -Он абсолютно непригоден для осад и боев, против огнестрельного оружия, бронепластины просто вшиты, но не подогнаны, таким образом, в твоем костюме очень много слабых мест. Кроме того, монстры легко могут зацепить когтями вшитую пластину и просто вырвать ее; также, ткань абсолютно не защищает от отравленного воздуха, а воду она хоть и не пропускает, но свались ты в нее, и доза бета-магии в твоем организме обеспечена такая, что сиять будешь всю разгрузку. Ты точно просил пришить там, где тебе будет удобней всего ее быстро достать, но вот крепление слабое, также эта ткань очень слаба против режущего оружия, — она развернулась и пошла к своему креслу, но на полпути передумала и снова подошла к Скайлайну. — А хочешь, я тебе сама сошью костюм? Услуга за услугу, так сказать, — она приблизилась к нему и нежно прошептала на ушко: — Ну, ты понимаешь, о чем я?

Скайлайн покраснел и сделал несколько шагов назад, но, упершись в стену, понял, что отступать некуда, и растерялся. Этот вояка мог надрать зад кому угодно, но вот в отношениях с противоположным полом он становился маленьким жеребенком школьного возраста. Он просто не знал, как с кобылками общаться. Он терялся, слова путались, мысли роились, язык заплетался и самое главное, он ужасно стеснялся.

К нему на выручку пришла Твайлайт.

— Мисс Рэрити, может быть вы перестанете заигрывать с моим личным охранником? В конце концов мы пришли сюда обсудить наши дальнейшие взаимоотношения между лагерями!

— О, дорогуша, неужели ты ревнуешь? Это неудивительно, ведь найти такого красавца крайне сложно.

— Не мели ерунды, мы пришли сюда по делу.

— Ну ладно, ладно, — она все таки решила пока не спешить и отложить Скайлайна на потом.

— Так о чем же мы будем говорить, дорогуша?

— Для начала было бы неплохо поговорить о той пещере, которую мы зачистили.

Шах и мат.

Вот такого поворота событий глава группы, мисс Рэрити, не ожидала.

— И что именно тебя интересует? — настороженно спросила она.

— Живность, которая была в ней, — уточнила Твайлайт.

— Обожди немного, — она дернула за веревочку и за дверями дзенькнул мелодичный колокольчик.

Дверь тут же распахнулась и на пороге показался один из охранников.

— Чего желаете, мисс Рэрити? — сразу спросил он.

— Принесите чаю мне и моим гостям.

— Сию минуту, — с этими словами он удалился.

— Обождите, сейчас мы все обсудим, а пока присядьте обое вон за тот стол.

Через минут десять тот же охранник принес на подносе чай, раздал его всем и собирался уже уходить, как вдруг хозяйка окликнула его.

— Можете быть свободны, пока что.

Охранник развернулся и ушел. Эти слова означали, что охрана должна удалится от ее дома.

— Теперь мы можем продолжить? — спросила Твайлайт.

— Я так понимаю, тебя интересует то, что в пещере не было ни одной крысы, зато было полным-полно пландерсидов.

— Именно.

Скайлайн предпочел не вмешиваться в разговор.

— Зачем ты нас туда направила?

— Ну, отчасти я не соврала, я хотела проверить вашу силу, и если бы ты не сказала про пегаску, то я бы не поверила, что вы и вправду это сделали. Вариантов исхода было несколько. Первый: вы врете, что зачистка выполнена, и мы вас уничтожаем. Второй: ваша попытка проваливается и результат тот же. Третий: вы все там гибните. А вот на четвертый, я признаюсь, не рассчитывала. Вы действительно достойны быть с нами в альянсе. Правда, красавчик? — подмигнула она Скайлайну.

— Но какова причина выбора именно той пещеры, если ты заранее была уверена, что шансов у нас нет?

— Ну ты ведь уже и сама догадалась, верно?

— Ресурсы.

— Именно. Я надеялась, что вы ослабите там защиту и мы придем следом, и все-таки захватим их. Но пошло не по-моему. Вы сами справились и присвоили весь клад. Скажи по правде, как вы это сделали? И что с той пегаской?

— Как мы это сделали, я тебе не скажу, считай это моей женской местью за твой обман. Ну а насчет пегаски — почему она так тебя интересует?

— Она опасна для всех, ты ведь сама все видела.

— Понятно.

— Так она жива?

— Да, она жива, живет и наслаждается жизнью... с простреленной головой в потустороннем мире, — внезапно ответил Скайлайн холодным голосом. — Я лично пристрелил ее.

На лице Рэрити, на секунду, блеснула легкая улыбка.

— Ну, что ж, раз вы все выяснили, может, перейдем непосредственно к делу?

— Ты обещала нам проход через вашу станцию за зачистку пещеры, — снова заговорила Твайлайт.

— И я выполню его. Но, может, мы сможем более тесно сотрудничать?

— О чем ты?

— Мой разведчик, который приносил послание, хорошенько рассмотрел вашу пещеру. В ней была лаборатория, магическая лаборатория. Чем вы в ней занимаетесь?

— Усиления. Мы можем усиливать броню, — угадав ее мысли предложила Твайлайт.

Дело это было некропотливое и быстрое, так что повлиять на основную работу не должно было.

— Так может это и будет нашим взаимовыгодным соглашением? — предложила Рэрити. — Мы обеспечиваем вас первоклассной броней, а вы, в свою очередь, помогаете улучшать нашу.

— Звучит неплохо.

— Между нашими пещерами короткое расстояние, так что я думаю, проблем с поставками быть не должно.

— Я тоже так думаю.

— Прекрасно, милая, значит, пусть так и будет. Когда мы можем начать поставки?

— Хоть сегодня, но учтите, магическое улучшение требует времени, так что быстрой работы не ждите, — соврала она.

— Я это понимаю. Ох, да, дорогуша, а, может, ты все-таки оставишь мне его? — она снова взглянула на Скайлайна.

— Прости, но это исключено.

"Это мы еще посмотрим" — зло подумала Рэрити.

Они вышли из дома главы поселения и отправились к выходу, где их ждала пара пришедших с ними охранников.

— Скайлайн, я отправлюсь в лагерь, а ты проконтролируй отправленный груз. Я ей не доверяю.

— Что?! Я останусь здесь?! Я... она... мисс Твайлайт, не оставляйте меня тут одного!

— Скайлайн, я доверяю тебе и верю, что ты сделаешь всё, как надо. Вечером с поставками уже будешь в лагере.

Он посмотрел в сторону Рэрити. Она послала ему воздушный поцелуй.

— Скорее бы вечер! Скорее бы вечер!!!

Твайлайт с парой охранников ушли со станции. Скайлайн повернулся и увидел лицо Рэрити практически впритык к себе.

— Ну вот мы и остались наедине, красавчик.

— Рэрити... то есть, мисс Рэрити... то есть... то есть...

— Зачем же так официально, просто Рэрити. Расскажи о себе. Она подошла вплотную к нему.

— Я... вы... вы слишком близко! — краснея ответил он.

— Ты, похоже, нервничаешь. Тебе нужно расслабиться, и я тебе помогу.

Он разволновался не на шутку. Как бы выразился его товарищ — дело пахнет керосином.

— Мисс Рэрити, вы... вы..., — он вылез из ее объятий. — Меня, кажется, зовут, я пошёл, — и он отбежал практически до выхода из станции.

«Это только до вечера, Скайлайн, — успокаивал он себя. — Мисс Твайлайт надеется на тебя. Лучше где-нибудь отсидеться, а еще лучше спрятаться до вечера».

День подходил к концу. Весь день ему удавалось избегать назойливого, для себя, внимания. Через час должен был выдвинуться первый груз. Скайлайн ждал у выхода, но груза все еще не было. Он все-таки пересилил себя и подошёл к Рэрити спросить о грузе.

— Эмм... я тут хотел спросить насчёт груза.

— Извини, милый, произошла кое-какая неполадка и отправка груза переносится на завтра.

— Значит, я завтра приду за грузом.

— Ни в коем случае! Сейчас ночь, время активности мутантов. Тебе придется переночевать на нашей станции.

— Ночевать тут?!

— Не волнуйся, я расположу тебя у себя в апартаментах.

— У вас? В ваших апартаментах?! То есть спать с... нет, спасибо, я лучше потеснюсь с кем-нибудь в казарме!

— Ты гость нашей станции и я не могу позволить спать тебе на твёрдых дощечках. Я расположу тебя у себя на мягкой кровати.

У Скайлайна уже ломило спину от того, что он спит практически на земле, и такое предложение его манило, но с другой стороны он будет всю ночь рядом с ней.

— Идём за мной, красавчик.

С трясущимися копытами он пошел за ней.

Зайдя в апартаменты, Рэрити показала ему, где он будет спать.

— Мечта, а не кровать, не так ли? — с улыбкой спросила она.

— Это что-то, мисс Рэрити.

— Дай я сниму с тебя мерки для костюма. Она подошла вплотную к нему и стала снимать мерки. — Как тебя зовут, красавчик?

— Меня? Меня зовут Спаркинг Скайлайн. Вы закончили?

— Почти, милый. У тебя на редкость красивое имя.

— Спасибо. У вас тоже красивое имя.

— Неужели я услышала от тебя комплимент? Всё, красавчик! Можешь отдыхать, если, конечно, не хочешь мне помочь.

— А какого рода помощь вам требуется?

— Значит, поможешь? — улыбнулась она. — Ладно, береги силы. Они тебе понадобятся.

— И зачем же? — краснея спросил он.

Рэрити рассмеялась.

— Завтра у тебя много работы. Ты такой милый, когда смущаешься. Располагайся поудобней и отдыхай.

Он лег на необычайно мягкую и большую кровать и быстро заснул. Спустя несколько часов он проснулся от того, что кто-то лег рядом.

— Я тебя разбудила? Извини, милый, я старалась не шуметь.

Он вновь покраснел и отодвинулся на самый край.

— У тебя есть кто-то? Кто она? Та фиолетовая?

— У меня... я сейчас без пары, мисс Рэрити.

— Тогда почему ты меня так боишься? Селестия меня подери, неужто ты по мальчикам?!

— Я... нет... вы... с чего вы это подумали?!

— Просто ты меня всё время избегаешь. Вот я и подумала, что ты по другую сторону баррикад.

— Нет, нет, что вы!!

Скайлайн немного успокоился.

— Приставать не будешь?

— Ладно, спи спокойно, — ответила Рэрити.

Он лег в кровать и закрыл глаза.

— Скайлайн, ты не против, если я тебя обниму.

— Я? Ну, наверное, не против, — неожиданно для себя ответил он.

— Спокойной ночи.

Вскоре он закрыл глаза и заснул. Проснувшись, он огляделся — Рэрити не было. Но через несколько минут она вошла с подносом, удерживая его магией.

— Ты уже проснулся? Я надеялась на элемент неожиданности. Ну, ладно, налетай. Сама приготовила.

— Вы это приготовили для меня? Я, по правде говоря, поражён.

— Ничего необычного.

Вместо сырых и ужасных грибов перед ним была нормальная, питательная еда.

У Скайлайна потекли слюни от увиденного. Он тут же принялся уплетать приготовленный завтрак.

— Мисс Рэрити, это лучшее, что я когда-либо ел!

— Не вгоняй меня в краску, милый. Обычный повседневный завтрак. Переходи на мою сторону и ты всегда будешь так питаться и жить в подобных апартаментах.

— Заманчивое предложение, но я, пожалуй, откажусь. Мисс Твайлайт даёт мне все необходимое.

— Если передумаешь, красавчик, ты знаешь, где меня найти. Вагонетки с грузом и твой костюм ждут у выхода.

В дверях она остановилась и добавила.

— Рада была познакомится, — с улыбкой сказала она. — Я иду решать другие дела, так что отправляйтесь, не дожидаясь меня.

Скайлайн встал и пошел к выходу со станции. Как она и сказала, вагонетки стояли загруженные.

— Сколько здесь костюмов? — спросил он.

— Для первого раза мисс Рэрити дала двадцать экземпляров. Всего три вида — замкнутой системы, усиленной брони и облегченных. Она сказала, что вы должны их вернуть готовыми, как только закончите. Тогда уже, исходя из затраченного времени, она и ваша глава будут решать, какие поставки будут приходить к вам впоследствии. Также мисс Рэрити в знак доверия дает вашему лидеру девять таких же костюмов, по три каждого вида и десятый лично для вас. Она просила, чтобы вы одели его сразу.

— Хорошо.

Скайлайн сбросил свой защитный костюм и одел новый. Этот костюм был просто нечто. Она ведь с него сняла мерки только вчера вечером, а костюм был выполнен за ночь так, как будто над ним неделю работали. Последний сидел на Скае идеально. Ткань была гладкой, грязеотталкивающей и водонепроницаемой, цвет хамелеон. Такая ткань большая редкость. Даже в бункере он лишь слышал о существовании таких тканей, но ни разу не видел. Она, конечно, не делала своего обладателя невидимым, но, в зависимости от освещения, меняла свой оттенок.

"Вот это я понимаю вещь", — с улыбкой подумал он.

— Мы уже можем выдвигаться? — спросил один из конвоиров и добавил: — Сегодня вы назначены главным по перевозке вещей в этом караване.

— Да, выдвигаемся.

Группа вошла в туннель. Идти было относительно недалеко. С такими темпами они будут на месте через час.

Первые двадцать минут прошли спокойно. Караван двигался по главному туннелю и лишь изредка из боковых ответвлений виднелись красные огоньки крысиных глаз. Дело обещало быть плевым, но что-то Скайлайну не нравилось: на пути перестали попадаться крысы.

— Что-то мне не по себе, — обратился он к одному из конвоиров.

— Да бросьте вы, здесь нет ничего опасного, мы часто ходили по этому туннелю, — ответил ему молодой конвоир.

— Я схожу проверю, что там в конце каравана.

— Вы начальник — вам виднее, — улыбнулся тот в ответ.

Скай приостановился и подождал, когда его нагонит замыкающий. Караван был короткий. Они растянулись метров на десять. Двое толкали вагонетку, четверо шли цепочкой спереди и четверо точно так же сзади. Как только замыкающий поравнялся с ним, ведущий закричал:

— В ружье! Псы в боковом туннеле!!!

Четверка впереди идущих мгновенно среагировала и открыла огонь по нападающим, двое замыкающих заняли оборону, а остальные со Скайлайном ринулись помогать обороняющимся.

Псы атаковали напролом, но это не делало их атаку слабой, они передвигались быстро и резко меняли траекторию бега прыжками в разные стороны, отталкиваясь от стен. Два пса, прыгнув в сторону, пропали из виду.

— Здесь есть лабиринт? — быстро спросил Скайлайн.

— Неизвестно.

Вдруг сзади раздалась стрельба и крик. Те два пса, пройдя обходным путем, просто спрыгнули на занявших оборону замыкающих и прикончили их одним ударом, а выстрелы были произведены просто предсмертным сокращением мышц. Твари исчезли из поля зрения так же быстро, как и появились, шмыгнув с добычей в боковой тоннель.

Скайлайн сразу осмотрел потолок, над ними дыр не было.

— Держать круговую оборону, за вагонетку не заходить, там дыра в потолке.

Как только он это сказал, в дыре появилась голова пса. Мгновенно среагировав, одним выстрелом он прикончил тварь, прострелив ей голову.

Атака с бокового туннеля прекратилась. Псы разбежались в норы.

— Ждем! Они так просто не отстанут! — скомандовал он.

Как он и ожидал, твари ретировались и атаковали новой тактикой — сразу из бокового туннеля, спереди и сзади. Их встретил плотный огонь из трех стволов на каждую сторону.

Скайлайн и еще двое конвоиров защищали тыл. Это была самая уязвимая точка, так как на пути стояла вагонетка, а окружить ее было нельзя по причине норы в потолке.

Сбоку и спереди атака псов провалилась. Расстреляв по пять-шесть особей, конвоиры заставили нападающих отступить. Но вот атака сзади прошла более успешно. Используя вагонетку как прикрытие, четверо псов подобрались почти вплотную. Двое атаковали с боков, а двое просто перепрыгнули ее. Скайлайн и конвоир, стоявшие у стен, убили своих нападающих, а вот центральному не повезло — он убил лишь одного, зато второй достал его. Приземлившись прямо на него, пес одним ударом порвал ему горло. Скайлайн откатился назад и в перекате выстрелил, пес завыл от боли и, не успев удрать, был добит тремя конвоирами, которые обороняли боковой проход.

— Да что за хрень? Они тут раньше никогда не появлялись, — зло прорычал один из конвоиров.

— Ждем!!! — снова отдал приказ Скайлайн.

В туннеле слышались шорохи и возня. Все нервно смотрели по сторонам. Минут через десять всё стихло.

— Похоже, они ушли, — предположил Скайлайн.

— Уверены?

— Глянь туда, — Скайлайн указал копытом, в какую сторону смотреть.

Вдалеке мелькали крысиные глаза.

— Перед атакой крысы убежали, а сейчас снова вернулись. Они боятся псов не меньше нас, и если они не чувствуют опасности, то наверняка те уже ушли.

"Хорошо, что такой атаки не было, когда мы шли на Ганзу, — подумал Скайлайн. — Ведь нас тогда было всего четверо, нет, даже трое, мисс Твайлайт нельзя считать за бойца".

— Не будем рассиживатся, давайте быстрее двигаться, нам только еще одной атаки не хватает, — поторопил он конвоиров.

Все не сговариваясь продолжили путь. Только теперь, спереди и сзади, было не по четверо, а по трое защитников.

До научного лагеря они дошли спокойно.

На входе их встречала взволнованная Твайлайт.

— Скайлайн, что произошло? Я так волновалась, ты должен был придти еще вчера, но вас не было так долго, что я уже собрала поисковую группу.

— Все в порядке, мисс Твайлайт, произошли некоторые непредвиденные проблемы и нам пришлось отложить поход на следующий день.

— Я рада, что с тобой все в порядке, — с облегчением сказала она.

— Не совсем. По пути на нас напали алмазные псы, трое убиты.

— О нет. Раненые есть?

— Мелкие царапины.

— Тогда живо в больницу, пусть Айс вас осмотрит.

Скайлайн подошел к Твайлайт и шепотом спросил.

— Где Флаттершай и Мунлайт? Нельзя, чтобы их увидели.

— Не волнуйся, — так же шепотом ответила она, — их ни за что не увидят, и даже если захотят, не найдут, — хихикнув, добавила она.

— Их нет в лагере?

— Есть, но их все равно не найдут, можешь сам попробовать их найти, если не веришь, — с улыбкой сказала она.

— Все за мной, — скомандовал конвоирам Скайлайн.

Через час Айс закончила свою работу и все уселись возле костра, чтобы отдохнуть.

Скайлайн обошел весь лагерь и заглянул во все палатки: Флаттершай и Мунлайта нигде не было.

"Что за черт? Она же сказала, что они в лагере, но здесь просто негде прятаться! Где же они?" — недоумевал он.

Его размышления прервала Твайлайт.

— Сколько костюмов вы привезли?

— Двадцать по заказу и девять нам в подарок.

— Это хорошо, можешь сказать прибывшим, что завтра утром все будет готово, а также, трое наших помогут сопроводить их, — она глянула на него и добавила. — Похоже, десять в подарок.

— Да, мисс Рэрити сшила мне его этой ночью.

— Будь с ней осторожен.

Вечером, поужинав, все легли спать, а Скайлайн решил еще раз обойти лагерь в поисках двух игроков в прятки. Но его поиски так и не увенчались успехом.

Утром группа доставки каравана снова была собрана и в целях безопасности Твайлайт усилила и их броню.

К Ганзе в этот раз дошли без проблем и точно так же вернулись с новой партией, но уже из пятидесяти костюмов. В этот раз группа пробыла в научном лагере два дня и снова без проблем вернула товар.

"Может, тогда это просто была дикая случайность?" — предположил Скайлайн.

Так прошло еще пять поставок. А Рэрити все не спешила вызывать к себе Твайлайт для детального обсуждения договора. Скайлайн сопровождал каждую из них и неизменно каждый раз получал от Рэрити какой-нибудь подарок и пару-тройку предложений остаться. А в своем родном лагере он неизменно каждый раз не находил пегаску и дампира.

Спустя какое-то время Твайлайт решила сама наведаться к ней и разузнать, когда же все-таки будет заключен договор.

В очередной раз, когда товар был готов, она отправилась вместе с караваном к Ганзе. Прибыв на место, они сразу пошли к Рэрити.

— Здравствуйте, вы обо мне еще не забыли? — заходя, спросила у нее Твайлайт.

— Привет, дорогуша, ты, наверное, по поводу договора? — не отрываясь от шитья, спросила Рэрити.

— Как вы догадались? — с сарказмом спросила Твайлайт.

— О, милая, прости, я конечно же все помню, но у меня сейчас столько работы, что мне просто некогда заниматься подобной ерундой.

— Ерундой???

— Прости, прости, я не хотела тебя обидеть, но нам пришел срочный заказ на тридцать два бронежилета и мне действительно просто некогда обсуждать подобные вопросы. Но ты не переживай, я конечно же оплачу всю вашу работу, — она взяла клочок бумаги и что-то на нем написав, протянула Твайлайт. — Вот держи, покажи это на складе и с тобой расплатятся. Также я добавила небольшой подарок в качестве извинения. Вы можете выбрать любого рода оплату: будь-то еда, оружие, снаряжение или патроны.

— Ну ладно, но когда же ты освободишься?

— Я думаю, через несколько дней, я сама пришлю тебе весточку вместе с очередным караваном.

— Хорошо, я подожду.

— Кстати, милый, ты не забываешь обо мне? — ласково спросила она. — Может, останешься все-таки у меня жить?

— Я очень ценю ваше предложение, мисс Рэрити, но в очередной раз я вынужден вам отказать.

— Ничего страшного, но ты не забывай ко мне заглядывать, — послав ему воздушный поцелуй, сказала она.

Они вышли из ее дома с клочком бумаги вместо внятного договора.

— Ну, что будем делать? — спросила Твайлайт у него.

— Для начала неплохо бы получить нашу оплату.

— Я про договор, а не оплату, ее мы получим в любом случае.

— Даже и не знаю, что сказать, она ведь занята.

— Защищаешь ее?

— Что вы, мисс Твайлайт, я всегда на вашей стороне.

— Вариантов, похоже, просто нет. Пошли за оплатой.

Они направились к складу. Придя туда, они увидели развалившегося в небольшом кресле молодчика, который по виду скучал от безделья и наглости.

— Чего приперлись? — надменным тоном спросил он.

Твайлайт протянула сквозь решетку клочок бумаги.

— Вот, это сказали отдать вам.

Дежурный нехотя глянул на клочок, ожидая там увидеть какую-то ахинею от очередного торговца, но, прочитав содержимое, вскочил с круглыми глазами. На клочке помимо внушительной суммы было личное клеймо и подпись главы поселения — мисс Рэрити.

— Чем вам выдать оплату? — став по струнке смирно и трясясь от страха спросил он, не зная, кто перед ним.

С такими бумажками, на которых имелись подпись и печать главы поселения, он встречался редко, но если уж такая попадалась, то это были неизменно важные шишки и вести себя с такими нужно уважительно, а он как последний идиот вразвалочку сидел перед ними.

— Все в бронебойных патронах 5.56.

— Так точно, немедленно все выдам, — чуть ли не крикнул он и метнулся вглубь склада.

Через пять минут они уже стояли за дверью с огромным количеством патронов.

— Пожалуй, это лучше сразу погрузить в вагонетку.

Они вдвоем только собрались было нести свою оплату к вагонетке, как выскочил тот же идиот, глянул на все это и сказал:

— Вам помочь это куда-то отнести? — и, не дожидаясь ответа, крикнул в сторону сидящих без дела охранников: — Вы двое! А ну живо сюда! Отнесете это туда, куда вам скажут эти достопочтенные друзья мисс Рэрити.

Ну что ж, помощь оказалась весьма кстати, и через пятнадцать минут Твайлайт и Скайлайн уже думали, чем бы заняться. Раз уж пришли, почему бы не рассмотреть все поселение подробней. Прихватив немного патронов, они пошли рассматривать поселение.

Куда отправляются все путешественники или просто заезжие, приходя в другое поселение? Правильно, на рынок. В своем поселении все знают каждый уголок наизусть, а вот в новом поселении все по-другому. Новые товары, новые морды, новая атмосфера. И пусть даже большинство товаров у торговцев точно такие же, но все равно все выглядит по-другому.

Они зашли на территорию рынка и окунулись в совсем другой мир. В их родном поселении жителей было мало, да и торговцев всего несколько, а здесь торговля просто кипела. Сразу стало ясно, что станция относительно зажиточная. Количество товаров просто поражало. В оружейной лавке было множество видов оружия. Попадались даже такие диковинки, как старые револьверы и новейшие пулеметы. В одном уголке даже настоящая базука нашлась.

Рядом стоял лоток с броней. Как оказалось, его торговец работал напрямую от своей станции и продавал товары здешнего производства. Оно и не удивительно, ведь эта станция специализировалась именно на таких вещах и найти что-то получше было просто невозможно.

Для Твайлайт это все было не очень интересно, и она просто ждала в сторонке, пока ее сопровождающий смотрит на все это, как ребенок. Покрутившись минут двадцать у обоих лотков и рассмотрев все, что только можно, он с довольной мордой вернулся к Твайлайт, и они пошли смотреть, что здесь есть еще.

Пройдя немного, Твайлайт обнаружила лоток с одеждой, и не просто одеждой — это были настоящие женские наряды, такие, которые она видела только на картинках. Она даже не предполагала, что такие делают. Хотя по скучающему виду торговца было ясно, что дела у него идут не важно и покупателей мало. Не удивительно, ведь в этом мире главное было выжить, защитится от монстров и прокормить себя, а не красоваться. Она не стала задерживаться и рассматривать предлагаемый товар. И они пошли дальше.

Следующий лоток был продуктовым. И это было невероятно. То, что они нашли в нем, было просто нечто. Среди повседневной пищи вроде грибов, подземных растений и прочего, лежали настоящие яблоки. Такой деликатес днем с огнем не отыщешь. А здесь они просто лежали и продавались.

Твайлайт облизнулась, а Скайлайн, заметив это, улыбнулся и подошел к торговцу.

— Почем продаете яблоки? — спросил он у торговца.

— По три бронебойных патрона к автомату.

"Охренеть, ну и цены", — подумал он, услышав ответ.

Вдруг торговец всполошился, резко глянул в сторону и крикнул.

— А ну стой, ворюга!!!

Пока Скайлайн с ним говорил, сбоку к его лотку подошел ребенок в темном длинном плаще с капюшоном и, схватив одно яблоко, начал убегать.

— Лови ее! — крикнул торговец.

Не сговариваясь, наперерез ребенку выскочили пару амбалов и схватили ее.

— Не уйдешь, малявка.

Они подошли к торговцу продуктами, притянув сопротивляющегося ребенка. Один из них отобрал украденное и положил его назад на прилавок.

— Что будем делать с этим гаденышом? — спросил один из них.

— А то не ясно, то же, что и всегда — ворам копыто долой.

— Нет, — завизжал ребенок.

— Будешь знать, как воровать! Это тебя на всю жизнь научит, если, конечно, не сдохнешь от потери крови.

— Вы что, серьезно? — вмешался Скайлайн.

— А ты, парнишка, не лезь не в свое дело, — рыкнул один из амбалов, — мы не знаем тебя, может, ты ее сообщник.

— Прошу вас! Это же ребенок! Не делайте этого! — крикнула Твайлайт.

— А ты симпатичная крошка, — ухмыльнулся амбал. — Не хочешь за нее расплатится? Пойдем ко мне.

— Неси топор и полено, — сказал второй амбал, — сейчас приведем приговор в исполнение.

— За тебя ведь все равно никто не заступится, — прокомментировал торговец продуктами.

— Прошу, не надо, умоляю вас! — плача кричала Твайлайт. — Это ведь ребенок!

— И поделом, да и остальным наука будет, — ответил амбал, занося топор.

Ребенок кричал, но держали его крепко.

— Тридцать бронебойных патронов!!! — крикнул Скайлайн.

Все замерли, рука с топором зависла в паре сантиметров от копытца.

— Я повторяю, — грозно сказал Скайлайн, — тридцать бронебойных патронов, я заплачу за этого ребенка тридцать бронебойных патронов, плюс обойма, в которой они сейчас находятся.

Приговор — дело, конечно, нужное, но жадность останавливала торговца. На его лотке было всего пять яблок, которые достали с большим трудом, и ни одного за полдня он так и не продал. А здесь в два раза больше денег, притом, что товар остается у него.

— Стойте, — сказал он амбалам. — Эй, незнакомец, а ну-ка уточни, я правильно тебя понял: ты платишь мне названную тобой сумму прямо сейчас в обмен за то, чтобы я отпустил воришку?

— Ты все правильно понял.

— Что-то я сомневаюсь, что у тебя есть столько денег, ну, впрочем, почему бы и нет, плати.

Ребенок хныча смотрел на то, что происходит, а Твайлайт немного начала успокаиваться. Скайлайн подошел к лотку и, вынув из сумки обойму, поднял ее над головой.

— Все видели? — обратился он к толпе зевак, которые собрались ради бесплатного спектакля. — Я плачу ему в обмен за ребенка, — он показал на жеребенка и положил на прилавок обойму.

Торговец взял ее, покрутил, достал и проверил все патроны и, убедившись, что все в порядке, сказал амбалу, держащему ребенка:

— Отпускай.

Как только копыто жеребенка освободилось, он рванул в сторону жилых домов.

— Обожди, — крикнула ему вслед Твайлайт. Но того и след простыл уже.

— Сами виноваты, глупцы, будете знать, как за воров платить, — ухмыльнувшись, сказал один из амбалов.

— Джед, Джер, молодцы ребята! Вот вам за работу по патрону, — сказал торговец, ложа их награду на прилавок.

Те подошли, чтобы забрать награду, но их оттолкнул Скайлайн и быстро обратился к торговцу.

— Пятнадцать патронов, забираю все яблоки — живо пакуй, и пять патронов сверху за всю информацию о том ребенке, — быстро проговорил он.

— Ах ты ж тварь! — зарычал один из амбалов. — Смеешь нас пихать?

Джед стоял сбоку Скайлайна, а Джер сзади. Скайлайн медленно повернулся к Джеду и, заглянув ему в глаза, сказал:

— Жить надоело?

Амбал отшатнулся. Не поняв, что с братом, Джер рванул на себя Скайлайна, чтобы сказать ему что-то в лицо... и побледнел. Он смотрел в глаза смерти.

Скайлайн редко бывал настолько зол, но сейчас дело было не шуточным.

— Что с вами, ребята? — не понял торговец.

— Мы потом зайдем за наградой, — синхронно ответили оба.

— Ну, как хотите, вот твой товар, незнакомец.

Скайлайн повернулся, чтобы забрать яблоки, но торговец так и не понял, в чем проблема. Глаза как глаза, взгляд как взгляд. Чего это братья так испугались?

Скайлайн уже был спокоен.

— Так что насчет жеребенка? — переживая и волнуясь спросила Твайлайт.

— Ну много я об этом жеребенке не знаю, но могу точно сказать, что живет он в конце жилого района, точно не в доме, скорее под ним. Под каким именно, не спрашивайте, не знаю. Но если начнете пытаться найти, то, думаю, найдете. Эта дрянь пугливая, и пока никто ее не поймал. Хотя я слышал ,что какая-то пара подкармливает ее. Кто этот жеребенок и откуда, не знаю, затесался к нам года пол назад, вот и все. Где мои патроны?

— Вот, держите, — протянула Твайлайт оплату. — Скайлайн, что будем делать?

— Прогуляемся, может, и найдем.

Они вышли с рынка и зашли в жилой район.

— Вот черт, мы ведь даже не узнали, кого ищем, жеребца или кобылку, — стукнул себя по лбу Скайлайн.

— Идем поспрашиваем, может, кто-то видел того жеребенка.

— Но что нам спрашивать? Про бежавшего жеребенка в плаще? Хотя это скорее взрослая одежда, и дети такое редко носят, ладно, попытка не пытка, пошли.

Внезапно их сзади окликнули. Они развернулись и увидели, как к ним идет старушка милой внешности.

— Вы ведь ищете ту малышку? — спросила она. — Я видела, все что произошло там на рынке. Спасибо вам, вы очень мило смотритесь вдвоем, — улыбнулась она.

Твайлайт смущенно покраснела, а Скайлайн потерялся в словах.

— Пойдемте со мной, я знаю, где она может быть, я отведу вас туда, где она чаще всего прячется. Но я точно не знаю, где она, так что вам все равно придется ее поискать.

— Значит, это кобылка, — тихо произнесла Твайлайт.

С этими словами она направилась вглубь домов, а Скайлайн и Твайлайт пошли за ней.

— Позвольте спросить, — вновь заговорила она, — почему вы помогли ей и зачем снова ищете?

— Даже не знаю, — ответила Твайлайт.

— Хотите попробовать позаботится о ней? Знаете, я много раз пыталась приютить ее, но она никогда не подходила ко мне, она всех боится. Временами зная, где она, я приносила ей еду и отходила в сторонку. Она выходила и ела, она видела меня, но каждый раз, когда я ее окликала или пыталась подойти, она неизменно убегала.

— Так это о вас говорил тот торговец? Это вы ей помогали?

— Да.

— А вы не знаете, откуда она?

— Нет, он вам не соврал, никто, наверное, не знает, кто она и откуда.

Они дошли почти до конца поселения, тут пещера заканчивалась.

— Вот мы и пришли, под несколькими здешними домами есть пустоты, она наверняка в одной из них. Если сможете, позаботьтесь о ней.

Она развернулась и ушла.

— Спасибо вам большое, — крикнула ей в след Твайлайт.

— Это вам спасибо.

Старушка скрылась за одним из домов.

— Ну, откуда начнем поиски? — тихо спросил Скайлайн.

— Будем осматривать все, пока не найдем ее.

Земля здесь была неровной, и некоторые дома стояли как бы на коротких сваях. Таких домов оказалось всего четыре. Темнота под каждым была такая, что хоть глаз выколи. Они подходили по очереди к каждому дому. Твайлайт освещала тьму заклинанием и они пытались увидеть малышку.

Заглядывая под второй дом, Скайлайн нехотя произнес.

— Как бы нам сейчас Мунлайт пригодился, его способность видеть в темноте была бы просто неоценима.

Тьма была действительно плотная и даже заклинание Твайлайт плохо ее рассеивало.

Под третьим домом Скайлайн вдруг произнес.

— Стоп, мисс Твайлайт, не двигайтесь, кажется, я что-то вижу!

В самом конце находился какой-то комочек.

— Я попытаюсь пролезть и глянуть ближе.

Услышав эти слова, малышка дернулась. Скайлайн заметил движение и подытожил.

— Это точно она, я полез.

Он снял всю защиту и протиснулся под дом. Пространство было крайне тесным, и вскоре он пожалел о том, что не предложил это сделать Твайлайт, она была намного меньше, чем он, и с легкостью бы тут проскользнула.

Приблизившись к жеребенку, он протянул к ней копыто, но она юрко отбежала в сторону и, обойдя его, направилась к выходу.

— Мисс Твайлайт, она бежит к вам, не упустите ее!

Твайлайт не упустила момент и схватила ее. Малышка начала вырываться, но та крепко ее держала. На удивление малышка не кричала, а просто пыталась высвободится. Твайлайт подтянула ее к себе, обняла и, нежно поглаживая по голове, медленно произнесла:

— Все хорошо, тебе больше нечего боятся, мы тебя не обидим.

Малышка брыкалась и вырывалась, но постепенно начала успокаиваться. Когда Скайлайн вылез, она уже полностью успокоилась. Твайлайт медленно сняла с нее капюшон. На нее взглянули два розовых глаза. Ее цвет и цвет ее гривы определить было просто невозможно, она была до ужаса грязной, шерсть скомкана, а грива запутана и с какими-то колючками да веточками. На вид ей было лет десять.

— Кто ты? — ласково спросила она малышку.

Та опустила голову и промолчала.

— У тебя нет имени? — спросил Скайлайн.

— Есть, — тихо ответила малышка, — меня зовут Эй.

— Но это ведь не имя, — сказала Твайлайт.

— Но меня все так называют, — удивленно сказала малышка.

— Ты хочешь пойти с нами? — предложила Твайлайт.

— Зачем я вам? — понурив голову спросила она. — Вы меня бросите так же, как и все остальные до этого, прошлые так же говорили, — грустно сказала она. — Они сказали, что позаботятся обо мне, а потом мы пришли сюда, они сказали мне подождать их, а сами ушли назад в свое поселение. И другие почти так же поступали.

— Твари, — прорычал Скайлайн.

— Пойдем с нами, у нас в лагере тебе понравится, — вновь предложила Твайлайт.

— Спасибо, что спасли меня, мистер, — не поднимая голову, сказала она, — и вам спасибо, мисс.

Для нее такого никто никогда не делал. Она медленно подняла мордочку и взглянула на них.

"Может, стоит им поверить? Все равно мне идти некуда, а так, даже если и бросят, хоть какое-то время позаботятся."

Она прижалась к Твайлайт и кивнула.

— Вот, это тебе, — Скайлайн протянул ей яблоко.

Крошка глазам своим не поверила.

— Мне, правда, можно? — не веря в происходящее, спросила она.

— Правда, — улыбнулась Твайлайт.

Малышка взяла яблоко, посмотрела на спасителей со слезами на глазах и начала его есть.

Через полчаса они втроем стояли у выхода из поселения.

— Простите, но это не ваш жеребенок, — преградил им путь охранник, — я не могу позволить вам забрать его.

— Но она ведь беспризорная, — недоуменно сказала Твайлайт, — о ней ведь никто не заботится, почему вы не выпускаете ее?

— Таков закон.

— Какой к черту закон? — взрычал Скайлайн. — Она же здесь просто погибнет.

— Прости, Скайлайн, — понимающе ответил охранник, это был один из тех, кто сражался тогда с ним бок о бок против псов, — но я ничего не могу поделать, это здешний закон.

— Идем к Рэрити, — сказал он Твайлайт и малышке.

Они снова направились в дом главы поселения. Скайлайн, заходя, буквально чуть не выбил дверь. Его настроение упало ниже плинтуса, он не любил глупых правил. Охранник у дверей попытался его остановить, но от одного удара ушел в глубокий нокаут.

— Как это понимать? — с порога взъелся Скайлайн.

— В чем дело, милый? Тебе не заплатили? Я немедленно во всем разберусь, — испуганно ответила она.

— Почему у выхода охрана не пропустила эту малышку? Что за тупой закон? Она же просто сдохнет здесь. Отдай ее нам, мы позаботимся о ее будущем.

Рэрити перевела взгляд на Твайлайт и жеребенка в плаще, а потом снова на Скайлайна.

— Милый, но зачем она тебе? Если хочешь собственного жеребенка, то мог бы просто сказать мне, — игриво ответила она.

— Дело не в детях, а в том, что эта кроха просто умрет здесь, дай нам разрешение, которое пропустит ее.

Рэрити вновь глянула в сторону Твайлайт и крошки.

"Вот фиолетовая дрянь! Значит решила вот так его окрутить? Подожди же отродье, скоро над твоим трупом будут танцевать алмазные псы!!!" — подумала она, но в глазах ничего подобного не отразилось.

— Ладно, сейчас я напишу записку, которая вас пропустит, но не забудь подумать о моем предложении, — ласково сказала она.

Она снова начеркала что-то на клочке бумаги и дала его Скайлайну.

— Надеюсь, ты будешь счастлива, — лаково обратилась она к малышке.

— Ты страшная, — тихо ответила крошка и спряталась за Твайлайт.

Рэрити еле сдержала себя, чтоб ее выражение мордочки не перекосило от гнева.

— Удачи вам, — сказала она и вновь принялась за работу.

Троица вновь отправилась к выходу. В этот раз проблем не возникло, неизменный клочок бумаги с подписью и печатью решил все проблемы в мгновение ока.

До своего лагеря они добрались быстро. По пути только крысы один раз попытались атаковать их, но автоматный огонь в три ствола провалил их попытку и они ретировались. Караван вновь обошелся без потерь и благополучно прибыл в лагерь ученых.

— Кто это с вами? — спросила Айс, показывая на малышку.

— Наша новенькая, — улыбнувшись ответила Твайлайт.

— Как тебя зовут? — спросила Айс.

Малышка спряталась за Скайлайна.

— Не бойся ее, она хорошая, — сказал он ей.

Айс подошла к малышке и сняла капюшон с ее головы.

— Боже, что с тобой стряслось? — ужаснулась она — Тебя нужно срочно помыть и обработать ссадины.

— Пойдем к ней, — подбодрила малышку Твайлайт и они направились в больницу.

Скайлайн остался у входа, чтобы раздать команды.

Айс знала, как заботится о детях. Вместе с Твайлайт они помыли и причесали ее. Они делали все играя, так что спустя какое-то время малышка даже начала смеяться, особенно, от щекотки.

Айс обработала ее ссадины и ушибы и, когда она предстала перед ними в новом виде, в палатку зашел Скайлайн. Крошку было просто не узнать. Оказалось, что она белого цвета с нежно-розовой гривой и хвостом.

— А ты у нас оказывается красавица, — смущая ее, сказала Айс.

— Но нам нужно ее как-нибудь называть, — вспомнив об отсутствии имени, подметила Твайлайт. — Знаешь, ты мне напоминаешь одну принцессу, которая давно жила в замке. Может, тебя будут звать как ее?

— А как ее звали? — с любопытством в глазах спросила малышка.

— Селестия, или просто Тия, — ответила ей Твайлайт.

— Мне нравится, — сказал Скайлайн, — может, мы будем тебя так звать?

— Я не против, — улыбнувшись, ответила она и задумчиво повторила свое новое имя: — Селестия, Тия.

— Вот и славненько, — сказала Айс. — А теперь, вы оба, не стойте столбом и идите накормите ее, — с улыбкой она выпроводила их.

Через полчаса Тия, наевшись, мирно спала в своем новом доме. Твайлайт оставила ее у себя.

***

— Кто она такая? — тихо спросила Флаттершай, украдкой выглядывая из пещерки.

— Не знаю, но думаю, ты с ней скоро познакомишься, — зевнув, тихо ответил Мунлайт из глубины пещеры. — Не забывай, нас не должны обнаружить, так что постарайся не высовываться.

— Мне здесь скучно, — расстроено сказала она, — и я боюсь тебя.

— Я тоже не очень рад сожителю, но выбора просто нет. Вскоре они снова уйдут и ты сможешь выйти погулять.

— Поскорее бы, — тяжело вздохнув, ответила пегаска. — Везет тебе, ты хоть читать можешь в этой темноте, а мне совсем нечем заняться.

— Ничего не поделаешь, свет нас демаскирует.

— А что за книгу ты взял у Твайлайт?

— История об одном одиноком охотнике на вампиров, дампире, которого наняли, чтобы вернуть украденную вампиром дочь богача.

— Может почитаешь вслух? Если не громко, то тебя не услышат, — попросила она.

— Ладно, — нехотя согласился Мунлайт и начал читать.

***

— Как думаешь, за сколько времени мы закончим эту партию? — спросил Скайлайн у Твайлайт.

— Не знаю, но меня сейчас больше интересует, когда мы заключим контракт.

— Ну, нам сказали, что как только заказ будет готов, нам скажут.

— Кстати, что мы будем делать с этой малышкой?

— Ну мы точно оставим ее в нашем лагере, идти ей все равно некуда.

— Твайлайт, еще вопрос: куда ты дела дампира и пегаску?

— Тебя это интересует? — с улыбкой спросила она.

— Просто любопытно, ведь ты сказала, что они в лагере, но я обыскал все, их нигде нет.

— Мунлайт нашел у нас одно укромное место в потолке, там они и прячутся, — шепотом сказала она.

— Я бы никогда не догадался там искать, — удивленно ответил он.

Поговорив, они разошлись по своим домам. Наступила ночь. Через два дня готовая партия товара была отправлена в Ганзу, на этот раз Скайлайн уже не сопровождал их.

Он остался охранять лагерь у ворот.

— Привет, давненько не виделись, — сказал Мунлайт, подходя сзади.

— Привет, ты, как всегда из ниоткуда, жутко появляешься сзади, как у тебя это постоянно получается? Я никогда тебя не слышу.

— Сам не знаю, наверное, это поверхность меня научила быть тихим. Кто эта новенькая?

— Тия, мы нашли ее беспризорной на Ганзе и забрали.

— Ясно, Флаттершай хотела с ней познакомится, ей было очень скучно прятаться наверху, света там не было и ей было просто нечем заняться.

— Думаю, раз ты показался, то и она вышла, если увидишь ее, скажи, что Тия в домике Твайлайт.

— Я не люблю шумные компании, так что, пожалуй, останусь тут.

— Как хочешь.

***

Как и предполагал Скайлайн, пегаска быстро нашла Тию и Твайлайт их познакомила. Они очень быстро сдружились и проболтали несколько часов.

К вечеру они вышли из ее домика и пошли к костру, чтобы поужинать. Там-то малышка и увидела впервые Мунлайта. Она так оживленно разговаривала, что не заметила, как тот приблизился. Когда она повернула голову в его сторону, у нее дар речи отняло — не каждый день увидишь существо такого вида. Она подумала, что к ним пробрался монстр с поверхности. И, коротко вскрикнув, спряталась за Твайлайт.

— Не бойся его, он свой, — сказал ей Скайлайн.

— Но почему он так выглядит? — спросила она и подбежала к Скайлайну в поисках защиты.

— Таким уж он родился, — ответила Твайлайт, — но он хороший.

— Он жуткий, — испуганно сказала Тия.

Мунлайт ничего не ответил, он молча присел у костра и принялся за ужин. Тия начала его разглядывать подробней, и все-таки он ей не очень нравился. Его облик был устрашающим. А больше всего ей не понравились его клыки и крылья.

Она немного приблизилась к нему и сказала:

— Ты мне не нравишся!

— Тия, нельзя так говорить о других, — сказала ей Твайлайт.

— Но он мне не нравится, я просто сказала правду.

— Все равно нельзя судить других по внешнему виду.

— Все в порядке, — ответил Мунлайт, — не стоит утруждаться.

— Но как же? — спросила Айс.

— Все в порядке, — повторил Мунлайт и ушел.

— Тия, пожалуйста, больше так не делай, он однажды всех нас спас, если бы не он, то нас бы здесь не было.

Тия промолчала, опустив голову.

Когда было уже совсем поздно, она вновь увидела одиноко лежащего у костра Мунлайта и осторожно подошла к нему. Он, как обычно, лежал и смотрел на огонь.

— Я не хотела вас обидеть, — сказала тихонько она, подойдя чуть ближе.

— Я это понял.

— Просто, я вас боюсь, мистер.

— Ничего удивительного, иди спать, уже поздно.

— А как же вы?

— Я ночное существо.

— Вы днем спите, а ночью нет?

— Вроде того.

— Мне сказали, что вы тоже умеете колдовать, но как вы это делаете? У вас ведь нет рога.

— Мои крылья выполняют его функцию.

— А можете показать, как вы это делаете.

— Тебе так интересно?

— Просто любопытно.

— Идем за мной, — сказал он и они пошли к воротам.

Подойдя к ним, они поднялись на смотровую площадку.

— Там крыса, — крикнула Тия.

— Смотри, — сказал Мунлайт.

Его крылья засветились и крысу прошило черным лучом. Тия завороженно смотрела на его крылья. Мунлайт даже показался ей не таким страшным.

— Они очень красиво светятся, — восхитилась она.

— Они и дали мне имя.

Немного поболтав, она пошла спать, а Мунлайт остался охранять вход.

Спустя несколько дней из Ганзы пришло сообщение о том, что Рэрити готова встретится и обсудить условия договора.

— Вот и пришло время, — сказал Скайлайн, — завтра выдвигаемся.

— Скоро мы решим все дела и у нас появится официальный союзник, — радостно сказала Твайлайт.

— Не нравится мне все это, — тихо произнес Мунлайт, сидя на вышке, — ох, не нравится.

— Почему? — не понял стоящий внизу Скайлайн.

— Просто дурное предчувствие.

Твайлайт, Скайлайн и еще двое охранников выдвинулись к поселению Ганзы. Путь оказался спокойным, псы, похоже, были залетными гостями в их туннеле и после той стычки никогда больше не появлялись. Крыс никто не боялся, они хоть изредка и нападали толпой, но каждый раз их атаки проваливались.

Шли они быстро и тихо.

***

Ганза, две недели назад, дом Рэрити, десять минут спустя после ухода Скайлайна с первым караваном.

— Джейн, сходи-ка ты к Грайнему, — сказала Рэрити.

— Вам вновь понадобились его услуги? — спросила Джейн.

Банда Грайнема была наемниками, которые брались за любую грязную работу. Ради денег они были готовы пойти на все.

— Пожалуй, что да, вот, передай ему это, — она протянула записку.

— Что на этот раз?

— Думаю, нет смысла скрывать это от тебя, он ведь твой брат и все равно расскажет тебе обо всем.

Джейн промолчала, но ехидно ухмыльнулась. Она была темно-зеленого цвета с крашенными гривой и хвостом ядовито зеленого цвета. На ее лице было пару маленьких шрамов и вычурные остроконечные сережки.

— Тот бежевый, Скайлайн, он должен достаться мне, а эта фиолетовая стерва мне мешает. Я придержу заключение мирного соглашения, чтобы Грайнем успел подготовится. Через две недели они пойдут в нашу сторону и твой братец должен будет уничтожить всю их группу, кроме того бежевого. И да, он может его ранить, но если убьет, то я сама уничтожу его группу. Мы явимся как бы случайно и как бы случайно отобьем атаку. Но явимся мы слишком поздно, в живых останется только он один и мне будет несложно переманить его к нам.

— Вы, как всегда, думаете на несколько шагов вперед, — криво ухмыльнулась Джейн.

— Зайдешь на склад и прихватишь пять легких защитных костюмов, это будет Грайнему в качестве предоплаты, ты все поняла? – проигнорировав ее комментарий, спросила она.

— Как прикажете, мисс Рэрити.

Джейн вышла из ее дома и направилась по поручению.

"Прощай, Джейн, это твое последнее задание. Никто не уйдет из этого туннеля живым, кроме нас, и да, ты была права, когда однажды сказала, что я самовлюбленная, эгоистичная королева"

***

Продвижение было спокойным. Все немного расслабились, по крайней мере, на сколько можно расслабиться в такой обстановке.

— Скоро мы будем на мес..., — оборвалась на полуслове Твайлайт.

Из бокового ответвления грохнул выстрел дробовика и она повалилась на бок. Через долю секунды громыхнуло еще два выстрела и охранников постигла та же участь.

Скайлайн перекатился и спрятался за выступом.

— Мисс Твайлайт, с вами все в порядке? — крикнул он в темноту.

Свет в туннеле давали именно охранники и теперь, когда они были убиты, он пропал и туннель вновь поглотила тьма.

— Мисс Твайлайт, отзовитесь! — с нотками волнения крикнул он.

Скайлайн шел первым и не успел увидеть, что произошло сзади.

— Эй, мясо, сдавайся! — послышалось из туннеля.

— Пошли к черту! — огрызнулся Скайлайн.

— Твоя милочка мертва, — ответил ему женский голос.

— Джейн, завались, сколько раз я тебе говорил не влезать в мой разговор? — крикнул первый голос. — Впрочем, мясо, если не веришь, то на, сам убедись.

Из бокового туннеля вылетела святящяяся палочка и упала около Твайлайт. Скайлайн посмотрел на нее и обомлел. Ее глаза были открыты, во взгляде была пустота, а в этом мертвенном свете она выглядела ужасно. Твайлайт лежала на левом боку, а правый был весь в крови от полученного заряда дроби.

Скайлайн замер. Он не желал верить в то, что видел. Такого просто не могло произойти, это сон, нужно просто проснуться. Это не может быть реальностью. Как же так, ведь он столько лет защищал ее всеми силами и тут на тебе — проворонил такой элементарный момент.

"Нет! Бред! Этого не может случиться, как же так!? Как такое могло случиться!? Она не могла вот так просто умереть!!! Я вас всех передушу! Я уничтожу вас! Я разорву вас! Убью вас! Я повырываю ваши дьявольские сердца и воткну их вам в глотки!!!"

Скайлайн завыл. Рассудок от гнева помутнел, сознание померкло, осталась лишь оболочка, в разуме которой пульсирова лишь одна мысль — УБИВАТЬ!!! НЕ ОСТАВИТЬ В ЖИВЫХ НИКОГО! ИЗНИЧТОЖИТЬ ВСЯКУЮ ЖИЗНЬ!

Тьма поглотила его сердце и разум, осталась лишь бездушная машина смерти, жаждущая отмщения. И теперь она будет работать только лишь ради этой цели.

17 минут спустя после ухода группы на подписание договора

— Мунлайт, с тобой все в порядке? – спросил сидящий рядом охранник.

— Да, а в чем дело?

— После их ухода ты какой-то серьезный стал.

— Что-то мне не нравится.

«Как-то все не так, что-то не сходится. Они уже который раз вот так вот ходят, но сейчас что-то не сходится. Вот черт, послания всегда передавались на словах и в подтверждение всегда была записка, а в этот раз им просто сказали придти и все!»

В подтверждение его мыслям в туннеле раздались отголоски выстрелов.

— Похоже, живность буянит, — предположил охранник, — хотя это был звук дробовика, разве у наших были дробовики?

— Не было и, похоже, это не живность!

Мунлайт расправил крылья и рванул что было сил догонять группу.

"Ну вот, уже второй раз, я снова, не раздумывая, рванул к ним. Точно так же, как тогда пошел в пещеру пегаски. Зачем я все это делаю? Они мне никто, почему же я так не хочу их терять? Что во мне изменилось? Мне ведь даже не важна эта пещера, в которою я их привел, я мог спокойно уйти и оставить их. Так почему же я остаюсь здесь? Почему я лечу к ним сейчас? И почему я, в конце концов, так переживаю?"

По пути из дыры вылез алмазный пес, чтобы проверить, что за шум нарушает его покой, и тотчас поплатился отсеченной головой. Мунлайт мог остановиться и поглотить его магию, но что-то внутри него кричало, что времени нет, что каждая секунда дорога, что медлить нельзя ни при каких условиях. Туннель был почти ровный, поэтому удавалось поддерживать высокую скорость полета, игнорируя крыс. Псы больше не показывались.

Мышцы напряглись до предела, разум полностью сконцентрировался на бое, реакция и восприятие увеличились до максимума.

Свет от палочки пропал и тьма вновь поглотила пещеру.

Он взял пистолет и рванул. Пролетев пять метров, он по памяти резко свернул в боковое ответвление. Начала зажигаться магия свечения. Два выстрела вновь окунули пещеру во мрак ужаса и на землю упали два трупа наемников единорогов с круглыми отверстиями во лбу.

— Он здесь, огонь!

Выстрелы озарили туннель, но Скайлайна и в помине уже не было на том месте, куда стреляли наемники. С разгону он припечатал самого дальнего из них к стене и в упор выстрелил ему в сердце. Остальные развернулись на звук выстрела сзади и открыли огонь. И вновь мимо. Пули попали в стоящий труп их напарника.

— Кто-нибудь, осветите туннель.

Бесполезно, тот у кого был боезапас для всех, уже лежал ничком, а Скайлайн стоял над ним с ножом.

— Что за чертовщ..., — крикнул кто-то и забулькал перерезанным горлом.

Оставшиеся в живых вновь открыли огонь на звук, мелькнула тень, главарь повел стволом автомата, не прекращая огонь, в этот раз очередь попала лишь в стоящего напротив подельника.

— Всех уничтожить, — раздалось из основного туннеля.

На выручку пришла Рэрити с десятью вояками. Наемников на тот момент осталось лишь двое — Грайхем и Джейн.

Джейн выскочила в основной туннель.

— Мисс Рэрити, наконец-то вы пришли, помогите.

— Сейчас, дорогуша, — сказала она. — Убить ее.

Стоящий сбоку от Джейн боец мгновенно выстрелил ей в висок, и она умерла с глупым выражением на морде, так и не поняв, что произошло.

"Какое же милое у тебя выражение мордочки", — ухмыльнулась Рэрити, глядя на Твайлайт.

Бойцы сгруппировались у входа в ответвление и приготовились мгновенно осветить его и прочесать прицельным огнем, единороги встали ближе к входу и тут из него вылетела граната. Никто не успел среагировать. Осколки мгновенно убили единорогов и в четвертый раз погрузили пещеру во тьму.

— Это тебе за Джейн, стерва, — последнее, что успел сказать Грайхем, Скайлайн с размаху проломил ему грудь задними ногами.

— Держаться вместе! — скомандовал командир бойцов. — Мисс Рэрити, отойдите назад.

Раздался душераздирающий крик, Скайлайн снова вернулся в основной туннель и добрался до одного из бойцов, в полете он раскроил ему грудную клетку ножом, проломив даже кости.

— Огонь! — скомандовал командир и упал замертво.

Пуля, выпущенная Скайлайном, достигла цели.

Пещера вновь осветилась выстрелами. Рэрити от неожиданности и страха смерти боялась осветить пещеру. Она видела, как во вспышках мелькает тень того, кого она хотела получить.

Вот в одной вспышке она увидела его силуэт, который припечатывал к земле еще одного бойца. Вот в другой он уже, за долю секунды преодолев неимоверное расстояние, вынимает нож из другого бойца и вновь мгновенно исчезает во тьме. Вот, совсем рядом с ней, она слышит хрип еще одного бойца.

Подчиненные уже не слушали никого, да и некого было, они поняли, что попали в ад и стреляли куда попало, лишь бы выжить.

Она прижалась к стене и присела, страх брал над ней верх с каждой секундой все больше и больше. Настоящий, первобытный, животный страх смерти.

Один боец спутал мелькающую в автоматных вспышках тень убийцы с силуэтом напарника и пристрелил своего же. А через секунду он уже сам лежал на полу, истекая кровью.

Последний оставшийся боец достал гранату, но чеку так и не успел выдернуть: Скайлайн припечатал его к стене и выстрелил в голову.

В туннеле повисла гробовая тишина.

Рэрити сидела и боялась пошевелиться, ее смерть находилась где-то рядом. Тьма все-таки сломала ее и она медленно начала освещать пещеру, но через долю секунды ее сердце чуть не остановилось от страха — Скайлайн стоял перед ней. Стоял и смотрел прямо ей в глаза.

В его глазах читалось лишь одно желание — жажда убийства. Взгляд смерти. Она оцепенела, она боялась шелохнутся, зная, что если она это сделает, то непременно умрет. Ее глаза расширились до невозможности. Она читала в его глазах то, как он ее убьет. Нет, она буквально со стороны видела, как он это будет делать, и не из мести за ее поступок, а просто потому, что он хочет убивать, и не важно, кого, просто убивать.

Скайлайн вновь достал нож и медленно занес его над ней.

"Вот и все" — последнее, что она подумала.

Он начал наносить удар, но неожиданно отлетел в сторону от мощного удара. Он сгруппировался и сделав кувырок приземлился на все четыре ноги.

На всей скорости его протаранил Мунлайт.

— Хоть пискни — и я сам тебя прикончу, — стоя возле Рэрити, сказал он ей, не отводя взгляда от противника.

"С таким противником шутить нельзя, но что с ним произошло?" — подумал он и в этот же момент еле успел увернуться от лезвия ножа. На такую скорость он никак не рассчитывал, противник просто стоял и смотрел в его сторону, а потом, мгновенно набрав скорость, рванул в его сторону. Если бы не способность видеть в темноте, то ему был бы уже конец.

Скайлайн, промахнувшись, пролетел еще метров пять, приземлился и развернулся в сторону Мунлайта.

"Да что это было? Здесь же кромешная тьма, как он понял, где я нахожусь?"

Промах разделил его и потенциальную жертву на три метра. Противник стоял с ножом наготове и вновь смотрел на него.

"Как он определяет мое местоположение?"

Вновь выпад, и вновь Мунлайт увернулся от смерти на несколько сантиметров.

Скайлайн вновь оказался в нескольких метрах от него, но уже по другую сторону.

"Что он делает?" — Мунлайт увидел, как противник медленно осматривает туннель шириной метров пять, медленно поворачивая голову.

"Постой, вот оно что, он не видит меня и он не смотрит, меня сбили с толку его открытые глаза, он просто слушает и атакует по звуку!"

Мунлайт замер, Скайлайн тоже.

"Тишина его главный враг, но и мне нельзя оплошать, магия меня демаскирует крыльями, остаются лишь мгновенные заклинания, но и ранить его не хочется, что же делать? Сейчас самое главное, чтобы эта идиотка не выдала себя, я более чем уверен, что после этой пары выпадов он потерял ее в пространстве"

Мунлайт огляделся — кругом трупы и... Твайлайт.

"Так вот в чем дело: он ее потерял и осатанел. Но мертва ли она?"

Он напряг зрение и увидел еле заметное движение грудной клетки.

"Она жива, пока жива, по крайней мере, шанс спасти ее еще есть, но что делать? Пока я его не остановлю, никому не помочь, а слушать меня он в таком состоянии не станет".

И тут Рэрити шелохнулась, Скайлайн мгновенно посмотрел в ее сторону, но, прежде, чем он атаковал, Мунлайт с размаху ударил копытом о землю, переведя внимание на себя.

Атака не заставила себя ждать. Очередной бросок в третий раз завершился промахом, но Мунлайт понимал, вечно так продолжатся не будет, рано или поздно противник достанет его, нужно что-то делать. Делать такое, что мгновенно вернет напарника к реальности.

Она вновь шелохнулась и в этот раз Мунлайт не успел перевести внимание на себя.

Они стояли треугольником, Мунлайт у стены напротив ответвления, а Скайлайн и Рэрити у противоположной стены по обе стороны от него.

Напарник рванул в ее сторону и Мунлайт, набрав сколько можно было скорости, протаранил его второй раз.

Они покатились по земле, но на этот раз Скайлайн поймал его и, прежде, чем он успел нанести удар, Мунлайт прокричал:

— Ты и Твайлайт собираешься убить?!!!

Скайлайн замер, смысл слов достиг его сознания.

Мунлайт, не ожидая развития дальнейших событий, сбросил его с себя и отскочил в сторону.

Тот стоял не двигаясь. Рассудок рвало на части, тьма кричала, что она мертва, но этот голос, пришедший снаружи, своим смыслом давал надежду, что она жива.

Скайлайн приник к земле и, обхватив голову, тихо завыл.

— Она жива? — простонал он.

— Пока да, но это пока, и если ты не дашь ей помочь, то она точно умрет.

Скайлайн медленно поднялся, тело ломило от боли, правая нога была прострелена, множество ссадин и ушибов, несколько глубоких порезов.

— Что здесь произошло? — жалобно простонал он.

— Об этом мы потом поговорим.

— Что с мисс Твайлайт?

— Пока не знаю точно, но ее нужно немедленно доставить к Айс, времени нет, поговорим и обсудим все потом, идти будешь сам, ее понесу я, а теперь быстро в сторону лагеря, здесь столько крови, что скоро настоящая вакханалия будет.

Скайлайн заплетающимися ногами направился в сторону лагеря. Мунлайт аккуратно положил на себя Твайлайт и подошел к белой единорожке. Ему было плевать, что ту трясло от страха, вторую он не потянет, а Скайлайн нести или вести никого не может, так что ее спасение зависит от нее.

— Можешь остаться здесь и сдохнуть, а можешь пойти с нами и спасти себя, решай сама, — произнес он, развернулся и пошел.

Она медленно привстала и поплелась за ним. Ноги тряслись, страх до сих пор не отступил.

Мунлайт еще раз огляделся вокруг, оценивая что тут произошло и, пошатав головой, пошел в сторону дома окликая еще раз белую.

— Быстрее! Тебя ждать никто не будет, — с этими словами он начал нагонять Скайлайна, а она их обоих.

Всю дорогу назад Мунлайту приходилось буквально толкать напарника и заставлять его идти.

"Он слишком изранен, если он сейчас остановится, то уже точно не дойдет, да и времени в обрез, жизнь Твайлайт на волоске".

Рэрити покорно и тихо плелась сзади, Мунлайт периодически поглядывал, чтобы она не отставала, и иногда подгонял, окликая ее. Но в принципе она не отставала.

Через полчаса они оказались в лагере. Как только ворота за ними закрылись, Скайлайн рухнул и отключился. Охрана была в шоке от увиденного.

— Айс, быстрее, сюда!!! — закричал Мунлайт.

Она услышала его и примчалась так быстро, как только могла.

— О нет, что случилось с ними? И где остальные? — глядя на Скайлайна, спросила она.

— Остальные мертвы, мне удалось спасти только этих троих, но это сейчас не важно, — он повернулся к ней боком, чтобы она увидела раны Твайлайт. — Сперва помоги ей, а им я сам займусь пока, первую помощь оказать смогу.

— Боже мой! — воскликнула Айс. — Немедленно в больницу ее! — скомандовала она и крикнула куда-то в сторону: — Флаттершай! Готовь операционную, будешь мне помогать, сама я не справлюсь.

Из палатки выбежала желтая пегаска. Увидев картину, которая предстала ее взору, от ужаса она прикрыла копытом рот.

— Конечно, я помогу.

— Будешь подавать мне инструмент.

Мунлайт быстро пошел в больницу. А Флаттершай, заметив еще одну гостью, только и произнесла:

— Рэрити? Это ты? Рэрити?

— Флаттершай, у нас нет времени, — окликнула ее Айс.

— Да, уже бегу, — она развернулась и забежала в палатку.

А глава Ганзы с круглыми глазами продолжала смотреть на убегающую желтую пегаску с розовой гривой.

Мунлайт вышел из больницы и быстро побежал к Скайлайну, возле которого уже столпились половина всех жителей; он нес аптечку первой помощи.

— Живо в стороны! — скомандовал он. — Вы мне мешаете.

Он быстро оглядел все раны и выделил самые, на его взгляд, опасные.

— Я кому сказал?! А ну марш на посты и по лабораториям, здесь не на что смотреть!

Рэрити заплакала.

Из домика выглянула Тия. Мунлайт заметил ее.

"Вот черт, ей только не хватало это видеть"

— Вернись в дом, — грозно сказал он ей и она, испугавшись его, забежала обратно.

«Надеюсь, она не ничего не успела рассмотреть»

Он быстро достал бинты, обезболивающие и обеззараживающие средства.

"Так. простреленная нога переждет, обработаю и забинтую, дальше медик разберется; порезы — та же история; ссадины и ушибы он переживет. И главное — это кровотечение, нужно остановить кровотечение!"

Он провозился с неподвижным телом Скайлайна около получаса. Остановил, как смог, кровотечение, как мог, вычистил раны и перебинтовал его.

Рэрити продолжала плакать, у нее началась истерика.

— Как же так? Как так получилось? Где я ошиблась? Почему все так обернулось? — заикающимся голосом повторяла она, сидя у входа.

"Черт, теперь восьмеро бойцов осталось, двоих убили" — констатировал Мунлайт.

Скулеж Рэрити начинал его порядком доставать. Он знал, что она не виновата и не могла предвидеть нападение бандитов. Он не знал, как выглядит глава Ганзы, но имя совпадало.

— Да завались ты уже! — крикнул он в ее сторону.

Реакции ноль, тот же плач, те же стоны, та же истерика.

— Молодой человек, так нельзя, — обратился к нему старый ученый.

— Хотите по-своему, так делайте сами, — огрызнулся Мунлайт. — Она воет, как сирена, на весь лагерь, сделайте так, чтобы она не мешала операции!

К ученому присоединились еще пару охранников, но за полчаса их усилия не сдвинулись с мертвой точки, они не смогли привести ее в чувства, она рыдала и что-то бубнила, что именно, уже нельзя было разобрать.

Мунлайт не выдержал, он подошел к ней, оттолкнув одного охранника, и сходу влепил ей крепкую пощечину. Она схватилась за щеку и замерла, потом медленно перевела покрасневшие от слез глаза на него и осмысленно посмотрела в его глаза. Его крылья засияли на секунду, глаза немного покраснели, зрачки сильнее сузились и она без чувств упала на землю.

— Молодой человек, что вы сделали? — обеспокоенно спросил ученый.

— Ничего особого, своим сюсюканьем вы бы ее еще часа три успокаивали. Я просто привлек ее внимание и использовал магию подчинения.

— Она же девушка! Как вы могли с ней так поступить?

— Вы что, слепой? — спросил Мунлайт. — Ее воля сломлена, она не хотела выходить из этого состояния, думаете, лучше было оставить ее истязать себя дальше? Своими словами вы ее только мучали, а я оказал ей услугу. Очнется, еще спасибо скажет. А сейчас простите, это слишком короткое заклинание.

Мунлайт повернулся, огляделся, и, не желая ставить новую палатку, направился к своей.

— Постойте, но куда вы? Что с ней делать? — спросил охранник.

— Встань, — произнес Мунлайт, и Рэрити покорно встала, ее взгляд был стеклянным, — иди за мной, — она покорно пошла вслед за ним.

Подойдя к своей палатке, он отодвинул одну полу и сказал:

— Заходи, ложись и спи.

Рэрити покорно выполнила все команды.

— За что мне это наказание? — проходя мимо ошарашенных ученого и охранника, произнес Мунлайт.

Он вновь подошел к Скайлайну.

"Ну этот просто спит, ничего страшного, хотя когда проснется, кошмар его ждет жуткий, надеюсь, он мало чего запомнил из того, что натворил."

— Все, на свои места! Теперь какое-то время я здесь командую! Пока не очнутся Твайлайт или Скайлайн, за территорию лагеря ни шагу! Держим глухую оборону! — прокричал Мунлайт.

Его команда была для защиты лагеря, так что все с ним согласились, да и помогал на воротах он всем часто, поэтому его послушались.

Спустя три часа из больницы вышла Айс.

— Где второй пострадавший? — только и спросила она.

— Сейчас доставим, — крикнул один охранник и, прихватив напарника, рванули к Скайлайну.

Сидящий у костра Мунлайт глянул в сторону больницы и, увидев светящююся от радости мордочку Флаттершай, понял — Твайлайт будет жить. Ну а за Скайлайна переживать нечего, ему просто крепко досталось. В отличие от тех вояк, которые пришли на помощь с Рэрити.

На следующий день Скайлайн оклемался. Его тело жутко болело от перенапряжения. Даже порезы и мелкие раны так не тревожили, как ныли мышцы. Еще о себе давала знать простреленная нога, так что он хромая ходил по лагерю. Твайлайт все еще оставалась без сознания. Он подошел к костру, около которого сидел дампир.

— Я принял командование на себя, пока ты не придешь в норму, — сказал ему Мунлайт.

— Хорошо, и спасибо, что вытащил нас оттуда. Что там произошло?

— Потом как-нибудь расскажу.

— Мне снился ужасный сон, скажи честно, он как-то связан с тем, что там произошло?

— Раз снился, то пожалуй ты и так все помнишь, поэтому расскажу сейчас.

— Это я там всех положил? — с надеждой, что он ошибается, спросил Скайлайн.

— Почти всех.

— Что же я наделал? — укоряя себя, произнес Скайлайн.

— Защитил Твайлайт, если бы ты не перебил бандитов, то ее бы точно убили.

— Но ведь там была Рэрити и ее подчиненные, они пришли на помощь, а я…

— Это был несчастный случай, — сухо сказал Мунлайт, — никто не мог знать как все обернется, а если бы те уроды не полезли на вас, то вообще ничего подобного не случилось, это их вина.

— Кстати, где Рэрити?

— В моей палатке, я все равно в пещере под потолком живу сейчас. Не вздумай идти к ней.

— Я догадался. Просто спросил. И так знаю, что она меня теперь как огня боится. Еще помню те напуганные глаза.

— Ночью она ненадолго выходила. Я распорядился давать ей еду и воду. Если за ней не вернутся, пока вы с Твайлайт выздоравливаете, то после я ее отведу в Ганзу сам.

— Постой, но если она здесь, то как же Флаттершай?

— Она ее уже видела, но ей сейчас не до нее.

— Наверное не может отойти от ужаса бойни.

— Наверное. Тебе бы перекусить и дальше спать.

— Так и сделаю, — ответил Скайлайн.

Он сходил поесть и пошел обратно в больницу.

За Тией присматривала Флаттершай, видно было, что малышке нелегко, но Флаттершай подбадривала ее как могла. К Мунлайту она так и не подходила. Наверное, после того, как он пригрозил ей, она снова стала его боятся.

Рэрити так и не покидала свою палатку, лишь по ночам иногда подходила к костру, ложась около него, и смотрела грустными глазами в пол. Если к костру кто-то подходил, то она сразу покидала его и уходила в палатку.

В одну такую ночь ее увидел Скайлайн. Он решил подойти, чтоб извиниться. Она увидела его и отбежала на несколько метров в противоположную сторону. Спрятаться она не смогла, так как он подходил со стороны палатки, в которой она сейчас жила. Скайлайн, увидев ее встревоженность, остановился, она сделала еще пару небольших шагов назад и приподняла копыто, как бы защищаясь.

— Не подходи ко мне, чудовище! — дрожащим голосом сказала она.

— Простите, мисс Рэрити, я всего лишь хотел извиниться.

— Мне не нужны твои извинения! Ты монстр!

— Я не хотел так поступать, это была случайность, понимаете, мисс Твайлайт, она... я думал, что ее убили и...

— Ты перебил десяток моих лучших бойцов в течении минуты, а потом и меня убить хотел! — прервала она его. — Думаешь, я тебе поверю?!

— Я просто хотел сказать — простите меня. Я понимаю, что я виноват и что мне нет прощения, но пожалуйста, если вы хотите возмездия, то судите только меня одного, я не хочу, чтобы из-за моего поступка пострадали все находящиеся здесь! — он сделал шаг вперед в знак примирения.

— Не подходи! Прочь отсюда! Я боюсь тебя!
"Это бесполезно, она никогда не простит меня. Что же я наделал?!"
— Мисс Рэрити, я днем был у торговца, он сказал, что мне должно это помочь.

Скайлайн сделал еще один маленький шажок и, достав из-под крыла пластиковую красную розу, положил ее на пол.

— Еще раз, простите меня, прошу вас, не начинайте войну из-за меня, — с надеждой в голосе попросил он.

Рэрити посмотрела на лежащий подарок, а Скайлайн развернулся и, прихрамывая, удалился.

С каждым днем он все лучше и лучше выглядел, и уже через неделю вновь принял командование на себя. Хотя ему было нелегко, уже со второго дня Тия не давала ему покоя и везде ходила за ним хвостиком, что очень забавляло всех живущих в лагере.

А на восьмой день очнулась Твайлайт, чему Тия несказанно была рада. И хоть ей и прописали постельный режим еще как минимум на неделю, малышка все же чуть ли не танцевала от радости.

В ту ночь Скайлайн пришел к костру в надежде еще раз поговорить с Рэрити, и то, что там сидел Мунлайт, его даже не удивило.

"Наверное, это его любимое место", — предположил он.

— Кошмары не мучают? – спросил у него Мунлайт, когда тот приблизился.

— Да, вроде, больше нет.

— А меня еще долго мучали, после того, как я убил тех тварей, которые отобрали у меня отца и дом.

— И как ты с ними справился?

— Никак, я до сих пор иногда вижу ту картину во сне. То, как я обрушил спуск под землю, как они пытались добраться до другого входа, как их настигла ночь, и как я убивал их одного за другим.

— Но ты делал это осознанно! — с сожалением сказал он.

— Но правильно ли я поступил тогда? Они бросали тех, кого мне удавалось ранить, и их участь была крайне незавидной. Я убивал их, мучая и упиваясь болью. Но справедлива ли была их смерть?

— Не думаю, что тебе стоит переживать об этом, ты уничтожил мразей, которые отобрали до этого не один десяток жизней.

— Может быть и так.

— А вот я… убил пришедших мне на помощь. В гневе я потерял рассудок, и если бы ты меня не прервал, даже не хочу думать, о том, что бы я натворил еще.

— Сделанного не воротишь, — сказал Мунлайт, и добавил, — если бы на вас не напали, ничего подобного бы не произошло.

— И все равно я не могу себя простить за это, на моей совести десяток ни в чем неповинных жизней, — подавленно сказал Скайлайн, и добавил: — Знаешь, а ведь это было не впервой, но никто об этом не знает, потому что тогда рядом не было никого из своих.

— Почему ты вдруг решил мне это рассказать?

— Может, потому что ты тогда рассказал о себе то, что никто не знал? Ты поверил мне, после того, что я хотел с тобой сделать.

— Прости, но не скажу, что я так уж и поверил, — сухо ответил Мунлайт. — Так значит у тебя уже случалось подобное? Может, расскажешь поподробней об этом?

— Прости, но все, что я об этом помню, это лишь трупы, что я делал в этом состоянии, я никогда не мог запомнить.

Скайлайна терзал еще один вопрос, и он все-таки решил спросить об этом.

— Тебе не попадалась на глаза мисс Рэрити?

— Хотел извиниться?

— Уже попытался, — с грустью признался он, — но не думаю, что она меня простила.

— Простила.

— Откуда ты знаешь?! — с надеждой воскликнул Скайлайн и, поняв, что чуть ли не крикнул, резко закрыл рот копытом.

— Я видел, как она час назад сквозь щель в полах палатки рассматривала меня.

— Ну и с чего ты тогда взял, что она меня простила?

— Мельком я заметил, что у нее в гриве роза, это ведь ты ей подарил?

— Да, в знак примирения, думаешь она меня простила? — с надеждой спросил он.

— Мне-то откуда знать? Не забывай, что я не общался с другими много лет и мне сложно вас понять.

— А я думал, тебе на все и всех плевать, — удивился Скайлайн.

— Все равно делать нечего, может расскажешь о себе? — неожиданно предложил Мунлайт.

— Ну, если хочешь, слушай. Правда, особо интересного ты ничего не услишишь.

ИСТИНА ДНЯ

— Скай, подъем! Снова ты уснул, рисуя очередной бред, — крикнул отец. — Сколько раз я тебе говорил не заниматься подобной ерундой.

Скайлайн открыл глаза и поднял со стола голову.

— В нашем мире твои рисунки никому не нужны, ты бы лучше учил основы ведения боя!

Жеребенок встал из-за стола и, опустив голову, попытался выйти из комнаты, но отец его остановил.

— Не смей меня игнорировать, я кому говорю? В нашем мире твои каракули никому не помогут, наша основная задача выжить и помочь это сделать остальным. Боже, ты весь в свою мать-недотепу. Иди завтракай и бегом в тренировочный центр. Сегодня я не дам тебе спуску, будешь усиливать тело, пока не упадешь без сил, а потом еще продолжишь тренироваться дальше.

Скайлайн вышел из комнаты и направился в столовую. Есть особо не хотелось, но отец его сегодня загоняет, так что лучше набраться сил.

Малышу не нравилось так жить, этот мир был ужасен, он не давал свободы, не давал выбора, не давал желаний. Мир не должен быть таким, но другого просто не дано. И еще этот надоедливый отец. Скайлайн подумывал стать ученым, но отец, узнав об этом, пресек все его желания. Он хотел сделать из сына бойца равного себе, а то и лучше. Хотя Скайлайн был не очень способным учеником. Его тело было слабым, характер вялым, да и сам он не желал принимать учебу подобного рода.

Позавтракав, он направился в тренировочный центр бункера.

"Жаль, что мамы нет рядом, она бы мне наверняка помогла" — подумал он, идя туда.

Зайдя, он увидел отца.

— Пап, я тут.

— Сколько можно тебя ждать? Иди сюда и начинай отжиматься. Сколько раз, ты и сам знаешь, потом будешь бегать, а потом пойдешь на тренажер. Стрельба сегодня отпадает, у тебя копыта будут трястись так, что ты и в упор не попадешь.

Скайлайн послушно начал делать упражнения. Нет, он, конечно, знал, что отец желает ему лучшего, но все равно такая жизнь ему не нравилась, это было не его желание.

К вечеру, как и сказал отец, он еле дополз до кровати и сразу уснул. Сегодня ночью, как бы он не хотел этого, но ему ничего не снилось. Он любил сны, в снах он переносился в совсем другой мир. Мир, который был полной противоположностью того, который находился за толстыми стенами бункера. В нем не бегали мутанты, в нем никто не хотел тебя сожрать или просто убить из-за пары патронов или костюма. Тот другой мир был цветным и красочным, не таким, в каком жил он. В том мире было прекрасно, он радовал, он манил, он опьянял. Ему жутко хотелось попасть туда, но мечта была несбыточной. Хотя это как сказать, отец говорил ему, что он трудится, помогая ученым, которые пытаются вернуть этот мир, и Скайлайн обязан делать то же самое.

Раньше, когда Скайлайн только научился читать, отец сразу начал заставлять его изучать внешний мир, чтобы тот с детства привыкал выживать в нем. Ведь, как он говорил, рано или поздно придется встретится лицом к лицу со всеми его обитателями. И для встречи с ними нужно обладать особыми познаниями и навыками.

Утром он проснулся немного раньше отца и снова сел за стол, достал карандаши, листок бумаги и в его голове из ниоткуда нарисовалась картинка с зеленой лужайкой посреди леса.

Он начал рисовать то, что видел в сознании, но, к сожалению, на половине рисунка проснулся отец и прервал его. Он подошел и, увидев очередную картинку, просто вырвал у него листок, скомкал и выбросил в мусорное ведро.

— Папа, не надо!

Отец взял все карандаши и, разом сломав их, бросил в то же ведро к рисунку.

"Ну, подожди же, раз ты так хочешь, я превзойду тебя!" – зло подумал жеребенок.

С этого дня Скайлайн начал усердно заниматься, его опыт и сила росли с ужасающей скоростью. Отец не ожидал такого рвения, он не предполагал, что в его родном сыне спал такой потенциал. С каждым днем, неделей, месяцем и годом он становился намного сильнее и выносливее. Его упорство и рвение поражали даже опытных бойцов. Ему пророчили блестящую карьеру.

Но позже все оказалось не так хорошо. В одной тренировке по рукопашному бою он, увлекшись, чуть не убил напарника. Тогда его остановили и спустили все на тормозах, сославшись на его молодой возраст и горячий характер.

Вот только характер у него был не горячим. С каждым днем, с каждой тренировкой, он становился все более хладнокровней. Отсутствие желаний и свободы раздражали его и делали из него настоящую машину для убийства.

Однажды, когда Скайлайну было девять лет, его впервые взяли с собой на вылазку во внешний мир. Ему было приказано держаться в середине строя. Но в первой же стычке приказ был нагло нарушен. Вместо простой огневой поддержки он буквально упивался боем; он вышел на передовую и расстрелял пару валькирий, даже не дав им шанса приблизится. Он сделал то, чего никогда не делал никто.

Обычно валькирий поодиночке подпускают на среднюю дистанцию, а то и близкую, чтобы лишить их маневренности и зря не тратить боезапас. Но Скайлайн проигнорировал это правило. Хотя он и уничтожил противника, но он истратил на него весь боезапас, оставшись лишь с парой гранат да ножом.

Для внешнего мира такой боевой запас неприемлем. В тот день вернувшись в бункер, он получил серьезный выговор.

Отец не мог понять, в чем дело и долго сидел в столовой, обдумывая, что же не так с его сыном, а тот сразу же после выговора пошел в тренировочный центр отрабатывать навыки стрельбы.

За стол к отцу Скайлайна подсел его напарник.

— Эй, Грег, что не так? Ты сидишь здесь и колупаешь еду уже полчаса.

— Скайлайн.

— Да, я слышал, что произошло.

— Я не могу понять, почему он так поступил, он становится неконтролируем.

— А ты чего хотел?

— Я хотел, чтобы он пошел по моим стопам.

— Вопрос в том, как ты это сделал.

— Не понимаю, о чем ты, Вайн?

— Разве не понятно?

— Нет, объясни.

— Ты сам отобрал у него все желания и мечты, как думаешь, кто может вырасти у тебя теперь?

— То есть?

— Каким будет существо без желаний? Как думаешь? Неужели до тебя совсем не доходит? Отбери у любого все, что у него есть, и дай ему один выбор — уничтожать! А теперь представь, что получится?

— О нет! Машина смерти?!

— Именно.

— Но ведь у него есть я и напарники.

— Но у него ничего нет в душе, вы для него всего лишь объекты, которые находятся рядом.

— Такого не может быть, он ведь был добрым!

— Одинокой машине смерти не нужно сердце, — глядя в никуда, произнес Вайн, — задумайся над этим.

Напарник встал и пошел относить посуду в мойку, а Грег, посидев еще пару минут, бросился в тренировочный центр.

Прибежав туда, он увидел своего сына. Нет, уже не своего сына, а его бездушную оболочку, которая просто стояла и расстреливала очередную мишень.

"Одинокой машине смерти не нужно сердце — произнес про себя Грег. — Такому не бывать! Я все исправлю!"

Подойдя к Скайлайну, он попытался с ним заговорить.

— Как дела? — не зная, с чего начать разговор, произнес Грег. — Тренируешься?

— Да, я хочу научится уничтожать валькирий на дальней дистанции.

— Может, передохнешь? Пойдем почитаем какие-нибудь книги, например, те, которые тебе так нравятся.

— Тактика уничтожения монстров подземелий?

— Нет же. Я про те, которые ты так любил в детстве.

— Какой от них толк? Пока мы не исправим этот мир, те книги останутся лишь воспоминаниями от прошлого мира.

— Но как же? Они ведь тебе так нравились. Может, пойдем вместе порисуем?

— Нет настроения.

— Чего же ты хочешь?

— Я тебе уже сказал.

— Но почему ты отказываешься от того, что тебе так нравилось?

— Ты же сам этого хотел!

— Я хотел, чтобы ты научился выживать, а не становился убийцей.

— Я не убийца, — хладнокровно ответил Скайлайн, — я выживаю!

— Знаешь, твоя мать всегда хотела, чтобы ты вырос добрым.

— Мать мертва, — ответил Скайлайн, и вдруг его лицо перекосило, он понял, что осекся.

Грег не выдержал. Если так и продолжится, то он точно потеряет сына. Но что делать? Он принял единственно правильное решение. И принял его с болью в сердце.

— С сегодняшнего дня я отстраняю тебя от походов во внешний мир, — опустив голову, сказал Грег.

— Постой, но как же?

— Нам не нужны бездушные куклы, разговор окончен.

— Я исправлюсь, обещаю!

— И более того, отныне тебе запрещено тренироваться в парных боях — не хватало, чтобы ты еще кого-нибудь из своих убил, а также я сокращаю время твоих тренировок до двух часов в день.

— Отец!

"Прости, Лорейн, я слишком поздно понял свою ошибку. Если бы ты была жива, такого бы не случилось" — уходя, подумал про себя Грег.

Следующие три дня Скайлайн тынялся по бункеру сам не свой. Он не знал, что делать, чем заняться и как ему быть. Он наконец разглядел глаза тех, кто был все время бок о бок с ним, — он им был безразличен, противен и они не доверяли ему.

Внезапно к нему сзади подошла маленькая фиолетовая единорожка.

— Пливет, посему ты такой глустный? — обратилась она к нему.

На ее личике была неподдельная детская улыбка — та, которую Скайлайн утратил три года назад.

— Потому что теперь я никому не нужен, — грустно ответил он.

— Навелно, ты плосто сто-то сделал не так или у тебя сто-то не полусилось. Папа говолит мне, что нужно найти осыбку и все полуситься. Пойдем поиглаем, тебе станет веселее!

"Но почему так получилось? Я ведь всего-то хотел стать сильнее и пойти по стопам отца! Почему же сейчас мне так тошно? Нет, я вспомнил! Это не мое желание, я никогда не хотел быть таким!"

"Ну, подожди же, раз ты так хочешь, я превзойду тебя!"- мелькнула у него в голове старая, давно забытая мысль.

"А ведь точно! Я просто хотел жить, жить и радоваться жизни, точно так, как эта крошка делает сейчас! Да, я наконец-то понял тебя, отец, ты просто хотел научить меня защищаться и защищать то, что мне дорого, а я все неправильно понял и решил, что ты хочешь сделать из меня бездушного солдата!"

Скайлайн сидел и думал. Единорожка не выдержала и снова к нему обратилась.

— Так сто, поиглаем?

— А почему бы и нет?! Пошли. Во что ты любишь играть?

— Давай полисуем, — радостно воскликнула она.

— Давай, — впервые за долгие годы искренне улыбнувшись, ответил Скайлайн.

Зайдя к ней и прихватив карандаши и бумагу, они направились в столовую. Между временем приема пищи там обычно никого не было и никто не мешал им наслаждаться весельем. Так они сдружились, ну, по крайней мере, настолько, насколько могут сдружится дети трех и девяти лет. Иногда они приходили в столовую, когда там было пусто, и рисовали, иногда просто играли у нее. Отец единорожки разрешил Скайлайну общаться с ней, так как ей с ним было весело и он приглядывал за ней, как нянька. В бункере не было такой должности, и за детьми, которых было всего несколько на весь бункер, приходилось приглядывать родителям, или просить кого-то делать это.

Грег же, после отстранения собственного сына, ходил по бункеру темнее тучи, ни с кем не разговаривал, а если его окликали, просто игнорировал. Сына он видел только утром и вечером, но говорить с ним он не хотел. Все, что делал Грег, это ходил в оружейную, тренировался в стрельбе да помогал чистить оружие. Он даже попросил временно перевести его на должность внутреннего охранника. Начальник хоть немного и поколебался, но, войдя в его ситуацию, согласился.

Однажды, проходя мимо одной из лабораторий, он случайно услышал обрывок разговора двух ученых.

— ... где твоя дочь?

— У нее новый друг, хороший мальчик, хоть и намного старше нее.

— А, я его пару раз видел, кажется его зовут Скайлайн.

— Да, так его зовут, ты не ошибся.

— Удивительно, как сумели подружится дети такого разного возраста? Он ведь еще и на бойца учится, не думал, что он сможет с ней подружиться.

— Я тоже был приятно удивлен.

Грег, услышав это, перепугался не на шутку. Ведь его сын растет жестоким. Что, если он навредит ей?

Он ворвался в лабораторию и нервно спросил:

— Ваша дочь и мой сын — где они?

— О, так это вы отец Скайлайна. Я дав...

— Где они? – перебил его Грег.

— В столовой, а что?

Грег пулей вылетел и помчался туда.

"Нужно спешить, им нельзя общаться! Не приведи еще, чтобы он навредил ей!" — кричала у него в голове мысль.

Одна из стен в столовую была с окнами, пробегая мимо них, он мельком глянул туда и резко остановившись, чуть не полетел кубырем. То, что он увидел, поразило его не меньше, чем то, что он услышал от ученых.

Скайлайн, улыбаясь, прыгал вокруг жеребенка, а та пыталась его поймать, он отскочил на пару метров и спрятался за стул, она с разберу запрыгнула на стул и тот начал падать, но Скайлайн легким движением поймал его, крошка уперлась копытцами в спинку стула и захихикала. Скайлайн поставил стул и вновь отпрыгнул на пару метров, малышка спрыгнула и, разогнавшись, попыталась боднуть Скайлайна, тот, сделав вид, что испугался, не стал уворачиваться и принял легкий детский толчок, поймав ее, он потрепал ее по гриве и малышка рассмеялась.

Грег опустил взгляд и увидел на столе, стоявшем у самого окна, листы бумаги и карандаши. На одном из них были изображены два больших и один маленький единорог, а на втором... два больших и посредине один поменьше пегасы и над каждым из них была надпись — Скайлайн, папа Грег, мама Лорейн.

Он еще раз посмотрел на играющих детей, улыбнулся и пошел извинятся перед ученым, от которого так спонтанно убежал.

"Моя милая Лорейн, если ты это видишь, знай, у нас все-таки хороший сын."

Спустя какое-то время Грег вновь разрешил сыну тренироваться, правда, на этот раз не так усердно. Он сам убедился на тренировке, что его сын изменился, он стал помогать другим и не действовал теперь так жестоко. Он вновь стал улыбаться.

Но радость не длится вечно. В одной из вылазок, когда Скайлайну было уже десять лет, его отца разорвали появившиеся из ниоткуда грифоны. Это произошло по пути назад в бункер. Они почти что были на месте, оставалось всего каких-то пару сотен метров до входа в бункер, когда их атаковали. Очередная вылазка за образцами была крайне изнурительной, и боезапас был почти исчерпан. Они, отстреливаясь, продвигались к бункеру, но силы были не равны. Грег погиб, оттолкнув с линии нападения грифона своего сына, но сам увернуться не успел. Это произошло почти у самого входа в бункер. Скайлайна затаскивали внутрь уже силой, он кричал и упирался. А когда дверь захлопнулась, через толстый люк он увидел, что его отец умер с улыбкой на лице. Грифоны рвали его мертвое тело на части, а на его лице застыла предсмертная улыбка: он был счастлив, что сумел спасти родного сына.

Его друзья помогли ему пережить этот страшный эпизод его жизни и вскоре он вернулся в строй. Он продолжил дело и мечту своего отца — помогать вернуть мир в прежнее состояние.

Заниматься он стал еще усерднее и вскоре дослужился до офицера, в бункере это звание было вторым по счету от самой верхушки. Его навыки стали превосходны, опыт колосальным, а помощь в вылазках неоценимой.

Однажды, когда Скайлайну уже было пятнадцать лет, глава охраны вызвал его к себе в кабинет. Там стояла его подруга детства Твайлайт Спаркл, которой на тот момент было уже десять лет. Она улыбнулась и громко сказала:

— Привет.

— Кхм, — умерил ее пыл глава по прозвищу Хантер.

— Извините, — тихо ответила она.

— Проходи, Скайлайн, разговор у нас будет коротким, так что можешь не присаживаться.

— Что вы хотели мне сказать?

— Эта юная особа, которая стоит рядом со мной, новый луч света мира науки, таких как она мало. Так что с этого дня, как и у всех главных ученых нашего бункера, у нее будет личный охранник — то есть ты.

— Благодарю за доверие, — ответил Скайлайн.

Он переглянулся с Твайлайт — та просто сияла от радости: ее будет защищать ее лучший друг.

— И еще одно. Твайлайт, выйди, пожалуйста.

— Хорошо.

Когда она вышла, Хантер продолжил.

— Скайлайн, никто из нас не вечен и я совершаю вылазки так же, как и ты, в общем, если со мной что-нибудь случится, я сказал верхушке ученых назначить тебя главой.

— Не говорите так, вы лучший...

— Считай, что это приказ, — оборвал его глава.

— Так точно.

— Но почему именно меня? Есть ведь более опытные, чем я.

— Но они намного старше тебя, ты только подходишь к своей силе, она только начинает крепнуть, а их сила, как и моя, становится слабее с каждым днем. Из нового поколения ты лучший. Поэтому я тебя и выбрал.

С тех пор жизнь Скайлайна поменялась. Он стал совершать еще больше вылазок и оттачивать свои навыки. Под его руководством группа в подавляющем большинстве случаев возвращалась целой и невредимой. Хотя бывали и горестные случаи, когда он все же терял кого-то из товарищей. В такие дни Твайлайт подбадривала его и помогала взять себя в копыта.

С тех пор он много чего повидал: убитых друзей, растерзанных товарищей, разрушенные мечты и разбитые надежды.

Каждый раз после неудачной вылазки он чувствовал виноватым именно себя, ведь именно он руководил операцией.

Он лично приходил к матерям, женам и детям и сообщал им о смерти их близких. А потом ходил хмурый, пока его не находила его подруга. Твайлайт всегда заходила к нему или просто искала его по бункеру после каждого его возвращения, зная, что ее помощь поможет ему.

Спустя три года, когда Скайлайну исполнилось восемнадцать лет, Хантер не вернулся из очередной вылазки, и он был назначен главным охранником.

Выходить из бункера он стал реже, потому как у главы намного больше работы внутри, но все же он при этом не отказался от прошлого приказа быть личным охранником своей подруги детства, хотя мог назначить на эту должность кого-нибудь другого.

А в его двадцать лет произошло вообще нечто неожиданное, то, о чем он никогда даже не задумывался.

Однажды в конце очередного дня он сидел в комнате наблюдения. Он часто туда приходил; причина была проста: снаружи бункера тоже были камеры, и он мог смотреть на внешний мир. Конечно, это не то, что он хотел видеть, но все же это не те стены, которые он видел каждый день на протяжении двадцати лет; там была хоть и опасная, но все же свобода.

В дверь постучали.

— Войдите, — ответил он на стук. В комнату вошла Твайлайт.

— Я спросила у охранников и мне сказали, что ты тут, можно, я составлю тебе компанию?

— Да, конечно.

Она взяла стул и села рядом с ним. Они часто встречались вот так в конце дня. Просто поболтать, поделиться чем-нибудь новым или рассказать как у кого прошел день.

— Как же я устала сегодня, — зевнув, утомленно сказала она, — сегодня, весь день, вообще все валится из копыт, абсолютно ничего не получалось.

— Бывает, не переживай, у тебя всегда все получалось, просто «надо найти ошибку» — так ты меня учила? — улыбнувшись, ответил Скайлайн.

— Спасибо за поддержку, ты всегда меня подбадриваешь.

Она еще раз зевнула и облокотилась на него. Скайлайн чуть дрогнул. Такое уже случалось неоднократно, но он не подавал виду. С виду он был сильным и смелым, но даже рядом с той, к кому он относился, как к сестре, он начинал смущаться и теряться.

— А ведь мы уже знакомы одиннадцать лет, — в очередной раз зевнув, сказала она.

— Да.

— И всегда друг другу помогали, — чуть тише произнесла она.

— Мы ведь друзья.

— Это точно, друзья, — уже совсем тихо ответила она.

Облокотив на него голову, она заснула.

— Ты спишь, что ли? — тихонько спросил он.

Скайлайн повернул голову в ее сторону, она спала, ее лицо было рядом с его лицом. Он посмотрел на нее.

"Такая красивая, нежная, милая" — от этой мысли он снова вздрогнул, сердце стало биться чаще.

"Эй, это еще как понимать? Да нет, бред, такого не может быть."

Он отвернулся и стал снова наблюдать за экраном монитора, но ее лицо не выходило у него из головы, он не мог выбросить эту мысль. Он снова посмотрел на нее и покраснел.

"Да что это со мной такое? Скайлайн, а ну возьми себя в руки! Она твоя подруга."

Ему стало не по себе; нет, конечно, он представлял, как в кого-нибудь влюбится, как признается, как, возможно, пару раз его отошьют, но то, что сейчас он понял, никак не укладывалось в его голове. Эта милая единорожка, с которой он знаком с самого детства, ЕМУ НРАВИТСЯ!

"Да что ж это такое? Я определенно точно хочу, чтобы она всегда была рядом, это не может быть ошибкой. А, может, разбудить ее сейчас и во всем признаться? Отошьет по-быстрому, подуется немного, потом помиримся и все будет, как раньше."

Он поднял копыто, но сделать этого не смог. Его сознание отказывалось рушить его мечту. Он сидел красный, как помидор, и смотрел на нее. Смотрел и ничего не мог поделать: он понимал, что влюбился в нее.

"Что же делать? Как поступить? Я даже не знаю, как ей это сказать! Ладно, завтра обо всем ей скажу, а дальше — как карта ляжет."

На следующий день Скайлайн три раза подходил к ней, начинал разговор издалека, потом он начинал путаться в словах, заикаться, и, понимая, что начинает краснеть, просто убегал.

Так продолжалось пару дней. Твайлайт даже начала переживать о своем друге, ведь таким растерянным она его никогда не видела.

Через пару дней Скайлайн немного успокоился и они все же поговорили. Он ей так ничего и не сказал, списав свое тупое поведение на то, что он приболел и плохо себя чувствовал. Он решил, что это временное чувство и надо просто переждать, пока все пройдет.

Со временем все как-то наладилось и он снова смог с ней нормально общаться. Свою тайну он так ей и не раскрыл, решив, что время все само сделает. И по правде: со временем ему стало намного легче, но вот от той мысли он так и не смог избавиться. Все пошло своим чередом и только каждый раз видя свою подругу, его терзала одна и та же мысль.

А через два года в бункере случилась авария, отобравшая столько жизней, сколько еще не отбирала ни одна худшая вылазка.

— Быстрее! — крикнул Скайлайн бежавшей из рушащегося бункера Твайлайт.

***

Какие-то части Скайлайн рассказывал с интересом, какие-то с безраличием, а какие-то с грустью. Выслушав весь рассказ, Мунлайт подытожил его всего парой сухих слов, которым Скайлайн ничуть не удивился.

— Интересная история.

— Не менее, чем твоя, — ответил Скайлайн и, осмотревшись вокруг, добавил: — Если кому-то расскажешь о моих чувствах к мисс Твайлайт, я тебя сам пристрелю, понял?

— Никому я ничего не расскажу, обещаю.

Настоение Скайлайна начало подниматся, он услышал, что его, возможно, простила Рэрити и поделился тем, что никому никогда не рассказывал.

— Слушай, а что насчет Флаттершай? — неожиданно спросил он и пристально посмотрел в глаза Мунлайта.

— Ты о чем? — не понял тот.

— Да брось ты, давай колись, — не унимался Скайлайн.

— Я тебя не понимаю, — искренне удивился Мунлайт.

— Ну вы же были там в пещере наедине, неужели вы просто сидели и тупо смотрели в пол? — не унимался Скайлайн.

— Ну я читал, а она в основном жаловалась, что ей скучно, — честно ответил Мунлайт.

— И что, больше ничего? — прищурившись, спросил он. — Неужели, она тебе не нравится?

— Даже не думал об этом, она боится меня.

— Ой, да ладно тебе, хватит заливать, я же тебе признался про мисс Твайлайт, скажи честно, неужели, ты даже не пытался к ней подкатить?

— Нет, а нужно было? — наивно спросил Мунлайт.

— Ох, дружище, ты такой шанс упустил, — покачав головой, сказал Скайлайн.

— Какой шанс? Ты серьезно думаешь, что мне стоило так поступать? Еще не хватало, чтоб она обо мне не пойми-что подумала.

— Конечно, стоило, в следующий раз не оплошай.

— Сам-то до сих пор не признался, — огорошил его в ответ Мунлайт, — а советы раздаешь.

— Ладно, ладно, не бери в голову, — ухмыльнувшись, ответил Скайлайн, — я спать сейчас не хочу, так что пойду и составлю компанию часовым, а ты посиди и подумай, как свою ошибку в будущем исправить.

Мунлайт проводил его взглядом и, снова посмотрев на огонь, подумал:
"Чего это он вдруг резко начал этот разговор? И с чего он вообще взял, что она мне нравится? Какой-то он странный сегодня. И все-таки я его иногда не понимаю."

Втроем они отправились на станцию Ганзы. Рэрити старалась держаться подальше от Скайлайна, но в туннеле Кантерлотских подземелий было не так уж много места и вскоре Скайлайн все же подошёл к ней.

— Мисс Рэрити, я не знаю, простили вы меня или нет, но все же, если не простили и собираетесь развязать войну с нашей группировкой, то лучше уж публично пристрелите меня. Я совершил эту непростительную ошибку и не хочу, чтобы пострадали другие. Мисс Рэрити, хоть вы и думаете, что я монстр, но это совсем не так. Просто, когда я увидел бездыханное тело мисс Твайлайт…

— Почему ты так сильно разозлился? Она тебе нравится?

— Я? Нет, что вы! Я просто знал её с детства. Она моя лучшая подруга.

«И она мне нравится»

— Я, так и быть, не буду развязывать войну с вашей станцией, но не думай, что это из-за того, что я тебя простила.

— Я вам премного благодарен.

Они дошли до Ганзы, но на подходе их не очень тепло встретили.

— Стоять! Вам проход на станцию закрыт!

— Закрыт? Ты хоть знаешь, с кем говоришь?! Я Рэрити, глава этого поселения!

— По указу новой главы Ганзы, вам проход закрыт, в случае вашего неповиновения нам приказано вести огонь на поражение!

— Новая глава? Я здесь глава Ганзы! Я тут главная! Если ты не пустишь меня, я тебя сама пристрелю!

Охрана прицелилась в нее.

— Не стоит, мисс Рэрити, они агрессивно настроены. К охране подошла единорог лет шестнадцати.

— Вали отсюда.

— Свити Бэль? Как у тебя получилось захватить власть?

— Деньги решают всё. Я годами крала из твоей казны и подкупала одного за другим. В общем, я дала им то, чего они хотят.

— Ах ты маленькая стерва!

— Ты размякла сестрица и уже не в состоянии управлять Ганзой, я же собираюсь вернуть этому месту прежнее Величие и начну я, пожалуй, с твоей смерти.

Она направила пистолет на Рэрити, но Скайлайн встал на ее пути.

— Ты всё-таки надрессировала его? Похвально, — Свити Бель обратилась к Скайлайну: — Слушай, зачем она тебе нужна? Ты думаешь, что ты у неё единственный? Она через каждые полгода встречает подобных тебе и всегда после получения желаемого бросает их. Ну, в общем, хочешь встречаться с ней, встречайся. Убирайтесь, я на этот раз дарую вам жизнь, но если вы сюда вернётесь, то мои солдаты тут же пристрелят вас!

Рэрити злилась и, по-видимому, хотела как следует врезать ей. Скайлайн положил копыто ей на плечо и сказал:

— Не стоит, мисс Рэрити. Сейчас силы не равны. Мы вернёмся позже, а теперь уходим.

На обратном пути Рэрити была зла и всю дорогу жаловалась.

— Да как она могла, мы же сёстры. Вот дрянь малолетняя!

— Я с вами согласен, мисс Рэрити.

— Нет, я просто не понимаю, почему она так сделала! Я сейчас вернусь и пристрелю ее сама!

— Мисс Рэрити, вам нужно успокоиться. Мы вернём вам власть, но позже, когда наберём сил для штурма. Сейчас лучше не лезть на рожон.

— Может, ты и прав, Скайлайн. Вы действительно поможете вернуть мне власть?

— Тут должна мисс Твайлайт решить, я не принимаю таких серьёзных решений, но я готов вам помочь.

«Опять эта фиолетовая зараза!»

...