Автор рисунка: aJVL
Акт 2.Глава 11 - Любовь и труд Акт 2.Глава 13 - Новый враг

Акт 2.Глава 12 - Танец который стал чем то больше

Проснулся Арон внезапно. Продрав глаза, он осмотрел комнату, в которой никого не обнаружил. Значит, мальчик был прав. Сегодня ночью они не вернулись, но беспокоиться за них Арон не стал. Он их едва знал, чтобы успеть подружиться.

Собравшись, жеребенок глянул на часы. Уже было семь часов, но звон, который издавал могучий, стальной колокол не звучал. Это насторожило мальчика, и он подумал, что это чьи-то проделки. Но присмотревшись внимательно, Арон увидел, часовая башня не тронута. Решив разобраться, в чём дело, он направился в столовую, предварительно захватив деньги. Оставалось уже не так много, чтобы можно было прожить месяц, как он планировал. Всего триста восемь бит. Как некоторые говорили, деньгам свойственно исчезать.

Забрав большую часть, Арон оставил себе на недельный минимум. Спустившись в столовую, он увидел кучу народу. Кто-то громко кричал, доказывая свою позицию. Другие смеялись над шуткой рассказчика. Третьи, молча ели, тихо перешёптываясь между собой. А четвертые выступали громче всех, привлекая к себе внимание. Короче говоря, пони развлекались, как могли.

Осмотрев весь зал, Арон почувствовал себя неудобно. Он стоял здесь, словно белая ворона среди большой дружной стаи. Только мальчик хотел уйти, как кто-то коснулся его плеч, разворачивая к себе. От такого у Арона ёкнуло сердце.

— Арон, постой, ты куда? – остановил его единорог, положив копыто ему на плечо.

Арон выдохнул с облегчением, он был рад видеть этого аристократического единорога.

– Привет, Ванар, рад тебя видеть.

— Привет, ты почему решил уйти? – спросил Ванар.

— Понимаешь, тут такое дело, не люблю большие скопления. Меня начинает одоле… — он замолчал на полуслове.

— Ясно, не говори больше ничего. Пошли, – единорог повел фестрала через всю столовую до места, где они все время едят. Стол оказалась никем не занятым. На протяжении всего пути, жеребенок пару раз сопротивлялся, но под напором друга, в конце концов, сдался.

Оказавшись на месте, Арон тяжело вздохнул.

– Зачем ты это сделал?

Единорог спокойно, словно учитель, ответил:

– Если ты не будешь бороться, то так всю жизнь в страхе и проведешь, – он указал на толпу.

— Но…

— Не перебивай, я знаю таких, как ты. Вы боитесь появляться на публике, боитесь толп. Вам кажется, что вас призирают, и вам хочется скрыться, словно черепаха в свой панцирь. Я не могу ещё раз допустить такого, – единорог замолчал, поняв, что сказанул лишнего.

Они вдвоем молчали, но взявший себя в копыта Ванар продолжил:

— Ответь, как ты себя чувствуешь, при лекции магистров? В аудитории много народу.

Арон немного замялся, но ответил:

– Я… просто не замечаю их, мое внимание направлено на учебу. А когда я выступаю на публике, пока кокой-то причине мое внимания все уходит на неё. Но когда нет ни того ни другого, я начинаю… — он снова замолчан, не желая произносить это слово.

— Успокойся, всё хорошо. Зря, я завел эту тему, – виновато прикусил нижнюю губу единорог.

Арон улыбнулся так, словно этого разговора и не было.

– Да ладно тебе, ты просто хотел помочь. Лучше скажи, почему тут так много народа?

Ванар приподнял брови, он был удивлен вопросом.

– Ну, сегодня воскресенье, выходной для всей академии. Когда учащиеся могут подготовиться, или отдохнуть после шести дней учебы и зубрежки.

Арон задумался.

– А что касается других предприятий? Артная работает в этот день?

Ванар кивнул, соглашаясь.

– Да, она работает, Артная вообще никогда не останавливается. Есть многие, кто живет там днем и ночью. Что бы доделать проекты и продать за большую сумму.

— Понятно, спасибо, что уделил мне время, – поблагодарил он единорога, встав со стула.

— Погоди, Арон, я никак не мог найти подходящее время. Слушай, давай станем друзьями. Не подумай, что я от жалости к тебе. Это не так. Ты интересный, весёлый парень, всегда думаешь сначала о других, а после о себе. И мне нравится в тебе это. Ну что, будем дружить? — протянул единорог копыто, с надеждой глядя на мальчика.

Арон на миг замешкался от услышанного. Ванар уже второй, кто предлагает ему дружбу. Он почувствовал внутри странное чувство. Прислушавшись к нему, он пожал копыто.

– Хорошо, Ванар, будем дружить, – сказал с улыбкой на мордочке.

***

Арон шел по территории академии в приподнятом настроении, теперь у него два друга. Пегас и единорог. Они, в свою очередь, тоже лучшие друзья. Подойдя к медике, мальчик вошел внутрь здания. Там Арон не увидел никого. Коридор, когда-то заполненный ранеными или больными, оказался пустым. Это немного насторожило.

Кабинет магистра тоже был пуст. Как и все последующие комнаты, открываемые жеребенком. Краем уха он услышал удар двери о стену и повернулся на звук. Перед мальчиком стоял в халате и очках магистр.

— Студен Арон, какими судьбами вас ко мне занесло? – спросил профессор.

— Магистр Арвэн, я пришел к вам как практикант. И хотел бы поучиться медицине. Если, конечно, вы не заняты, – скромно ответил фестрал.

Профессор только улыбнулся, подправляя очки.

– Я всегда рад передать знания всем желающим, кто готов их принять. Пошли ко мне в кабинет. Конечно, жалко, что ты не сможешь попрактиковаться на больных. По выходным их вообще нет, – разочарованно говорил магистр, по пути в кабинет.

Арвэн подошел к полке, где стояло множество книг.

– Да где же она, черт подери, – ругался он, проводя копытом по корешкам и выискивая что-то.

Арон уселся на небольшое кресло, следя за магистром. Он не хотел ему мешать, поэтому просто молча наблюдал. Через пару минут Арвэн достал потрёпанную книгу и сдул с неё пыль.

— Вот она, родимая, – магистр подошел к мальчику и вручил её. – Когда появится свободное время, не поленись, прочти. Тут много можно узнать о растениях и животных. Она поможет тебе на предстоящих экзаменах… ой, забудь, что я сказал, – Арвэн невинно повернулся спиной к мальчику и подошел к доске.

Занятия прошло продуктивно для Арона. Сегодня он узнал, что делать при открытом переломе. И как правильно делать искусственное дыхание и массаж сердца, если пони утонул. Все это было показано практикой на муляже. Пять часов пролетели незаметно, и магистр устало посмотрел на мальчика.

— Ну что, на сегодня хватит. Давай, зайди в палату шесть, пусть София тебя перевяжет. Она наверняка уже приступила к дежурству.

Арон хотел объяснить профессору, что уже здоров, но магистр в спешке собрал сумку и ушел, оставив мальчика одного в кабинете. Ничего не оставалось, как послушать Арвэна. И ему почему-то хотелось увидеть Софию. Выйдя из кабинета, жеребенок вошел шестую в палату. Там сидела кобылка, читавшая книгу. Её пепельная грива закрывала правый глаз. Это очаровывало Арона.

Софья услышала звук открывавшей двери и оторвалась от книги. Перед ней предстал тускло-серый пегас. Она улыбнулась на миг, а после, взяв себя в копыта, стала серьёзной.

Словно учительница, она спросила:

– Зачем пришли? – её тон и актерское мастерство было на высоте.

Арон, не мешкая, решил подыграть.

– Простите моё невежество, но я пришел по приказу магистра Арвэна. Он просит, чтобы вы сделали новую перевязку.

София не собиралась выходить из роли.

– Тогда, прошу, присаживайтесь на кушетку и снимите жилетку, – она подошла к шкафчику и начала вытаскивать все необходимое.

Арон послушался. Он снял жилет, обнажая свою спину, на которой вместо шва остался маленький рубец. Но этого София пока не видела. Как только она подошла к пегасу, то обронила все вещи.

— Арон, это как понимать, где швы, что вообще с тобой произошло? – перестала Софья изображать из себя учительницу.

— А, это, ничего особенного, – кратко ответил пегас.

Кобылку ответ не удовлетворил, и она нажала на шрам. Мальчик, почувствовав боль, резко изогнулся в спине. София убрала копыто и обошла фестрала.

— Прости, я не хотела, – виновато промямлила девочка и побежала за лекарством.

Арон, обхватив себя копытами, шипел, едва сдерживаясь от крика. Боль была такая, словно тысячи иголок вонзили в одно место и заставили их крутиться. Мальчик держался, пока Софья не начала что-то мазать на рану.

— Вот, должно легче стать, – нежно втирала кобылка мазь.

Боль отступила, и Арон повернул голову.

– Спасибо, но в следующий раз так не делай, – улыбнулся он.

София виновато опустила голову.

– Хорошо.

Арон надел жилет и слез с кушетки. София, как послушная девочка, принялась убирать свой бардак. Арон не мог просто на это смотреть, поэтому присоединился к кобылке, помогая ей как можно быстрее убрать разбросанные медикаменты. Она была удивлена поступком фестрала, но виду не подала. Когда все было собрано, они расставили бутылочки по полке.

— Спасибо, что помог. И прости за это, – кобылка старалась не смотреть Арону в глаза.

Фестралу это не понравилось. Он подошел вплотную к девочке и обнял ее.

– Всё хорошо, ты просто не знала, что так получится. Я тоже этого не знал. Так что не нужно себя накручивать, – шепотом подбадривал он кобылку.

Она была в растерянности от того, что сейчас произошло. На глаза навернулись слезы, и она не стала отталкиваться от пегаса, а наоборот ответила тем же. Она заплакала, уткнувшись в жилет Арона.

— Я… так испугалась… — задыхаясь от эмоций, говорила она.

Арон гладил её по пепельной гриве, а София выговаривалась. Так прошло десять минут. Кобылка успокоилась, пегас отпустил её из объятий, и она отошла в сторону, чтобы привести себя в порядок.

Через мгновение Софья вернулась, словно и не плакала несколько минут назад. Она встала перед Ароном.

– Спасибо. А теперь скажи, что с тобой произошло. Я хочу все знать.

Арон спокойно выдохнул.

– Ладно, на занятиях у магистра Бэльфаласа я получил повреждения спины. Я не помню все подробности, но он вылил мне на спину красную жидкость. После чего рана затянулась. Мы с Сироном выяснили, что это *Кровь богини*. Вот и вся история, – закончил он.

— Кровь богини, вы в это уверены?!? – Софья пребывала в шоковом состоянии.

— Сирон узнал об этом по симптомам, которые я ему описал.

— Странно, тогда почему ты испытал такую боль, когда я только прикоснулась к шраму? – задумалась кобылка. – Допустим, тогда почему ты мне сразу не рассказал об этом? Можно было бы избежать всего этого.

— Прости, ты так вжилась в роль, что я решил тебе подыграть и удивить, – оправдывался Арон.

— Да, удивил, заставил кобылку плакать.

Мальчик опустил голову. Вот ирония, теперь виноват он.

– Прости.

— Ладно, забудем. Куда теперь ты направишься? – спросила Софья с любопытством.

— В артную, а после к Менелтору, – ответил коротко.

— Это хорошо, вечером я к тебе присоединюсь. Ты не забыл про наш уговор, я надеюсь? – с улыбкой сказала девочка.

– Нет не забыл, хорошо вечером увидимся, – с досадой ответил Арон, разочарованный, что чуть не забыл. После, он оставил кобылку одну, а сам направился в артную.

***

В артной было много пони. Прежде Арон не видел столько народу, и ему снова стало не по себе. Мальчик уже хотел уйти, как к нему подбежал жеребёнок.

Он был младше Арона, коричневого цвета, но с кьютемаркой песочных часов.

— Добрый день, вы студен Арон? – быстро протараторил жеребенок свой вопрос.

Арон поднял правую бровь.

– Да, а что-то случилось?

— Вас вызывает магистр Кирдан. Магистр просил вас как можно быстрее подойти к нему в кабинет, – после сказанного он удалился, оставляя мальчика в замешательстве.

Арон проследил за жеребенком, скрывающимся в артной. Он остался один. «Если магистр Кирдан срочно меня вызывает, значит, что-то случилось. Я должен поторопиться». Приняв каменное сердце, он вошел в артную.

Проходя коридор за коридором, он не обращал ни на кого внимание. Его целью было найти кабинет магистра. Уже через пару минут жеребенок стоял у двери. Постучавшись, фестрал вошел внутрь и закрыл её.

Кирдан сидел, сложив перед собой копыта, через них смотря на мальчика. Рядом с ним, расположившись на кресле и закрыв свой лик капюшоном, восседал незнакомец. Было трудно его разглядеть, из капюшона торчала лишь половина мордочки, а все остальное осталось скрыто.

— Магистр Кирдан, вы вызывали меня? – спокойно спросил Арон.

— Да, вызывал, студен Арон, это касается твоего изобретения. Наш гость тебе все сейчас расскажет, – он указал на незнакомца.

Тот прижался к спинке кресла, скрестил ноги и облокотился копытом на подлокотнике.

– Меня зовут Ларуа. Откуда я — тебе знать не нужно. Как сказал твой магистр, я тут из-за твоего изобретения. Ты понимаешь, что за нарушения заказа, я могу потребовать возмещения убытков?

У Арона ёкнуло в сердце, он и не подозревал, что все так обернётся против него. Опустив голову, он промямлил:

– Нет, сэр.

— Не опускай голову, когда с тобой разговаривают! – повысил голос. Он был с хрипотцой и тяжелый, словно колокол.

Арон испугался, но каменное сердце спасло его. Он не выдал на лице не эмоции, взглянул на незнакомца, подняв обратно голову.

– Простите, сэр.

— Так-то лучше. А теперь поговорим о твоем изобретении. Ты понимаешь, что сотворил? Безжалостное оружие, которое проникая в противника, может вырвать кусок мяса.

— Да сэр.

— И ты, понимая, что делаешь, решил их создать?

— Да сэр.

— Хм… и что мне поделать с тобой, после этого? – явно забавляясь, спросил Ларуа.

Арон прикусил нижнюю губу, но, не сдержавшись, резко ответил:

– Невозможно было по тем чертежам сделать лезвия. Их структура не выдержала бы резкое падение температуры и раскололась. Я нашел другой выход из ситуации, придав структуре более плотный вид. Придав ей больше эффективности в бою. Я не жалею о проделанной работе. Если вам не нравится, заказ я выкуплю и возмещу все убытки! – закончил он, задыхаясь.

Тут Кирдан не выдержал. Ударив по столу, он крикнул:

– АРОН! — но его остановил жест незнакомца.

— Все хорошо магистр, не нужно кричать на мальчика. Он дерзкий, – сделал паузу, – но, понимая в какой он сейчас ситуации, Арон готов принять её, а не убегать, поджав хвост и переводя вину на другого. Он показал себя, я доволен результатом, – было видно, что Ларуа улыбнулся. Магистр, не понимающий, что происходит сел обратно и успокоился.

— Что тут происходит? – громко и возмущено спросил Кирдан у Ларуы.

— Все просто магистр, я ищу того, кто сможет в трудную минуту применить смекалку. И, кажется, уже нашел. Этот мальчик мне подходит, – объяснил он магистру

— Тогда зачем весь этот фарс вы устроили, – не понимал Кирдан.

— За тем, чтобы проверить, не убежит ли он от ответственности. И вот результат. Арон, я хочу предложить тебе работать на меня. Если согласишься, то я все расскажу.

Мальчик онемел. Он никак не мог понять, что только что произошло. Это была проверка, и он её прошел. Сейчас ему предлагают работу, но какую именно жеребенок не знает. Однако, недолго думая, фестрал согласился.

– Ладно.

— Очень хорошо. То, что ты не смог изготовить по чертежу, — это был набросок древнего артефакта. В далеком прошлом существовал легендарный мастер кузнец Азаон. Его кузница находилась на самой высокой горе Эквестрии. По легенде, две сестры света и ночи явились к нему за помощью. Они просили у него создать для них оружие, что позволит освободить Кристальную империю от тирана. Азаон прислушался к словам сестёр. Но чтобы создать оружие, он должен был проверить их души. Он не хотел, чтобы его творения служили злу.

Светлая сестра прошла проверку, и он создал для неё. Алебарду, его метал, сиял на подобии солнца, а рукоять была обшита золотой кожей. После наступила очередь ночной сестры. Азаон был в сомнениях, он видел темную сторону ночной сестры. Но её было очень мало, и кузнец создал меч. Тот был сделан из темного металла, прилетевшего из космоса. Рукоять была простой формы, но по бокам, в противоположные стороны, развернулись крылья, а в центре разместился полумесяц. На этом легенда заканчивается, я не знаю, что произошло дальше. Но кузнец пропал вместе с кузницей. Только остались чертежи. И один из них ты уже видел, – закончил Ларуа свой рассказ.

Но Арон так и не понял, что хочет от него незнакомец. Он увидел реакцию мальчика и продолжил:

— Я хочу, чтобы ты нашел их. Чертежи и сами артефакты сестер. Но ты пока ещё мал для этого. Я дам тебе простую работу — создавать мне лезвия, которые ты изготовил сам. Условия такие: за одну пару — двадцать бит. Металлом я тебя обеспечу, но вот с остальным ты сам, – на этой ноте он встал с кресла и направился к выходу. На миг незнакомец остановился рядом с мальчиком. Он протянул ему мешочек с монетами.

— Это плата за тот заказ, – и ещё дал странную безделушку, которая имела овальную форму. На ней был изображен глаз. Зрачок узкий как у дракона, а вокруг него темно-серый цвет. – Носи его как медальон, на шее, – после чего он вышел.

Арон в шоковом состоянии сидел и смотрел на все это. Магистр подошел к мальчику, положил копыто на плечо и потормошил его.

— Арон, ты как, все хорошо?

Пегас помотал головой в разные стороны, приводя себя в чувство.

– Да, все нормально. Я, пожалуй, пойду, – словно робот, он покинул кабинет.

***

Солнце уже клонилось к закату, но Арон сидел на скамейки и ничего не делал. Его взгляд был направлен на землю. Вдруг хлопанье крыльев вернуло мальчика к реальности. Направив взгляд к источнику шума, он увидел магистра Менелтора. Тот с улыбкой подбежал к мальчику.

— Ну что, готов? Сейчас начнутся твои тренировки, – весело протараторил магистр.

Арон был рад его присутствию, он поможет отвлечься от навязчивых мыслей.

– Да, магистр, – он снял амулет, и крылья приняли свой первозданный облик.

— Приступим, вон там я сделал для тебя кольца. Пролети как можно быстрее через них и вернись обратно, – проинструктировал он фестрала.

Арон, размявшись, взмыл в воздух. Первые секунды были очень тяжелыми, гравитация то и дело тянула его к себе. Но мальчик не сдавался, он чаще напрягал крылья, чтобы достигнуть первого кольца. Вот уже через минуту, он оказался у первой метки, пройдя его насквозь, ему стало легче. Порывы ветра держали его. Мальчик чувствовал себя словно перышко. И это ему нравилось. Но увлекаться нельзя. Первоочередная задача пройти линию препятствия.

Жеребенок рванул дальше, развив хорошую скорость. Один за другим он оставлял кольца позади. Вот осталось последнее, расположенное внизу и требующее сделать резкий рывок. Мальчик не стушевался, сложив крылья вместе, он начал падать. Пройдя с большой скоростью круг, жеребенок раскрыл крылья. Те поймали поток ветра и надулись, словно паруса, замедляя падения мальчика. Оказавшись внизу, Арон постарался приземлиться на четыре копыта. Но получилась как всегда на мордочку.

Магистр остановил секундомер и цокнул языком.

– Могло быть лучше. Давай ещё раз.

И так Арон провел на тренировке полтора часа, пока не появилась она.

— Что вы тут делаете, София Кар!?!- грубым тоном спросил магистр.

Она замялась и прижала ушки, не зная, что ответить. Арон заметил кобылку и сделал крутой разворот, чтобы спикировать вниз. Но планы поменялись. Если он прямо сейчас не окажется внизу, то кобылке несдобровать. Жеребенок снова использовал трюк, сложив крылья, и начал быстрое падение. До земли оставалось всего несколько метров, но мальчик боялся, что не успеет затормозить. Удача улыбнулась Арону, ветер поменялся, и он беспрепятственно раскрыл крылья. Оказавшись на земле, фестрал быстро подошел к магистру.

— Магистр Менелтор, я вам сейчас всё объясню, – он встал между кобылкой и пегасом.

— Хорошо, начинайте, я слушаю, – Менелтор заинтересованно уставился на Арона.

Мальчик рассказал ему все, что произошло в медики. Магистр смягчился и тяжело выдохнул.

— Кто-нибудь ещё знает кроме неё? – поинтересовался он.

— Нет, – уверенно ответил Арон.

— А вы, юная мисс, говорили кому-либо? – обратился магистр к кобылке.

-Нет, – твердо сказала Софья.

— Хорошо, я позволю вам тренироваться вместе. Ему будет полезно летать с кем-то. А то без соперника как-то не интересно. Правда?

— Да, спасибо вам большое, я вас не подведу, – с радостью запрыгала кобылка. И фестрал вместе с ней.

Тут магистр призадумался.

 — Тогда начнем с вашей парной работы, – он хитро улыбнулся.

Арон и София переглянулись. Они поняли, что хитрая улыбка профессора означает что-то плохое.

— Ну-ка, зависли в полете, – приказал Менелтор.

Они вдвоем взлетели и парили в воздухе.

– Великолепно, а теперь примите вертикальное положение друг против друга.

Жеребята исполнили приказ. Арону в таком положении было находиться трудновато, но он держался.

 — Замечательно, теперь Арон прижми Софию к себе, но не плотно. София левое копыто на плечо партнера, правое копыто к левому партнера. Арон правое копыто на талию Софии. Да не бойтесь вы. Делайте, как я говорю.

Арон тяжело сглотнул, он не понимал, что тут происходит, но не выполнять приказ магистра чревато последствиями. Мальчик сделал все сказанное магистром. Софья также не осталась в стороне. У них образовалось подобие танцующей пары.

— Молодцы, а теперь начнем. Слушаем меня внимательно и выполняем все, что я скажу, – хихикнул магистр. И он стал рассказывать, как танцевать. Жеребята, в свою очередь, выполняли инструкцию.

Танец был красивый. Что-то на подобии танго.

Первая фигура — основной шаг (правой ногой вперед), поступательный боковой шаг (с левой ноги) и кортэ (с левой ноги).

Вторая фигура — правый поворот.

Третья фигура — шаг вперед, пауза и левый поворот с выходом в положение променада.

Четвертая фигура — закрытый променад.

Пятая фигура — выход из променада.

Все это магистр говорил и показывал, а жеребята танцевали. Им так понравилось, что они увлеклись и перестали слушать Менелтора. Они сами нашли свой ритм танца и движения. Арон подбросил кобылку верх, та закрутилась вдоль своей оси, и мальчик поймал её, когда она стала падать прямо в его копыта. Фестрал удержал Софью, опрокинул ее голову назад, из-за чего тело приняло подобие мостика. Он рывком подтянул к себе девочку и их взгляды встретились. Они тяжело дышали, глядя друг на друга в течение нескольких секунд. Их мордочки становились все ближе, пока не вмешался Менелтор.

— Так, юные мои жеребята. На сегодня всё, — он постарался скрыть улыбку.

София посмотрела на магистра и резко отстранилась от Арона. Фестрал почесал затылок, виновато улыбнувшись. Они спустились на землю.

— София, можешь идти, а вот Арону придется остаться на часок.

— Но магистр, – запротестовала девочка.

— Никаких «но». Ступайте, сейчас наверняка магистр Арвэн ищет вас, – София грустно вздохнула и улетела, оставив Менелтора и Арона.

— Ну что ловелас, надо снять с тебя напряжения. Двадцать кругов вокруг стадиона, это для начала. А после сорок отжиманий крыльями. Приступить к выполнению, – с улыбкой сказал магистр.

Арон, очумевший от услышанного, потерял дар речи. «Ловелас, снять напряжения, о чем это он?» Не став спорить с магистром, жеребенок принялся выполнять упражнения.

После одного часа утомительных тренировок, Менелтор освободил мальчика. Надев медальон и собрав вещи, он попрощался с магистром и ушел в общагу. Приняв контрастный душ, фестрал думал только он ней.