S03E05
Акт шестой. Я – Антимагии Предвестник! Фатальная ошибка. Между молотом и наковальней

Ошибка восьмая

Поспешишь — поней насмешишь

Дело плохо, так ведь? Шесть волков против двух пегасов, аликорна, чейнджлинга и человека, не имеющего никаких боевых навыков. И если мои друзья хоть что-то могут противопоставить хищникам, то я тут скорее буду только мешать. Если только…

— Никс, — тихо прошептал я, — если ты меня слышишь, мне бы очень пригодилась твоя помощь.

Ага, сейчас, — услышал я у себя в голове сосредоточенный голос. – Дай только кое с чем разобраться. Игрок снял с тебя несколько наложенных мною и Наблюдателем заклинаний, в том числе и взятия под контроль. Я невероятно удивлена тем, что ты восстановил заклинание связи без посторонней помощи, однако для того, чтобы я тебе смогла помочь, нужно какое-то время…

Только меня за это время загрызть успеют, — проворчал я, пытаясь не упустить начало действия на поляне. – Хоть устно проконсультируешь? Как ты с прошлым волком справилась?

Удача, — просто сказала она. – Молодой, неопытный волк. С твоей палкой ты против взрослых волков вряд ли что-то сделаешь.

А с магией? – спросил я, передавая ей свою идею. Она ненадолго задумалась, но ответила.

Рискованно, но если будешь действовать аккуратно, может и сработать. А теперь я попытаюсь восстановить хотя бы часть твоей защиты.

Прыжок волка в мою сторону мог бы стать последним, что я увидел бы в своей жизни, если бы не окрик Наликрис. В последний момент я сделал шаг в сторону и огрел зверя палкой по спине. Учитывая, что он тоже был сделан из дерева, это несильно помогло. Пинок с ноги оказался чуть более эффективным, и волк отскочил, дожидаясь, пока магия восстановит частично разлетевшийся бок. Я же воспользовался сложившейся ситуацией, чтобы посмотреть, как дела у остальных.

Колд Скай парил над своим противником, периодически спускаясь вниз, нанося резкий удар и возвращаясь в недосягаемую зону. Волк безуспешно пытался среагировать на быстрого пегаса, злясь всё больше с каждой атакой. Лиф Виспер избрала другую тактику. Находясь близко к деревьям, она провоцировала волка на прыжок, а когда тот наконец прыгнул, она отлетела в сторону, открывая изумлённому хищнику вид на дерево. И удар о ствол дерева был не единственной бедой для бедного зверя. Одна из веток с хрустом сломалась и рухнула на землю, чудом не задев успевшего отпрыгнуть волка.

На этот раз нападение увидел я сам и выставил перед собой палку. Волк, как и следовало ожидать, укусил её, не долетев до меня полуметра. Но моя радость продлилась недолго. Не прилагая видимых усилий, он просто перекусил палку посередине, оставляя меня с двумя обломками в руках.

— Ой, да ладно! – завопил я. – Как она тогда выдержала?

Шаг назад – и лапа волка свистнула, загребая воздух перед собой. Я кинул в него незаострённым обломком, ни на что не надеясь. Однако, как говорится, дуракам везёт! И на сей раз Фортуна не отвернулась от меня! Обломок попал точнёхонько в глаз волку, и тот взвыл от боли, отходя в сторону и пытаясь достать мешающую палку.

Что, ещё одна передышка? Просто замечательно! Я вздохнул и посмотрел, как дела у наших колдуний. Наликрис и Твайлайт Спаркл парили спина к спине и поражали волков магическими лучами, отгоняя друг от друга угрозу. А из них может выйти неплохая команда, подумал я. Потом я подумал ещё и понял, что волков здесь уже гораздо больше тех шести, что были вначале.

— Да их тут грёбаная стая! – вскричал я.

Справа от меня раздался рык. Я медленно повернулся, чтобы увидеть летящего на меня волка. Я не успевал ничего сделать, чтобы себя защитить, и попытался поднять руку. Глупо, всё равно я уже труп. Очевидно, тень волка, падающая на меня, думала совершенно иначе, и, материализовавшись…

Стоп. Тени ведь не умеют материализоваться, верно?

— Шэдоушейп? – обрадовался я. Так и есть, чейнджлинг обжёг лицо волка магией, а затем мощным ударом низверг зверя обратно на землю. Магия, что поддерживала жизнь древесного волка, исчезла, и ветки рассыпались внушительной кучкой.

— Я вижу, я вовремя, — ухмыльнулся перевёртыш. – Наликрис в порядке, ты сдержал своё слово…

— Да, пока сдержал, — мрачно поправил его я. – У нас есть хоть какие-то шансы?

Чейнджлинг пожал плечами, а затем рванул на помощь Лиф Виспер, которую зажали три волка. Мне же довелось столкнуться с новым противником. Он был гораздо больше остальных, и интересовал его только я.

Нарушитель покоя, — услышал я чей-то голос. – Потревоживший Лес должен быть наказан.

— Никс, — пробормотал я, — сейчас самое время!

Это не так просто, как кажется, тяни время! – услышал я ответ. И в то же время чуть не оглох от рёва вожака стаи.

В этом и проблема – у меня его нет! – крикнул мысленно я, уворачиваясь от ударов. Пару раз он меня цапнет своими коготочками – и прощай мир!

Голос Твайлайт был подобен дождю в период засухи:

— Лови! – Краем глаза я заметил летящий объект. Вытянув руку, я его поймал и оценил. Длинная, достаточно прочная палка, более-менее прямая. Можно использовать как боевой шест.

— Спасибо! – поблагодарил я волшебницу. Готов поспорить, в этот момент она улыбнулась. Ну, теперь у меня появились шансы на успех!

Теперь моё внимание было приковано к вожаку стаи. Тот склонил свою голову и насмешливо смотрел на меня.

Ты надеешься дать отпор силе Леса? Твоя наглость не знает границ.

Я лишь хочу уйти, — ответил я. – Отпусти меня и моих друзей – и я спокойно уйду.

Твоих друзей никто не держит, они здесь по своей воле. И я их отпущу, как только закончу с тобой.

А чем же я провинился? – удивился я.

Игрок, жаждущий уничтожить Эквестрию, должен быть остановлен. Ты – Игрок, и я тебя остановлю.

Но я не желаю зла Эквестрии! – ответил я. – Ты, должно быть, ошибся!

Довольно болтовни, Игрок, — прервал мои объяснения Лес. – Если ты ещё не решил уничтожать этот мир, ты достаточно слаб, чтобы быть остановленным. В любом случае тебя ждёт смерть.

В тот же момент волк прыгнул. Я сделал небольшой шаг в сторону, уклоняясь от прыжка, и прокрутил шест, с силой ударив по волку. Услышав грозное рычание со всех сторон, я увидел, что стая отсекла меня от моих друзей и наблюдала за боем. И я был вовсе не уверен, что они не вмешаются, лишая меня последней надежды на спасение.

Никс! – крикнул я. – Нужна помощь!

Минуту!

Наконец-то! Всё-таки ей я доверяю больше, чем своим рефлексам. Тем временем вожак уже развернулся в мою сторону и выжидал. Моя очередь? Я пораскинул мозгами. Если я нападу, моё положение станет более уязвимым. И Лес вряд ли будет делать мне поблажки. Поэтому я шагнул назад, вновь перехватывая шест. Вожак ухмыльнулся. Какого..?

Удар сбоку оказался для меня огромной неожиданностью. Уже лёжа на земле я осознал, что честной битвы со смертным исходом не будет. Я поджал ноги и резко врезал по стоящему надо мной хищником. Он взвыл и отскочил. Я подобрал шест и выставил навстречу нападающему вожаку. Вовремя! Волк затормозил в самый последний момент.

С чего ты взял, что я – Игрок? – спросил я, по правде говоря, не надеясь получить ответ.

Древнее предсказание, — кротко ответил Лес.

Ах да, предсказание… Вроде Наликрис тоже упоминала про какое-то предсказание. Оно одно и то же или другое? Во всяком случае, чейнджлинг не стала бы вести меня сюда, чтобы Лес меня убил. Или… стала бы? Не вовремя, Харбинджер, не вовремя ты начал сомневаться! Сосредоточься!

- И по этому предсказанию Игрок уничтожит Эквестрию? – Жалкая попытка тянуть время, однако Лес, похоже, клюнул.

Не совсем, но есть намёк…

Почему никто не может мне сказать, что говорилось в том предсказании! – завопил я. – Как будто я – величайшее зло, о котором знают все, кроме меня самого! В конце концов это МОЁ предсказание, не так ли?

Да, Предвестник, это твоё предсказание, — подтвердил Лес, заставив меня в изумлении умолкнуть. – Твоё, и в то же время не твоё. Прошлый Предвестник Тьмы составил это предсказание про своего последователя. И ты его уже знаешь.

В таком случае я не дам тебе себя уничтожить и докажу, что предсказания можно разрушить!

Руна пламени вспыхнула в моём мозгу, и магическая энергия, подчиняясь моей воле, окутала шест и преобразовалась в пламя.

— Ну что, — злобно усмехнулся я, увидев страх в глазах волка, — продолжим!

И в этот раз я пошёл в атаку. Конечно, Лес мог отправить на меня всю стаю волков и покончить со мной, но до этого он должен успеть среагировать на происходящее. К тому же звери боятся огня, а деревянные должны бояться его вдвойне, так что несколько секунд я себе точно выиграл. Шаг за шагом я загонял вожака в угол, вращая шестом и не давая ни секунды на ответные манёвры.

Конечно, всё не могло идти столь хорошо до самого конца, иначе это был бы не я. Я наступил на обломок своей старой палки краем пятки, поскользнулся и рухнул наземь. Шест упал рядом со мной, и на него тут же наступил вожак. Он внимательно и в то же время с какой-то грустью посмотрел на меня.

Впечатляет. Ты достиг больших успехов за такой короткий срок. Я уж было подумал, что ошибся со временем. Даже жаль убивать столь быстро обучающегося противника.

Я отпустил шест и нашарил тот самый злосчастный обломок. Теперь все мои мольбы были о том, чтобы это был обломок с острым концом…

Прощай, Предвестник, — прошептал Лес.

— Прощай, — выдохнул я.

И со всей силы вонзил вспыхнувший обломок в тело вожака. Он взвыл и отступил назад. Я подхватил шест и, опираясь на него, встал на ноги. Вожак стаи выл от боли, не в состоянии отторгнуть ветку, ставшую его частью и воспламеняющую его.

— Прости, — пробормотал я. Волк посмотрел на меня с болью. – Но я умру не сегодня. Тебе стоило просто отпустить меня.

Выражение морды вожака изменилось с искаженного болью на понимающее и он кивнул.

Да, я уже не в состоянии тебя победить. Ты нанёс мне огромный вред, убив лидера стаи. Теперь им придётся выбирать нового, но пока он не появится, они будут разобщены.

Значит ли это, что ты меня отпускаешь? – спросил я.

Не потому, что хочу, а потому, что не могу. Я более не властен над стаей. Они будут слушать только своего вожака.

Я поклонился умирающему волку, выражая своего почтение посланнику Леса. Тот лишь коротко кивнул, прежде чем окончательно превратился в горстку пепла.

Готово! – раздался в голове голос Никс. На какое-то время у меня в мыслях воцарилась полная тишина, прерванная перекати-полем, сотканным из дифференциальных уравнений и криволинейных интегралов. – Я не успела?

Ну, в общем и целом – да, — как можно невозмутимее ответил я, хоть меня и распирало от смеха. Столько усилий – и всё впустую… — А не, можешь посмотреть, чего я тут учудил.

— Харбинджер! Ты в порядке? – Ко мне подлетели Наликрис и Твайлайт.

— Конечно, — улыбнулся я. – А что со мной могло случиться? Я же Курьер Меж Миров, а не какой-то жалкий задрипанный студентишка… хотя с последним я бы поспорил.

Моя улыбка медленно сползла вниз, когда я увидел их опечаленные лица.

— Что..? – Мой голос ухнул вниз.

— Шэдоушейп, — опустила голову Наликрис. – Он выскочил в одиночку против трёх волков и спас Лиф Виспер из окружения, но…

Я бросился в сторону двух склонившихся над перевёртышем пегасов. Три глубоких пореза на боку и два на лице – этого увидеть мне хватило, чтобы понять, что дело плохо.

— Как же тебя угораздило… — бормотал я, подготавливая исцеляющее заклинание. Но уже после лечения первой раны я почувствовал невероятную слабость и чуть не потерял сознание.

Ты потратил большую часть сил на огненное заклинание, — любезно сообщила мне Никс. – Так что вылечить его тебе не удастся…

Заткнись! – рявкнул я. Девушка мысленно отпрянула, а я продолжил распыляться. – Если бы ты успела восстановить связь раньше, всего этого бы не было! Бой закончился бы гораздо раньше, и Шэдоушейп бы не пострадал! Так что я сделаю всё от меня зависящее, чтобы его вылечить!

Умереть от истощения готов? – холодно поинтересовалась она. – Если готов – могу устроить, для меня такой Выплеск сделать – раз плюнуть.

Я не ответил, понимая, что даже если я умру от истощения и всю магию отдам на его лечение, мне не удастся залечить и одной раны из оставшихся четырёх. Поэтому я прервал поток и спрятал лицо в ладонях.

— Прости, — пробормотал я. – Я не в силах больше тебе помочь.

Перевёртыш едва заметно кивнул и попытался меня утешить, но его слова потонули в плаче Лиф Виспер.

— Нет, Шэдоушейп, прошу тебя, не умирай…

Я краем глаза заметил, что стая потихоньку разбрелась, оставляя на поляне лишь нас шестерых да кучи веток и пепла, напоминающих о погибших здесь волках. В полнейшей тишине мы сидели вокруг умирающего перевёртыша, прерываемой лишь всхлипываниями пегаски.

— Харбинджер, — услышал я тихий голос Твайлайт. – Я могу дать тебе часть своих сил.

— И я, — добавила Наликрис.

Я вздохнул и вновь начертил руну исцеления. Магия, что подчинялась мне, закончилась, и я мог лишь направлять поступающую в меня извне энергию принцессы и перевёртыша. Наших общих усилий хватило ещё на одну рану на боку и две на лице. Наконец, обессиленные, мы упали на землю, прерывая магические потоки.

— Нам удалось, — выдохнула аликорн.

— Не уверен, — мрачно возразил Колд Скай, переворачивая чейнджлинга. Увидев его с другой стороны, я еле подавил желание смачно выругаться. Ещё три глубоких борозды, шедших по всему туловищу, убивали все надежды на спасение Шэдоушейпа.

На этот раз молчание воцарилось надолго. Я пытался найти хоть толику магической энергии для перехода на второе магическое дыхание, но, похоже, такой штуки просто не существовало. Наликрис и Твайлайт, похоже, занимались этим же. Колд Скай бормотал извинения по нелепым обвинениям в адрес перевёртыша. А Лиф Виспер в который раз безудержно зарыдала.

Я чувствовал себя полностью опустошённым, как морально, так и физически. Всё моё путешествие было одной большой ошибкой. Я не выполнил поручение, чуть не убил своим присутствием шесть кобылок, а затем недостаточно быстрыми и решительными действиями убил, возможно, единственного чейнджлинга, управляющего тенями.

— Доставьте его в Понивилль, — сказал я, поднимаясь на ноги. – Возможно, случится чудо, и его смогут спасти. Летите.

Они кивнули и, аккуратно подхватив Шэдоушейпа, понесли его в сторону городка.

Харбинджер! – услышал я мысленный зов от того, кого ожидал услышать здесь меньше всего.

Луна, ради всего святого, как ты со мной связалась на таком расстоянии?

Я лечу к вам. За Инсэйн присмотрит принцесса Селестия. Она уже в Понивилле.

Встреть остальных, помоги им. Мне нужно срочно уходить. Если всё так, как ты сказала, и Селестия в Понивилле… Да, кстати, ты дождалась её прибытия?

Нет, улетела за пару минут до неё, а что?

Поздравляю, вы благополучно упустили Инсэйн, — вздохнул я. – Есть идеи, куда она могла бы направиться?

С чего ты взял, что мы её упустили? – обеспокоилась Луна.

Заклинание, которое использовала Твайлайт, временное. Если ты можешь пользоваться магией, может и Инсэйн. А поскольку она из рейнджеров Агиляр…

Вот же чёрт! – воскликнула принцесса. Затем задумчиво протянула: — Вообще говоря, штаб у них остался только в Стэйблсайде. Больше ей укрыться негде.

Тогда выдвигайтесь туда так быстро, как сможете, — приказал я. – Я тоже там буду. Надеюсь, нам хватит времени. До связи.

Опираясь на шест, я посмотрел на петляющую тропу. Итак, да начнётся финальный забег!

***

— А если бы ты слушал меня и делал, как я скажу, ты бы не попал в такую щекотливую ситуацию! – Я в который раз вздохнул и попытался не заорать на Никс.

— Я тебя слушал и встретился с Игроком, которому ничего не смог сделать. Я не мог тебя слышать, он перекрыл связь. И вообще, хватит злорадствовать, помоги лучше.

— Нет, — просто ответила она. – Говорят, на голодный желудок думается лучше.

— А мне не думать надо, — нахмурился я, — а идти, и идти долго. Так что помоги мне, пожалуйста.

— И чем же я тебе помогу? – взвинтилась Никс. – Наколдую тебе еды? Материализуюсь и пойду искать с тобой? Как ты себе это видишь?

— Да хоть материализуйся! – взбушевался я. – Я не дойду до Стэйблсайда, если уж на то пошло! И не смогу завершить дело! И тогда уж делай что хочешь: сообщай в Совет, говори с Наблюдателем, ищи Игрока – вот только я тебе уже буду не помощник!

Никс замолчала. От этого молчания мне, может, раньше и стало бы легче, но не сейчас, когда бурчание в желудке стало столь громким, что сбивало с мысли. Вот оно, моё решение сбежать из Понивилля: уходим без подготовки, а после думаем, что делать. Как и всегда, мои идеи не отличались ни умом, ни сообразительностью.

— Тебе в который раз повезло, — буркнула Никс. – Через десять минут вправо будет уходить маленькая тропинка, ведущая к диким яблоням. Не благодари.

— Угу, — ответил я. И хоть мой ответ не брезжил радостью, в душе я ликовал. Наконец-то я знаю, что мне помогают! Ура! Как же это здорово, вновь получить поддержку Хранителя! Да, Игрок мне помог, но в отличие от него, Никс не требовала ничего взамен. Кстати, висящий надо мной долг меня до сих пор смущал и не давал вздохнуть спокойно. Кто знает, когда я понадоблюсь Тезерону.

Примерно через полчаса я уже возвратился на основную тропу, жуя яблоко. В сумке за плечами было ещё пять-шесть таких же, на завтрашний день. Если экономить – должно хватить.

— Да, хотел спросить кое-что, — сказал я вслух. – А почему Инсэйн и Лес назвали меня Игроком? Разве я не Курьер?

Никс меня услышала, в этом я был уверен. Но вот ответа я ждал довольно долго. То ли она решала, стоит ли мне это знать, то ли советовалась с Наблюдателем – кто знает… Я уже начал забывать вопрос, когда услышал ответ, еле слышный, и казалось, что он предназначался не мне.

— Когда Курьер нарушает правила мира, в котором он находится, его начинают считать Игроком. Вообще говоря, граница между понятиями – дело тонкое… Избранный – это тот, кто может перемещаться между мирами, Наблюдатель – следящий за одним или несколькими мирами, Игроки – действующие в этих мирах. Наблюдатели и Игроки не сдерживаются законами одного мира, они могут их нарушать. Хранители и Курьеры – аналоги Наблюдателей и Игроков, но только они более жёстко связаны законами миров. Более детально тебе при встрече расскажет Этернити, если вы ещё раз встретитесь.

— Спасибо, — улыбнулся я. Что ж, хотя бы здесь я ответ получил. Но всё же не до конца. – А какое правило я нарушил?

— Владение магией при магической непроницаемости, — пояснила Никс. – Чтобы не вызвать подозрений Совета, мне пришлось снять магическую непроницаемость, потому что перекрывать твой канал магической энергии опасно. Он слишком силён, чтобы лишение тебя магии не спровоцировало побочных эффектов, как, например, Выплеск.

— То есть технически я снова Курьер? – подытожил я.

— Технически – да, а на практике… Если ты переступил барьер законов единожды, ты легко найдёшь способ переступить его и в следующий раз. Может в другой форме, но ты снова нарушишь закон какого-то мира. И если тебя зарегистрируют, ты официально станешь Игроком.

— А почему не Наблюдателем?

— Потому что звание Наблюдателя даётся лишь отличившемуся Хранителю, не переступившему законы, — вздохнула Никс. – А чтобы стать Хранителем, нужно долгое время жить в чужом для тебя мире. Ну или попасться на глаза Наблюдателю, ищущему протеже.

— Что-то я немного запутался, — помотал головой я. – Итак, есть четыре типа Избранных, так? Курьеры – низшие…

— Низшими их никто никогда не называл! – возмутилась Никс.

— Но фактически они низшие, — невозмутимо продолжил я. – Так, Курьеры – низшие, затем Хранители, на вершине Наблюдатели и их Совет. А Игроки стоят особняком от всех этих… Законопослушные и нет. Верно?

— Ну, если тебе так проще, то да, — вздохнула Никс.

И всё равно в моей голове что-то не укладывалось. На стороне закона – три фракции, против – одна. Когда возникает недоразумение между двумя Наблюдателями, они начинают действовать через Курьеров, которых направляют Хранители, и через Игроков, которым просто чихать на всех. Сверху на всех смотрит Совет, в который, как я понимаю, входят Наблюдатели и Игроки, иначе одной из сторон уже бы не было.

— Никс, — позвал я, поняв, что меня тревожило. – Помнишь, ты рассказывала про вражду Избранных?

— Да, помню, — ответила она.

— Ты ещё сказала, что Избранные поняли бессмысленность войны между собой и создали Совет…

— К чему ты клонишь? – в её голосе я услышал явное раздражение. Я вдохнул воздуха и задал главный вопрос:

— А тот, кто понял бессмысленность войны, кем он был до её окончания и после? Или если их было несколько… Это-то ты должна знать, верно?

Повисло недолгое молчание.

— Знаешь, Харбинджер, — озадаченно отозвалась Хранитель, — ты умеешь задавать вопросы. Есть упоминание о том, что он стал потом главой Совета, но ни имени, ни звания Избранного нигде не упоминается… Я попробую спросить у Этернити, и если узнаю что-нибудь – сообщу тебе.

— Так что, в который раз до связи? – усмехнулся я.

— До связи, Харбинджер, — тепло ответила Никс. Я почувствовал, как обрывается связь, и через короткое время увидел конец тропы.

Вечнодикий Лес позади.

***

Описывать всю дорогу до Стэйблсайда я не буду. Отмечу лишь, что пришлось в какой-то момент идти чуть ли не по шпалам. С одной стороны – гористая местность, в которую я сворачивать не хотел, потому что боялся потерять из виду железную дорогу, с другой – лес, в который я не хотел идти по той же причине. Какое-то время дорога петляла, а затем разделилась на две. Если я правильно помню, поверни я налево – очутился бы в Филлидельфии, в которой мне делать нечего. Но я свернул направо, и через какое-то время дорога выпрямилась, и горы по правую руку постепенно сошли на нет. Пройдя чуть в сторону от путей, я устроился на ночлег. Не так удобно, как в Понивилле, но вполне приемлемо.

За всё время моего похода в ту и другую сторону прошло по одному поезду. Второй поезд я заметил уже когда подходил к Стэйблсайду. В принципе, этот городок не так уж сильно по внешнему виду отличался от Понивилля, за исключением замка Твайлайт, который здесь отсутствовал, и морского воздуха, который здесь присутствовал. Достав последнее остававшееся к тому моменту яблоко, я направился на поиск станции прибытия поезда. В который раз безуспешно за почти сутки я позвал Никс, прежде чем услышал мысленный голос Луны:

— Харбинджер, ты уже здесь? Так быстро?

— Есть такое, — ответил я. – Иду встречать. Или вы сами меня встречать будете?

— Сами, — произнесла аликорн, приземляясь неподалёку от меня. Сразу за ней подлетели Рейнбоу, Твайлайт и Торнадо.

— Что с Шэдоушейпом? – сразу спросил я. – И где Лиф Виспер и Колд Скай?

— В больнице были удивлены столь неординарному пациенту, и приняли только при условии, что кто-то останется за ним наблюдать. Вызвался Колд Скай, — ответила Торнадо.

— А что насчёт Лиф? – повторил я.

— Ну, скажем так, — улыбнулась она, — если бы не её поддержка, Шэдоушейпа мы бы доставить не успели. Не знаю, чем он ей понравился… короче, Колд Скай решил присмотреть за ними обоими.

— Теперь начистоту, Харбинджер, — посерьёзнела Луна. – По какой причине ты сбежал из замка Твайлайт? Если ты прав, мы тебя защитим, и ты это знаешь.

— От того, от чего убегаю я, не защитите, — категорично заявил я. – Знакомо ли вам имя Террифер?

— Что? Неужели он вернулся? – распахнула глаза принцесса ночи.

— Пророчества сбываются, принцессы, и даже если вы о них забыли, мы о них помним, — самодовольно усмехнулась Торнадо.

— Я знаю о нём только из той книги, что ты оставил, — Твайлайт прижала уши, — но даже по этой скудной информации понятно, что мы должны его изгнать. Только каким образом?

— Разве Элементы не у тебя? – удивился я.

— Дискордовы семена, — просто объяснила она. Я тут же отвесил себе мысленную оплеуху. Как я мог забыть?

— Ты забываешь, моя бывшая ученица, что ты и твои подруги сами являетесь Элементами Гармонии, — услышал я тот голос, который боялся услышать больше остальных. Сглотнув, я медленно обернулся назад. Передо мной стояла принцесса Селестия. Величественная и прекрасная, её вид вызывал восхищение, но меня он бросал в неимоверный ужас. Магия? Возможно… Значит, любой виноватый перед ней чувствует себя так же?

— Принцесса Селестия! – Торнадо тут же склонилась перед правительницей Эквестрии.

— Сестра! – улыбнулась Луна. – Не ожидала тебя здесь увидеть. Зачем ты здесь?

— Террифер, — ответила Селестия. А после недолгой паузы продолжила. – И Харбинджер.

— Зачем вам Харбинджер, принцесса? – участливо поинтересовалась фиолетовый аликорн.

— Это касается только нас двоих, Твайлайт, — улыбка Селестии исчезла. – Можете ли вы оставить нас наедине?

Троица кивнула и полетела в сторону Стэйблсайда. Я остался один на один с солнечной принцессой, и никто не мог, да и не захотел бы мне помочь.

— Пройдёмся? – предложила Селестия. В её голосе не осталось и намёка на дружелюбие. Я пожал плечами.

Какое-то время мы шли в тишине. Она – задумчиво всматривающаяся в сторону моря, и я, обречённо глядящий себе под ноги. Затем мы остановились неподалёку от воды. Тогда она и начала говорить.

— Прежде чем принять какое-либо решение, я хочу услышать историю, какой её видишь ты. Маловероятно, что это изменит моё решение, но я не хочу ошибиться.

Я вздохнул и подчинился. Я рассказал ей обо всём, начиная с момента попадания в Эквестрию. О дороге в Понивилль. О первой встрече с пони. О книге, подаренной Доброжелателем. Упомянул также, что Доброжелателем мог оказаться Дискорд. О Никс и Тезероне я тоже рассказал, правда, утаил от неё, кто они на самом деле. О моих злоключениях в мирах иллюзий носителей Элементов. Селестия внимательно слушала, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Когда она попросила показать Антиэлементы, я показал, и больше она ими не интересовалась.

— Ну что ж, — сказала она после моей истории, — я вижу, что не зря дала тебе шанс рассказать свою историю.

— И теперь Ваше решение будет ещё хуже, так, принцесса? – уныло пробормотал я.

— Называй меня Селестией, Харбинджер, — улыбнулась она. – Курьеры Меж Миров – редкость в нашем мире. Не удивляйся, я многое знаю о Курьерах и Наблюдателях. В конце концов, Дискорд сам был одним из них.

— Сентин, — кивнул я.

— Да. Он очень долгое время был Наблюдателем в этом мире. Но затем появился Дарк Харбинджер, и он стал Игроком в своём же мире. И нам с сестрой пришлось его усмирять.

— А как вы связаны с Избранными? – спросил я.

— Мы с сестрой – исполняющие обязанности Наблюдателей в этом мире, — охотно поведала Селестия. – Ведь у нынешнего Наблюдателя, как я знаю, слишком много миров, чтобы уследить за всеми сразу. Поэтому он назначил в каждом из них своих заместителей, которые предоставляют отчёт каждые полцикла.

— Полцикла – это сколько? – не понял я.

— Вообще цикл – это промежуток времени в Проходе Меж Миров, — отвечала принцесса. – И в каждом мире он течёт по-разному. Даже в одном мире он идёт неоднородно.

— Так вот почему я иногда не могу достучаться до своего Хранителя, — задумчиво протянул я.

— Да, — кивнула Селестия.

— Так что же ты хотела бы со мной сделать? – поинтересовался я.

— Если бы я не выслушала твою историю, я бы отправила тебя обратно в твой мир, — улыбка Селестии стала безумной. Я слишком поздно понял опасность висящую надо мной. Принцесса обхватила меня обоими копытами и взлетела, поднимаясь всё выше и выше.

— Но теперь я кое-что поняла. В тебе находится один из духов прошлого, когда-то величайшего Игрока Меж Миров. Ты назвался его именем! И теперь, когда Совет вновь хочет развязать войну миров, настало время освободить истинного Дарк Харбинджера!

С этими словами она отпустила меня. И так начался мой полёт.

Полёт. Давняя мечта человечества…