Автор рисунка: MurDareik
Чуть-чуть из истории Понивилля: часть 1 Чуть-чуть из истории Понивилля: часть 3

Чуть-чуть из истории Понивилля: часть 2

В каждом городе, в каждом месте, где доводилось бывать Гринхуфу, было что-то особенное. В Филлидельфии и Мэйнхэттене – восхитительные курорты, театры, а также высокоразвитая промышленность и богатая история. В Хуфингтоне и Мустанджии есть с кем устроить забег, сразиться в копытном армрестлинге или же просто отдохнуть среди хороших пони. А что же, позвольте спросить, особенного в Понивилле? Грин задавался этим вопросом с самой первой минуты своего прибытия в город. Ведь по сути дела он ничем не отличается от других. Все, так же как и везде: те же дороги, те же пони, те же дома…но никаких попыток показать свой город с лучшей стороны! Этому городу это просто не нужно. У него есть то, что почти отсутствует у других городов. Это то, что Грин называл «семьёй». Но не в том смысле, в каком мы привыкли это понимать. Для этого жеребца слово «семья» означало нечто большее. В его понимании это не только родственники по крови, но родственники по интересам, по душам. Это и было тем козырем, что выделяло Понивилль среди прочих мест проживания пони. Теперь же, ступив на всем так знакомые земли фермы Эплов, Гринхуф понял, что у этого города, есть ещё одна фишка. Но она, к сожалению, была понятна лишь ему одному, поскольку тот сам когда-то был работником на ферме. И всё это ему как никому другому было знакомо и до глубины души приятно. «Здесь все, так же как и дома! Поразительно! Я уж было думал ничто не сможет мне показаться таким знакомым…Эх!..А ведь я даже не знаю как там мама с папой.» -, на душе у жеребца заскребли кошки. Хоть он и отправлял каждые полтора месяца им письма с деньгами, поскольку знал, что у них нехватка рабочих копыт, но всё равно какая-то боль в душе, тем не менее, мешала ему спокойно спать. Родители его не одобряли такой путь жизни, но поскольку именно во время своих приключений «малыш Грини» получил кьютимарку, им пришлось смириться и принять уход сына как должное. Они уже потеряли всякую надежду увидеть его снова и только письма, что он посылал, согревали душу лучше всяких дров:

Мам, пап с Днём Согревающего Очага вас! Спасибо, что не забыли про меня и прислали ту посылку. Мам, твой вишнёвый пирог как всегда безупречен и мы его вместе с моими друзьями съели без остатка! Слушай, впервые вижу, чтобы пони, никогда не пробовавшие вишни, с таким наслаждением ели с ней выпечку! Не буду называть имён, но один из них даже попытался съесть коробку, поскольку та была вся насквозь пропитана сиропом. Скажите Бёрн Смэшу и Фрост Стар, что я про них не забыл. Как просили, передаю им к празднику коробку овсяно-шоколадных конфет. Как они там? У них уже есть кьютимарки? Скучают, небось, без старшего брата? Лично я очень. И ещё кое-что: если мне не изменяет память, то папа вроде просил разузнать насчёт средства против боли в спине. Я спрашивал у местных, и мне не просто дали рецепт, но даже подарили небольшую баночку этой мази. Рецепт я прочитал и, по-моему, в нём нет ничего сложного. Зверобой, вроде, растёт у нас на заднем дворе, хотя вы обещали его выполоть. По словам здешних, пони, это средство очень сильное, но не буду спешить с выводами, ведь у каждого из нас своя реакция на подобные народные крема. Если сработает, то будем считать это моим праздничным подарком. Могу поспорить у вас там уже снег выпал. А вот здесь в Хеллоу Шейдс, даже и морозом не пахнет! Нет, ну, серьёзно, что за День Согревающего Очага без снега?! Я спрашивал у местных пегасов, могут ли они как-нибудь исправить эту ситуацию, но те говорят, что здесь чересчур жарко и снежинки превратятся самый настоящий ливень. Кстати мам, я не знаю, как ты узнала, что я остановился в Галлопин Гордж, но могу сказать точно – тебе очень повезло, что мне успели отдать посылку. Я уже было собирался уезжать оттуда, как вдруг ко мне подбегает жеребёнок и передаёт коробку. Ты не представляешь, как я был ошеломлён! Как договаривались, высылаю вам положенную сумму: 1500 битов по новому курсу. Если вы ещё не знаете, но не так давно была введена новая себестоимость. Вот это я называю чудовищная инфляция! Что там, у Селестии на уме творится, я без понятия. Скажу лишь одно: возможно скоро я вернусь домой! Но сначала мне нужно проверить одну вещь. Если всё удастся, то мы сможем выйти из всего этого кризиса… Но об этом как-нибудь в другой раз, а пока лишь могу пожелать вам хороших праздников. До следующей переписки, и, всем удачи!

Это письмо родители Гринхуфа хранят с особой тщательностью. Ведь ничто не может быть так приятно сердцу как весточка от столь близкого тебе пони. Особенно когда в нём сообщается о его возвращении! Но позвольте, а что же у этого жеребца было за дело такое, из-за которого тот откладывал своё воссоединение с семьёй?

Пройдя ещё пару метров, торговец решил взглянуть, на яблони чуть поближе. «Если я всё правильно понимаю, то такой окрас и форму должен иметь сорт «Голден Делишес»», — произнёс тот, подойдя к дереву вплотную. И тут произошло то, чего он совершенно не ожидал. Песок под его ногами вдруг взвился, а самого жеребца что-то резко потянуло вверх, сжимая его ноги так сильно, что Грин не мог пошевелить даже кончиком копыта. Когда туман из пыли рассеялся, жеребец понял, что попал в сеть-ловушку, сделанную из достаточно прочной бечёвки, чтобы та смогла выдержать его вес.

–Эй! Что за дела?!

К сожалению, все попытки жеребца выпутаться были тщетны. Ловушка была сделана на совесть и, судя по всему предназначалась для кого-то покрупнее, нежели он сам. Хоть Грину и доводилось встречать пони, у которых не особо было хорошо с дружелюбием, но на сей раз это переходило все границы!

–Интересно кому понадобилось ставить эту сеть? Здешние вроде довольны своей жизнью, так что не думаю, что в этом городе есть воры. Тут, наверное, паразиты водятся, но зачем тогда ловушка? Достаточно просто хлорофоса и вредителей, как ни бывало.

Возможно, его размышления продлились бы ещё пару минут, если бы их не прервал чей-то женский голос.

–Так-так-так. Ну и чо эт мы тут делаем? – хозяйкой этого голоса оказалась земная кобыла, одетая в коричневый ковбойский жилет с тремя позолоченными звёздочками на каждом плече. На шее у неё висел небольшой узорчатый платок нежно-кремового цвета. Подобно нашему герою она имела такой же салатовый оттенок шерсти, однако, грива её была белого цвета. Будучи заплетённой в две большие косы, она опускалась кобыле до самых плеч, хотя большая часть волос была скрыта под красным чепцом.

–Зависаем, как видите.

Грин понимал, что всё произошедшее является простым недоразумением и пытался смотреть на вещи с улыбкой. Но его собеседница почему-то решила, что тому захотелось поехидничать.

–Я имела в виду, чо ты забыл на моей ферме?

–Я к вам по делу пришёл. На секунду остановился, чтобы взглянуть на яблоки, вдруг БАЦ! и я уже вишу тут как муха в паутине!

–В паутине или нет, но теперь тебе не выпутаться. Признавайся, куда ты их дел?!

–Кого их? – торговец недоумевал, о чём говорила эта фермерша.

–Яблоки куда дел?!

–Так погодите секунду…вы хотите сказать что…НУ, ЗНАЕТЕ ЛИ!!! Как меня только не обзывали: и пустышкой, и малявкой, и рыжим сморчком и даже недоноском!! Но ещё никто, повторюсь, НИКТО!! Не смел называть Гринхуфа вором!!!

–Красиво говоришь, но чой-то мне всё равно слабо верится.

–Не ну вы меня удивляете! Я простой торговец семенами и…да что я перед вами распинаюсь?! Вы что телеги позади меня не видите?

И действительно, повозка жеребца хоть и была закреплена на его боках, но из-за своих габаритов не вошла в капкан и свисала подобно плохо закреплённой вывеске. Её владелец практически не чувствовал никакой боли или тяжести, но всё же скованность в его движениях была. Обидно было то, что большая часть пакетиков с семенами выпала из своего хранилища, а их содержимое перемешалось с землёй. В результате получилась такая каша, что ничто уже не могло спасти её от отправления на свалку. А жаль…

–Милок ты уж извини. Я то думала ты меня обмануть хочешь,- их разговор теперь проходил на земле, когда ловушка была уже разряжена, — Не серчай.

–Эх! Проехали. Что было, то было, — ответил пострадавший, собирая остатки тех семечек, что не были покрыты землей, и сорта которых тот мог более или менее отличить друг от друга.

Жеребец понимал, что и сам поступил неправильно. Ведь это же не его яблони. В конце концов он мог бы просто спросить у хозяйки вместо того чтобы потом перед ней оправдываться.

–А знаете, я ведь уже получал на орехи из-за своего любопытства. Помню, случай один со мною в шесть лет произошёл. Я маме на день рождения розы хо тел подарить, а денег не было, вот и решил сорвать парочку. А росли они только у моего знакомого…Нет вы не подумайте, я не собирался их красть, просто хотел узнать сможет ли он мне их одолжить. Объяснил его родителям, что и как ну те мне и говорят, что самим нужны. А вот с шиповника, пожалуйста, «рви сколько влезет». Я их поблагодарил и понёсся. Нарвал пять цветков и слышу какое-то жужжание. Прохожу чуть дальше…заглядываю в кусты…а там осиное гнездо!!! Я галопом несусь прочь оттуда, а те меня в пятую точку жалят! Спасибо речка была неподалёку. В общем, домой возвращаюсь, на голове тина, весь мокрый, грива растрёпана, тело в царапинах от шиповника, а круп…ладно, про него я промолчу.

–Ха-ха-ха! Ну, даёшь! А с подарком то что?

–Да, я думаю, маме и моего вида было достаточно. Но розы я ей подарил…две штуки.

–Ха! Да как же ты так?! Иль не знаешь, что нельзя дарить чётное число?

–Маленький был, многого не знал. Как впрочем, и того, что нельзя «одолжить» цветы.

–Это ещё ничего. Когда мне было шесть лет, я и не такое вытворяла!

–Как же она похожа на мою маму», – с улыбкой на лице подумал он, – Такая же задорная и строгая одновременно. Аж на душе приятно стало.

Яблоневый сад уже начинал редеть, открывая взору, залитую солнечный светом долину. Дойдя, наконец, до амбара, который в результате оказался домом хозяйки, наши герои остановились, дабы слегка передохнуть.

–Так как говоришь тебя зовут?

–Я ж сказал, Гринхуф.

–Чтож, Гринхуф, вижу я в тебе ошиблась. Ты на вора не похож, как раз таки наоборот.

–Спасибо, — хоть тот и понимал, что кобыла констатирует факты, ему, тем не менее, было приятно ещё раз это услышать.

–Но всё же, чем я могу тебе помочь?

–Я слышал у вас тут неплохой сидр продают и…

–Шутишь?! У нас лучший сидр во всей округе! Как раз через пару дней будет ярмарка, и мы собираемся впервые за пять лет возобновить производство вольт-яблочного сидра!

–Кстати насчёт этих яблок…за сколько я могу их у вас купить?

–Два бита за штуку, шестнадцать битов за баночку варенья, а за…

–Нет, нет, я не это имел в виду. Я хочу купить у вас их семена. Ведь если бы я их выковырял из плода, то это считалось бы воровством.

Секунды две длилось молчание.

–М-м-м-да-а-а… — задумчиво произнесла фермерша, поднеся правое копыто к подбородку. Глаза её смотрели куда-то вниз, — Два раза ошибиться в одном и том же пони…такого со мной раньше не было.

–Если вам неугодно мое предложение насчёт «купить» то, как насчёт « отработать», — между каждыми частями предложения он делал приличной длинны паузы, — я сам вырос на ферме и прекрасно знаю, как и что нужно делать.

–Эх…Сынок, послушай, я не могу тебе их отдать просто так. Этот сорт яблок очень редок и прихотлив. Поверь мне, тебе придётся выучить больше пятидесяти примет, а уж про ухаживание за ними так я вообще молчу.

–Мам, ты меня звала? – из-за стога сена выглянул жеребёнок лет десяти. Его грива, цвета спелого яблока, была коротко пострижена, и создавалось впечатление, будто на голове у него сидел ёжик. Шерсть же его была похожа на шерсть Эпл Блум.

–Нет, сахарок. – ответила та улыбнувшись, — О кстати, Гринхуф! Познакомься с моим сынком – Эпл Баком (Apple Buck).

–Ну, здорово, малой, – улыбнувшись, жеребец протянул ему копыто.

–Рад познакомиться, — без капли робости ответил тот, — мам, я сделал всё как ты просила. Теперь никто не сможет даже попытаться украсть наши яблоки!

–Знаю. Твой последний капкан сработал как надо…Точно! Гринхуф!

–Э…ну да я попался тогда в него и что с того?

–Нет, ты меня неправильно понял. Я просто задумалась, если ты действительно хочешь получить семена, то возможно, для тебя найдётся кое-какая работёнка.

–Кажется, я догадываюсь, о чём вы. Я принимаю ваше предложение Мисс…э…Секунду! А как вас вообще зовут?

–Разве я не представилась? Хм. Меня зовут Энни Смит.

–Так и быть Мисс Смит, я согласен быть у вас ночным сторожем.

–Почему это сразу ночным? Нужно подготавливаться днём, чтобы потом быть во всеоружии. Эпл Бак тебе всё покажет.

Грин ещё раз взглянул на жеребёнка словно желая узнать на что тот способен.

–Чтож веди меня юный мастер.