Автор рисунка: MurDareik
02 Дружеский секрет 04 Тучи на горизонте

03 Школа и воспоминания

Школа и воспоминания

Никс стояла рядом с Твайлайт, прижимаясь к её ноге, и с опаской смотрела на раскрашенное в различные оттенки красного и окруженное пышным зеленым парком здание, перед которым они сейчас стояли. Стены строения были украшены розовыми сердечками, и даже флюгер на крыше колокольной башенки заканчивался сердцем, придававшем ему сходство со стрелой Купидона. Позади здания виднелась игровая площадка, а перед входом располагались флагшток и фигурный куст, подстриженный в форме пони в странной шляпе с плоским квадратным верхом, украшенным свисающей кисточкой.

Это место всем своим видом приветствовало молодых пони и хранило детские воспоминания большинства жителей Понивилля. Храм знаний, в котором жеребята делали свои первые шаги к светлому будущему и заводили друзей. Это была начальная школа Понивилля, где кобылка с шёрсткой цвета шелковицы, Черили, дарила знания своим ученикам.

И это место чрезвычайно пугало Никс.

— Мне действительно нужно туда идти? — спросила чёрная кобылка, пытаясь получше спрятаться за ногой Твайлайт.

— Да, — ответила Твайлайт.

— И надолго? — прохныкала Никс.

— Ты записана в первую смену, так что как раз к обеду закончишь, а потом я тебя заберу домой.

— Но раньше я не ходила в школу. Почему я должна ходить сейчас?

— Для тебя очень важно получить хорошее образование, — ответила Твайлайт, хотя это была не единственная причина. Несомненно, для Никс важна учёба, но школа была ещё и частью маскировки. Так будет легче убедить других пони, что Никс — всего лишь обычная единорожка, кузина Твайлайт.

К тому же, в последнее время Никс стала несколько надоедливой. У неё была практически неутолимая жажда знаний, из-за чего у Твайлайт никак не получалось продолжить изучение заклинания культистов. И хотя она считала любопытство кобылки прекрасным качеством и вполне его поддерживала, ей нужно было время для своих исследований... ну и, может быть, пару часов для себя.

— А не могу я просто остаться с тобой в библиотеке? — продолжала упрашивать Никс.

— В школе ты узнаешь много нового. Ты уже училась у меня и Рэрити, это ведь было весело? Теперь пришло время учиться у Черили вместе с другими жеребятами.

— Я знаю тебя и Рэрити… но Черили… А что, если она злая?

— Не беспокойся, Черили очень милая, — слегка хихикнув, ответила Твайлайт. — Просто слушай её внимательно и соблюдай правила. То есть и правила Черили, и мои. Не забыла?

— Не снимать жилет, не снимать очки, никому не рассказывать, что у меня есть крылья, и не использовать магию, кроме как для письма.

— И постарайся завести друзей, — добавила Твайлайт, потрепав копытом гриву Никс. Та с визгом и хихиканьем поймала ногу единорожки, а затем с любопытством спросила:

— Насчет друзей… Это действительно так важно?

— Важнее всего на свете, уж поверь мне, — услышав звон школьного колокола Твайлайт шагнула вперед. — Пойдем скорее, а то опоздаем.
~~~

— Доброе утро ребята, — нараспев произнесла Черили, заходя в класс.

— Доброе утро, Черили, — отозвались ученики, кто-то искренне, а остальные просто в угоду учителю.

— Прежде чем я начну урок, у меня есть небольшое объявление: у нас новенькая, её зовут Никс, — Черили легонько подтолкнула чёрную единорожку. — Я надеюсь, что вы хорошо примите нашу новую ученицу.

— Да, мисс Черили, — отозвался класс.

— Молодцы, — довольно кивнула Черили. — А теперь выбери себе место, можешь занять любую свободную парту.

Никс кивнула, бросив взгляд на шестнадцать парт. Все ученики сидели с одной стороны, оставив свободным целый ряд, пристроенный слева прошлым вечером. Никс осмотрела все места, задумавшись над тем, какое бы ей занять. Твайлайт сказала ей выбрать место поближе к учителю, но малышка не чувствовала в себе достаточно смелости, чтобы сесть в первом ряду, не в первый день, во всяком случае.

Она выбрала вторую парту и, положив свои сумки, села. Справа от неё оказалась земная пони светло-фиолетового цвета с сиренево-белой гривой. Никс не могла не обратить внимания на тиару, украшавшую голову кобылки и очень похожую на её кьютимарку.

Только теперь Никс заметила, что пони, которую она рассматривала, тоже смотрит на неё, и этот взгляд не предвещал ничего хорошего. Кобылка с тиарой выглядела раздражённой, как будто само присутствие новенькой было для неё оскорбительным. Никс отшатнулась от неё и в волнении совсем было растерялась… но потом она вспомнила слова Твайлайт. Она должна была попытаться завести друзей.

Собрав всю свою смелость, Никс робко улыбнулась и помахала копытом, но пони с тиарой лишь фыркнула и отвернулась, задрав нос.

Никс расстроенно рухнула на своё место и положила голову на стол. Она оглядела остальных жеребят в классе, но даже те, кто украдкой на неё поглядывали, едва заметив её взгляд, тут же отворачивались.

Нахмурившись, она повернулась к доске и стала наблюдать за что-то пишущей мелом Черили, придя к однозначному и, по её мнению, неоспоримому выводу.

В школе будет совсем не весело.

~~~

В школе было замечательно!

Никс улыбалась счастливой улыбкой, её рог мягко светился, заставляя перо лихорадочно метаться по листу бумаги, делая заметки. Черили начала урок с истории о том, как земными пони был основан Понивилль и почему в городе так гордились древними традициями, такими как Уборка Зимы и Забег Листьев.

— Итак, есть ли у вас какие-нибудь вопросы, прежде чем мы пойдем на перемену? — спросила Черили, не ожидая, впрочем, что кто-то поднимет копыто. Её учеников перемена обычно интересовала больше, чем новые знания. Поэтому учительница не смогла сдержать улыбку, заметив одинокое поднятое копыто — чёрное копыто, которое поднималось уже несколько раз за этот урок.

— Да, Никс, о чём ты хотела спросить?

— Как убирали зиму во времена, когда в Понивилле не было пегасов?

— О! Это очень хороший вопрос, Никс. Все знают, что по традиции магия во время Зимней Уборки не используется, но очень немногие обращают внимание на тот факт, что, когда эта традиция только зародилась, пегасов в Понивилле ещё не было.

— Так как же они разгоняли облака и приводили птиц с юга?

— Ну, если ты не против пойти на перемену чуть позже чем обычно, я расскажу. В то время земные пони…

И Черили продолжила, углубляясь в рассказ. Никс с удовольствием принялась делать новые заметки, но скоро ей пришлось прерваться, потому что что-то ударилось об её голову. Посмотрев на пол, она обнаружила скомканную бумажку, а подняв голову — хмурое выражение лиц одноклассников, расстроенных отложенной переменой.

Никс отвернулась и раздосадовано уставилась в свои записи, не понимая, что же она сделала не так, ведь она всего лишь задала вопрос, ей было просто любопытно.
~~~

— Ух, как же хорошо наконец вырваться из класса! — сказала Эпплблум четверть часа спустя, когда Черили закончила рассказ о том, как земные пони управлялись с облаками. — Я так рада, что Черили не отменила перемену из-за вопроса той новой кобылки.

— Но ведь круто было послушать, как земные пони разгоняли облака и возвращали с юга птиц без помощи пегасов, — сказала Твист, когда они с Эпплблум спускались по ступенькам к игровой площадке.

— Да, было круто, но перемена всё равно лучше. Так чем ты хотела заняться?

Твист указала копытом на школьную спортивную площадку, где несколько их одноклассников уже начали гонять мяч.

— Мы можем поиграть в хуфбол со Скуталу и Свити Белль.

— Неа, — после недолгих раздумий покачала головой Эпплблум, — мы всю прошлую неделю в него играли.

— Хочешь, на качелях покачаемся? — спросила Твист.

— Вот это уже звучит неплохо, — ответила Эпплблум, и подруги побежали к качелям. Твист успела первой и запрыгнула на деревянное сиденье.

Эпплблум встала рядом, ждать своей очереди. Она наблюдала за подругой и улыбалась всё шире, глядя, как та подлетает выше и выше, достигая поистине впечатляющих высот. И хотя Эпплблум видела и более высокие подлёты на качелях, всё равно результат был довольно солидный.

— Эй! — позвала её Твист, в очередной раз качнувшись вверх.

— Что такое? — крикнула в ответ Эпплблум.

— Кажется… Сильвер Спун… и… Даймонд… Тиара… говорят… с новень... кой, — объяснила Твист в те моменты, когда проносилась на качелях мимо Эпплблум. Жёлтая кобылка повернула голову в ту же сторону, куда смотрела подруга, и увидела, что две школьные задиры остановили новенькую, когда та вышла на перемену. Они разговаривали на пороге школы, и, судя по всему, это была не самая приятная беседа.

— Как ты… думаешь… о чём… они… говорят?

— Ни о чём хорошем, ты же знаешь эту парочку, — Эпплблум бросилась к школе. — Твист, подожди меня здесь, я сейчас вернусь.

— Хоро… шо! — продолжая раскачиваться, прокричала Твист и стала наблюдать за тем, как подруга пересекает игровую площадку, приближаясь к тому месту, где стояли Даймонд Тиара, Сильвер Спун и новенькая кобылка.
~~~

— Знаешь, мы не любим, когда ботаники вроде тебя пытаются лишить нас перемены.

— Эти уроки и так скучные, и без твоих дурацких вопросов. Нам хватает и тех, что задает Твист. Не так ли, Даймонд Тиара?

— Да, Сильвер Спун. Но по крайней мере к Твист мы уже привыкли. И у неё не такая уродливая шёрстка, как у тебя.

Никс стояла съежившись, с опущенной головой и прижатыми ушками. На перемену она вышла последней, так как ей пришлось задержаться и спросить Черили о том, что такое перемена. Учительница с готовностью рассказала об этом, только вот Никс не была в восторге от идеи пойти поиграть с одноклассниками, которых она только что рассердила.

И её страхи подтвердились, когда прямо на выходе из школы её остановила пони, с которой она сидела рядом, в компании с ещё одной кобылкой — серой земной пони с кьютимаркой в виде ложечки.

— Ур… уродливая? — это всё, что она смогла пробормотать в ответ на их оскорбления.

— Да, уродливая, — усмехнулась Даймонд Тиара. — У неё самый худший цвет из тех, которые я видела. Я бы просто умерла, если бы у меня была чёрная шёрстка.

— Я тоже, — согласно кивнула Сильвер Спун, наморщив в показном отвращении нос. — Чёрный цвет не только уродливый, он ещё и жуткий. Только всякие там пауки, летучие мыши и какие-нибудь жуки должны быть чёрными.

— Она наверняка любит жуков, — добавила Даймонд Тиара. — Спорим, у неё полно блох.

— Фуууууу… — сказала Сильвер Спун, высунув язык, и хулиганки начали вместе напевать:

— У Никс блохи, у Никс блохи, у Никс блохи.

— Нет… это… не правда, — всхлипнула Никс в попытке защититься, но парочка только продолжала насмехаться. Слёзы потекли из её глаз, и их вид ещё больше раззадорил хулиганок.

— Ооо, смотрите, она плачет! — издевалась Даймонд Тиара, фальшиво изображая сочувствие. — Я не понимаю, почему младенцам позволяют ходить в школу. Или, может, у тебя такой дурацкий особенный талант — плакать?

— Какой ещё талант? У неё даже кьютимарки нет! — сказала Сильвер Спун, указывая на пустой бок Никс.

— Ух ты, а я и не заметила! — рассмеялась Даймонд Тиара, демонстративно оглядывая Никс. — Так что она не только ботаник, страшила и плакса, но ещё и пустобокая! Она, типа, самая большая неудачница в школе!

— Скорее уж самая большая неудачница во всем Понивилле, — поправила Сильвер Спун, отчего Никс ещё сильнее расплакалась. Хулиганки рассмеялись, но внезапно Даймонд Тиара была сбита с ног, а её диадема упала в грязь.

— Ой, мамочки! Тиара! — вскрикнула Сильвер Спун, а затем перевела взгляд на то место, где мгновением ранее стояла её подруга. Там она обнаружила разъяренную Эпплблум, с ненавистью глядевшую на школьных задир.

— Ты нарвалась на серьезные неприятности, Эпплблум! Черили запрещает драться в школе, — сказала Сильвер Спун, помогая подруге подняться с земли. — Я сейчас всё ей расскажу!

— Отлично! — огрызнулась Эпплблум, не отступив даже при упоминании имени учительницы. — Расскажите, а я ей опишу подробности.

— Думаешь, она тебе поверит? — встав на копыта, спросила Даймонд Тиара.

— Никс плачет, а моя подруга Твист всё видела.

— Не видела! — заспорила Даймонд Тиара. Эпплблум только усмехнулась и ткнула копытом в сторону качелей, откуда на них смотрела Твист.

— Пойдем, Даймонд Тиара, не хочу тратить время на разборки с ними, — Сильвер Спун подняла диадему, стерла с неё грязь и отдала владелице.

— Хммм. Ладно. Ты выиграла в этот раз, пустобокая. Развлекайся со своей подружкой и её блохами, — с усмешкой сказала Даймонд Тиара и отвернулась. — Пойдем отсюда, Сильвер Спун.

Серая кобылка на прощание показала язык, и парочка зашагала прочь. Эпплблум пронаблюдала за удаляющимися задирами, и как только они ушли достаточно далеко, чтобы не услышать её, она фыркнула и, раздраженно топнув копытом, сказала:

— Когда-нибудь я вобью чуток здравого смысла в эту парочку, как давно бы сделала моя старшая сестра. Возможно, у неё и были неприятности в школе, но, можешь поставить на кон свою гриву, подобные типы её дразнить не осмеливались.

Потом она расслабилась и, сдув с лица выбившуюся из гривы прядь волос, повернулась к Никс.

— Ты в порядке?

Никс, наблюдавшая за перепалкой своих обидчиц с желтой кобылкой, распрямилась и кивнула. Закрыв глаза, она сняла очки, копытом стерла остатки слёз и открыла глаза только после того, как очки заняли своё законное место у неё на носу.

— Да… но почему они такие злобные? — всхлипнула Никс.

— Лично я думаю, что это их особый талант, и у них должны быть метки задир, но, наверное, это как иметь особый талант в спорах: не бывает таких кьютимарок, чтобы отразить его. Кстати, меня зовут Эпплблум, — сказала жёлтенькая кобылка, протягивая копыто. Глядя на него, Никс немного помедлила, с опаской воспринимая такую доброту после жестокости Даймонд Тиары и Сильвер Спун, но потом всё же робко улыбнулась.

— Никс, — ответила единорожка, слегка ударив по протянутому копыту.
~~~

— Эй! Здорова, Твайлайт. Какими судьбами тут? — окликнула Эпплджек, подбежав к Твайлайт Спаркл, шагавшей по одной из тропинок Понивилля.

— О, привет, Эпплджек. Я иду в школу, — ответила Твайлайт, и подруги неспешным шагом двинулись по дороге.

— Выходит, нам по пути. Договорилась с Эпплблум, что заберу её сегодня из школы — у меня есть для неё пара поручений в городе. А ты зачем?

— Я забираю Никс.

— Никс? Твою троюродную сестру? — удивлённо спросила Эпплджек. — С каких это пор она ходит в школу?

— Ну, вообще-то, сегодня она пошла впервые.

— Первый день в школе — это всегда непросто, особенно на новом месте.

— Да, я помню свой первый день после перевода из моей старой школы в школу для одарённых единорогов. Я жутко боялась, но особых проблем с другими учениками у меня не было, я всё-таки была личной ученицей Селестии. Получается, что Эпплблум и Никс учатся в одном классе?

— Ага, вместе со Свити Белль и Скуталу. Думаешь, они уже познакомились? — спросила Эпплджек. Твайлайт уже раскрыла рот для ответа, но тут показалась школа, прямо перед которой она увидела пару кобылок, с хохотом носящихся друг за другом:

— Я бы сказала, что они не только познакомились.

— Эпплджек! — воскликнула Эпплблум, заметив сестру, и они с Никс побежали навстречу приветливо улыбавшимся Твайлайт и Эпплджек.

— Эй, Эпплблум, как прошли занятия? — спросила Эпплджек.

— Было весело, и у меня появилась новая подруга, — с улыбкой ответила Эпплблум и показала копытом на Никс. — Эпплджек, это Никс. Никс, это моя старшая сестра, Эпплджек.

— Погоди… — вопреки ожиданиям подруги, чёрная кобылка была в растерянности. — Так Эпплджек — твоя сестра?

— Ты уже её знаешь? — теперь уже удивилась Эпплблум.

— Знает, — перебила рыжая пони. — Твайлайт вчера приводила Никс на ферму.

— Зачем? — спросила кобылка, склонив голову набок.

— Потому что Никс — моя троюродная сестра. И она живёт со мной в библиотеке с тех пор, как прибыла в Понивилль, — ответила Твайлайт заранее подготовленной фразой.

— Ух ты, здорово! — воскликнула Эпплблум. — Ты знаешь, что однажды Твайлайт в одиночку победила Малую Медведицу?

— Это правда?! — Никс восхищенно посмотрела на единорожку.

— Ну, в принципе… да, но вряд ли это можно назвать победой. Малая Медведица просто капризничала из-за того, что её разбудили, так что я всего лишь дала ей молока и уложила спать.

— Но это всё равно было круто! — заявила Эпплблум.

— Что ещё произошло сегодня в школе? — спросила Твайлайт, пытаясь увести разговор от смущавшей её темы.

— Ну… Не все ученики были мне рады… Кстати, Черили просила меня передать тебе кое-что…— сказала Никс, открывая магией сумку и вытаскивая оттуда записку. Твайлайт взяла её и, развернув перед лицом, начала читать.

— Что там написано? Никс сделала что-то плохое? — спросила Эпплблум, основываясь на своем печальном опыте с учительскими записками.

— Нет, Черили просит меня удостовериться, что Никс в достаточной мере знает некоторые предметы, она ведь пропустила начало учебного года.

— Это не «некоторые предметы», Твай, — присвистнула Эпплджек, заглядывая через плечо подруги. — Это же целая груда книг.

— Да, но я уверена, что с моей помощью мы быстро наверстаем упущенное, — авторитетно заявила Твайлайт, убирая записку обратно в сумку Никс. — Разумеется, начнём прямо сегодня. И, если хорошо постараемся, с основами математики мы можем закончить уже к сегодняшнему вечеру.

— Ну вооот… — огорченно выдохнула Эпплблум.

— Что такое, сахарок?

— Я хотела предложить Никс вступить в наш клуб Метконосцев. Сегодня вечером я встречаюсь со Скуталу и Свити Белль. Мы собирались поискать способ получить наши кьютимарки, а поскольку у Никс тоже её нет, то она могла бы присоединиться.

— Что ж, давай так: Никс сейчас пойдет учиться с Твайлайт, а потом вы с подружками за ней зайдёте, — предложила Эпплджек и перевела взгляд на единорожку: — Если ты, конечно, не против, Твай.

Твайлайт уже собралась было ответить, но тут увидела, что Никс и Эппл Блум смотрят на неё. Их улыбающиеся рожицы с большими щенячьими глазами были настолько уморительны, что единорожке ничего не оставалось, кроме как рассмеяться. Она кивнула, и кобылки взорвались дружным радостным воплем.
~~~

Недовольно простонав, Даймонд Тиара уткнулась лицом в свою книгу. Холодным взглядом она сверлила буквы, хотя предпочла бы, чтобы на их месте оказалась её новоиспечённая одноклассница. Никс в очередной раз задала вопрос, и опять прямо перед переменой, так что Черили продолжила свою лекцию несмотря на то, что урок уже закончился.

К счастью, ответ на вопрос Никс был довольно коротким, и вскоре ученики весело выбежали наружу. Никс, Эпплблум и Твист поспешили на игровую площадку. Тиара, в свою очередь, стояла на ступеньках школы и, мрачно глядя на чёрную кобылку, дожидалась Сильвер Спун.

— Эй, Даймонд Тиара, как тебе понравился этот урок?

— Я чуть не умерла со скуки, а тут ещё эта Никс просто не может прикусить язык и перестать задавать свои тупые вопросы. Странная она какая-то. Ей, типа, нравится учиться.

— Да, она просто ботаник, — согласилась Сильвер Спун.

— И так каждый раз, с тех пор как она пришла к нам в класс две недели назад. Я не знаю, почему она продолжает это делать. Все остальные пони, типа, тоже её ненавидят. Её единственные друзья — троица пустобоких и эта тупица, Твист. Кто-то должен преподать ей урок… хороших манер.

— Точно. Предлагаешь подложить ей жвачку на стул? — с улыбкой предположила Сильвер Спун.

— Нет, это не поможет. Она только расплачется, и ничего больше. Если уж разыгрывать её, то так, чтобы отучить от этого любопытства, — сказала Даймонд Тиара. Отведя взгляд от чёрной кобылки, она стала искать вдохновение для идеального розыгрыша. Пройдясь по играющим одноклассникам и школьному двору, её взгляд в конце концов остановился на виднеющемся вдалеке лесе. — Ох, это даже слишком хорошо.

— Ты о чём? — спросила подругу Сильвер Спун. Та жестом подозвала её поближе и начала шептать что-то на ухо. Но когда Даймонд Тиара объяснила свою задумку, улыбка серой кобылки поблекла. — Не знаю, Даймонд. Это хорошая идея, но вдруг с ней что-нибудь случится? У нас будут неприятности.

— Это отличная идея, — поправила подругу Даймонд Тиара. — Мы хорошенько проучим Никс. К тому же не пройдет и десяти минут, как она расплачется и сбежит оттуда.

— Ладно, — кивнула Сильвер Спун после недолгих раздумий, — давай так и сделаем.

— Прыг! Скок! Посмотри на мой бок! — пропела парочка, исполняя странное секретное приветствие, и, рассмеявшись, они удалились воплощать свой план.
~~~

ТУК… ТУК… ТУК…

— Иду!

Твайлайт положила книгу и потрусила ко входной двери. Она разбирала кое-какие книги, пока Никс была занята решением задачи по математике, которую ей дала Твайлайт, чтобы помочь кобылке догнать сверстников. Высунув язык и почёсывая в затылке, Никс билась над особенно сложным примером.

— Никс? — позвала Твайлайт от двери.

— Да? — отозвалась Никс, оторвавшись от своей рабочей тетради.

— Тут пара твоих школьных подружек. Ты не хочешь прерваться, чтобы поиграть с ними?

Никс мигом оказалась у двери, ожидая увидеть Эпплблум, Скуталу, Свити Белль или Твист… но её улыбка угасла, как только она увидела, что вместо подруг там стояли Даймонд Тиара и Сильвер Спун.

— Привет, Никс, мы тут собирались в Сахарный Уголок, перекусить. Хочешь с нами? — с улыбкой предложила Тиара.

— Наверное не стоит… У меня так много уроков.

— Чепуха, — Твайлайт подтолкнула Никс к двери, подавая ей сумку и забрасывая туда несколько монет. — Иди, передохни с друзьями. И не могла бы ты захватить мне сахарного печенья? Пинки Пай хвасталась, что сегодняшняя партия печенья удалась ей хорошо как никогда, и я хотела бы попробовать.

— Но, но... — пыталась протестовать Никс, однако, не успев сказать что-либо ещё, она оказалась на улице, а дверь библиотеки захлопнулась позади неё. Понурив голову и глядя на одноклассниц, Никс в страхе ждала новых издевательств. Но Даймонд Тиара и Сильвер Спун продолжали улыбаться.

— Во-первых, я хотела извиниться за то, что мы с Сильвер Спун были такими врединами.

Никс подняла голову, даже не пытаясь скрыть удивления и замешательства, изобразившихся на её лице.

— Вы... правда извиняетесь?

Даймонд Тиара кивнула и сделала приглашающий жест копытом. Троица зашагала по улице в направлении Сахарного Уголка.

— Да, мы, вроде как, подумали о своем поведении и теперь сожалеем, что так обошлись с тобой. Нелегко быть новичком в чужом городе, и нам стоило быть с тобой помягче, — продолжила Тиара.

— Ох, эм... ладно. Я не обижаюсь, — сказала Никс со слабой улыбкой. — Хотя вы наговорили много гадостей.

— Мы знаем, прости, но мы, типа, должны были убедиться, что новая пони достаточно крутая, — сказала Сильвер Спун таким тоном, как будто оценка крутости была их работой.

— Так это была проверка?

— Да, — подтвердила Даймонд Тиара, — и ты её прошла. Поздравляю!

— Но вы говорили, что у меня блохи. Какая же это проверка? — спросила Никс, вопросительно глядя на Даймонд Тиару. Та на мгновение замешкалась и, неуверенно улыбнувшись, с тревогой взглянула на Сильвер Спун.

— Ну, эм, — вмешалась серебристая пони, — мы хотели проверить, противны ли тебе блохи. Так мы пытались узнать, насколько для тебя важно быть... чистой.

— Ну, конечно. То есть, какая пони захочет, чтобы у неё на самом деле завелись блохи? — спросила Никс.

— Такого может хотеть только настоящая чудила, — ответила Даймонд Тиара, вклиниваясь обратно в разговор. — И ты точно не чудила, потому что не хочешь быть блохастой. Ещё раз извини, что заставили тебя плакать. Мы просто проверяли твою крутость.

— И я крутая пони? — встревоженно спросила Никс.

Сильвер Спун кивнула.

— Однозначно крутая, поэтому мы, типа, хотим дружить с тобой.

— П-правда?! — спросила Никс и хихикнула. За последние две недели, с тех пор как началась её учеба в школе, Твайлайт часто говорила о том, как важна дружба, и Никс была очень взволнована возможностью расширить круг своих друзей.

— Ну да! Мы будем реальными ЛДН, — нетерпеливо уверила её Сильвер Спун.

— Что это? — спросила Никс.

— ЛДН... Лучшие Друзья Навсегда, — объяснила Даймонд Тиара. — О, и просто чтобы ты знала, чёрный — нереально крутой цвет.

Глаза Никс загорелись, а улыбка стала шире.

— Честно?

— Самый крутой из всех. Он делает тебя уникальной, даже если у тебя ещё не появилась кьютимарка, — поддержала подругу Сильвер Спун.

— Нереально крутой, — подтвердила Тиара.

— Что ж, спасибо... Я рада, что мы можем подружиться, — широко улыбаясь, сказала Никс. Её новые подруги тоже улыбнулись и, подмигнув друг другу за её спиной, начали хихикать.

— Что смешного?

— Да ничего, просто вспомнила шутку, которую мне рассказала Сильвер Спун. Пойдем, съедим чего-нибудь вкусненького.
~~~

Три кобылки устроились у Сахарного Уголка, чтобы перекусить. Чтобы подносить еду ко рту, Никс пользовалась магией, изо всех сил стараясь следовать советам Рэрити. Всё-таки Сильвер Спун и Даймонд Тиара выглядели, как кобылки, которым важны хорошие манеры.

— Правда? — недоверчиво спросила Никс.

— Вечносвободный лес очень красив, если зайти достаточно глубоко, — уже полчаса Тиара и Сильвер Спун рассказывали о том, что Вечносвободный лес выглядит страшным только снаружи, а если достаточно углубиться в него, лес превращается в чудесное место, наполненное добрыми животными, звенящими ручьями и цветочными полянами.

— Но… Я была в Вечносвободном лесу с Твайлайт и не видела там ничего такого…

— Наверное, вы заходили недостаточно далеко, — прервала её Сильвер Спун.

— Ты даже не представляешь, что упустила. Это безумно красиво, — улыбаясь, продолжила Даймонд Тиара. — Ой, а давайте сходим туда вместе.

— Я… Я не знаю. Там очень страшно… — занервничала Никс, — и Твайлайт говорила, что там водятся чудовища.

— Да нечего там бояться, — настаивала Тиара. — Этот путь зачарован, или что-то вроде того. Там чудовищ не бывает.

— Ну... это хорошо, но... — Никс в нерешительности потёрла одну переднюю ногу о другую и оглянулась назад, — меня Твайлайт в библиотеке ждёт.

— Не беспокойся, мы с Сильвер Спун сейчас сходим её предупредить, — Даймонд вынула из своей сумки карту с нарисованной на ней красной пунктирной линией. — Она приведёт тебя в самую красивую часть Вечносвободного леса, а мы тебя догоним.

Никс недоверчиво перевела взгляд с парочки на карту и закусила нижнюю губу. Но подняв глаза и увидев, как по-доброму и вдохновенно на неё смотрят Даймонд Тиара и Сильвер Спун, она смогла лишь улыбнуться. Подхватив магией карту, она положила её к себе в сумку

— Хорошо, встретимся там. Только не забудьте передать Твайлайт сахарное печенье, когда поговорите с ней. — Никс достала несколько монет.

— Конечно, — сказала Сильвер Спун, забирая монетки и вставая из-за стола, — прямо сейчас пойду и куплю его.

— Ага, мы пойдем к Твайлайт, а потом догоним тебя, ЛДН.

Никс кивнула, выпрыгнула из-за стола и рысцой направилась в сторону леса. Даймонд Тиара широко улыбнулась, а когда чёрная кобылка скрылась за углом, наконец дала волю смеху.

— Это было даже слишком просто, — сказала она, когда Сильвер Спун вернулась с печеньем.

— Ага, а вот и бесплатное печенье, чтобы отпраздновать, — кивнула Сильвер Спун, протягивая Тиаре пакетик.

— Это был самый лучший наш прикол.

— Это уж точно, — ответила серая пони. Подружки стукнулись копытами и принялись за печенье.
~~~

Беспокойно озираясь по сторонам, Твайлайт трусила по Понивилльским улочкам. Единорожка не видела Никс уже больше двух часов и начинала волноваться. Она никак не могла найти малышку или двух её подружек, с которыми та ушла поиграть. Твайлайт успокаивала только мысль о том, что жеребятки, возможно, просто заигрались и потеряли чувство времени.

Единорожка вбежала на рынок, оглядываясь в поисках Никс, но и там чёрной кобылки не оказалось. Зато Твайлайт заметила Эпплджек, торговавшую яблоками и одновременно пытавшуюся присматривать за Эпплблум, Скуталу и Свити Белль. Метконосцы выстроили башню, забравшись друг другу на спины, очевидно, снова пытаясь получить свои кьютимарки. Но Твайлайт сейчас это совершенно не интересовало.

— Эпплджек!

— Привет, сахарок. Чем помочь? Хочешь яблочек? Рэд Дилишес, Гала или Гренни Смит?

— Эпплджек, ты не видела Никс?

— Никс? А что случилось? Она пропала? — фермерша склонила голову набок.

— Я не… Я не знаю, — оглядевшись, встревоженно ответила Твайлайт. — Две одноклассницы пригласили её поиграть. С тех пор прошло уже несколько часов, и я начинаю беспокоиться.

— Ох, Твайлайт, — Эпплджек хихикнула, коротко взглянув на Эпплблум, — уверена, тут не о чем волноваться. Ты же знаешь, какими кобылки бывают в их возрасте. Они наверняка просто заигрались.

— Да, наверное… но прошло уже целых два часа…

— А что за кобылки пришли за Никс? — спросила Эпплблум. Случайно подслушав разговор, она с подругами подошла к взрослым пони.

— Я не знаю как их зовут. Одна серенькая, с ложкой на кьютимарке и заплетённой гривой. А вторая кудрявая и в тиаре.

— Даймонд Тиара и Сильвер Спун?! Никс пошла поиграть с ними?! — тревожно воскликнула Эпплблум.

— Да… Это плохо? — спросила Твайлайт, чьё беспокойство от такой реакции кобылки возросло ещё больше.

— Твайлайт, эти двое — задиры. Помнишь, как они потешались надо мной, обзывая пустобокой, на вечеринке в честь своих кьютимарок?

Глаза Твайлайт сузились: она вспомнила тот день и этих кобылок, дразнивших Эпплблум. Она не узнала их, когда они пришли к Никс, потому что в прошлый раз на них были праздничные наряды.

— Девочки, — обратилась Эпплджек к Метконосцам, — я думаю, вам следует помочь Твайлайт найти эту парочку. Кто-нибудь знает, где они обычно тусуются?

— Я знаю, где живёт Сильвер Спун, — сказала Свити Белль. — Рэрити часто по работе встречается с её отцом и иногда берёт меня с собой. Я видела, как они делали домашнее задание в доме Спун.

— Отлично, — кивнула Эпплджек, запирая свою торговую тележку. — Свити Белль, ты покажешь Твайлайт дом Сильвер Спун и проверишь, нет ли их там. Эпплблум, Скуталу, вы пойдете со мной. Мы их поищем в магазине Филси Рича.

Твайлайт и Метконосцы дружно кивнули, и вскоре пятёрка пони разбежалась, надеясь найти Никс в целости и сохранности.
~~~

Никс, дрожа, достала карту Даймонд Тиары и, внимательно её рассмотрев, бросила взгляд на тёмный путь перед собой. Она не знала, как далеко зашла, но линия на карте говорила, что идти ещё немало.

Линия пересекала реку, и Никс слышала, как где-то впереди плещется вода. Едва река показалась из-за деревьев, Никс тихонько пискнула от испуга: прямо перед ней в воде плескался огромный фиолетовый змей. Нырнув за дерево, Никс смотрела, как чудовище с гладко уложенными волосами обедало найденными в реке драгоценными камнями.

Никс подозревала, что змей может ненадолго оторваться от своих самоцветов, чтобы скушать пони, поэтому она решила не высовываться до тех пор, пока он не уплывет.
~~~

Твайлайт и Свити Белль в доме Сильвер Спун никого не нашли, Эпплджек с Эпплблум и Скуталу также постигла неудача. Не найдя нигде Даймонд Тиару, Сильвер Спун и Никс, Твайлайт начала всерьёз паниковать.

Поиски быстро расширялись. Эпплджек и Эпплблум начали расспрашивать о кобылках всех, кто был на рыночной площади, Свити Белль побежала звать Рэрити, а Скуталу на своем самокате понеслась за город, туда, где обычно практиковалась Рэйнбоу Дэш. Твайлайт продолжила свой забег по Понивиллю, пытаясь найти Никс и тех двух кобылок, с которыми она её в последний раз видела. Единорожка расспрашивала всех встречных пони и с каждой минутой приближалась к той грани, которая отделяла её от настоящей истерики. Где же они? Где Никс?

— Твайлайт!

Подняв голову, единорожка обнаружила кружившую над ней Рэйнбоу Дэш.

— Я нашла их! Сюда!

— Лети, я за тобой! — крикнула Твайлайт подруге, призывая свою магию. С негромким хлопком телепортационное заклинание перенесло её на ближайшую крышу. Так, телепортируясь с крыши на крышу, она следовала за Рэйнбоу Дэш, пока они не оказались на краю парка. — Где они?

Пегасочка указала копытом на парковую скамейку, на которой Даймонд Тиара и Сильвер Спун болтали и высмеивали прохожих. Твайлайт почувствовала лёгкое разочарование, потому что Никс, судя по всему, с ними не было, но она не позволила себе раскиснуть.

— Рэйнбоу, найди остальных и собери их на городской площади на случай, если придется идти искать Никс, а я пока разберусь с этой парочкой.

— Считай, уже сделано, — откликнулась Рэйнбоу Дэш и умчалась собирать остальных. Проводив взглядом улетающую подругу, Твайлайт перевела взор на скамейку. Свити Белль рассказала ей об этой вредной парочке, когда они ходили их искать к дому Сильвер Спун, в том числе и о том, как они обращались с Никс в первый день. Единорожке хотелось кричать, но она заставила себя улыбаться. Как говорится в старой пословице: на мёд можно поймать больше мух, чем на уксус.

— Извините, — вежливо начала Твайлайт, подойдя к скамейке, — вы случайно не знаете...

Даймонд Тиара взглянула на Твайлайт Спаркл так, будто видела перед собой не более чем муравья, а затем повернулась к своей подруге.

— О, смотри, Сильвер Спун, это же наша библиотекарша. Наверное, ищет пони, которые задерживают книги, — сказала Даймонд Тиара, игнорируя присутствие Твайлайт.

— Вообще-то, нет, — мягко проговорила единорожка, хотя сохранять спокойствие у неё получалось с трудом. — Вы случайно не знаете, где Никс? В последний раз я видела её вместе с вами, когда вы пошли в Сахарный Уголок. Прошло уже несколько часов, но она так и не вернулась.

— Погодите, так она не... — попыталась спросить Сильвер Спун, но, пискнув, притихла, когда Даймонд Тиара наступила ей на копыто.

— Никс? Мы не знаем никакой Никс, так ведь, Сильвер Спун? — ответила Тиара, взглянув на Твайлайт с участливой улыбкой.

— Н-нет, никогда не слышала, — Сильвер Спун покачала головой, потирая отдавленное копытце.

Твайлайт нервно рассмеялась: так пони смеются в те минуты, когда все их усилия направлены на то, чтобы сдержать свой гнев.

— Ну же, девочки, мы все знаем, что это неправда. Вы сегодня пришли ко мне в библиотеку, чтобы поиграть с Никс, моей кузиной, ну, знаете, у неё чёрная шёрстка, и она носит жилет.

— Похоже на жуткую зануду, — отозвалась светло-розовая кобылка, — а мы не тусуемся с занудами, так, Сильвер Спун?

— Т-так, — серебристая пони вяло засмеялась, сжимаясь под пристальным взглядом взрослой кобылы.

— Девочки, — произнесла Твайлайт сквозь зубы. — Я знаю, что вы...

Даймонд Тиара соскочила со скамейки и, задрав нос, отвернулась от единорожки.

— Пошли, Сильвер Спун, пока она не заставила нас читать книжки или ещё чего.

— Эм, Т-тиара? — Сильвер Спун запнулась, указывая копытом в сторону Твайлайт. Даймонд Тиара обернулась посмотреть, что это вдруг так напугало её подругу, и тут же перепугалась сама, едва взглянув на Твайлайт.

Подобные явления происходят довольно редко, однако в некоторых книгах говорится, что отдельные, особенно магически одарённые единороги могут иногда буквально вспыхивать от ненависти. Твайлайт неплохо изучила это явление, тем более что ей довелось на собственной шкуре испытать что это такое, когда пыталась понять природу шестого чувства Пинки Пай. В одной книге она прочла, что, когда гнев единорога начинает подпитывать его магию, это заставляет тело меняться.

И сейчас Твайлайт переживала это снова. С гривой и хвостом, охваченными магическим пламенем, огненно-красными глазами и шёрсткой яростно-белого цвета, Твайлайт нависла над Даймонд Тиарой, словно пони апокалипсиса.

— Если ты не хочешь, чтобы я превратила тебя в кактус, ты скажешь мне где Никс. СЕЙЧАС ЖЕ!

— Она в Вечносвободном лесу, — пискнула перепуганная Тиара. — Мы… сказали ей, что в глубине леса есть чудесное место и дали ей карту. Она отправилась туда из Сахарного Уголка, больше мы её не видели!

Вспышка ярости Твайлайт закончилась, её грива, хвост и шёрстка вернулись в нормальное состояние, только зрачки были сжаты до размеров булавочной головки. Не проронив больше ни слова, Твайлайт рванулась к центру Понивилля, где Рэйнбоу собирала её друзей. Скоро начнёт темнеть, а ночью Вечносвободный лес становится ещё опаснее.
~~~

Никс дрожала, едва заставляя себя двигаться дальше. Сгустившаяся темнота сделала лес очень, очень страшным. Кобылка испуганно озиралась, глядя на распластавшиеся вокруг неё длинные тени и всматриваясь в неясные очертания не то привидевшихся, не то настоящих существ. Ей вообще казалось маленьким чудом, что она могла хоть что-то разобрать в этих потёмках. Света неполной луны хватало ровно для того, чтобы разглядеть дорогу под копытами.

Никс давно оставила идею найти красивую часть леса и просто пыталась выйти обратно к Понивиллю, но она потеряла карту, когда ей показалось, что за ней кто-то погнался. Теперь она бесцельно блуждала в темноте.

Она пыталась найти хоть что-то знакомое, хоть что-нибудь, что навело бы её на собственный след. Но даже реку, к которой Никс отчаянно пыталась выйти, несмотря на то что змей мог вернуться, она не нашла.

Тропинка резко свернула, заставив Никс остановиться. Над глубоким провалом, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, нависал шаткий верёвочный мост. На другой стороне провала виднелись руины древнего замка, давно забытого и практически поглощённого Вечносвободным лесом.

Никс точно не проходила мимо этого места, но оно... казалось ей странно знакомым. Любопытство, пришедшее на смену страху, заставило Никс осторожно шагнуть на мост. К счастью, ни одна дощечка не треснула под весом её маленького тела, и на противоположную сторону она перебралась без происшествий.

Когда Никс взглянула на разрушенный замок вблизи, она начала что-то вспоминать, память поднималась из глубин сознания, рисуя в её голове нечёткие образы и приглушённые голоса.

— О, мои возлюбленные подданные. Давненько я не видела ваших милых, солнцелюбивых лиц.

— Что ты сделала с Принцессой?

— Тпру, потише!

— А что? Я недостаточно знатна для вас? Вы хоть знаете, кто я?

— О! О! Опять загадки! Эм… Гадкий Дымок! А может, Королева Злюка? Нет! Чёрная Воображала, Чёрная Воображала!

— Разве моя корона перестала цениться, после моего тысячелетнего заточения? Вы не знаете легенду? Вы не видели знамений?

— Я видела, и я знаю, кто ты. Ты Лунная Кобылица. Найтмэр Мун.

— Надо же! Кто-то ещё меня помнит. Значит, ты знаешь, зачем я здесь.

— Ты здесь, чтобы… чтобы…

— Запомните этот день, мои маленькие пони, он был для вас последним. Теперь ночь будет длиться вечно! АХ ХАХАХАХАХАХАХ!

Тряхнув головой, Никс наконец-то избавилась от нахлынувших видений. Она узнала некоторые голоса, она слышала голос Твайлайт… но там был голос, которого она никогда не слышала, но который узнала. Голос взрослой пони, которая рассмеялась в конце. Никс казалось, что она слышала его раньше, но, как ни старалась, не смогла вспомнить, кому он принадлежит.

Отбросив странные мысли, малышка начала карабкаться по ступенькам в замок. Почему-то ей казалось, что она просто должна заглянуть внутрь, как бы страшно ей ни было, — будто замок звал её. Забравшись по ступеням, она поплутала по старинным коридорам и в конечном счёте вошла в единственную уцелевшую башню. Время не оставило там ничего, что могло бы указать на назначение комнаты, но Никс поняла, что это был тронный зал, и ей казалось... будто она бывала тут раньше.

Глядя на разбитый витраж в дальнем конце зала, Никс двинулась вперёд. Внезапно её скрутило чудовищной болью — воспоминания снова пробивались из глубин сознания. Жестокие, злые, они не позволяли себя игнорировать и прогоняли все прочие мысли, требуя внимания.

Никс стояла в конце зала, глядя на маленького фиолетового единорога… Такого знакомого единорога… Твайлайт.

— Жеребёнок! Ты надеешься победить меня? Тебе никогда не увидеть ни твоей принцессы, ни твоего солнца. Ночь будет длиться вечно!

Никс помнила, что произносила эти слова. Она даже помнила, о чём думала, но что ещё хуже… она помнила, что чувствовала в этот момент. Она хотела заставить Твайлайт страдать, хотела наказать за наглую попытку противостоять её воле. Изгнать! Заточить!.. Даже замучить!

Никс боролась с этими воспоминаниями. Нет, она не хотела мучить Твайлайт. Твайлайт была добрейшей пони из всех, кого она знала. Твайлайт заботилась о ней, учила её, читала сказки на ночь. Твайлайт нашла её в лесу. Ей не хотелось, чтобы Твайлайт страдала!

Густые тени кружились по комнате — рассеянное волшебство, разбуженное присутствием Никс. Клубы фиолетового дыма потянулись к ней, пробуждая новые страшные воспоминания.

Она видела Твайлайт и её подруг, единорожка долго говорила об Элементах… а потом был яркий свет, столь яркий, что на него было больно смотреть, она пыталась укрыться крылом от этого слепящего света. А потом… потом была радуга… Но не обычная красивая радуга. Она была как злая змея. Она опутывала и жгла. Она выжигала её, отрывая от чего-то ещё. Как свирепый зверь с острыми как бритва клыками, она рвала её на куски, не обращая внимания на её крики. Но тут всё прекратилось, воспоминания стихли, будто радуга оборвала само её существование.

Никс, задыхаясь, упала на пол; несмотря на холод от каменных плит, она всё ещё чувствовала жгучую боль от прикосновений рвущей и мучающей радуги.

Всё больше и больше сиреневого дыма возникало в комнате, пробуждая в Никс что-то новое.. Это было желание… жгучее и полное ненависти. Желание заставить всех страдать, заставить заплатить за их безразличие к ней. Воспоминания о всеобщем презрении, воспоминания о зависти и ревности.

Среди этих мыслей начали выделяться те, что были связаны с последними воспоминаниями Никс, воспоминания о её друзьях, о Твайлайт. Эти мысли отравляли их, наполняли ненавистью. Она хотела заставить Твайлайт страдать, мучить её, пытать. Никс пыталась оградиться от этих помыслов, чёрная кобылка била себя копытами по голове и кричала:

— НЕТ! Я не хочу мучить Твайлайт! Она заботится обо мне, учит разным вещам, водит меня в школу! Я не хочу, чтобы она страдала!

Но мысли не уходили. Мысли о том, как она заставит Твайлайт страдать. Как она будет её пытать. Как вырвет ей рог, запрёт в подземелье... ужасные мысли. Они сводили Никс с ума.

— Нет! — закричала она в тишине. — Я не хочу мучить Твайлайт! Я не хочу!

Мысли бурлили в её голове. Никс пыталась отбросить их, но они звучали громче. Мысли о том, как она замучает друзей Твайлайт, а потом и её родителей. Это должно сломить волю единорожки.

-НЕТ! НЕТ НЕТ НЕТ! НЕТ НЕТ! НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!

С последним криком что-то надломилось внутри Никс, её глаза вспыхнули слепящим белым светом. Копошащиеся щупальца фиолетового дыма двинулись и закружились вокруг неё, словно в водовороте. Тёмные желания Никс стали ослабевать и улетучиваться по мере того, как растворялись фиолетовые щупальца.

Когда последние ошмётки фиолетового облака рассеялись, рог Никс блеснул, и небеса разорвала яркая молния.
~~~

Селестия подскочила на кровати и обратила свой взор к окну, в котором виднелись Понивилль и Вечносвободный лес. Затаив дыхание, она повела ушами, словно прислушиваясь. Как пони, разбуженная неясным грохотом у себя дома, Селестия на мгновение ощутила нечто чуждое Эквестрии. Она сосредоточилась на своём чувстве магии, пытаясь определить источник встревожившей её силы, но он уже исчез. На секунду ей показалось… Нет, это было невозможно. Она чувствовала, что Луна в замке, в главном зале.

Тем не менее, она не могла выбросить из головы это ощущение. Лишь на миг, но она почувствовала присутствие той, кого надеялась никогда больше не встретить.
~~~

В другой части Кантерлота темно-синий единорог с бирюзовыми глазами сидел в своём кабинете, когда комнату осветила вспышка молнии со стороны Вечносвободного леса. Вместе со светом пришла и волна магии, которая заставила его оторваться от чтения и выглянуть в окно. До него донеслись отголоски грома, но он продолжал вглядываться в далёкий Вечносвободный лес ещё какое-то время даже после того, как стихли последние раскаты. Затем единорог захлопнул свою книгу — редкий том по теоретической магии возрождения — и крикнул в тишину:

— Пропер Этикет!

— Вы звали, сэр? — дворецкий появился почти моментально. Это был белый единорог в белом воротничке и галстуке. Поправив монокль в правом глазу, он смотрел на хозяина своими бирюзовыми глазами.

— Отправь сообщения мисс Грей Гейл, мисс Найт Винд и мистеру Стоунволлу. Я должен встретиться с ними, желательно сегодня.

— Конечно, сэр. Я вызову их немедленно.
~~~

Твайлайт вскрикнула. Она с подругами прочёсывала Вечносвободный лес, когда небо расколола ослепительная молния. Сиреневая единорожка шла во главе группы и неслась так быстро, как позволяли ноги, но, напуганная ударом грома, она запнулась о собственное копыто и повалилась в канаву возле тропинки. Рэрити и Флаттершай бросились к ней, а остальные удивлённо рассматривали небо.

— Ух ты! Вы это видели? — спросила Дэш.

— Ещё бы, сахарок. Ты заметила, откуда это так шарахнуло?

— Из Вечносвободного леса! — проверещала Пинки.

— Нуууу, да, Пинки Пай, — сказала Рэйнбоу. — Но мы, как бы, внутри Вечносвободного леса.

— Конечно, глупышка! Так я и догадалась, что эта волшебная молния ударила отсюда, — Дэш закрыла лицо копытом, а Твайлайт тем временем с помощью Флаттершай и Рэрити поднялась на ноги.

— Твайлайт, дорогуша, ты в порядке? — спросила Рэрити.

— Да, всё нормально… Просто споткнулась, — ответила Твайлайт. Она освободилась от копыт придерживавших её подруг и зажгла свой рог. По пути сюда они ненадолго забежали в библиотеку, чтобы захватить компас и карту. Пинки Пай вызвалась нести карту в своей кудрявой гриве, а компас на тоненькой верёвочке болтался на шее Твайлайт. Сейчас оба эти предмета висели перед ней, охваченные облаком сиреневой магии, а единорожка глядела в небо.

— Ладно, — начала Твайлайт, сделав глубокий вдох, чтобы немного успокоиться, — так в какой стороне была молния?

— Вон там! — ответила Пинки, указывая копытом на небо.

Не опуская компаса, Твайлайт повернулась туда, куда указывала Пинки и стала вращать карту.

— Хорошо… Значит, если ориентироваться по тем горам, мы во-от... здесь. Теперь, если молния была в той стороне… Сколько по вашему прошло времени между молнией и громом?

— Секунда, может, две, — ответила Рэйнбоу Дэш.

Твайлайт кивнула и, очень быстро прикинув что-то у себя в голове, начала водить копытом по карте.

— Ага, значит молния ударила… — Твайлайт замолчала, не отрывая глаз от карты. Она дважды проверила свои догадки и расчёты, хотя где-то в глубине души знала, что никакой ошибки нет.

— Я… Я знаю, где Никс! — сказала Твайлайт, уронив компас с картой прямо в грязь. — Мне срочно нужно к ней!

— Но, сахарок, как ты собираешься… — Эпплджек не успела закончить, как Твайлайт исчезла во вспышке яркого света.
~~~

Твайлайт завершила заклинание телепортации и, дождавшись, пока магическое поле вокруг неё развеется, открыла глаза и огляделась. Она была там, где ей не доводилось бывать со времен Праздника Летнего Солнцестояния два года назад — в тронном зале древнего замка Царствующих Сестер. Здесь она и её подруги одержали победу над Найтмэр Мун, и это место осталось в точности таким, каким его запомнила Твайлайт, кроме одной маленькой детали.

В центре зала лежала Никс, и на мгновение Твайлайт накрыла волна облегчения. Но так же, подобно приливной волне, облегчение отступило, и вместо него нахлынул могучий всепоглощающий страх, грозивший выдавить из её груди весь воздух без остатка. Грива и хвост Никс теперь являли собой эфирные облачка магии, украшенные точками звёзд. Никс стала точной копией Найтмэр Мун. Для полного соответствия ей не доставало доспехов, теней на веках и кьютимарки Найтмэр.

Страхи Твайлайт стали явью. Глядя на эти гриву и хвост, могла ли она и дальше отрицать правду? Могла ли она действительно поверить в то, что заклинание культистов не достигло намеченной цели? Никс была маленькой, но нельзя было отрицать, что она...

Плакала.

Рыдания Никс оглушили Твайлайт, нарушая ход её мыслей. Малышка лила горькие слёзы, и Твайлайт должна была собраться. Она уже сделала несколько шагов, стремясь успокоить Никс и сказать, что всё хорошо. Кобылка была напугана даже сильнее, чем в ту ночь, когда Твайлайт её нашла.

В то же время разум, раздираемый противоречиями, сдерживал этот порыв. Она не могла просто отмахнуться от необычайного сходства между Никс и Найтмэр Мун, тем более теперь, когда кобылка приобрела черты, которыми славилась Лунная Кобылица. С другой стороны, могла бы Найтмэр Мун вот так вот плакать? Стала бы она так громко рыдать?

Не в силах больше выносить это, Твайлайт двинулась в сторону Никс. Она приближалась к кобылке так, как будто на её месте лежала дремлющая Малая Медведица, словно рыдающее перед ней создание могло в любой момент повернуться и уничтожить её. Когда она оказалась достаточно близко, Твайлайт подалась вперёд, потянулась к Никс и прикоснулась к ней копытом.

Ощутив прикосновение, малышка обернулась: её глаза были полны страха. Однако этот страх умер, стоило ей только увидеть Твайлайт. Кобылка вцепилась в неё, уткнулась ей в грудь и прокричала:

— Прости!

— Ш-ш-ш-ш... Всё хорошо. Всё хорошо, — говорила Твайлайт, приобнимая дрожащего жеребёнка.

— Прости, прости! Пожалуйста, не ненавидь меня! Пожалуйста! Я не хочу, чтобы ты страдала! — плакала Никс у неё на груди.

— Страдала? Разве ты когда-то хотела... — сердце Твайлайт дрогнуло.

— Я... Я не знаю, — Никс жалобно всхлипнула. — Я-я пришла сюда, а потом... потом я вспомнила, как смотрела на тебя сверху вниз. М-мы обе были здесь, ты выглядела напуганной, а я... Мне это нравилось. И-и я хотела причинить тебе боль, п-потому что ты пыталась помешать мне что-то с-сделать... Но я не хочу, чтобы тебе было больно, Твайлайт! Пожалуйста... Пожалуйста, не злись на меня! Я не хочу делать тебе больно!

От внутренних переживаний у Твайлайт защемило в груди. Никс плакала, но не потому, что она потерялась в лесу или оказалась одна в старом замке. Она плакала, потому что чувствовала, что сделала нечто ужасное, и извинялась за это. Извинялась за то, что наделала Найтмэр Мун, за её мысли и чувства. Твайлайт встревожилась. Если Никс обладает памятью Найтмэр Мун, это почти не оставляет сомнений: обе они — единое целое.

В то же время, глядя на уткнувшуюся в её шею заплаканную кобылку, Твайлайт больше не видела Найтмэр Мун. В этот момент единорожка осознала, насколько близка ей стала Никс. А ведь она взяла её к себе просто чтобы приглядеть за ней, чтобы постоянно знать, где находится возможная инкарнация Лунной Кобылицы.

Она никогда не предполагала, что привяжется к Никс. Она должна была стать для неё временным опекуном, наблюдать за ней, но... всё поменялось слишком быстро. Ей нужно было как-то укладывать Никс спать, и она начала читать ей на ночь сказки. Она видела, что у Никс не получается домашнее задание, и садилась рядом, чтобы помочь. Когда Никс подходила к ней с вопросами, они разговаривали, и за этими разговорами Твайлайт узнала Никс как пони. Эта пони любила солнце, дружила с другими пони и интересовалась окружающим миром.

Чем лучше Твайлайт узнавала её, тем сильнее привязывалась. Она заботилась о Никс: хотела, что бы она хорошо спала по ночам, успевала в школе, задавала вопросы и... была в безопасности. Твайлайт не была уверена, кем именно являлась Никс и что общего у неё было — и было ли? — с Найтмэр Мун, кроме внешнего сходства. Но одно Твайлайт знала: Никс плакала в ужасе от собственных воспоминаний, и она не могла не обращать внимания на её слезы.

— Я знаю, что ты не хотела, — единорожка наконец успокоилась и заключила кобылку в крепкие объятия. — Всё хорошо. Я знаю, что ты не хотела навредить мне.

Однако эти слова не утешили Никс. Она продолжала плакать и молить о прощении, а Твайлайт вновь и вновь повторяла, что всё хорошо. Она не просила Никс успокоиться, даже когда грива и хвост кобылки вернулись к обычному состоянию. Никс нужно было выплакаться. Её мучило нечто кошмарное, чего она не в силах была понять, и сейчас ей нужна была лишь Твайлайт, которая скажет, что всё хорошо.

Которая защитит Никс от её воспоминаний.