Автор рисунка: Siansaar
Фонд

Ночь Кошмаров

— Хэй, хэй, хэй! Вот ты и снова на своей любимой работе! Надеюсь, выходные дни прошли нормально? Хотя, как ты мне ответишь, если сейчас я скорее всего сплю, а ты сторожишь наш ресторан... Но да ладно, ведь мой голос немного разбавит несколько часов твоего дежурства, ведь напарник поранил плечо . Тебе там, наверное, одиноко, верно? Точно, как я мог забыть! Не заметила наши, кхэм, маленькие изменения в интерьере? Да, ты поняла все правильно. Ночь Кошмаров! Хех, мы решили, что некоторые жеребята смогут провести эту знаменательную ночь у нас! Представляешь, через два дня наш ресторан станет пристанищем ужаса на одну ночь, открыв свои двери для всех желающих. Для предания атмосферы мы наняли даже пару художников и те нарисовали наши стены всякими страшными изображениями, повесили везде игрушечных пауков, летучих мышей, паутину. А то, что они сделали с аниматрониками... В общем, сама увидишь. Заранее говорю, что зубы только кажутся острыми. На самом деле это просто картонки, облитые металлического цвета краской, так что повторение Укуса не состоится, хвала Селестии. Кстати, не думал, что аниматроники будут такими активными. Все время разбредались кто куда и даже пару раз пытались залезть ко мне в офис. У вас тоже такое было? Если да, то жутковато вам приходится. Надеюсь, с вами творится не та чертовщина, что происходила с охранником в кафе "У Пинки", ибо с ним творился полный... Эх... Как там Пинки? Знаешь, я был в нее влюблен ровно с того дня, как мы познакомились. Я даже решился сделать первый шаг, но... Укус все испортил. После этого случая с ней стало происходить полная чертовщина до тех пор, пока она не исчезла... Просто испарилась, не оставив о себе ровным счетом ничего. Конечно, я пытался ее найти, но ничего. Плохо искал или еще что... Мда, не получается у меня тянуть время... В общем, я вроде все сказал, так что до завтрашней ночи! И помни, ты лицо "Семейного обеда у Флима и Флэма".

Лампочка перестала гореть, голос оборвался, а я осталась в полнейшей тишине ночного помещения, где, кроме тебя, уже никого нет. Хотя, я вру, так как что-то в другом конце ресторана мерно попискивало. Будто бы сюда забрались крысы или мышки и теперь шуршат где-то там, выискивая себе еду. Это было бы обычным делом для всяких ресторанчиков или кафешек и в это хотелось верить, да только этот звук мало походил на звуки животного. Конечно, ведь там находятся они. Они пытаются толи заманить меня в ловушку, толи вывести из себя, но ничего у них не выйдет.

Дабы отвлечься, я взяла зубами фонарик и стала светить им на резиновую летучую мышь, что притаилась в верхнем углу, подвешенная за еле заметные веревочки к потолку. Честно сказать, я была не удивлена изменением интерьера, ведь Ночь Кошмаров на носу, да и надо же мне усложнить работу, верно? Все эти игрушки, страшные лишь для жеребят или глупых кобылок, отвлекали и путали меня, когда я первый раз просматривала камеры, пытаясь найти во всей этой кутерьме аниматроников.

Сами же аниматроники действительно сильно преобразились. Если старые все еще сидели в своей каморке и пугали без всяких преображений, то над новыми поиздевались знатно: вокруг глаз, чьи цвета стали еще более заметны, теперь были черные полоски, гривы растрепаны и кое-где не хватает волосков, костюмы порваны, из рваных дыр торчали провода и спокойно просматривался эндоскелет, а их зубы теперь стали походить на капканы, полные острейших зубьев, которые, по словам Фритза, были всего лишь картоном. Если главная троица стала жуткой, то оставшиеся маскоты какими были, такими и остались. И Дискорд, и Спайк, и, скорее всего, Марионетка-Твайлайт ничуть не поменяли свою внешность. Короче говоря, для меня настали сложные деньки, так еще и без Фаергейта. Все же, он мне нравится, хоть и был засранцем, или как понимать то, что жутко одиноко без него и хочется компании?

От этих мыслей и вида подсвеченного черного тельца летучей мыши, я несколько потеряла связь с реальностью и чуть не пропустила Спайка, который залез в вентиляцию и стал противно смеяться. Я грустно взглянула на черную пустоту коридора, откуда все еще доносился тихий писк, иногда прерываемый смехом, потом на маску, а затем на второй фонарик, оставшийся от напарника. Странно, что еще один фонарик есть, а еще одной маски нет, но мне, впрочем, и одной достаточно было.

Смех оборвался, как только я надела маску, но тут же в коридоре послышались шаркающие звуки и мой фонарик выхватил из темноты Дэш, с открытой пастью смотрящей прямо на меня. В общем, все как всегда, разве что место действия немного поменялось. Новые аниматроники, кстати, ничуть не изменились в своем поведении и продолжали свой путь ко мне. Я только сейчас заметила, что Дэш я слышу, а передвижения остальных аниматроников — нет. Объяснить это я могу лишь попыткой Фиолетового усложнить мне жизнь.

Когда голубая пегаска потеряла ориентацию из-за яркого света и скрылась обратно в свое убежище, я поудобнее устроилась на кресле и принялась от скуки пытаться завязать разговор с Фиолетовым, который пока не горел почему-то желанием поговорить.

— Привет... Э-э-э... А как тебя зовут? Просто ты пытаешься забрать мою душу и все такое, а я даже не знаю твоего имени... Можно, ты будешь Баклажаном?

Этим я пыталась разозлить его, сама толком не понимая почему, однако, ему на это было либо плевать, либо его просто не было, так как никакого ответа, кроме надоедливого писка, я так и не получила.

— Ладно, будешь Баклажаном, — не унималась я, — слушай, а зачем ты пытаешься убить меня такими странными способами. Я думаю, если бы ты хотел действительно убить меня, то убил бы еще на первой ночи. Зачем столько проблем? Что ты вообще хочешь? Мог бы уже быть хорошим жеребцом. Помогать другим пони, как Дискорд. Он же, по-моему, был раньше не очень положительным героем. Ты даже так можешь помогать, ведь многие до сих пор гадают: есть ли душа или нет. А, благодаря тебе, я знаю, что душа есть у каждого пони. А у тебя есть душа?

— У него нет... души.

От слов, произнесенных могильным голосом аккурат у меня за спиной, не наложил бы кирпичей на пол разве что какой-нибудь истребитель нечисти из книжек, типо Геральда из Ривии или Ван Хуффинга, но я отнюдь не персонаж какой-нибудь книжки, наверное. Однако я и не запаниковала, хотя и испугалась не шутку и чуть не свалилась с кресла от неожиданности.

— Я... не представляю... опасности тебе.

Слышать такое от маньяка уже вошло в обыденность, так что я медленно, опершись крылом о стол, развернула кресло и во все глаза уставилась на черное тряпичное тело аликорна с жуткой мордашкой и еще более жуткой улыбкой на ней.

— Привет, — сказало это нечто, в коем я признала Принцессу Твайлайт. Звук был очень глухим и печальным, словно его произносили не изо рта, а из самого чрева этого монстра.

— П... привет, — ответила я, вжавшись в сиденье от страха,только сейчас вспомнив про маску, но уже было поздно. Между тем, кукла, стоя на очень тонких ногах, больше похожих на спички, посмотрела на коридор, а затем обратно на меня и сказала:

— Ты забыла... завести... шкатулку. Спасибо...

— Пожалуйста...

— Я бы хотела... помочь, но... мне нужна дочь... Прости, что... напугала, но очень... сложно говорить в... этой штуке.

— Тогда зачем ты пришла ко мне?

Кукла повернула голову в сторону левой вентиляции:

— По другую сторону... еще одна пони. Он в... ее сне. Спаси ее...

— Погоди, — не поняла я, — здесь есть кто-то еще? Почему я ее не увидела?

— Ты... не смотрела туда... Он не... дает тебе...

Без лишних слов я вскочила с кресла, схватила со стола оба фонарика и маску, оглянулась на Принцессу, но от той уже и след простыл. Удивляться времени не было, так что луч света от фонарика высветил пустой коридор, и я направилась в "Комнату для вечеринок".

Забавно, но на моем пути не было никаких преград, будто бы аниматроники вдруг резко забыли про одинокую охранницу, с которой у них теперь больше шансов справиться, чем с двумя. Стоп, а что, если они идут к тому пони? Да, и почему мне никто не сказал, что здесь есть кто-то еще? Я бы могла принять его за вора... Хотя, кому в голову придет воровать сумасшедших роботов?

***

Мои опасения касательно наличия аниматроников в большом количестве возле того бедняги, к счастью, не оправдались, ибо возле двери в "Комнату" никого не оказалось. И не только около двери, но и в самом помещении никого не было, кроме мирно сопящей кобылки.

Это была зеленая земная пони с коричневой гривой, уложенной на бок так же, как и у меня. Судя по разбросанным вокруг нее кисточкам, банкам с красками и еще каким-то непонятным для меня штукам для рисования, она была одной из тех художников, о которых мне говорил Фритз. Спала она в забавной для пони позе. Устроилась она на мягкой подушке прямо на полу, свернувшись калачиком и прикрываясь собственным хвостом, как обычно спят кошки. Что она делает тут ночью оставалось для меня непонятным.

Я медленно подошла к пони, все время ожидая какого-нибудь подвоха, но ничего так и не последовало, так что можно с уверенностью сказать, что это просто обычная пони, спящая в смертельно опасном месте даже без намека на страх...

Спала она настолько крепко, что обычный толчок под бок ничуть потревожил ее сна, а только и смог, что выдавить из нее тихий стон боли и... наслаждения? Это было уже странно, но Твайлайт сказала, что Фиолетовый у нее в голове, так что я даже не представляю, что он там с ней делает. Даже спустя несколько толчков эта пони все так же пребывала в объятиях Луны и довольно улыбалась.

— Проснись, поняша, — я тихонько потрясла ее, — лучше вставай или злые роботы сделают с тобой плохие вещи. Я не шучу, вставай!

Что-то сзади негромко скрипнуло и в проеме показалась зубастая морда Пинки:

— Не прячьтесь от Пинки, жеребятки. Веселье только начинается!

В мгновение ока маска оказалась на моей мордочке, и я повернула голову в сторону аниматроника, глазами пытаясь найти выход из столь ожидаемой, но все равно щекотливой ситуации. Первой в голову пришла мысль о вентиляции, которой мы с Фаерейтом воспользовались ранее. Чисто теоретически, то можно подумать о том, как схватить эту пони в охапку, рвануться к спасению и, молясь Селестии, выбраться отсюда, но этого так и не понадобилось, потому что, пока я обо всем этом думала, голова Пинки исчезла.

— Могло бы быть серьезней, — обескуражено заметила я, все еще продолжая пихать соню крылом. Правда, от этого она скорее кайфовала, судя по ее постанываниям и, казалось, будто бы она уже давно проснулась и просто разыгрывает меня.

— Вставай! — прикрикнула я и с силой пихнула кобылку в бок, от чего она тут же стала ворочаться. Она встала на передние ноги, сладко потянулась и, открыв глаза, с любопытством уставилась на меня.

От такого пристального взгляда незнакомой пони мне чуточку стало не по себе, но я решила, что начать разговор первой будет наилучший выбор:

— Э-эм, привет?

— Привет, — ответила пони милым голоском, хорошо гармонирующем с ее зеленой шерстью и голубыми глазами, — ты вор или охранник? Нет, точно охранник. Зачем ворам этот ресторанчик, если рядом банк?

Пони подошла ко мне ближе, изучающе осмотрела, а затем повернулась ко мне крупом, нагнулась и стала собирать краски и кисточки, лежащие на полу, в две седельные сумки. Невольно мой взгляд прошелся по ее формам, и я заметила ее кьютимарку — кисть с синей краской на ней, присущая завиток на боку, что уже точно говорило мне о ее принадлежности к художникам. Пони была немного худовата и от этого немного выше меня, хотя возраст у нас вроде одинаковый.

— Так, э-э-э, почему ты здесь? — спросила я.

— Я не успевала к сроку, — ответила кобылка, — надо было обрисовать здесь стены. Я решила, что завтра лучше займусь другой работой и сюда уже не вернусь, и поэтому осталась на ночь. Кстати, я Грин Дай, но можно просто Грин.

— Атромейр, — назвала я свое имя и стукнула протянутое копыто, — очень приятно.

— Черная кобылка?

— Что?

— Просто Атро с латинского черный, ну а мейр — кобыла. Хотя, ты оранжевая, так что твое имя, наверное, значит что-то другое.

Тем временем Грин собрала все свое барахло в сумки и выжидающе уставилась на меня.

— Что?

— Если ты меня разбудила таким... Болезненным, — она потерла бок, — способом, то на это были причины, верно?

— Ах, да! — опомнилась я, тут же отчитав себя за забывчивость, — понимаешь, эмм, в этом месте ночью немного опасней, чем днем. Так что я бы хотела проводить тебя до офиса, где ты проведешь эту ночь и...

— Нее, — сказала Грин и уверенным шагом направилась к выходу, — вот что мне мешает уйти сейчас? Ты только не обижайся, но у меня дома тоже дел по горло. Кстати, спасибо, что разбудила, а то так бы я всю ночь проспала на этой подушке.

Зеленая пони открыла дверь и пропала за поворотом, а я стояла на месте и, пусто глядя в стену, обдумывала ее слова. А ведь, твою Селестию, что не позволяло мне уйти отсюда? Я просто могла встать, открыть дверь выхода и уйти! Но я этого не делала! Этого даже в моихмыслях... Теперь понятно, что Фиолетовый наслал на нас какую-то амнезию, чтобы мы не помнили про выход. Вот гад!
"Ага, я большой, большой, очень большой, просто большущий гад, дорогая моя поняша. Ты должна радоваться этому, ведь ты всю ночь не будешь одинока! Ну, если сейчас твою новоиспеченную напарницу убьют, то ты пропустишь свой шанс.

— Вот сено! — я вскочила на месте и помчалась на испуганный крик беспомощной кобылки, а Фиолетовый все не унимался:
"Знаешь, я долго не мог подобраться к ее эмоциям, воспоминаниям... Что-то сидит у нее в голове. И это что-то мешало мне. Впервые за много лет мне помешали проникнуть в разум! Я даже пытался говорить с ней, но она превратилась в жуткого монстра и дала мне бой, представляешь! Это удивительно!"
Грин оказалась возле выхода, где ее прижала зубастая Флаттершай. Пони прижалась к стенке, без возможности уже пятиться от аниматроника, а тот тем временем открыл пасть, полную хищных зубов-картонок и подходил все ближе к испуганной кобылке.

— Грин! Лови маску! — я швырнула земнопони маску Пинки. Та ее поймала и вопросительно уставилась на меня.

— Надень ее!

Спустя пару секунд все внимание робопони перешло на меня, а Грин зачем-то убежала не к выходу, а к офису, но это можно было пока оставить на потом, ибо злой робот явно не собирался давать мне поблажек.

— Пора есть здоровую пищу! — не к месту произнес аниматроник, показывая мне три ряда зубов и поднимая одну ногу в воздух, видимо, для удара.

Описывать свое состояние я могла описать лишь двумя словами — страх смерти. Многим знакомо этот страх. Когда на тебя несется поезд, нападет мантикора или превращает в камень кокатрис. Все посторонние мысли уходят, оставляя лишь одну о неизбежном конце. Некоторые спокойно это переносят, некоторые паникуют. Я же относилась к первому типу и покорно ожидала смерти от копыт маскота. Правда, в голову зачем-то прокралась мысль в семье, но смысл об этом думать, если ничего изменить нельзя.

Ну, когда главные герои умирали в середине истории, верно?

Удар небольшой деревянной балкой по морде, и Флаттершай, издав недовольный скрежет, исчезла в темноте, хотя еще где-то вдали слышался треск механизмов и обрывки голоса. Я обратила свой взор чуть правее и заметила Грин, опускающую балку.

— С... Спасибо, — только и смогла промямлить я, — ты мне жизнь спасла, Грин, твою Селестию!

Пока я приходила в себя, земнопони лишь пожала плечами и улыбнулась мне:

— Всегда пожалуйста! Слушай, там у вас выход закрыт... Мне бы ключи...

— Ах да! — я подобрала фонарик и вместе со своей новой подругой направилась к офису.

— Эх, Атромейр... Скоро ты узнаешь настоящую Ночь Кошмаров. Я тебе обещаю.