Автор рисунка: BonesWolbach
Неожиданные Соседи

Предыстория

Небольшая предыстория, которая знакомит нас со своими героями и говорит о надвигающейся проблеме.

На горизонте показалось солнце, Селестия никогда не забывала о своей работе, только такой ответственный индивидуум мог находиться во главе Эквестрии. Первые лучи осветили ярко-зелёную траву, украшенную цветами. Жизнь в этой прекрасной стране протекала своим чередом, удивляло даже насколько всё гладко. Начался день в маленькой деревушке в чаще леса. Гости редко заходили сюда, да и местных жителей можно было пересчитать по пальцам. В это раннее время мало кто спал, нужно было смотреть за хозяйством, готовить завтрак для своей большой семьи. Вот главная улица, да что уж говорить, это единственный переулок в поселении, тут тихо, всего шесть домов. С одной стороны старинные дома, ведь эта земля раньше пользовалась успехом у аристократов. Дома огромные, с флигелями, высокими окнами и широкими лестницами. В этих домах никто не живёт, обычно живут в небольших постройках на территории усадеб. С другой стороны три аккуратных новых домика. Никаких заборов, соседи хорошо знают друг друга, все тут одна большая семья. Но речь идёт не о жителях поселения, если идти дальше по улице, она плавно перейдёт в узкую тропку, а потом вовсе потеряется в высоких травах поля. Куда же она вела? Раньше эта дорога пользовалась спросом, там, дальше жил единственный врач деревни. Старожилы скажут вам много хороших слов об этом пони, он был настоящим профессионалом. Но его уже нет с нами, и тропинка потеряла своё значение. Никто не решается сунуться так далеко, что там — не знает никто. Откуда взялся страх? Просто довольно часто можно встретить на дороге незнакомых пони, на вопросы они ответить не могут, да, в общем, выглядят очень странно. Их прозвали «попаданцы», «это другие существа из других миров в облике пони» – одна из версий, но понятно же, что это не так. Всё что от них услышишь: «Эквестрия», «Слава Принцессе Селестии/Луне!», но откуда они знают столько об этом мире, но не могут ничего рассказать о себе. Этот парадокс изучался великим учёным Лирой. Хотя это происшествия минувших лет.

Мы находим дом, раньше принадлежавший доктору и его семье. Снаружи кажется, что в нём никто не живёт, но огород рядом хорошо ухожен, да и лужайка подстрижена. Внутри дом нельзя назвать уютным, скорее это похоже на номер в захолустной гостинице. Валяется разный мусор, грязная посуда, куча каких-то листов вперемешку с разными странными приспособлениями. Кажется, что тихо. Но только, кажется, вдалеке раздаются приглушённые звуки, будто кто-то стучит в пустую кастрюлю. Странные звуки доносятся с чердака, по мере продвижения замечаем, что мусора становится меньше. Чердак выглядит по-другому, всё аккуратно стоит на своих местах, комната разделена на две части, на одной стоят шкафы, среди них большой стол, с другой стороны цилиндрические аквариумы. Можно и так сказать. Жидкость в некоторых мутная, а некоторые вообще пусты. Даже нет предположений, что внутри. Звуки издаёт фигура за столом. Со спины можно предположить, что это дракон. Небольшой дракон. Существо раздражённо ударяет по предмету яйцевидной формы.

Внезапно один из аквариумов начал бурлить, жидкость закипела, брызги поднимались вверх, но аквариум слишком высокий, брызги осели на потолке, там уже есть следы — чёрные пятна.

— Иду, иду. Куда же вы все торопитесь? – существо сползает со стула.

Ростом оно не больше пони, но по короткой бородке можно понять, что это не молодой дракончик. Да, наверное, его родственники были драконами, но сам он таковым не являлся. Какая-то чужеродная, противоречащая законам смесь пони и дракона. Таких когда-то было принято называть уродцами, показывать в цирках за деньги.

Он идёт в угол и достаёт стремянку. Но внезапно аквариум разлетается на осколки и всё выливается наружу. Полудракон успел зацепиться и залезть на подоконник. Жидкость разлилась по всему полу и моментально впиталась, оставляя за собой чёрный налёт. Стремянка, оставшаяся на полу, вся почернела, будто побывала в жерле вулкана.

— Всё мне тут попортили… и куда торопятся? – вздохнул полудракон.

На полу, среди осколков, лежал кокон, сплетённый из множества нитей, из чего они сделаны нельзя было сказать, да и знать не хотелось. Полудракон удручённо вздохнул и достал откуда-то железную тележку, на которую потом положил кокон. Он медленно подкатил груз к одному из шкафов, с трудом отодвинул дверцу и закатил кокон. Из шкафа шёл дым, который ровным ковром стелился по полу.

Угрюмый смотритель сей лаборатории принялся за уборку, он спокойно заметал осколки, когда на чердак телепортировалась единорожка, которая не без интереса начала изучать комнату. Полудракон громко кашлянул. Пони подпрыгнула от неожиданности и начала сбивчиво оправдываться:

— Кантерлотская инспекция… эм… мы, то есть я пришла обновить данные об этой лаборатории… вроде всё, — она виновато посмотрела на собеседника.

— Да, я вас ждал. Неужели ещё кто-то помнит об этом проекте?

— Честно, мало кто помнит, но моя работа в том, чтобы вести учёт всех, кто сюда прибывает. Я не знаю, что будет в будущем.

Пони посмотрела по сторонам, извлекла из воздуха пергамент, перо и начала опрос:

— Сколько аквариумов тут расположено?

— Восемь, — полудракон отвечал отрывисто и чётно, он этого единорожке становилось не по себе.

— Но в прошлых записях значилось девять!

— Разбился, вернее, разбил последний прибывший.

— Сколько из них заполнены, есть ли заготовки? Все ли исправны?

— Два заполнены, заготовок нет, и не предвидится. Я хорошо слежу за лабораторией, но оборудование редко используется, я не могу утверждать, что всё работает.

Пони всё записала на пергамент и свернула его. Она ещё раз пробежалась взглядом по помещению, её взгляд приковал предмет, который лежал на столе, это было яйцо.

— Это твоё дитя?

Дракон как-то странно посмотрел на пони и проговорил:

— Это дитя вселенной…

— Можешь не признавать это, всё равно оно мертво…магия мне это подсказала, — добавила она, уставясь в пол. Единорожка уже собралась телепортироваться, когда её окликнули:

— Ты мне так и не представилась.

— Правда? Извини, я сильно нервничала, меня зовут Вива Вокс. А тебя? – она казалась немного растерянной и огорчённой.

— Лапсус. Ну, что ж будем знакомы, — полудракон протянул свою лапу.

Единорожка в замешательстве посмотрела на его жест, от чего Лапсус сразу же спрятал лапу за спину. Оба натянуто хихикнули.

— Знаешь, Лапсус, этот проект хотят закрыть, — тихо-тихо проговорила Вива и телепортировалась, оставив смотрителя наедине со своим горем.