Zutto

Под Новый Год парень находит на дороге пони. Он приносит её домой, согревает, выхаживает. А потом она просыпается.

Лира Человеки

Правила полёта.

Непроста жизнь пони, не владеющих магией - и пегасов это тоже касается. Скольких проблем удалось бы избежать, умей они запустить во врага файерболом или молнией.

Принцесса Селестия Другие пони

Долг Зовет

Будущее. Оно всегда сокрыто. Но стоит заглянуть за его грань, как всё может обернуться в ином свете. Однако, есть те, кто способен противостоять той силе, что кроется за смутной тенью мироздания. Жизнь - довольно сложная вещь. Это путь, через который мы проходим, сквозь наши переживания, тревоги, боль… то, что отравляет душу каждого, будь то простого смертного, или всемогущего духа. И время то, когда сердцами пони движут сомнения и страх, что только служители порядка способны изменить судьбу, взяв её в свои копыта.

Флаттершай DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Брачное ложе

Свадьба - это всегда знаменательное событие. Эпплджек и ее супруг явно желают сделать эту ночь незабываемой.

Эплджек

Imperial Rage

Высокое содержание насилия. Ненормативная лексика. Просто неприятный стиль написания. Ф обшем, фсйо, как йа люплю. Наслаждайтесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Шайнинг Армор

Принцесса Селестия

Селестия не самая добрая пони.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Октавия Старлайт Глиммер Санбёрст

Маленькое потерявшееся Солнышко

- Ты лицемерка! У тебя самой нет друзей! - звучат обидные слова Сансет в ушах принцессы Селестии. Стоя в коридоре перед комнатой своей ученицы, она вспоминает все события, оставившие её наедине с миром, во главе огромного королевства. А маленькое Солнышко в это время мчится прямиком в ловушку...

Принцесса Селестия ОС - пони Сансет Шиммер

Собственная теория

Есть много теорий появления жизни на земле. Вот еще одна.

Принцесса Селестия

Великая и Могущественная

Трикси Луламун после событий "Magic Duel" становится всеобщим изгоем. Вместо радостных улыбок и смеха, ей в ответ летят недовольные возгласы. Любой другой на ее месте окончательно бы пал духом, спрятал плащ и шляпу в сундук и занялся какой другой работой. Но Трикси не просто так зовут Великой и Могущественной, и она так легко не откажется от своей мечты...

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Разве тебе это не нравится?

Верный слуга Джейка — Рон — отказывается повиноваться приказам и перенимает инициативу в свои копыта. Но пегас не только не против. Наоборот, ему даже нравится.

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 8: Обсерватория Эпилог

Глава 9: Сокровищница

Свет, видный внизу и медленно опускающийся вместе с шариком Райта был виден Дику, и он пытался идти с такой же скоростью, что и спускающийся вниз единорог.

Медленная скорость друга вселяла в земнопони надежду. Надежду, что Райт, вопреки "зову" сокровищ, спускаясь вниз с осторожностью, опасается за свою жизнь куда больше, чем за сохранность сокровищ. Ещё не поздно вернуть археологу рассудок.

По крайней мере, он так думал.

Вскоре лестница кончилась, выводя Дика на конец центрального туннеля. Прямо перед археологом был проход с широко распахнутыми дверьми. Комната, в которую они вели, от сюда казалась низкой из-за потолка, едва ли не на одном метре находящимся с верхней точкой арки, за и длина его — метров двадцать. Пола не было видно из-за балкона прямо перед входом.

Но то, что комната была маленькой, оказалось ошибочным выводом.

Едва Дик вышел вперёд на балкон и глянул вниз, как глаза его расширились от удивления.

Окрашенные сложными орнаментами с изображениями множества звёзд, стены зала уходили вниз на тридцать метров вместе со ступенчатой лестницей, идущей вплотную к ним. В некоторых местах лестница давным-давно развалилась из-за беспощадного времени — либо из-за того, что кто-то по ним недавно прошёл.

А внизу было то, благодаря чему это место было названо своим именем — сокровища. Множество золотой посуды, украшений и драгоценных камней, всевозможные статуэтки и даже в некоторых местах — кинжалы в золотых ножнах, на яву которые Дик и сам ни разу не видел — видимо, из-за того, что боевыми кинжалами сейчас никто не пользуется.

Но всё это меркло на фоне самого главного сокровища этого зала, находящегося в центре охваченного блестящими лентами рисунков зала на золотой ажурной подставке, стоящей на мраморном возвышении — красный, как кровь, и могучий, как смерч, Философский камень. Даже рубины и то не могли отличиться таким ярким окрасом, и камешек размером с след от копыта выделялся из всего богатства чётким красным пятнышком даже с такого расстояния, на котором был от него Дик.

Интересно было, что Дик видел всё это, хотя после освещённой луной Обсерватории его глаза должны были немного отвыкнуть от темноты. А дело было в том, что внизу над сокровищами, сваленными кучей вокруг постамента с Камнем, оставляя чистой лишь окружность вокруг него диаметром в семь метров, висел магический шарик, лучи которого отражало золото сокровищ и разбрасывало их по всему залу — вплоть до потолка, под которым сейчас находился земнопони.

Но внимание археолога было приковано не ко всему этому барахлу, даже не к Философскому камню.

Он смотрел на край чистого круга в центре. У разбросанных вещей там сидел Райт.

Единорог рассматривал предметы перед ним и раскладывал их в разные кучки, видимо, сортируя. С первого взгляда можно было бы подумать, что чёрношёрстый просто сортирует находки. Но Дик знал Райта. Он видел дёрганья его тела от малейшего шума, видел резкие хватания сокровищ. А иногда он даже замечал, как сидящий вдалеке жеребец прижимает к груди золотой кубок.

Об остатках рассудка говорил лишь витающая в пространстве магическая сфера, скудно освещающая это место. Райт ещё мог соображать, напрягать мозг, чтобы создать источник света. Но что-то подсказывало Дику, что скоро и это единорог делать не сможет. если ничего не делать.

Вправо от балкона вниз уходила лестницу, идущая вплотную к стенам. Шириной она была чуть больше метра, и идти по ней придётся с куда большей осторожностью, чем по лестнице после Колонного зала. И снова Дик задумался, насколько успело влияние башни за такое короткое время свести его друга с ума, что он теперь спускается с такой высоты быстрее, чем любитель неба.

Так или иначе, но нужно было как можно быстрее вернуть Райта. Прежнего Райта, а не того, что сидит сейчас на дне этой сокровищницы.

Дик стал спускаться по лестнице сокровищницы.

Каждый камешек, падающий с лестницы, заставлял сердце земнопони падать куда-то, в район живота, а иногда и в самые копыта. Лестница держалась буквально на нитках. Райт наверняка пробежал её, но Дик делать этого боялся.

Прямо под балконом, на полу зала Дик увидел выглядывающий из-за какого-то шкафа с драгоценностями кончик арки и догадался, что это — выход к механизмам. Видимо, в порыве страха за золото Грит, — Райт за такое короткое времяпровождение в сокровищнице вряд ли успел бы загородить не только эту, но и противоположную ей дверь, неизвестно куда ведущую (по крайней мере, Дику), — забаррикадировал сокровищницу, пока был здесь. Теперь хотя бы можно примерно рассчитать своё местоположение.

С каждым метром спуска Дик всё отчётливее слышал шепот. Шёпот Райта. Сначала разобрать то, что он говорил, было невозможно, но постепенно до земнопони стали долетать некоторые слова единорога, такие, как "Моё", "Богатство", "Хочу", "Навсегда" и другие загадочные вещи.

А ещё чуть позже он стал слышать предложения друга:

— Никто не должен подходить... Никто не должен брать... Оно всё моё...

Фразы закрадывались в глубь Дика, заставляли его вздрагивать от страха — не за себя, но за археолога внизу. Надежда на то, что остатки разума жеребца не смела жажда золота, потухала с каждым словом Райта.

Дик дошёл до пола Сокровищницы. Лестница уходила дальше вниз. Диджер писал, что это мог быть спуск для... отходов? Это же обычная лестница. Похоже, мышление красногривого единорога тоже пострадало из-за Башни-Обсерватории.

Выходит, только Дик не изменился здесь? Неужели След Старсвирла Бородатого действительно предохранил его? Может, "подарочек" заключался именно в этом? Хотя это вроде должен был быть луч света правды во тьме неизвестности. Видимо, настоящим "презентиком" было сохранения рассудка... Но сейчас было важно не это.

Пока не обращая внимания на спуск в виде уже деревянной лестницы, Дик тихо подошёл к другу, чахнувшем над златом, и тихонько потряс его за плечо...

— Не подходи, пони! — ощетинился тот, тут же оборачиваясь и животом ложась на золотые вещички, — Оно моё!

— Райт, — тихо проговорил земнопони, — Ты... ты не узнаёшь меня?

— Узнаю! — шипел тот, — Ты ещё одна тварь, которой нужно моё золото! Не подходи! Оно моё!

Дик ошарашенно замер, рассматривая злые глаза единорога. Зрачки уменьшились, глаза едва ли не выпадают из глазниц. В них не было того доброго, слегка нахального и всегда готового помочь Райта. В них не было любви к кобылкам, приключениям. В них была только любовь к золоту. Страшная и бесповоротная.

— Как же так... — сокрушённо и потерянно прошептал Дик, медленно отворачиваясь. Позади него Райт снова обратился к золоту, шепча что-то сумасшедшее.

Земнопони посмотрел вверх. Вот она, сокровищница. Они добрались. Они сделали это. Но какой ценой? Райт потерял рассудок. Два археолога умерли.

Остался он один...

Отчаявшись, Дик подбежал к деревянной лестницей со всей силы ударил передними копытами вниз.

С треском он провалился вниз, успев ухватиться лишь передними конечностями за проделанную им дыру.

— А?! Что за треск?!

— Райт, это я! Помоги мне! Я сейчас упаду!

Повисла тишина, нарушаемая лишь тихим скрипом досок. Настал решающий момент...

— Ты что, решил, что я променяю своё золото на какого-то археолога, бывшего мне другом?!

Дик понял всё. Его копыта инстинктивно отпустили доски.

Но их схватили другие копыта. Чёрного цвета.

— Ты не ошибся, друг, — услышал он окрепший, до слёз счастья знакомый голос друга.

Райт втянул на крепкую плоскость друга.

Едва только единорог помог земнопони, как последний с радостью крепко его обнял.

— Воу, спокойней, дружище! Мы ещё не на свободе. Давай сначала выберемся.

— Райт, — Дик разжал объятия и, не находя нужных слов, вымолвил только: — Спасибо.

— Не стоит, — чёрношёрстый похлопал чёрногривого по плечу, — Ты бы на моём месте поступил бы точно так же. Так мы выбираться будем или как?

Действительно, ситуация требовала решения — они были в тупике, и нужно было искать выход.

Что-то внизу, под деревянной лестницей заставило Райта медленно опустить свой шарик света вниз, через дырку после удара Дика, а именно — блики.

Шарик был опущен не зря. Единорог с земнопони увидели...

— Вода? — удивился Райт, — Зачем она здесь?

— Может... Для напитка? — предположил Дик.

— Так много?

— Ты же не забывай о том, что на Старсвирла Бородатого тоже влияла эта атмосфера.

— Э-э... Я об этом не знал.

— Ка... А, ты же не был со мной. Я тебе объясню, когда выберемся. Я думаю, осталось не так много. Нужно спуститься вниз.

Как оказалось, под Сокровищницей была комната высотой два метра. Звуки капающей воды слышались отчётливо, с потолка свисала паутина, а стены казались даже немного зеленоватыми, создавая атмосферу подземелья. Но самое главное — повсюду в штативах и подставках были расположены запылённые колбы, на одном из столов с сломавшимися ножками лежала стопка пергамента. Подошедший к ним Дик прочитал заголовок "Черновики".

— Лаборатория? — спросил Райт.

— Она самая, — кивнул его друг.

В черновиках после быстрого просмотра Дик увидел всякие чертежи, карты звёздного неба и некоторые наброски заклинаний. Заметки и инструкции о создании Философского камня наверняка были уничтожены. Но даже такие черновики, мусор для Великого Мага, имели огромную ценность для Принцесс и учёных Эквестрии.

У стены Райт увидел рычаг. Выбитая на стене надпись гласила: "Экстренная эвакуация"

— Дик, — позвал он друга, — Я, кажется, нашёл выход.

Земнопони удивлённо уставился в сторону чёрношерстного и, увидев слова, было обрадовался, но через секунду недоверчиво покачал головой:

— Кто знает, может, этот рычаг сломался, и система не работает...

— Друг мой, я, пока в Обсерваторию пёрся, наткнулся на прекрасно работающую Астролябию. И хоть она заработала не сразу, о неисправности системы тут не надо говорить. Старсвирл Бородатый тут на славу постарался.

— Ну, тут ты прав. И да, Астролябию, похоже, я запустил.

— То есть?

— Потом, потом. Нужно из сокровищницы взять всё самое ценное.

— Я тебя здесь подожду. Как вспомню, что со мной сделало то золото... — Райта передёрнуло, — В общем, я тебя жду здесь.

Дик пожал плечами и поднялся наверх, в сокровищницу.

Сначала земнопони набрал немного драгоценных камней, потом взял пару кубков и, решив, что этого будет достаточно, посмотрел на Философский камень.

Собственно, ничего не произошло, ни с ним, ни с камнем.

Медленно подойдя к мраморному постаменту, Дик взошел по ступеням к подставке и, сглотнув, аккуратно и неторопясь поднял правым копытом сокровище.

— Да чтоб тебя...

Дик сразу понял, что что-то не так, а уж когда всё затряслось — так и вообще утвердился в своей догадке.

— Жми рычаг, Райт, это западня!

Райту не пришлось повторять дважды. Едва Дик приблизился, как рычаг был опущен.

Пол возле последнего тут же пропал, и друзья полетели вниз, в водохранилище.

На счастье, высота отсюда до воды была куда меньше, чем в начале деревянной лестницы. И нырок был безболезненным.

И едва они окунулись в воду с головой, как почувствовали, как их тянет вниз. Райт посмотрел вниз и увидел дыру внизу, в которую "смывалась" вода с ними.

Едва увидев это, жеребцы стали быстро всплывать, энергично работая копытами. Правда, Дику помешала нормально всплыть его до отказа набитая сумка...

"Книги!" — молнией пронеслось в голове земнопони.

Запаниковавший жеребец тут же забарахтался в воде, сильно замедлив плавание, тут же запутавшись в ремне своей сумки и растеряв половину воздуха. К счастью, на помощь пришёл Райт, увидев слишком много всплывающих пузырьков кислорода перед собой. 

Вынырнув, Дик тут же закричал:

— Книги намокли! Мы потеряем книги!

— Да твоим ж копытом! Сумки непромокаемые, идиот!

В эту секунду даже показалось, что в быстр смывающейся воде образовались мир и покой после моментального облегчения Дика.

— А я уж подумал...

Но тут они сами вместе с водой пролетели через дыру внизу водохранилища.

Вода стремительно несла археологов не вниз, а вперёд, по какому-то непонятному туннелю. Вроде как всё было даже нормально, пока впереди в центре дороги не показалось вертикальное препятствие. Друзья тут же оттолкнулись друг от друга, минуя его.

— Что это было? — проорал Дик, перекрикивая грохот воды.

— Тот туннель, в котором я лазал! — крикнул в ответ Райт, быстро соотнёсший местоположение. -Это значит, что мы уже...

И вдруг они зависли в воздухе. На секунду перед ними открылась свобода. Луга. Небо. Леса.

И в следующую секунду они снова плюхнулись в воду.

Они оказались в мелководном озере, даже скорее очень крупной лужице, только что образовавшейся после той самой воды, в которой они неслись вон из Башни-Обсерватории. Свежий воздух, от которого оба пони отвыкли, ласкал лёгкие своей чистотой.

Дик с Райтом без труда смогли встать и выбраться на бережок. И едва выйдя из воды, они упали навзничь прямо перед Башней-Обсерваторией.

Пролежали так минут пять, пока...

— Ну, рассказывай, — потребовал Райт.

За десять минут Райт узнал куда больше, чем Дик. След, механизмы, собранный до конца дневник археолога. Дик же узнал только про Астролябию.

За то более яркие впечатления были у Райта. Особенно после этого сумасшествия. И он с удовольствием и увлечением поделился ими с другом.

После этого Дик наконец-таки опустошил содержимое своей сумки. Как и было — камни, кубки, две книги из библиотеки.

— А Философский камень?

Дик показал копыто. Прижимая его всё время к себе, он так и не выпустил кровавый осколок.

Неожиданно Райт поинтересовался:

— Что ты чувствуешь?

Дик понял не сразу:

— Что ты имеешь ввиду?

— Ну... Магия же. Мощный камень, могущество.

— Есть слегка. Чувствуется, что с этим камнем я мог бы многое. Если бы, — он с ухмылкой поднял глаза к лбу, — Был бы единорогом.

— Дай его мне, пожалуйста, — попросил Райт.

— Эм... — Дик недоверчиво посмотрел на друга но, встряхнув головой, кивнул, — Хорошо, держи. 

Чёрношёрстый телекинезом взял камень и приблизил его к глазам.

Пауза.

— Ну как? — заинтригованно спросил Дик, — Что чувствуешь?

— Ничего, — искренне ответил Райт, — Камень как камень. У нас их вон, ещё штук пять.

— Ты... серьёзно? — Дик был удивлён, и очень сильно.

— Конечно.

— И даже прибавки сил не чувствуешь? Никакой?

— Никакой. Я тебе говорю — обычный камень.

— То есть... — Дик посмотрел на Башню-Обсерваторию. Неужели...

— Угу. Вот камень, — Райт вытащил из своей сумки камешек.

Дик удивлённо уставился сначала на рубин, а потом на Райта. Тот ухмыльнулся:

— Ты что, думал, что Старсвирл Бородатый будет класть своё самое главное сокровище на самое видное место? Особенно в таком состоянии. Я про это его сумасшествие лёгкое и то не знал, а ты и подавно должен был догадаться. Дружище, ты меня пугаешь.

— Но где ты его нашёл? — Дик никак не мог понять...

— В Лаборатории порыскал. У него он там в пыли на подставке в ящике стоял.

— Как-то... Неправильно для Философского камня.

— Он хотел его спрятать, Дик. Спрятать, а не дать найти. Мне просто очень сильно повезло, что я подумал обыскать стол, и что я не обратил внимания на тот камень вверху. Если бы я его заметил — мы бы с тобой оба решили, что сделали своё дело, и на радостях пошли бы вниз, даже не потрудившись обыскать ящики. Хорошо, что я с ума сошёл, — пошутил он под конец.

— Ну... Получается... Камень нашёл ты, а не мы.

— Не говори ерунды. Кто мне рассудок вернул? Кто ориентировался по дневнику Диджера Крокери?
Кто собрал сокровища и книги? Не ты ли?

— Ну, я...

— Вот и отлично. Который час?

— 1:30.

— Придётся нагрянуть к Принцессам. Принцесса Луна вроде же не спит. Пошли, покажем ей, что ли, наши результаты...

И, собрав все свои вещи, после чего положив Философский камень в отдельное место, чтобы не потерять, друзья направились к Кантерлоту.