Автор рисунка: BonesWolbach
Принуждение к обязательствам.

Новая эра, прежние пони.

ЕСТЬ МАТ!

Гуглдокс.

Форум.

Табун.

“Проблему, несмотря на ее причину, всегда можно решить переговором. Большинство несчастий идет от недопонимания друг друга.”

— Да стой же ты, в конце концов!

Вот дерьмо. Нет, ну в самом деле, кто меня тянул в такие дебри?

— Слушай, выходи по-хорошему! Тебе же хуже будет, если я позову других!

Ага. Так я и купилась. Я лучше вон в тех кустах спрячусь, подожду пока ты поближе подойдешь, а потом... Ну а потом буду втюхивать твое барахло ближайшему торговому каравану. Лишние средства не помешают. Поем хоть по-нормальному впервые за три дня, а не перекусывать буду чипсами всякими.

Тихонько, тихонько, полегоньку, помаленьку к кустам, чтобы не услышал этот придурок. Храни меня Богини, сделайте шаги бесшумными, а рейдера — глухим.

З-зап!

Не хранят меня Богини.

Ну и сама дура, сказали бы мне. «Не лезь в Валунистые Земли!». «Никто из Валунистых Земель не возвращался!». «Даже мутанты обходят это проклятое место стороной!». «У Шайнинг Битс так караван пропал, тебе тоже охота?»

А я лишь хотела путь сократить. Ну немного совсем, всего два часа бы выиграла, от Ривер Дам до Трейдинг Пост... А теперь на чаше моя жизнь. Ну уж нет, так просто я не сдамся. И нафига я так поперлась? Думать раньше надо было, дура. Вот и учись на своих ошибках, как распоследний дебил.

— Не заставляй меня тратить на тебя еще заряды! Убивать тебя мне не хочется!

Ага. Стрелять первый начал когда я на тебя наткнулась. Ситуация была вообще хороша. Все было банально просто: спящий рейдер, я, сумки неподалеку, тихонько подойти, тихонько взять вещи, тихонько уйти, и потом в безопасности осмотреть. Ну, при неудачи пристрелить рейдера.

По правде, я и лажанулась. Под копыто попал камешек, я поскользнулась, чуть не упала, ругнулась в полный голос — а рейдер, чтоб его, проснулся, маленько (да уж наверно сильно) удивился — это что еще за кобыла у меня припасы ворует? — да и начал палить из своей пушки. Вот только спросонья и не попадал. Почему я его не застрелила в тот же момент?

Где вы видели рейдера с магическим вооружением? Нет, ну правда, рейдер — и с магическим оружием? Да чтоб мне провалится сквозь землю, если он не убил владельца этого пистолета! Ну а я что, глупая что ли? Пустошь тебе сызмала талдычит один и тот же урок: если что-то странное и непонятное — нос не сувай, вали подальше. Рейдер с магическим оружием — уже как минимум странно. А к странному надо относиться с подозрением. Ну или бежать от этого, копыт не чуя. Что я и пытаюсь сделать, вот только этот сумасшедший твердит что вреда не принесет. Ага. Ну-ну. Поверь — и ощути нож в горле.

З-зап!

— Может вылезешь? Нам нужно поговорить! Нам твой труп не нужен, ты нужна живая!

Ого. «Им». Их там больше одного! Ну конечно, рейдеры поодиночке не ходят. Догадайтесь, зачем им нужна живая кобылка? Ну да. Именно для этого. Но говорят, некоторым и мертвые нравятся... Бррр. Извращенцы.

— Слушай, давай заново? Это было легкое недоразумение. Вот давай, я откладываю в сторону излучатель, ты ставишь на предохранитель седельные пушки, и мы все это дело обсуждаем как разумные пони! Ну как?

— А суком в глаз не хочешь? А копытом в морду не желаешь, а, отродье пустошей? — заорала я. Уж если разговаривать с рейдером, то уж так, чтобы понял, что с ним цацкаться не будут. Если рейдеры разговаривают на языке силы, то чем мы хуже?

— Почему грубишь? Почему обзываешься? Я тебя как-нибудь оскорбил?

Чтоб тебя Дискорд побрал. Меня это уже начинает бесить. И пугать. В общем, неуютно мне становится! Я привыкла в опасность стрелять, или убегать от нее, если что. Но никак не разговаривать! Разговаривать с рейдером, пусть хоть и странным, мне совершенно не хотелось. Блин, самый легкий выход из этой ситуации — свалить куда-нибудь. Да если бы мне кто-то дал это сделать. Я сижу в плотном кустарнике, рейдер пригнулся за каким-то валуном, и постреливает вслепую из своего излучателя. Я бы с радостью дала очередь из своих легких седельных винтовок 5.56 калибра, но ведь придется из кустарника вылезти! Нда, позиция у меня хороша, ничего не скажешь. Ну а что вы хотели, я планировала здесь затаиться и потом пристрелить этого рейдера когда он к кусту подойдет. А сейчас что?

А сейчас я тут лежу в этом кусте и пытаюсь хоть как-нибудь выкрутиться из этой ситуации. Мне бы сейчас гранату... Вот ведь была, была одна или две у караванщика в Ривер Дам, была! А я крышки зажала... Впредь буду покупать парочку. Впредь, ага. Если вылезу. Это не я барахло рейдера буду продавать торговцам, а рейдер мое. Блин, влипла я по самый круп.

— Ты еще здесь? — рейдер высунулся из-за своего валуна.

Вот дебил. Здесь еще, здесь, получи пулю.

Тра-трах!

Мимо. Пули черкнули бок валуна, а этот рейдер (кстати, земной пони, как я) снова спрятался.

О-о-о, половину сокровищ целого Стойла за гранату... Пустошь не прощает ошибок.

А говорили Пустошь изменится, жить легче станет, воды чистой станет больше, трава будет зеленой, яблони будут расти с вот такими яблоками, прям как на картинках из детской книжки Стойла. Тьфу. Да, лучше, чистой воды поболее стало, но, блин, лучше ли от этого всем стало? Только, блин, этим больным беднякам-попрошайкам, коих просто много рядом с большими поселениями. И что с того что солнце видно теперь? Тьфу, ничего особенно, желтый кружок в небе, светит себе да светит. Жили без него раньше, не помирали.

Радио с треском пополам пересказывало слухи о том что наступила новая эра жизни Пустоши — новая эра Эквестрии. Новая эра — новые идеалы. Новые идеалы — новое общество. Пересказ слухов, блин. Отсюда до Кантерлотской Пустоши год ходьбы, а с тем что навалилось в последние три года, вообще можно забыть о переезде.

Они на этом радио совсем с ума посходили, да? Новое общество, за ногу их. Старые пони — старые идеалы. Старые идеалы — старое общество. И никакие потрясения не смогли бы сразу изменить всех обитателей Пустоши старой эры. Все осталось по-прежнему. Хотя нет, появились новые проблемы, такие как Анклав. И хоть он чуть ли все не просрал как пьянчуга в баре — он все равно оставался не по зубам даже продвинутым Рейнджерам. Что там говорить про обыкновенных пони? Встретил пони в броне Анклава — надейся на то, что эти ребята — отступники от своих правителей, и если что, тебе помогут. А могут и работенку дать. Ну а если эти пони окажутся твердолобыми тупицами в броне? Ситуация будет прямо противоположная. Либо расстрел на месте, либо плен. Хотя какой это плен, пони в Пустоши не знают что такое плен. Зато знают что такое рабство. Ну понятно наверное, что «плен» Анклава немногим отличается от рабства?

Тьфу, и во что они там верят? Что такое происшествие как разгон облаков и показ Солнца возьмет да исправит все? Ну-ну, продолжайте верить, тупицы. Пустоши вам не Стойла, где можно укрыться в своих розовых снах.

Пустоши вообще такое место, где все друг от друга бегают. Я от неприятностей бегаю, да и наверное кто-то от меня тоже бегает. Лично мне было бы приятно, если бы от меня кто-то бегал — проблем меньше.

Да что там, моя семья сбежала из Кантерлотской Пустоши еще когда я была маленьким жеребенком. Где мы там жили... Не помню. Да и не хотелось узнавать. Дел было невпроворот, жрать все время хотелось, отец брался за любую работу, зачастую даже с едой в качестве награды. Мать же... Вскоре после переезда она заболела какой-то лихорадкой и умерла. Даже врач из ближайшего Стойла не смог помочь ей. Приказал изолировать и не подпускать никого, а все личные вещи — сжечь. Что мы и сделали. Сожгли все. Даже книжки с рецептами из растений Пустоши. Никто не решился переписать. Все боялись заразиться.

После этого мне с отцом стало совсем невмоготу. Отец начал браться за абсолютно любую грязную работу — будь то чистка сортиров, или убийство. Да что там говорить, мы и из той деревеньки уехали чуть ли не с пустыми копытами, только с одним пистолетом да с небольшой кучей припасов. Не знаю, что им двигало тогда. Это ведь было чистое самоубийство! Попадись нам какие-нибудь мутанты — мы бы просто полегли смертью храбрых. Ха. Я сказала «храбрых»? Я имела в виду глупых. Пустошь — не для слабаков и идиотов.

Видать Пустошь про нас либо забыла, либо имела другие на нас планы. Вскоре отец решил снова поселиться в каком-то городке. Он снова принялся зарабатывать нам на жизнь. Но в этот раз все было по-другому. Городок был основан практически дикими пони. Что там творилось по ночам в темных переулках — не для нежных ушей. Убийства, изнасилования, разбои — это малый список того, что там происходило. Пони там бросались на любого, чья пушка была меньше, а кошелек — толще. В таких условиях сам дикарем станешь. Наверно это и объясняет мою частую злость и раздражительность ко всему. Ну а как можно верить кому-нибудь, если этот кто-то может ворваться к тебе ночью в дом, утащить куда-то и жестко во все дыры отыметь? Да не один, а с компанией? А у меня так чуть ли не произошло. Хорошо отец узнал об этом от своих дружков и примчался со всех ног, а то б дело закончилось плохо. Отец к тому времени «наработал» себе одну легкую седельную пушку, так что убеждение дикарей произошло очень быстро.

После этого нам с отцом пришлось опять отправиться в путешествие. Так и скитались, пока не дошли до Трейдинг Пост, маленькой торговой деревеньки. Да вот только дела нифига не шли. То ли цены были выше, то ли отец совсем выдохся, но нам не удалось построить хоть какое-то укрытие — не говоря уже о простом шалаше из дерева или железяк или о какой-нибудь хибаре. Приходилось либо снимать кровать в гостинице, либо спать под открытым небом, а это — не самое лучшее занятие. Попробуйте, представьте: у вас нет пушки и вы один в Пустошах. Представили? Лучшее, что с вами сделает Пустошь — выведет вас в какой-нибудь цивилизованный населенный пункт, в худшем — вас съедят, убьют или возьмут в рабство.

Так или иначе, наша семья пришла к тому, от чего убежала из Кантерлотской Пустоши. А именно — к выживанию на голодном пайке. Отец даже порох ел из патронов, когда мне все съестное отдавал.

Так продолжалось недолго. Тот день, когда моя жизнь дала неожиданный поворот, я запомнила надолго.

Всего через полгода после того как мы приехали в Трейдинг Пост произошел набег работорговцев. Набег был... наполовину удачным. Все палатки и маленькие шалашики, что стояли на окраине городка, были разорены. Пони, жившие там, были взяты в плен. Я в это время находилась в гостинице, искала работу. Работу мне не давали — кто знает, что может учудить эта пони без метки? Вдруг у нее талант с шваброй, а ей дадут работу по перемещению багажа постояльцев? А ведь и своровать что-нибудь может, кожа да кости одни! Я в это время клянчила работу, и вполне вероятно что это спасло мне жизнь. Часть пони с оружием вышли сразу, остальные стали готовиться к осаде. Ну а я? А я забилась куда-то в угол, и стала ждать.

Выстрелы продолжались приблизительно минут двадцать. За это время я успела стянуть со стола маленькую кучку странной зелени — так мне хотелось есть, а тут шанс, все внимание не на мне! Наверное зря. Ибо до того как стих последний выстрел меня успело пробить в пот несколько раз, живот закончил исполнять концерт, а в глазах поплыли краснющие пятна. Как только все стихло, очень быстро, ничего не соображая, я рысью побежала за пределы города. Зачем? Да кучу наложить — так меня закандырило!

Не знаю сколько времени прошло — наверное десять минут, а может и полчаса. Но на запах никто не приходил... Что и понятно, вы бы подошли к чему-то противному? То-то. Потом дошло что выгляжу как дура полная — просто ситуацию себе представьте. Еще темнеть начинало, а остаться на ночь вне города без пушки — верная смерть. Это ясно понимает любой обитатель Пустошей, я уверена.

Такой же рысью я и побежала обратно в город. Но то ли меня не до конца отпустило, то ли судьба надо мной шутила в тот день, но какой-то Селестией я умудрилась чуть ли не проткнуть ногу непонятной острой арматурой, которая на самом деле оказалась стволом незнакомого орудия. Не магического — такие я увидела где-то через четыре года, и можно их отличить по стволу — а простого, заряжаемое патронами. Ну я его и вытащила зубами за ствол — больно до жути, зубы и язык рвало просто, как будто пушку там кто-то держал снизу и сопротивлялся.

Так и было. Едва выдернув пушку, я увидела лицо этого безумца что держал ее зубами. Ох, мать вашу, до сих пор в кошмарах снится! Страшное, с изьеденной кожей, вдавленными глазными яблоками, с оголенным местами черепом, с мутировшими сороконожками, вылезающими из носа и рта и оставляющими за собой след из слизи... После того как меня вырвало на лицо трупа, красивее он мне казаться не начал. А тут еще и сороконожка по пушке ползти начала... Плоть почуяла, наверное.

Я уже хотела бросить всю эту мерзость и побежать обратно в город, но простой голос рассудка не позволял мне оставлять посреди пустыни пушку в хорошем состоянии. Мою пушку. А что вы хотели? Я ведь ее нашла, я свои зубы драла когда ее вытаскивала, почему это она не может стать моей? В конце концов, это крышки, много крышек которые у меня будут, когда ее купит первый караван! Именно караван, в Трейдинг Пост меня все как облупленную знают. Отобрали бы со словами «не игрушка тебе, иди подрасти» и спасибо не сказали бы.

Вот с такими мыслями я стала вытаскивать потенциальный источник дохода. Похоже, когда убивали этого пони, то его пушку почему-то засунули прямо в глотку! Просто омерзительно, я ее из самого горла доставала практически!

Я знаю, что у меня с удачей большие проблемы. Ружье выстрелило. Пара зубов в крошку, рот отбило к чертям, кровь потекла из нёба. Это одновременно были и хорошими новостями, и плохими. Хорошие новости — раз стрельнуло — значит задет курок — значит тащить осталось недолго. Плохие новости — зубы так и не выросли, а на шум и на запах крови могли много кто придти. Ну и фиг с ними, с зубами и головой, не смертельно, не померла еще вроде, а вот пушку я выдернула одним рывком, очищая сразу и от насекомых и от… разных налипших внутренностей.

Похоже пушка и вправду оказалась в отличном состоянии, раз еще и стреляет. Но это были не все «приятности», которые преподнесла Пустошь в тот день.

По возвращении (укрываясь от лишних глаз, чтобы пушку не утащили), я начала высматривать себе и отцу новый дом. А что? Все равно обитатели взяты в плен или убиты, что добру пропадать. Плюсы сплошные тем кто выжил. Можно обокрасть и все продать, а потом жить в новом жилище. Как говорится, «было ваше, стало наше». Одна я конечно не продержусь, а с отцом отстоять смогу.

Вот только отец не пришел. Его тело сожгли вместе с остальными трупами для профилактики от инфекций на окраине городка, совсем неподалеку от того места, где я нашла «новый» дом. А после захотели растащить мелкий синий мешок, принадлежавший отцу, что и сделали бы, если я не взяла его быстрее. Почему не отобрали? А просто — рядом лежало немало различного барахла, никто и не заметил пропажи. В мешке было совсем немного: два 10мм пистолета, патроны к ним, какой-то журнал с непонятными символами и схемами, парочка корешков — похоже что отец был вне города, искал всякую всячину. Один пистолет я продала практически сразу, не торгуясь, чтобы не оставлять свое добро в своей хибарке без присмотра надолго.

Через три дня, когда пришел новый торговый караван, я попыталась продать, как мне сказали, охотничье ружье. Караванщики удивились состоянию оружия, но в покупке отказали. «Прости, малютка, но у нас просто крышек не хватает на такую красотку» — был ответ. Они оценили ружье примерно в три тысячи крышек! Ну а я не дура, за дешево продавать не собираюсь такое. Поэтому просто выменяла все что у меня было на 10мм пистолет-пулемет, легкую кожаную куртку, замок на дверь и на кучу съестных припасов.

Точнее сказать, еда мне была дана на халяву. Так сказать, «вечеринка по поводу получения кьютимарки!».

Нет, правда. Именно в тот день я получила свою кьютимарку. Когда обменивалась. Хоп! И появилась. В виде золотого ружья. А что она означает — я не знаю. У меня фантазия сработала только на то что мой талант — быть оружейником. Что-то связанное с торговлей. И вот с такими мыслями я начала торговаться с другими торговцами.

Ага, торговка. Ничего у меня не получилось. Простой способ обогащения: купи подешевле, продай подороже — не сработал. Ни с одним из торговцев! «Не твое это дело» — вот и весь вердикт.

Ну раз не мое, а мой талант каким-то образом связан с оружием, то что мне делать? Ну я так и ляпнула тогда сгоряча. На что мне караванщик предложил пойти в эскорте до Ривер Дам, за 25 крышек в день.

И я согласилась. Все равно крышек мало не бывает, а до плотины всего-то четыре дня пути, итого 100 крышек, плюс обратный путь тоже в караване... По крайней мере, так хотелось бы. А Трейдинг Пост мне все равно опостылел донельзя.

А в Ривер Дам я была впервые. И отличий от Трейдинг Пост не увидела. Единственная достопримечательность — разрушенная дамба — интереса никакого не представляла, ни с мародерской точки зрения — все уже вытащили, ни с какого-нибудь еще. Быть может, если дамба была целой, то было бы еще возможно перейти на другую сторону реки, а так... А, как будто меня тянуло куда-нибудь. Это вон, путешественников куда-то гонит на свой круп. А у меня есть что терять.

Обратный путь домой не заладился: меня никто не хотел брать в охранники каравана. В конце концов, плюнув на всех и вся, я поплелась обратно, купив спальный мешок и припасы. И не спавши нормально четыре дня, вернулась обратно в Трейдинг Пост. Опыт незабываемый! Дебилы учатся на своих ошибках, когда умные на чужих, все как всегда.

Вот и с тех пор так и живу. С караваном туда, с караваном сюда, плюс торговля, плюс пострелять по рейдерам. А сейчас шла без каравана, и решила сократить дорогу. Ну а что? Я же по краю Валунистых Земель пошла, думала ничего такого не будет! А тут тебе раз! И рейдеры.

Вот понятно почему пони пропадают. И понятно что рейдеры делают со всеми, кто сюда попадает. Они их убивают и едят! Здесь пони исчезают бесследно. А как можно сделать так чтобы про пони никто больше не услышал? Правильно, убить его, а труп закопать. Хотя даже закопать, как я знаю, не дает полноценного результата. Значит съесть самому или скормить мутанту. Какой пони в здравом уме будет есть мясо? Ну только если в самом крайнем случае.

А солому навешивают, навешивают на уши на радио! «Новая Эквестрия! Новая жизнь!». Тьфу, тьфу, тьфу! И нафига его включают, если там один трындеж и разводилово на радио?

Ха, я помню как мелкий жеребенок спрашивал — а солнце ночью тоже светить будет? Нет, ему ответили, ночью светит луна. А он такой: а она так же ярко светит? А ему: нет, послабее. Помнится, он сильно расстроился. Ожидал чего-нибудь такого потрясного. Кормят байками как заживем мы все всю Пустошь. Тьфу. Слух на слухе, слухом погоняет. Тьфу еще раз. Противно даже. Удушила бы своими собственными копытами любого кто еще эту байку расскажет.

Блин, нашла время сейчас сердиться! Вон, у тебя затычка, геморрой, все что угодно за валуном сидит. И никак не даст уйти. Тьфу. Думай давай, думай, как от него уйти...

Так. Есть варианты. Первый — выбежать из кустов с диким криком и просто пристрелить рейдера. Плюсы — вероятность того что не словлю ни одной пули, то есть заряда. Минусы — своим криком я его дружков привлеку. И получим мы еще большие проблемы. Ну, не учитывая что еще зверье всякое понабежит.

Второй — тихонько, осторожно вылезти из кустов, и перебежками между валунами и холмами уйти куда подальше. Плюсы — ну, потом меня назовут «Пони, которая выбралась из места откуда никто не возвращается!». И это не дырка в крупе, если кто не понял. Сомнительный плюс. Минусы — у меня будет столько геморроя, а если еще и спалят меня, то придется принимать бой. Или бежать обратно. Вот только меня сразу и пристрелят на месте. Плюс еще кустарник вроде сухой, он трещать будет.

— Слушай, это последний шанс. Либо ты выходишь с пушками на предохранителе, либо я зову своих и тогда ничего не гарантирую.

— Слушай, а может тебе заткнуться и ты просто свалишь отсюда побыстрее, а? — я повернулась чуточку для лучшего прицела.

— Ты отказываешься закончить инцидент миром?

— А ты, значит, отказываешься свалить по-хорошему? Ну давай, приводи дружков, у меня гранаты есть. На всех хватит, — гаркнула я. Если для выживания надо врать, придется врать.

— Неа. Нет у тебя гранат.

— Да ладно? С чего такие подозрения? — усмехнулась я. — Проверить хочется?

— Просто знаю, что у тебя гранат нет. Ты бы их уже использовала. Сразу как только оказалась в кустах, — у этого гада сейчас на роже такая улыбка, наверное! — И хватит трястись со страху, я не хочу причинить тебе вреда.

— Чего? Тебя, обшарпанного рейдера, боятся? Насмешил.

— Ну а кто в кустах перебирал варианты как бы свалить не повредив шерстку?

— Точно не я.

— А вас в кустах двое, да? А то я могу и ошибаться. Не до конца починили технику. И я сам неуч еще тот, — признался мой враг.

— Да ты дебил, если честно, и урод. Сидишь за валуном и ссышь кипятком, — меня это уже достало. Честно. Если бы он стоял рядом, то я бы его просто удушила. Или забила до беспамятства.

— Ой, ну извини, я тебя обидел? И да, видно что я тебя раздражаю. Успокойся.

— ДА Я СПОКОЙНА НАФИГ! — вырвалось у меня. Еще чуть-чуть, и я просто зарычу. Как какой-нибудь хищник. И вылезу из кустов, только лишь посмотреть как он корчиться будет в предсмертных конвульсиях. Ну, после того как я его пристрелю. Очередью в голову.

Так. Стоп. Раз-два, раз-два. Он же меня как раз таки ради этого и злит. Чтоб я вылезла на открытое место, а там он и его дружки и покажут как питательны пули и бодрящи заряды в Пустоши. Нет уж, так я не поведусь.

— Ой, ну глупость-то какая, мне совсем не нужно тебя злить. Блин, ребят, вы там скоро? — да чтоб эти твои «ребята» провалились! — Что? Три минуты? А гранаты есть? Что значит «на одну и без гранат пойдем»? Не, ребят, она тут в кустах засела, а я ее вытащить не могу. Не, я уже пять зарядов исчерпал. Да, я сегодня косой. Ну, ждем вас.

Дело дрянь. Если я тут засижусь, то они меня возьмут числом. А если побегу прям сейчас, то нарвусь на заряд. На открытом поле не спрячешься! И кто догадался назвать эту местность Валунистыми Землями? Тут только один валун, который я вижу, и он занят этим придурком!

Ну вру, вру. Не один. Все остальные просто очень далеко... А поблизости только длинный неглубокий овражек. Если умудриться не поймать заряд, то в этом овражке можно вполне добраться до большого скопления безопасных камней. Если не зевать только, а то там ситуация не очень хороша будет: я снизу, рейдер сверху. Неприятно будет. Для шкуры.

Вот и рейдер вроде успокоился, не стреляет. Заряды бережет? А, Дискорд с ним, мне бы до оврага добежать. Там, в овраге, не мешкать и бежать со всех копыт. Вот только надо решиться, а то просижу тут до скончания веков, а его дружки быстрее подойдут. Против нескольких рейдеров здесь мне, увы, в данной ситуации не справиться. В общем, решено. Надо делать ноги.

— А куда это мы собрались? — неожиданно сказал рейдер. — По оврагам собралась? Там эти, как их там, раднасекомые и прочие мутанты. Ты же не совершишь такую глупую ошибку, правда?

Вот скажите, откуда?! Вот откуда он это узнал? Не в первый раз так ловит, наверное.

— Умный самый, да? Шел бы ты своей дорогой, пока я тебе шею не свернула!

— Ой, боюсь-боюсь. Вылезай, и все будет нормально. — продолжал издеваться рейдер.

Уххх, была бы ситуация другого рода, он бы огреб. Так огреб, что потом купил бы вставную челюсть. Или нет, ноги поотрывала, во! Ухх, как бы он орал!

Зап! Зап! Зап!

Крути-верти меня на роге аликорна, неужели так быстро приперлись его дружки?! Вот и все, полный швах. Полосатый Пиздец пришел.

— Внимание! Выбрось оружие перед собой и мы сохраним тебе жизнь! Любая иная попытка перемещения будет расцениваться как побег и будет жестко пресечена!

Ага, сейчас. Спешу и падаю. Эти твари меня уже в рабы записали. «Побег»! Пфф. Поймайте, ублюдки!

— Слушай, а может ты ее телекинезом вытащишь? — рейдер адресовал свой вопрос новоприбывшему другу, несомненно, единорогу.

— Мастер не находит такой способ хорошим. Мастер учит что если пони сам выйдет, то это будет лучше для всех, — раздался второй, менее грубый, голос.

Ну, мало того что они рейдеры и работорговцы, так они еще и обкуренные в хлам! «Мастер», видите ли, у них есть!

— Не слышу твоего «Мастера», козел! Пускай тащит свой круп сюда, этот мешок с костями, я ему устрою «хороший способ»! — заорала я. Дело принимало очень скверный оборот, и меня это бесило.

— Кхм. Извините? — раздался тихий голос сзади. Разъеби меня Селестия, неужто какой-то из этих гребаных выродков у меня за спиной?!

От такого сюрприза у меня натурально грива и хвост встали дыбом. Окружили, сволочи... Быть окруженным неприятно. Отступать приходится с боем. Ну а в рабство я не хочу. И игрушкой быть им тоже. Значит придется драться.

По голосу сзади меня вроде один пони, впереди два. Причем этот одиночка туп как пробка. Подкрадывается сзади — и только задает вопрос. Да они тут точно обкуренные! А ладно. Сейчас я этого урода успокою и поскачу отсюда со всех ног. Надо только быстро сделать дело и бежать, на труп с вещами, как ни жалко, внимания не обращать. Все равно поднять нет времени, а эти два истукана за валуном обязательно начнут стрелять.

Ну, я разворачиваюсь, урод, прощайся с жизнью!

АХ ЧТОБ ВАШУ ЛУНУ!

Нет, блядь, это уже ни в какие рамки не лезет! Да Пустошь что, обалдела вконец? Дискорд скуку развеять вышел? Вот суки, от этого просто охренеть можно! Это нифига себе, просто капец полный! Разъебите меня тысяча аликорнов сразу, но это! Это, блядь, какой надо быть скользкой сучьей пастью, чтоб так везло? Е-мое, это до чего надо дойти чтобы пони в броне Анклава работал вместе с работорговцами?

Святые пули, это был реально солдат Анклава, в броне с стрекозиным шлемом, с концом хвоста в виде кинжала. Плюс две пушки — магические, по прямоугольному корпусу и стволу можно узнать, и обе нацелены на меня. Так что я могу уже прощаться со свободой. Даже если я побегу, то анклавовец меня все равно догонит, где бы я не находилась: в овраге или на открытой местности — мне в скорости с ним не тягаться. В вооружении — тоже. Ввязываться в бой — опасно: я ему мало что сделаю, а он и его друзья превратят меня в кучку слизи. Да, в полном крупе моя жизнь. Только она оттуда и не вылезала.

— Ваши винтовки, мэм. Вы идете с нами. — голос пегаса вывел меня из размышлений. Ну ладно, а может они меня просто отпустят?

— А если не пойду? — в общем-то ответ на вопрос я знала, расстреляют меня как пить дать, но решила время тянуть — авось долбанные Богини смилостятся, чудо какое-нибудь произойдет?

— Мэм, возражения не принимаются. Вы или пойдете с нами добровольно, или нам придется использовать силу. — с этими словами пегас подлетел вплотную. Его шлем оказался примерно на одном уровне с моей головой. Вот попала... Не хочется в рабство, ой как не хочется!

— Слушай, Фаст Физерс, кончай уже с ней! Стреляй или гренку кинь! Наши уже волнуются, два раза запрос отправляли! — вклинились в разговор два подельника — рейдера. Волнуются гады, в туалет им приспичило что ли...

— Сейчас, сейчас! — отвлекся пегас и посмотрел через мое плечо. — Мы уже все, заканчиваем!

Ага, сейчас. Разбежался. Отвлекся? Ну и не серчай, залетный. Покедова, ублюдок! Конечно, несколько выстрелов в упор из 5.56 калибра тебя не вынесут, но хоть запудрят тебя на время. А мне много не надо. Всего-то придется бежать со всей дури между валунов, оврагов и камней. Тяжело, да, но ради свободы и не такое вытерпишь!

— Стой, куда?!

Дебилы, честное слово. От вас подальше, работорговцы хреновы! Жрите пыль, а пока ваш бронированный дружок не очнулся, я побегаю. Возможно займу какие-нибудь камни. Убить солдата Анклава трудно, но все же выполнимо. Вообще любого пони можно убить. Вопрос лишь в том, как он тебе сдачи давать будет. А то ведь может и тебя зашибить.

Вообще-то я своей шкурой просто так не рискую, с голыми копытами на сильного противника не полезла бы, но сейчас совсем другая история. Сейчас, фигурально выражаясь, меня загнали в угол. А тут уж любой начал бы царапаться и кусаться, лишь бы себя спасти. Вот и я сейчас так же поступила. Мне моя жизнь дорога, и в рабство я отдаваться не хочу!

Я побежала изо всех сил к ближайшим валунам, подгоняемая злостью и … страхом. Да, страхом. Страхом что меня все-таки могут поймать. Но делать нечего! Вообще странно, что тут пегас в броне Анклава. Если он из Анклава — то почему у него эти оборванцы в помощниках? Другое дело если он Дашит... Но все равно мне кажется что он тоже не из Дашитов. В смысле, зачем Дашиту помогать работорговцам? А эти двое точно из шайки работорговцев.

А все просто. В Пустошах все возможно. Настоящий хаос. Сегодня пони тебе друг, а завтра горло перегрызет.

— Держи ее, ребята! Фаст, ты чего тупишь, гренки есть?! А ты чего стоишь, стреляй! — донеслось из-за куста, в котором я пряталась совсем недавно.

Зап-зап!

Мимо. Промазал, а его дружок в броне наконец очухался. Не ожидала я что он так скоро в себя придет. Вот теперь мне туго придется. Надо приложить все силы чтобы успеть добежать до тех камней, которые я заметила ранее. И там придется разобраться с этой летающей бочкой, чтоб ее. Что может быть лучше трех рейдеров, пытающихся убить тебя? Только три пегаса из Анклава, пытающиеся тебя убить! А тут всего один. В самом деле, могло быть и хуже. А тут вон, и убить тебя не хотят, хотят только помочь, а ты бежишь...

Так, стоп! Это что за фигня? Я готова поспроить на все, что у меня есть, что мне эти мутанты недобитые такое устроят, отдайся я им в копыта! «Хотят только помочь!», конечно же! И как такое мне в голову пришло? Не, так дело не пойдет!

Зап!

Все-таки рейдер умудрился по мне попасть. Заряд пришелся по левой задней ноге, и я ожидала что у меня возникнет ощущение невыносимого жжения, как обыкновенно бывает от магического излучения, но... Вместо жжения и ожогов моя нога просто онемела. Просто онемела и меня не слушалась. Ну и естественно я со всего маху долбанулась об землю. Похоже выбила себе зуб и наглоталась грязи.

Вставай, дура, вставай! А то будешь лежать вечно!

Я с крихтением попыталась встать. Куда там! Нога упорно не хотела двигаться, а дыхание начало сбоить от бега и удара. Плюс еще грязь во рту.

Да, положение лучше некуда.

Пока я пыталась выплюнуть грязь из рта и встать, рядом промелькнула тень. Ну все, Дашит гребаный очнулся и вышел на охоту, а его добыча — я.

Рядом на расстоянии двух метров от крупа упал маленький серенький шарик.

Граната?! Ох Селестию вашу, чтоб вас всех рогом покарали, быстро ползи отсюда! Быстро-быстро, пока не рвануло!

Вззух-Бам!

Уши заложило, голова закружилась, а все тело от взрывной волны пронесло по земле куда-то далеко.

Я и не увидела, как падает второй шарик. И уж точно не услышала второй взрыв.

Мир погрузился во тьму.

***

Ох, моя голова... Тяжелая как арматура... И мысли текут медленно-медленно...

— Эй, ребят, вторая очнулась! Тащите жрачку и мозговитого! Эй, ты в порядке? — выкрики отдавались тяжелыми ударами, как будто с каждым словом в меня забивали железный кол.

— Где... я? — спросила я первое, что мне пришло в голову.

— А, ну, это... Ты теперь у нас, вот. — одновременно с этими словами раздался цокот копыт — собеседник вышел.

Голос и интонация показались знакомыми. Вот только голова не соображает, и перед глазами все плывет. Ухх, и тело не слушается. Надо дотянуться до сумок, там лечебные зелья завалялись, штук пять. Ой, как мне фигово, помогите кто-нибудь!

— Ну чего ты стонешь, сейчас придет доктор ихний, и все осмотрит, — в темноте, что окружала меня, проявился силуэт. И, если не ошибаюсь, это была кобыла-единорог.

— Ты... кто? — прохрипела я. — И где я?

— Я Грин Блоссом, родом из Антс Нестс, — единорожка подвинулась, и лампочка осветила ее лицо. — А тебя я вроде несколько раз видела в Трейдинг Пост. Ты ведь там часто бываешь, да?

— Я там живу, — буркнула я себе под нос.

Антс Нестс? Богинями забытое местечко, целый год питаются всякими тараканами и их яйцами. Захолустная дыра, одной фразой.

— Правда? У вас там хорошо, наверное, — мечтательно протянула кобылка и завистливо вздохнула. — Все караваны проходят через вас, и едите вы не мясо, а корешки растений.

— Угу. Там хорошо, если ты за себя постоять можешь и заплатить за услуги, — буркнула я. — В противном случае останешься с гнутыми крышками.

— А я вот, представь себе, всегда мечтала остаться у вас. Спокойный городок, еда есть, тараканы по ночам не жрут.

— Угу, и ты никто без крышек, — подавленно выпалила я. У беня не было никакого настроения учить кого-то жизни. — Что это за место?

— Место? А я не знаю. Меня сюда вчера притащили, вот и все, — смутилась она. — С тех пор со мной никто не разговаривал.

Ну а что ты ожидаешь от работорговцев? Что они тебе на ночь сказку рассказывать будут?

— Но кормят тут вкусно. У себя я так сытно не ела, — продолжала свою речь единорожка.

— На убой тебя кормят. — ну, пошел бубнеж. Девка точно либо тупая, либо наивная. Запросто так тебя только пойлом от помывки посуды покормят. И то если воду не зажидят.

— На продажу? Может быть. А может быть я просто такая щуплая, что меня никто не купит. Кстати, тебя как зовут?

— Меня? — резкая смена темы разговора совершенно сбила меня с толку. Все-таки что-то с моей головой не так, хоть я уже и оклемалась.

Место, в котором мы находились, было просторной пещерой среднего размера, в которой поместилось бы десять пони уж точно. Темницу освещали две маленькие лампочки, их тусклый свет едва мог осветить все закоулки пещеры. Но, тем не менее, их хватило чтобы увидеть решетку за которой нас держали, и мою собеседницу.

Грин Блоссом оказалась светло-коричневой единорожкой, с кьютимаркой в виде пожухлого желтого листа, с которго стекала зеленая струйка. Какой же талант нужно иметь, чтобы получить такую кьютимарку?

— Ну так как тебя зовут? — повторила свой вопрос Грин.

Я не успела ответить: где-то раздался цокот копыт, и, судя по тому что цокот становился все громче, кто-то приближался к нашей клетке.

Если честно, то меня мучает только один вопрос: что с нами будут делать?

А если подумать, то все равно в скором времени узнаю. Чего сейчас переживать?

Так, надо притормозить поней, быстро! Что за пофигизм? Меня в рабы записывают! Надо мной будут так издеваться, что я смерти захочу! И неважно каким образом! Валить отсюда надо, быстро! Где мои пушки и сумки?

За решеткой показался земнопони с подносом во рту. Из одежды у него были только странные лоскуты грубой ткани, которыми он обмотал практически все тело, за исключением ног. Даже лицо у него было в бинтах, оставляя открытым только рот и глаза.

— Успокойтесь, пожалуйста, мы взяли ваши вещи. Уверен, в ближайшем будущем вам они больше не понадобятся. С минуты на минуту подойдет наш врач, он вас внимательно осмотрит. А сейчас вот вам ваш обед, мэм. — он подтолкнул поднос под решеткой, где для этого была маленькая выемка.

Я наклонилась над подносом с двумя блюдами и маленькой кружкой воды. Выглядели блюда, так сказать, не очень, сплошное пюре, одно сероватого цвета, другое красноватого. И пускай запах шел от них очень сытный, доверия они мне не внушали. Таких блюд я еще не видела.

— Ты ешь давай, не отравлено, я-то в этом деле сведома. А если не хочешь, то можно мне? — подошла ко мне Грин.

Живот начал спорить с самой возможностью отказаться от какой-то нормальной еды. Да, я не ела нормально два дня, перекусывала чипсами, но всякое странное в рот брать не буду!

— Так ты будешь есть? Тут всего-то измельченный корень хандр.

«Ага, разбежалась!» — с такими мыслями уткнулась в первую миску с серым варевом. И удивилась: блюдо было очень вкусным. Ну, это наверное от голода, с голодухи и мясо едят, говорят и сидр переброженный пьют. Ну да ладно, это вроде съедобное, не отравлюсь, а жрать хочется.

Первое блюдо было съедено за две минуты. Второе блюдо уже было наполовину опустошено, когда в камеру зашел единорог в той же одежде, что и пони, который принес нам еду ранее. Но были маленькие различия: у него было все лицо в тряпках, а на том месте, где должны быть глаза, находились массивные черные стекляшки, прям как очки, из которых торчали маленькие тонкие трубочки. Но не успела я его вдоволь рассмотреть, как он телекинезом забрал поднос с пустыми мисками и передал его своему товарищу. Тот кивком головы указал на меня. В ответ единорог махнул на него копытом.

Что они затевают?

— Ты, отойди, — приказал единорог Грин. — А ты смотри на меня, и тогда будет совсем не больно.

Рог единорога засиял мягким синим цветом. Казалось, что этот рог куда-то меня манил, звал, успокаивал... Сияние усиливалось, а вместе с ним и мое внимание на нем. Вот сияние рога стало еще сильнее, вот еще сильнее, вот уже начало жечь глаза. Надо отвернуться, а то совсем ослепну, это же смерть полная!

Но почему-то мне не удавалось ни закрыть глаза, ни отвернуться. Я продолжала смотреть на эту ауру вокруг рога, не в силах что-либо сделать. Я пыталась закрыть глаза копытами, но все тело почему-то отказалось меня слушаться.

Что за фигня!

Вокруг головы единорога появились маленькие белые ниточки, тянущиеся откуда-то от его затылка до моих глаз. Что за фигня, быстро отпустил, урод, а не то накостыляю по башке, рог оторву и в круп засуну, а ну свалил быстро, чтобы тебя на копыте вертели!

Свечение не угасало, а нитки стали натягиваться. Одновременно на них начали появляться сферы, которые начали двигаться туда-сюда по направлению от моих глаз до рога заклинателя.

А ну, пегас общипанный, быстро прекратил, твою мать, больно же! Глаза дерет! Ай, кто мне глаза режет! Убью падлу, дети блоатспрайтовые, оставьте меня в покое!

Меня охватило отчаяние. Грудную клетку сдавило, на лбу вышла испарина, задние ноги тряслись как сумасшедшие, голова разрывалась на тысячу кусочков, глаза отрывались слоями — сначала зрачок, потом внутренности, потом зрительный нерв.

Внезапно все прекратилось. Я лежала, забившись в угол тюрьмы, и дрожала. Впрочем, скоро меня охватила злость.

— Это что за фигня была вообще?! Ты вообще что со мной сделал, урод недотраханный? Чтоб тебя гончие сожрали, тварь! Я тебе, гадина, такого устрою! — орала я, пытаясь схватить мучителя. Но, как назло, он стоял довольно далеко за решеткой, и достать я его не могла.

Единорог и пони, стоящие за решеткой, переглянулись. Первым заговорил пони:

— Слышь, а она того, не бешеная? — с легким недоверием в голосе спросил он своего товарища.

ЧТО?! Ах ты … Ах ты... Да у меня слов на тебя нет! Я тебе глотку, уродина, порву!

— Да успокойся, как будто в первый раз видишь. Каждая по-своему. А она просто раздражительная. Ну, записывай: Голд Ган, Трейдинг Пост, 21 год отроду, сирота, семьи нет, подрабатывает охранником караванов. — сухо ответил единорог.

Так, погодьте-ка. Это они про меня! Голд Ган — это мое имя! Но откуда?! Я своего имени здесь не называла!

— Эй, ты, доморощенный козел! Откуда знаешь мое имя? Я с тобой знакома? — обратилась я к единорогу. Ведь каким-то образом он меня знает!

— Дабл Чек, мэм. Нет, я вас никогда не встречал, но поверхностно с вами познакомиться я только что имел удовольствие. Рад познакомиться, мисс Ган, — протянул мне копыто единорог.

— Ах ты урод! Я тебе сейчас такое устрою! — я попыталась схватить его копыто для того чтобы со всей дури на себя дернуть, и впечатать его в решетку.

Не тут то было. Рог единорога засветился, и вместо рывка у меня получилось только протянуть копыто и пожать его.

Ну что за?!

— Мисс, я искренне сожалею, что так все произошло, мне самому такое делали три года назад — уверяю вас, мне тоже было страшно и больно. И конечно, я бы хотел чтобы данная процедура была... менее болезненной. Но, к сожалению, это не удается даже Мастеру. А так за вами придут утром. Поспите, отдохните немного. После этого пони просто валит с ног, я уверяю вас. А теперь я изволю с вами попрощаться. Спокойной ночи. — попрощался единорог. Тоже мне, вежливость нашлась.

— Надеюсь, скор тот день когда мы сможем называть вас своими сестрами. Спокойной ночи. — вторил ему его друг.

— Да чтоб вы все подохли. — прошептала я.

***

Правду сказал этот хмырь, вырубило меня быстро, едва только успокоилась. Только момент назад отходила, а потом смотришь уже, и утро, и винтовкой тебя тыкают, на выход просят. И все так вежливо, «пройдите сюда, пройдите туда, мисс Голд Ган». Тьфу.

Впервые я могла рассмотреть ту местность, куда меня притащил патруль этих гребаных работорговцев. А точнее, рассмотреть то, что было внутри. Потому что по сути поселение, в которое меня притащили, находилось внутри горы. Точнее, на стенках этой горы. Куда ни посмотри — везде скала. Место напоминало скорлупу от ореха или яйца, и только сверху скорлупа обвалилась, образуя дыру, сквозь которую лился солнечный свет.

Городок — или деревенька, как кому угодно — располагался у подножья горы. Большая часть домиков и шалашей находилось у подножья, но некоторые дома в качестве надстроек находились на склоне.

Меня и Грин выгнали на место, которое с натяжкой можно назвать центром данного поселения. Там нас уже ждали 3 земных пони с магическими винтовками и два единорога. Но это было не самое странное. Самое странное было то, что рядом с единорогами находилось три робота. Каждый робот был похож на большую летающую гранату, к которой зачем-то присоединили семь железных палок и маленький огнемет на дне — наверняка для полетов. На трех из семи железных отростках, что сверху корпуса-«гранаты», находились сенсоры камер, «глаза» робота. На оставшихся четырех было по какому-нибудь инструменту. У этих набор был небогат: циркулярная пила, магический излучатель, побольше, чем у пони рядом, странная штуковина с тремя металлическими карандашами и маленький цилиндр с горящем фитилем на конце.

Едва мы приблизились, как роботы одновременно развернулись в нашу сторону. А заодно и развернули свои излучатели. Ну и зрелище. Интересно, что у них на уме?

Из конвоя вышел Дабл Чек. Сейчас, при солнечном свете, я смогла разглядеть его поподробнее, хотя ничего из-за его одежды увидеть не удалось. Даже кьютимарку.

Да Дискорд вас побери, что вы собираетесь делать!

— Так, ты и ты. — указал на двух пони Дабл. — Мы ведем их к месту, дальше уже не наше дело. Понятно?

Оба согласно кивнули.

— Все готовы? Тогда идем. По местам! — заключил единорог.

Роботы и рейдеры образовали круг, в центре которого мы стояли, и двинулись вперед. Робот, летящий позади меня, постоянно подгонял меня своим излучателем. Была бы возможность, я тебя бы на гайки разобрала, банка!

От поселка мы шли в молчании. Первым заговорил пони стоящий справа от меня:

— Дабл, это, того... А нам точно их вместе надо вести? А то вот эта, — кивком головы он указал на меня, — как-то не очень выглядит.

— Успокойся, Брайт, мисс Ган не рейдер, — уверенно ответил единорог. — Я, если честно, ума не приложу, как ты можешь путать любого пони с рейдером.

— Ты уверен, Дабл? — с подозрением в голосе продолжил разговор охранник.

— Абсолютно, Брайт. Ты же знаешь, я пытаюсь по мере своих сил. И мне кажется, Мастер мне очень благодарен за состояние наших друзей.

— Но...

— Никаких «но», Брайт! — повысил голос Дабл. Было ясно, что если он тут не самый главный, то по крайней мере важная шишка. — Мастеру не нужна путаница!

— А кто такой Мастер? — встряла в разговор Грин.

— Мастер? Мастер... — призадумался пони слева. — Мастер... В общем, Мастер тут самый... умный?

— Не то чтобы самый умный, но прислушиваться к его советам точно нужно. Он плохого не посоветует, — дополнил его слова единорог.

— А имя у него есть, у этого вашего Мастера? — задала я, как мне казалось, логичный вопрос.

— Имя? Когда-то было. Но Мастер сказал, что в его случае ему пришлось оставить свои имена во славу служения.

— И кому он служит?

— Всевышним. — как будто этим одним словом все стало понятно!

Грин оказалась сообразительней меня.

— Всевышним? То есть принцессам...

— Не произноси их имена вслух! — закричали все охранники, а я от неожиданности вздрогнула.

— Да, ты все правильно подумала. — договорил Дабл.

Во! Они не работорговцы! А просто тупые фанатики. И ведут куда-то нас. Зачем? Ну а что фанатики сделают?

— И вы ведете нас... чтобы принести в жертву? — еле прошептала Грин. Ой, бедняжка, испугалась-то как!

— Глупости какие! Зачем Всевышним приносить жертвы? Мастер учит, что это их огорчит. Никому не нравится когда их огорчают. Вот вам бы понравилось? Мне — точно нет! — разошелся Брайт.

— Да ладно? Схватили, понимаешь, потом какую-то хрень провели, что аж жуть берет, а потом говорят что не хотят никого огорчать! Да уж, это было просто весело, хочу еще! — я выплескивала сарказм бутылками, если не бочонками из-под сидра «Эппл».

— Мастер вполне может устроить. Но думаю, что это будет не скоро. — Перебил мою речь Дабл.

— Что правда? Вот печаль! А сколько надо будет ждать?

Дабл призадумался. Ну, наверное думает чтобы такое сказать, чтобы самого на костре не сожгли. Во имя принцесс, конечно.

— Я пробыл в Стойле примерно девять месяцев до того, как меня просветил Мастер. Брайт, а ты сколько? — какое еще Стойло?

— Я? Где-то год.

— Ха! Я быстрее всех вас просветился! Шесть месяцев! — похвастался другой охранник.

В ответ Дабл просто посмотрел на него. С укоризной или нет — я не знала, за лоскутами не видно.

— Ой. Извините. В смысле я рад, что я начал свой путь раньше, чем мог бы!

— Я искренне надеюсь, что именно этот смысл ты вкладывал в свою реплику. — сухо ответил единорог, было видно что его это как-то задело. Но как?

— А что за Стойло, про которое вы говорили? Где оно? — Грин начала расспрашивать Дабла.

-—А вот мы туда и идем. А точнее, уже пришли. Дальше вас проводят роботы.

Что, уже? Мы всего-то пять минут шли! А нам такой эскорт приставили!

Мы стояли перед неширокой пещерой. Дабл и остальные отошли, чтобы дать роботам место перегруппироваться. Блин, вот тут все и кончится, надо что-то делать, а то конец!

— Слушай, Дабл, а может, не надо нас к Мастеру вести, а? — с натянутой улыбкой попыталась я завести разговор.

— Не думаю, что это возможно. Мастер уже знает о том, что вы здесь. Да и зачем вам это? Там у вас все будет хорошо.

Блин, все будет хорошо! Тьфу на тебя, гадина.

— Мистер Дабл, а что с нами там будут делать? — робко спросила Грин. Вот уж вопрос с самым очевидным ответом! Грин, ты реально настолько глупа что даже понятия не имеешь? Будут всяким дерьмом пичкать, до того как мы сами не станем такими же сумасшедшими как эти трое!

— Ну... Я не знаю точно. Я уже три года как оттуда. Может быть, что-то и поменялось, неуверенно ответил единорог. — Точно знаю, что в конце вас позовет к себе Мастер. А там уже все и решится, что будет дальше.

— Угу, я тоже боялся, честно. Я-то думал, встреча с Мастером — все, каюк и амба. Я еще сопротивлялся. — заулыбался третий.

— Тебе точно надо контролировать себя, Летал. Из тебя хвастовство так и прет . — сделал ему замечание Дабл.

Летал опустил нос, что-то про себя бормоча. Не в первой ему такое слышать, наверное.

— Ладно. Долгие проводы — лишние слезы. — подытожил Дабл. Я по тебе рыдать не буду, баклан, это уж точно! — Забирайте их. А мы пойдем проведаем могилы.

Вот знала, они там их всех убивают! Или в таких отмороженных превращают! Надо драпать отсюда, при первом удобном случае надо!

— Мэм, пройдемте за нами.

Тупые железяки, никуда я не пойду! Я, я тебе все внутренности закорочу!

— Мэм, вы вынуждаете принимать силу. Пройдемте за нами.

— Ну чего ты стоишь, пошли!

Я ощутила как Грин начала меня теребить за ногу, которую я сразу отдернула.

— Ты чего, они же нас пристрелят! Ты хочешь снова это пережить? — шипела Грин.

Она права, черт возьми! Блядь, а расставаться с жизнью тоже не хочется! Аргх, разъеби меня Селестия!

— Мэм, это последнее предупреждение. Если вы не идете, то мы будем использовать силовой метод решения проблемы. — с этими словами он развернул ко мне диск циркулярной пилы и активировал его. Точно так же поступили остальные.

Ах вашу Луну, уроды гребаные! Железяки несгоревшие, чтоб вам пусто было! Спасите кто-нибудь!

— Сделай же что-нибудь с рогом, ты, рвань тараканоедская! — у меня просто не было уже сил себя сдерживать, из нас тут болванов больных сделают, а мы в ответ сотворить ничего толкового не можем!

— Что я тебе сделаю?! У меня тут оружия нет!

— Ну так телекинезом что-нибудь! Камнем пульни, циркуляркой долбани, что-нибудь!

— Знаешь что? Иди-ка ты на фиг, дура! — прокричала Грин. — Ты вообще кто такая, чтобы мне указывать?! Я думала ты нормальная такая, поговорить с тобой можно, а ты тупая истеричка!

Ах ты тварь! Я тебе сейчас устрою! Посмотрим, какая ты у нас умная!

Не помня себя от злости я ухватила ее за гриву и силком взяла за шею, при этом сдавила ее так, что она едва могла дышать.

— Только попробуй подойти, сука! — завопила я. — Я ее придушу! ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ!

— Мэм, давайте решим этот вопрос как разумные пони...

Я уже его не слушала. В мозгу стояла одна мысль: «Пусть они убираются подальше!»

Робот попытался подлететь поближе.

— ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ, УБЛЮДОК, Я ЕЕ ПРИДУШУ! ТОЛЬКО ПОДЛЕТИ ПОБЛИЖЕ!

— Хорошо, мэм, не надо кричать, давайте успокоимся...

— ТЫ МНЕ НЕ УКАЗЫВАЙ ЧТО ДЕЛАТЬ, КОНСЕРВНАЯ БАНКА! — Я сильнее сжала горло Грин. — С ДОРОГИ, БЫСТРО! И СВОИХ ГАВНЮКОВ УБРАЛ ЖИВО!

— Мэм, вы же не знаете как выйти к Трейдинг Пост, как вы найдете дорогу?

— ТЫ ХОЧЕШЬ УЗНАТЬ, ЖЕСТЯНКА ПЕРЕТРАХАННАЯ? ВАЛЯЙ, УРОД, НО ЭТОЙ СУЧКЕ НЕ ЖИТЬ, ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛ? — я сжала горло Грины с такой силой что у нее вылезли глаза из орбит. Если робот не отойдет, то я ее просто придушу.

— Хорошо, мэм, вот мы отходим, успокойтесь пожалуйста!

И правда, роботы отлетели на солидное расстояние. Я слегка ослабила хватку, так чтобы Грин могла дышать, но в то же время не смогла вырваться. Впрочем, она и не пыталась. Понимала, что при малейшем сопротивлении я ее просто придушу, и буду использовать ее тело в качестве живого щита, чтобы выбраться отсюда. До самой Грин мне дела не было, да и плевать я на нее хотела, мне она ни к чему, она уже собралась идти к этим сумасшедшим в Стойло.

Все еще колотясь от бешенства и злости, прижимая к себе единорожку, я стала ползти от пещеры. Осторожно, прижимаясь спиной к камням, чтобы никто сзади не зашел, прикрываясь телом Грин, я начала осматриваться на случай подхода дружков этого безголового Дабл Чека и его компании.

— Ты чего творишь, дура? Ты меня чуть не удушила, сука! — со злостью в голосе прошипела единорожка.

Это она зря. Я еще не отошла и могу просто снова сбеситься, что, конечно, ни ей, ни мне не нужно. Да и не в таком она положении, чтобы мне указывать. Все у меня в копытах! У меня есть заложник, из-за которого они не будут стрелять; у меня есть живой щит, который меня прикроет при случае. Самый главный минус — я без какой-либо пушки. Это сильно роняло мои шансы на удачный выход из потасовки с вооруженными роботами и пони.

Но и это можно решить. В конце концов, у меня в заложниках единорог с магией!

— Заткнись, вытащимся отсюда, я тебе такого пендаля под круп дам и вали куда хочешь! Слушай меня внимательно, а то придушу! Видишь роботов? Если они открывают по нам огонь, то ты с помощью телекинеза излучатель направляешь в сторону, понятно? Желательно по какому-нибудь пони, чтоб сразу снять двоих, поняла? — начала выкладывать я свой план единорожке.

— Поняла, только сразу надо было и начать с этого! Отпусти шею, пожалуйста, я сосредоточиться не могу! — она быстро, насколько ей позволяли мои конечности, закивала.

Вот и молодец. Поняла, что ее жизнь зависит только от ее поведения. Что ж, тем лучше, не будет рыпаться без причины.

— И что ты сейчас планируешь сделать? Как мы отсюда выберемся?

— Стырим у кого-нибудь пушку, и отсюда галопом, разве не ясно? — цыкнула я на эту любознательную. План прост как гильза: свалить от роботов, найти пушку, свалить отсюда. Самый простой план, нечего придумывать более сложный. Да и времени нет, ведь пункт «А», свалить от роботов, уже был выполнен, хоть и не полностью: роботы все же летали на почтительном расстоянии от нас. Ну, наш уговор все еще в силе, подойдете — удушу.

— Вы бы это бросили, мэм.

Ах ты ж рог аликорний! Опять пегас!

— А ну свалил быстро, а то придушу! — выдвинула уже в который раз свои требования.

— Хорошо, мэм, не надо скандалов. Наш поселок уже в курсе всего. Советую вам сдаться.

— ПОШЕЛ ОТСЮДА! — я сильнее сжала горло Грин.

— Хорошо-хорошо, мэм, меня здесь нет.

Несмотря на все, пегас не собирался отлетать далеко. Ну а мне приходится за ним следить, чтобы ничего не удумал, знаем мы их. Полностью доверять никому нельзя, это понятно любому жеребенку. Особенно когда стоит вопрос о жизни, умирать, понятное дело, никогда не хочется.

А у меня сейчас нет права на ошибку! Ошибусь — и меня тут же убьют. Раньше или позже, какая разница? Все равно ничего бы не изменилось. Либо смерть, либо такой же дебилизм как у этих фанатиков. Из всего этого лучшим вариантом будет жизнь, за которую я все время цеплялась. И сейчас цепляюсь!

Так, надо реально успокоиться. А то вон, я от злости проморгала как из ближайших камней и валунов на меня смотрят где-то двадцать пони, а в небе зависли четыре пегаса.

А чтобы разъебало меня рогом.

— Голд, отпусти меня, ну пожалуйста! Они же нас расстреляют, а я жить хочу! — взмолилась Грин.

Сейчас, я тоже жить хочу! И поэтому ты никуда не пойдешь.

— Мисс Голд, отпустите мисс Грин сейчас же! Мы не будем проводить никакие переговоры до того, как мы не убедимся что жизнь мисс Грин в безопасности! — Донесся голос из валунов справа.

Сейчас, отпущу, конечно. Только когда я приду в Трейдинг Пост, вот там и отпущу!

Я прижалась к скале, что была позади меня, и заорала во весь голос:

— Она будет в безопасности, если вы, фанатики обдолбанные, уберете пушки и дадите нам выйти отсюда с оружием! Вам понятно?!

— Мисс Голд, ваши слова не гарантируют безопасность мисс Грин! К сожалению, у нас не очень много времени, и если вам дорога ваша жизнь, то отпустите ее! Мы гарантируем вам вашу безопасность!

— Врете, уроды псиные! — я уже начала надрывать глотку от всего балагана. Еще чуть-чуть, и я действительно сойду с ума и перестану себя контролировать.

— Клянемся! В наших интересах оставить вас живой! Отпустите заложницу!

Это просто невозможно! Они знают, что я не отпущу, потому что меня тогда убьют — и плевать на их слова, это просто отмазка! — но и не отпустить я тоже не могу! Меня тогда просто пристрелят вместе с Грин, и все! Они новых себе получат, что им какие-то две кобылки, которые за себя сейчас постоять толком не могут?

Мне конец. Куда ни кинь, повсюду клин. Не отпущу — пристрелят, отпущу — тоже пристрелят. Что делать-то?

Грин начала брыкаться и вырываться из захвата. Наверное тоже это поняла.

— Не дергайся, кому сказала! А то сдохнешь быстрей меня!

— Пусти, истеричка! Пусти, пожалуйста! — у нее на глазах навернулись слезы.

Ну, блин, и кто из нас истеричка? Почему же ты не рыдала, когда нас вели эти чмыреныши?

Так или иначе, если она вырвется, то моя песенка, считай, спета. И поэтому надо ей показать, что будет, если она не оставит все эти попытки.

Я сильней сдавила ей горло, так чтобы она не могла дышать, и прошептала на ухо:

— Если будешь и дальше брыкаться, то тебе уже никто не поможет, ТЫ ЭТО ПОНЯ-...

Справа от меня появился пони. Прям из воздуха. Как такое вообще возможно?!

Появился и сразу кинул три маленьких шарика, приземлившиеся неподалеку от меня. Те же гранаты, что использовал пегас при моей поимке день назад.

Все, приехали.

Сейчас они рванут, и нам обоим настанет крышка. Ну нет!

Дальнейшее происходило как в каком-то древнем комиксе.

Я кидаю Грин на гранаты. Гранаты взрываются, ее тело под воздействием волны отлетает куда-то далеко.

По мне начинают вести огонь. Я бегу в панике не разбирая дороги. Лучи проносятся надо мной с поразительной частотой. Пара лучей попадает мне в бок, парализуя меня.

Пегасы сбрасывают еще две гранаты. Они падают мне на кьютимарку. И взрываются.

Мир погрузился во тьму.

Получена квестовая способность «Безумие — оно рядом»: в бою вы наносите + 10% урона, но ваше восприятие снижается на 2 единицы.