Гербарий

Твайлайт просто хотела выспаться...

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

О Мэри-Сье замолвите слово...

Читаем и не стесняемся. Писать краткое содержание такой краткости - извращение.

Per aspera ad astra

Дискорд сидит в мягком уютном кресле, наблюдая за маленьким огоньком свечи. Грустно и временами тяжко на душе, но одновременно с этим светло и... мягко. Он расслаблен и словно засыпает, глубоко погружаясь в свои мысли: о себе, о своей жизни и новом друге...

Флаттершай Дискорд

Зомбиведение

Немного о школьном образовании.

Эплблум Диамонд Тиара Черили Другие пони

Бой-тёлка

Дни проходят, всё плохое остаётся позади, и Анон начинает думать, что судьба наконец-то повернулась к нему лицом. Но не тут-то было...

Другие пони Человеки

Цена ошибки

Старлайт Глиммер - сильный и способный маг, чьи способности превосходят даже способности аликорна, принцессы Твайлайт Спаркл. Той самой, что разрушила всё, созданное Старлайт с таким трудом, уничтожила её давнюю мечту о равенстве! Перенестись в прошлое и отнять у неё её друзей - это будет справедливо. Она, конечно, говорит, что игры со временем опасны, а её с подругами дружба важна для всей Эквестрии... Но это же не может быть правдой?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Спасение

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми. Или бедными, если её нет. Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей, становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу. Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Вынуждена сообщить…

Во время заурядной экскурсии по музею Школы одарённых единорогов принцесса Твайлайт Спаркл вдруг заметила чрезвычайно странный документ, и в этом документе пару слов…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Таверна между Мэйнхэттеном и Кантерлотом

Где стандартный попаданец, отличающийся от пони только хишным человеческим разумом, может быть полезней всего? Не на ферме - фермеров много. Не в колдовстве - у него нет магии. Может быть в обычной науке? Полезен, однако есть задача поважнее - кое что, с чем не справится не ведающее зла создание.

Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Fiery demon / Огненный демон

Что может произойти, если безумец сядет за перо и начнёт писать? Вопрос странный, но в данном случае, он вполне уместен. Главный герой, первая личность в истории Эквестрии, не брезгующий использовать методы выходящие за пределы понимания миролюбивых пони. Убийца и герой - разве могут эти понятия быть совместимыми? Оказалось, что могут. Нашему необузданному демону придётся пройти через знаменитые города великой страны, посетить самые неожиданные места и встретиться со множествами разных героев, дабы выполнить беспрецедентное задание: найти и привезти. Казалось бы, всё просто, но так ли это? В случае провала, ему грозит нечто страшное чем смерть - это вечные скитания по миру, в поиске успокоения своей души. Ставки слишком высоки, чтобы отказаться от лакомого кусочка - стать полноценным гражданином Эквестрии и наконец, избавиться от преследователей и мстителей. Но что он получит вместо этого?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Шестая Глава Восьмая Глава

Седьмая Глава

В деревне к нам вышел староста. Мы обменялись приветствиями, и я сообщил ему что жители могут вернуться в свои дома. Поговорив с ним, я выяснил что, всего потери деревни составили пять пони. Пара, дом которых мы временно заняли, Эстер, и ещё двое друзей гулявшие у речки, западней деревни.

Мы с Твайлайт отправились обратно по знакомой дороге. Мой внешний вид немного изменился, чёрный плащ был одет поверх голого, мускулистого торса. На первом же привале я вспомнил, что забыл кое-что сделать. Я не умел писать перьями, поэтому попросил Твайлайт сделать это за меня, и продиктовал ей следующее послание " Сладенькая, всё оказалось хуже, чем мы думали, пропавшие пони мертвы. Я убил существ, которые сделали это. Открылись новые обстоятельства, обсудим их лично, когда я и Твайлайт прибудем в Кантерлот. Теперь Твайлайт с нами. С любовью твой Дио.". Я свернул письмо, и держа перед глазами образ Селестии, сжёг его.

Путь до Понивиля обошёлся без приключений. Мы проходили мимо яблочных садов у города. Нам на встречу спешили пять пони и дракончик. Дракончика и двух из этих пони я уже видел — Эплджек и Рэйнбоу Дэш. Остальными, судя по рассказам Твайлайт, были Пинки Пай, Флатершай и Рэрити. Я специально немного отстал, чтобы дать ей пообщаться с друзьями. Тёплые приветствия и групповые обнимашки затянулись. Видно слухи о том, что случилось в Литлтейл уже дошли до сюда. Наконец Твайлайт вырвалась из крепких объятий друзей и вернулась ко мне. Встав рядом, она сказала:

— Друзья, я должна вам кое-что сказать. Вы наверно уже знаете Лорда-протектора Дио, по крайней мере некоторые из вас. — с последними словами она взглянула на Рэйнбоу, Эплджек и Спайка.

— Мы теперь в одном табуне. — продолжила Твайлайт, краснея под взглядами друзей.

Нижние челюсти Эплджек и Рэйнбоу одновременно упали, они ошарашено и недоверчиво смотрели то на меня, то на Твайлайт. Пинки Пай радостно запрыгала, поздравляя Твайлайт и предлагая устроить вечеринку в нашу честь. Рерити изучающе смотрела на меня, со странным выражением лица. Флатершай, пискнув и несмело поглядывая на меня, сказала, что рада за нас. Спайк проявил больше радушия — подошёл, пожал мне руку и сказал:

— Твайлайт, надеюсь вы с Лордом будете счастливы вместе.

— Спасибо, мой маленький братик-дракончик, зови меня Дио, близкие Твайли — мои близкие. — ответил я вместо Твайлайт.

Твайлайт смущаясь встала на задние ноги, опираясь на моё левое плечо своим правым передним копытом, взглядом показала, что хочет поцеловать меня. Что ж, покажем друзьяшкам наши чувства. Я поцеловал её страстно с языком. Оторвавшись, я наблюдал следующую картину: Спайк, отвернувшись, картинно изображал рвоту; Флатершай покраснела и неотрывно следила за нами, забыв обо всем; Рэрити с лёгкой, искренней улыбкой смотрела на нас; Эплджек, кашлянув, сказала:

— Твайлайт, Сахарок, если ты любишь его, то кто мы такие чтобы осуждать тебя. Лорд Дио…

— Просто Дио. — перебил я её.

— Дио, ты кажешься мне добрым малым, хоть наша первая встреча прошла не так гладко, как хотелось бы, я прошу тебя, береги Твайлайт. Она хоть и кажется всезнайкой, ошибается, как и все мы. Будьте счастливы.

— Спасибо за тёплые слова. Я желаю вам всем добра, как бы вы не смотрели на меня. — говоря эти слова, я посмотрел на Рэйнбоу Дэш, которая ещё сверлила меня недоверчивым взглядом, и отвернулась, услышав мои последние слова.

— Давайте отпразднуем знакомство. На последний поезд до Кантерлота мы всё равно не успеваем. — предложила Твайлайт.

— Ура, пойдемте в Сахарный уголок. Я устрою суперски-пуперскую вечеринку, для нашего нового друга и особого друга Твайлайт. Ой, мне пора готовиться к ПАТИ, догоняйте. — и договорив, Пинки ускакала от нас с бешеной скоростью.

— Ну что же, гулять так гулять. Пойдемте. — сказал я.

Мы дошли до здания, стилизованного под пряничный домик. Внутри уже было все готово. И как только Розовая Тортя успела всё так быстро сделать? Вкусная еда, напитки и музыка быстро развязали всем языки. Скоро всё привыкли ко мне и уже считали меня своим. Только Рэйнбоу Дэш не было, она отстала где-то по дороге, бурча что-то про срочные дела. Вечер обещал быть весьма насыщенным на хорошие воспоминания, но нашелся тот камень преткновения, который всё испортил. А именно, Твайлайт.

— Эй Твайлайт, а почему твоя магия не подействовала на Дио, когда мы с Рейнбоу пытались проучить его? — спросила Эплджек.

— У Дио есть способность, он может поглощать магию с помощью маленьких кристаллов в своем теле… ОЙ! — Твайлайт поздно поняла, что наделала.

— Твай, это был секрет. — спокойным голосом сказал я и вышел из Сахарного Уголка.

На улице были сумерки. Я удалялся от шума вечеринки. Пройдя по улице дальше, я увидел розовый воздушный шар, привязанный к небольшой платформе. К нему я и направился. Залез в корзину, она оказалась совсем не тесной для меня, но вот подвешена была не под мой рост. Ко мне приближался стук копыт. Я отвязал веревку и дернул за рычаг, шар стал наполняться горячим воздухом из кристалла, закрепленного в горловине. Твайлайт успела запрыгнуть в корзину до того, как шар стал набирать высоту. Поняша прижималась ко мне и тихо повторяла одно слово "прости". Тем временем шар отнесло ветром в сторону от городка. Теперь мы находились на огромной высоте над холмами. В моей голове почему-то заиграла мелодия Nightfall группы Xandria. Я встал на колени, отстраняя поняшу, и сказал:

— Твайлайт, доверие это такая штука, которая обычно очень тяжело зарабатывается и очень легко теряется. Сегодня ты потеряла моё доверие.

От моих слов на глаза фиолетовой поняши навернулись слёзы, а личико приобрело на редкость несчастный вид.

— Но я дам тебе шанс вернуть, утраченное доверие. В прямом смысле. Твайлайт я хочу, чтобы ты совершила прыжок веры. Разумеется, вместе со мной. — я говорил убийственно спокойным тоном.

— Что такое "прыжок веры"? — спросила она, догадываясь, о том какой будет ответ.

— Мы с тобой прыгнем вместе туда, вниз. Отдавая мне всё своё доверие, ты не будешь использовать магию чтобы спастись или смягчить падение. Не бойся мы выживем, главное держись поближе ко мне. Пара-тройка переломов — это пустяки по сравнению с тем, что в результате ты получишь моё доверие. — мой голос был абсолютно спокоен и от этого сказанное звучало ещё более жутко.

Мордашка Твайлайт побледнела, она оцепенела. Наконец собравшись с духом, она сказала:

— О Селестия, это полное безумие. За что ты так жестоко меня наказываешь?

— Ты отказываешься дать мне своё доверие?

— Нет! Я прыгну с тобой, если ты хочешь. Если я не выживу, я хочу, чтобы ты знал — я люблю тебя больше, чем кого бы то ни было в этом мире. — глаза Твай были полны страха, но голос звучал твердо.

— Увидимся в мире, где я снова тебе доверяю. — я обнял Твайлайт и стал неторопливо переносить наш центр тяжести за пределы корзины.

Я чувствовал дрожь маленького, бархатного тельца, запах её страха витал в воздухе. Она крепко обняла меня и зажмурилась. Мы потеряли равновесие и выпали из корзины. Было уже темно, все пегасы сидели по домам. Тем более, они не успели бы долететь до шара вовремя. Мы падали. Твайлайт трясло, она представляла, что вот-вот мы ударимся о землю. Так и случилось. Сильный удар от резкого торможения. Испытывая сильные перегрузки, мы вышли из пике. И теперь парили в полусотне метров над землёй. Она приоткрыла глазки и осмотрелась. И конечно, заметила два больших кожистых крыла по обе стороны от нас.

— Неужели ты думала, что я грохну нас об землю? Но всё равно прыгнула вместе со мной? Теперь я вижу насколько сильно ты меня любишь. А когда долетим до библиотеки, я покажу насколько сильно я тебя люблю. — мягким голосом сказал я.

— Я тебя ненавижу. Знаешь, как ты меня напугал. Я уже с жизнью простилась. — с облегчением сказала она.

— Нечего было чужие секреты делать общественным достоянием. Я же не рассказываю, как ты скулила, пускала слюни и писалась, когда я опылял твой цветочек. — весело сказал я.

С досады Твайлайт застонала, опять краснея от воспоминаний.

— Пожалуйста только не рассказывай это никому. — моляще смотря на меня, просила она.

— Я умею хранить тайны в отличие от некоторых. Но если мои секреты опять утекут, кто знает, могу и проговориться ненароком. — улыбаясь, я подмигнул ей.

Она молчала, прижавшись ко мне и вдыхая мой запах. Впереди показалось дерево-библиотека, я стал снижаться. Мягко приземлившись у двери, я вошёл, не выпуская Твайлайт из рук. Внутри никого не было. Держа Твай одной рукой, другой я скинул одежду и запер дверь. Теперь я выпустил свои чувства наружу, прижав Твай к стене, мои руки ласкали каждое чувствительное место фиолетовой единорожки. Наши губы слились в единое целое, предоставляя нашим языкам танцевать танго в озере нашей слюны. Она тёрлась своей писечкой и попкой о мой набухший половой орган. Я вставил ей, медленно проникая в нетерпеливую единорожку. От такого метода наша страсть только обострилась. Оторвавшись от её губ, я начал медленно работать взад и вперед впечатывая поняшу в деревянною стену. От распиравшей её страсти, она принялась вылизывать мне грудь, щекоча чувствительные области вокруг сосков.

Медленно и нежно трахая поняшу, я стал вылизывать основание рога, одну из самых чувствительных областей на голове пони не считая область за ушами и сами уши. Мы не трахались уже пару дней, и поняшка вся сгорала от желания. Она стала подмахивать бёдрами, пытаясь ускорить темп вхождения в неё моего поршня страсти. Но я сдерживал её и себя, зная, что так будет ещё лучше. Через несколько минут поняша дошла до кипения. И громко воскликнув, стала судорожно сжимать меня мышцами влагалища. Высунув язык, на несколько секунд она потеряла связь с реальностью, смотря на мой подбородок остекленевшим взглядом. Не вытаскивая из неё досылатель наслаждений, я пошёл наверх в спальню. Без лишних церемоний уложил на кровать маленькую, глазастую лошадку, и принялся безжалостно драть её узкую, но хорошо разработанную дырочку.

— Да Любимый, вот так, имей меня быстрей, глубже, сильней. Я хочу, чтобы ты заполнил меня своим белым кремом. Тебе хорошо Любимый? — тихо постанывая, сказала Твайли.

— Да Твайли, Милая. Давай кончим вместе? — ответил я.

— Я уже почти на пределе, поспеши Любимый. — зажмурившись и еле сдерживаясь, громко прошептала она.

Включив "закись азота", я разогнал отбойный молоток любви до космических скоростей. Твай не выдержала, и напрягшись, с громкими стонами вышла на орбиту наслаждений. Не давая ей опомниться от первой волны оргазма, я вызвал у неё вторую, сопровождая её в экспедиции изучения глубин космоса удовольствий. Отдышавшись, я почувствовал чужой запах и понял, что мы не одни. Я шепнул Твайлайт, что бы она не подавала вида и сказал, что за нами наблюдают. Я встал и, размявшись, пошёл к источнику запахов стеллажу на другом конце галереи. Я услышал тяжелое дыхание, которое попытались скрыть, когда я подходил. Резким движением я схватил нечто голубое, прячущееся на полке за книгами. Это была Рэйнбоу Дэш. Твайлайт подошла и сказала:

— Рэйнбоу, как тебе не стыдно шпионить за нами, почему ты так поступила?

— Я … я думала… что он с тобой что-то нехорошее делает. Потому ты и стала… его особенной пони. — заикаясь и теряясь, сказала пойманная за копыто пони.

На полке где она пряталась была большая лужа ароматных соков пегаски. Её крылышки стояли торчком, и она пыталась незаметно стереть свои соки с другого копыта.

— Я думаю тебя надо наказать за такое неприемлемое поведение, как подглядывание без разрешения и порча казённых книг своими выделениями. — строго сказал я.

— Да, давай отучим её подглядывать. Выеби её! — сказала Твайлайт.

— Что Твайли? — переспросил я.

— Выеби мою подругу так, как ебёшь меня — умело и с жаром. Она видела то, что ей видеть не полагалось. Я тоже хочу посмотреть на то, как она будет пищать и кончать. — в её голосе проскользнули жёсткие нотки.

У Рэйнбоу челюсть упала от таких заявлений. Она попыталась смыться, пока я смотрел на Твайли. Но она забыла с кем имеет дело. Я схватил, уже взлетающую пегаску за хвост, притянул к себе и сгрёб в охапку.

— Пустите, вы не имеете права так поступать со мной. — запротестовала голубая бунтарка.

— Ещё как имею. Как Лорд-протектор, я имею полномочия вершить суд и назначать наказания. — серьезно сказал я.

— Ты попала Рэйнбоу. Будешь знать, как шпионить за лучшими подругами. — мстительно сказала Твайлайт.

Я понёс приговорённую на эшафот в виде кровати. Она умоляла не делать этого с ней. Пыталась сопротивляться, но это привело лишь к тому, что я парализовал ей все копыта, пустив в неё крохотной иглой клетки-диверсанты. Положив беспомощную пони на спину, я принялся исполнять приговор. Мои пальцы воздействовали на её чувствительные зоны, как пальцы пианиста-виртуоза, исполняющие партию фортепьяно в сложнейшей симфонии. Её бедра мускулистей чем у Твайлайт, но вымечко было определенно меньше.

Засунув ей два пальца в расщелину любви, я начал бешено тереть самую чувствительную точку. Бедная пони изогнулась колесом, сладко пища и мощно извергая своей киской струи соков любви.

— Рэйнбоу ты девственница? — спросил я в лоб.

— Не, у меня был парень в лётном лагере, потом мы расстались — он оказался придурком. — отдышавшись ответила она.

— Тогда тебе есть с чем сравнивать. — сказал я и ввёл член в её пещерку любви.

Она застонала, напрягая мышцы влагалища, от чего казалась ещё уже, чем была на самом деле. Я начал медленно скользить взад-вперёд, давая ей привыкнуть к моему, большому для неё, другу. Постепенно я начал ускоряться, вызывая сладкие стоны радужногривой поняшки. Твайлайт бешено терла себя копытом, наблюдая за нами. Поняшка подомной снова разрядилась, неистово доя сильными мышцами влагалища мой член. Я кончил вслед за ней, кайфуя от возможностей её писечки. Да её киска была хороша. Но мне больше нравился нежный бутон Твайли.

— Ого ты кончил, теперь вы отпустите меня? — спросила пегаска.

— Ты что, мы только начали, вся ночь впереди. — осадил я её.

Быстро восстановившись, я продолжил сразу, взяв быстрый темп. Рэйнбоу финишировала раз за разом, я насчитал восемь оргазмов. Теперь я беспощадно долбил её. Поняша пищала с высунутым язычком. Её многострадальная киска ослабла, и обхватывала меня уже не так сильно, как в начале.

Этот оргазм был самым сильным — она отключилась на несколько секунд. Я добивал уже обмякшее тельце, заполняя щелку пегаски тугими струями спермы. Сняв паралич с её конечностей, я дал ей передохнуть. Но только получив возможность снова пользоваться копытами, она привстала и приникла ко мне губами, дерзко врываясь языком в мой рот. Твайлайт довела себя до полного истощения и теперь лежала рядом. С трудом мне удалось выгнать пегаску из моего рта и самому пуститься в наступление. Она сдалась, и расслабившись, легла обратно.

— Круто! Хочу ещё! — энергично сказала пегаска.

Я лёг рядом, и поглаживая основания её крыльев сказал:

— Тогда залазь, посмотрим тебя в деле.

— Обожаю быть сверху.

Рэйнбоу не пришлось просить дважды — она забралась на меня и стала проталкивать в себя мой член. Засунув его на три четверти, её задние копыта мелко задрожали.

— Уф… какой же у тебя здоровенный…, я заставлю тебя кончить ровно за десять секунд. — нахально заявила она.

— Вызов принят. Если проиграешь твоя попка сильно пострадает. — ответил я.

— А если выиграю ты всю оставшуюся ночь будешь вылизывать мне щёлку.

— Поехали я засёк время.

Она рванула как спринтер на олимпийских играх. Не жалея себя, бросала свое тельце на толстый штырь со всей скоростью на которую была способна. Рэйнбоу помогала себе мышцами влагалища сжимая и расслабляя их. Это было не легко, но я продержался десять секунд. На двадцатой секунде Рэйнбоу финишировала и завалилась на спину, соскользнув с колышка счастья.

— Ты проиграла, готовь свой анус!

— Ненавижу проигрывать. Ты жульничал!

— И как же?

— Эээ… ладно давай, делай своё чёрное дело. — при этих словах она перевернулась на животик и выставила попку, приняв вызывающую позу и задрав хвостик.

Я встал на колени и стал тыкать членом в попку.

— Эй, хватит дразнить меня. Почему ты не вводишь его? — потеряла терпение она.

— Этой ночью твой круп принадлежит мне. Я хочу сыграть с тобой в игру. — сказал я и резко ворвался в её тугую норку.

— Сейчас ты почувствуешь очень неприятные ощущения в своей заднице, единственный способ избавиться от них это довести меня до конца и получить тем самым противоядие. Советую начинать, чем больше ты ждёшь, тем сильнее тебе припечёт. — объяснил я правила.

Когда мой грабоид, преодолевая мощное сопротивление, дошёёл до конца, я выпустил из всей поверхности члена сотни маленьких, капелек одного очень интересного вещества. Пегаска взвизгнула и изогнула спину.

Дэши начала двигаться, а вещество ещё не начало действовать в полную силу. Попка была очень тугой и каждое движение давалось ей через силу. Вдруг Дэши заорала:

— Аааа больно, что ты сделал? Горит, у меня там всё горит!

Она в панике стала судорожно долбиться бёдрами об меня. Я почувствовал, что скоро кончу и остановил её прижав бёдра к себе. Схватил её за подбородок и потянул в верх, нагнувшись, поцеловал её в губы. Попку Дэши сжигал капсаицин. Поняша судорожно дёргалась и дрожала, насаженная на член, но поцелуя не разрывала. Я отпустил её, позволяя ей добиться прекращения мук. Узкая попка, подгоняемая адским жжением, способна творить чудеса. Спустя полторы минуты жёсткого траха, я залил в неё вместе со спермой антидот и болеутоляющее. Пегаска продолжала насаживаться, не замечая, что я уже кончил. Одной рукой я ласкал основания её крыльев, а другой её маленький клитор. И за каких-то пять минут она смогла шагнуть от невыносимой боли к райскому наслаждению. От этого у неё поехала крыша, она стала умолять меня:

— Пожалуйста порви мою задницу, о Селестия, как же хорошо. Ещё, да, затрахай меня в попку.

Даже после мощнейшей разрядки, она продолжала долбиться об меня своей упругой попкой. Работая пальцами в её писечке, я заставил её кончить ещё раз, а она в долгу не осталась благодаря чудо-попке. Обессиленные мы повалились на кровать. Твайлайт уже спала, и мы не преминули последовали её примеру.

Лазурное чудо разбудило меня. Продрав глаза, моему удивлению не было предела — Рэйнбоу делала мне миньет. Её старания не пропали даром, я угостил её самой вкуснейшей спермой, какую она только могла вообразить.

— Ммм… это даже лучше того торта, который перевозила Пинки на конкурс десертов.

— Дэши, ночь закончилась и у нас с Твай куча дел сегодня… — говоря, я щекотал Твайлайт, пытаясь её разбудить.

— Мне понравилось вчерашнее наказание, можешь наказать меня ещё раз?

— Эээ Дэши, ты милая пони и всё такое, но у меня уже есть Твай… Понимаешь…

Ушки пони поникли, и мордашка приобрела несчастное выражение.

— Я понимаю. — сказала она и поплелась к выходу.

Они с Твайлайт были подругами, и я не хотел, чтобы они соперничали и ссорились из-за меня.

— Куда это ушла Рэйнбоу? — сонно спросила Твайлайт.

— У неё дела и у нас, кстати, тоже. Ты же не забыла?

— Да нам надо в Кантерлот. Пойдем позавтракаем. И где Спайк, он так и не пришёл ночевать?

— Я думаю объяснения этому мы найдем на месте вчерашней вечеринки, пойдём.

Мы пришли к Сахарному уголку. Нас тут же встретила гиперактивная поняшка, предлагая снова устроить пати, на этот раз в честь нашего примирения.

— Пинки, мы не ссорились, хотя со стороны могло так показаться. У нас много дел, мы пришли позавтракать. — урезонивал я её.

— Пинки, ты не видела Спайка? — спросила Твайлайт.

— А вон они с ЭйДжей спят на диванчике. Она очень огорчилась, что из-за её вопросов вы с Дио рассорились. И предложила Спайку дать вам побыть наедине. — при этом она указала копытом в их сторону. Эплджек и Спайк спали на диванчике в углу заведения. Позавтракав, мы с Твайлайт попрощались с друзьями и сели на поезд до Кантерлота.

— Дио, мне снилась та убитая пони, во сне она была жива. Как я посмотрю в глаза Селестии и скажу, что не спасла её?

— Ты сделала что могла, и хватит терзаться этим. Не бойся, рассказывать буду я.

— Спасибо, но мне, все равно ещё не по себе.

— Милая, смело иди вперёд и делай всё, чтобы то, что ты видела не повторилось.

Она не уверенно взглянула на меня. И с каждой секундой моя уверенность переходила к ней, стирая растерянное выражение с её лица. Поезд домчал нас до Кантерлота за несколько часов. Твайлайт хоть и нервничала, уже не боялась предстоящей встречи. Стражники у парадного входа в замок отдали мне честь и почтительно расступились, пропуская нас. Тронный зал, как всегда, встретил нас величием своих витражей, Селестия и Луна уже ждали нас. С ними были двое стражников и пони-секретарь: белая единорожка в очках с тёмно-каштановыми волосами и глазами, меткой её была чернильница с пером.

— Приветствую вас Лорд-протектор Дио, как прошло ваше путешествие? — спросила официальным тоном Селестия.

Я глубоко вздохнул и сказал:

— Отошли стажу и секретаршу и заканчивай с официозом — я это ненавижу, тем более между родными и любимыми.

— Но у нас официальный совет, и на нём обычно присутствует секретарь и офицеры гвардии, Милый. — возразила она.

— Официальный совет в неофициальной обстановке. — ответил я Селестии.

— Валите ребята. — сказал я стражникам.

— Офицеры гвардии подчиняются только Принцессам. — был мне ответ.

— Тогда по-плохому. — сурово сказал я.

Я вырубил обоих, нанеся им молниеносные удары в основание шей. Затем вколол обоим свои клетки-диверсанты, и они уползли, находясь в отключке. Повернулся и строго посмотрел на секретаря. Она оказалась более понятливой и направилась к двери.

— Нет, стой Рейвен! Кто-то должен записать распоряжения и итоги совета. — возмутилась Селестия.

— Дио, прекрати, пусть Рейвен останется я ей доверяю. — обратилась она уже ко мне.

— Ну ладно. Пусть остаётся. — нехотя согласился я.

И взбежав по ступеням, поцеловал прыгнувшую ко мне Луну.

— Я так рада тебя видеть. С тобой всё в порядке? — сказала Луна едва мы прервались.

— Да Любимая, благодаря мечу и Твайли, я выжил в том бою. Кстати, если Селли тебе не сказала — она теперь с нами в табуне. — говоря, я глянул на Селестию.

Она отвела взгляд и повесила ушки. Очень красноречивый ответ.

— Это же здорово. Твайлайт с нами, сестра почему ты ничего не сказала? — Луна на радостях обняла Твайлайт и закружилась с ней.

Я подошёл к грустной Селестии и поднял её личико за подбородок и сказал:

— Опять ревнуешь Сладенькая моя. Меньше я тебя любить не стал. Или ты думаешь, что любовь — это торт и чем больше едоков, тем меньше куски? Так вот я тебя огорчу — любовь не торт. Это слово всего лишь значит, что я ставлю твои интересы, а также интересы Луны и Твайлайт выше своих. И уж тем более это слово не описывает все те чувства, что ты во мне вызываешь.

— Дио Любимый, прости! — воскликнув это, она жадно и страстно поцеловала меня.

Рейвен наблюдала за нами, находясь в состоянии лёгкого шока. Не каждый день свежеиспеченный Лорд-протектор целует принцесс и обменивается с ними признаниями в любви.

Закончив с приветствиями, мы собрались в тесный кружок у подножия трона. Я рассказал принцессам всё, включая свои догадки по поводу порталов. Твайлайт добавила свои замечания касательно воздействия магии на монстров и порталы. Селестия, поблагодарив нас за подробный отчёт, сказала:

— Нашли ещё один чёрный портал. Монстров там не было или они хорошо прятались. Теперь это уже третий известный нам. Как показало ваше расследование: они могут быть смертельно опасны для всех живущих рядом с ними. У вас есть предложения что нам делать с ними?

— Принцесса… — начала Твайлайт.

— Просто Селли или Селестия моя дорогая ученица. — перебила её Селестия.

— Наставница, я не смогу так к вам обращаться. И я хочу попробовать элементы гармонии на этих порталах. Элементы всегда помогали нам поддерживать порядок на землях Эквестрии. Они должны помочь. — продолжила Твайлайт.

— Я тоже об этом думала, но как нам справляться с существами, которые попадают к нам из порталов. Ваш опыт показывает, что они могут быть чрезвычайно опасны и невосприимчивы к магии. — ответила Селестия.

— Я займусь ими. — сказал я.

— Но они почти настолько же сильны, как ты будишь воевать с ними? — спросила Твайлайт.

— У меня свои методы работы с иммигрантами. Я уже говорил, что стал сильнее?

— Дио, я видела на что они способны, ты не справишься в одиночку — она пристально посмотрела на меня.

Я серьёзно посмотрел на неё и ответил:

— Кому, как не мужику защищать свой дом и свою страну.

— Я могу выделить тебе отряд стражи. — предложила Селестия.

— Нет. Они только умрут напрасно, сражаясь с монстрами. — отказал я.

— Я брошу все силы чтобы скорее найти источник тёмной магии, создающий порталы. — сказала Селестия.

— Тогда мои стражи будут искать ночью, я возглавлю их. — предложила Луна.

— Только будь осторожна, мы незнаем какие ещё твари могут вылезти из этих порталов. — мне не хотелось подвергать Луну опасности, но и рушить её чувство нужности и значимости тоже не хотелось.

На этом наш совет закончился, Рейвен записала распоряжения и ушла передать их исполнителям. Оставшись вчетвером, мы переглянулись по кругу. Луна кашлянула и сказала:

— Моя кровать самая большая.

— Наша с Дио ближе. — сказала Селли.

— Кто будет первой? — спросила Твайли.

— Так, уже делите неубитого дракона? Идём в наши покои. Никто недоласканной не останется.

Так и поступили. Дверь в покои закрылась за нами, а через пару часов из неё в раскоряку вышла Твайлайт с выражением крайнего блаженства на лице.

— Ну я пошла. — уходя, сказала она через плечо.

Я обнимал моих свежевыдранных принцесс. Луна опять уснула у меня на плече, а Селестия всё никак не прекращала вылизывать мой рот. Внезапно мне пришла в голову замечательная идея. Не за долго до моего путешествия в Литлтейл я читал о легендарном кладе единорогов в Жеребячьих горах. Среди всевозможных сокровищ там значилась броня способная отражать любые удары. Это могло бы пригодиться мне. Скопировав этот материал, я бы улучшил свою чешую. Когда Селля прекратила со мной лизаться, я озвучил ей свою идею.

— Но клад единорогов спрятан очень хорошо, как ты найдёшь его? — спросила она.

— В книге было сказано, что пещеру, которая вела в залы единорогов завалило. Это подсказка. Я облечу все завалы в тех горах и обследую их. Там, где будут большие пустоты за завалами камней и будет наш клад. Ты и сама смогла бы найти его, если бы поискала.

— И когда ты отправляешься?

— Прямо сейчас Сладенькая. — я выскользнул из жарких объятий сестёр.

— Надеюсь, когда я вернусь, вы встретите меня не менее горячо. — добавил я, идя к выходу.

— Возвращайся поскорей. — попросила Селли.