Автор рисунка: Siansaar
Вступление

Глава 1

Саймон заставил себя открыть глаза. Сейчас он лежал на земле, а яркое солнце, прохладный ветерок и мягкая трава под Саймоном говорили о том, что он всё ещё жив. Жутко болела голова и к горлу подступала тошнота. Саймон попробовал пошевелить руками и ногами — всё функционировало, значит, позвоночник цел. Несмотря на слабость, парень смог встать и осмотреться.

Да…Это был однозначно не городской парк. Это место скорее походило на опушку леса. Высокие деревья и трава. Больше не было здесь ничего ровным счётом.

Впрочем, он тут же поймал себя на мысли о том, что как-то необычно он стоит. Для начала, ему было неестественно низко. В принципе, Саймон даже и не обратил бы на это внимания, если бы не тот факт, что стоял он на четвереньках. Медленно опустив взгляд, парень застыл в недоумении. Осмотрев себя ещё раз, он дико затряс головой, словно хотел из головы вытрясти всё увиденное. Саймон сильно зажмурил в глаза, так, что они заболели, и, постояв так, посмотрел на себя снова. Глаза не врали. Он видел четыре коротких, покрытых плотной короткой шерстью кирпичного цвета, ноги со светлыми аккуратными копытами. Заорав безумным голосом — безумным, хотя и своим собственным — Саймон попытался бежать, но тут же рухнул на землю...

Оно и понятно — двадцать лет Саймону приходилось ходить на двух ногах. Теперь же, имея в распоряжении четыре ноги, парень оказался в полном замешательстве. Кое-как поднявшись, Саймон сел на траву и ещё раз рассмотрел своё тело. Да, это было тело какого-то животного, копытного. Издав протяжный вой страха, переходящий в стон отчаяния, парень уткнулся лицом в землю и начал колотить руками-копытами по зелёной траве.

-Что за чертовщина?! Вы, демоны, мать вашу! Вернит мне моё тело!, — кричал парень сквозь слёзы.

Прогоревав так с пол-часа, Саймон кое-как успокоился. Он вернул на место холодный рассудок и, шмыгнув носом, сказал себе:

-Ладно. Сидеть толку мало. Надо двигаться вперёд. Онначал медленно переставлять ноги : «Правая передняя...Левая задняя...Левая передняя...Правая задняя...» Пройдя так несколько метров, Саймон сбился, ноги его запутались и он кубарем скатился с холма. По пути «втёрся» носом в какой-то пень, а завершилось его падение эпичным приземлением в лужу грязи.

Проглотив ком в горле, Саймон растерянно осмотрелся ещё раз и бессильно рухнул на землю.

-На сон вроде не похоже,- пробормотал он. Канадец, казалось, лишь теперь заметил, что друзей его здесь не было и на многие мили вокруг он был абсолютно один…

В голове роились сотни мыслей. Такого бардака внутри себя Саймон ещё не испытывал. Надо было прибраться в своём сознании.

«Так, Саймон, камрад, успокойся», — сказал он себе. «Надо определиться. Я цел, здоров. Это уже большой плюс.»

-Да что же произошло? И где Лазарь и Уилл? А Ламарк… Гнида! Наверняка этот старый чёрт во всём виноват! Да что же он натворил…Он что, колдун?... Так, хорошо…Ладно, вот солнце. Сейчас…, -он начертил копытом на земле окружность вокруг стебля коровяка, растущего рядом. Получились какие-никакие солнечные часы, — …12:35? Получается, я был в отключке всего 5 минут?...Или сутки…Ну не мог же я за 5 минут переместиться…Кстати, где я?,- Саймон всегда говорил сам с собой, когда размышлял. Ему это помогало.

-Ни души,- продолжал парень, — и поселений не видно. Однако. Что ж, видимо север где-то там, — он махнул сам себе копытом туда, где, возможно был север, — туда и пойду.

Ковылял Саймон достаточно долго, спотыкаясь и падая. Однако ж ему удалось попривыкнуть к такой ходьбе и теперь он передвигался увереннее. Вскоре он наткнулся на небольшое озерцо. Очень кстати. Саймон спешно подошёл к водной глади — бежать он пока не решался. Закрыв глаза, он подкрался к озеру, словно там его подстерегала верная смерть. Но дело было в том, что Саймону страшно было взглянуть на своё отражение. Если у него есть лошадиные копыта, кто знает, какое тело они могут нести.

Наконец, решившись, Саймон открыл глаза. В отражении на него смотрел конь всё того же кирпичного цвета. Впрочем, он сильно отличался от привычных коней — ниже ростом, глаза очень крупные, короткая и скруглённая морда (лицом это Саймон не мог теперь назвать при всём желании). Грива имела цвет волос саймоновский — тёмно русые. Самое же главное, что полоснуло Саймона по сердцу калёным железом волнения — рог во лбу.

-Получается, я — единорог...Почему?, — задал он себе риторический вопрос. Не найдя ответа, Саймон-конь зашёл в воду. Она показалась ему удивительно мягкой и тёплой. Проплыв от одного берега до другого и обратно, Саймон выбрался на берег. Сев на траву, парень решил помедитировать — просто освободить свою голову от нахлынувшего и подготовить к предстоящему...Сейчас он старался ни о чём не думать вообще. Он просто рассматривал себя.

Рыжая шерсть на его теле была плотной. Но в то же время очень мягкой и шелковистой. Здесь были волоски разных цветов — от белых (или седых?) до абсолютно чёрных. Но преобладали шерстинки густого оранжевого цвета, цвета обожжённой глины.

Осознав, что происходящее реально, Саймон подумал: «Я теперь не человек. Я конь нахрен!» Вздохнув, как, наверное, вздыхают смирившиеся со своей тяжкой участью люди, парень двинулся на свер. Почему именно на север? Он не знал. Шёл ли он на север на самом деле? Или давно уже сбился с курса? Саймон тоже не мог сказать. Но он знал однозначно — главное идти. Как говорил Чеширский Кот — «куда-нибудь ты обязательно попадёшь!» И Саймон направился на север. Во всяком случае, он на это очень надеялся. Странно было, что не ощущалось жары. Саймон брёл по лесу с палящим над головой солнцем, но было просто тепло. Хотя и гораздо теплее, чем в парке, из которого он попал сюда при невыясненных ещё обстоятельствах.

Пройдя достаточно большой путь и присев на песок передохнуть, Саймон вновь вычертил часы. По-прежнему 12:35. Что за бред собачий?

-Я умею определять время о солнцу, — как-то невпопад ляпнул парень.

А по подсчётам Саймона должно было пройти уже часа три с момента его здесь пробуждения. Всё это время он плёлся вперёд, гонимый одной лишь надеждой. Начинал давать о себе знать пустой желудок. Но усталость, голод, жажда и тревога были ничем в сравнении с ужасом полнейшего непонимания ситуации.

Саймон продолжал идти. Точнее, он уже не шёл, а брёл. Неизвестно куда, неизвестно зачем, неизвестно, неизвестно…Сплошная неизвестность. Пейзаж, однако, не менялся. Лужайки и деревья. Судя по горизонту, заканчиваться они не собирались.

-Ну вот, — вновь заговорил Саймон сам с собой, — теперь ноги болят. Как же я устал. Ни конца, ни края…

Голубое небо над головой было идеально чистым. Ни единого облачка не прикрывало солнечный диск, такой жаркий и в то же время какой-то приветливый…

-Стоп! Что с солнцем?, — Саймон зажмурился и взглянул на солнце. Оно и впрямь было неестественно крупным и как будто теперь оно висело ниже, чем обычно. Конечно, это не могло бы объяснить, почему при такой солнечной активности было нежарко, и Саймон решительно не понимал, как такое возможно. Галлюцинация? Мираж? Наконец Саймон решил для себя, что задумываться об этом сейчас бессмысленно. Чувство безысходности и безвыходности не покидало канадца. Он всегда среди своих друзей считался человеком очень рассудительным, со стальной логикой и холодным рассуком. Саймон и сам всегда знал, что из любой ситуации есть выход и переживания есть удел слабых.

Но теперь никакого выхода Саймон не видел. И отчаяние теперь переполняло его, правда, пока не превращаясь в панику. Саймон ещё держался. Порой он даже чувствовал эмоциональный подъём и некоторый исследовательский интерес.

Наконец, Саймон увидел впереди возвышавшийся холм. Саймон, уставший от абсолютно неудобного нового способа передвижения, свернул туда, конечно.

Сейчас его жутко клонило в сон и, дойдя до холма, Саймон выбрал лужайку с травой «поудобнее» и распластался на ней с целью вздремнуть.

Внезапно, внизу у подножия холма Саймон услышал звуки, подозрительно напоминавшие голоса. С колотящимся сердцем он подполз поближе и осторожно выглянул. Он не ошибся — это была речь. Говорили трое. Сердце Саймона бешено заколотилось — это были три таких же, как и он сам, лошадки. Говорили они на чистейшем английском. Одна была фиолетового цвета с пурпурной гривой. Чёлку её прорезал рог, а на крупе была картинка в виде шестиконечной звезды. Её собеседницы — две лошадки — Саймон решил, что по размеру это, скорее, пони — имели на спинах своих по парк крылышек. Одна, голубого цвета, с радужной гривой и хвостом, висела в воздухе. Её отметкой была разноцветная молния из облака. Вторая — нежно-жёлтая с розовой длинной гривой. Отметкой у неё были, кажется, три бабочки. Саймон подполз поближе, чтобы рассмотреть, как вдруг радужная пегаска (Саймон знал, что лошади с крыльями называются пегасами), кинула взгляд в его сторону и крикнула:

-А это ещё кто?!, — она кинулась в его сторону столь молниеносно, что парень не успел даже подняться с земли. Пегаска приземлилась перед ним и, грозно нахмурившись, ледяным тоном молвила:

-Ты кто такой? Ты что, шпионишь? Как ты смеешь подслушивать?! А ну отвечай!

Саймон понял, что сейчас его будут бить. Возможно, даже ногами. Поэтому, сгруппировавшись, он зажал копытами голову и приготовился.

-Рейнбоу, прекрати! Ты пугаешь его!, — раздался голос одной из пони. Кого — Саймон не видел.

-Твайлайт, но он же шпионил!, — пыталась оправдаться агрессивная пегаска.

-Уверена, что это не так, Дэш. И вообще, даже если так, немного дипломатии никогда не помешает. Эм..., — фиолетовая единорожка поторкала Саймона копытом, — Мистер! Меня зовут Твайлайт Спаркл. Это Рейнбоу Дэш и Флаттершай. А как вас зовут?.

Саймон понял, что ему всё же ничего не грозит и, поднявшись, взволновано заговорил:

-Я...Меня зовут Са.... — он осёкся. Твайлайт Спаркл. Рейнбоу Дэш...Странные имена. Даже скорее клички. Поэтому парень решил придумать себе имя в том же духе. -...Роллинг Стоунз!, — выпалил Саймон. У него вообще частенько язык срабатывал прежде головы.

-Вот видишь, Дэш, — сказала Твайлайт, укорительно-покровительсвтенно глядя на подругу, которая висела в воздухе, подбоченившись и раздражённо отвернувшись. -Мистер Роллинг Стоунз, моя подруга решила, что вы шпионите за нами...Будьте столь любезны, развейте эти смешные подозрения!

Саймон — Роллинг Стоунз был обезоружен этой вежливостью и очаровательной улыбкой. Он даже как-то расслабился и говорил теперь более свободно.

-Я не шпионил, что вы! Я заблудился...Я родом из Ванкувера и...где я теперь? Не помню совсем, как я здесь оказался...

Вновь заговорила Твайлайт.

-Роллинг, ты хотел сказать, из ВанХувера?

Это звучало даже забавно, и Саймон еле смог подавить нервный смешок.

-Да, именно из ВанХувера...Что это я...

Наконец, голос подала Флаттершай. Голос оказался очень нежным, мягким, Саймон даже абсурдно сравнил его с тёплым пледом зимним вечером... «Откуда эта ересь в моей голове только берётся?», — подумал он. Тем временем Флаттершай сказала тихо:

-Ты нехорошо себя чувствуешь? Если ты не помнишь, как оказался здесь и путаешь название родного города — тебе нужна помощь!

-О, нет-нет, спасибо! Я в порядке. Скажите, вы не видели моих друзей?

-Если ты о придурочном пегасе, что чуть не сшиб меня, то я видела такого твоего … друга, — обиженно заговорила пегаска, которую Твайлайт называла Рейнбоу Дэш.

Не надеясь особенно на положительный результат, Саймон всё же спросил:

-Рейнбоу, а как он выглядел?

Пегаска поняла, что сердиться более не имеет смысла и спустилась на землю. Далее она говорила спокойно и даже дружелюбно:

-Зелёный пегас с рыжей гривой. Кьюти-марка в виде четырёхлистника клевера. Летел и восторженно орал.

Кьюти-марка...Наверное, она про отметку на крупе...Саймон глянул, изогнувшись, на свой круп. Там он так же обнаружил картинку — свиток с пером. Любопытно. Что бы это значило? Впрочем, он подумает об этом позже.

-Рейнбоу, а куда он...полетел?

-Почём мне знать? Я, в отличие от некоторых, ни за кем не шпионю.

-Дэш!, — одёрнула её Твайлайт. -Роллинг, мне кажется, мы можем попытаться найти его. Я могу помочь тебе. Я знаю заклинание поиска и...

«Как же я заколебался уже удивляться!», — подумал про себя Саймон.

-...заклинание?, — переспросил он.

-Ну да, — Твайлайт, казалось, не ожидала такой реакции от него. -Я же единорог. Значит, умею творить магию...Как и ты. Или это ты тоже забыл?

«Во как! Я магию могу творить! А мне начинает нравиться это место...Надо поаккуратнее, без подозрений, прознать, как ей пользоваться»

-Конечно. Твайлайт, я помню, — Саймон весело улыбнулся. -И спасибо, помощь мне понадобится!

-Не думаю, — встряла Рейнбоу, — смотри!, — она указала копытом в небо.

С неба стремительно приближалась зелёная точка, которая увеличивалась в размерах по мере приближения. Точка отчаянно вопила и с каждой секундой всё более становилась похожей на падающего зелёного пегаса.

-...АААААААА!, — озаглавив своё приземление этим криком, пегас влетел прямо в Саймона, сметя его с ног.

-Вот-вот, о чём я и говорила, — фыркнула Рейнбоу.

Кое-как разобравшись, где лицо, а где...круп в этой куче, Саймон шёпотом спросил у пегаса:

-Уилл, это ты?!

Пегас встрепенулся и часто закивал.

-Саймон? Чёрт, братишка, какого хрена творится?! Я ничё не понимаю...Где Лаз? И как...

-Хэй-хэй-хэй! Больше двух говорят вслух!, — ехидно подметила Дэш, -О чём там шепчетесь?

Саймон, который более Уилла разбирался в ситуации, ответил:

-Девочки, это мой друг — Мёрфис Дропкик! Мёрфис, это Твайлайт Спаркл, Рейнбоу Дэш и Флаттершай, — и тут же шёпотом добавил, — я тебе всё позже объясню, подыграй мне!

-Да! Я Дропкик Мёрфис! И мой друг..., — он вопросительно глянул на Саймона.

-Роллинг Стоунз, — добавил Саймон. Уилл так и прыснул со смеху, но тут же смех свой проглотил.

-Ты бы нас ещё Битлз и Раммштайн назвал, меломан хренов!, — шепнул пегас-Уилл.

-Твайлайт, нам с Мёрфом надо найти нашего третьего друга и...ты поможешь нам?

Твайлайт радостно улыбнулась и сказала:

-Конечно, помогу! Ребята, вы можете рассчитывать на поддержку каждой из нас! И всего Понивилля! А теперь пойдёмте. Я познакомлю вас со своими подругами и отдохнуть бы вам не мешало.

Парни отправились за довольной Твайлайт, смущённой Флаттершай и горделивой Рейнбоу Дэш

-Саймон, слушай.... — начал Уилл, но тот его прервал.

-Во-первых, теперь мы Роллинг и Мёрфис. Во-вторых, Мёрф. Ничего у меня не спрашивай. Я сам нихрена не понимаю. И я сам как в бредовом кошмаре. Найдём сначала Лазаря, тогда и попытаемся искать ответы...А пока попытайся влиться в новую среду. Похоже, мы тут надолго.

-Но объясни мне хотя бы, к чему эта бредятина с заменой имён на названия групп?

-Во-первых, ты слышал их имена? Саймон и Уильям для них будут очень непривычными и подозрительными. Кроме того, я бы не решился раздавать свои данные направо-налево. Особенно учитывая, что мы в каком-то сумасшедшем параллельном мире с говорящими единорогами и пегасами.

По пути Саймон присмотрелся к Уиллу. Даже в виде пони он сохранил свои черты. Густые рыжие волосы, зелёные глаза, коренастый и крепкий, с гордо выкаченной вперёд грудью и взглядом бесшабашного кутилы-хулигана. Да, это был старина Уилл...Саймону от этой мысли стало много легче.

Тем временем пони вывели друзей к некоторому населённому пункту. Здесь по улицам ходили те же разноцветные пони — пегасы, единороги и обычные, без каких-либо признаков. У всех были отметки — кьюти-марки. Дома этого городка напоминали людские — хотя, немного гротескные, как рисуют в детских мультфильмах. Неподалёку стояло высокое здание, отличавшееся от прочих по высоте и убранству. Некоторые дома располагались в деревьях, словно кто-то старательно выскреб всю древесину, оставив лишь кору.

Саймон держался достаточно сдержано теперь. Он не показывал своего любопытства. Уилл же совсем забыл, что друзья планировали влиться в коллектив и всячески навлекал на себя подозрения.

-Во имя Святого Патрика! Саймон, глянь — они в деревьях живут! Чёрт, как их много...И они такие приветливые, такие улыбчивые...Глянь, вон та единорожка мне помахала! А вон та, кажись, мне глазки строит!О-ХРЕ-НЕТЬ! Смотри, смотри! Дом из пряников и печенья! Это ж как в сказке про Гензель и Гретель!

Твайлайт повернулась к Саймону и с улыбкой спросила:

-Похоже, в Ванхувере всё такое серое и неприметное, как вы там живёте?

Саймон усмехнулся в ответ:

-Пожалуй, Твайлайт. Ваш городок удивительно красочный и яркий. Впрочем, Мёрфис очень впечатлительный.

-В таком случае ему должна понравиться наша Пинки, — вставила Рейнбоу Дэш. -Она у нас любительница впечатлять и впечатляться. И, конечно, когда она вас увидит, закатит вечеринку...

Саймон почувствовал некоторую неловкость. Во-первых, его смущали вечеринки — он всегда предпочитал шумным празднествам хорошую книгу. Во-вторых, он всё же планировал скорее вернуться в свой мир. Ну или хотя бы вернуть тело. Или хотя бы найти Лазаря. В любом случае, пир во время чумы его несколько напрягал.

-Вечеринка?!, — Уилл-Мёрфис, наконец, вернулся с небес на землю, -Кто-то сказал «вечеринка»? Отлично! Я приду! Ни одна вечеринка не обходится без Уильяма МакКартри!

-Кто такой Уильям МакКартри?, — удивилась Дэш. Она всё ещё что-то подозревала.

-Это...Это моё прозвище. Школьное., — находчиво соврал Уилл. Кажется, это пегаску удовлетворило.

Тем временем, они дошли до Высокого дерева — с балконом, окнами и дверью.

Дом Твайлайт оказался очень просторным, имел два этажа и кроме привычной мебели по периметру имел встроенные стеллажи с книгами. Десятками, сотнями книг...

-Вот и мой дом! Прошу!, — любезно пригласила Твайлайт. -Спайк! Я вернулась! Поставь чайник, у нас гости!, — прокричала она. Со второго этажа раздалось недовольное ворчание и частый топот. По лестнице вниз быстро шмыгнуло...нечто.

-Дракон! Маленький дракон!, — воскликнул Уилл. Он вообще любил восклицать.

-Я предпочитаю «Спайк»!, — гордо заявил дракончик, -Впрочем, вы недалеки от истины.

Твайлайт указала на Саймона и Уилла и представила их. -Спайк, ребята попали к нам из Ванхувера, но они вообще не помнят, как здесь оказались. И ещё они ищут друга. Мы поможем им, не так ли?

-Я сделаю всё, что скажешь, Твайлайт!, — молвил фиолетовый дракончик и вытянулся по стойке смирно.

-Для начала, Спайк, достань мне «Большую книгу заклинаний».

Дракончик полез по приставленной к стеллажам с книгами лестнице в одной из верхних полок.

-Твайлайт, у тебя так много книг...Наверное, в нашей городской библиотеке столько нет..., — Саймон был воистину восхищён этим обилием литературы. Сам он книги очень любил.

Единорожка смущённо улыбнулась:

-Ну что ты, Роллинг. Разве это много...Вот в Кантерлоте действительно Библиотека...

-И ты прочла все эти книги?, — не унимался Саймон.

-Да, — гордо ответствовала пони, — многие по несколько раз!

-Феноменально..., -Саймон не успел договорить. Вскрикнув, Спайк оступился на лестнице и теперь падал вместе с несколькими книгами в лапах. Неизвестно, чем бы кончилось это падение, но через всю комнату метнулась зелёная стрела — Уилл подлетел самому потолку и успел перехватить падавшего Спайка.

-Ух ты! Это было...Быстро, — отметила Рейнбоу. Хотя этого было недостаточно, чтобы её удивить.

Твайлайт укоризненно потрепала дракончика по голове:

-Спайк, сколько раз я тебе говорила! Будь осторожнее. Смотри — и книги уронил...

Рог волшебницы засветился и книги начали подниматься с пола, вставая на свои законные места. Саймон и Уилл заворожённо смотрели на это просто глазам своим не верили...Вдруг Твайлайт остановилась над лежавшей на полу книгой раскрытой.

-Что это?... «Культура древних пони в Догармоническую Эпоху. Мифы, легенды предсказания». Любопытно, я и забыла, что у меня есть такая, — кажется, единорожке стало даже стыдно.

Твайлайт зависла над книгой и глазами жадно глотала каждое слово. Кажется, она становилась всё тревожнее. Её губы бесшумно двигались, а взгляд наполнялся волнением и даже страхом. За окном стало темнее, словно какая-то туча перекрыла всё небо.

Рейнбоу вылетела на улицу, проверить, в чём дело.

-Саймон, что происходит? Эта пони колдует?, — взволнованно шептал Уилл.

-Я не знаю, — ответил Саймон. -Твайлайт?, — ответа не было. Единорожка была поглощена книгой.

Стало ещё темнее. Флаттершай закрылась крыльями и стала пятиться в угол. С улицы доносились встревоженные голоса пони. Внезапно раздался звук не то грома, не то далёкого взрыва.

-Роллинг, смотри, — позвал Мёрфис к окну. Единорог подошёл и увидел, как далеко отсюда — в нескольких десятках миль, наверное, в небо ударил луч света. Вспышка била в толщу туч, затянувших небо. Тучи начали быстро таять под его действием и вскоре, когда тучи рассеялись, луч исчез.

-Это было...Странно. Не так ли, Твайлайт? Или у вас это в порядке вещей?, — спросил Мёрфис.

Твайлайт тоже смотрела в окно и всё видела. Но вместо ответа она схватила сумку. Кинула в неё свою книгу и, не сказав ни слова, кинулась вон из дома.

-Я чё-то не так сказал?, — спросил удивлённо Мёрфис. -Спайк, куда она побежала?

-В Кантерлот, к принцессе Селестии. Что-то неладное случилось, колючками чувствую...

Роллинг обернулся к Мёрфису.

-Помяни моё слово, всему, что сейчас происходит и произойдёт, причиной явимся мы.

Продолжение следует...