Автор рисунка: Noben
Глава 14. Два капитана Глава 16. У каждого свои проблемы

Глава 15. Мелкие неприятности

У главных героев начинаются раздельные приключения. В одиночку не так-то всё просто.

Глава 15. Мелкие неприятности.

Утреннее солнце осветило гостевую комнату. Ничего не изменилось с момента

когда уставший Арзес рухнул ночью на кровать, лишь Дэн накрылся одеялом с

головой по привычке.

За дверью послышался шум, киборг-аликорн, всю ночь простоявшая в охранной

стойке, повернула в сторону двери голову и начала сканирование оклодверного

пространства.

 — Вот и утро наступило. — донеслось с кровати черного аликорна. — Щаз за

нами явятся, типа пойдём покажем, пойдём расскажем... — он спрыгнул на пол

и начал делать типа отжимания для не свойственного тела.

 — Иди ты к... — белый аликорн пришел в кровать значительно позже, и его

не устраивал столь ранний подъём. Он спешно, в ещё не проснувшимся как следует

мозгу, перебрал "адреса по которым надо послать мешающего", и не найдя

литературного выражения, применил местное. — Перевертышам.

 — Так ребятки, — подала голос киборг. — Я сегодня вас покидаю, и уезжаю в

Понивиль. Вам тут без меня пока придётся, помните, тут любителей на вас

посмотреть и подслушать, что вы во сне шепчете, вагон и самосвал.

 — Это ты к чему, Лэра? — прекратив свои упражнения спросил Дэн.

 — Она хочет сказать, — подал голос приподнявшийся с кровати Арзес. — Что

пока её не будет, мы должны не беззаботно спать, а переходим на военное

положение. Если шорох, сразу подъём и в боевую стойку.

 — Вот тебе и отель... — мрачно выдал Дэн направляясь в душевую.

 — Лэра, если радиосигнал на таком расстоянии не возьмёт, ты письмо сразу

напиши как прибудешь на место, там посмотрим что и как. — Арзес посмотрел

на киборга.

 — Хорошо Арзес. Я так и сделаю. — ответила киборг и ушла на балкон.

Прошло минут пять, Арзес всё ещё никак не мог себя заставить встать с

кровати, не выспался из-за ночных "погляделок памяти" у принцессы.

Дверь комнаты неожиданно приоткрылась и в щель просунулась голова

стражника.

 — Доброе утро, — начала голова. — Дэна фон Бюррена просит прибыть капитан

гвардии Шайнинг Армор. И скажу сразу, там все его замы будут. Провожатый

ждёт.

 — Агась, я щас ему предам. — отозвался весело Арзес, соскочил с кровати

и потопал на шум воды.

Дэн стоял под душем, тщательно подставляя под горячие струи воды раскрытые

перепончатые крылья. Ему нравилось ощущение тепла, медленно передающегося с

кровью в тело. Он никак не мог понять, что это за ощущения, ведь в

человеческом теле всё по другому.

 — Слышь, харе намываться. — из-за ширмы выглянул Арзес. — Тебя главный

гауптман ждёт и куча его замов.

 — Агась, — черный аликорн начал дергать ручки душа пытаясь закрыть воду, но

только с четвёртой попытки ему это удалось. — Похоже ночной разговор с ночным

начальником не прошел даром. — закончил он с улыбкой глядя на Арзеса.

 — Это с тем кэпменом, что нас на балконе расписывал?

 — Да, поговорили по душам. — Дэн хмыкнул. — Видать я его ночью сильно

напугал их будущем. — он начал обтираться полотенцем.

 — Ну тогда иди, там даже провожатого выделили. — и Арзес ушел к умывальнику.

Дэн окончательно вытерся, и пошел к выходу из душевой. Обернулся, в мозгу

пронеслось: "Охренительная роскошь. А уж размеры... У нас квартиры площадь

меньше имеют чем эта душевая. А это ведь гостевые покои...". Дэн выйдя в

комнату и не увидев киборга, решил громко сказать, что бы она услышала.

 — Счастливого пути. Не забывай, чао! — и вышел из помещения.

У гостевой комнаты, Дэн сразу натолкнулся на стражников. Их было семеро,

один явно старший. В коридоре, рядом с "палатой номер шесть", никого не было,

ну на первый взгляд. Дэн уж подумал что его, мягко говоря, развели, сказав

что выделен провожатый. Аликорн покрутился, потом, повернувшись к стражникам,

задал вопрос:

 — Вы не знаете где мой провожатый?

Стражники прикинулись статуями.

"Ну, и что вы предпримите, `фон`? Будете кричать? Да вас засмеют! И будут

правы." — проносилось в голове Дэна. — "А что если `тёмный сканер` вызвать?

Ну Селестия против будет, но лично мне сейчас, пофигу на её мнение. Решено!

Делаем!"
Мысленно произнеся заклинание, со второго раза только сделав его верным,

Дэн сделал шаг назад от стражников, и закрыл глаза. Мощная, фиолетовая

вспышка исходящая из его рога озарила коридор. По полу, прочь от Дэна,

прошли концентрические тёмные окружности, очень похожие на волны, но не

удаляясь дальше десяти метров. Там где коридор поворачивал, волны-окружности

заворачивали за угол.

"О, так вот она!". Дэн раскрыл глаза и направился к ближайшему повороту

коридора. Заглянув за него, он обнаружил круп искомого "сопровождающего".

 — Мадам, — обратился Дэн к пегаске, ядовито-лимонного цвета с сиреневыми

гривой и хвостом, та обернулась и своими синими глазами, полными ужаса,

смотрела на черного аликорна. — Простите за мою магию, но не хорошо вызывая

гостя с шумом "срочно!", заставлять его самому отправляться на поиски

сопровождающего. — закончил Дэн выходя к ней полностью.

 — А как вы...? — пегаска уже без страха смотрела на аликорна, но тот не дал

ей закончить.

 — Как-как? Вот так. — Дэн хмыкнул. — Умею я это. И всё тут. Как меня зовут,

вы знаете. А вот как вас зовут?

 — Зера Толлас. — представилась пегасочка.

 — Барышня, — Дэн был полон решимости допросить персонажа. — Имя мне ничего

не говорит. Кем служите, звание, должность?

 — Инструктор-сержант гвардии, взвод разведки, — пегаска приняла местный

вид стойки "смирно". — Агент по особым поручениям.

 — Ого! — Дэн был явно удивлён. — Ну извините сержант. Ведите меня к вашему

капитану. Я, кстати, бывший военный. Так что мы в какой-то степени коллеги.

 — А кем вы служили? — без тени смущения, не спуская внимательного взгляда

с черного аликорна, спросила пегаска, медленно пархая впереди. Дэна очень

удивила её способность лететь спиной вперёд.

 — Капитан войск специального назначения Главного Разведывательного

управления Министерства Обороны. — представился он и уточнил: — Примерно

пять лет уже в отставке.

Пегаска, получив исчерпывающий, но не понятный ответ, ухнула на пол и пошла

чуть впереди, но почти рядом с аликорном.

 — Чем занимались, капитан? — спросила она скосив взгляд.

"Что сказать этой юной особе, чтоб она в обморок не свалилась?" — подумал про

себя Дэн. Долго затягивать с ответом не имело смысла, и наконец черный аликорн

выдал: — Мусор убирал.

То, что словосочетание воспримут так как надо, Дэн не надеялся, но вот

реакция Зеры была именно такой, однозначной: у неё задрожал подбородок и на

глазах навернулись слёзы.

 — Отставить! — рявкнул Дэн голосом прапорщика. — Тебе в мой мир на час

сходить — повесишься! Ты спросила — я ответил! Всё.

 — И многих ты лишил жизни? — спросила пегаска, не поворачивая головы.

 — Первый мне снился месяц. — честно признался Дэн. — На мне сорок девять

трупов, из них сорок шесть — террористы.

Минуты две они шли молча.

 — А кто такие, террористы? — спросила пегаска.

 — Умники, взявшие в лапы оружие, и временами берущие заложников что бы

показать всем, насколько они сильны. — черный аликорн разглядывал расписной

потолок. — Взрывают дома, с жителями. Захватывают корабли, больницы,

автобусы.. эээ.. экипажи с пассажирами. Поезда захватывают и пускают их

под откос.

Опять двухминутный таймаут.

 — И много у вас там террористов? — голос пегаски был тихим.

 — В разных странах по разному. У нас хватало. — и Дэн тряхнул головой. — Но

сейчас я здесь, и всё что там у нас, уже не имеет значения. Вы меня поняли,

сержант?

 — Да. — ответила та. — Мы почти пришли. Вот. — и она указала на трёхметровые

дубовые двери, возле которых не было стражей. — Заходите.

Дэн, оказавшись перед дверьми, стукнул, для приличия, в них два раза копытом

и надавил плечом. Двери распахнулись внутрь, и из помещения донеслось:

 — Входи, входи. Заждались уже.

Эндрю Арзес Новер буквально "летел" по коридорам замка. Ему не терпелось

встретиться с секретарём администрации, что бы получить заветный ордер на

дом, который ему пообещала Селестия. В поясной сумке приятно позвякивали

триста бит, так называемый "аванс за работу", который ему вручили

тотчас-же, прям на выходе из гостевой комнаты, два единорога-охранника. Арзес

бысто нёсся по коридорам дворца и на душе у него было радостно и тепло.

Охрана, распахивая перед белоснежным аликорном двери, нервно косилась, когда

тот, даже не благодаря, как тайфун пробегал мимо них, заставляя их гривы

развеваться. Наконец, вот они, наружные двери дворца. Тут произошла заминка,

местный начальник решил притормозить "шустрика", просто, типа для проформы,

спросив:

 — Куда это вы так спешите, сэр? Не уж-то всё закончится до того, как вы

туда дойдёте шагом?

 — Слыш, начальник, — белый аликорн не разделял юмор офицера. — Я спешу,

очень спешу.

 — Ну и что? — спросил гвардейский офицер. — Вы не посол, не министр, вы

здесь вообще никто.

 — Открой ворота, лейтенант. — Арзес подошел почти вплотную. — Или мне сквозь

вас пройти? — и он плотоядно улыбнулся.

 — Не понял?! — белый единорог в латах с эмблемой солнца и копья,

вытаращился на аликорна.

 — Вот мне интересно, лейтенант. — начал Арзес свой "наезд". — Вы головной

болью не страдаете?

 — Ты что сказал про головную боль? Ты врач? — единорог дал знак гвардейцам

и они выставили копья.

 — Нет, не врач, но головную боль могу обеспечить. — Арзес решил, раз не

пускают, а портить отношения дракой не хотелось, то хоть поприкалываться с

пользой.

У единорога расширились глаза, и Арзес решил не тянуть с приколами. Он

задержал дыхание и мысленно сказал: "Вот вам, герои, гелий!", и его рог

полыхнул желтой вспышкой.

 — Слышь, гость с буг.... — то, каким голосом начал говорить фразу единорог,

повергло в аут всех стражников.

Ржач всех, включая самого единорога, заполнил коридор. Арзес терпеливо

задерживал дыхание, благо организм позволял это сделать аж на семь минут.

 — Проходи, весельчак. — в ноль раздавленным голосом, выдал единорог под

всеобщий хохот стражников.

Белый аликорн кивнул и прошел через открывшиеся ворота, на прощание ещё

раз сверкнув рогом, рассеивая гелий.

 — Фух. — наконец выдохнул Арзес, оказавшись подальше от ворот. — Похихикали

и будя. — и он припустил опять галопом в сторону административного здания.

Само здание администрации, сверкая драгоценными камнями, вмурованными в

стены и серебристо-бирюзовый купол, возвышалось на гранитном постаменте,

причём, судя по виду, сам постамент был просто выдолблен из цельного куска

гранита, а не сложен из отдельных блоков. "Гигантомания у местных, видать

уже привыкли..." — заметил Арзес, наступив на первую ступеньку длинной

гранитной лестницы, ведущую к дверям администрации.

У дверей администрации стояло два белых единорога в доспехах с эмблемами

щита. Они даже не шелохнулись, когда Арзес, подойдя к дверям, стукнул в двери

копытом. Либо, охрана была уже предупреждена о белом посетителе, либо

стражники, что менее вероятно, просто стояли здесь для проформы.

 — Войдите! — донеслось из-за двери, и она открылась сама.

Арзес сделал всего два шага и оказался в обширном коридоре с множеством

дверей, на которых красовались таблички с надписями. В самом-же коридоре,

кроме ярко-зелёного единорога с коричневыми гривой и хвостом, никого небыло.

Арзес пригляделся к единорогу: судя по проседи на гриве и немного обвисшим

ушам, этот представитель бюрократического аппарата работал здесь давно и всех

должен знать. Его умные, сиреневые, слегка усталые, глаза, скрытые за немного

затенёнными круглыми очками, выражали заинтересованность и недовольство

одновременно.

 — Здравствуйте! — произнёс Арзес первым. — Я здесь для получения ордера на

дом, который находится на старой площади. Моё имя — Эндрю Арзес Новер, вам

должны были передать приказ принцессы Селестии.

 — Деккер Грин, хранитель печати администрации. — представился зелёный.

 — Мне, вообще-то, нужен секретарь администрации... — начал Арзес.

 — Многоуважаемый Альтен Боссет сегодня отсутствует, — прервал его речь

единорог. — Ваш ордер у меня, я выдам вам его. Идёмте за мной. — предложил

хранитель печати, и, развернувшись, направился в дальний конец коридора.

 — Вы прибыли издалека, раз не знаете наших порядков? — не поворачивая

головы, спросил зелёный единорог. — Я вас раньше не видел при дворе, вы

откуда, и кем вы приходитесь принцессе Селестии?

"Вот жучило! Сразу понял кто я и откуда! Да, такие кадры редкость. Но

ты му... единорог не на того напал. Словестно мы то же можем такое отколоть,

что вашим здесь и в кошмарах не приснится." — подумал Арзес, а вслух сказал:

 — Во-первых, я ОЧЕНЬ ИЗДАЛЕКА, так правильней. Во-вторых, я, никем и никак

не прихожусь вашей принцессе, во всяком случае, ПОКА НЕ ПРИХОЖУСЬ. — и Арзес

хихикнул. — Надеюсь, вы меня поняли.

 — О, простите меня, я не хотел... — единорог обернулся, кивнув, в знак

извинений. — О! Мы уже пришли, — с этими словами у хранителя засветился

рог и, большие дубовые двери, перед которыми оказались единорог и Арзес,

беззвучно распахнулись, открывая небольшое, но хорошо освещённое помещение.

Кабинет, а это был именно кабинет, так как он выглядел так, как выглядели

кабинеты различных начальников на Земле, где-то примерно в девятнадцатом

веке, с той лишь разницей, что вместо гусиных перьев, стояли обычные, на

первый взгляд, карандаши. В дальнем углу кабинета, стоял сейф. Именно сейф,

и он выглядел почти как сейф из знаменитых американских вестернов про Дикий

Запад.

Арзес, был примерно знаком с телекинезом, но вот так точно открыть сейф с

первого раза, у него точно-бы не получилось. Из распахнутого сейфа вылетела

серовато-золотистая бумажка и легла на стол.

 — Осталась формальность, — заявил зелёный единорог, на столе раскрылся

какой-то журнал, и карандаш, плавно вылетев из стаканчика, сделал несколько

записей в этом журнале. Журнал развернулся на 180 градусов, карандаш лёг

поверх бумаги. — Распишитесь в журнале выданных ордеров, и можете забрать

ордер.

Арзес не стал показывать уровень своего телекинеза, просто взял карандаш

в зубы, вывел три буквы "ЭАН" с вензелями напротив строчки где показывал

единорог и, выплюнув карандаш, телекинезом подхватил серовато-золотистый

листочек.

 — Спасибо Вам. — Арзес кивнул зелёному и пошел к выходу.

 — До скорой встречи, мистер Арзес. — услышал вдогонку Арзес немного ехидный

голос.

Кантерлотский железнодорожный вокзал напоминал чем-то московские вокзалы

середины двадцатого века, но с поправкой на технический уровень Эквестрии.

Все пони сновали туда-сюда что бы попасть на нужный перрон к самому поезду,

лишь несколько, одиноко стоящих персонажей никуда не спешили. Первый,

основной персонаж — начальник пути, он-же выпускающий дежурный. Именно от

него зависело, в какой момент поезду, который сейчас стоит под парами

у перрона, будет дан сигнал к отправке. Ещё тут присутствовал гвардейский

патруль из единорога и двух пегасов в блестящих доспехах. Третьими статичными

персонажами были: фиолетовая единорожка и ярко-синяя аликорн. То что аликорн

не двигалась, было частично понятно, так как Твайлайт сразу сказала, что

поезд будет только через полтора часа и "торопиться совсем не стоило". А вот

статис волшебницы объяснить было трудно, так как вокзальная обстановка к

философским раздумьям и чтению книг не способствовала.

 — Не знаю как отнесутся к тебе мои подруги, — начала Твайлайт в который раз

озвучивать свои опасения. — Очень прошу тебя, Лэра, не груби им. Они очень

хорошие подруги, я не знаю кто ещё может вот так сразу встать рядом в минуту

опасности...

 — Не беспокойся за меня, Твайлайт Спаркл. — Лэра говорила мягким женским

голосом. — Хоть я кажусь взрослой, увы, моей личности записанной внутри

меня не более девятнадцати лет, и тот жизненный опыт, что у неё был,

к этому миру не имеет отношения, почти не имеет.

Кто-то грубо толкнул фиолетовую волшебницу, и не извинившись, продолжил

движение.

 — Осторожнее, вы-же не одни на вокзале! — громко сказала Твайлайт.

 — Нечего столбом на дороге стоять. — прозвучало в ответ от коричневого

пегаса с кьютимаркой штанги, медленно, с натугой, перетаскивающего большую

тележку с баулами и корзинками.

 — Ты-бы, птенчик, пасть-то не раскрывал, а то, случайно ведь внутренности

простудишь. — Лэра решила то же поучаствовать в разговоре. — А если вздумал

поиграть в слишком сильного, то учти, спорить и ругаться со мной — я не

советую, ты-же не знаешь кто я, что я могу, есть-ли у меня связи в

Кантерлоте, а здешняя медицина может и не успеть...

От такого заковыристого выражения, челюсти волшебницы и пегаса свалились

до платформы.

 — Ну, что вылупился как ссущий котяра? — Лэра продолжала. — Извинись

сейчас-же!

Секунд пятнадцать пегас переваривал услышанное.

 — Извините что я толкнул вас... — промямлил он и исчез в толпе.

 — Так что ты там про подруг говорила? — как ни в чём не бывало, мягким

нежным голосом спросила аликорн единорожку.

 — Хм... — фиолетовая единорожка никак не могла понять как дальше строить

разговор. — Прости, Лэра, спасибо тебе, конечно, что ты заступилась за меня,

но ты как-то странно разговариваешь...

 — Не стоит пока меня благодарить. — аликорн подняла голову и смотрела в

другой конец платформы. — Я так понимаю, к нам едет наш поезд?

 — Он не совсем наш. — Твайлайт тоже смотрела в ту сторону. — Это поезд из

Детрода и Кантерлот у него конечная. Сейчас три вагона отцепят, и прицепят

четыре до Денмилка. И один вагон до Понивиля. Для нас с тобой целый вагон.

 — А разве так принято? — с удивлением спросила синяя.

 — Принцесса Селестия так подчеркивает твой статус. — с гордостью произнесла

единорожка.

 — А ещё какими поездами к вам можно добраться?

 — Через Понивиль идут поезда до Филлиделфии, Майнхеттена, Эплузы и Татхолма.

 — И все поезда у вас останавливаются? — с недоверием спросила Лэра.

 — Татхолмский вечерний экспресс, в отличии от утреннего, идёт мимо.

Паровоз, окутанный паром, подошел к немного опустевшему перрону.

 — Уважаемые встречающие. На первый путь прибыл экспресс из Детрода. Просим

не задерживаться в вагонах. — прозвучало объявление.

 — У меня ещё один вопрос. — начала аликорн. — А у вас есть, например поезд

от одного края страны, до другого?

 — Ха! — единорожка развеселилась. — Есть. "Эквестрийский ветер" называется.

Пять дней идёт. Стартует в Эплулзе, и, заходя в Майнхеттен, но мимо Понивиля,

идёт через Кантерлот, и приезжает в Халифленкс. Ходит два раза в неделю.

 — Ого! — изобразив удивление, Лэра посмотрела на волшебницу. — В принципе,

это и следовало ожидать, страна простирающаяся от океана до океана, обязана

иметь такой транспорт.

 — Да? — единорожка удивилась. — А откуда ты это знаешь?

 — Понимаешь, Твайлайт, — аликорн поглядела куда-то вдаль. — Та личность, что

записана в меня, жила в таких странах в своём мире. Представь себе страну,

на одну шестую часть суши, при условии что всего стран около трёхсот. А суши

всего лишь одна третья от всей поверхности планеты. — она вскользь мазнула

взглядом по волшебнице, и опустила взгляд в платформу. — Так вот в этой

стране, железная дорога от моря до моря, с запада на восток. Ты расстояние

представляешь? — синия скосила глаза на Твайлайт. — Наверное нет. Представь,

что когда на западе часа три пополудни понедельника, то на востоке уже

первый час ночи вторника.

У единорожки расширились глаза и немного отпала челюсть.

 — А сколько поезд идёт? — наконец вымолвила фиолетовая волшебница.

 — Неделю. Это при средней скорости 60 миль в час.

 — У вас такие быстрые поезда?

 — Это ещё не быстрые. Самый быстрый поезд 350 миль в час.

На этот раз Твайлайт замолчала надолго.

 — Ну, не устали от моих откровений? — поинтересовался черный аликорн

у присутствующих, сверкнув красными, как тлеющие угли, глазами.

 — Вообще-то уже голова болит. — пожаловался начальник королевской гвардии

Шайнинг Армор.

 — Как сказал один мудрец: если голова болит, значит она есть! — изрек Дэн

обращаясь к Шайнингу. — Ну, шутки в сторону. Я конечно не хотел вас так

шокировать, но, господа офицеры, — черный аликорн стал серьёзным. — Увы,

именно такая проблема к нам приближается.

На минуту наступила тишина.

 — Вы считаете что у нас есть шансы? — нетвёрдым голосом спросил Шайнинг

Армор.

 — Есть, и достаточно большие. — Дэн повернулся к капитану. — Я так думаю,

процентов пятьдесят два на победу, и ещё процентов двадцать на большие потери

у врага, которые заставят его задуматься, — черный аликорн опять глядел

поверх голов присутствующих. — о продолжении боевых действий. Конечно, к

своим потерям, надо быть готовыми. У пегасов в Клаудсдейле, я думаю потерь

будет мало, а вот на поверхности планеты, тут как повезёт. Крупные города это

всегда удобная мишень, особенно если высотные здания являются ориентирами или

их видно издалека. Мелкими городками никто всерьёз не заинтересуется.

 — Это обнадёживает. — заявил Рубен Шедоу.

 — Я бы ещё добавил, что руководить нападением будет кто-то из больших шишек,

той кодлы. — черный поглядел в потолок. — Чем крупнее корабль, тем больший

начальник на нём находится. Не думаю что главный плохиш будет лично руководить

атакой, по-этому, его кораблик будет вне досягаемости наших атак. Хотя у меня

есть мыслишка на эту тему, надо с Арзесом обговорить. Стоит убрать руководящее

звено, вся атака рассыпется. — Дэн поглядел на Шайнинга. — Делайте выводы, мой

капитан.

 — Но что мы можем противопоставить этим захватчикам? — поинтересовался белый

пегас, начальник разведки, Кай Линьер. — И нам очень интересно, ведь по

общепринятому правилу, аликорны могут использовать очень сильные заклятья. Что

можете вы?

Все с интересом уставились на Дэна.

Дэн задумался. С одной стороны, он должен показать прямо здесь, в замке,

что-то такое, что убедит этих начальников, что он — не пустое место. С другой

стороны, часть темных заклинаний — смертельна, причём абсолютно смертельна.

Позволит-ли Селестия их применять в Кантерлоте? Скорее всего они здесь

запрещены и применять их, на живых представителях, не разумно. Однако,

демонстрация нужна, да и надо выявить несколько единорогов, которых можно

обучить этим заклинаниям. Нет, конечно надо это делать под контролем, но

обучать атакующим "заклинаниям смерти" необходимо, иначе будет трудно потом

справится с вторжением.

Наконец, Дэн принял решение. Он кашлянул и произнёс:

 — Вот что, уважаемые соратники. — от такого обращения присутствующие громко

выдохнули. — Я могу показать вам кое-что... Но следует учесть одно "но". Я,

в отличии от вас, знаю магию, которая в вашей стране "под замком". Я ясно

выражаюсь? — Дэн поглядел на присутствующих.

 — Ого! — единственная реплика отпущенная Шайнингом, оказалась громче чем

почти всеобщее "Ясно!".

 — Я просто приведу пример. — Дэн говорил серьёзно. — Если в лесу, на

вас, — Дэн копытом указал на Рубена Шедоу. — Нападёт волк, вы его телекинезом

отбросите или сделаете ему больно, но не убъёте его, так как это противоречит

вашим моральным принципам, не так-ли?

 — Да, — подтвердил глава ночных стражей.

 — Вот! — Дэн нахмурился. — А вот моя магия, убъёт его, даже если я применю

лишь одну десятую мощи заклинания. — все затаили дыхание. — И я не горжусь

этим, я просто должен вас всех предупредить, что у меня за магия.

 — Привык там у себя... — начал говорить белый единорог с красной гривой,

начальник городской стражи Кантерлота, Альборн Верде.

 — Альборн, не сейчас! — грозно произнёс Шайнинг Армор повернувшись к своему

подчинённому. Красногривый стушевался и замолчал. Капитан всех гвардейцев

повернулся опять к Дэну и вымолвил:

 — Демонстрацию будешь проводить не сегодня, — он повысил голос. — Как-нибудь

в лес сходим. Хотя-бы назови основные атакующие заклинания.

 — Начну с тех, что излучаются рогом. — Дэн нахмурился. — Первое — зелёный

луч смерти. Поражает биологические тела через прямой контакт, можно через

зеркало. Приводит к быстрому отравлению клеток организма. Через семь минут

после атаки происходит остановка сердца или предварительное разрушение

спинного мозга. Стекло, вода, и различные прозрачные материалы не являются

помехой. При воздействии на неживые предметы из стали, немного разогревает

их, но не более того. Действует в пределах тысячи футов. С расстоянием

убывает мощность. На предельных дистанциях может вызвать просто недомогание,

сильное головокружение, тошноту, рвоту, но не смертельный исход. Производится

воздействие либо на конкретного противника, либо на ряд противников по

которым пройдёт траектория луча. Эффективная дистанция для гарантированного

смертельного исхода — пятьсот футов. Время повторного применения двадцать

минут. Да, замечу, так как отравление происходит на генетическом уровне,

противоядия практически нет. Не знаю, что в этом мире может остановить этот

луч.

Дэн замолчал и прислушался. Он уловил как испуганно бьётся сердце пегаса,

как затаил дыхание Альборн Верде.

 — Мне продолжить? — Дэн посмотрел на Шайнинга.

 — Дальше. — хрипло произнёс капитан.

 — Второе — слепота. — Дэн говорил четко, без эмоций. — Бледно голубой луч.

Прямое кратковременное, до двух секунд, воздействие, либо в голову, точнее

в лобные доли мозга, либо в глаза противника приводит к временной потере

зрения на три-четыре дня. Если время воздействия точно в глаза увеличить до

минуты, сжигается зрительный нерв, и как следствие — полная потеря зрения.

Эффективная дистанция триста — четыреста футов. Затемнённые стёкла защищают

от воздействия луча. При попадании в неживые предметы не разогревает, а

охлаждает их. Воздействует только на конкретного противника. Время повторного

применения — двадцать минут. Применение в тело и конечности, ничего не даст,

лишь кратковременное онемение участка шкуры, куда попал луч.

 — Гы! — воскликнул пегас. — Самое то.

 — Не перебивайте, я не закончил. — Дэн улыбнулся. — Третье — ядовитый укус.

Почти смертельное заклинание. Баз видимого луча, но присутствует вишнёвая

вспышка рога и вишнёвая кратковременная аура у атакуемого. Применяется при

зрительном контакте с конкретным противником. Эффективная дистанция — прямая

видимость, как следствие, в туманную и дождливую погоду дистанция резко

сокращается. Отравление организма приводит через двадцать минут к поражению

центральной нервной системы и прекращению дыхания. Время повторного

применения — пять минут.

Все затихли, с интересом слушая Дэна. А он, тем временем, продолжал.

 — Четвертое и пятое заклинание — не смертельны. — черный аликорн чуть

улыбнулся, но через секунду уже был серьёзен. — Но могут очень серьёзно

повредить психику атакуемых. Называется, — Дэн сделал торжественную

паузу. — Ментальный удар кошмаров. Черная вспышка с распространением тёмной

волны в радиусе семисот футов. Приводит к психическим расстройствам,

окружающая действительность заменяется фантомными кошмарными галлюцинациями.

Если зона поражения до трёхсот футов, устойчивость галлюцинаций доходит до

шести часов. Наибольшая эффективность применения, достигается в замкнутом

пространстве. В помещениях эллипсоидального типа, атакуемые, находящиеся

в противоположном фокусе, могут быть полностью лишены воли и рассудка. Как

я уже сказал, всего вариантов заклинания — два. В первом варианте — атакуется

конкретный противник, во втором — все кто оказываются в радиусе поражения.

С усилением магнитных и электромагнитных полей, радиус применения заклинания

резко падает. Если атакуемые не имеют психических заболеваний, лечение

возможно искусственным введением в кому и сном в течении суток под

капельницей с успокоительным лекарством. Повторное применение заклинания

возможно через три часа.

Черный аликорн замолчал и отвернулся к окну, где весело щебетали птицы

и зелёные листья плюща красиво просвечивались солнечными лучами. "Какая

охренительная погода, а я тут дерьмо на уши этим лопухам вываливаю!" — подумал

про себя Дэн и у него возникло чувство отвращения к тому, чем он сейчас

занимался. Он внимательно оглядел присутствующих, они явно начали уставать от

его псевдолекции и, по ощущениям, труднее всего было капитану ночных стражей,

он-же ночью-то не спал, в отличии от остальной братии. Дэн задумался над

укладом жизни в замке и городе, мысленно отвлекаясь от обстановки в помещении.

От размышлений его оторвал громкий и требовательный стук в дверь.

 — Войдите! — громко отозвался Шайнинг Армор переводя дыхание.

 — Дэна фон Бюррена требует к себе её высочество принцесса Селестия. — белый

пегас с зелёной гривой в доспехах вытянулся по стойке "смирно" на пороге

комнаты.

 — Простите меня, уважаемые. — Дэн отвесил поклон офицерам. — Продолжим

завтра или позже. Увы, надо идти.

 — Иди, "ужастик". — устало ответил Рубен Шедоу.

Когда за вышедшим Дэном закрылась дверь, Шайнинг Армор громко сказал:

 — Параспрайт его побери, это ходячий эквестрийский черный кошмар, а не

пришелец!

 — Шай, — Шедоу не понравилась реакция начальника. — Что конкретно тебе не

нравиться в нём? Внешность, возможности, знания, манера себя держать или его

отношение к чужим жизням?

 — А он не кобылка чтоб внешностью нравиться. — влез начальник разведки.

 — Так! — громко прервал балаган начальник гвардии. — Я приму решение по нему

позже. Шедоу, иди-ка ты отдыхать, ты переутомился! А тебе, — Шайнинг Армор

повернулся к начальнику разведки. — Такому весёлому и энергичному, я сейчас

найду применение. А ну за мной! — скомандовал Армор и чеканя шаг копытами

направился прочь из комнаты.

Когда Шайнинг и начальник разведки покинули помещение, Шедоу обернулся к

Альборну Верде, который стоял в стороне и кусал губы, и тихо сказал:

 — Перегрелся наш кэп. Ну это в общем закономерно. Ладно, я отдыхать. Часов

до шести вечера меня не трогать, все вопросы к лейтенанту Грею Мунеру. А

тебе, мой совет, постарайся не маячить перед Шаем сегодня.

Осматривая свой новый дом, Эндрю Арзес Новер, никак не мог отвязаться от

мысли, что его, грубо говоря, на не местном выражении — "кинули". Дом был,

конечно, вместительным, двухэтажным, с мансардой и запасным выходом, но...

Этому дому явно не хватало "земного" объявления в стиле — "продам дом,

п о д г о т о в л е н н ы й к евроремонту".

"И сколько нужно вбухать местных средств, что-бы довести до кондиции сей

особняк?" — размышлял Арзес, поднявшись на второй этаж и видя там ту-же

картину что и на первом. "Похоже придётся возвращаться в администрацию и

выяснять, не шутка-ли это была".

Размышления Эндрю были прерваны перестуком копыт на первом этаже и

окриком: "Городской патруль Кантерлота! Всем оставаться на местах!"
 — Эй! Шумящие! — прокричал со второго этажа Арзес. — Здесь я!

 — Эй! Кто там орёт? — поинтересовался удивлённый единорог, начальник

патруля.

 — Новый хозяин этих стен. — сказал в ответ Арзес и высунулся на лестницу,

чем очень напугал патрульных. — Офицер, не боись, не съем. Подымайся сюда,

дело есть. — Арзес улыбнулся и подмигнул единорогу, а потом опять скрылся.

 — Ты, со мной! — бросил единорог стоящему слева от него патрульному, а сам

начал подниматься по лестнице. Деревянные ступеньки поскрипывали, окружающая

тишина пугала, но начальник патруля поднимался уверенно.

Когда голова единорога оказалась выше пола второго этажа, Арзес, сидящий на

крупе слева от лестницы, негромко кашлянул, привлекая внимание. От такой

неожиданности патрульный, шедший за начальником, громко "ойкнул" и едва не

сверзнулся вниз по лестнице. Арзес, оценив ситуацию, решил заговорить первым.

 — Приветствую доблестных защитников порядка. — начал он, натянув улыбку.

 — Не двигаться! — рявкнул офицер.

 — Командир, у меня нет оружия, мой ордер рядом с тобой на поручне

лестницы, справа от тебя. — Арзес указал копытом на что-то позади офицера. — И

был-бы я бяка, ты бы не только не успел-бы закончить своё `приветствие`
"Городской патруль!", но и твои сопровождающие были-бы уже трупами. Я вижу

вас тут совсем не учат дома проверять. Ладно, давай без формальностей перейдём

к делу. Я новый житель этого города, зовут Эндрю Арзес Новер, считайте меня

гостем принцессы Селестии. Достаточно?

 — Что вы здесь делаете? — уже спокойно, полностью поднявшись на этаж, задал

глупый вопрос командир.

 — Осматриваю стены. — честно ответил Эндрю.

Тем временем, ордер, подхваченный телекинезом офицера, поднялся в воздух, и

через минуту офицер уже разглядывал эту бумажку, бормоча при этом: "Вроде не

подделка...". Наконец, бумага легла на место, и белый аликорн услышал ещё один

очень `своевременный` вопрос от патрульного начальника:

 — Вам что-нибудь нужно?

Арзес хихикнул, потом став серьёзным заявил:

 — Нужно передать принцессе Селестии информацию о состоянии сего дома. Четко,

конкретно описать ситуацию, и передать ей мой вопрос дословно. — Арзес

нахмурился.

 — Я вас слушаю. — заявил офицер.

 — Вопрос будет таким, запоминай офицер, это важно: "Это шутка была?"
 — И всё? — спросил единорог.

 — Всё. Я думаю полчаса, на передачу моего послания о состоянии дома и моего

вопроса, вам хватит, офицер? — белый аликорн, казалось, смотрел в душу

начальнику патруля, и взгляд говорил о том, что аликорн не шутит.

 — Да! — утвердительно кивнул единорог, развернулся к лестнице, и, едва

ступив на неё, скомандовал. — Все на выход! Здесь всё в порядке.

Когда единорог был уже в дверях на первом этаже, в лестничном проёме опять

показался Арзес, прокричавший вдогонку: — Эй, начальник! Где здесь ближайший

бар-кафе?

 — В трёх домах, на выход влево. — ответил начальник патруля и вышел.

"Спасибо, как всегда, я сказать не успел!" — подумал Эндрю, ещё раз грустно

оглядел стены и, подхватив телекинезом ордер, запихнул его в поясную сумку.

Балый аликорн, распахнув крылья, спланировал по лестничному проёму на первый

этаж, и, немного не рассчитав расстояние, со звуком падения мокрой тряпки

впечатался в стену.

 — Йопс! — выдохнул Арзес, отлипая от стены. — Нужна практика. Хреновый пока

из меня летун! — закончил он вслух выходя на крыльцо и телекинезом прикрывая

за собой дверь.

"Так, надо опечатать дверь. Как там меня учили-то?" — задумался Арзес

разворачиваясь к двери дома. И, вспомнив наконец заклинание, сверкнул синей

вспышкой из рога. Дверь окутала синяя аура, послышался негромкий треск и

свечение исчезло. Довольный собой, белый аликорн обернулся и увидел несколько

местных жителей, которые раскрыв рты смотрели на него. У ближайшего

пони-жеребца в цилиндре, даже выпал монокль, на столько он был удивлён

происходящим.

 — Хай! — поприветствовал Эндрю собравшихся. — Чего это вы тут столпились?

Кино-то кончилось! — добавил он и улыбнулся.

Толпа зевак начала медленно расходится по своим делам, лишь серый земнопони

стоял и смотрел на Арзеса не отрывая от него взгляда своих красных глаз, и

казалось, он был совсем не удивлён происходящему.

 — Вы что так на меня смотрите? — удивился Арзес, тоже вытращившись на этого

жеребца. — Со мной что-то не так?

 — Э... — серый земнопони моргнул и отвел взгляд. — Я просто обознался. — и,

отвернувшись, он медленно побрёл прочь.

Арзес вмиг забыв о нём, насвистывая какую-то земную мелодию, направился к

ближайшему кафе и не видел, как серый, остановившись, долго смотрел белому

вслед, пока тот не скрылся в дверях заведения.